Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: сцена » Чужие письма


Чужие письма

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

● Название эпизода: Чужие письма
● Место и время действия: 2 день, поместье Монтекки, Верона
● Участники: Benvolio, Romeo Montaigu
● Синопсис: Читать чужие письма это не хорошо. Но как было сдержаться,если оно лежит прямо перед глазами?Бенволио нашел такое письмо на столе у Ромео и... неожиданно понял,что это письмо адресовано ему. А само письмо о любви.
● Предупреждение: слэш

0

2

Этим утром Бенволио проснулся довольно рано, кажется, солнце уже успело подняться на одну четверть небосклона, освещая окна молодого Монтекки, выходившие на восток. И это несмотря на то, что лег юноша глубоко за полночь, вернувшись вместе со своим двоюродным братом с очередной  попойки, где Монтекки очень весело провели время. Так весело, что взгляд Бенволио в первый момент, после того, как он проснулся, с трудом сфокусировался на окружающей обстановке. Лишь спустя несколько минут начали более или менее четко обозначаться предметы. Нестерпимо заныло в затылке, отдавая в висках, отчего юноша болезненно поморщился,  попытавшись вспомнить что, вообще, вчера произошло. Правда, выходило не очень. Был временной отрезок, который Монтекки четко помнил  - это то, как они вместе с Ромео и Меркуцио зашли в один из веронских трактиров для того, чтобы отметить какое-то событие, которое был очень важным для племянника герцога. А какое, у Бенволио вылетело из головы, мало того - большую часть вечера он помнил с отрывками, что совсем ему не нравилось. Такие моменты были довольно редки в жизни молодого человека, а это значило, что  Монтекки банально перепил, чересчур увлекшись "дегустацией" вина  за которое, естественно, платил племянник герцога Вероны, как главный виновник этой попойки. Бенволио больше беспокоило то, что в такие моменты, когда он не мог вспомнить прошедшие за ночь события, не знал чего такого он успел сотворить (вместе с друзьями тоже) на этот раз. Хорошо, хоть проснулся  у себя в комнате, а не в какой-нибудь местной канаве  или  где-нибудь похуже.
Поморщившись, племянник лорда Монтекки спустился с кровати, поправляя свою одежду, пытаясь разгладить ладонями смятые концы своей рубашки, в которой Бенволио так и уснул, вернувшись вместе с двоюродным братом домой. То, что он вернулся с Ромео почему-то запомнилось хорошо. Логичным было пойти к нему, быть может, брат сам  что-то  лучше помнит? Тем более, вроде и пил меньше, воздыхая об очередной молодой синьорине, имя которой  Бенволио никогда бы и не вспомнил. Да и зачем? У юного романтика они менялись так быстро, что запоминать, хотя бы ради  смеха, было затруднительно. У Монтекки самого с запоминанием имен своих барышень были проблемы, куда уж до чужих, эфемерных? 
Прежде чем направиться в комнату к кузену, Монтекки  спустился вниз на кухню, выхлебав почти весь кувшин с водой, оставленный кем-то из слуг. Не сказать, чтобы совсем все прошло, но самочувствие заметно улучшилось, а вместе с этим и немного приподнялось настроение. На свое счастье, Бенволио не встретил по пути  леди Монтекки, которая бы непременно стала допытывать, где они были вчера до глубокой ночи. Иногда ему казалось, что тетя уж слишком носится с сыном, пусть и наследником клана.
Привычки  стучать прежде, чем войти у Бенволио не было. Он надеялся застать своего кузена у себя в комнате, но того и след простыл. Лишь смятая постель красноречиво говорила о том, что наследник клана все же спал у себя и домой они вернулись все-таки вместе. Решив подождать Ромео, Монтекки  прошел вглубь комнаты, решив устроиться на его кровати. Однако его внимание привлекла странный бумаги, лежавший на столе у  брата. Как интересно. Конечно, Монтекки не отличался излишним любопытством, но тут  черт просто дернул перечитать то, что написано было совсем не ему. Хотя...Взяв  в руки это письмо, Бенволио начал внимательно вчитываться в написанное. Содержание его поразило так, что даже забыл про головную боль.

+1

3

Когда ты влюблен, весь мир окрашивается в другие краски. Для тебя будто по-другому светит солнце, дует ветер и цветут цветы вокруг. Всего этого можно не замечать до тех самых пор, пока это жаркое чувство не поселится в твоей груди. И тогда... уже и ты сам какой-то другой. Когда же любовь твоя безответна, то все вокруг меркнет. Ты словно перестаешь жить и сама жизнь твоя превращается лишь в существование, наполненное щемящей болью в груди.
Ромео был здесь, но в то же время был где-то еще. Он так же улыбался, так же общался с друзьями, так же был весел и смеялся над их шутками. Но могли ли они знать, как тяжело сейчас юному наследнику Монтекки и каким фальшивым кажется ему это веселье. Глупое, неуместное, как если бы Ромео пытался обмануть себя самого. Пусть думают, что все прекрасно, пусть считают, что юноша все так же беспечен и радуется жизни.
"Сам же я чувствую себя каким-то потерянным в этой жизни", - и даже вино не приносило забвения. Меркуцио, как и всегда, не поскупился на выпивку и, честно признаться, юный Монтекки стремился утопить свою печаль в этом зелье, но... все привело лишь к тому, что голова стала сильнее раскалываться, а мысли становились все мрачнее и мрачнее. Вечер закончился тем, что самому наследнику пришлось тащить своего кузена, который очень сильно набрался, домой, отправить в комнату, где Бенволио благополучно провалился в сон (хотя, Ромео казалось, что братец пару раз чуть было не заснул еще когда они шли домой).
Сам же Монтекки направился к себе в комнату и только дверь закрылась, а юноша оказался в полумраке своей комнаты, как тягостные мысли накрыли его с новой силой. Весь хмель благополучно выветрился еще когда они с Бенволио шли домой и теперь все было бесполезно. Юноша медленно сполз по двери, прижимаясь к ней спиной и притянув к себе колени, обнял их, будто пытаясь так скрыться от всего мира.
"Это невыносимо... я должен признаться во всем. Пусть ответом будет "нет", но я хоть буду об этом знать. Лучше горькая правда, чем томиться в неведении и терзать свое сердце бессмысленной надеждой..." - решив так, наследник подскочил на ноги и торопливо подошел к письменному столу. Остаток ночи он провел пытаясь подобрать нужные слова. Иной раз строчки сами появлялись в его голове, но то и дело казались каким-то бредом. Ромео закончил под утро, едва ли исписав половину листка, но... странно, но ему стало немного легче. Глаза слипались, но юноша еще раз пробежал взглядом по строчкам и на губах заиграла чуть заметная улыбка. Там намного лучше. Теперь можно было ложиться спать, но только юный романтик понимал, что не сможет уснуть сейчас. Не здесь, где будто сам воздух был пропитан его печалью. Лучше пойти проветриться, заодно матушка не узнает, что ее сынок был с друзьями в каком-то кабаке. Оставив листок на столе, Ромео торопливо скрылся из дома, стремясь оказаться снова в любимой роще сикомор .
"Я пишу это письмо, потому что не могу больше молчать. Моя душа горит и нет мне покоя от этого огня ни днем ни ночью. И виной тому то чувство, что царит в моей душе. Я люблю тебя, люблю так сильно, что не могу больше скрывать этого. Каждый миг рядом с тобой, и невозможность прикоснуться, это как пытка для меня. Так близко и так далеко одновременно. Ты скажешь, что это безумие, что я уже совсем спятил и мне нужно обратиться к лекарю, раз я дошел до такого, но, Амур бывает жесток и не разбирает куда пустить стрелу. Для него забава причинять людям боль, внушая любовь к тому, близость с кем запрещена всеми законами. И вот уже несколько дней я не могу жить без тебя. Я знаю, что моя семья осудит эту страсть, да и едва ли ты ответишь мне взаимностью, но... я просто не могу молчать. О, если бы я и дальше мог позволить себе быть лишь другом, молчать обо всем этом, чтобы не ломать все то, что связывает нас много лет, но... прости, но я не могу больше скрывать этого. Любовь... это чувство сильнее меня..."

+1

4

Понадобилось две попытки, чтобы  мозг, пострадавший от похмелья, смог среагировать должным образом и понять всю суть написанного его двоюродным братом. Это ведь был его почерк. Уж в этом Бенволио не сомневался, а вот содержание тонкого листка бумаги вызвало странное ощущение от нереальности происходящего. А вдруг то, что писал наследник клана Монтекки, и вовсе было предназначено не ему? Точно, не ему. Ну, подумаешь, настрочил романтическое письмо какой-нибудь синьорине, к которой воспылал очередной "неземной" страстью и так уж повезло, что любопытный юноша нашел его и прочитал. Вполне логичное объяснение. Шестеренки и винтики в светловолосой в голове со скрипом и скрежетом  пытались работать, вопреки  головной боли, отдающейся сейчас в висках с еще большей силой. Вот далось ему это письмо! Только некоторые строчки, написанные более или менее читабельно, как-то сами собой продолжали стимулировать работу мозга, заодно и фантазию Монтекки.
"Так... Начало вполне обычное и в духе самого Ромео...Обычная романтическая ерунда из серии: "ах, синьорина я буду истекать слюнями, но в жизнь я к вам не подойду". На этих мыслях юноша даже тихо рассмеялся, продолжая свое чтение уже более внимательно, пытаясь понять, что подразумевал в своем любовном признании его брат. Бенволио хотел еще раз убедиться, что он ошибся, что это письмо было адресовано холодной и гордой красавице, но совсем не ему, одному из королей ночной Вероны.
"Ох, Ромео, теперь точно  пора к лекарю с влюбленностями до конца своих дней, причем у тебя каждый раз так", - конечно, Бенволио и Меркуцио постоянно подшучивали над этой характерной чертой лучшего друга, но в своей обычной, незлобной манере. Монтекки откровенно не понимал такого поведения. Уж лучше образ жизни, какой они вели с племянником герцога, чем все эти бесплотные мечтания и фантазии, поиски  какой-то неземной любви. Да не было подобной эфемерной любви и никогда не будет. Вот, во что верил сам Бенволио.
"Неужто Капулетти?" - Эта светлая мысль пронзила мозг, словно молния распоровшая ночное небо и тут же угасла. Еще одна призрачная надежда рассыпалась в прах. Во-первых, он так и не смог припомнить, чтобы брат говорил про страсть к девице из клана врага, да и в последнее время друзья всегда были вместе, так что он бы, так сказать, самый первый узнал об этом, если все же  кузен запал на какую-нибудь красивую Капулетти (чего уж говорить, а красивых синьорин в клане "красных" было хоть отбавляй, поэтому чем черт не шутит?).
Самый конец письма, эти два предложения, именно они ломали все попытки Бенволио хоть как-то рационально убрать эти  подозрение о том, что его же брат влюбился в него. Ну..этого же просто не может быть! Ну как так?! Юноша аккуратно сложил письмо в карман, раздумывая о том, что же делать дальше. Было, конечно, два решения - найти кузена и между делом как-то аккуратно выведать все у него или так и дальше делать вид, что ничего не случилось. Но...это означало, что сам Монтекки мучился бы в своих догадках, пытаясь понять что на самом деле происходило в голове у Ромео. Он даже не мог припомнить  моментов, чтобы наследник клана Монтекки вел себя  так, что Бенволио мог что-то да заподозрить. К тому же, черт знает, что вчера произошло, когда сам юноша так напился, что половину вечера так и не смог вспомнить.
И все же чаша весов размышлений Монтекки перевесила в сторону того, чтобы выяснить что к чему, не мучаясь в размышления о том, что его брат питает к нему отнюдь не братские или дружеские чувства. А если это так? В этом случае, он точно не знал что делать. Это все как-то противоестественно, несмотря на то, что Бенволио брата любил, но не как очередной объект притязаний, за которым можно ухлестнуть.
"Нет, нужно поговорить..."
Ромео, наверняка, направился в свою любимую рощу сикомор, а потому и  он решил отправиться туда, чтобы поговорить с братом наедине, развеяв свои сомнения. Письмо лежало в его боковом кармане, как существенно доказательство, если кузен вздумает  в процессе разговора отпираться.

Отредактировано Benvolio Montaigu (16-11-2015 14:50:47)

+2

5

Ромео всегда любил это место. Здесь, под сенью деревьев, он будто погружался в какой-то другой мир. Когда-то Монтекки слышал, уже не помнил от кого именно, что эти деревья считаются священными. Что же в них было такого необычного юный романтик не знал, но для него это было место, где он мог спрятаться от своих печалей. Как? Быть может причиной тому было то, что в этой роще, как правило, не было ни одной души и это только сильнее приманивало наследника Монтекки сюда. Здесь он мог побыть один, действительно один, не думая о том, что кто-то может лишний раз напомнить, что в этом мире есть счастье. Для бедного Ромео этого самого счастья не было и он не хотел, просто не хотел, даже думать о том, что оно существует в этом мире.
"Только не в том мире, и не в том городе, что причиняет мне столько боли. За что мне такие муки? - юноша прижался спиной к стволу дерева и до боли зажмурил глаза. - Что я сделал не так? Почему каждый раз в моей любви мне приходится проходить через настоящие адские бездны. Если влюблен я, то объект моей любви недосягаем. Если любят меня, то я не могу ответить взаимностью. И так раз за разом. Как будто та боль, которую причиняю я своей нелюбовью, во сто крат отдается мне. Будто в наказание. Но разве я виноват в том, что не могу полюбить кого-то специально? Любовь это чувство, которое дается свыше. И, должно быть, не просто так, а как испытание на выносливость, на самоотверженность. Любовь дает понять, кто мы на самом деле и на что способны. Особенно если любовь эта неразделенная. Она срывает все маски, открывая истинную душу..."
Под тенью листвы старых деревьев очень легко получалось размышлять обо всем этом. И пусть сначала мысли причиняли боль, но здесь несчастный Ромео мог справиться со своей болью один, так, чтобы никто больше не лез в его дела. Не в его правилах было отсылать кого-то прочь, перечить и доказывать что люди вокруг него ошибаются, что с Ромео все в порядке, а бледный вид можно списать на то, что ему скорее нездоровится. Что перегрелся под палящим итальянским солнцем. Впрочем, глупо было надеяться, что лихорадку любовного недуга сочтут за какую-то другую хворь. Как часто друзья угадывали, что Ромео в очередной раз влюблен. Неужели у несчастного романтика и правда все написано на лице? Нет, что вы, он всего лишь любит побыть один в этой роще. И нет, наследник Монтекки не скрывается здесь от своей неудачной пассии или ее мужа.
Казалось, на какой-то миг юный Монтекки и правда задремал. И в этом сне он слышал тихий шелест листвы под ногами одинокого путника. Но откуда здесь путник? Или же матушка обеспокоилась настолько, что послала слуг искать сына чуть ли не под землей. Путь в эту рощу знал только Бальтазар, верный слуга Ромео. Что тут скажешь, просто он обычно всегда ходил за своим господином, волнуясь за него, потому что прекрасно знал, что в своей печали несчастный наследник забывает обо всем. А особенно поесть, что беспокоило Бальтазара больше всего. Но откуда здесь кто-то? Значит, ли что юноша кому-то рассказал? Нет-нет-нет, такого быть не может.
Однако приоткрыв глаза, Ромео тут же их удивленно распахнул.
- Бенволио? Как ты здесь оказался? - только и смог проговорить он, уставившись на пришедшего. Впрочем, может быть кузен буквально выпытал у слуги Ромео где опять носит его непутевого господина.
"Ладно, это я выясню у Бальтазара позже. Может мне только кажется, что это мое тайное место, а так об этом знает вся Верона..." - с некой досадой подумал наследник, не сводя с друга взгляда.

+1

6

Странно ощущение было на душе у молодого Монтекки. Бенволио всячески старался убедить себя, что все, что там себе накрутил, всего лишь глупые догадки, абсолютно беспочвенные. Ну не может такого быть! Просто не может. Или все же может? Да даже, если и так? Не припомнилось ни одного момента, чтобы отношение со стороны Ромео было чем-то больше, чем отношения между двумя братьями и лучшими друзьями. Юноша скорее бы поверил, что племянник принца Веронского увлекся им, чем это письмо настрочил Ромео. Он же вечно в мечтах о прекрасных синьоринах. Куда ему до этого?
Бенволио даже не знал с чего начать разговор. Странное положение, в  которое до этого Монтекки никогда не покидал. Не каждый день  же в любви ему признается представитель его же пола, да еще и брат, пусть и двоюродный. Но все же. Наверняка, это выглядело так глупо со стороны, но Бенволио чувствовало  себя  молодой девицей, которой впервые признались в любви,  причем  красочно и в стихотворной форме.
"Вот приду я в эту дурацкую рощу сикомор и что дальше? Ромео, а это правда, что ты в меня влюблен?" - Бенволио даже поморщился от этой мысли, словно от зубной боли. Это безумно глупо звучит. Еще глупее только: "а я вот случайно нашел письмо у тебя на столе, это ты про кого так, а?". Ощущение беспомощности не покидало молодого Монтекки. Нужно было начать издалека, но с чего? Может быть, сказать, что он увлекся какой-нибудь  девушкой, а Ромео сам расскажет о своих чувствах? Или хотя бы поделится, в кого же он все-таки влюблен, на самом деле. Хотя, на самом деле, он не знал, что лучше в итоге оказалось бы - то, что брат в него действительно влюблен и то, что он себе успел накрутить  от дома до рощи, оказалось ложью.
- М... ладно, надо придумать что-нибудь! - воскликнул Монтекки, уже подходя к той самой роще, где обычно просиживал свободное время его двоюродный брат, мечтая  вечно о ком-то. Дорогу туда, Бенволио вызнал у Бальтазара уже давно, но все как-то не находилось повода, чтобы прийти в укромное место Ромео. А сейчас просто самое время, чтобы это сделать.     
Монтекки думал, что за время, пока он доберется до этого места в Вероне, успеет сочинить правдоподобную отговорку, почему  принялся искать Ромео. Но либо он шел слишком быстро, либо расстояние оказалось очень коротким, но Бенволио ничего так толком и не смог придумать. Даже тот факт, что вчера он явно перепил не содействовали мыслительному процессу.
- М...Ромео! - Он даже вздрогнул от этого, отведя взгляд. Кажется, тот успел задремать и проснулся от присутствия другого Монтекки. Черт, ему нужно было срочно придумать что-нибудь. Ну что-нибудь! - Эм...А тебя леди Монтекки, искала.. ага. Что-то ей понадобилось от тебя, как всегда. И поэтому она прислала меня.
"Да, лучший повод ты и придумать не мог. А действительно почему бы и нет?" - с сарказмом подумал про себя Бенволио, плюхнувшись рядом с братом. Это был просто самый "гениальный" предлог из всех отговорок, что было в арсенале у юноши.   
-Хорошо, что я тебя нашел! Иначе искать тебя по всей Вероне просто нереально.

+1

7

Ромео слегка приподнял брови. Ему показалось или Бенволио был растерян? Как-то его кузен чуть ли не перепугался, когда наследник к нему обратился. Да что там - когда Ромео вообще глаза открыл. Или же братец хотел остаться не замеченным? Странно как-то. Только не говорите, что и племянник Монтекки ищет здесь уединения? Быть того не может!
- Мм... - от слов брата юный романтик даже немного скривился. Матушка его ищет. Вот уж чего ему точно было не нужно и не хотелось сейчас, так это разговаривать с леди Монтекки. Она снова начнет носиться вокруг него, снова заговорит о том, что сын ее очень бледный и плохо ест, начнет корить Бальтазара, за то что тот бестолочь и не может ничего толком делать, и что он плохой слуга.
"Да только Бальтазар не плохой слуга. Даже наоборот. Я бы сказал, что он слишком хорошо указания леди выполняет. Будь его воля, так, и правда, носился бы со мной везде и всегда, так, что весь дом Монтекки был бы в курсе где я и что делаю", - Ромео недовольно выдохнул и осторожно опираясь о ствол дерева, поднялся на ноги.
- И что же нужно матушке от меня? Я сегодня с утра был дома и даже на глаза ей показывался... вроде... - вот сейчас Монтекки задумался. А может он что-то путает и это было вчера? От всей этой тоски, что грызла душу бедного Ромео, он уже начинал путаться в днях. Да и не удивительно - в такие моменты все дни сливались для него в одну унылую полосу.
- Откуда ты узнал про это место? - подойдя к брату ближе, юный Монтекки чуть прищурил глаза, посмотрев на него. - Тебе Бальтазар рассказал?
Тот факт, что про это место знают уже два человека, совершенно не радовал. Еще немного и про эту рощу, точнее про то, что Ромео любит побыть здесь один, будет знать весь город, а этого юному романтику очень сильно не хотелось.
"Это получится, что я каждый раз, когда я буду кому-то нужен, меня легко смогут здесь найти. Тогда какой смысл мне здесь прятаться?" - юноша понимаю, что он очень расстроен этим фактом.
- Ты один? - еще не хватало, чтобы и Меркуцио узнал про это место. Уж тогда точно все падет прахом. Племяннику герцога всегда не нравились, когда наследник вот так просто сбегал куда-то. Еще бы! Ему вообще не нравилось, что из-за своих вечных влюбленностей Ромео стал меньше времени проводить с друзьями в их привычных развлечениях.
"Вот не надо! Я вчера с ними был и развлекался как и всегда. Только мне никакой радости с этого не было. И что Меркуцио хочет? Чтобы я так и дальше притворялся? Они никогда этого не поймут" - и это расстраивало юношу еще больше. Разве не должны друзья поддерживать его в трудную минуту? А вместо этого он только и слышит от них, что все его печали это глупость. Отличная поддержка, ничего не скажешь...

+1

8

- Я не знаю, Ромео, - развел руками Монтекки. Ведь куда было проще сказать это, чем придумывать на ходу отговорку, которая может показаться и весьма неубедительной. А в таком состоянии, в котором пребывал Бенволио - и вовсе смехотворной. То, что леди Монтекки искала свое нерадивое чадо ни для кого уже не было секретом, а также то, что посылала за ним именно Бенволио. Поэтому-то Монтекки и ляпнул первое, что пришло в его светловолосую голову, все еще не отошедшую от огромного количества алкоголя, которое  они выпили вместе с лучшим другом. - Может, ты все-таки ее не видел? А она решила сказать тебе что-то очень важное?
"Например, с каких пор ты увлекаешься мужским полом?" - ехидно подсказал ему внутренний голос. Бенволио не знал. Не замечал за братом чего-то подобного. Все любили прекрасных синьорин, каждый по-своему, конечно. Вон племянник герцога не мог никак определиться со своими пристрастиями, для него разнообразие было на первом месте. Не отвечает взаимностью одна синьорина, почему бы не уволочься за другой, более доступной? Ромео же, кажется, собрал всех самых недоступных и холодных девиц во всей Вероне. Причем, не синьорин из клана Капулетти, к примеру, а обычных горожанок, которые к клановой вражде вообще никак не относились. Может поэтому получилось то, что получилось?
- М-м-м... мне Бальтазар как-то сказал, когда ты очень сильно понадобился тетушке, - юноша едва не отшатнулся, когда к нему ближе подошел Ромео. Этот взгляд. Черт, ему стало совсем не по себе. А что если он догадался, что тот прочитал письмо. Что тогда? Это же вроде, как личное. И помнится, Ромео просто ненавидит, когда кто-то роется в его вещах. И потом, Бенволио еще сомневался, что то, что было написано там - правда. - Помнишь?
Хотя сам Монтекки слабо помнил об этом. Но то, что Бальтазар все-таки проговорился, выдав местоположение своего господина - это он прекрасно помнил. Лишь угрозами того, что с ним сделает леди Сандра, если тот не скажет, где прячется Ромео, тот сдался.
- Да, один. Мерка со мной нет. Он все еще, наверное, отходит после вчерашнего веселья, - кисло улыбнулся Бенволио, присаживаясь на поваленное дерево, вытянув ноги. Интересно, на что он намекает этим "ты один?". М-да. В другой момент он бы вообще не придал этому значения, а вот сейчас насторожился, но виду не подал.
"Тот еще спит без задних ног наверняка", - после таких попоек племянник герцога обычно раньше полудня и продирал глаза. Впрочем, сам Бенволио тоже. Лишь сегодня по всем меркам очень рано, заодно и получив такой вот "сюрприз", лежавший у него в кармане.
- Кстати, Ромео, а не расскажешь, что было, когда мы покинул трактир, что-то эти моменты у меня совсем выпали из головы? - посетовал юноша, чтобы разбавить молчание, показавшееся для него неловким. Нужно было отвлечься хоть как-то, иначе он точно спросит в лоб про злосчастное письмо. Ну, вот какого черта, Ромео? Не сказать, чтобы Бенволио влекло к двоюродному брату, но бывали моменты, когда действительно мог засмотреться на него, забыв, что он мало того, что его родственник, так еще и парень!

0

9

"Не знает он, но примчался сюда меня разыскивая. Очень здорово, ничего не скажешь", - Ромео продолжал недовольно смотреть на брата, после чего тихо хмыкнул. Судя по помятой физиономии кузена, его не особо спрашивали, хочет он идти и искать наследника или нет. А так обычно и было. Леди начинала искать своего сына, ставила на уши весь дом и успокаивалась только когда Ромео появлялся в поле ее зрения. Если честно, такое огромное внимание к своей персоне немного раздражало. Впрочем, нет, не немного.
"Я уже не ребенок, за которым нужно постоянно следить. Или же она так боится, что меня Капулетти прикончат? Так у них нет на то причин, кроме той, что я наследник вражеского клана. Хотя, для них это может быть достаточной веской причиной, но ведь и я редко появляюсь у них на глазах. Взять того же Тибальта - когда я последний раз с ним пересекался? Разве что когда друзья опять с ним сцепились, а я в тот день на встречу опять опоздал. А когда пришел, их уже стражники разнимали. Так что и причин ко мне лезть у него нет. Разве что..." - но дальше размышлять об этом не стал. Его друзьям не особо нравилось, что он вот так время от времени выпадет куда-то. Да и мало кому понравилось бы. Раз уж Бенволио пришел сюда, то об одиночестве можно забыть.
- Ох уж этот Бальтазар, - выдохнул наследник, скрестив руки на груди. - Я же просил его. Может же у меня быть в Вероне хоть одно место, где меня никто не сможет найти? Но, - разочарованный вздох, - Теперь у меня такого места уже нет. Ну, спасибо, братец, что хоть Меркуцио об этом не рассказал. А то знаю я, что тогда будет. Стоит мне тут уединиться, как явитесь вы и утащите меня под руки, - такая идея юному Монтекки не нравилась совершенно, но с племянника герцога станется.
- И... да, хорошо, что один, - на эту фразу Ромео слабо улыбнулся. То, что Бенволио все еще мается после вчерашнего не ушло от его внимания. А значит и тянуть на какие-то авантюры не будет. Куда ему до авантюр, когда голова раскалывается? Чуть склонив голову набок, наследник клана "синих" наблюдал за братом, все еще улыбаясь. Только улыбаясь немного грустно.
"Я ж не заставлял его вчера столько пить. Хотя, мне вот самому хотелось напиться, но не получилось. Вино просто не лезло в горло. Видимо, не смогу я найти себе покой даже таким, казалось бы, простым способом. Плохо дело, что тут еще скажешь?", - юный романтик тихо вздохнул и уже после этого начал отвечать на вопрос Бенволио.
- Ничего особенного не было, - Ромео пожал плечами. - Ты похоже настолько напился, что еле ноги переставлял. Пришлось тебе помочь дойти. Меркуцио отказался мне помогать, сказал, что ему самому еще домой идти, а это совершенно в другую сторону, и мне пришлось твое тело тащить домой самому. Там я тебя уже в комнату отвел, уложил на кровать. Раздевать не стал, и так устал тебя нести. Так что, боюсь тебя разочаровать, но ничего интересного больше в этот вечер не было. Сам я к себе пошел. Но только уснуть не получилось, поэтому я решил сюда прогуляться.
И все равно Бенволио был сегодня какой-то непривычно потерянный. Неужели похмелье настолько тяжелое выдалось?
- Тебе бы поспать, друг мой, - сочувственно проговорил наследник, наблюдая за другом. - Хочешь, сейчас домой вернемся? Ты к себе пойдешь, а я матушку навещу, чтобы она перестала волноваться.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: сцена » Чужие письма