17 октября. La Francophonie шесть лет! Мы от всей души поздравляем всех, кто отмечает этот день с нами или просто неравнодушен к форуму и заглянул на огонек!
Обновлены игроки месяца.

15 октября. Обновлены посты недели.

12 октября. Поздравляем с днем рождения Куколя!

16 сентября. Подведены итоги голосования Звезда сезона: лето 2018. Ура победителям!

1 сентября. Коротко о том, что происходит на осенней Франкофонии: объявление.

Adalinda Verlage Музыка и действо, что должно было и развернуться на сцене, беспокоили ее в последнюю очередь, потому что главный спектакль разворачивался не там. Сейчас бы наоборот усадить завершавших последние приготовления артистов в зал, а на сцену подняться супругам Ферлаге и этому паршивцу Маркусу. Сюжеты про неверных мужей и жен, а также их любовников, всегда в ходу, вот только в большинстве своем комедийные, в которых ни один здравомыслящий человек не пожелал бы оказаться. [ читать полностью ]

Tybalt На углу его нагнала смуглая, словно мавританка, служанка портнихи, у которой и сам Тибальт заказывал рубашки, пробормотала скороговоркой, что уж утомилась ждать и сунула ему записку, с благодарной улыбкой приняв монетку за усердие и готовность подождать еще, пока веронец прочтет послание. [ читать полностью ]

Kit Collum Она пришла сюда одна. Намеренно. Пряталась. Хм… Так она что, охотница? «О, нет-нет-нет», - взмолился про себя Коллум. Он был из тех мужчин, считавших, что охота на вампиров – не женское дело. Слишком уж это непростое занятие – нести смерть бессмертным тварям, постоянно видеть дело рук их (и клыков), рисковать собственной жизнью каждый миг во время охоты. Не всякий мужчина способен на такое. Что уж говорить о женщине. [ читать полностью ]

Le Fantome Эрик довольно улыбнулся. При этом взгляд его оставался холодным, как у змеи. Теперь декорация, наверняка, рухнет прямо сцену. И, если повезет (если он все верно рассчитал), то накроет Карлотту. А если не накроет, то хотя бы перепугает до икоты. Ох, и поистерит тогда примадонна! [ читать полностью ]

Koukol И вот теперь он – Куколь. Ооо, именем парень особо гордился! Ведь ему всю его жизнь твердили, что такой как он имени просто недостоин. Зачем уроду имя... А тут! И имя дали, и в услужение взяли! А слуга-то он у поистине невероятных господ. Он живет в огромном замке, его боится вся округа (да что уж там, он бы и сам себя боялся, будь он на их месте). А главное – он свободен! Никаких больше насмешек. Никакой больше клетки. [ читать полностью ]
Antonio Salieri
Graf von Krolock
Главный администратор
Мастер игры Mozart: l'opera rock
Dura lex, sed lex


Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор
Мастер игры Tanz der Vampire
Мастер событий

Juliette Capulet
Мастер игры Romeo et Juliette

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры Dracula,
l'amour plus fort que la mort
Модератор игры Mozart: l'opera rock


Le Fantome
Мастер игры Le Fantome de l'opera
Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта! Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Dracula: сцена » Traité de paix


Traité de paix

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

http://s6.uploads.ru/ZlfCo.png
Лучший эпизод сезона: флэшбек и анонс, лето 2015

http://sh.uploads.ru/t/Xzt5Y.gif
http://sg.uploads.ru/t/TDfjX.gif

● Название эпизода: Traité de paix / Мирный договор
● Место и время действия: 22 июня 1897 года, Лондон, особняк барона Уэлша.
● Участники: Jonathan Harker & Anabel Forest
● Синопсис: В очередной раз став наследницей состоятельного кавалера, баронесса Форест приезжает в Лондон, чтобы продать его особняк. Она приглашает специалиста агентства по недвижимости оценить дом. Увидев молодого юриста Джонатана Харкера, Анабель терзается одной-единственной дилеммой: «Съесть или не съесть?». Какое решение примет баронесса, и что ей на это ответит мсье Харкер?

0

2

Анабель бесшумно ступала по дорогому паркету, безошибочно определяя дорогу в полумраке комнат. Дом оказался богаче, чем она его себе представляла. Его бывший владелец – барон Уэлш уже, должно быть, был на небесах и бренчал на золотой арфе свои бездарные куплеты, которые еще не так давно посвящал ей. Обладая почти абсолютным слухом, Анабель, не терпевшая фальши в пении и в игре на музыкальных инструментах, убила его быстро и без сожаления. Буквально через пару дней после их помолвки и после того, как барон от щедроты душевной изменил завещание, подписав все состояние будущей супруге.
Вампиресса остановилась в дверях в гостиную и любовно подышала на кольцо с большим топазом, подаренным ей бароном Уэлшем по случаю помолвки (камень, конечно, не запотел, но эта человеческая привычка осталась у нее, похоже, навсегда). «Под цвет твоих глаз», - говорил он тогда, надевая кольцо ей на палец. Анабель расправила черные кружева на пышном платье и скорбно вздохнула.
Больше всего она любила эту игру в безутешную вдовушку. Баронессе удивительно шел черный цвет, он подчеркивал белизну ее кожи и прекрасно сочетался с рыжими волосами. За долгие годы Анабель так отточила умение скорбеть по своим убиенным женихам, что мало кто смел усомниться в ее неискренности. А особо сомневающиеся жили, как правило, недолго.
Часы показывали без четверти десять. В записке из конторы, которая занимается недвижимостью, было написано, что агент явится ровно в десять. Маясь ожиданием, Анабель предусмотрительно перекусила местным садовником. Все равно ей не жить в этом доме, а новые хозяева наймут для ухода за садом кого-нибудь другого. Агент же ей нужен исключительно в деловых целях.
- В деловых целях. – Повторила Анабель вслух, делая самой себе внушение. Ее голос зазвучал в полупустой комнате, многократно отражаясь от стен.
В углу что-то тускло блеснуло, и баронесса направилась туда, чтобы немедленно удовлетворить свое любопытство. В свете полной Луны поблескивало большое зеркало, в старинной деревянной раме. Анабель в нем, понятное дело, не отражалась. И если ее это ни капельки не смущало, то у агента вполне могло вызвать вопросы. Эти вопросы были никому не нужны. Лишние проблемы – тоже. Баронесса, недолго думая, взяла с каминной полки массивный подсвечник, замахнулась и от души шарахнула им по зеркалу. Зеркальная поверхность глухо звякнула и взорвалась брызгами мелкого стекла. Ну, подумаешь, убитая горем вдова разбила зеркало по неосторожности. С кем не бывает? Расстроенные женщины и не на такое способны.
До десяти часов, между тем, оставалось всего две минуты. Анабель опустила на лицо вуаль, словно подчеркивая свою скорбь. Села в большое кресло, которое раньше, видимо, принадлежало барону Уэлшу, поправила складки платья, попутно полюбовалась дорогим кружевом и атласными бантами, которыми оно было расшито. Достала из сумочки платок – рыдать, если того потребует ситуация. Протерла платком топаз, как ребенок, радуясь новой побрякушке. С истинно английской чопорностью сложила руки на коленях и приготовилась встречать гостя.

+1

3

"Особняк барона Уэлша..." - говорят, что работа это лучший способ отвлечься от всех проблем, если эта работа действительно нравится. И, что скрывать, Джонатан любил свою работу, а отвлечься ему сейчас было просто необходимо. Вот уже около недели как они с Миной вернулись в Лондон. Теперь началась жизнь, о которой они так долго мечтали. Они с Миной стали мужем и женой и, казалось бы, все шло так, как и планировалось. Да только изначально все пошло не так Нет, не таким видел Харкер это торжество. Не должно было венчание произойти так поспешно и в какой-то маленькой церквушке в Трансильвании. Слишком поспешно, слишком плохо помнил несчастный клерк этот вечер. Его все еще била лихорадка, но он сам настоял на том, чтобы все произошло как можно скорее. Зачем? Затем что точно знал только одно - Мина все так же хочет быть только с ним. Она по-прежнему любит его и хочет стать его женой. Выбравшись из замка и оказавшись в безопасности, Джонатан первый делом попросил сестер в монастыре отправить письмо мисс Вильгельмине Мюррей с просьбой приехать и обвенчаться с ним здесь.
"Если граф в Лондоне, значит безопаснее будет ей сюда приехать..." - должно быть в полубреду эта идея показалась удачной. Сколько времени прошло? Долго ли Мина добиралась? Этого Харкер не знал. Все это время он провалялся в бреду, полном жутких кошмаров и сестры боялись, что несчастный англичанин не доживет до приезда невесты.
"Дальше было венчание, которое я почти не помню. Казалось, это был тоже очередной бред..." - если бы можно было выкинуть эти мысли и воспоминания из головы. Даже сейчас, направляясь по нужному адресу, Джонатан не переставал думать об этом. К тому времени когда они добрались до родного Лондона, Харкер уже почти оправился, а потому, пусть жена и была против, но уже через несколько дней вышел на работу. Так будет лучше для всех.
На этот раз ему вновь посчастливилось работать с клиентом со своими причудами. Встреча только вечером. Но зачем так? Да и вся эта история была какой-то туманной. Впрочем, разве можно считать "туманной" историей то, что старо как мир. Богатый барон находит себе любовницу, на которую переписывает свое состояние, а после скоропостижно скончался, скорее всего, по вине этой самой "дамы сердца". Сколько таких историй было? Да только агентству, где работа Харкер, не было до этого дело. Их работой было продажа недвижимости, а не разбирательство семейных скандалов клиентов.
"Барон Уэлш переписал этот особняк на имя мисс Анабель Форест и с новой владелицей дома я и должен переговорить. Мисс Форест хочет продать недвижимость, а я должен этим заняться", - уже у дома Харкер посмотрел на часы, чтобы проверить, не опаздывает ли. Нет, пришел даже немного раньше. Он специально подгадал время так, на случай, если придется искать дом слишком долго.
- Доброго вечера, сэр, - дворецкий вежливо поклонился и сообщив, что баронесса уже ждет его, повел клерка по коридорам дома. Между делом Харкер смотрел по сторонам, мысленно составляя отчет, который завтра предоставит начальству. Особняк был в очень не плохом состоянии, а это уже не могло не радовать.
"Не как аббатство Карфакс", - невольная ассоциация, от которой по спине пробежал холодок. Нет, это лишнее.
- Доброго вечера, баронесса, - зайдя в залу, где его ждала новоявленная хозяйка дома, Джонатан чуть склонил голову в приветственном поклоне. - Надеюсь, я не заставил Вас долго ждать?

+1

4

Часы в гостиной пробили десять.
Едва только человек из агентства ступил на порог дома, она уже знала это. Анабель прекрасно слышала, что он сказал дворецкому и как шел по коридорам особняка. Звук его шагов был похож на мелодию. Сладкую мелодию, которая для любого вампира может значить лишь одно. Пища близко. Баронесса, правда, усиленно приказывала себе не думать о еде, все-таки ей нужно продать дом. Это самое важное. И да, не стоит забывать, что она сейчас – убитая горем вдова. Скорбящие вдовы не едят лондонских клерков. Ни на ужин. Ни даже на десерт. Особенно на десерт. Анабель провела кончиком языка по маленьким клыкам. Хорошо, что она поела. Голод не будет отвлекать ее от дела.
Зазвучавший в комнате мужской голос заставил баронессу отвлечься от самовнушения и сосредоточиться на игре во вдовушку.
- Здравствуйте, мсье. Вы вовремя. Часы только пробили десять. – Проговорила Анабель по-английски, но с сильным французским акцентом, который выдавал в ней иностранку. - Я – мисс Форест. Надеюсь, вы поможете мне продать дом моего покойного жениха. Его безвременная смерть - такое горе… такое горе….
На слове «жениха», Бель очень убедительно всхлипнула, поднесла к глазам платок и смахнула несуществующую слезу. Но ее гость из-за вуали на лице «вдовы» вряд ли это заметил.
- Проходите, пожалуйста, не стойте в дверях.
Анабель разыгрывала привычный сценарий, и все шло, как по нотам. Но мысли рыжей бестии были совсем другими.
«Какие в Англии аппетитные клерки! Молодой, серьезный, перспективный. Строгий. Взгляд внимательный, но колючий. Губы сжаты так, словно он никогда никого не целовал. Хотя это явно не так. Педант. Воротничок на шее затянут, до артерии сразу и не доберешься. Ах. Я уже представляю, как он будет сопротивляться. Из последних сил. Как громко станет стучать его сердце. Прелесть. Дьявол, ну почему запретный плод всегда так сладок?!».
Чтобы не выдать своих мыслей, Бель скромно опустила взгляд и прикусила губу. Нужно заставить себя перестать думать о чудесных английских клерках, и заняться делом. Только как это сделать, если один из этих самых клерков сейчас стоит с умным видом рядом.
- Можете ознакомиться с документами, они все в полном порядке. – Бель кивнула на аккуратную стопку бумаг, лежащих на столе. - И… Я, наверное, должна показать вам дом? Или, может, сначала выпьете чаю? Барон Уэлш рассказывал мне, как щепетильно англичане относятся к чаепитию. Он хотел, чтобы мы после свадьбы жили здесь, но… Нашим мечтам не суждено было осуществиться.
Не дожидаясь вежливого отказа гостя, Анабель легко поднялась с кресла, шурша пышным траурным платьем. И приказала дворецкому, который стоял за дверью в ожидании новых распоряжений хозяйки:
- Эндрю! Принеси мсье чай.
Затем аккуратно сняла с прически вуаль и небрежно бросила ее на каминную полку. В дрожащем свете свечей ее бледность была не так заметна, и принять баронессу за вампира смог бы разве что опытный охотник или просто очень наблюдательный знаток.
- Прошу вас, садитесь ближе. Еще ближе. Вот так. – Баронесса разложила перед агентом план дома. – Сначала я покажу вам общий вид, а потом проведу по комнатам.
- Мы с вами находимся в гостиной, вот здесь. Всего в доме двенадцать комнат, не так много для особняка. Зато они очень большие, вы сами в этом убедитесь.
Взгляд Анабель задержался на щеке юноши, а потом медленно опустился к шее. Она слышала, как течет кровь в его венах. Чуть быстрее, чем положено, значит, он волнуется. Это так возбуждает… аппетит.

+1

5

- Мои соболезнования, мисс Форест... - была ли эта показательной или нет, это было, если так задуматься, совсем не его дело. Как и до того, какая трагедия могла на самом деле крыться за событиями безвременной кончины барона Уэлша. Кто знает, может его новая возлюбленная сама же его и убила.
"Но это не мое дело. Я же не распространяюсь на счет того, что происходит в моей жизни..." - да и едва ли кто-то захочет услышать всю эту историю, которая, для нормального человека должна была бы выглядеть как бред сумасшедшего. Вампиры, да еще и то, что один из них направился в Лондон, чтобы заполучить себе его невесту. Откуда были эти мысли? Может быть оттого, что Джонатан до сих пор, будто кошмарный сон, прекрасно помнил тот проклятый день, когда Дракула увидел портрет его невесты. Как граф смотрел на нее, как прижимал портрет к груди. Нет, это было не просто так. Не просто так Дракула сказал Харкеру задержаться в замке на неопределенный срок, и не просто так предлагал лично отнести письмо Вильгельмине. Эти воспоминания до сих пор заставляли ярость вспыхнуть в груди.
"Все, хватит", -  нужно думать о работе и заниматься только ею. К чему все эти мысли? Он вернулся живым из этого проклятого замка и любимая жена теперь с ним. Это главное. А Дракула не найдет ее. А если и найдет, что с того?
"Она моя жена и не предаст меня. Да и сам я теперь не подпущу эту тварь к ней!" - нет, Джонатан не собирался сдаваться. Он защитит свою ненаглядную Мину, и если нужно будет, своими руками прикончит этого монстра.
- Благодарю, мисс Форест, - вежливость не позволяла Харкеру отказаться от чая. - Дело не в щепетильности, а скорее это дань традиции.
Да и, во время чая можно немного поговорить с клиентом и получше изучить бумаги. Устроившись в кресле, клерк пододвинул к себе стопку бумаг и взял оттуда один лист. Уже сейчас, бросил быстрый взгляд, Харкер мог сказать, что документы были составлены правильно и по всей строгости. Похоже, ныне покойный барон отнесся к подобному подарку своей возлюбленной очень ответственно.
- Скажите, мисс, в этом доме жил кто-то до того, как он перешел в Ваше владение? - поинтересовался Джонатан, на миг поднимая голову от бумаг. - Барон или какие-то его родственники. Это важно знать, чтобы сообщить будущим покупателям насколько обжит этот особняк. А тем более, особняк такой площади. Может оказаться, что здесь есть комнаты которым требуется серьезный ремонт или же какие-то другие подобные проблемы?
Стоило выяснить эти вопросы сейчас, чтобы не получилось так, что Харкер сообщит новым покупателям, что дом в прекрасном состоянии, а уже через день после покупки в одной из комнат обвалится потолок или еще что похуже.
Клерк говорил спокойно и, казалось, полностью отдавался своей работе. Вот только... все бы ничего, но по спине будто холодок пробежал. Нет, баронесса не может смотреть на него так, что невольно захотелось плотнее застегнуть воротник рубашки, как если бы хотел прикрыть свою шею от неприятного взгляда.
"Спокойно... мне ничего не грозит и эта паника здесь совсем неуместна..." - как попытка успокоить самого себя.

+1

6

Сидеть с ним рядом было совершенно невозможно.
Анабель чувствовала себя сладкоежкой, которую посадили рядом с тортом, а съесть его не разрешают. И вампиресса испытывала смесь почти детской обиды, нетерпеливости и легкого раздражения. Она привыкла получать то, что хочет. Но в ее планы впервые вмешалось провидение в виде выставленного на продажу дома. И приходилось терпеть.
«Я не могу его съесть. Но я могу с ним поиграть», - думала Бель, буквально пожирая взглядом этого юного англичанина, когда он был занят изучением плана дома.
«Интересно, этот клерк знает о том, что он способен разжечь в женщине аппетит, причем,  в прямом смысле этого слова?». Большинство людей, которые встречались на пути Анабель, о вампирах или ничего не знали, или знали, но не верили в их существование. Как правило, когда они понимали свою роковую ошибку, было уже поздно – баронесса выпивала их до последней капли, пока тело их не сводила последняя предсмертная судорога. Как будет с этим юношей? Он отчего-то волновался, Бель чувствовала его внутреннее смятение. Может, просто хочет выполнить свою работу как можно лучше. Ох, уж эти педантичные англичане.
- Насколько мне известно, в последние пять лет в этом доме никто из прежних хозяев не жил. - Анабель кивнула вошедшему в гостиную с подносом дворецкому и сделала ему знак подойти. - Барон плохо переносил местный климат и предпочитал жить в Швейцарии. Его семья тоже не претендовала на этот дом. Прошу вас, угощайтесь.
Перед клерком появилась чашка с ароматным чаем. А «безутешная вдова» продолжала вещать, беззастенчиво стреляя глазами в сторону гостя.
- Баронесса Уэлш скончалась несколько лет назад. Старший сын принял сан, младший за какой-то проступок служит на благо страны простым рядовым. До сих пор в этом доме жили только слуги, которые поддерживали его в надлежащем состоянии.
Анабель взяла с подноса бокал, наполненный некой темно-бордовой жидкостью, и сразу же к нему приложилась. Она наблюдала за юношей из-под полуопущенных ресниц – обычный прием хищницы на охоте. Как он отреагирует на эту маленькую провокацию. Что в бокале? Вино, похожее на кровь? Или кровь, которую хотят выдать за вино? Отпивая глоток за глотком, Анабель продолжила отвечать на вопрос клерка.
- Дом в очень хорошем состоянии. Все, кроме одной комнаты, там требуется косметический ремонт. Есть немного обстановки и мебели. При желании к дому прилагается дворецкий и полный комплект слуг. Кроме садовника, его я уволила сегодня. Ах, у барона Уэлша был дивный вкус на вино. Он всегда выбирал самое лучшее.
Анабель допила содержимое бокала, вернула его дворецкому и сдержанно улыбнулась гостю, чтобы не продемонстрировать ненароком клыки. Нельзя испортить игру так быстро.
- Это очень хорошее предложение, мсье. Надеюсь, вы сможете быстро найти на него покупателя. Я бы хотела поскорее вернуться домой, в Швейцарию.
В следующее мгновение вампиресса оказалась прямо за спиной клерка и, чуть наклонившись к нему, тихо, почти любовно, проворковала:
- Вы когда-нибудь были в Швейцарии, мсье?
Бель едва удерживалась, чтобы не вцепиться клыками в своего гостя. Как волнующе бьется жилка на его шее!
- Это… - Баронесса ткнула пальцем в точку на плане дома. - … коридор, соединяющий три спальни на втором этаже, а дальше лестница вниз. Спальни отделаны со вкусом, в викторианском стиле, сами увидите. – Сейчас в тоне баронессы не было уже никакого мурлыканья, только четкие деловые нотки. Так что у юноши могло создаться впечатление – а спрашивала ли она его про Швейцарию или это было просто видение, вызванное волнением и парами настоящего английского чая.
- Если вы уже закончили с чаем, я приглашаю вас на экскурсию по дому. – Бель стояла почти вплотную к молодому человеку, так что, поднявшись из-за стола, не встретиться с ней взглядом он просто не мог.

0

7

"Значит мисс Форест просто нашла подходящего поклонника. Как удобно - вдовец и с детьми, которые не претендуют на имущество отца. Поразительное везение", - Джонатан на миг поднял взгляд от бумаг, посмотрев на новую хозяйку дома. Что было говорить - мисс Форест была весьма эффектной женщиной. Даже сейчас Харкер постоянно чувствовал на себе изучающий взгляд. Нет, не просто изучающий взгляд, а взгляд хищницы. Вот только, что за польза ей от простого клерка? Едва ли с него можно что-то взять. Его жалования только и хватает, чтобы содержать себя и супругу. Нет, здесь было нечто иное и от этого англичанину становилось не по себе.
- Благодарю, - все же оторвавшись от изучения бумаг, Джонатан взял предложенную ему чашку чая и сел удобнее. Стенки чашки приятно грели ладони и это немного успокаивало. Немного.
- Что ж... - Харкер внимательно слушал клиентку, ловя себя на мысли, что не может оторвать взгляда от бокала в ее руке. И почему-то от этого становилось жутко. Всего лишь вино, что в этом такого? Безутешная вдова может позволить себе немного расслабиться.
"Если бы оно еще не напоминало так сильно кровь. Уф... что-то я совсем не о том думаю. Я сейчас в Лондоне, а не в Трансильвании. Что же я теперь работать не смогу из-за всего, что там произошло?" - от подобных мыслей стало противно с самого себя. А еще, медленно, но верно, его охватывало бешенство. Нет, Дракула не победил его. Еще не победил. И еще посмотрим на чьей стороне будет превосходство при следующей встрече.
- Если все так и есть, мисс, но проблем с покупателями не будет, - клерк вежливо улыбнулся и все же отпив глоток чая, отставил кружку в сторону. Должно быть этого жеста хватило на то, чтобы не заметить, как Анабель уже оказалась у него за спиной. Джонатан невольно вздрогнул, но постарался скрыть это. Слишком быстро, но лучше не думать об этом. Может это сам Харкер слишком задумался и на какой-то миг выпал из реальности.
"Если так, то тебе нужно к врачу, Джонатан..." - он чуть заметно усмехнулся. Все это не особо радовало.
- Нет... я не был в Швейцарии... но много читал про эту страну... - выдохнул англичанин. Если так подумать, то не очень много и читал. Да и то случайно, когда собирал информацию для прошлой поездки. Но, вежливость не могла позволить сказать всю правду. Вот только... Слишком близко и слишком уж сладким был голос баронессы в этот момент. Или же несчастному клерку это показалось? Как бы то ни было, подобные мысли были лишними, особенно сейчас, когда он был уже женатым человеком.
- А... да, Вы правы, - Харкер торопливо поднялся с места и... нет, все же баронесса была слишком близко. Так близко, что несчастному клерку пришлось вцепиться в спинку стула, чтобы хоть как-то отстраниться от нее. - Лучше убедиться, что все так и есть. Может быть Вы что-то не заметили, а для меня будет лучше видеть всю картину разом, - все это он проговорил чуть ли не скороговоркой. Хватит уже этих неоднозначных намеков! Он пришел сюда работать, а не флиртовать (хотя, этот самый флирт никогда не было его сильной стороной... если вообще у Харкера было такое умение, в чем он очень сильно сомневался).
- Пройдемся, - все еще держась одной рукой за спинку стула, другой повел в сторону, приглашаю даму пройти вперед.

+1

8

Баронесса с легкой полуулыбкой смотрела на стоявшего перед ней молодого человека. Она всегда считала, что англичане крайне скупы на проявление эмоций. Но его мысли сейчас легко читались на лице и были понятнее слов. Видимо, она, действительно, несколько вывела его из равновесия. Как прелестно.
Юноша, похоже, считал, что безутешная вдова решила переключиться со своего почившего жениха на молодого кавалера. И это открытие не привело его в восторг. В отличие от Анабель. Если она не отужинает им, так хоть развлечется, играя с испуганным клерком, как кошка с мышкой.
- Идите за мной, пожалуйста. – Улыбнулась баронесса, как-то странно сверкнув глазами. Впрочем, этот блеск можно было списать на слезы, которые она, конечно, неустанно проливала по барону Уэлшу. Бель направилась к двери, под ногами у нее что-то тихо, надломлено хрустнуло. Вампиресса обернулась и заметила осколок. Он, видимо, отлетел, когда она разбила зеркало перед приходом агента. Впрочем, ее гостя вряд ли заинтересует или насторожит эта досадная мелочь. Если же она ошиблась, тоже недурно. Пусть боится. Кровь с адреналином имеет особый пикантный привкус.
Первым делом Анабель повела своего гостя на второй этаж. Там находились спальни для хозяев и гостей. Она на ходу старалась вспомнить, где в комнатах развешаны большие зеркала, чтобы раньше времени не подставиться. Жаль, что она, приехав сюда, не удосужилась изучить дом лучше.
- Комната для гостей.
Баронесса распахнула первую от лестницы дверь, и юноша смог увидеть очень аккуратную спальню, со вкусом обставленную мебелью, с небольшим будуаром в нише. Все в ней было выдержано в зеленых тонах. Окна были занавешены плотными темно-зелеными шторами. Напротив кровати стояло трюмо с зеркалами. В них отражалось пламя свечей в старинных канделябрах, освещавших убранство.
- Можете зайти и оценить все самостоятельно.
Затем последовали еще несколько комнат, отличающиеся друг от друга лишь цветом обстановки. Анабель внимательно следила за тем, чтобы не оказаться напротив зеркала. И, как правило, успевала отойти всякий раз, как молодой мсье обращал на это внимание. Где уж человеку тягаться с вампиром в скорости реакции. При всем этом, Бель беспрестанно щебетала, рассказывая гостю о доме, об обстановке, о том, как барон покупал мебель и предметы интерьера для особняка по всему миру.
- Последняя комната на этом этаже принадлежала хозяину, барону Уэлшу. – Анабель толкнула плечом тяжелую дубовую дверь, пропуская  клерка вперед. - Он бывал тут редко, но предпочитал жить в комфорте.
Комната оказалась самой большой из всех, что они уже видели. Обстановка выдержана в бордовых тонах. Большое окно, как и во всех спальнях, плотно зашторено. На полу лежит мягкий персидский ковер. Почти половину комнаты занимает огромная кровать, застеленная бордовым шелковым покрывалом. В витых канделябрах горят свечи, хорошо освещая все вокруг. У окна стоит небольшой деревянный стол и массивный стул. В другом углу – тренога с тазиком для умывания. Никаких лишних изысков.
«Вроде тут нет зеркал. Все-таки, комната барона…», - подумала Анабель.
- Как вам обстановка?
Стоя за спиной англичанина, вампиресса взглянула вверх и замерла, стараясь ничем не выдать своего изумления. Барон Уэлш, оказывается, был тем еще затейником. Потолок комнаты оказался полностью зеркальным. И зеркала сейчас отражали лишь клерка, вдумчиво изучающего убранство спальни. Анабель стоило больших усилий, чтобы не выскочить из комнаты, как ошпаренная кипятком кошка. Но это было бы слишком подозрительно. И она решила рискнуть. Может, ей повезет, и он не обратит внимания на то, что новая хозяйка особняка не отражается в зеркалах. Если же он заметит это… Что ж… Тогда не повезет ему - Анабель придется его убить.

+1

9

Баронесса отступила к двери и клерк с трудом сдержался чтобы не выдохнуть очень уж облегченно. В конце концов, что он так напрягся? Мисс Форест не сделал ничего, что могло бы его смутить. Что же до того, что она была так близко, так это тогда не в пользу Харкера, как женатого человека говорит, что он так сильно реагирует на других женщин рядом. Укорив себя самого в этом, Джонатан поспешил за Анабель. Клерк был так сильно погружен в свои размышления, что он не заметил таких вещей, как то, что под ногами кто-то подозрительно хрустнуло. Кто знает, может это слуги дома несколько нерасторопные и не все убрали.
"Особняк действительно роскошный. И в прекрасном состоянии. Должно быть для покойного барона он все же что-то значил. Или же он все свое имущество держал в порядке", - прогуливаясь по дому, следуя за хозяйкой, Джонатан старался не упустить ни одной детали. Подобрать нового жильца будет не так сложно, потому что в особняк, по идее, можно будет въехать почти сразу.
"Думаю, в агентстве, будут рады это слышать", - быть может, какие-то новые жильцы найдутся уже очень скоро. А значит, можно не тянуть с оформлением всех нужных бумаг. И еще, что было так же важно - никто не будет заставлять его долго тянуть с этими самыми бумагами.
"Так, спокойно. Я не должен постоянно вспоминать про те неприятные события. Жизнь продолжается, а прошлое остается в прошлом", - Джонатан зашел в очередную комнату и осмотрелся. То, что эта комната принадлежала хозяину говорила вся ее обстановка. Роскошь, ухоженность немного большая чем в остальных комнатах. Было заметно, что даже сейчас слуги продолжали убираться здесь. Кто знает, может это было просто привычкой, а может и дань памяти умершему хозяину.
- Впечатляет, - клерк чуть заметно улыбнулся и вышел на середину комнаты. - Разве что, декор комнаты нужно будет сменить, я так думаю. Впрочем, быть может новым клиентам будет вполне нравится то, что есть, -
- О, я вижу, что даже в отсутствие барона все поддерживается на высшем уровне?
Ковер казался таким мягким и безумно дорогим, что клерку было не по себе по нему ступать. И снова огромная кровать, о какой Джонатану можно было только мечтать. И, да, немного напоминающая ту, что была у него в комнате в замке Бран. Да только восторг она вызвала только в первый день. Все оставшиеся дни и ночи, Харкер только и мечтал найти в замке такое место, где его самого никто не сможет найти.
"Но если бы это было так просто..." - тяжелый вздох. Взгляд бегло прошелся по комнате - по кровати, по стенам, по бордовому покрывалу. Все просто кричало о том, каким богатым был прежний владелец. И всю эту роскошь он передал своей любимой женщине. Той самой, которая сейчас стояла за спиной клерка.
"Какая интересная находка", - то что в комнате зеркальный потолок тоже не ушло от внимания Джонатана. С одной стороны, это создавало эффект, что комната намного больше чем она есть, но с другой было несколько эксцентричным. Кстати говоря, зеркал в этом особняке, Харкер заметил не очень много. Интересно почему...
- Скажите, мисс Форест...- он уже собирался задать этот вопрос, как заметил одну вещь, которую ему, пожалуй, не следовало замечать - в зеркальном потолке отражалась вся комната, но в этой самой комнате он был один. Быть может хозяйка вышла, а клерк и не заметил? Если же причина тому была другая, у Джонатана были серьезные неприятности. Поэтому следовало сделать вид, что ничего не произошло.

+1

10

Была у Анабель одна странная особенность – в самые критические моменты она думала обычно не о том, чтобы спасти положение, ситуацию или даже свою драгоценную шкурку, а о какой-нибудь мелочи, чаще всего совсем бессмысленной и незначительной. Так случилось и в этот раз. Вместо того чтобы решать, как ей действовать, если этот милый клерк перестанет быть милым и достанет из-за пазухи осиновый кол, вампиресса размышляла, для каких таких развратных целей барону Уэлшу понадобился столь странный потолок. Явно не для того, чтобы увеличить геометрию комнаты. Может, она поторопилась убить его, нужно было узнать получше его склонности и наклонности? Вдруг бы ей даже понравилось. Но уж очень он спешил со свадьбой, чем несказанно нервировал Бель. Становиться миссис Ирвинг Уэлш никак не входило в ее планы. Потому что если бы она каждый раз доводила дело до бракосочетания и брала фамилии своих мужей, то сама бы забывала и путалась – как ее зовут в этом месяце. Анабель такие вещи были ни к чему. Поэтому как только счастливый жених заключал брачный контракт, баронесса аккуратно, не оставляя улик, отправляла его к праотцам, и становилась счастливой вдовой.
«А воротничок у него все-таки туго застегнут. Как вообще можно так стягивать шею и не удавиться?». Ей никогда не понять ни сдержанности англичан, ни педантичности во всем. Баронесса огорченно вздохнула. Мысленно, конечно. Потому что мертвые рыжие девочки не дышат. А вот голод испытывают. Еще какой. В ожидании, пока юноша осмотрит комнату, Анабель заворожено гипнотизировала бьющуюся у него на шее жилку. Ах, как хотелось ей вкусить благородной английской крови! Жаль, нельзя. Пока нельзя. Надо сначала продать дом. Не вечно же торчать ей здесь среди туманов и светских манер, от которых у баронессы просто зубы сводит.
Сейчас Бель стояла у юноши за спиной. Но ей вдруг вспомнился его слегка отсутствующий взгляд там, в гостиной. То есть, он старался выглядеть заинтересованным, но, взгляд был отсутствующий. Как у человека, который пережил сильный стресс, испуг, трагедию или что-то в этом духе. Она тогда списала это на особенность зануд-англичан, в Лондоне все как будто двигались медленно, разговаривали, растягивая слова, ужасно долго пили чай, этот файв, как бишь его, оклок. Она никогда не научится выговаривать английские слова правильно! Ну, и пусть. Некоторые кавалеры даже находят ее французский прононс пикантным.
Вероятнее всего, клерк в эти минуты выглядел таким же задумчиво-отсутствующим, когда смотрел на изыски обстановки комнаты барона Уэлша. И Анабель очень хотелось узнать маленькие тайны, которые хранятся в самых темных закоулках его души. Ради этого она даже отказалась бы от намерения съесть его. Почему? Да потому, что такие истории были не менее изысканным десертом для нее, чем кровь. Особенно, если это касалось такого застегнутого на все пуговицы молодого человека, который сейчас стоит перед ней и вот-вот посмотрит на потолок. Ох. Как же она могла забыть, что за проблема дамокловым мечом нависла над ее головой?
Ругая собственную легкомысленность, Анабель посмотрела на потолок – как будто за эти минуты могло произойти чудо, и она обрела бы свое отражение. Потом перевела взгляд на юношу.
«А ведь он уже увидел…», - как-то само собой всплыла в голове мысль. Увидел и предпочел промолчать. Но это явно не оставило его равнодушным. Вампирессе не нужно было напрягаться, чтобы услышать, что его сердце стало биться чаще. Он мог сохранить лицо (что, собственно и сделал). Но собственное сердцебиение ему контролировать не по силам. Вместо того чтобы выйти из комнаты и не палиться, Анабель приблизилась к юноше и остановилась на расстоянии вытянутой руки.
– Так что я должна сказать вам, мистер… Хм… Я ведь так и не спросила, как следует к вам обращаться. Мое имя вы знаете, а я ваше – нет. Так нечестно. – Баронесса улыбнулась одной из самых своих невинных улыбок.

0

11

"И почему мне так везет на этих тварей? - от этой мысли хотелось горько усмехнуться. И не просто усмехнуться, а уже не сдерживать нервного смеха. - Можно же было догадаться. Внезапная смерть жениха, просьба прийти в особняк уже после заката. Ох, сколько же я буду допускать одни и те же ошибки?"
Видимо Судьба решила, что Джонатан еще не все получил от детей ночи. Или же очень настойчиво хочет, чтобы именно они поставили точку в линии его жизни. Что у Судьбы планы на то, чтобы несчастный клерк умер от того, что кто-то из вампиров выпьет его кровь, а не спокойно доживет до старости или же умрет от какой-нибудь болезни. Нет нет, именно такая смерть. Как это жутко - погибнуть от тех тварей, существование которых Харкер вообще отказывался в свое время принимать. Да только сложно утверждать, что вампиры это миф, когда они окружают тебя и когда чувствуешь как острые клыки впиваются в твою кожу.
"Только она медлит. Почему? Или же это у них такая своеобразная игра? Или же ей, как и графу, сначала нужно закончить с делами, а потом она уже меня прикончит?" - Харкер на миг сжал кулаки, но тут же снова расслабил пальцы. Сейчас Анабель слишком близко, а реакция у вампиров, насколько клерк помнил, намного быстрее чем у людей. У него просто нет шансов, если она решит напасть. Но почему-то медлит.
- Скажите, мисс Форест, как скоро Вы планируете продать особняк? - да только стоило помнить, что теперь Джонатан на своей территории. Это из замка Бран ему не было выхода. Здесь же он в родном Лондоне и не заперт в четырех стенах. Здесь его не заставят тянуть с отъездом. Впрочем, чтобы почувствовать себя в безопасности, для начала нужно оказаться как можно дальше от этой женщины.
- О, простите, - неужели он не представился, когда явился в дом к клиенту? Ох, какой конфуз. Такого нельзя допускать. Впрочем, некоторых покупателей это и не волнует, но самому Джонатану от этого стало очень неловко. Должно быть на этот момент он даже забыл, что перед ним вампир. - Джонатан Харкер, к Вашим услугам, - торопливо поправился англичанин и чуть склонил голову в знак приветствия.
"Вампир или не вампир, а законы вежливости никто не отменял..." - на губах англичанина появилась чуть заметная улыбка. Теперь он не позволит застать себя врасплох.
- Так за какой срок мне желательно найти покупателей? У Вас есть какие-то рамки времени или же это на мое усмотрение? - как не странно, но появилась какая-то неожиданная уверенность, что он сможет дать вампиру отпор, если тот вдруг решит кинуться на него. - Могу Вам обещать, что новый владелец найдется быстро, потому что особняк действительно в хорошем состоянии и не кажется необжитым, не смотря на то, что сам владелец здесь был не так часто.
"Каким же будет Ваш следующий ход, мисс Форест?"

+1

12

И имя у него было ему подстать.
Такое же аккуратное и обстоятельное, как он сам.
- Джо-на-таан Хар-керр, - повторила Анабель, с сильным французским акцентом, грассируя на звонкой «р». Она смаковала каждую букву его имени, словно карамельку на языке. – Чрезвычайно рада знакомству, мистер Харкер. Джонатан…
В своих мыслях баронесса уже зашла гораздо дальше простого делового знакомства. О, нет, она не убьет его сразу, сначала растерзает этот аккуратненький белый воротничок и насладится каждой каплей чистейшей английской крови.
«Снова я об этом думаю! Дом еще не продан, а клерк уже, похоже, в курсе, с кем имеет дело. Как неосторожно и недальновидно! Интересно, в Лондоне часто пропадают без вести агенты по недвижимости?».
Оставалось только понять, собирается ли мистер Харкер предпринимать какие-то действия, чтобы защититься. Например, использовать чесночное ожерелье, серебряное распятие, осиновый кол, святую воду и прочие пережитки инквизиции. Правда, учитывая его поведение, воспитанность и педантичность, Анабель казалось, что, прежде чем попытаться убить ее, он спросит у нее на это согласие.
- Дом мне бы хотелось продать как можно скорее. Я плохо переношу местный климат. – В доказательство вампиресса приложила бледную руку к бледному лбу. Жест получился весьма драматичным. – Лондонские дожди и туманы нагоняют на меня тоску. Я хочу вернуться домой. Поэтому готова продать особняк даже дешевле его фактической стоимости. Главное найдите достойных покупателей. Уверена, у вас все получится, сразу видно, что вы – настоящий профессионал своего дела. 
Говоря это, Анабель не сводила с Джонатана внимательного взгляда. Она сейчас напоминала легавую на охоте – напряжена до максимума, собрана и готова к решительным действиям. Собственно, из-за желания Джонатана до последнего сохранять лицо, козырей для следующего хода у Анабель почти не осталось. Скрыть свою суть не получилось. Спровоцировать клерка – тоже. На этот случай у баронессы в рукаве всегда оставался «джокер». И он ее никогда не подводил.
- По рукам, мистер Харкер?
Холодные цепкие пальцы вампирессы сжали руку агента и энергично потрясли. Одна за другой текли секунды, складываясь в минуты, а Анабель не спешила отпускать руку Джонатана. Не переставая мило улыбаться, она спросила:
- Вы ведь поняли – кто я, верно?
Глупо скрывать, когда он и так знает. Улыбка на алых губах стала шире, и Джонатан смог увидеть аккуратные белоснежные клыки.
- Должна вам сообщить, что за такие маленькие тайны люди обычно расплачиваются жизнью. Боюсь, мой дом придется продавать кому-то другому.
Сказав это, вампиресса с силой дернула клерка за руку, одновременно ловко ударив его по левому колену каблуком. Все движения ее были молниеносными и четко выверенными. Бель очень рассчитывала, что Джонатан не устоит на ногах. А дальше уже дело техники и ее аппетита.
- Иди ко мне, мой сладенький. – Утробно прорычала вампиресса, голос ее изменился до неузнаваемости, в нем не было и намека на вкрадчивую мягкость и мелодичность. Все говорило о том, что мистер Харкер попал в логово опасной хищницы, и рассчитывать теперь мог только на себя и свои силы.

+1

13

"Не удивительно, что ей хочется скорее избавиться от улик и отправиться на поиски новых жертв. Сегодня один жених, завтра другой. Подобные женщины, я так понимаю, таким образом добывают себе средства к существованию. А как иначе? Даже вампирам нужно какое-то прибежище. Хотелось бы знать, где находится ее прибежище, чтобы никогда не совать туда носа", - однако, теперь было поздно говорить и размышлять об этом. Он уже здесь и сейчас с ней. И на данный момент дом барона Уэлша это ее прибежище.
- Я сделаю все возможное, мисс, - отозвался клерк, при этом стараясь не пропускать ни одного жеста мисс Форест. Кто знает, когда она решит кинуться на него. У нее были рыжие волосы, это Джонатан заметил даже через вуаль. Рыжие... яркие как пламя, как и волосы одной из вампирш, что пришли тогда в его спальню. И, какое совпадение, все это тоже происходит в спальне. Харкер до сих пор помнил прикосновение ее холодных губ к своим, такие невыносимо жаркие, что до сих пор становилось не по себе. Тогда ему удалось выжить, хотя, казалось, только недавно, англичанин начал понимать, что их будто бы кто-то отпугнул. Должно быть граф, и правда, не собирался убивать агента в первый же день, иначе сделка с аббатством затянулась бы на долгий срок. Казалось бы, куда спешить тем, у кого впереди целая вечность? Но, видимо, графу очень приглянулось именно это аббатство, а у старинных зданий тоже есть свойство разрушаться со временем.
Она сжала его руку в своей и энергично затрясла. Леди так не должны делать. Слишком уж мужским был этот жест, а еще Джонатан теперь явно чувствовал какими холодными были ее руки. И хватка ее была слишком крепкой для женщины. Что если она решит сейчас переломать ему пальцы?
Вот теперь все карты были раскрыты. Анабель уже не скрывала свою сущность, да и, она была правда, к чему были эти маски, когда и сам клерк уже все понял. Дальше все происходило слишком быстро. Вот только он видит ее оскал, и вот уже вампиресса дергает англичанина на себя, явно намереваясь поставить на колени и впиться в шею клыками. Правда, для этого ей придется еще порвать несколько слоев ткани, но едва ли такая преграда ее остановит. Да только, Джонатан не собирался так просто сдаваться. Он уже не был настолько наивным и, к сожалению, теперь прекрасно знал, что в мире есть такие опасные существа, как вампиры. Стоит потерять бдительность и вот ты уже обескровленное тело.
Анабель удалось сбить его с ног, но вместо того, чтобы упасть на пол, Джонатан подался вперед и повалил свою противницу на пол. Стоило действовать так же быстро, и больше на уровне рефлексов, англичанин сжал пальцы на шее мисс Форест. Сможет ли он хоть так ее остановить? Что для твари ночи хватка какого-то смертного? Но разве был у несчастного клерка какой-то выбор? Или он попытается остановить этого монстра или сегодня Мина не дождется своего благоверного домой.

+1

14

Все пошло, в общем-то, так, как она и рассчитывала. Анабель, теряя равновесие, рухнула на пол. Не слишком грациозно, но ей было уже не до этикета и светских манер. Голод метался внутри нее диким зверем, требуя жертвоприношения, в виде свежей, теплой крови. Увидев над собой лицо клерка, которое сейчас было, кажется, даже бледнее, чем ее собственное, Анабель зарычала, показывая свою сущность хищника во всей красе. Рычание внезапно оборвалось, когда руки Джонатана сомкнулись на ее горле.
За долгие четыре столетия ее пытались убить самыми разными способами – и святой водой обливали, и камнями забивали, и горло перерезали. Что там еще? Травили, топили, жгли - да. Все это было. Жалкие попытки жалких смертных. Находились, конечно, отчаянные головы с более изощренной фантазией. Фанатичные церковники одного аббатства, например, изготовили для нее «железную деву» с посеребренными шипами. К счастью, ей тогда удалось разорвать горло паре таких религиозных фанатиков и вовремя удрать. Способ, который выбрал мистер Харкер, чтобы лишить ее жизни, был одним из самых бесперспективных. Задушить ту, которая уже четыре века не дышит. Смешно!
Однако, его попытки бороться до последнего не могли не вызывать уважения. И Джонатан, и Анабель осознавали их тщетность, но эта жажда жизни… Нет, она не убьет его сразу. Почему бы не поиграть с этим миленьким аппетитным английским кексиком еще немного? Баронесса внезапно перестала метаться разъяренным зверем, и с улыбкой взглянула снизу вверх на клерка. Изящные холодные пальцы легли на руки Джонатана.
- Тебе помочь? Ну, же, попробуй, сожми мое горло сильнее. – Улыбка Анабель стала поистине змеиной. – Видишь, я все равно могу говорить и даже смеяться. – Не сбрасывая рук Джонатана со своей шеи, баронесса села на полу. – А если я вырву твое сердце, ты будешь дышать?
Пальцы вампирессы скользнули по лицу Джонатана к шее. Она буквально физически ощущала его отвращение от ее прикосновений, но это лишь сильнее возбуждало в ней аппетит. Анабель не отказалась бы, чтобы он сопротивлялся, когда она начнет его пить. Баронесса крайне любила кровь с привкусом адреналина. Даже просто от этой мысли у нее появилось ощущение, похожее на обычное человеческое головокружение.
Вампиресса улыбнулась и в следующую секунду сделала резкий, стремительный рывок, всей тяжестью своего тела падая на клерка.
- Прости, милый, но во время еды я предпочитаю быть сверху. – Проворковала Анабель, с силой прижимая запястья Джонатана к полу. Она наклонилась и втянула носом аромат, исходивший от его кожи, едва удерживаясь, чтобы не провести по ней языком. Мистер Харкер был такой восхитительно живой! Ах, эти пьянящие ароматы жизни. Они сводили Анабель с ума.
- Ты такой сладкий. – Выдохнула вампиресса клерку в губы. – Я буду убивать тебя медленно, хочу насладиться твоим обществом подольше.
Она с силой подтянула правую руку Джонатана к себе, переплетая пальцы клерка со своими пальцами. И, не медля ни минуты, аккуратно вонзила клыки в тонкую кожу его запястья – из-за манжет рубашки укус получился почти у самой ладони.
На пол упали первые капли крови, принадлежавшие Джонатану Харкеру, клерку и по совместительству десерту мисс Форест.

Отредактировано Anabel Forest (09-06-2015 13:40:08)

+1

15

Глупо, это было безмерно глупо и самонадеянно. Неужели Джонатан действительно думал, что сможет удержать вампирессу или причинить ей вред голыми руками? Нет, едва ли такая мысль посетила его голову. Все что он делал или пытался сделать, выходило больше на уровне рефлексов. Всего лишь попытка, причем довольно жалкая. К сожалению, клерк прекрасно знал, что вампиры во много раз превосходят людей по своей силе. Где ему было с ними тягаться? Но только это и не значило, что не нужно бороться. Пусть хоть так, но Харкер попытается отстоять свою жизнь. Попытается... потому что едва ли сможет победить в этой битве.
"Она еще и издевается..." - даже пытаться было бесполезно. Ее прикосновения обжигали кожу, теперь уже самому Джонатану захотелось отстраниться, разомкнуть пальцы и бежать отсюда прочь. Но только кто же ему позволит это? Еще миг и вот уже Харкер снова не в самой выгодной позиции.
"Она хочет поиграть со мной. Как кошка с мышью..." - как же противно становилось от этого сравнения. И еще более противно было от осознания, что он бессилен в этой ситуации. И снова дурманящий шепот, как в его первую ночь в замке Бран.
"Как же этим тварям нравится мучить своих жертв. Могла же просто прикончить, но нет, хочет сначала вдоволь наиграться..." - Джонатан стиснул зубы и постарался сдержать тихий стон, когда ее клыки пронзили кожу на запястье. Да, тоже как и в ту ночь. Только в прошлый раз клерк был как в дурмане и даже эти прикосновения казались ему безумно чарующими.
"Теперь же я знаю, что я всего лишь еда и моего мнения никто не спрашивает", - от этого стало еще противнее. Глупец, которому суждено закончить свою жизнь именно так. Может кто-то мечтал бы умереть в объятиях прекрасной женщины, пусть и несколько в другой ситуации, но Харкер был не из таких. Да только злодейка Судьба решила сделать иначе.
"А если я смогу сбежать, то что дальше? Она пришлет ко мне еще одного вампира, чтобы довести начатое до конца? Боже, за что мне это?" - губы англичанина дрогнули, но только не от боли. Джонатан понимал, что его начинает душить хохот. Да, именно так. Ситуация была настолько абсурдной, да и все что происходило с ним с той самой проклятой поездки в Трансильванию. Сдерживаться становилось все труднее, да и стоило ли?
"Я все равно сдохну здесь, к чему вообще эти чертовы церемонии и попытки держать лицо?" - смех получился сначала каким-то тихим, но потом Харкер просто откинул голову назад, не сдерживаясь и просто позволяя себе смеяться почти на грани истерики. Да пусть уже делает что хочет, раз паршивая Судьба решила так распорядиться им. Да, это и правда весьма весело... если бы еще не было так грустно.

+1

16

Учитывая поведение клерка, Анабель ожидала предсказуемого развития событий. Обычно все ее жертвы вели себя одинаково. Сначала сопротивлялись, даже пытались ее убить, а когда понимали, что проиграли, умоляли отпустить, плакали, орошая слезами ее дорогие платья. Но в душе они уже понимали, что живут последние минуты. Баронесса Форест не знала жалости, и свой приговор жертвы могли прочитать в ее глазах – пустых и холодных. Максимум, что она могла сделать для своей пищи – убить быстро и безболезненно. Но редко кто из людей вызывал в ней такой интерес и возбуждал аппетит, как Джонатан Харкер, на котором она сейчас имела честь сидеть и с большим удовольствием слизывать кровь с его прокушенного запястья.
Клерк был для нее образцом английской сдержанности, чести, морали и всего самого возвышенного. Именно поэтому его так приятно было смаковать по капле ей, порождению Тьмы. Это как насмешка над всем светлым, плевок в идеалы, которыми так любят прикрываться люди. Они верят в них, кричат на каждом углу о добродетелях и моральных ценностях, а она просто пьет их кровь и убивает, превращая в бренный прах. Интересно, о чем думал мистер Харкер, распластанный на полу с прокушенной рукой? Мысли Анабель вертелись исключительно вокруг вопросов Жизни и Смерти и тех драгоценных капель крови, которые она с аппетитом слизывала с крошечных ранок.
Баронесса устроилась поудобней. Поза их была весьма провокационной, но зато надежной – так Джонатану не выбраться из ее железных объятий, и вряд ли он сможет ее скинуть с себя, даже если очень постарается. Хорошо, что ее сейчас не видел Таддеуш, который принципиально коротал время в каком-то местном пабе. Он бы точно надумал себе невесть что и довел дело до ссоры. Но Анабель была далека от соблазнения, она исходила только из собственного удобства. Ранка на запястье быстро наскучила ей, и она желала большего. Например, попробовать крови из шеи мистера Харкера. Вампиресса наклонилась, чтобы исполнить свое желание, ее тугие локоны уже щекотали Джонатану лицо. В этот момент он сделал то, чего она никак не ожидала.
Клерк рассмеялся. В этом смехе не было веселья. Скорее нотки надвигающейся истерики. Его смех хлестнул Анабель по ушам. Баронесса поперхнулась и удивленно замерла с приоткрытым ртом – она уже была готова ударить клыками в шею насколько позволял воротничок клерка. Она и не догадывалась, что этот человек умеет смеяться. Думала, он способен только на сдержанные вежливые улыбки. Оказывается, нет. Вон как смеется, старается, аж слезы на глазах выступили.
А вот Анабель было не до смеха. Аппетит испорчен, голод отступил и даже капельки крови, выступившие на прокушенном запястье Джонатана, больше не вызывали у нее сладострастного головокружения.
- Прекрати смеяться. – Прошипела баронесса над самым ухом клерка. – Прекрати немедленно! Слышишь! Какого черта тебя так разобрало? Сумасшедший!
Она могла закончить это представление одним жестом, просто свернув ему шею. Но отчего-то не сделала этого. Может, все-таки надеялась на продолжение банкета. Может, в ней говорила его кровь, которую она уже успела попробовать? А, возможно, это вообще просто каприз рыжеволосой, которая всегда была себе на уме.
Со сдавленным рычанием Бель сползла с клерка, и села на пол рядом, привалившись спиной к кровати. Она ждала, когда ее «десерт» перестанет неприлично ржать и успокоится, наконец.
- Не пытайся сбежать. – Коротко предупредила баронесса клерка. - Окно заколочено, дверь заперта, а я - бессмертна. – В голосе ее появились нотки неприкрытого самодовольства. - Ты все равно – мой, Джонатан. Советую расстегнуть верхнюю пуговицу воротника, и тогда я обещаю убить тебя не больно и по возможности быстро.

Отредактировано Anabel Forest (17-06-2015 14:10:24)

0

17

Видимо такой реакции своей жертвы Анабель совершенно не ожидала. Должно быть не особо приятно, когда твоя еда вдруг начинает истерично ржать, вместо того, чтобы молить о пощаде.
"Но что толку молить?" - нет, это на самом деле было совершенно не смешно. Харкер был в одной комнате с тварью, которая собиралась его прикончить, но нет, совсем не быстро, а медленно и со вкусом, растягивая удовольствие. От осознания этого смех становился только громче и, должно быть, проходящие мимо слуги, могли подумать, что клерк, который пришел к их госпоже, тронулся рассудком. Кто знает, может так оно и было? Да и могло ли быть иначе?Второй раз попасть в лапы вампиров, всего лишь отправившись на сделку по работе. Второй раз!
- Сумасшедший? - только и смог выдохнуть клерк, между очередными приступами смеха. Теперь его руки уже не держали и можно было почувствовать себя хоть немного свободным.
"Свободным... - в какой-то момент смех начал стихать и Джонатан прикрыл лицо ладонями, стараясь отдышаться. - А она права. Двери заперты, а она бессмертное создание, которому ничего не стоит меня прикончить. И что же изменилось? Я так же взаперти и меня так же хотят убить. И не просто убить, а выпить кровь. Что будет, если я снова попробую сбежать? По мою душу придет еще один вампир, когда я пойду работать? Нет, это все уже совсем не весело..." - Харкер снова чуть было не впал в истерику, но на этот раз сдержал себя.
- Мисс, видимо Судьба у меня такая, чтобы меня прикончил кто-то из подобных Вам, - наконец проговорил он, убирая руки от лица и медленно садясь на полу, напротив хозяйки дома. - Но пусть мне и удалось сбежать из Трансильвании, то здесь, я так понимаю, мне это совершенно не грозит, - последнее англичанин проговорил вновь с какой-то нервной ухмылкой. - Сначала граф Дракула, теперь Вы. Ох, мисс, это все даже не смешно! - но будто в противоречие своих слов, клерк вновь залился смехом, но теперь уже опустив голову, чтобы это не выглядело слишком странным. Хотя, куда еще страннее? Вот так смеяться в лицо своей смерти? Это глупо или слишком смело? А черт его знает, но Харкер просто понимал, что ситуация настолько безвыходная, что... что что?
- Так, мисс, - поборов истерику Джонатан уже серьезно посмотрел на собеседницу. Все это было уже слишком. - Давайте уже покончим с этим, - потянувшись к своему воротнику, клерк, как и просила мисс Форест, расстегнул его, открывая шею. - Вы только что сказали, что сделаете это быстро и безболезненно, - прозвучало все это тем же деловым тоном, каким совсем недавно Джонатан вел речь о продаже дома. Только теперь сделка была на счет его жизни. - Я к Вашим услугам.
"Хотя, какая еще сделка? Я ей не предлагал свою жизнь, она сама решила, что мне пришел конец. Как и все вампиры, для которых люди только пища. Противно... как же это противно... Даже если это не убьет быстро и безболезненно, не важно, пусть уже убьет. Тогда я хотя бы перестану жить в постоянном страхе, что меня ждет очередная встреча с очередным вампиром..."

+1

18

Смех Джонатана был похож на мячик, который, дрожа, отскакивал от стен этой комнаты… Этой гадкой комнаты, где барон Уэлш, ее приснопамятный женишок, предавался разврату. То-то этот «скромняга» знал адреса всех лондонских борделей, о чем как-то случайно ей проболтался. Но, поскольку Бель было плевать на постельные забавы престарелого барона, она тогда не обратила на это особого внимания. А зря… Убила бы раньше.
Анабель вновь взглянула на потолок, потом на клерка. Он, похоже, уже перестал истерить и начал успокаиваться. «Надо же, тихоня-тихоней, а истерику закатил, аж аппетит весь отбило, хм», - подумала баронесса, равнодушно глядя на Харкера. Ей стало интересно, на что еще способен это смертный. Он – как шкатулка с секретом.
Секреты Бель любила, особенно, если они могли принести ей выгоду. Правда, пока особой пользы от клерка она не видела, кроме разве что его крови весьма забавного вкуса. Но торопиться ей все равно некуда, так что у них вся ночь впереди.
Следующие слова Джонатана привели баронессу в легкое замешательство.
«Судьба? Трансильвания? Что он говорит такое? Так… стоп… Сбежал от… Дракулы?».
Анабель в какой-то момент показалось, что клерк с перепуга начал бредить, потому что от Дракулы еще ни один смертный живым не уходил. А если это не бред? Интрига закручивалась буквально на глазах. Интересно-интересно…  Опомнилась вампиресса, когда клерк уже расстегивал воротничок. И тон его был деловой, словно они и не переставали обсуждать сделку о продаже дома.
«Похоже, его истерика перешла в следующую стадию», - констатировала мисс Форест. И, тем не менее, она не упустила момента еще немного поиграть с Джонатаном, потянулась, провела холодными пальцами по его теплой шее - ласково, успокаивающе словно примеряясь укусить.
- Ммм… Вы пахнете страхом, Джонатан. - Бель уже не терзалась голодом, и вновь стала вежлива и даже обходительна со своим потенциальным десертом. – Так вкусно… Только зачем же вы мне врете, сладкий?
Рука Анабель, только что ласкавшая обнаженную шею клерка, сжалась на ней, словно стальными клещами. Баронесса не стала душить его сразу. Лишь чуть сжала пальцы на его горле, настолько, чтобы Джонатан мог говорить.
- Вы утверждаете, что сбежали от Дракулы. Но это невозможно! Никто из смертных не может выйти живым из замка Бран. Ступая на порог, он автоматически становится ужином графа и его свиты. Ну… или завтраком, как повезет.
Баронесса удобно устроилась на полу, свободной рукой она расправила подол своего траурного платья и слегка подогнула ноги. Горло несчастного клерка она из плена своих пальцев так и не выпустила – от верной гибели Джонатана сейчас отделяло всего одно ее движение.
- Объяснитесь, мистер Харкер. – Потребовала Анабель тоном, не терпящим возражений. – У нас впереди вся ночь. И я вас внимательно слушаю.

Отредактировано Anabel Forest (20-06-2015 01:02:10)

+1

19

"Вот, похоже и все..." - ее пальцы такие холодные, что казалось обжигали кожу. Сейчас она вцепится ему в шею и все будет кончено. Джонатан только плотнее сжал губы, и старался не начать отводить взгляд от Анабель. Пусть только все это закончится быстрее. Все эти бегства его вымотали, невероятно вымотали. Клерк безумно устал. За эти несколько месяцев его жизнь перевернулась с ног на голову, а это было тяжело, безумно тяжело.
Мисс Форест вновь шепчет ему на ухо, и шепот этот кажется до боли знакомым. Те же интонации и томное придыхание, пусть у вампиров дыхания и нет. Как в ту ночь, когда точно так же несчастного Харкера жаждали съесть невесты графа. Они соблазняли, манили к себе, обольщали его, но целью трех бестий было лишь одно - его кровь. Но и тогда Джонатану удалось скрыться. Они сами остановились и не довели начатое до конца. Удача ли? Быть может было бы лучше, если бы бедного англичанина прикончили еще в ту проклятую ночь?
- Мисс! - Джонатан невольно дернулся, когда пальцы сжались на его шее. Да что за такое?! Неужели ей так хочется с ним поиграть как кошке с мышью, что она собирается сдержать свое обещание и убивать его медленно и со вкусом?!
- Да, я сбежал из замка Бран! Но я ни слова не скажу Вам, пока Вы не уберете руку с моей шеи, - последнее Харкер проговорил уже более спокойно, прожигая вампирессу взглядом. - Я и так в Вашей власти и бежать мне некуда. Эта история не из коротких, и мне не хотелось бы рассказывать ее, когда Вы меня держите за горло.
"Не верит она. И граф едва ли в это верил. Но мне удалось это сделать, пусть и после я был совершено измучен и страдал от лихорадки несколько дней. Да только я решил рискнуть. Потому что не хотел сгинуть в этом проклятом месте. Нет, граф зря думал, что я так просто сдамся, особенно после того, как я понял, что он в тот же день собирается отправиться в Лондон, чтобы заполучить мою Мину. Нет! Я не мог этого позволить!" - как же хотелось сейчас оторвать от своей шеи руку этой женщины, но Джонатан даже не тронулся с места. Провоцировать ее было не самой хорошей идеей. Что если ей наскучит слушать его и Анабель просто свернет несчастному клерку шею? В другом же случае у него есть хоть немного времени. Харкер смог ее удивить и, похоже, пробудил в ней не только жажду выпить его до капли, но и любопытство. И это любопытство позволяло англичанину выиграть себе хоть немного времени. Что могут значить какие-то несколько минут? Для кого-то это ничтожно мало, но когда ты на пороге смерти, то и время течет иначе. А пока у мисс Форест было желание слушать свою потенциальную жертву, у этой самой жертвы был хоть и малый, но шанс, что все обойдется.
"И я пока жив... Жаль только, что я не могу успеть проститься с Миной... В прошлый раз я, хотя бы, успел ей написать письмо, прежде чем бежать. Я просто не мог не проститься с ней, пусть даже она и не нашла бы никогда эту запись. Теперь же все иначе. Интересно, что ей скажут? Что я пропал без вести? Или же мое тело найдут где-нибудь?"

+1

20

Джонатан, наконец, успокоился и заговорил. Точнее, сразу же затребовал. Баронесса склонила голову на бок и сделала губы «уточкой», изображая крайнюю степень разочарования и обиды, правда, больше играя, чем, действительно, испытывая эту сложную гамму чувств. Ее сладенький пирожочек изволит качать права. Как мило. Решил, видимо, что раз он располагает информацией, которая может заинтересовать вампирессу, играть они теперь будут по его правилам.
Не ослабляя хватки, Анабель закатила глаза. «Как бы не так! Ох, уж, эти юристы, только и знают, что требовать! Справедливости, законности…». Только здесь Законом была баронесса, просто потому, что она сильнее и чихать хотела на Конституцию и права человека. Люди вообще были ее пищей, и стояли на низшей ступени в цепи питания. Так зачем она теряет время и просто не свернет этому наглому англичанину шею? Тем более, он, скорее всего, блефует, чтобы отсрочить неизбежное. Но, однако, как блефует! Дракулу вон приплел! Откуда он вообще знает графа и его замок? Впрочем, кто сейчас не знает его? Охотники трубят на каждом углу о древнем вампире, потомке Дракона, который не жалел кольев для своих врагов. Говорят даже, что он продал душу Дьяволу и стал после этого непобедимым. Смешно.
Анабель, не смотря на свою вечную жизнь, знала, что непобедимых не бывает. Ни людей. Ни вампиров. Хоть всю себя заложи Дьяволу. На одну силу всегда найдется другая. Это лишь вопрос времени. Просто так устроен этот мир. Только Джонатан совсем не похож на охотника, чтобы знать такие подробности про Бран. Странно все это.
Вообще-то баронесса знала, почему мистер Харкер еще дышит, пусть и с трудом, пока ее пальцы сжимают его горло. Это дерзкое поведение и предприимчивость клерка нравилось ей гораздо больше, чем покорность, когда он рвал на себе воротничок, предлагая ей закусить собой. Анабель любила таких – смелых, дерзких, изобретательных. Авантюристов. Именно поэтому она готова была подождать еще немного, чтобы выслушать историю, которую Джонатан расскажет ей. Сказкой больше, сказкой меньше, а она все же даст ему шанс. И если сказка ей понравится, она, так и быть, убьет его быстро. Он ничего не почувствует. Если же клерк разочарует ее скудностью фантазии, тогда она продолжит пить кровь из его запястья до самого утра, и мистер Харкер ощутит все ужасы медленного умирания. Ему будет больно, очень больно…
- Вам не кажется, что вы сейчас не в том положении, чтобы ставить мне условия, Джонатан? – Проговорила Анабель, растягивая слова. Пальцы ее почти ласково поглаживали шею клерка, кожа его была почти такой же холодной, как и у нее. С одним лишь отличием: она уже мертва, а он еще нет.
«Должно быть, ненавидит меня, вон как сжимается весь от отвращения, когда я его касаюсь. Таких принципиальных следовало бы не убивать, а обращать, чтобы они смогли почувствовать голод, вкус крови и прочие прелести вампирской жизни. Сами стали теми, кого так ненавидят. Вот лучшая кара для них. А смерть… Это слишком просто, даже гуманно», - думала Анабель.
Затем она медленно убрала руку от горла мистера Харкера.
- Не думайте, что я уступила вам. Просто предпочитаю слышать нормальную речь вместо сдавленных хрипов. А убить вас я могу в любой момент, как только почувствую в ваших словах ложь. Так что советую не дергаться и начать рассказывать. Пока я еще настроена вас слушать.

+1

21

"Знаю, что не в том положении, но это не значит, что я уже сдался", - похоже, вампирессу не впечатлили его слова, да и не особо то она верила тому, что там ее потенциальная жертва лепечет. Да какое там, "потенциальная жертва"?! Тут бы лучше подошло слово "будущий обед". Однако, этот обед еще продолжал на что-то надеяться, пытался с ней говорить и, что, должно быть было крайне глупо, особенно со стороны обеда, пытался как-то отсрочить развязку.
Джонатан уже собирался высказать еще что-то в свою защиту, но, похоже, и прежние слова возымели какое-то действие и пальцы на его шее разжались.
- Мм... благодарю... - выдохнул он, на миг приложив ладонь к своей шее. Интересно, ее хватка была настолько сильной, что останутся следы или же нет? Хотя, почему его должно это волновать. Едва ли он вообще выйдет из этой комнаты, так что...
"Ложь?О, как бы я и сам хотел, чтобы мои слова были ложью. Но это правда, истинная правда, о которой я мечтаю забыть, но едва ли смогу. Особенно при том условии, что граф, скорее всего, уже в Лондоне и одному Богу известно что у него в планах. Может уже сейчас он пытается заполучить мою Мину..." - от этих мыслей стало совсем паршиво. А Джонатан опять беспомощен.
- В агентство, где я работаю, где-то в феврале пришло письмо от некого графа из Трасильвании, - пожалуй хватит было уже тянуть с рассказом, а то Анабель может наскучить эта игра. На миг возникло ощущение, что Харкер сейчас как Шахерезада из книги восточных сказок, которую он когда-то читал в детстве. Пока он рассказывает свои истории, он может жить. Но стоит слушателю потерять интерес, как все кончено. - В нем было сказано, что клиент хочет приобрести участок земли в Лондоне. За помощь в этом деле граф сулил большие деньги и я согласился, потому что мне нужны были деньги.
О том, для чего они были нужны, клерк уточнять не стал. Не ее это дело, что он готовился к свадьбе и хотел обеспечить их молодой семье безбедное существование на первое время. Но, как известно, за все приходится платить.
- Оформлять бумаги было делом не долгим, но граф после потребовал чтобы я остался, не объясняя причин этого. Очень скоро я понял, что стал пленником в этом замке. Сам же граф отправился в Лондон и, я так полагаю, до сих пор где-то здесь, - миг Харкер поджал губы. Интересно, а у вампиров принято делиться своими жертвами и не решит ли граф явиться ко мне и уничтожить меня? - Должно быть Дракула дал приказ не убивать меня до определенного момента, потому что вампиры из его свиты медленно изводили меня, но не спешили выпить всю кровь.
Расстегнув лацкан рубашки, клерк закатал рукав почти до локтя, демонстрируя на руках множество пусть уже и затянувшихся, но шрамов от укусов. Странно, что Анабель не заметила эти самые шрамы и на запястье тоже. Видимо так сильно хотела его съесть, что не обратила на это внимания.
- Я не знаю сколько это длилось, месяц или больше, но однажды ночью я понял, что если не попытаюсь сбежать, то мне конец. Я не помню как мне удалось сбежать и не знаю почему никто не заметил как я покинул комнату, где меня держали. Или же они не думали о том, что я могу сбежать в таком состоянии. Да стены были очень высокие. Едва ли свита графа думала, что я могу вот так кинуться туда. Я не знаю каким чудом мне удалось выжить и почему я не разбился о камни, или почему меня не унесло течением реки, которая там протекает рядом с замком. Но я не только умудрился выбраться из воды, но еще и добрался до какого-то маленького монастыря у ближайшей деревни.
"Было ли бредом то, что свита графа пыталась вытащить меня оттуда? Но тогда что их остановило? Последние дни в замке у меня было четкое ощущение, что Дракула позволил им убить меня, да только они сами решили немного растянуть удовольствие..." - это все еще оставалось загадкой, потому что те несколько недель в монастыре Харкера мучила страшная лихорадка и он не знал, что было реальностью, а что бредом его воспаленного сознания.

+1

22

Анабель слушала внимательно, не перебивая. Она была вынуждена признать, что Джонатану удалось удивить ее. Клерк мог не договаривать что-то, но лжи в его словах баронесса не чувствовала. Его история казалась чем-то из ряда вон выходящим по своей сути. Поэтому так непросто было в нее сразу поверить.
Она внимательно изучила следы от укусов на теле мистера Харкера. Ослепленная голодом, Бель, действительно, заметила их не сразу. Следы были самыми настоящими. Более того, по ним можно сказать, что кровью англичанина кормились сразу несколько вампиров, скорее всего, ближайшая свита графа. Только зачем Дракуле так рисковать, оставив живого человека в своем замке надолго? Он был настолько уверен в собственных силах и в своих подданных? Как это глупо и опрометчиво. Даже для древнего вампира.
Взгляд Анабель скользнул по бледному лицу клерка. А он, оказывается, выносливей, чем она думала. По нему сразу и не скажешь. Хотя то, что ему удалось сбежать из замка Дракулы, баронесса была склонна считать скорее удачей Джонатана, чем закономерным результатом. Она знала, что даже молодой вампир, например, без труда может убить человека, гораздо более опытного и развитого физически, чем мистер Харкер. И если бы Джонатан во время побега столкнулся с кем-то из свиты графа, он вряд ли пережил бы эту встречу.
Смущало баронессу другое. Почему Дракула так странно повел себя по отношению к клерку? Ведь бумаги на землю уже были оформлены. Но он не убил Харкера и не позволял сделать это своей свите. То есть, клерк ему был нужен живым, до определенного момента. Только вот – до какого? Во всем этом скрывалась какая-то тайна или элементарная недоговоренность. И вампиресса не собиралась просто так это проглатывать.
- Я поняла вас. – Кивнула Бель, почти в упор глядя на Джонатана. – И даже склонна вам верить. Но вы не все рассказали мне, мистер Харкер. И это настолько явно, как и то, что ваша жизнь все еще в моих руках.
Анабель чуть откинула назад голову и скрестила руки на груди. Поза ее, сидящей на полу в пене черного кружева, была обманчиво беззаботной и расслабленной. На самом же деле она, точно змея, могла сделать смертельный бросок в любой момент. И что-то ей подсказывало, что Джонатан это понимает.
- Вы знаете или, может, догадываетесь, почему граф вел себя именно так по отношению к вам? Почему не убил сразу, а держал в качестве пленника? Не для того же, чтобы вы стали игрушкой у его слуг. Дракула всегда заботился только о своих интересах. Так для чего вы были нужны ему, Джонатан? Именно вы, а не кто-то другой. Это, свет мой, самое интересное в вашей истории. А вы об этом как-то скромно умолчали. 
Анабель не стала ходить вокруг да около, она задавала англичанину прямые вопросы и рассчитывала получить такие же прямые ответы. Ночь длинная, но не бесконечная. И до наступления утра они должны закончить. Это значит, что времени на взаимные подколки, увертки и ругань у них нет.
- Подумайте, прежде чем ответить. Хорошо подумайте, потому что от этого зависит ваша дальнейшая судьба. Возможно, я не убью вас… сегодня. – Анабель казалось, что она выбрала достаточно убедительную мотивацию, чтобы заставить Джонатана завершить свой рассказ так, как ей нужно. Если он не совсем еще сумасшедший, то он ухватится за это ее «возможно» обеими руками.

+1

23

- Мисс, какой смысл мне от Вас что-то скрывать?! - вот значит как? Она ему не верит? Но разве в том Харкер сейчас положении, чтобы лукавить или что-то утаивать от той, у кого он, считай, в плену. - Я рассказал Вам все, что было. Знаете, граф Дракула не из особо разговорчивых. Я даже больше скажу - он не разговаривает вообще. Все то время, пока я был в его замке, он передавал какие-то сообщения через свою свиту. И я честно признаюсь, для меня это было абсурдом. А потому, откуда мне было знать, почему он не убил меня сразу. Быть может его свите было скучно и потому он решил оставить меня им как игрушку.
До сих пор мороз по коже пробегал от тех воспоминаний. Они действительно играли с ним. Нет, вампиры совсем не стремились убить его сразу. Лучше довести свою игрушку до полного изнеможения, причем во всех смыслах. Они пили его кровь, отчего несчастный клерк терял силы, они давали понять ему, что отсюда нет выхода, изводя его этим морально. Сколько свита собиралась играть с ним? Пока не вернется граф из Лондона?
- Граф и разговаривал со мной всего один раз, если можно это так выразиться. В тот вечер он пришел ко мне в комнату и... - тут Харкер замер. Вот оно. Тот самый важный факт, о котором он умолчал. - Мисс Форест, - после недолгой паузы, англичанин снова поднял на вампирессу взгляд. - Я не могу быть уверен в том, зачем графу понадобилось поместье в Лондоне, но я могу догадываться о причине, почему он сорвался сюда так торопливо уже после моего приезда.
Клерк нервно поджал губы, стараясь выстроить все факты в одну линию и подать своей собеседнице не в виде разрозненных мыслей. В конце концов, как уже прозвучало из ее слов - от того как Джонатан представит этот рассказ, будет зависеть его жизнь.
- В тот вечер граф зачем-то пришел в комнату ко мне. Это было уже после того, как бумаги были подписаны. Возможно целью его было убить меня, потому что, в общем-то, бумаги можно было отправить в Лондон и без меня. Трансильвания глухой край, кто знает, какой-то клерк не знающий местности, мог потеряться в ее лесах, - Харкер чуть заметно усмехнулся. - Но кое-что изменило его планы, - не прозвучит ли это как бред сумасшедшего? А может это и правда только ревность и граф отправился в Англию по другим причинам. Однако Анабель требовала все детали, а эту деталь Харкер упустить не мог. Именно эта деталь все это время не давала ему спокойно спать.
- Он увидел у меня на столе портрет моей невесты, Вильгельмины Мюррей. Вы можете посчитать, что это глупость, что это всего лишь ревность любящего человека, но я не мог не обратить внимание как граф смотрел на ее фото. Как если бы они уже были знакомы, и не просто знакомы, а она была дорога ему, - пальцы на миг сжались в кулак, но тут же бессильно опустились. - Боюсь, что именно она стала причиной столь скорой поездки в Лондон. Граф даже предложил отвезти ей письмо от меня и передать лично в руки. Я отказался. В тот миг я видел в нем самого себя. Он точно так же ревновал мою невесту ко мне, как если бы она принадлежала ему, а не мне.

+1

24

Это был один из самых странных разговоров в ее вечной жизни.
Они по-прежнему сидели в спальне барона Уэлша на полу, так близко, словно старые друзья, которые давно не виделись и теперь делились друг с другом новостями и заветными тайнами. Анабель внимательно слушала, что рассказывает ей клерк. Она даже не стала его упрекать в том, что он слишком много возмущается для вампирского десерта. Сейчас важнее было понять мотивы Дракулы и его цели. Потому что никогда нельзя упускать возможность найти уязвимое место у личности, подобной графу.
«Так-так… Снова в деле замешана женщина. Оказывается, все так просто. Значит, граф «запал» на возлюбленную Харкера. И тут же повел себя, как собственник. Жить сразу с несколькими невестами, и опять за старое… Ай, да Дракула, ай да драконий сын! Правду говорят, что горбатого только могила исправит», - думала Анабель с легким отвращением.
Со слов Джонатана картина вырисовывалась достаточно ясной. Дракула решил оставить аппетитного клерка в качестве игрушки в своем замке, а потом увидел портрет его невесты и загорелся дурной страстью сделать ее своей очередной невестой. Все было так. Но как-то уж слишком просто. Баронессе казалось, что она упустила важную деталь, которая могла пролить свет на происходящее. Но больше, как ни старалась, придумать ничего не могла. А мистер Харкер, похоже, действительно, ничего не знал. Анабель приблизилась к юноше почти вплотную, удерживая цепкими пальцами его лицо, не давая ему отстраниться. В этот момент клерк мог подумать, что вампиресса, наконец, решила его укусить. Но рыжая лишь взглянула на него – пристально, глаза в глаза, словно хотела там увидеть – правду он говорит или нет.
«Он пуст. Действительно, рассказал мне все, как есть. Жаль…».
Анабель ласково погладила холодными пальцами клерка по щеке (пусть побоится за свою драгоценную жизнь еще немного), вдохнула его упоительный аромат. В руку Джонтана лег платок из черной ткани, под цвет платья баронессы.
- Перевяжите свою рану на запястье. Я не могу нормально разговаривать с вами, пока чувствую запах вашей крови.
После этого Анабель подобрала юбки и легко поднялась с пола, так что клерк, не будь он в полуобморочном состоянии, мог бы увидеть пару стройных ножек, мелькнувших под пышным подолом из тончайшего дорогого шелка.
- Поднимайтесь. Живее.
Баронесса прошлась туда - сюда по комнате, пребывая в глубоких раздумьях. Некая мысль рождалась в ее голове, готовясь оформиться в слова.
«А, может…? Нет, это бред! Ну а вдруг…?».
- Я могу предположить лишь, что граф решил сделать вашу… эм… мадемуазель… хм… Мюррей своей очередной невестой. Оттого и собрался ехать в Лондон, в надежде на встречу с ней. – Проговорила Анабель наконец. – Непонятным мне в этой ситуации остается только одно. Что теперь намерены делать вы? В том случае, разумеется, если я отпущу вас сегодня живым.
Задавая этот вопрос, баронесса уже знала – чего хочет, поэтому решительно подлила масла в огонь, используя при этом одну из самых обаятельных своих улыбок «без клыков». Смесь невинности и порока.
- Неужели станете просто сидеть и ждать, когда Дракула явится в Лондон и заберет с собой вашу любимую?

Отредактировано Anabel Forest (02-07-2015 20:08:33)

+1

25

От ее холодных прикосновений хотелось отстраниться, пусть даже это и грозило тем, что несчастный клерк снова повалится на пол. Она передумала и снова хочет убить его? Разве можно после этого верить этим тварям? Тогда пусть уже сделает это! Как же хотелось зажмуриться, но вместо этого Харкер заставил себя повернуться и посмотреть Анабель прямо в глаза. Хочет убить - пусть. Ему не страшно... почти не страшно. Или же вампиресса снова играет с ним?
- Я же уже сказал... - впрочем, продолжить не пришлось. Да, это снова была лишь игра, чтобы немного подразнить свою жертву. Как не крути, а клерк все так же был ее жертвой. Если ей вздумается, она просто доведет начатое до конца. - Да... благодарю... - какая удивительная забота для такой как она. Стиснув зубы, молодой человек принял из рук собеседницы платок и придерживая уголок пальцами, прижимая его к ладони чуть выше запястья, начал аккуратно бинтовать рану. Ошибся? Никто не собирается его убивать? Джонатан уже не знал что делать и как реагировать. Пусть так. Пусть будет по ее правилам. Тем более, что то, что вампиресса сказала далее, заставило клерка сильнее распахнуть глаза и чуть было не забраковать всю повязку на руке.
- Как Вы сказали, мисс Форест? - переспросил несчастный англичанин, после чего торопливо завязал узел, придерживая один из уголков ткани зубами. Закончив с этим он вновь обратился к Анабель. - Одной из своих невест? Но к чему такая срочность? И что ему мешало просто убить меня и поехать за ней? Почему он отдал меня своей свите?
Может стоило вспомнить, что они здесь не на равных и никто не давал права Харкеру задавать вопросы. Да только вопрос был слишком важным. Вампиресса поднялась на ноги, Джонатан торопливо поднялся следом.
"Нет, он не может! Не имеет правда! И почему именно с Миной? Он... хочет сделать с ней то же самое, что с бедняжкой Люси? Я не могу этого допустить! Просто не могу" - вот уже знакомое чувство ярости поднимается в душе и заставляет забыть, что он в логове вампира, а потому уместно ли говорить, как сильно Джонатан мечтает вбить в его сердце осиновый кол. Да, за это время он успел немного разъяснить, особенно о том как таких тварей можно уничтожить.
- Что я намерен делать? - пальцы на миг сжались в кулаки. - Мисс, если у меня есть хоть один шанс выйти отсюда живым, я сделаю все что в моих силах, чтобы Дракула не заполучил мою жену. Если он хочет сделать ее одной из своих невест, то почему именно ее? Нет, мисс, я видел как по-особому он смотрел на ее портрет. Можете говорить, что я спятил, но здесь крылось что-то другое.
Харкер не знал, просто не знал, как будет бороться с ним, а главное, где в огромном Лондоне найти этого монстра. Он слишком хорошо помнил тех женщин в своей спальне - это и были те самые невесты графа Дракулы. Он не хочет, чтобы его Мина стала такой же. Только не Мина!
"Такой как они... или такой как она..." - взгляд остановился на вампирессе перед ним. Анабель была другой, не такой как девушки из замка Бран. Быть может, потому что была не так одержима жаждой крови? Чушь. Не будь она ею одержима, отпустила бы клерка с миром, а сама нашла себе другую жертву.
"Как это мило. И почему меня не волнует, что мисс Форест убьет кого-то другого? Быть может, что я сам уже становлюсь похожим на них? Тех, кого волнуют только их проблемы... а люди для них лишь пища..." - Джонатан поднял на собеседницу решительный взгляд.
- Сидеть сложа руки я точно не собираюсь, - это Харкер проговорил с легкой обидой. Пусть и ценой своей жизни, но он защитит свою милую Мину. Разве не поклялись они быть вместе в болезни и здравии, радости и горести? И Джонатан намерен впредь выполнять эту клятву.

+1

26

«К чему такая срочность? И что ему мешало просто убить меня и поехать за ней? Почему он отдал меня своей свите?». Вопросы клерка посыпались на нее, как из рога изобилия. Как будто баронесса могла знать, почему так нетерпелось графу заполучить жену Харкера! Что творилось в голове этого древнего вампира знать не дано никому.
- Понятия не имею, почему он повел себя так. – Сказала вампиресса, дернув плечом и недовольно скривив губы. – Мне сложно постигнуть мужскую логику. Особенно, если мужчина еще и вампир, более древний, чем я. Но я склонна согласиться с вами – что-то здесь не так. Или мы упускаем нечто важное. В любом случае, ваша Мина в большой опасности.
Это был финальный аргумент для любящего сердца. Анабель обожала чувствовать себя кукловодом и, дергая за нужные ниточки, управлять людьми или вампирами. Ну, а как иначе приличной девушке получить то, что она хочет? Особенно, если перед ней смертный, который в душе ее явно боится, ненавидит и называет про себя самыми неприглядными словами. Немного вежливого обхождения, искренней заботы и понимания, и, глядишь, этот молодой человек вооружится колом и побежит охотиться на Дракулу. Если же он падет в этой битве… Ну что ж, значит, такая у мсье Харкера судьба. А что, если… Ах, черт! Какая авантюра!
Идея избавиться от такой занозы для многих вампиров, какой был сиятельный граф на протяжении нескольких столетий, казалась столь заманчивой, что Анабель даже готова была пойти против собственных принципов и отпустить клерка, чью кровь только что с аппетитом слизывала с запястья, считая его своим законным десертом. Пора уже произвести замену главных фигур на шахматной доске под названием «жизнь». А уж если представляется удачная возможность сделать это чужими руками… То надо обязательно ей воспользоваться!
Слушая Джонатана, баронесса торжествовала. Брошенные умелой рукой семена попали в благодатную почву и уже давали первые всходы. Решительный тон мсье Харкера не оставлял сомнений в том, что он хочет уничтожить своего внезапного соперника. И пусть он еще не сказал это вслух, но все было написано на его лице. На том самом невозмутимом  лице английского верноподданного, которое, по мнению Анабель, способно было только на сдержанные вежливые улыбки.
«Оказывается, мальчик умеет быть возмущенным, смущенным, решительным, даже сердитым… Ах, сладенький…». Теперь от желания съесть его немедленно, придется отказаться. Но цель оправдывает средства. А баронесса может и потерпеть. Может, да-да. Особенно, если не будет думать о том, какая у Джонатана вкусная кровь. Тут Бель заметила, что клерк пристально смотрит на нее, и едва сдержалась, чтобы не наброситься на него и не осушить до последней капли. Интересно, о чем он думал в этот момент? Наверное, представлял свою драгоценную Мину с клыками и с таким же голодным взглядом, как у баронессы Форест. Бель не отвела взгляда – это было не в ее правилах.
- Мсье Харкер, предлагаю вам заключить небольшое соглашение. Хм… Своеобразный мирный договор. – Проговорила вампиресса медленно, чтобы Джонатан не заподозрил ее мрачного торжества. – Я вычеркну вас из своего сегодняшнего меню. И даже дам вам возможность вернуться домой, к жене. Взамен мне будет достаточно вашего обещания «не сидеть, сложа руки». Если вы понимаете, о чем я…
Анабель подумала еще немного и добавила:
- Пока граф жив и находится в Лондоне … Не только мадемуазель Мина  в опасности. Ваша собственная жизнь висит на волоске.

Отредактировано Anabel Forest (05-07-2015 23:54:27)

+1

27

- Я не знаю, что я мог упустить, - клерк чуть заметно нахмурился. Если бы все было так просто, и можно было понять, какие мотивы движут графом Дракулой. - Разве не планировал он изначально перебраться в Лондон для других целей? Но каких целей? Превратить города, а потом и всю Великобританию в сборище вампиров.
"Я и не думал раньше, что подобные твари существуют... теперь же знаю, что не просто существуют, а могут оказаться рядом, в то же городе где и ты сам. И даже ближе чем можно представить".. - жуткое ощущение. Как много хотел бы Джонатан отдать, чтобы забыть про это. Жить прежней жизнью и не подозревать, что в мире есть что-то настолько необъяснимое и опасное.
- Мне не больше Вашего известно о жизни графа, мисс Форест, - клерк горько усмехнулся. - А можно и меньше чем Вам. Дракула был не особо разговорчивый, а его свита больше разговаривала загадками. И его отъезд был слишком неожиданным. Но, судя по тому, что в тот проклятый вечер граф раскрыл передо мной свою настоящую сущность... он уже решил, что я не выйду из замка живым.
То зрелище до сих пор было страшно вспоминать. Миг и граф Дракула будто распался на части и комнату наполнило множеством летучих мышей. Тогда граф дал понять, что не намерен скрывать свои тайны. О, лучше бы он в тот же вечер и прикончил несчастного клерка, лишь бы не было того страшного осознания, что не все в его жизни понятно и размеренно. Что есть в мире нечто необъяснимое, не поддающееся логике и здравому смыслу.
"Я не хочу для моей Мины такой Судьбы..." - эта мысль звучала в его голове все громче. Да только что сделает простой клерк против одного из самых древних вампиров? Нельзя недооценивать противника, просто нельзя. А потому, неожиданное предложение мисс Форест было довольно интересным, если бы не одно "но".
- Скажите, мисс, какой Вам резон помогать мне? Что Вам с того, попытаюсь я убить графа или нет? Или же Дракула и Вам перешел в чем-то дорогу?
Кто знает, может у вампиров так же существует жесткая конкуренция и отбор. И древние вампиры мечтают уничтожить друг друга? Стоило ли надеяться, что мисс Форест ответит на его вопрос? Однако и терять было нечего.
- Что если это новая уловка? Впрочем... - Харкер сложил руки на груди и внимательно посмотрел на собеседницу. - Я согласен, мисс Форест. Мне в любом случае терять нечего. Да и, Вы уже прекрасно дали мне понять, что мое мнение здесь кого-то интересует в последнюю очередь. Вы действительно хотите меня отпустить? И что дальше? Нельзя ли обговорить все условия этого "мирного договора"?
Некуда было деться от этих его адвокатских замашек. Обговорить условия, заключить договор. Еще бы попросить поставить подписи и печати на трех экземплярах. Казалось бы, глупости, но не с таким опасным противником. Впрочем, терять ему тоже было совершенно нечего.

+1

28

- Превратить Лондон в сборище вампиров? – Анабель уставилась немигающим взглядом на Джонатана. – Почему бы и нет? Не у всех древних вампиров мечты ограничиваются продажей особняка их безвременно почившего жениха. – Не сдержавшись, ехидно добавила баронесса.
В словах мистер Харкера определенно была доля истины. Создать армию бессмертных, которая станет беспрекословно подчиняться своему создателю, это так похоже на Дракулу. Он слишком любит власть и поклонение. А еще он любит женщин. Всегда любил. И Бель была уверена, что именно эта страсть его когда-нибудь погубит. Она сделает все, чтобы так и случилось. Пока весь мир не стал вотчиной одного вампира.
- Видите ли, Джонатан… - Начала вампиресса, томно обмахиваясь веером из перьев в тон ее траурного платья. – Древних вампиров не так уж много осталось на этом свете. Сотнями лет нам удавалось поддерживать хрупкий мир между собой. Никто из нас не стремился к абсолютной власти, и дальше создания клана, насколько мне известно, не заходил. Масштабы нынешней деятельности графа вызывают опасения. Грубо говоря, Дракула зарвался. Он возомнил себя чуть ли не богом! И сейчас представляет реальную угрозу для всех нас, в том числе, привлекая лишнее внимание охотников. – Анабель ловко сложила веер и наклонилась к уху клерка. – Кроме того, я его всегда терпеть не могла, так что в виде праха мне его будет видеть гораздо приятней. Понимаете?
Баронесса поскорее отошла от клерка – он слишком соблазнительно пах, и Бель боялась сорваться. Ее внутренний зверь бесновался и выл, требуя насладиться кровью Джонатана Харкера немедленно. Но она пока держала его на цепи своей железной воли.
- Убить его сама я не могу. Во-первых, когда древний уничтожает древнего – это не слишком… хм… этично. Во-вторых, я всего лишь слабая женщина… - Баронесса изобразила самый невинный взгляд, на какой только была способна (хотя он все равно выдавал в ней безжалостного хищника). - Так что, мне нет смысла обманывать вас, Джонатан. Как видите, наш договор – взаимовыгодный. Вам – ваша Мина, мне – возможность жить в свое удовольствие, не страдая от всяких самопровозглашенных вампирских гегемонов.
Услышав согласие, Анабель кивнула удовлетворенно. А вот от слов клерка об условиях договора, брови баронессы удивленно поползли вверх, а уголки губ, наоборот, опустились вниз.
«Фу-ты, ну-ты! До чего же вы дотошный, мистер Харкер!», - поразилась она. Потом подошла к столу, уселась за него, расправив юбки, и принялась что-то писать, скрипя пером по бумаге. Когда все было готово, Анабель нацепила на нос пенсне, принадлежавшее, видимо, барону Уэлшу, изображая крайнюю степень крючкотворства, и занудным голосом огласила:
- Настоящим договором подтверждается договоренность мистера Харкера и мисс Форест не покушаться на жизни друг друга до тех пор, пока не будет убит граф Д., в дальнейшем именуемый Цель. Мистер Харкер берет на себя обязательства по разработке плана и его исполнению, как только достигнет Цели. Мисс Форест обязуется оказать посильную помощь в виде консультаций в условиях строжайшей секретности. Договор может быть расторгнут только когда обе стороны убедятся, что Цель стала прахом. Устроит вас такая формулировка, мистер Харкер? – Анабель смотрела на клерка поверх пенсне с важным видом, подчеркивающем серьезность момента. – Подписывать будем?

+1

29

Джонатан немного не ожидал, что скажет эту фразу вслух, но, видимо, попал в точку. Графом могли руководить такие мотивы? Когда клерк представил на миг, что так и будет, как улицы Лондона заполнять толпы этих тварей. Жутко... Интересно, а чем они тогда будут питаться, если людей в городе не останется? Представить страшно. Должно быть отправятся в другие города, пока не заполонят весь мир. Клерк невольно поежился. Впрочем, если Дракула доберется до него, и исход этой встречи будет не самым удачным, то едва ли Харкера будут волновать такие вопросы. Там одно из двух - либо его уничтожат, либо он станет одним из них. И еще неизвестно какая участь страшнее.
"Я лучше умру, чем примкну к ним..." - и снова привычный жест, чтобы немного успокоиться - рука сама собой поднялась к лацкану пальто и пальцы сжали ткань.
Похоже Харкер был прав. У вампиров были какие-то свои, так сказать, правила вежливости. Как это интересно - не убивать себе подобных. Особенно древних. Конечно, гораздо проще сделать это руками простых смертных. Что из того, что этих смертных при этом может уйти штук двадцать? Они же всего лишь смертные.
Джонатан удивленно приподнял брови, наблюдая за тем как вампиресса направилась к столику и... действительно стала писать договор? Это она опять над ним издевается, да? Однако, Харкер тихо хмыкнул и подошел ближе, когда Анабель закончила и зачитала то, что получилось. Осторожно взяв у нее листок из рук и пробежал по строчкам глазами. Подписать? А почему нет? Зато это будет настоящий документ, который будет подтверждать подлинность сделки.
"Если с вампирами можно заключать сделки. А то окажется, что они живут по каким-то своим правилам... - клерк еще раз просмотрел текст. - Добавить что-нибудь, чтобы обезопасить себя? Но что именно?"
Джонатан тяжело вздохнул и протянул листок обратно.
- Вполне устраивает, - проговорил он, опуская взгляд на сидящую перед ним вампирессу. - Если, конечно, этот договор будет иметь силу для Вас, мисс Форест. Я не так много знаю о правилах и законах у вампиров. Быть может нужно какое-то особое соглашение, чтобы я мог не бояться за свою жизнь.
Хотелось добавить, что еще и за жизнь своих близких, но, к сожалению, это было бы уже слишком. Ставить вампирам условия изначально было не самой хорошей идеей. Но, Анабель сама предложила этот договор, а значит, у нее есть причины заключать такую сделку с человеком.
"Уничтожить Дракулу чужими руками. А что, это весьма расчетливо с ее стороны", - все еще было кое-что, что не давало Харкеру покоя.
- Скажите, мисс Форест, - наконец заговорил он, после небольшой паузы. - Что будет после окончания договора? У меня и моих близких будет шанс уйти, или же мы окажемся в логове Дракулы, в окружении его свиты, что, сами понимаете, верная гибель?
"Не в этом ли состоит ее план? Уничтожить Дракулу моими руками, а потом замести следы, отдав на растерзание другим вампирам?" - такая перспектива его совершенно не радовала.

+1

30

«Ну, вы на библии еще заставьте меня поклясться, мистер Харкер! Клянусь говорить правду и только правду. Пф».
Если Джонатан с его юридическим образованием считал подобный торг с вампиром вполне уместным, то Анабель это крючкотворство начинало порядком утомлять. Ситуация, действительно, выглядела несколько анекдотичной. Глазами вампира уж точно. Она сохранила жизнь смертному и готова была отпустить его взамен на небольшую услугу, а от нее еще требовали каких-то гарантий и заверений. И даже эта презренная бумажка, их договор, не убедила его в исключительном благородстве намерений баронессы Форест.
Острой жажды крови уже не было. Но Анабель сейчас, как никогда, хотелось махнуть рукой на все планы относительно уничтожения Дракулы, и вонзить клыки в шею клерка. Не для того, чтобы все-таки сделать его своим десертом или просто убить. О, нет. Она хотела, чтобы этот английский чистоплюй стал таким, как она. Ему бы так пошла фарфоровая кожа и пара острых клыков под верхней губой. А как бы он метался, словно дикий зверь, чувствуя жажду крови, которая медленно отключала его разум. Лишь великим усилием баронессе удалось справиться с этим порывом. Навечно связать себя узами крови с мистером Харкером у нее не было никакого желания. Даже ради сладостного вида его мучений после обращения. Да и когда еще представится возможность чужими руками разобраться с опасным врагом, таким, как Дракула? Нет, нужно просто немного потерпеть. Но где бы набраться этого терпения?
- Ах, Джонатан… - Бель обошла вокруг клерка, подчеркнуто изучая его с головы до ног, едва сдерживаясь, чтобы не облизнуться. – Даже не верится, что такие вопросы задаете мне вы - человек, сбежавший от самого Дракулы. Откуда все эти сомнения и домыслы?
Сдержанно улыбнувшись, баронесса остановилась напротив клерка, глядя ему прямо в глаза, стараясь не терять зрительный контакт ни на минуту. Вампиров называли чудовищами. Но извращенная мысль, что Анабель может подстроить засаду охотникам, разделавшимся с Дракулой, пришла в голову не ей, порождению мрака и ночи, а простому смертному. Человеку. Как относительно все в этом мире, в том числе, добро и зло, черное и белое, свет и тень.
- Я не стану давать вам ни клятв, ни обещаний. Просто потому, что для вампиров это не повод их исполнять. Наш договор – все, что я могу предложить вам. Верить написанному там или не верить – ваше право. Могу лишь сказать, что меня интересует в данной сделке только гибель графа. Как вы это будете делать, с кем и где – не мое дело.
Анабель подумала еще какое-то время, мысленно отсчитывая бег секунд на больших часах с боем, стоявших в дальнем углу комнаты. Затем протянула клерку перо.
- Допишите своей рукой. Договор закончится на следующую ночь после гибели нашего общего врага. Считайте это маленьким бонусом.
Анабель неуловимым человеческому глазу движением приблизилась к Джонатану почти вплотную и тихо прошептала ему на ухо:
- За то, что вы столь аппетитны, с такой вкусной кровью…
Губы баронессы искривились в улыбке – ей нравилось видеть смесь отвращения и возмущения на лице мистера Харкера, когда она говорила ему подобные «гадости».
- Именно поэтому по окончании договора настоятельно советую больше не попадаться мне на глаза. А то мне точно захочется откусить кусочек от такого сладкого английского кексика, как вы.
«Неужели я сказала это вслух? Быть не может».
- Так что вы решили, мистер Харкер?
Анабель нетерпеливо постукивала по полу каблучком, всем своим видом показывая, что долго ждать она не намерена.

Отредактировано Anabel Forest (14-07-2015 00:36:57)

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Dracula: сцена » Traité de paix