3 декабря. Друзья, мы поздравляем всех вас с Днем мюзикла - жанра, без которого не было бы нашего форума!) Пусть просмотр любимых постановок продолжает вдохновлять вас на огненные отыгрыши!
В честь этого события и официального начала зимы открыто голосование Звезда сезона по итогам осени. Пожалуйста, участвуйте! Больше голосов богу голосов)
Обновлены посты недели.

24 ноября. Поздравляем с днем рождения Элоизу Боргезе!

17 ноября. Обновлены игроки месяца.

5 ноября. Просим обратить внимание на объявление администрации. Небольшое нововведение, актуальные ивенты, подведение итогов викторины, награды, а также немного истории нашего форума.

30 октября. Поздравляем с днем рождения Генри Кавендиша!

Helmut Verlage ...сейчас, равнодушно созерцая какую-то непонятную оперу, Гельмут мог лишь посмеиваться над историей, в которой он уехал от силы на месяц, а остался на годы. Что же, случись ему — в каком приступе бреда, интересно? — поступить столь непоследовательно, Адалинда могла быть уверена: ее супруг сделает все, чтобы эти годы стали для нее невыносимыми. Ведь разве не этого будет добиваться она сама? И как много времени пройдет, прежде чем они наконец поубивают друг друга? [ читать полностью ]

Mercutio — Объясни ему, душа моя, — предложил он, — как трудно тебе будет прожить еще хотя бы день в этом квартале, где все станут тыкать пальцами тебе вслед, и если кузен твой, я уверен, будет поначалу к тебе милосерден, то месяц спустя, когда во рту у него уже станет горчить от намеков, а в глазах — колоть от насмешливых взглядов… что он будет делать тогда? Ограничится поначалу словами или сразу перейдет к тумакам? [ читать полностью ]

Kit Collum Он не ожидал, что его новая знакомая окажется столь… хм… впечатлительной и эмоциональной. Станет обнимать его за шею и ТАК смотреть… Сложно описать, что было в этом взгляде с поволокой. Испуг и растерянность ушли. Даже быстрее, чем он ожидал. Осталось манящее обещание, страстность, и что-то еще, чему охотник не мог подобрать нужного слова. Но именно это вызывало у него какое-то внутреннее беспокойство. [ читать полностью ]

Le Fantome Шаг, еще один, другой… Как же тяжело они давались ему сейчас. Эрик остановился, привалившись к каменной стене дома. Как будто все силы у него ушли на то, чтобы лишить жизни своего мучителя и сбежать оттуда. Пусть и недалеко уйти, но он, по крайней мере, больше не пленник. Не игрушка для развлечения толпы. И он будет защищаться до последнего. [ читать полностью ]

Koukol — Нээ нуу ааа фоо, — промычал, пытаясь донести до виконта мысль о том, что он вполне прилично одет, и не видит причины почему вот так вот нельзя явиться на бал. Он же туда не танцевать и развлекаться позван, а так, принести, унести, подать, убрать. Какая разница во что одет-то? Одет, и ладно. Не в лохмотья, и хорошо. Уж его-то даже нарядом в красавца не превратишь, так что стоит ли пытаться. [ читать полностью ]
Antonio Salieri
Graf von Krolock
Главный администратор
Мастер игры Mozart: l'opera rock
Dura lex, sed lex


Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор
Мастер игры Tanz der Vampire
Мастер событий

Juliette Capulet
Мастер игры Romeo et Juliette

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры Dracula,
l'amour plus fort que la mort
Модератор игры Mozart: l'opera rock


Le Fantome
Мастер игры Le Fantome de l'opera
Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта! Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Fantome: сцена » Стой! Кто идёт?!


Стой! Кто идёт?!

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://sh.uploads.ru/xGLB4.jpg

● Название эпизода: "Стой! Кто идёт?!".
● Место и время действия: 3 июля 1870г., "Опера Популер".
● Участники: Meg Giry, Christine Daae.
● Синопсис: Полночное нападение на балерину не прошло бесследно: вот уже второй день в Опере негласно введено чрезвычайное положение. И без того не слишком спокойный распорядок дня и вовсе ужесточился: девушкам не дают ни минуты отдыха от бдительного контроля, и мадам Жири грозным коршуном надзирает за своими подопечными, особо внимательно следя за непоседливой дочерью и Кристин, которая в последнее время ведёт себя подозрительно беспокойно... Впрочем, это и неудивительно - в таких-то обстоятельствах!

Отредактировано Meg Giry (17-04-2015 20:11:40)

+1

2

Для "Опера Популер" и её обитателей настали тёмные дни. Девушки были охвачены тревогой, репетиции то и дело прерывались полисменами, что, разумеется, не способствовало благодушию мадам Жири. Такая бестактность раздражала танцмейстера, а потому занятия балерин превращались в жестокую пытку под контролем грозного надзирателя. Ни минуты отдыха, ни возможности беззаботно поболтать и посмеяться, - жизнь внутри Оперы превратилась в настоящий кошмар. Юных подопечных Колетт сопровождала везде, с утра и до дверей общей спальни, которая теперь закрывалась на замок к ужасу любительниц полночных разговоров вроде Мэг и Кристин. Что до последних, то...

Можно было бы принять происходящее за увлекательное приключение, если бы оставалась хотя бы малейшая возможность заняться расследованием самой, но любопытство Маргарет приходилось сдерживать под неусыпным контролем матушки, прекрасно знавшей о неусидчивости собственного чада. Однако малютка Жири не предпринимала никаких попыток вырваться из-под надзора: во-первых, пока что это не представлялось возможным, во-вторых, Эстель продолжала нагнетать обстановку, пересказывая, какие ночные кошмары ей теперь снятся по вине Призрака, и периодически шарахаясь от подозрительных теней в коридоре. С одной стороны, её можно было понять: риск быть придушенной по пути в уборную вряд ли пробудит приятные мысли. С другой - это уже начинало раздражать... Одним словом, на второй день "чрезвычайного положения" сочувствие к Эстель у Мэг стало минимальным. Больше всего её сейчас беспокоило поведение подруги. Кристин была необычайно тиха даже для самой себя, и тень тревоги то и дело проскальзывала по нежному личику. Поскольку волновалась девушка молча, Жири не могла даже предположить, в чём причина такого состояния, а спросить всё никак не удавалось: Колетт всегда была рядом, и Мэг была совершенно уверена в том, что при ней Кристин вряд ли искренне поведает то, что у неё на сердце. Оставалось только кидать на подругу ободряющие взгляды и мимолётно касаться кончиками пальцев её руки, чтобы напомнить, что дружеское плечо всегда рядом.
...- Кристин, что с тобой такое? Ты боишься Призрака?
Улучив свободную секунду в разминке, когда мадам Жири отвлеклась на мсье Фирмина, имевшего вид крайне взбудораженный, Мэг приблизилась к подруге, не забывая краем глаза наблюдать за Колетт. Интересно, почему новый директор так взволнован?
- Но вряд ли на кого-то снова нападут, дорогая. Ты ведь слышала, что намечается организовать патрулирование этажей... Буке говорил, - полушёпотом напомнила она, коснувшись плеча Кристин, чтобы привлечь её внимание.

+1

3

События прошлой ночи никак не выходили из головы Кристин. Даже с закрытыми глазами она продолжала видеть прямо перед собой раскрасневшееся от слёз лицо балерины. Неудивительно, что наутро юная прима почувствовала себя совершенно разбитой – всю ночь за ней как-будто по пятам ходила таинственная фигура в чёрном, только и ждущая, что бы завладеть несчастной жертвой. Кристин то и дело вздрагивала, ускользая от рук, туго обтянутых чёрной кожей, беспокойно ворочалась в своей постели (доказательством тому служило одеяло, небрежно брошенное на пол) и при этом что-то непрерывно бормотала себе под нос. Забыться крепким и спокойным сном ей удалось лишь под утро. Судя по всему, ночное происшествие произвело на чувствительную натуру девушки поистине неизгладимое впечатление. Долгое время Кристин не могла прийти в себя, недоумевая: как какая-то глупая страшилка смогла так легко завладеть её разумом? Уж не думает ли она, в самом деле, что это был излюбленный герой всех актёрских баек? Ведь, по сути, доподлинно ещё ничего не известно. Но пересуды вокруг этого инцидента лишь усугубляли ситуацию. Постепенно девушка потеряла уже всякий интерес к истории, которая с каждым пересказом начинала обрастать всё новыми и притом ещё более неправдоподобными подробностями. До последнего момента она не теряла надежду на то, что с первыми лучами солнца эти кошмары развеются, как и любой дурной сон, и очень скоро была вынуждена признать свою ошибку…
Жизнь юных артисток, что уж говорить, и раньше была не сахар, но теперь дело обстояло куда хуже, чем можно было предположить. Безусловно, Кристин понимала, что все эти меры предосторожности должны были стать гарантом безопасности мирных обитателей Оперы. Однако её никак не могла обрадовать необходимость находиться везде и всегда под строжайшим контролем, точно подопытная зверюшка какая-то. Неудивительно, что в первое время своего пребывания под таким «стеклянным колпаком» она чувствовала себя не в своей тарелке. Если б у неё была возможность поделиться с кем-либо своими переживаниями, она, возможно, пережила бы это время менее болезненно! Только разве могла Кристин хотя бы помышлять об этом? Как известно, время нынче неспокойное, и люди вокруг становились чересчур подозрительными, а привлекать лишнее внимание было не к чему. Самым ужасным было то, что из-за этого у Кристин не было ни единой возможности навестить учителя, дабы предупредить о своём отсутствии. Хорошо зная Ангела, девушка могла с лёгкостью предсказать, каким должно быть сейчас его состояние. И, конечно, ей вовсе не хотелось стать причиной его беспокойства, но именно сейчас она невольно ощущала свою вину. К счастью, Мэг не давала ей ни единого повода забыть о том, что та по-прежнему рядом, и потому время от времени Кристин с благодарностью отвечала ей слабой, но всё же улыбкой. Юная Даэ была готова всеми правдами и не правдами убедить её в напрасности этих тревог, но Мэг слишком хорошо знала свою подругу, так что притворяться не имело смысла.
Может быть, поэтому девушка нисколько не удивилась прозвучавшему вопросу. Убедившись, что за ними никто не следит, Кристин как-то неопределённо пожала плечами и с некоторой растерянностью призналась:
- Не знаю. Но на душе мне отчего-то неспокойно. Очень неспокойно. – Она помедлила, прежде чем, с надеждой и тревогой заглянув в глаза подруги, почти жалобно прошептала:
- Мэг, как ты думаешь, когда это всё кончится?

+1

4

Мсье Фирмин взволнованно размахивал руками, показывая то в потолок, то на оставшиеся распахнутыми двери, которые в минуту рассеянности забыл за собой притворить. Колетт Жири стояла прямо, не выказывая особого удовольствия от пылких речей, однако по лицу её было видно, что женщина слушает напряжённо и весьма внимательно - уж больно приметной была для Мэг залёгшая меж бровей морщинка, появлявшаяся в те моменты, когда мадам Жири хмурилась.
"Значит, разговор действительно серьёзный, - поняла девушка, внезапно для себя ощутив прилив азарта и странного возбуждения, пожалуй, впервые за последние два дня. - Интересно, о чём всё-таки речь? Может, Призрак снова на кого-то напал?".
- Нет-нет, сейчас же полдень, самый разгар дня, - оборвав свои мысли, пробормотала она вслух и, осёкшись, повернулась к подруге, широко улыбаясь. В их с Кристин дуэте должен хоть кто-то излучать жизнерадостность и непоколебимую уверенность в лучшем!.. И раз уж чаровница Даэ выглядела грустной и подавленной, то эта важная миссия ложилась на её, Маргарет, плечи. Как оказалось, не такие уж и хрупкие...
- Всё будет хорошо! - постаралась произнести Жири-младшая как можно увереннее, пытаясь не думать о Фирмине, суетящемся за её спиной, подобно наседке, которую среди ночи спугнули с гнезда. - Что может случиться с нами под неусыпным присмотром моей maman? Я даже слышала, что в нашей комнате собираются поставить для неё раскладушку, пока всё не успокоится...

"И это будет весьма некстати", - подумала про себя Мэг, недовольно поморщившись: как с таким стражем под боком она сумеет разузнать что-нибудь дельное о происходящем в Опере? Правда, вряд ли Кристин одобрит и поддержит эту затею... Блондинка вздохнула, мысленно смиряясь. В конце концов, её подруге сейчас как никому нужен покой - она ведь на пути к становлению Примой! Это само по себе волнительно, а тут ещё такая неуютная обстановка.
- Как ты думаешь, о чём они говорят? - любопытный взгляд вновь переместился на беседовавших "хранителей Оперы". - Надеюсь, они не собираются отменять премьеру? Это было бы весьма досадно!
Пальцы Жири взволнованно сжались на запястье Кристин, когда Колетт, кивком попрощавшись с директором, направилась к балеринам с явным намерением сообщить нечто весьма важное... И, кажется, не очень приятное, - в том предчувствие не обмануло.
- Мсье Фирмин сообщил мне, что из необходимости обеспечить безопасность с этого дня Оперу будут осматривать жандармы... Разумеется, в обычной одежде, - объявила танцмейстер, обведя взглядом присутствующих, и, предвосхищая возможные восторги, сурово добавила:
- И вы должны делать вид, что ничего об этом не знаете! Если вам будут задавать вопросы, отвечайте на них чётко... И не распространяйтесь о том. Вполне возможно, что над Эстель подшутил кто-то из служащих.
- Хорошо, мадам, - стройным хором откликнулись балерины, по безмолвному велению мадам Жири возвращаясь к танцевальным станкам.
Мэг же, воспользовавшись заминкой, призывно дёрнула подругу за руку, возбуждённо сверкая глазами: в ней снова пробудился присущий ей неуёмный энтузиазм.
- От нас явно что-то скрывают, тебе так не кажется? Стоит устроить своё расследование - мы ведь наверняка можем найти нечто интересное там, где ни один жандарм не додумается искать!

0

5

Как ни пыталась Кристин нарочно оставаться безучастной ко всему происходящему вокруг так, будто бы её это нисколько не интересовало, даже она не могла упустить из виду одну очень важную и чрезвычайно беспокоившую её деталь. Мэг, её неутомимая и бесстрашная спутница во всех приключениях, последние два дня вела себя уж очень непривычно тихо тогда, как её неуёмная энергия, бьющая фонтаном через край, имела чудесное свойство сообщаться и самой Даэ. Но всё-таки стоит признать, юная Жири проявляла чудеса хладнокровия на фоне всей этой шумихи (подумав об этом, Кристин отчего-то обратила свой взгляд украдкой на её матушку, уголки губ её дрогнули в едва заметной улыбке). Аргументы в пользу их относительной безопасности на ближайшее время показались ей весьма убедительными и, вероятно, поэтому Кристин, привыкшая доверять, порою, весьма любопытным наблюдениям подруги, встретила эту новость куда более воодушевлённо, чем она. Лишние меры предосторожности не помешали бы, несмотря на то, что, по её мнению, к их балетному классу и так было приковано слишком много внимания. Не имея привычки подслушивать чужие разговоры, Кристин благополучно пропустила весь разговор мимо ушей и потому на вопрос Мэг не смогла найти ничего лучше, кроме как равнодушно пожать плечами. Однако тон подруги, возвещающий о возможной отмене оперы, всё же заставил её заметно напрячься и свести к переносице тонкие тёмные брови от заметного усилия над собой. Личико сделалось каким-то испуганным и в то же время заметно встревоженным. Удивительно, и как ей до сих пор не пришла мысль о том, что, возможно, именно сейчас за их спинами решается их дальнейшая судьба?
- Ох, а как я на это надеюсь, Мэг! Просто не верится, чтобы все наши старания, месяцы напряжённых репетиций, могут быть перечёркнуты этим… - Кристин так и не успела договорить, потому как в ту же минуту минутное совещание было прервано для вынесения окончательного приговора сгоравшим от нетерпения юным леди. Теперь Кристин всё более утверждалась в мысли, что вряд ли кто-нибудь посмеет допустить, чтобы подобное происшествие, потрясшее чуть ли не всю Оперу, получило своё продолжение. Тем более, когда к этому странному делу привлекли стражей порядка. Вместе с тем это важное обстоятельство ещё и очень настораживало Кристин. Вряд ли сама мадам Жири могла бы поверить в столь противоречивые слухи об участии Призрака Оперы в этом ночном переполохе, как выяснилось из последней её реплики… или может быть ей бы хотелось, чтобы её воспитанницы так считали?! К тому времени, как балетмейстер кончила свою речь, в кудрявой головке Кристин уже творилась полная неразбериха от количества вопросов, которые будили в ней ребёнка, питавшего особую любовь к разного рода загадкам и тайнам. Переглянувшись почти одновременно с Мэг и услышав об её намерении, Кристин невольно округлила глаза и, бегло оглядевшись по сторонам, чуть наклонилась к её лицу.
- Серьёзно, Мэг? Ты предлагаешь взять нам двоим на себя роль следопытов? – Прошелестел голосок девушки, полный неуёмного детского любопытства и неожиданно вспыхнувшего интереса к этой новой удивительной игре, которая, несомненно, могла бы скрасить их суровые серые будни. Однако мадемуазель Даэ не была бы собой, если бы не подумала о последствиях (притом, что она всегда представляла себе почему-то наиболее неприятный  из возможных вариантов развития событий). Пускай иногда фантазия Кристин уводит её слишком далеко, а сама девушка имеет склонность, порою, сгущать краски… но разве это делает невозможным её предположения? Увенчается успехом или нет их импровизированное расследование, очевидно, по головке их уж точно никто не погладит, она это предчувствовала.
- Звучит заманчиво, но… ты уверенна, что это не опасно? – Неуверенно проговорила девушка, словно опасаясь невольно задеть подругу, поубавив её энтузиазм. Лицо её стало непривычно серьёзным и даже каким-то сосредоточенным. – Ещё неизвестно, хватит ли у нас с тобой сил противостоять тому… чего мы даже не знаем!

+1

6

Кристин - по всему было видно - не была расположена к подобным забавам, которые предлагала Мэг. И это не удивляло: в их дуэте за рассудительность всегда отвечала Даэ, а вот за проделками стоило обращаться к Жири как к неиссякаемому источнику азарта и выдумок. Только взгляд Колетт (а то и лёгкий подзатыльник) мог образумить эту слишком уж живую натуру, в которой периодическое послушание весьма неплохо сочеталось со склонностью отступать от общепринятых правил. Вот и на сей раз девушка была настолько воодушевлена, что даже близкое расположение матушки не заставило её прервать увлекательную беседу.
- Это совершенно необходимо! - Маргарет с жаром закивала, не забывая внимательно озираться на предмет подслушивания, и, серьёзно сдвинув брови, добавила:
- Представь, что будет с Оперой, если полиция не найдёт злоумышленника, а нечто подобное продолжит повторяться... Оцепление! Надзор! Никаких выходов в город!
Говоря об этом, Жири сама ужаснулась, вообразив себе столь неприятное развитие событий. Как же быть балеринам без походов по магазинам? Без прогулок по паркам, по улочкам, наполненным дивными запахами из булочных и кондитерских?
"Как же выжить в таком страшном мире?" - казалось, говорило погрустневшее лицо хористки, в печали опустившей уголки губ до скорбной мины. Правда, в следующую же секунду эта мина сменилась крайне решительным выражением: "Опасность? Ха! Да я смеюсь в лицо опасности!". В своей храбрости Мэг была убеждена. Теперь надо было убедить Кристин в том, что она ничуть не менее храбрая.
- Кристин, милая, мы живём в Опере столько лет и ни разу не встречали ничего опаснее паука, - заметила девушка, вставая к станку вполоборота, так, чтобы можно было незаметно продолжать беседу при прогибе назад. - И мы ведь не будем спускаться в подвалы... Только на пару пролётов!
Поспешно уточнив допустимую глубину спуска, Маргарет нервно хмыкнула: казематы Оперы были настолько мрачно таинственными, что она не решалась до конца нарушить запрет туда соваться. А два пролёта - это разве "спуститься в подвалы"? Пустяк! Как две ступени пройти!
- А ещё, - Мэг задумчиво поджала губы, - ещё я не думаю, чтобы шутник сам осмелился прятаться под зданием: там ведь совсем нет света... И крысы... Для этого надо быть либо отважным рыцарем, либо абсолютным безумцем! Ну или Призраком, - хихикнув, добавила она, но смешок вышел неуверенным. Даже для Мэг Жири, готовой к любым поворотам, будет сюрпризом, если в деле и вправду замешан легендарный Призрак Оперы!

0

7

- Мэг, - Кристин протянула руки к подруге, словно хотела этим жестом показать свое полное расположение. Ведь она ни в коем случае не хотела, чтобы подруга посчитала ее трусливой, а хуже того, чтобы девушка подумала, что Кристин по какому-то злому умыслу не хочет участвовать в плане своей подруги. Но как хотелось бы поделиться всем тем, что затаилось на душе у Кристин! К своему несчастью, она не могла себе позволить это сделать, ведь если бы девушка поделилась своими страхами с Мэг, то ей непременно пришлось бы рассказать про Ангела Музыки. А этот секрет знала только мадам Жири. Ведь Ангел Музыки очень строгий, а мама Мэг была одной из тех, кому он тоже являлся, а, значит, считался, доверенным лицом. Что же касается Мэг, то Кристин так и не доверилась ей.
На душе у Кристин было не спокойно. Самое большое волнение вызывали последние события. Бедная Эстель! Кристин никогда не поверила бы, что кто-то настолько плох, что мог бы просто пошутить на девушкой. Хотя, в глубине души, юная хористка надеялась, что Эстель не подвергалась настоящей опасности. Девушка не переживала за себя, но сейчас рассказы Буке принимали явственные формы. Всем балеринам и хористкам, в том числе и Кристин, мерещилось "безносое лицо" за каждым углом. Большинство девушек возвело Буке в ранг самых правдивых рассказчиков и теперь предавали его слова из уст в уста, причем всякий раз сгущая краски еще больше. Да и когда мадам Жири не было рядом, разговоры шли только о Призраке Оперы. Вот теперь и Мэг. Кристин всегда знала, что Мэг верила сказкам Буке, но надеялась, что настолько, что не захочет стать жертвой пенджабской петли. Но Кристин, по всей видимости, не учла природного задора и энтузиазма Мэг. Ее неуемная энергия явно требовала выхода.
- Мэг, ты же слышала, о чем говорили месье Фирмин и мадам Жири. В театре будут жандармы в штатском. Наверное, они будут обшаривать все подвалы, и мы не сможем прошмыгнуть мимо них.
- Отважным рыцарем? - Эхом отозвалась Кристин, посмотрев на свою подругу. С одной стороны, она разделяла ее точку зрения: жить под постоянным надзором она бы просто не смогла, к тому же, при таком образе жизни Ангел Музыки навсегда покинет ее, но, с другой стороны, Кристин не считала разумным идти наперекор полиции и пытаться самим найти "шутника". Ведь, возможно, он может быть опасным человеком. - Нет, отважные рыцари никогда не сделают ничего дурного даме.
Кристин улыбнулась. Пожалуй, она излишне волнуется. Конечно, Мэг предлагает достаточно опасное предприятие. Но, как думалось Кристин, что если они спустятся всего лишь на два пролета, они никого не найдут. Ведь там каждый день ходит не только Буке, но и рабочие сцены. А они, в отличии от главного по колесникам, никогда не рассказывали про таинственного Призрака Оперы. Не считая тех случаев, когда они написались вместе с Буке. Этот факт способствовал тому, чтобы Кристин все-таки сдалась пред напором подруги:
- Хорошо, - наконец-то проговорила она. - Мы попробуем спуститься на пару пролетов. Только не спеши радоваться, я, по прежнему думаю, что нам не позволят это сделать жандармы. Мне кажется, они уже прибыли в театр, а господа директора и мадам Жири убедят их сделать все, что в их силах, лишь бы никто не пострадал. Это значит, что бдительность у них будет повышенная.
Кристина покачала головой, сама не веря собственным словам. Она не только решила осмелиться проникнуть в подвалы театра, но и уже начинает рассуждать о том, как пройти бдительных стражей. Правда, она не была увлечена этим приключением так, как Мэг. Скорее, это было вызвано тем, что Кристин хотела, чтобы жизнь вновь пришла в прежнее русло.
- Какой у тебя план? - Спросила девушка подругу. - Как мы проберемся в подвалы театра? Я знаю, что есть несколько коридоров, но почти все они начинаются от сцены, а не от жилых помещений, а там будет самый тщательный надзор.

+1

8

Несмотря на всю убедительность (во всяком случае, Мэг казалось, что она убедительна), Кристин по-прежнему колебалась, и проницательная девушка чувствовала, что Даэ предпочла бы отказаться. Но нежелание обидеть подругу...
"Я всё равно пойду", - обречённо подумала про себя Жири, прекрасно понимая, что если ей самой по сути нечего терять, то Кристин, если они попадутся, как раз-таки рискует многим. Именно поэтому балерина вовсе не планировала обижаться на неё и была готова принять любой её ответ и смириться с ним. В конце концов, ей не впервой устраивать вылазку в одиночестве! Разве не она, Маргарет Жири, бродила по коридорам Оперы, будучи ещё совсем девочкой? Собственно, по этой самой причине Колетт решила, что её чаду жизненно необходим неусыпный материнский контроль, пока Мэг в саоей жажде приключений не добрела до подвалов Популлер...
- Кристи-и-ин, - протянула Жири, стрельнув глазами в сторону мсье Фирмина, - ты ведь и сама прекрасно понимаешь, что жандармов в подвалы не пустят: туда никого не пускают! И все это знают... И тот, кто подшутил над Эстель, тоже.
Девушка понизила голос до заговорщицкого шёпота, многозначительно изогнув брови. Где же ещё искать виновника всех волнений, как не там? И если подозрения Мэг оправдаются, кто потом вспомнит, что она нарушила правила? Да ей, может, сам Призрак руку пожмёт за спасение репутации!

"Дорогая, если ты откажешься, я не стану обижаться, честное слово!" - слова почти слетели с уст балерины, совсем не желавшей, чтобы у Даэ из-за неё начались неприятности, - у самой близкой подруги! Да она в жизни себе этого не простит!
Видимо, Кристин размышляла в том же духе; иной причины её согласия девушка не могла предположить и, преисполнившись искренней благодарности, устремила взгляд широко распахнутых в восхищении глаз на Даэ, даже позабыв  про необходимость создавать видимость разминки.
- Ты в самом деле пойдёшь со мной? О, милая!.. Ну, мы хотя бы просто посмотрим, - закивала она, дальновидно решив не уточнять масштабы разведки. - А план очень прост! Улучим момент, проберёмся к проходу, немножко спустимся, посмотрим, нет ли кого, и вернёмся. Ничего сложного!
Ободряюще улыбнувшись, Маргарет накрыла ладонь подруги своей, легонько сжав её. Какие бы тайны ни были между ними, они всегда поддерживали друг друга, и это невозможно было не ценить.
- Я думаю, что не стоит делать это после отбоя или перед ним... Мы вряд ли успеем, а ещё это немного страшно, - смутившись, призналась малютка Жири, кротко вздохнув. - Давай перед утренней репетицией? Встанем пораньше, и... А если что, то всегда можно отговориться, мол, решили дополнительно размяться!

+1

9

Кристин вздохнула, думая о том, к чему привет ее согласие. Что будет дальше? Не попадут ли они в ловушку? Не пострадают ли? Как много было всяких "если", а Кристин была отнюдь не самой смелой девушкой на свете, которая с легкостью бы могла преодолевать любые неприятности. Но разве могла бы она бросить Мэг одну? Ее белокурая подруга наверняка бы направилась в подвалы театра, вовсе не думая о своей безопасности. Такого Кристин позволить не могла. Нет, она должна пойти с ней. Хотя бы ради того, чтобы убедиться, что все будет в порядке. А, возможно, им удастся убедиться еще и в том, что никакой опасности нет и вовсе. Возможно, директора перепугались раньше времени, напрочь испугав и всех обитателей театра. Но как тогда быть с малышкой Эстель? Неужели среди них есть такой шутник, который просто решил досадить девушке, вовсе не желая ей зла? Конечно, было бы хорошо, если бы все это вылилось в очередную шутку. Но Кристин прекрасно понимала, что просто так никто бы не позвал жандармов и не усилил охрану. Значит, было что-то, чего все опасались. Как хотелось помочь Мэг в ее поисках! Почти так же сильно, как отказаться от них вовсе. Кристин словно хотела что-то сказать Мэг, но так и не решилась этого сделать. В конце концов, она просто покачала головой, словно признавая свое поражение.
- Ладно, так и условимся, - проговорила Кристин, стараясь приободрить подругу улыбкой, хотя младшая Жири была итак полна решимости. Кристин бы такую решимость! Тогда бы она давно поделилась бы с Мэг историей про Ангела Музыки и перестала бы нести этот груз тайны в одиночку. - Думаю, что лучше всего это сделать на рассвете. Тогда мы не вызовем подозрения у мадам Жири. Она наоборот будет рада, что мы не бродим по театру, когда стемнело.
По крайней мере, Кристин успокаивало то, что свое путешествие они отложили до утра. Но на то было очень много объективных причин. Вряд ли бы кто-нибудь позволил бы им сделать хотя бы пары шагов от своей комнаты после отбоя. Днем же можно было, как и сказала Мэг, сослаться на дополнительную разминку или закрепление какого либо элемента, уже разученного с мадам Жири.

Для Кристин ночь прошла довольно беспокойно. Девушка почти всю ночь ворочалась в постели, стараясь делать это максимально тихо, чтобы не разбудить никого. Пару раза она садилась на кровать, стараясь хоть как-то переменить положение, чтобы устроиться поудобнее. В голову лезли всякие мысли, начиная с уроков  Ангела Музыки и заканчивая опасным предприятием, которое затеяли они с Мэг. Что первое, что второе не давало ей покоя. И если за первое она переживала, то второе ее удручало и пугало. Не только происшествие с Эстель, но и рассказы Буке. Они принимали все более устрашающий окрас. Это пугало Кристин, и она всякий раз старалась не воспринимать их всерьез. Все чаще и чаще после рассказов Буке образ Ангела Музыки и Призрака Оперы сливались для нее в едино. Но Кристин старалась гнать от себя эту мысль всякий раз. Нет! Ее Учитель не может быть таинственным убийцей с пенджабской петлей. Этого просто не может быть!
Заснуть Кристин удалось лишь под самое утро и то не на долго. Едва забрезжил рассвет, девушка открыла глаза и села в кровати. Какое-то время она просто смотрела на стену, пытаясь осознать, что же было ночью. Был ли это сон, или ее собственные мысли сыграли с ней злую шутку, заставив испугаться пуще прежнего? В любом случае, Кристин ощущала еще большую усталость, чем накануне. Она по-прежнему не была переполнена решимостью, но теперь ей захотелось раскрыть тайну не меньше Мэг, чтобы развеять все свои сомнения. Иначе они просто-напросто сведут ее с ума. Стараясь не шуметь, Кристин оделась и постаралась привести себя в порядок. Девушки еще прибывали в царстве Морфея, и мадемуазель Даэ даже позавидовала их спокойствию. Как можно так мирно спать, когда вокруг творятся такие страшные вещи? Но и Мэг еще крепко спала. Может быть не стоит ее будить? Тогда она проспит условленное время, сама Кристин тоже притвориться спящей, и они останутся здесь, в безопасности?
Кристин подошла к Мэг, если и был шанс отсрочить это путешествие, то он был утерян навсегда. Девушка дотронулась до плеча подруги и проговорила:
- Мэг, вставай. Надо уйти, пока все спят.

0

10

Согласие подруги (а теперь по совместительству и ближайшей соратницы) привело Мэг в крайнее возбуждение: всё-таки приятно отправляться на подвиг не одной. Мало ли, что там будет поджидать её?.. Разумеется, мысля в этом ключе, девушка представляла вовсе не призраков или ещё каких существ, по множеству легенд населявших Оперу, но две балерины со стороны казались ей менее подозрительными, чем одна ранняя пташка, опасливо мечущаяся из тени в тень. Итак, коварный план Маргарет Жири по поимке шутника начал постепенно обретать реальные очертания...
- Обещаю, мы убежим при первых же признаках опасности, - горячо шепнула Мэг подруге, краем глаза наблюдая за матушкой, провожавшей директора к дверям репетиционного зала. - Уж кому, а тебе так точно нельзя попадаться!..
"А если это всё-таки случится, то я всю вину возьму на себя", - хотела добавить юная интриганка, но не успела: Колетт Жири вернулась к выполнению обязанностей хореографа и недвусмысленно попросила девушек вернуться к своим и прекратить разговоры. Таясь от её внимательного взора, Мэг скрывала торжествующую улыбку: предстоящее приключение приятно жгло спину, подзадоривая и подталкивая к действию.

Возбуждение не покинуло отважную сыщицу и после занятий, несмотря на то, что в спальню она вернулась не менее уставшей, чем её подруги. Приятный холод свежей простыни, мягкая подушка, тёплое одеяло... Казалось бы, все условия для благодатного сна в наличии, но малютка Жири томилась в предвкушении, услаждая своё воображение целым сонмом грёз, в которых им с Кристин удаётся разоблачить преступника, и сам начальник парижской жандармерии жмёт ей руку, а Колетт... Колетт, безусловно, будет жутко гордиться, когда её дочери вручат медаль за особые заслуги перед городом! И, возможно, наконец перестанет журить её за то, что она иногда засыпает во время занятий. Мэг очень хотелось поделиться своими мыслями с подругой, которая, судя по поскрипыванию кровати, тоже не засыпала, но она так и не решилась нарушить ночную тишину, а вскоре и сама провалилась в глубокий сон, путешествуя по кущам Морфея на облачке героических мечт.

- Мэг, вставай...
"Да-да, господин жандарм, я с удовольствием буду с вами сотрудничать!".
- Надо уйти, пока все спят.
"Что?..".

Сонно встрепенувшись, Жири резко села в постели, щурясь и созерцая утренний полумрак. Неужели вручение медали было только сном?.. Ну ничего страшного, она заслужила её во сне, сможет добиться и наяву! Кивнув разбудившей её Даэ, девушка торопливо соскочила с постели, резво натягивая одежду и приводя себя в достойный балерины вид.
- Ой, Кристин, мне такое снилось! Вот бы сбылось!.. - произнесла Маргарет, едва за ними затворилась дверь спальни, и в предвкушении прикусила губу. - А ты как спала?..
Со стороны их путь мог бы показаться беззаботной прогулкой, и отчасти так оно и было на самом деле: к тем входам в подземелье, которые были известны, водились негласные экскурсии, так что дорога была знакома обеим заговорщицам. Однако чем ближе они подходили, тем напряжённее прислушивались: уж слишком, слишком высокой была вероятность повстречать на своём пути такого же раннего, как и они, жандарма...

+1

11

Кристин улыбнулась подруге. Не стоит беспокоить ее по таким мелочам. Со своими внутренними переживаниями она вполне может справится сама. Нет нужды все усложнять. К тому же, при свете дня, Кристин чувствовала себя заметно увереннее, ведь обычно все появления ее таинственного Учителя были после заката. По крайней мере, ей. Кристин меньше всего хотела сейчас думать о том, что ее Учитель и таинственный "шутник" одно лицо. Сейчас саму себя ей было легче в этом разубедить, чем вечером. Хотя, может быть, дело в том, что Кристин уже свыклась с мыслью о том, что Мэг не остановить. Отпустить же Мэг одну в подземелье она просто не могла себе позволить, ведь с ней могло случиться все что угодно.
- Мне ничего не снилось, - проговорила Кристин, скрывая за легкими и обыденными словами правду о бесонной ночи и еще раз убеждая себя в том, что, отправляясь в подземелье вслед за Мэг, она поступает правильно. А если и не правильно, то хотя бы делает все для того, чтобы помочь самой близкой своей подруге. Кто, как не Мэг, разделял все ее треволнения? Разве можно отказать ей в такой малости, как путешествие в подземелье? Конечно, Кристин надеялась на благоразумие подруги, но все же было лучше подстраховаться:
- Только вспомни то, что ты говорила мне вчера, - назидательным тоном, точь-в-точь копируя мадам Жири, проговорила юная Даэ, - мы не будем спускаться слишком низко, мы только посмотрим и, в случае опасности, тут же поднимемся наверх, чтобы там не было.
Но Кристин была права - времени терять было нельзя. Если все обитатели "Опера Популер" проснуться, то их могут застукать. Вряд ли мадам Жири будет рада, что ее дочь и Кристин ослушались приказа полицейских, которые вовсю сновали по театру. Лучше уходить сейчас, пока еще не все проснулись. Кристин быстро оправила свое платье, которое надела для этого "приключения" и увидела, что и Мэг была полна решимости. Они двинулись в путь, хотя Кристин то и дело оглядывалась. Ей казалось, что сейчас из-за угла непременно покажется мадам Жири или жандарм. И это, несмотря на то, что никто не мог бы им отказать в ранней прогулке в стенах "Опера Популер". Сейчас здесь было особенно тихо. По коридорам не сновали артисты и рабочие сцены, все еще крепко спали. Театр диктовал свои правила, и бодрствование большей части коллектива обычно было во второй половине дня и до глубокой ночи. Сейчас же никто не мог помешать Кристин и Мэг проникнуть в подвалы, но  мадемуазель Даэ то и дело все равно страшилась каждого шороха. Она старалась держаться поближе к Мэг, подстраиваясь под ее шаг, и решила хоть о чем-то поговорить. Их голоса, пусть и тихие, создавали иллюзию присутствия людей.
- Как ты думаешь, - проговорила Кристин, когда они уже спустились на этаж ниже, и им пока не встретился даже жандарм, -  кто же все-таки посмел так пошутить над бедной Эстель?
Кристин не могла это назвать иначе, чем шутка. Если бы она призналась самой себе, что Эстель угрожала опасность, то это означало, что опасность эта нависла и над юными хористками. Пусть это лучше окажется шуткой! Чьей-то злой шуткой. Слова Кристин потонули в тишине коридоров. И девушке отчего-то подумалось, что ее Ангел Музыки никогда не навещает ее в предрассветные часы. Обычно их уроки проходят вечером, а заканчиваются уже глубокой ночью. Почему ее Ангел Музыки скрывается во тьме? Кристин чуть было не задала этот вопрос Мэг, которая шла рядом, но вовремя опомнилась, что не оповещала ее обо всех тонкостях своих занятий с Учителем. Мэг знала лишь то, что Кристин берет у кого-то уроки. Интересно, почему Ангел Музыки открылся лишь матери Мэг? Как оказалось, что она является связующим звеном между ней и Ангелом? Но Кристин почти никогда не задумывалась об этом, она редко уделяла внимание таким моментам. Но сейчас все изменилось. Если окажется, что ее Ангел Музыки как-то причастен к шутки с Эстель, то что будет с ней?
- Мэг, мы очень часто слушали о том, что нам рассказывал Буке, - "лицо безносое желто...", - вспомнилось Кристин, - как ты думаешь, неужели все-таки это Призрак Оперы? Неужели это он захотел досадить малышке Эстель?
Кристин пыталась говорить спокойно, но в глазах затаился страх. Что если...?

0

12

Незаметно, бесшумно и непринуждённо... Серые в рассветном полумраке коридоры пока были пусты, но Мэг, решившая воплотить себя в роли разведчика, была внутренне готова ко всему - даже к выскочившему из-за угла Призраку Оперы! Но тот, разумеется, не собирался радовать барышень своим появлением, а Колетт Жири так рано не поднималась, да и вряд ли бы вознамерилась патрулировать этаж, так что наивысшим злом, какое могло ожидать девушек на их пути, были бы жандармы. Правда, те, по мнению Маргарет, преимущественно впустую слонялись без дела, наводя на хористок и балерин цыплячью панику... Но зато за их спинами было очень удобно развивать своё независимое и куда более полезное расследование.
Не рискуя слишком часто подавать голос (здешнее эхо было коварнее Карлотты), юная Жири молча улыбалась, возглавляя их с Кристин таинственное шествие. "Она робкая, но на самом деле очень храбрая", - с нежностью думала о своей подруге балерина, томно прикрывая ладонью зевок: сон никак не хотел отпускать свою пленницу, пусть даже пол весьма ощутимо холодил стопу через тонкую подмётку туфелек.

- Конечно, мы не будем спускаться до самых подземелий, только пара ступенек! - Мэг твёрдо кивнула, чтобы у Даэ не осталось сомнений в наследственной верности всех Жири своему слову. - Там наверняка жутко холодно... И вдруг там крысы? Ты же знаешь, как я их не люблю!
Тряхнув копной светлых волос и для пущей убедительности состроив гримаску, девушка, прижавшись спиной к стене, опасливо заглянула за угол коридора, проверяя, чист ли их путь. То ли часть сознания всё ещё дремала, то ли опасения оправдали себя, и несколько жандармов стерегли покой Оперы, - слуху удавалось вычленить в тишине лёгкий шаг, и это наблюдение и тревожило, и подзадоривало отважную сыщицу.
- Ох, не знаю, Кристин, - понизив голос, протянула она, напряжённо всматриваясь в попытке углядеть впереди чужую тень. - Вдруг это и в самом деле Призрак? Но зачем ему нападать на балерину, и тем более на Эстель?.. Может, она и сплетничает, но Опере это ведь не вредит... Я скорее поверю в то, что это Буке решил нас разыграть!
Мэг неопределённо дёрнула плечом. Хоть она и коллекционировала слухи и байки об Опере, она никогда не забывала о том, с каким почтением и уважением её мать относилась к тому, кто оставлял ей таинственные послания с различными поручениями. Вряд ли бы Призрак пользовался расположением Коллетт, окажись он сумасшедшим!
- Почти пришли, - ободряюще заключила девушка, подмигнув своей спутнице и шагнув за угол, стараясь при этом держаться в тени. - Помнишь дверь рядом с натюрмортом, на котором фруктовая корзина с виноградом? Её хотели заложить камнем, но в итоге просто прикрыли гардиной... Идеальное место, чтобы укрыться, правда, Кристин? Надеюсь, дверь не запирают...
Маргарет была полна предвкушения, и чем ближе была цель, тем скорее с девушки спадали остатки полудрёмы. Какой тут сон, когда впереди ждёт подвиг!

0

13

"Опера Популер" еще спала. Это Кристин отметила сразу, как только оказалась вместе с Мэг в коридоре. На самом деле, это был не первый раз, когда Кристин и Мэг просыпались так рано. На то было несколько причин, начиная с того, что девушкам надо было лишний раз порепетировать, и заканчивая тем, что Кристин чувствовала необходимость посетить часовню в те часы, когда в Опере еще никто не проснулся и не смог бы ей помешать. Но в те разы Кристин никого не опасалась и не делала ничего такого, что могло бы кого-то раздосадовать. Сейчас же они с Мэг предпринимали по-настоящему рискованное дело. И Кристин не могла думать о том, что поступают они не правильно. Но желание поддержать любимую подругу было превыше собственных страхов. Поэтому она слушала Мэг, стараясь не думать, какой опасности они подвергаются.
"Наверное, - пыталась убедить Кристин саму себя, - это просто какая-то глупая шутка. Никто не хотел причинить вреда Эстель. Все вышло по недоразумению".
Кристин подняла глаза на свою смелую подругу, и решила ничем не уступать ей. Глубоко вздохнув, она заговорила:
- Надеюсь, что все-таки это не Призрак Оперы. Мне кажется,бедняга Эстель не сделала ничего такого, что могло бы так сильно раздосадовать его.
В глубине душе Кристин правда надеялась, что не таинственный обитатель оперы, о котором говорили сейчас все - от мала до велика. Случай с Эстель лишь возбудил новые слухи, которым весь театр итак был полон. Теперь страх казался более осознанным для всех. Раньше неприятности не касались лично хористок и балерин, поэтому к проблемам той же Карлотты они относились снисходительно, отчасти о того, что им никто не причинял вреда. Теперь все понимали, что то, что произошло с Эстель, могло произойти с каждой.
- Ах, Мэг, я не устаю тебе удивляться! Тебя больше заботит наличие крыс, чем таинственного преступника, - Кристин покачала головой, продолжая путь со своей подругой.
В "Опера Популер" было по-прежнему пустынно, но чем ближе Кристин и Мэг подходили к входам в подземные коридоры, тем отчетливее слышались чьи-то неторопливые шаги. Конечно, это были жандармы.  Этот участок они стерегли намного серьезнее, как и входы и выходы из театра. Но Кристин понимала: к тем выходам, которыми пользовались рабочие сцены, они пройти не могли. Там жандармов было больше всего. Юная Даэ уже хотела спросить свою отважную подругу, как они пройдут мимо жандармов, когда Мэг сама предложила идею.
- Дверь рядом с натюрмортом? - Переспросила Кристин. Как она могла забыть! Театр полон всяких потаенных ходов, девушки, наверное, не знали и половины этих ходов, но еще с детства они исследовали несколько, правда не позволяя себе зайти далеко в подвалы театра. - Да, мы можем попробовать пройти там.
Отчасти, Кристин нравился этот проход. Хотя бы потому, что он был довольно далеко от основных коридоров, по которым ходили рабочие сцены. А это значит, что жандармы не будут его прочесывать и не наткнуться на двух блуждающих девушек.
Действительно, вход так и не заложили камнем. Гардина слегка покачивалась, а это означало, что откуда-то идет тяга. Кристин это немного приободрило. Очень не хотелось искать новый проход и попасться на глаза жандармов, пока же они не привлекли к себе внимание, и Кристин надеялась, что так продолжаться и будет. Они только посмотрят, убедятся, что ничего не происходит, и вернутся назад. Такой план вполне устраивал Кристин, хотя девушка знала, что Мэг ждала чего-то большего, но Кристин надеялась на лучший исход событий.
Кристин отодвинула гардину и чихнула. К этому входу явно никто не подходил очень давно, никто даже не заботился о том, чтобы убирать этот участок коридора. Наверное, никто не позаботился о том, чтобы запереть эту дверь. Кажется, о ней даже все позабыли. Кристин дотронулась до железной ручки, слегка нажав на нее. Замок был старый и, наверное, ржавый, поэтому ручка поддалась не сразу. Кристин уже было подумала, что дверь все же заперта, когда с третьей попытки она поддалась.
- Открыто, - Кристин кинула быстрый взгляд на Мэг. Дверь по-прежнему была приоткрыта лишь на какую-то четверть. - Идем?

0

14

- Не знаю-не знаю, - протянула Мэг, на мгновение замирая и прислушиваясь. - Он... То есть Призрак, - и раньше был странный. Взять хотя бы эти проделки с пропажей нарядов... А его нелюбовь к нашей приме? Карлотта ведь тоже ничего не сделала! Только приехала, - сдавленно хихикнув, заметила девушка, прикрыв рот ладонью. В целом она не возражала против таких шуточек, вносивших в будни балерин особую изюминку, но кто знает, насколько далеко неведомый проказник может зайти? Обитательниц Оперы не раз стращали всякими нехорошими историями о том, что может произойти с неосмотрительной мадемуазель на тёмной парижской улочке, и подобный исход пугал несоизмеримо больше, чем эфемерный Призрак. Так что виновный, по мнению Мэг, должен быть найден и наказан! А уж кто он, тут пусть жандармерия разбирается...
"С другой стороны, - Жири сдержанно прикусила губу, - было бы очень любопытно встретиться с мсье Призраком! Интересно, он просвечивает?.. И можно ли его потрогать? Впрочем, если Эстель чувствовала его руки... А вдруг он обретает плотность только после полуночи? Но разве Кристин вытащишь среди ночи... Да и матушка", - придя к выводу, что более успешная альтернатива расследования невозможна, сыщица горестно вздохнула. Приходилось довольствоваться имеющимся...

- А я как-то даже смогла туда заглянуть, когда рабочие убирали с глаз долой высокий такой свечной канделябр, который Карлотта объявила проклятым, потому что он на неё падал всю репетицию, - рдея от удовольствия, похвасталась балерина, останавливаясь за постаментом с вазой и внимательно оглядываясь. Гардина умиротворённо покачивалась от сквозняка, проникавшего то ли из-за щелей прикрываемой ею двери, то ли из неведомо где распахнутого окна; по всей видимости, Опера начинала просыпаться, а стало быть, нужно было торопиться. Пока Мэг присматривалась, Даэ тем временем перехватила инициативу и быстрой перебежкой приблизилась к двери. Приятно обрадованная прытью подруги (не иначе как ощутила дух азарта!), Жири последовала её примеру, тоненько чихнув в унисон с Кристин.
- По всей видимости, уборка обходит это место уже давно, - прогнусавила девушка, зажимая нос двумя пальцами, чтобы не расчихаться окончательно. - Если бы мне нужно было спрятаться... Самое подходящее место! Только лязгай ручкой потише... Вдруг мы его спугнём?
Запоздало забеспокоившись, что услышать их может не только неизвестный преступник, но и предположительно присутствующая охрана, стоящая на страже покоя Оперы, Жири тревожно затопталась на месте, мысленно поторапливая непокорную дужку ржавого замка выйти из паза. Как водится, тут же начали чудиться и шаги, и приближающиеся голоса... По коже мгновенно пробежали мурашки ужаса и возбуждения: две такие примерные ученицы - и нарушили правила! Нет, перед жандармами они ещё смогут оправдаться, но вот Колетт...
- Открыто, - возвестил благовестный голосок Кристин, и Маргарет облегчённо выдохнула, торопливо закивав и легонько подтолкнув напарницу в спину.
- Только пара ступенек, и обратно, - успокаивая то ли её, то ли свой внезапно проснувшийся голосок трезвомыслия, произнесла балерина, зябко обхватывая себя за плечи: откуда-то снизу поднимался необычный сквозняк, навевавший мысли об озёрной прохладе.

0

15

Пора было решаться. Чем дольше Кристин оттягивала момент встречи с неизвестным, тем страшнее было девушке. Надо было все сделать сразу, именно поэтому она и решила перехватить инициативу в свои руки. Чем быстрее они с Мэг заглянут в потайной коридор, спустившись на пару ступенек, тем быстрее они поймут, что никого там нет. Меньше всего Кристин ожидала Призрака Оперы, притаившегося за этой дверью. Даже если он и существует, то он никогда не рискнет днем оказаться так близко к основным помещениям театра. Или рискнет? От перспективы встретиться с Призраком Оперы лицом к лицу кровь стыла в жилах, но Кристин всячески пыталась уговорить себя, что за этой дверью они с Мэг не найдут ровным счетом ничего. Разве что огромные слои пыли, плесень да затхлый воздух. Правда успокоение так и не наступало, гораздо проще было убедиться самой в том, что там ничего нет. Самое главное, что это убедит Мэг и на какое-то время она успокоиться. Нельзя сказать, что Кристин осуждала подругу, но все же она опасалась последствий не только со стороны коварного Призрака Оперы, от которого в последнее время страдала не только прима театра сеньора Карлотта Гудичелли, но и бедняжка Эстель, но и с мадам Жири, которая отнюдь не одобрила такие вылазки ни со стороны Кристин, ни, уж тем более, со стороны собственной дочери.
Надо было заканчивать это предприятие как можно скорее и возвращаться обратно в комнату, пока мадам Жири не углядела в действиях двух девушек что-то недопустимое.
- Пара ступенек, - словно эхом отозвалась Кристин, убеждая в этом саму себя. Что тут страшного - спуститься недалеко вниз, оглядеться и вернуться обратно? Кристин сделала шаг, за ним второй. В коридоре было холодно и сыро. К тому же, настолько пыльно, что встревоженные появлением девушек слои пыли тут же оседали на них. Кристин уже казалось, что ее руки ужасно грязные, а ведь она всего лишь дотронулась до стены, когда ей показалось, что упадет, неловко встав на ступеньку.
- Как здесь грязно, - проговорила юная Даэ как можно тише, словно боялась кого-то потревожить. - И здесь так темно.
Девушка задумалась о том, как можно жить в этом подземелье, ведь даже солнечный свет сюда не проникает. Когда Кристин была маленькая, отец часто рассказывал ей сказки. Одна из сказок была о маленьком мальчике, который погубил Цветок, оставив его без Солнечного Лучика, с которым Цветок был так дружен. Тогда Кристин очень осуждала мальчика, она не могла поверить, что кто-то может запретить другому видеть солнечный свет. Что уже и говорить о том, чтобы добровольно себя на это обречь!
- Я просто не представляю, как здесь можно жить. Если, конечно, Призрак Оперы действительно здесь живет.
Кристин хотела предложить Мэг возвращаться, ведь здесь так ничего и не обнаружено, но вдруг ей показалось, что она слышит какой-то шум. Неужели преступник действительно где-то здесь?
- Ты слышишь? - Спросила Кристин Мэг, вновь чувствуя, что страх подступает к ней. Что теперь с ними будет? Если это преступник, и он напал на Эстель, то что помешает ему сделать это вновь? Особенно с двумя девушками, которые сами пришли в темный коридор, где никого нет, кроме них. - Слышишь? Опять...
Только теперь Кристин отлично осознала, что шум идет не из подземелья, а наоборот от двери. Кто-то там снаружи? Или это проделки Призрака Оперы? Нервы были накалены до предела, поэтому, когда дверь с приглушенным стуком захлопнулась, Кристин не раздумывая преодолела три ступеньки, на которые успела спуститься, и оказалась около двери. Она дернула за ручку, сначала ей показалось, что дверь заперта. Неужели они попали в ловушку? Кристин хотела сказать об этом Мэг, но неожиданно, прямо перед ее носом, дверь распахнулась. Сначала ей показалось, что она ослепла. По сравнению с темным коридором, куда они направились с младшей Жири, в коридорах театра было намного светлее. Но уже спустя несколько секунд Кристин видела, что перед ней стоят двое мужчин. Форма и выправка выдавала в них жандармов.
- Мадемуазель, что вы здесь делаете? - Спросил один из них, пристально глядя на Кристин.
- Мэг..., - проговорила юная Даэ, рукой подзывая подругу. Кажется, они попались...

0

16

Восторгу пришлось разделить пьедестал со внезапно подкравшимся сомнением. Чем ниже спускались ныряющие во мрак ступени, тем явственнее звучал в мыслях Жири голосок трезвомыслия, с настойчивой интонацией Колетт твердивший: "Маргарет Жири, это не то правило, которое можно нарушать! Немедленно вернись, пока не поздно!". Но чего уж греха таить!.. Дверь уже была открыта, и уже были совершены первые шаги за её порогом. Отступить за прыжок до финишной ленты? Да Мэг никогда бы себе этого не простила! Зря она, что ли, пожертвовала лишним часом сна? И неужели зря Кристин согласилась рискнуть - по сути, ради утоления её, Мэг, любопытства? "Нет, если из-за этого пострадает Кристин... Я совсем не хочу этого", - ведя с собой внутренний монолог, балерина мотнула головой, тут же задев носом свешивавшуюся с потолка паутину и безмолвно запаниковав: пауков она, как и многие девицы, не жаловала, и прикосновение к коже ниток их липкого пристанища вызывало, мягко говоря, смешанные чувства. Затаив дыхание, Жири постаралась вернуть себе душевное равновесие, так необходимое каждому сыщику, и, на мгновение забывшись, глубоко вздохнула. Поднятая со ступеней вековая пыль, возмущённая вторжением, взялась жестоко мстить нарушительнице покоя, и в горле Мэг тут же запершило. Прикрыв ладонью нос и рот, она покаянно захрипела и сипло хихикнула, подумав, что с такими звуками в темноте изобразит пресловутого Призрака не хуже самого Призрака. Правда, его никто толком не видел, но это уже мелочи!
- Наверное, нужно быть в очень отчаянном положении, чтобы решиться жить в таком месте, - приглушённо отозвалась Жири, стараясь не раскашляться. - Тут даже факелов нет! Или есть, но я их не вижу... Думаю, - наконец авторитетно подытожила балерина на правах главной зачинщицы, - что если шутник и вправду сюда забежал, то он уже где-то далеко, иначе мы бы его услышали.
"Тут ведь даже просто стоять невозможно, чтобы не расчихаться от пыли", - наморщив нос, Мэг запоздало прислушалась и, на секунду оторопев, с подозрением вгляделась в расстилавшуюся перед подругами темноту. Нет, не может этого быть!.. Но шепоток (так чудилось сознанию) будто шёл из самых глубин, эхом отражаясь от каменных стен. Воображение уже нарисовало впечатлительной деве тысячу и одну картину, и Маргарет, напряжённо следившая за непроглядным мраком впереди, невольно ожидала, что вот сейчас, вот-вот соткётся из клубов тумана неясная, нечёткая фигура...

- Мадемуазель!..
Сердце Мэг ёкнуло, гулко стукнуло и всей тяжестью рухнуло в межреберье. Вот ведь...
- Мадемуазель, что вы здесь делаете?
Стараясь ничем не выдать подкосившихся ног, балерина резко обернулась, созерцая обладателя требовательного голоса растерянным прищуром от ударившего в глаза света, щедро плеснувшего в распахнутую дверь. Кажется, жандарм и его помощник были не меньше удивлены своей находкой, судя по их пристальным взглядам, устремлённым на девушек.
- Ко... Котёнок, - запинаясь, произнесла Мэг, сжимая в своей руке ладонь Даэ. - Мы решили позаниматься до репетиции и прошли бы мимо, но мяуканье... Готова поклясться, что слышала его отсюда, мсье! - пылко заверила мужчин Жири, незаметно буксируя себя и подругу к заветной двери. - Прошу вас, господа, посмотрите сами! Нашей смелости едва хватило на то, чтобы открыть эту дверь, и... Ах, дорогая, нам нужно поторопиться, иначе мы опоздаем!
Настойчиво потянув Кристин за собой, девушка торопливо проскользнула мимо жандармов и, изображая спешку, нырнула в ближайший коридор, то бледнея, то отчаянно розовея щеками.
- Ох, Кристин! Надеюсь, они не решат поговорить о котёнке с матушкой! - прижавшись спиной к стене, Мэг прикрыла глаза, переводя дух. Котёнок!.. Да уж, самое невинное, что только можно найти в подвалах Оперы...

+1

17

Кристин глубоко вздохнула. Именно этого она и боялась: их застали жандармы. Что теперь будет? Они расскажут мадам Жири? Что она с ними сделает, за то что они ослушались ее приказа не совать свой нос в чужие дела? Что скажут господа директора, о том, что девушки осмелились нарушать указания старших? Наверняка, они будут говорить, что они пренебрегли все предупреждения и поступили очень дурно, ведь все запреты были только для того, чтобы уберечь их от опасности. Мало того, мадам Жири упрекнет их в том, что они мешают жандармам выполнять свою работу, мешаясь под ногами.
Но с другой стороны, Кристин радовалась появлениям жандармов. Это значит, что их приключение закончилось и никто не пострадал. Дальше они уже пойти не смогут.  Никто не нападет на них, а Мэг, возможно, поймет, что не стоит затевать такие приключения. Особенно сейчас, когда жандармы снуют по театру и пытаются найти преступника, который навредил Эстель. Но все же Кристин испуганно сжала руку подруги. Меньше всего девушке хотелось, чтобы ее подруга пострадала. Ведь они ничего не сделали, никто не пострадал, и, конечно, Слава Богу, не пострадали они сами. Кристин бросила быстрый взгляд на Мэг, которая испугалась не меньше юной Даэ. Наверное, представила какая кара может последовать от ее матери. Кристин переживала больше за свою подругу, чем за себя, поэтому даже не сразу нашла, что сказать жандармам. Мэг же оказалась более находчивой.
- Да, мсье, - подтвердила Кристин, надеясь, что ее голос не дрожит так сильно, чтобы выдать волнение. Хотя, возможно, они сочтут, что девушки просто взволнованы от неожиданной встречи. - Нам необходимо было отрепетировать танец из нового спектакля. Мы решили, что если сможем потренироваться на час подольше, это пойдет нам на пользу.
Жандармы хмуро осматривали дверь, к которой девушке подбирались маленькими шажками. Но входить они не решились. По крайней мере, пока девушки не уйдут отсюда. На это Кристин и рассчитывала. Правда решила, что следует жандармам все-таки поискать в этом подземном коридоре. Возможно, преступник там действительно прячется.
- Мы услышали какой-то шум, возможно, мяуканье, - осторожно проговорила Кристин, стараясь не разрушить легенду Мэг, но при этом довести свою мысль до жандармов очень осторожно. -Это похоже на котенка, мы так подумали. Но, возможно, это кто-то иной. Вы ведь знаете, какие ужасы сейчас творятся в стенах театра? Пожалуйста, посмотрите, есть ли там кто?
Жандармы казались озадаченными. Кристин словно видела, как у них борются несколько желаний одновременно. С одной стороны, они должны сообщить своему начальнику, но с другой, они не могли упустить такого шанса. А вдруг и правда - преступник? И, как показалось Кристин, второе желание преобладало.
- Да, да, - Поддержала подругу Кристин. - Мы очень опаздываем... Да, Мэг, идем же скорее! До свидание, мсье.
Наверное, жандармы были несколько озадачены поведением девушек, но они уже, не обращая ни на что внимания, бросились в ближайший коридор. Только когда голоса жандармов были едва различимы, Кристин осмелилась заговорить:
- Наверное, они сочтут это за шутку, потому что вряд ли что либо найдут в этом коридоре, - юная Даэ выглянула из-за угла, но в коридорах никого не было, а стук каблуков жандармов становился все тише и тише. Кажется, их мало заинтересовала история с котенком, к тому же, никаких звуков оттуда более не доносилось. - По-моему, они ушли. Ах, Мэг, мы чуть не попались!
В ее голосе совсем не было упрека. Скорее облегчение, от того, что их миновала опасность. Она ни в коем случае не посмела бы хоть как-то укорить Мэг. Ее подруга была всегда рядом с ней, и Кристин пыталась отвечать взаимностью.
- Я думаю, что даже если они не поверили в котенка или странный шум, то не будут тревожить мадам Жири по таким пустякам. К тому же, они не знают, как нас зовут. Ах, Мэг, пойдем же скорее обратно. Нам надо переодеться и привести себя в порядок перед занятиями с мадам Жири.
Кристин улыбнулась, выходя из коридора и направляясь к комнатам. Им действительно повезло, и Кристин была рада, что приключение закончилось так скоро.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Fantome: сцена » Стой! Кто идёт?!