Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: репетиции » Есть разные способы кружить девушкам головы


Есть разные способы кружить девушкам головы

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

● Название эпизода: Есть разные способы кружить девушкам головы. (Б. Шоу "Пигмалион")
● Место и время действия: за две недели до начала основных событий, вторая половина дня, городская площадь
● Участники: Benvolio Montaigu, Tybalt Capulet, Marcella
● Синопсис: Капулетти и Монтекки, как известно, непримиримые враги. А когда они случайно сталкиваются на улице, им только дай повод для ссоры. Сегодня этим поводом невольно стала Марселла.

Отредактировано Marcella (21-06-2015 11:24:13)

0

2

В тот день утро в доме Мартино началось раньше, чем обычно. Причиной тому был отъезд Летиции с мужем в Ватикан. Поэтому ещё до рассвета вся семья Мартино, включая нескольких слуг уже была в доме молодой синьоры. По семейной традиции, они провожали Летицию, помогали собираться в дорогу, давали кое-какие советы и просили что-нибудь привезти в подарок.

Синьора Мартино лично занялась проверкой, что молодые взяли в дорогу. Она также отдавала приказы, что ещё следует не забыть.

Синьор Мартино беседовал с мужем Летиции в гостиной. Периодически он со снисходительной улыбкой жаловался на чрезмерную суетливость женщин.

Марселла снова заняла позицию стороннего наблюдателя. Правда, она всё же внесла свой вклад в приготовление к отъезду. Летиция предложила два платья и попросила выбрать, какое лучше одеть в дорогу. В остальном, она не стала тревожить сестру своими переживаниями. К тому же, в комнату постоянно врывалась матушка и засыпала старшую дочь вопросами.

Наконец, настали проводы и прощания. Синьора Мартино даже всплакнула, когда обнимала Летицию. Молодые же сияли от счастья и уверяли родителей, что поездка пройдёт прекрасно. Марселла тоже обняла сестру и пожелала её мужу счастливого пути.

По возвращению домой, настало привычное утро для семьи Мартино. После завтрака глава семьи отправился по делам, а мать с дочерью поспешили в церковь на утреннюю службу. Ведь проводы Летиции заняли время и они могли опоздать. После службы каждая из них провела время в молитвах и отправились домой.

После обеда, матушка прилегла отдохнуть и посоветовала Марселле последовать её примеру. Ведь утро выдалось на редкость суетливое и беспокойное. Девушка отправилась в свою комнату, но не смогла сомкнуть глаз. Устав от безделья, она нашла служанку и приказала идти с ней на площадь. С собой она захватила бумагу и стержень из цинка. В одиночестве у неё будет прекрасная возможность что-нибудь нарисовать или, по крайней мере, попытаться что-нибудь изобразить на бумаге.

Стоило Марселле опуститься на одну из скамеек, как Сара, молодая служанка сопровождавшая её, спросила:
- Вы желаете остаться здесь?
Марселла кивнула.
- Тогда, можно я отойду от вас буквально на пару шагов?.. - спросила Сара, выискивая кого-то в толпе.
Марселла оглянулась и увидела возлюбленного служанки, который жестом  очевидно звал её подойти.
- Иди, - выдохнула девушка.

Сама Марселла принялась рисовать стержнем на бумаге. Вначале появилось несколько линий, потом ещё и ещё. На бумаге начала вырисовываться весьма неплохая лилия. Даже Марселла была довольна своей работой.

Отредактировано Marcella (21-06-2015 20:07:26)

+1

3

Этот жаркий день явно благоволил тому, чтобы выбраться из дома и насладиться прохладой воды из фонтана, находившемуся на городской площади. Можно было бы, конечно, прозябать в духоте и скуке фамильного поместья Монтекки одному, ведь его двоюродный брат вместе со своим слугой уже куда-то испарились еще с раннего утра, но это было самым последним вариантом, на который был согласен  один из королей ночной Вероны. И самое главное, почему Бенволио все же захотел пойти на площадь это надежда на то, что возле городского фонтана он бы встретил, если бы не своего лучшего друга Меркуцио, так хотя бы кого-то из собственного клана с кем можно было обсудить последние новости в городе - кто с кем подрался, кто кого перепил вчера в таверне, да и, вообще, что-то давно не видели самого кошачьего царя, не захворал ли он часом и не унесла его чума?
К счастью, молодой Монтекки успел проскочить до того, как его заметила во дворе леди Сандра, иначе бы всем планам пришел конец. В любом случае, Бенволио, как лучшего друга и кузена отправили вновь искать Ромео, словно маленького мальчика, потерявшегося в совершенно незнакомом городе. Если честно, то Монтекки  порядком надоело, что его дергают по этому поводу, ведь у  леди Сандры были еще слуги, множество  прислужников, способных отыскать непутевого наследника хоть у черта на рогах. Но отказать тетушке, приютившей его после смерти родителей, он откровенно не мог.
Примерно четверть часа заняла у Бенволио дорога к городской площади. Солнце уже вышло из зенита, а потому в этот послеполуденный час уже не сильно пекло, но  все еще стояла прежняя духота. Жаль, но возле фонтана, по обыкновению, не прохлаждались люди из клана Монтекки, оглашая округу  громким смехом. Впрочем, и людей в столь противной одежде красного цвета тоже не наблюдалось.
"Какая скукота, даже здесь никого из наших!", - светловолосый юноша обреченно вздохнул, подойдя ближе к бортику, немного зачерпнув прохладной воды. Однако боковым зрением он обнаружил девиц, которые были явно из клана Капулетти, явно скучавшие, по мнению самого Монтекки. 
-Ой, какая прелесть, у вас явный талант к рисованию, синьорина, - юноша подошел ближе, наклонившись, бесцеремонно рассматривая рисунок девушки из клана Капулетти. Впрочем, почему бы и нет? Он же ничего непристойного ей не предлагал, да и вражда враждой, а пофлиртовать с кем-то да нужно.
"Вполне так ничего, да и никого из этих дураков из "красного" клана нет поблизости, кто бы начал возникать", - Бенволио усмехнулся, пытаясь понять что же все-таки нарисовала девушка.
-Какая милая лошадь, - навскидку сказал он, так и не разобрав что же это было нарисовано на бумаге.

+1

4

Марселла так увлеклась рисованием, что ничего вокруг не замечала.
"Надо добавить изгиб лепестка... и прорисовать прожилки... Теперь стебель... Надо немного исправить, а то слишком ровный получился... Или нет?.. Господи, почему именно лилия? Она ведь растёт только на болотах!.." - думала девушка.

После замужества Летиции она часто проводила время одна и уже научилась не скучать в компании с самой собой. Марселла даже думала, что так даже полезнее бывать в одиночестве. Можно привести в порядок мысли, многое обдумать. Можно даже заняться полезным делом или почитать что-нибудь. "С подругой проболтаешь о чём-нибудь и всё!" - так всегда себя настраивала Марселла. Наверное больше для того, чтобы не огорчаться сильно из-за того, что рядом не осталось ни одной настоящей подруги.

Незнакомый голос, прозвучавший так близко, ни на шутку перепугал девушку. Она ведь даже не слышала и не заметила, как кто-то подходил к ней, полностью погрузившись в рисование. Марселла только-только собиралась набрасывать тень от лилии, но вздрогнула и выронила цинковый стержень.

- Что-что? - переспросила Марселла, спешно переворачивая бумагу рисунком вниз.
Она очень не любила показывать результаты своего творчества. Поэтому выбрала площадь и то время, когда матушка спала. Саре, её служанке, не придёт в голову подсматривать за госпожой, а никто на площади не будет интересоваться, что она чиркает на листке. Так думала Марселла, но, как видно, ошибалась.

Когда рисунок был успешно спрятан, девушка подняла глаза, чтобы посмотреть на того, кому вздумалось уделить внимание её скромной персоне.
"Монтекки?.. И что делать?.. Отец не одобрит, если узнает, что я говорила с кем-нибудь из Монтекки. Накажет?.. Не знаю,.. Лучше не гневить его... Тем более, что я никогда не говорила с кем-нибудь из Монтекки..." - думала девушка.

На её лице читалось смущение и растерянность вкупе с удивлением и интересом. Марселла отпрянула назад от молодого человека и вжалась в спинку скамейки. Во-первых, общение с кавалерами было явно не её коньком. Марселла могла по пальцам пересчитать те мгновения, когда приходилось говорить с молодым человеком. А сейчас нужно было также ловко ответить. Только Марселла снова не могла подобрать слова. Во-вторых, Монтекки уже увидел её рисунок и, в глубине души, она боялась, что тот просто начнёт смеяться над её трудом. Марселла была очень чувствительна к чужому мнению, хотя и держала это в тайне. А этот молодой человек ещё и лилию её обозвал лошадью. В-третьих, Марселла привыкла слышать со всех сторон не очень хорошие слова обо всех Монтекки в целом. Девушка так прижилась с этой мыслью, что даже не считала их людьми, а какими-то абстрактными злодеями, которые всегда замышляют плохое.

- Простите, - наконец выдавила из себя девушка.
"Лучше уйти", - вот оно решение, которое спасёт от всех трудностей.
Марселла была так увлечена побегом, что даже Сару забыла позвать. Девушка стремительно поднялась на ноги с намерением пойти прочь. Однако при первом же шаге наступила на стержень, который сама же и уронила, потом задела ногой подол платья. В итоге, потеряв равновесие, Марселла уже готовилась встретится лицом с мостовой площади.

+1

5

- Я хотел сказать, что у Вас рисунок очень даже неплохой, - черт разберет, что нарисовала эта барышня. Бенволио  можно было понять, он ведь  увидел только часть рисунка, да и в таком положении, когда само художество было расположено на коленях у рыжеволосой девушки "вверх ногами". Может, там была действительно не лошадь, а что-то другое, черт теперь разбери, когда незнакомка из клана Капулетти  спрятала свой рисунок, перевернув лист чистой стороной. Главное, что цель была достигнута, а именно, Монтекки все же заговорил с девушкой. Уже что-то.  Хотя последующая реакция только позабавила парня. Можно подумать, что у него внезапно выросли рога и клыки, чтобы так реагировать на его присутствие. Ну да, Бенволио из клана Монтекки. Ну и что? Можно подумать, что среди бела дня  напасть на беззащитную девушку, пусть даже и из враждебного дома. Да и, вообще, разве можно причинить зло такой милой синьорине? Хотя мало ли что там  рассказывали о его клане сами Капулетти, припугивая небылицами своих жен и дочерей. Возможно, и то, что в представлении этой девицы все Монтекки, как один на подбор отчаянные головорезы и разбойники. Впрочем, что уж и говорить, со стороны "синего" клана тоже порой исходили грязные сплетни, (умело подогреваемые не без этого, конечно же) в сторону "красного".
- Все хорошо, синьорина? - Бенволио казалось, что сейчас он был само очарование и обаяние. Пусть знает, что Монтекки  очень даже вежливые и милые люди. Ему казалось, что еще немного и девица просто сольется со скамейкой, на которой она сидела. Только вместо того, чтобы ответить, барышня лишь  смотрела испуганно, словно кролик, попавший в силки. Монтекки совсем не стремился ее напугать, даже  в мыслях подобного не было, когда юноша подошел к синьорине из Капулетти. - Я Вас напугал?
Юноша хотел еще сказать насчет того, чтобы девушка его не боялась, что он не причинит ей ничего плохого. Но та сорвалась с места, решив наконец избавиться от такого собеседника, как племянник лорда Монтекки. Только вот далеко ей явно не удалось убежать. Тот самый кусок грифеля, которым  рыжеволосая девушка рисовала свою лошадь (ну или что там она рисовала) очень некстати выпал из рук, отчего та едва не упала. Если бы, конечно, не помощь Монтекки, подоспевшего вовремя подхватить Капулетти и не дать ей  подпортить свою милую мордашку о шершавую поверхность булыжной постовой. Довольно неприятное ощущение для нежной барышни.
- Осторожней, синьорина, а то так и покалечиться недолго, - усмехнувшись, юноша сделал два шага назад, с любопытством разглядывая Капулетти. - Раз уж я Вас спас, то хотел бы знать Ваше имя. Только невыдуманное, пожалуйста. А то мало ли...

Отредактировано Benvolio Montaigu (16-11-2015 14:18:26)

+1

6

Мысленно она уже рисовала картину, как упадёт лицом прямо в грязь, а Монтекки будет посмеиваться над её неуклюжестью. Впрочем, вполне справедливо. Иногда Марселла проявляла чудеса нерасторопности, чувствуя себя слоном в посудной лавке. 

Однако юноша весьма ловко её подхватил и тут же вернул в  вертикальное положение. Затем он немедленно отошёл на два шага, наверное, за тем, чтобы не смущать синьорину Мартино ещё больше.

- Спасибо, - тихо произнесла Марселла в ответ, без надобности одёргивая рукава своего платья. – Хорошо… буду осторожнее… Спасибо…
Она робко подняла взгляд на юношу. С виду он ей показался очень даже милым. Вот, подхватил её, не дал упасть, а мог бы не помогать.

«И почему отец всё время говорит о том, что ко всем Монтекки даже подходить опасно?.. Может быть, он просто  знал плохих людей?» - подумала Марселла, украдкой рассматривая юношу.
Однако она всякий раз отводила взгляд, как только Монтекки смотрел в её сторону. Девушка словно искала во внешности этого синьора подтверждение или опровержение словам отца, чтобы решить, как дальше поступить. Однако ответов не находилось, а разглядывать юношу такое долгое время было уже просто неприлично.

- Марселла Мартино, - неуверенно ответила девушка, нарушив паузу. - У моего отца есть ювелирная лавка. 
Немного неуклюже девушка присела в реверансе.
Затем она замолчала подумав о том, что юноше верное не интересно слушать про её отца. И вообще, может быть, она зря назвала фамилию и про отца сказала первому встречному Монтекки.

Пока она сохраняла серьёзный вид, ошибочно полагая, что улыбка может всё испортить. Вдруг она улыбнётся, а юноша совершит какую-нибудь пакость? Почему-то у Марселлы сложилось представление, что весёлость – это слабость и выглядит глупо особенно тогда, когда говоришь с врагом.  Пока она была словно натянутая струна, ожидая какой-нибудь подлости от юноши в любой момент.

- А как Вас зовут? – робко поинтересовалась девушка. 
В очередной раз, взглянув на Монтекки, Марселла неожиданно для самой себя смущённо улыбнулась.

0

7

"Симпатичная...", - резюмировал Монтекки, когда перестал так откровенно разглядывать молодую синьорину из клана Капулетти. Что уж говорить, а рыженькие девушки очень даже нравились  Бенволио. Пусть даже и принадлежали к враждебному дому. Ну и что?  Что с того? В конце концов, он же не жениться на ней собирался. Так, просто время провести, чтобы дождаться из кого-нибудь из собственного клана или, например, лучшего друга. В подобной компании и время быстрее летит.
- Да вроде бы и не за что, - пожал плечами Монтекки, сделав вид, что для него это пустяк спасать прекрасных синьорин из неловких положений.  - Просто в следующий раз может и не оказаться рядом того, кто вас успеет поймать. И ваше прелестное лицо будет поцарапано.
Бенволио улыбнулся, просто получая какое-то удовольствие от смущения девушки. Вроде бы он даже ничего такого и не делал, а все равно. Можно подумать, он собрался ей что-то ужасно непристойное для приличной девушки предлагать. Хотя такого даже в мыслях не было. 
- А.. я слышал про вашего отца, но никогда не видел, - кивнул Монтекки. - Но у вас чудесное имя, кстати.
"Кто бы мог подумать, что у такого старого козла, как синьор Мартино есть такая прелестная дочь с не менее красивым именем - Марселла".
С ним Бенволио не сталкивался, но очень многое слышал о нем. Сказать об этом вслух он решился, тем самым бы оскорбив и окончательно смутив девушку. Да и вряд ли бы после такого, она бы стала с ним вести беседу. А поговорить с ней почему-то хотелось. Девушки из клана Капулетти очень редко снисходили до разговора, видно много хорошего им успели рассказать про дом Монтекки.
- Меня зовут Бенволио, - в ответ на реверанс девушки, юноша вежливо поклонился. Пусть не думает, что в клане одни дикари, неспособные вежливо разговаривать с синьориной. После Монтекки вновь доброжелательно улыбнулся  синьорине, чтобы она перестала так робеть. Он же ведь не укусит! - Давно вы увлекаетесь рисованием? Серьезно, у вас очень здорово выходит.
Решил хоть как-то сменить тему, чтобы  заполнить  возникшую паузу. Пока что ничего лучше юноше в голову не пришло, но хотя бы что-то.

Отредактировано Benvolio Montaigu (23-12-2015 15:45:13)

+1

8

Что же, представитель клана "синих" разговаривал довольно вежливо и даже отвесил поклон представившись. Не то, что бы Марселла не ждала такого обращения, но ведь перед ней Монтекки, а о них девушка слышала много плохого. Матушка твердила о том, что никогда не нужно заговаривать с ними, сторониться людей в синих одеждах и даже смотреть на них не стоит. А отец вообще приходил в бешенство, когда речь касалась Монтекки. Всё это подкреплялось различными рассказами о том, что плохого сделали Монтекки. И, конечно же, все стычки на улице они начинали первыми... Так говорили...

"А по мне так ничем он от Капулетти не отличается..." - подумала Марселла.
Она знала, что лучше сейчас позвать Сару и скорее уйти домой, пока никто не увидел её в компании незнакомого синьора из клана "синих". Однако все эти ненавязчивые комплименты со стороны Бенволио льстили Марселле. Она давно не слышала ничего подобного от других кавалеров. А может быть и слышала, но не придавала этому значение. Ведь последнее время все её мысли были заняты одним человеком, который на неё не обращал никакого внимания.

- Что вы, это сложно назвать рисованием... - смущённо улыбнулась в очередной раз девушка. - Спасибо...
Она принялась теребить край рукава. Потом Марселла вспомнила слова Летиции о том, что нужно поддерживать беседу, иначе тебя сочтут чопорной, мрачной или скучной, а для девушки это было одинаково плохо. Мнение других людей было очень важно для Марселлы, хотя она тщательно убеждала себя в обратном.
- Я начала рисовать совсем недавно и... наверное у меня ещё не очень хорошо получается, - продолжила девушка.
Взглянув на Бенволио мельком, она потупила взгляд и принялась разглядывать свои руки.
И тут...

Девушка заметила, что пальцы правой руки были черны от стержня. Цинк довольно быстро стирался, но следы от него оставались чёрным пятном на руках,  на столе, словом, где угодно. А ведь этими самыми пальцами она уже касалась и платья, и наверное лица. Марселла принялась спешно рассматривать свой наряд - пара чёрных пятен на одежде, на другой руке.
Вытянув платок и рукава, девушка спешно начала оттирать пятна. Но вот как проверить нет ли грязи на лице? Зеркало под рукой не было.
- Простите, что обращаюсь к Вам с такой необычной просьбой, - покраснев начала Марселла, протягивая Бенволио носовой платок, - но вы могли бы стереть с лица грязь?.. Цинковый стержень оставляет следы... Простите...

"Я ведь не могу ходить с грязным лицом!.. А вдруг встретиться Тибальт и увидит меня с чёрными пятнами?" - подумала девушка, в ожидании ответа.
Больше всего она боялась, что Бенволио рассмеётся и откажет, ведь фактически она просила о том, что должна делать её служанка.

0

9

- А что же это тогда?  Мне кажется, вполне очень даже рисование, - пожал плечами Бенволио, даже не приукрашивая действительность, не пытаясь в очередной раз польстить девушке. Конечно, рисунки девушки совсем не походили на те картины, что висели в главном поместье клана Монтекки. За них леди Монтекки в свое время отдала кучу золотых монет. И все ради того, чтобы фамильный дом выглядел со всем изяществом и благородством, характерным для любой знатной семьи Вероны. Возможно, в главном поместье Капулетти тоже висят картины и стоят мраморные статуи? Кто знает, Бенволио же никогда там не был.  - Я бы нарисовал еще хуже. Вот честное слово.
Рисовать юноша из клана Монтекки абсолютно не умел, не пытался даже что-то изобразить на куске бумаге. Да и зачем это было ему нужно, когда первым делом он должен был обучиться фехтованию, а не этому бесцельному занятию?  Девицам, быть может, самое то. Да и то, любая знатная девушка должная в первую очередь знать, как вести домашнее хозяйство, быть воспитанной, и лишь потом все эти хитрые премудрости вроде рисования, вышивки или чего-то подобного.
- Да нет, ну что вы, синьорина? Очень даже неплохо, ну я просто не успел рассмотреть ваш рисунок, - все же было интересно наблюдать за поведением девушки, как она смущается, как теребит край рукава. Хотя Бенволио, в принципе, ничего особенного не сказал. Просто учтивые слова, чтобы разговорить даму. Неужели в клане Капулетти мужчины на это совершенно не способны. Так смущаться от простых слов! Девушки из дома Монтекки были явно привыкшими к льстивым словам и красочным комплиментам.
Бенволио увидел, как девушка оттирает с одежды черные пятна от того самого стержня, которым  синьорина рисовала свои художества, и в этот момент, у Монтекки резко возникло  желание помочь. Словно благородный рыцарь из сказок. Хоть и это было скорее делом служанки, чем человека из благородной семьи. Но как тут отказать, когда прелестная девушка просит?
- Да мне не трудно, на самом деле.  - Бенволио кивнул, подойдя к девушке ближе, чем полагалось, пытаясь найти следы от грифеля на симпатичном лице синьорины.  - Вот тут немного у вас есть. Совсем чуть-чуть.  Позволите?
Монтекки сосредоточенно посмотрел на девицу из клана Капулетти, будто от его действий зависела жизнь всей Вероны, осторожно проведя по небольшому пятнышку платком. Юноша посмотрел в  глаза синьорине, тут же переключив все внимание на скулу. Не хотелось еще больше вгонять ее в краску.  - Ну вот, вроде все. Больше нет.
Монтекки протянул обратно синьорине платок, доброжелательно улыбнувшись.

Отредактировано Benvolio Montaigu (13-02-2016 21:31:28)

+1

10

Марселла ещё могла бы сказать о том, что рисование - в принципе не дар, а навык, которому можно научиться при небольшом усердии. Так, для поддержания разговора... Однако она сочла это неуместным. В голову пришли такие глупые мысли, как: "А что если всё это будет выглядеть так, словно я осуждаю Бенволио за то, что он не умеет рисовать?" Ну ведь полная чушь же, правда? Ведь подобная беседа называлась светской. Люди разговаривали за тем, чтобы не молчать. Это, видите ли, дурным тоном считается. Однако Марселла чаще всего слишком большое значение придавала сказанному. Быть может это и было главной причиной почему светские беседы ей не давались никак.

Впрочем, ещё роль играл один факт. Марселла считала, что мать и отец не разделяют её любви к рисованию. Ведь стоит вначале обучиться более важным вещам, как домоводство или светские манеры, а потом уже рисованию. Однако Марселлу всегда тянуло больше к таким вот "бесполезным" занятиям. Впрочем, кто знает, с чего она это взяла? Ни синьор, ни синьора Мартино никогда не возражали, увидев дочерей за вышивкой или тем же, рисованием. Скорее самовнушение. Не больше.

А потом она ещё больше смутилась, видя с какой охотой синьор Монтекки принялся помогать синьорине из вражеского клана. Вот так, совершенно искренне и даже не скривившись ни на мгновение! Что выглядело даже немного подозрительно.
"Что же я в самом деле... Он ведь не Сара, чтобы мне платком лицо вытирать!.. И главное, как глупо, наверное, со стороны смотрится. Это хорошо никто не видит из знакомым..." - подумала Марселла, когда Бенволио внимательно разглядывал пятнышки на её лице.

На заботливое "Позволите?" она всё-таки кивнула, впрочем как-то рассеянно. Девушка то и дело благодарила юношу, пока он стирал пятна с лица. А потом случайно встретившись с ним взглядом, синьорина Мартино густо покраснела и поблагодарила, наверное уже в десятый раз:
- Спасибо  большое... Сара... моя служанка... была здесь, а потом... Спасибо Вам большое...
Марселла махнула в пустоту и сама улыбнулась в ответ на доброжелательную улыбку молодого человека.

И только спустя некоторое время, девушка заметила, что отдать-то платок Бенволио отдал, но по-прежнему стоял ближе, чем положено. Хотя уже в этом не было острой необходимости. Марселла поспешила исправить положение, но смешанные чувство слегка запутали девушку в пространстве. Вместо того, чтобы просто немного отступить назад, синьорина Мартино шагнула вперёд и два лба повстречались...

- Сегодня со мной прямо беда... Простите! Простите!.. - глупо захихикала Марселла, закрывая ладонью ушибленное место и морщась от боли.

+1

11

"Вот же забавная синьорина" - подумалось Бенволио, когда тот наблюдал за реакцией девушки после оказанной помощи. Будто Монтекки совершил что-то совершенно грандиозное, например, спас ей, как минимум жизнь, а  не оказал такую незначительную услугу, которая юноше совсем ничего не стоила. Да и какому мужчине не будет приятно помочь симпатичной даме, тем более, когда она напрямую просит об этом?
- Да ладно, ничего такого я не сделал, чтобы так меня благодарить, - усмехнулся юноша из клана "синих", чуть поклонившись в  примирительном жесте. Ну, правда, чего краснеть-то? Он же ничего такого не сделал, да и старался сделать все так, чтобы не смутить столь благовоспитанное создание. Бенволио понимал, что девушка не должна была вести себя подобным образом, согласно правилам приличиям. Однако совсем не был против такого расклада событий. Ну как тут и не пофлиртовать с ней? Хотя бы немножко. Тем более сам Монтекки частенько нарушал эти самые правила приличия в угоду своим желаниям. Поэтому не видел тут ничего предосудительного, тем более, когда на площади практически никого не было.
- Вот теперь намного лучше, чем было, - попытался хоть как-то разрядить  обстановку, разглядывая лицо девушки, где уже не было такого некрасивого пятна от грифеля. Синьорина из Капулетти хоть и была довольно хорошенькой, но только явно во вкусе Бенволио. Может быть, Ромео и закрутил любовь с ней. Судя по тому, что знал о нем, то во вкусе кузена были явно такие девицы - скромные, застенчивые и сами себе на уме. С такими девушками Монтекки порой чувствовал себя не в своей тарелке. Мало что у них в этот момент на уме? Но его двоюродному брату такой типаж явно пришелся по вкусу. И в этом плане Бенволио никак не мог его понять.
Стоило задуматься о предпочтениях своего брата, как синьорина неожиданно сделала шаг, но не назад, чтобы отойти от Монтекки, а вперед, благополучно столкнувшись с ним лбом.
- Ой! - это было скорее неожиданно, чем болезненно. Юноша потер лоб ладонью, недоуменно посмотрев на девушку. Что это на нее нашло? Хотя это было, скорее всего, случайностью, чем если бы Марселла хотела сделать это специально, чтобы досадить как-то ему. - С вами все хорошо, синьорина?
Поинтересовался Бенволио, отступив от девушки на пару шагов назад.
- Да ничего страшно, всякое бывает, - примирительно заметил он в ответ на извинения девушки. Ну как такую хорошенькую девицу и не простить? Тем более, что она сама засмущалась от своих неловких действий, а у Бенволио было слишком хорошее настроение, чтобы сказать какую-то колкость.

0

12

Хуже уже просто не могло быть. Марселла чувствовала, что она не справилась с этой неожиданной проверкой ей навыков вести беседу. Судя по тому разговору, что состоялся с Бенволио, она понятия не имеет о том, как нужно говорить вежливо, пусть даже с врагом, чтобы вежливо попрощаться и, при этом, не грубить.
"Летиция бы наверное справилась лучше... Но что я могла ответить? Бенволио ведь не вёл себя так, как положено врагу Капулетти..." - думала Марселла.

Признаться, она просто не была готова к проявлению дружелюбия со стороны Монтекки. Мало того, что перед ней был юноша в синих одеждах, так он ещё и позволял себе немного вольностей в адрес синьорины, так он ещё и был образцом дружелюбия. Марселла не смогла сообразить, как нужно правильно вести себя. По идее, нужно было просто уйти, но ведь синьор ничего плохого не делал и, кажется будто бы даже не собирался.

- Мне уже нужно возвращаться... - неуверенно начала Марселла, делая шаг назад.
На юношу она не смотрела,  боясь увидеть на его лице осуждение. Ведь синьорина вела себя так, как ей совсем не подобало. Папа точно будет недоволен, и матушка, и Летиция тоже когда узнает.

- Я пойду... - зачем-то ещё раз добавила она. - Сара!
Марселла несколько раз окликнула служанку, но та не появлялась.
"Где же она запропастилась?! Вот девчонка!" -  синьорина начала судорожно оглядываться по сторонам, но то ли волнение было слишком велико, то ли Марселла просто не была очень внимательной, а служанки своей она не видела.
"Вот недавно же здесь стояла, с кем-то говорила... Куда теперь она делась?" - и тут Марселла почувствовала, как у неё сдают нервы.

- До свидания, -  дрожащим голосом добавила Марселла, переведя взгляд на синьора в синих одеждах. - Сара!!!
Во-первых, девушка немного разволновалась от того, что служанка куда-то исчезла. А что если она побежала за помощью в дом и кто-то видел, как она беседует с синьором из Монтекки? Во-вторых, накатил стыд и разочарование из-за того, что она не смогла себя достойно вести. Но хуже всего, Марселла вела себя перед малознакомым синьором так, как не положено было ни одной уважающей себя барышне. Это в-третьих.

"Чему же я теперь удивляюсь? Вот поэтому мне уже восемнадцать, а я до сих пор даже ни с кем не помолвлена!" - уже начала ругать себя Марселла.
Ей было неудобно смотреть на Бенволио и поэтому она старалась прятать взор, изучая мостовую. Марселла боролась с желанием разрыдаться из-за собственной несостоятельности. Хотелось убежать и забыть об этой встрече. И лучше, чтобы этот синьор в синих одеждах тоже не вспомнил про их смешную встречу. Только почему-то именно такие нестандартные случаи и запоминаются.

- До свидания, - ещё раз повторила Марселла, сделав ещё один шаг назад.
На этот раз прощание было сказано каким-то совсем упавшим голосом.

+1

13

Бенволио снова потер свой лоб, все-таки столкновение было довольно ощутимым. Синьорине и подавно было неприятно, помня, какими чувствительными были все молодые синьорины. Ему было тоже немного неловко, что  из-за него пострадала такая симпатичная девушка, пусть даже из клана врага. Вражда враждой, но как-то не по-мужски относиться к синьорам и синьоринам также, как если бы он относился к  тому же Тибальту и его прихвостням. Но  перед ним  стола девушка, а значит, полагалось говорить вежливо, чтобы не показаться каким-то неучтивым чурбаном.
- С вами точно все в порядке? - поинтересовался Монтекки, чувствуя, как сильнее смущается своему проступку Марселла. И ведь сейчас не подойдешь ближе, не успокоишь синьорину, сказав ей, например, что ничего страшного в этом не случилось. Всякое же бывает в жизни. И смущаться тут совершенно нечему, а уж  так извиняться и тем более не стоит.
- Да, конечно, - коротко кивнул юноша, все еще смотря за девушкой. В клане все такие? Застенчивые и такие робкие, что при любом словесном контакте, краснеют, словно алая парча. И ведь он же ничего такого не сказал, ну кроме того, что вытер следы от ее грифеля. Но в этом же ничего предосудительного не было.  Или все дело в том, что одежда Бенволио была синих оттенков. И, конечно же, ей запретили общаться с любимым представителем враждебного клана. Он пожал плечами, размышляя над этим.
- Может, Сара куда-то ушла? - и куда собственно подевалась эта девчонка?  Должна же была следить за своей синьориной. Но нет. Служанки и след простыл. Видимо заболталась с кем-то, что не слышит, как зовет ее госпожа. Бенволио бы мог помочь, только вряд ли Марселла оценила его порывы, когда  бы он крикнул на всю площадь своим баритоном: "Сара!". Может тогда девица бы и услышала. Но это было бы чересчур, даже для молодого Монтекки, привыкшего к самым разным безумствам (при таком-то друге, как племянник  герцога).
- Всего хорошего, синьорина, - кивнул юноша, максимально учтиво распрощавшись с ней. Все-таки девушка хоть как-то да скрасила время, когда Бенволио поджидал своих друзей. Однако в тот момент, когда  синьорина сделала шаг назад, Монтекки показалось, что та падает, поэтому он просто не смог устоять на месте, схватив несильно девушку за запястье.
"Ох, главное, чтобы не прибежала Сара и не начала визжать, что проклятые Монтекки пристают  к приличным синьоринам", - что было совсем не так. Ведь он всего лишь хотел спасти Марселлу от очередной неловкой ситуации.

Отредактировано Benvolio Montaigu (16-03-2016 23:49:43)

+1

14

- Серьезно тебе говорю - я видел одну из синьорин Капулетти в компании этого ублюдка Монтекки! - казалось бы, этот день не предвещал ничего необычного. По крайней мере, Тибальт думал именно так. Что необычного было в том, чтобы уже привычно явиться на площадь, там повстречать представителей вражеского клана, а дальше уже по обстоятельствам. Почему не получалось иначе? Может по той причине, что, так уж получилось, что они жили в ненавистными Монтекки в одном городе. И видеть их гнусные физиономии каждый день, было тем еще "развлечением". А еще больше слушать их речи. Конечно, они думают, что их реплики настолько остроумны, что сражают противника наповал. Ага, если считать наповал то, что противник просто не знает что ответить на эту несусветную чушь. Противно даже. Но нет. Представители клана "синих" не замечают, что все эти их остроты не лучше чем у ярмарочных шутов, настолько бездарных, что их скорее гнилыми овощами закидают, чем кинут хоть одну мелкую монету.
- Вечно тебе что-то мерещится, Сантьяго, - новость, которую принес приятель, племяннику Капулетти очень сильно не понравилась. А еще больше не понравилась тем, что такое вполне могло быть. С этого паршивого Монтекки станется приставать к девицам клана "красных". Не просто так о нем ходили разговоры, что Бенволио может начать подбивать клинья к любой представительнице прекрасного пола. Другой разговор, что кошачий царь не мог такого позволить. Что он себе возомнил, этот собачий сын? Или им своих девиц мало? А может Бенволио уже надоел всем красоткам в своем клане и теперь ищет себе других развлечений?
- Да ничего мне не мерещится, сам посмотри! - приятель Тибальта был даже возмущен подобным недоверием. Да, Сантьяго любил почесать языком и часто распускал разговоры не хуже торговок на базарных площадях. Но только этот раз был не тот случай. Направляясь сегодня на встречу с другими парнями из Капулетти, приятель племянника леди Анны, заметил очаровательную картину. Бенволио Монтекки собственной персоной, о чем-то мило общался с одной из девушек клана. Имени этой синьорины Сантьяго не помнил, но, если ничего не путал, отец ее вел какие-то дела с лордом Капулетти. А значит важная персона. И тут, на тебе, такая сцена. В итоге, Капулетти не нашел ничего лучше как побежать быстрее, чтобы сообщить об этом Тибальту. А как иначе? Тем более, это же Бенволио! А о том, как сильно племянник Капулетти не любит этого синьора, все прекрасно знали.
- Ты смотри-ка... и правда, - проследив взглядом туда, куда указал приятель, кошачий царь даже брови приподнял. Эта "милая парочка" не просто стояла рядом, так этот паршивец еще и за руку ее схватил. Что это была за девица, Тибальту не было дела. Главным было то, что она была Капулетти, а он был Бенволио. Этого вполне хватало чтобы напомнить паршивцу его место.
- Эй, ты! - окликнув неприятеля, племянник леди быстрым шагом направился к нему. - Тебе кто позволил хватать синьорину так бесцеремонно? Это тебе не девица их твоего клана, чтобы так делать!
Разбираться в ситуации и слушать его оправдания у Тибальта не было ни времени, ни желания. Монтекки так пойман на горячем, и это уже показывает его вину. Осталось только наказать мерзавца.

+1

15

"Ну Сара!.. Я же говорила ей быть рядом и никуда не уходить!.. Ну и что же теперь если она там ведёт милую беседу с каким-то подмастерьем?.. Что же мне теперь делать? Идти домой одной? Бестолковая девчонка!" - Марселла даже не знала, на кого злилась больше.

С одной стороны, Сару можно было понять. Она может быть не очень часто видится со своим возлюбленным. И если представить на месте служанки саму Марселлу, то её пожалуй не один истеричный крик не заставил бы оторваться от разговора с Тибальтом. А тем более, что синьорина Мартино старалась говорить спокойно. Хотя окликнула служанку в последний раз она уже совсем дрожащим голосом. Вряд ли так кто-нибудь услышал её. Ну, кроме Бенволио Монтекки, который всё ещё стоял в нескольких шагах от неё.

С другой стороны, служанка действительно должна быть рядом с госпожой и не отходить от неё ни на шаг, учитывая, что она  - единственное сопровождение благородной синьорины. И показывает она себя с не очень хорошей стороны. А Марселла даже не знала, как ей в данном случае реагировать на всё это. Рвать и метать? Отнестись с пониманием? Обидеться на служанку и промолчать? Пожаловаться матушке?

- Всего хорошего! - уже в сотый раз попрощалась Марселла.
Она сама начала на себя злиться. А поводов было даже больше, чем с Сарой. Почему она не могла держаться так, как смогла бы Летиция? Почему попросила стереть с лица следы от грифеля синьора из вражеского клана? Почему потом столкнулась с ним лбами?
"Он наверное теперь насмехается надо мной... Ну, конечно! Где он ещё видал более нерасторопную синьорину?" - она старалась не расстраивать себя подобным, но гадкие мысли сами лезли в голову!

Непонятная судорога свела ногу и Марселла, почувствовала как подкосились коленки. Видимо это и послужило причиной, почему Бенволио схватил её за руку. Однако его прикосновение сняло всякую боль. Вернее, Марселла уже забыла про всякие неприятные ощущения в ноге. Она выпрямилась и попыталась одёрнуть руку. Правда, синьорина, не желавшая показать себя грубиянкой, только медленно повернула запястье ладонью вверх. Тут, может быть и не всякий поймёт, что на самом деле, она просто хотела отстраниться.

"Всё просто ужасно! Ещё и ногу свело, и я не могу уйти! Ну почему? Почему? Всегда так неловко?!" - хотелось закрыть лицо руками и громко разрыдаться, как маленькому ребёнку.
Только Марселла уже давно вышла из этого возраста.

А потом произошло то, чего она совсем не ожидала!
"Тибальт..." - Марселла медленно повернула голову, когда милый сердцу синьор так громогласно бросился защищать её.
Волна смущения и радости накрыла синьорину Мартино. Она вся раскраснелась, но тут же испугалась, что выдаст свои чувства к Тибальту с потрохами и поэтому она испуганно попятилась назад, не отрывая взгляда от приближающегося защитника. Словно угрозы были адресованы ей, а не Бенволио.

0

16

Какая неловкая ситуация получилась! И ведь хотел как лучше, но получилось как всегда.  У Бенволио не было дурных помыслов, когда он вот так схватил синьорину за руку. Иначе бы она могла упасть просто на каменные плиты, разбив что-нибудь себе. Например, свое хорошенькое лицо. Возможно, Монтекки поступил необдуманно. Все-таки девушка была из клана Капулетти. И один Бог знал, какие неприятности могут возникнуть у светловолосого юноши, когда он рефлекторно схватил Марселлу, чтобы помочь. Трогать незамужнюю синьорин таким вот образом и так было не очень-то и прилично, а из враждебного дома и подавно. Ну чего ж она такая неуклюжая? То лицо испачкала, то чуть не упала на площади. То лбом задела его. Не лучший день в жизни Марселлы, определенно. И опять засмущалась. И что с ней делать?  Он даже не был зол, скорее, эта ситуация его забавляла все больше и больше. На подобные приключения Монтекки совсем не рассчитывал. 
- Извините еще раз, неловко как-то получилось, - только и смог, что произнести Бенволио, сам чувствуя себя не в своей тарелке. Сегодня просто день каких-то нелепостей. Включай и ту, что прибежала на площадь, одетую в красные цвета клана. Сама большая нелепость Вероны - Тибальт Капулетти. Молодой Монтекки сделал пару шагов в сторону от девушки, чтобы  в очередной раз не компрометировать ее.
- А у вас, что в клане никто не  помогает ближнему своему? - усмехнулся, уже морально готовясь к драке. Кошачий царь ни за что не поверит, что все произошло по чистой случайности и  из благородных целей. Для него Монтекки все были одинаковые.  Лучше уж подраться, подпортить шкуру кому-нибудь из клана синих, особенно веронской троице закадычных друзей, чем прислушаться к здравому смыслу. А был ли он вообще у племянника леди Капулетти? Бенволио сомневался. Как и сейчас, стоя перед своим врагом, Монтекки жалел, что рядом не было его друзей. - Или все  как один, только и делают, что пакостят друг другу и насмехаются?
Он прекрасно знал, что доказывать что-то Тибальту, все равно что лить воду из пустого в порожнее. Никакого эффекта. Видно же по глазам, что Капулетти хотел драки. А тем более, когда под руку попался один из троицы. Тут просто сам Бог велел!
- И если что, у нас в клане никто синьорин бесцеремонно так не трогает, - фыркнул напоследок, понимая в глубине души, что его последняя фраза звучало как-то жалко. Но Бенволио и правда было чуточку обидно за свой родной клан. Не этому грязному кошаку молоть языком о девушках из клана Монтекки.

Отредактировано Benvolio Montaigu (16-06-2016 01:49:31)

0

17

- Помогать? - переспросил Тибальт, продолжая приближаться к противнику. Нет, этот проклятый Монтекки решил над ним посмеяться? Или с его точки зрения, вот так позорить синьорину, бесцеремонно хватая ее посреди людной площади, это помощь? Интересное дело! Нет, у Капулетти и раньше было впечатление, что у вражеского клана нет ни стыда ни совести, а у Бенволио в особенности, но теперь он только сильнее в этом убедился. - И чем это ты собирался помочь, вот так распуская руки?
То, что та самая синьорина, из-за которой произошел этот спор, незаметно отошла на второй план, племянник леди и не заметил. Честно признаться, после того, как ненавистный Монтекки отстранился от нее, девушка вообще пропала для Тибальта из вида. Отчасти, ей уже и не грозило ничего, раз кошачий царь пришел отстаивать ее честь, отчасти молодой человек ее и не особо заметил с самого начала. Единственное, в чем не было сомнений, так это в том, что девица была из Капулетти, а значит ей не стоит общаться с ублюдками из клана "синих". Быть может стоило ее устыдить, что она сразу не позвала на помощь, а решила любезничать с этим проходимцем, но Тибальт не был ей отцом, чтобы упрекать в подобном. Сейчас его единственной целью был этот паршивец, что стоял перед ним и еще смел перечить его словам.
- А ты, я посмотрю, по себе судишь, Бенволио? - Капулетти прищур глаза и усмехнулся. - Что от тебя, что от твоих дружков только и слышно что поток бездарных шуточек.
Кстати, странно было то, что племянник леди Монтекки был один. Но, нельзя сказать, что это не было удачей. Выслушивать очередные остроты от Меркуцио у Тибальта не было никакого желания. Как и видеть его омерзительную ухмылку.
- Конечно! - племянник леди фыркнул, остановившись от блондинистого Монтекки в паре шагов. - Своих девиц вы не трогаете, потому что смеете позволять себе порочить честь синьорин из другого клана.
Хотел ли кошачий царь спровоцировать неприятеля на драку? Возможно. К тому же, Бенволио был здесь один. Ни его дружкой, ни даже других Монтекки, как не странно, на площади не наблюдалось. Однако, это было чревато тем, что именно что и было провокацией. Но нет, это Монтекки первым начал конфликт, посмев посягнуть на честь девицы из другого клана. Другой разговор, что и племянник леди Анны был здесь один. Получался почти что поединок, почти что дуэль. Да, и причина достаточно достойная. Пусть Бенволио и не был пойман за тем, как делал что-то непристойное, но с него станется. И так известно какая "слава" ходит за ним и за его друзьями. Что один вечно витает в облаках, оправдывая это постоянными влюбленностями, которые сменяются по десять раз на дню, что другой, слывущий главным бабником Вероны. Нет уж, подобного Тибальт не мог допустить. - Проваливай отсюда, Бенволио! Пока я не прикончил тебя!
А может и прикончить уже и избавить себя одного из самых ненавистных лиц в Вероне? Хорошая идея. Настолько хорошая, что рука привычно потянулась к рукояти меча. Угроза, которую Капулетти непременно выполнит, если племянник леди Сандры посмеет противиться.

0

18

События развивались так стремительно, что Марселла успевала только наблюдать со стороны, с напряжением поглядывая то в одну, то в другую сторону. Правда в сторону Тибальта девушка заставляла себя взглянуть через силу. И вот в очередной раз задержала на нём свой взгляд.

"Неужели, он действительно меня защищает?.. С какой же ненавистью он смотрит на Бенволио... Глупая Марселла! Может быть у них есть свои счёты! Драки происходят почти каждый день... Но не каждый день Тибальт заступается за меня!.. И в гневе он прекрасен! Нет, хватит! Не нужно так сверлить его взглядом. Во-первых, это неприлично, а во-вторых, кто-нибудь может догадаться..."

С одной стороны, ей было безумно приятно, что её защитником оказался именно ОН. С другой стороны, на площади становилось находиться действительно опасно. Марселла боялась, что дело дойдёт до драки. А Тибальт так стремительно приближался к своему противнику, что девушке казалось словно вот ещё мгновение и кто-то ударит первым.

Она всё пятилась назад. Но с замиранием сердца девушка слушала этот голос. Может быть, впервые в жизни ей выпал шанс видеть Тибальта так близко. Он стоял всего в нескольких шагах от неё и не нужно было вставать на цыпочки и вглядываться в толпу или выглядывать в окно, когда с улиц доносился его голос.

Тем временем обстановка на площади накалялась. Ссора привлекла как зевак, так и других юношей с обеих сторон, готовых в любой момент ввязаться в драку. Девушку оттесняли зеваки всё дальше и дальше от ссоры. И вот уже приходилось заглядывать через плечо, чтобы увидеть участников конфликта.

Чем дальше Марселла отходила от милого ей сердцу синьора, тем яснее возникала мысль - здесь ей больше не место. Нужно было скорее вернуться домой с Сарой. Но служанки по-прежнему не было. Синьорина Мартино металась по площади, шарахаясь от каждого прохожего, пока не поддалась желанию - просто убежать прочь.

Потому, что рядом с Тибальтом не получиться отдышаться, успокоиться и трезво оценить ситуацию. Нужно было убежать дальше.

0

19

- Где ты видел, чтобы я руки распускал? - Бенволио хмыкнул, явно недовольный таким подходом к сложившейся ситуации. Вот если бы он нагло приставал к девице из дома Капулетти, пытался флиртовать, да не давал знатной синьорине пройти - вот тогда другое дело. А тут хотел было помочь, но получилось как всегда. Для кошачьего царя все Монтекки были априори виноваты, даже не нужно было повода, чтобы обвинить в чем-то любого представителя из "синего" клана. А тут еще и Бенволио - один из представителей троицы, которую этот Капулетти просто на дух не переносил. Как тут вообще устоять? Кажется, для него даже девушка, чью честь он сейчас та рьяно отстаивал, пропала из виду. По крайней мере, Монтекки так казалось.
- И ничего я не порочил, - пожал плечами юноша. Да, конечно, пусть и было не совсем приемлемо, но все произошло без злого умысла, с чистым стремлением помочь девушке, попавшей в беду. Такой стеснительной и неловкой, но все равно довольно милой. Если бы не Тибальт, конечно, все обошлось бы благополучно, никто не узнал, что кузен наследник клана Монтекки посмел прикоснуться к незамужней синьорине, когда неожиданно чуть не упала. - Если от нас и слышно только поток бездарных шуточек, то от тебя и того нет.
Вроде бы и не хотелось вступать в бессмысленную перепалку с кошачьим царем, а  все равно не смог удержаться, когда этот недалекий мужлан задел его друзей, тут уже просто сложно было промолчать. Кто он вообще такой? Надутый, словно гусь. Меркуцио, наверное, сейчас с удовольствием присоединился к своему другу, чтобы потрепать шкурку этой самодовольной кошке. Сейчас-то ведь Бенволио один на площади, когда друзья появятся, он не знал, но надеялся, что в скором времени.
- Мне кажется, что и тебе здесь тоже нет места. Та дама, честь которой ты сейчас так резво защищаешь - исчезла. Может, как благородный рыцарь поскачешь за ней, утешишь? - Монтекки усмехнулся, сообразив, что девицы и след простыл. Потому что сейчас никак не мог обнаружить ее взглядом, что указывало на то, что дочь синьора Мартино решила, что с нее хватит на этот день происшествий. Бенволио предупредительно положил руку на рукоять меча, наблюдая за своим заклятым врагом. Вдруг нападет исподтишка, с этих Капулетти сдастся так сделать. Устраивать потасовки на площади Вероны - не самая лучшая затея, да, но Бенволио не будет атаковать первый. Только защищаться, если кошачий царь соизволит сделать выпад. А ведь герцог не раз говорил, что дуэли в городе запрещены. Но видать для племянника леди Капулетти законы не писаны.

0

20

- Здесь и видел! На этой самой площади, как ты тянул свои грязные руки к этой синьорине! - о том, что это, действительно, могла быть случайность или что, на самом деле, Бенволио мог пытаться как-то помочь девушке, Тибальту в голову не пришло. Как такое вообще может быть? Только не говорите, что этот паршивый Монтекки мог проявлять благородство? Быть такого не может, вот действительно! А то, что оскорбленная синьорина уже скрылась из вида, еще раз подтверждало уверенность Кошачьего царя, что племянник главы Монтекки умудрился сделать что-то совершенно непростительное. А впрочем, он и так это сделал - посмел явить свою физиономию здесь на площади, будто ему все позволено, да еще и смеет дерзить. Видимо, давно уже ему не доставалось от Капулетти. К тому времени, услышав гневные крики, вокруг начала собираться толпа зевак.
- Неужели опять стычка? И куда только стража, да и сам герцог смотрит? - звучало с одной стороны толпы.
- Ты смотри! Кажется сейчас Монтекки получит взбучку! - звучало с другой. Тут же противоположное слышалось там, где было больше людей "синего" клана. Ведь это Бенволио! Уж он-то покажет этому зазнавшемуся Тибальту! Казалось, что еще немного и драки начнут вспыхивать и в толпе тоже. Горячий воздух, казалось, только сильнее раскалялся, предвещая ничего хорошего. Но такая атмосфера была только по душе племяннику леди Капулетти. Да, пусть будет драка! Пусть льется кровь и слышится лязг металла. Тибальт готов был зарычать от нетерпения.
- Я что, похож на пастыря, чтобы утешать кого-то? - пальцы сильнее сжались на рукояти меча. - Если так, то я тогда отпущу тебе грехи перед смертью, если успеешь, конечно сказать что-то, дрянной Монтекки! - волновало ли Капулетти то, что он сам провоцирует стычку? Едва ли, потому как для того он и пришел сегодня на площадь. Или, может быть, не совсем для того, но когда рядом появлялись представители вражеского клана, иного исхода и не происходило.
- Ах ты не хочешь меня слушать? Отлично! Тогда поговорим с тобой как мужчины, - после этих слов Тибальт выхватил меч и направив оружие в сторону противника. - Сейчас ты заплатишь за свою дерзость!

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: репетиции » Есть разные способы кружить девушкам головы