Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Dracula: сцена » Au-delà du bien ou du mal


Au-delà du bien ou du mal

Сообщений 1 страница 30 из 42

1

http://s7.uploads.ru/HkMmc.png
Лучший эпизод сезона: зима 2015

http://savepic.su/5854418.gif
http://savepic.ru/7621108.gif

● Название эпизода: Au-delà du bien ou du mal / По ту сторону добра и зла
● Место и время действия: 25 июня 1897 года, Лондон, особняк барона Уэлша, события происходят после эпизода Traité de paix и являются его продолжением.
● Участники: Anabel Forest & Jonathan Harker & Willem von Becker
● Синопсис: Что есть добро, а что есть зло? Кто друг, а кто - враг? Можно ли идти к Свету, не касаясь Тьмы? После заключения договора с вампиром ответы на эти вопросы для Джонатана Харкера оказались неопределенными, а будущее виделось весьма туманным. Исполняя свою часть договора, баронесса Форест назначает англичанину встречу, чтобы рассказать все, что знает о Дракуле. Неожиданно у заговорщиков появится новый союзник – граф фон Беккер.

Отредактировано Anabel Forest (19-07-2015 01:47:47)

0

2

- Итак, мистер Харкер, советую запомнить все, что я вам сейчас скажу.
Баронесса Форест сидела в большом кресле, в гостиной, изящно скрестив ноги в лодыжках. Огненно-рыжие волосы ее были уложены в сложную прическу, подколотую шпильками, украшенными мелкими рубинами. Поскольку она больше не видела смысла разыгрывать перед Джонатаном безутешную вдовушку, траурное платье сменил наряд темно-красного цвета, лиф его был искусно расшит рубинами и мелким черным жемчугом. Рукава и нижние юбки платья украшало дорогое черное кружево, которое так любила Анабель. Весь образ являлся воплощением сдержанной роскоши и подчеркивал нечеловеческую сущность баронессы. В таком антураже кожа ее казалась белее самого белого мрамора.
С их первой встречи прошло три дня. Анабель до сих пор была в Лондоне. Их с Таддеушем отъезд пришлось отложить на несколько суток, по независящим от вампиров причинам. И, чтобы не терять времени даром, баронесса решила исполнить свою часть договора. Она понимала, что Джонатан почти ничего не знает о Дракуле. А о вампирах ему, наверняка, известно лишь то, что знают все. Много предрассудков, мифов и совсем чуть-чуть правды. С такой информацией, чего доброго, клерк отправится на охоту, опоясавшись чесноком да вооружившись молитвами со святой водой. Только Дракула - куда более опасный враг, чем обычный вампир. Все его способности не знал никто, даже сами дети ночи, не говоря уже об охотниках, большинство которых были просто дилетантами. Поэтому даже если Джонатан возьмет в Бран кого-то из тех, кто занимается охотой на носферату, это не даст гарантии благополучного исхода дела. И тогда у всех, включая мятежную баронессу, будут большие неприятности.
Неприятностей не хотелось. От них у Анабель портились нервы и цвет лица. Поэтому она решила немного просветить клерка на счет его главного врага. Воспользовавшись отсутствием дома Таддеуша, она написала мистеру Харкеру записку, в которой был указан лишь адрес, уже знакомый ему, и время – полночь. Бель искренне надеялась, что Джонатан правильно истолкует ее жест и явится в положенный срок. В конце концов, это нужно не только ей, а, прежде всего, ему самому. Ведь это его рука будет сжимать кол, перед тем, как всадить его в сердце графа. Когда Анабель думала о гибели Дракулы, настроение у нее значительно улучшалось. Нет, они просто не могут проиграть эту маленькую битву. Слишком многое в ней поставлено на кон. Подобный авантюризм всегда приятно возбуждал ее даже лучше самой изысканной крови. Иногда так приятно бывает рискнуть собственной вечностью.
В дверь тихо постучали. В гостиную бесшумно вошел дворецкий и поставил перед мистером Харкером чашку из тончайшего фарфора с кофе. Над ней витал приятный теплый аромат молотых кофейных зерен с примесью коньяка. Бель решила, что это поможет Джонатану сохранять бодрость духа всю ночь или хотя бы какую-то ее часть.
- Благодарю, Эндрю, ты свободен. – Кивнула дворецкому баронесса. Как только он ушел, достала из секретера небольшую фляжку и вылила ее содержимое в свою чашку. Слабый металлический запах, распространившийся в комнате, не отставлял сомнений, какой напиток баронесса предпочла кофе. Кровь... Конечно, ее. Не одному клерку этой ночью нужно быть бодрым.
- Первое, что вам следует запомнить и обязательно учитывать, Дракулу, в отличие от большинства вампиров, дневной свет убить не может. Думаю, вы понимаете, что это дает ему приличную фору и делает во много раз опасней любого из нас.
Анабель, не мигая, взглядом хищника, в упор смотрела на Джонатана. Она собиралась сказать ему что-то еще, как внезапно осеклась и замолчала. Обернулась к окну, потом взглянула на дверь гостиной. Ей показалось, что в доме, кроме их двоих и дворецкого, есть кто-то еще. Вампир. Но это не Таддеуш, его она чувствовала совсем иначе. А сейчас ее кровь «молчала», зато инстинкт самосохранения бил тревогу.
«Кого еще там нелегкая принесла?», - подумала баронесса и вскинула левую руку, прижимая указательный палец к алым губам, жестом приказывая Джонатану молчать и не дергаться.

+2

3

Заключить мирный договор с вампиром. Кто-то скажет, что это невозможно, кто-то скажет, что это безумие. И кто-то будет прав. Джонатан так же сказал бы, что это все что-то невероятное. Что эти твари никого и никогда не будут слушать, а уж тем более вести переговоры. Зачем им вообще о чем-то договариваться с тем, кто очень легко может стать для них едой?
"Если это так, то почему я здесь?" - после того вечера, когда бедного клерка опять чуть не прикончили, прошло три дня. И ровно через три дня ему пришло письмо от мисс Форест с просьбой, или приказом, явиться к ней в особняк, чтобы приступить к осуществлению плана. Какого плана? Да, того самого - плана убийства графа Дракулы. Когда Харкер шел сюда он нервничал, причем очень сильно. Можно ли ей доверять? Что если и это ловушка?
Джонатан не помнил толком как подошел к дому, как дворецкий пропустил его и клерк прошел в комнату. Казалось, он очнулся только оказавшись в кресле и когда мисс Форест заговорила с ним. Да, теперь она выглядела несколько иначе. Впрочем, почему иначе? То, что вампирессы любят роскошь, любят красивые наряды и изысканные украшения он заметил еще в замке Бран, пусть на первый взгляд они и казались несколько вычурными.
Запах кофе немного приободрил, Джонатан поблагодарил дворецкого и снова перевел взгляд на Анабель. Он готов запоминать все, что она скажет. Недавно клерк разговаривал с пытался завести этот разговор с Ван Хельсингом. Но только тот был занят. Да, его сейчас очень сильно волновало состояние бедной Люси, которой не становилось лучше. Еще больше они волновались за несчастного Джека, который себе места на находил от отчаяния.
"Нужно позже спросить об этом у мисс Форест", - Харкер мысленно оставил себе это на заметку. Они почти не сомневались, что всему виной граф Дракула, что это он вытягивает жизненные силы из подруги Мины и только избавившись от него, они смогут спасти бедную девушку.
На счет того, что с ней сейчас было и можно ли это лечить, Джонатан так же хотел спросить. Много вопросов. За эти три дня Харкер успел многое перемотать в своей голове. Множество вопросов, множество предположений, множество каких-то мелочей, которые показались ему странными в замке Бран.
- Это значит, что он мог уже встретиться с моей женой? - клерк чуть нахмурил брови. Пожалуй, эта мысль в последнее время волновала его так же сильно. В тот день, когда они с Миной приходили навестить бедную Люси, подруга просила Вильгельмину рассказать ей про того странного человека. Да, Джонатан писал тогда еще невесте про то, что происходило с ним в замке. Вот только, не успел предупредить что граф собирается в Лондон. Точнее, он написал то письмо, но не помнил, отправил ли его, потому что бегство из замка было очень стремительным, а дальше... дальше Харкер помнил все очень смутно.
- Если это его цель и дневной свет ему не помеха, как мне узнать, что он уже не успел увидеться с ней? - пальцы на миг сжались на подлокотниках. Вот только Джонатан не мог не заметить, что его собеседница будто чем-то взволнована. Что-то случилось? Или ее спутник все же решил вернуться, не предупредив ее об этом?

+2

4

- К сожалению, мисс Форест занята и не принимает гостей, - дворецкий баронессы ни в какую не хотел  пропускать  вампира, чтобы тот смог увидеться со своей давней знакомой, к которой сам граф фон Беккер испытывал  довольно своеобразные  чувства. Едва Виллем узнал о том, что Анабель вновь приехала в Лондон, то сразу же отправился к ней с визитом, так как, кажется, не видел ее очень много времени. Саму баронессу очень трудно было застать где-то на одном месте - сегодня она в своем замке в Швейцарии, а завтра уже где-нибудь в Венгрии. Поэтому граф не видел ничего зазорного в том, чтобы нанести визит  старой знакомой без всяких формальностей в виде официального приглашения. Тем более, фон Беккер должен был в скором времени покинуть столицу  Британского королевства, отправившись по делам на свою историческую родину.
-Не думаю, что баронесса будет против моего визита, - ах, как же сейчас хотелось запустить острые клыки в шею этого сухопарого англичанина, посмевшего встать у него на пути. К слову сказать, граф  успел закусить человеческой кровью одного бедняги, которого вампир успел заметить в темном лондонском переулке. Но сейчас злость на то, что какой-то там смертный попытался остановить, пусть и в чисто английском стиле, пробуждала зверский голод.
-И все же я не могу Вас впустить, мисс Форест  очень занята.
-Вы уверены? Что ж, наверное, придется удалиться, - граф усмехнулся, но в усмешке этой чувствовался явный сарказм и угроза. Взгляд нежити опустился ниже, к застегнутому воротнику рубашки, где под кожей пульсировали две сонные артерии, такие манящие для любого представителя из рода вампиров. И как тут только граф мог устоять?..
Вытащив из кармана носовой платок, граф вытер остатки теплой крови с губ, чувствуя приятное тепло внутри своего организма. Почему-то  мысль о том, что баронесса будет рассержена на него, как-то не приходила в голову. Ну подумаешь, какой-то там дворецкий, будто не найдет себе другого взамен. Одним больше, одним меньше, какая, в самом деле, разница? Вампир ощущал ее присутствие в особняке...да, еще и наличие одного человеческого существа где-то рядом. Что она с ними делала, Виллем понятия не имел. Быть может, это был еще один слуга, а, быть может, ночной посетитель из-за которого его так настойчиво не хотели пропустить внутрь.
Граф прошел дальше, минуя длинный затемненный коридор, украшенный чьим-то довольно уродливыми портретами. Наверняка, родственники ее покойного очередного мужа. Какого по счету голландец даже предположить не мог, да и, впрочем, его это особо и не интересовало. Случайно наткнувшись взглядом на особо  уродливый портрет, Виллем усмехнулся, подивившись такой человеческой непривлекательности.
И все же меньше всего хотелось разглядывать достопримечательности этого дома, поэтому  вампир прошел дальше, к комнате, откуда исходил свет от камина. По всей видимости, баронесса была там. И не ошибся.
-Доброго вечера, моя прекрасная баронесса. Наконец-то, я смог таки прорваться через вашу череду мужей и нанести  вам визит. Поздравляю с вашим очередным вдовством. Какая прелесть, что поблизости нет вашего вечного Санчо Пансы. - Виллем прошел  в комнату, не стуча и не спрашивая приглашения. Заметив молодого человека, явно английского происхождения, тут же добавил - Неужели ваши вкусы поменялись с заплесневелого сыра на свеженький английский кекс?
"Какой милый англичанин, наверняка, такой же вкусный внутри."

+2

5

У мистера Харкера было столько вопросов… Вот только ответить на них Бель не успела. Дверь в гостиную распахнулась, баронесса, хмурясь, обернулась, чтобы предать незваного гостя анафеме и немедленно выставить из своего дома. Но резкие слова замерли у нее на губах. Она смотрела на вошедшего вампира и не знала, как реагировать. За сто лет, что они были знакомы, Виллем, граф фон Беккер, нисколько не изменился. Все так же открывал ногой любые двери и заходил без стука, куда вздумается. Про официальное приглашение и говорить нечего. Виллем до сих пор прекрасно обходился без него. С одной стороны баронесса была раза видеть старого знакомого, с которым ее связывали кое-какие общие воспоминания. С другой стороны, более неподходящего времени для дружеской встречи сложно и представить. Особенно в присутствии смертного.
К тому же Анабель уловила в воздухе слабый запах крови. По самодовольной физиономии графа не сложно было понять, что он только что сытно поужинал. Баронессу Форест немедленно обуяли дурные предчувствия. Поскольку о графском визите ей не доложили, жертвой явно стал ее дворецкий Эндрю. Этот до мозга костей английский джентльмен никогда бы не впустил незнакомца вот так, не предупредив хозяйку. Анабель было немного жаль беднягу. Честный, порядочный, не задающий лишних вопросов. Она знала, что дворецкий служил в этом доме всю жизнь, и собирался работать у новых хозяев, которым баронесса продаст дом.
Замешательство Анабель длилось всего пару минут. Наконец, она поднялась с кресла и, шурша пышными юбками, двинулась навстречу гостю. Само радушие и гостеприимство.
- Граф, какой сюрприз. – Маленькие белые ручки баронессы сжали руку графа с нечеловеческой силой и энергично ее потрясли. – Так уж и прорвались? Вы же знаете, что все мои кавалеры не доживают даже до «медового» месяца, в отличие от ваших жен, годами ждущих своего милого на всех континентах.
Мисс Форест улыбнулась, взгляд ее синих глаз казался невинным, как у ягненка. Виллем совершенно непредсказуем в своих поступках, но одно в нем оставалось постоянным – ехидная ухмылка и желание подколоть своего собеседника, доводя, порой, до бешенства. Анабель знала это как никто, но, как правило, в долгу у графа не оставалась, платила ему его же монетой. С большим, надо сказать, удовольствием.
От баронессы не укрылся заинтересованный плотоядный взгляд вампира в сторону Джонатана. В какое-то мгновение она даже решила выдать юношу за свою новую смертную пассию, чтобы Виллем не вздумал его убить. Но потом посмотрела на мистера Харкера и поняла, что он этот маленький спектакль вряд ли одобрит. Слишком уж Джонатан ненавидит вампиров, чтобы разыгрывать какие-то сентиментальные чувства к Анабель, даже ради спасения своей жизни. Да и Виллем быстро почувствует ложь, и это даст ему новый повод для ехидных замечаний.
- Нет, мой дорогой, я по-прежнему предпочитаю древности. Они с годами становятся лишь дороже. – Баронесса смотрела Виллему прямо в глаза, если он хотел вывести ее из себя, то ему это не удастся. - А кексики со временем черствеют и рассыпаются в прах.
Анабель проигнорировала взгляд Джонатана, которому, скорее всего, сейчас было очень не по себе. А, впрочем, кто их разберет, этих людей. У нее есть проблемы посерьезней, чем трогательная забота о тонкой душевной организации англичанина.
- Садитесь, граф. – Баронесса кивнула фон Беккеру на кресло рядом со своим. – После сытного ужина вампирам вашего возраста нужен покой.
Она подошла к распахнутой двери и выглянула в коридор. Так и есть. В доме кроме них больше никого нет. Виллем без зазрения совести только что сожрал ее дворецкого.
- Мистер Харкер, пожалуйста, вычеркните в документах на продажу дома услуги дворецкого. Боюсь, что Эндрю уже никому не сможет помочь. Свою последнюю услугу он только что оказал графу фон Беккеру. – Анабель проговорила это будничным тоном, хотя по голосу было понятно, что она весьма недовольна. Но не закатывать же теперь скандал из-за пищи.
Тут Бель перехватила взгляд Виллема, обращенный в сторону клерка, и поспешила вернуться в свое кресло, удачно стоявшее между вампиром и человеком.
- Как вы уже поняли, граф, мистер Харкер занимается продажей моего дома. И мы с ним… обсуждали детали... хм... сделки. А что вы забыли в этой стране дождей и туманов? Неужто нашли себе чопорную английскую леди и решили осесть в Лондоне?
Баронесса не удержалась и прыснула со смеху, слишком уж дикой представлялась ей эта картина почтенного английского семейства с графом фон Беккером в главной роли.

Отредактировано Anabel Forest (06-08-2015 15:04:50)

+2

6

"Это как понимать? Мисс Форест еще кого-то ждет?!" - появление еще одного гостя Харкера совсем не порадовало. Более того - это совершенно не входило в его планы. Он сюда пришел чтобы поговорить о деле, а не слушать чужие светские беседы. Бросив недовольный взгляд на Анабель, клерк, однако, понял, что она и сама не сильна рада этому гостю. А тем более, что этот самый гость разговаривал с ней в явно язвительном тоне. Кто-то из ее друзей? Только что ему нужно среди ночи.
Впрочем, баронесса очень скоро развеяла сомнения англичанина. Да, вампир. И, судя по ее словам, в которых слышалось издевка, вампир этот довольно древний и знают они друг друга, судя все по тому же насмешливому тону, не плохо.А вот это уже заставило насторожиться, как и тот взгляд, который поймал на себе Джонатан. В голове была одна догадка и она совершенно не радовала. Этот мужчина тоже вампир? А что если это и правда была ловушка? Что если договор был лишь способом заманить несчастного клерка сюда? Харкер поджал губы, переводя взгляд то на баронессу, то на ее собеседника. Нет, глупости. Она еще тогда сказала, что если бы захотела, то убила бы его еще тогда. Зачем дожидаться и разыгрывать спектакль с обсуждением деталей. Разве что это была ловушка чтобы отдать самого клерка другому вампиру. А вот это уже заставило насторожиться и более внимательно прислушаться к их разговору.
"Они тут любезностями обмениваются, а я снова чувствую себя десертом", - Джонатан чуть было не поежился, но не хотелось настолько себя выдавать. Хотя, кого он обмануть пытается? Не самое приятное ощущение, когда ждешь какого-то подвоха. Особенно когда этим подвохом могут оказаться вцепившиеся тебе в шею клыки.
- А... да, конечно, я внесу, - зачем-то отозвался клерк, продолжая следить за каждым действием вампиров. Убрать услуги дворецкого? А вот это было уже совсем жутко. Вот так просто - взять и прикончить беднягу дворецкого, можно сказать "мимо проходя". Еще одно доказательство, что люди для вампиров это просто расходный материал, просто еда, и им ничего не стоит убить любого человека в один момент.
"И как же тогда я собираюсь убить Дракулу? Да он меня как муху раздавит", - несчастного клерка охватила легкая паника. Сам того не замечая, он нервно провел пальцами по лацкану пиджака. Нет, нужно успокоиться и не выдавать вампирам свои страхи. Мисс Форест обещала помочь. И обещание свое, пока, до появления этого странного типа выполняла. Если так пойдет и дальше, то она просто выставит, а нет, точнее, вежливо проводит неожиданного гостя прочь из дома, а сама продолжит их разговор. В конце концов, не просто же так Джонатану пришлось солгать жене о том, что нужно отлучиться к родственникам и что вернется только завтра. При том, что Дракула сейчас был где-то в Лондоне, Харкеру было страшно оставлять Мину одну. Что если это чудовище решит наведаться к ней прямо сейчас? Кстати, про то, могут ли вампиры вот так просто являться в чужой дом, англичанин так же хотел спросить. Но, видимо, со всеми вопросами придется подождать.

+2

7

-Больший сюрприз - это узнать что вы в Лондоне, вновь после удачного замужества. Синий, определенно, вам будет  к лицу, моя дорогая, - Виллем сжал маленький ручки баронессы, ехидно намекая на детскую сказку о синей бороде. Но само собой, он был рад видеть ее в этой дождливой столице английской короны, наконец, не встретив ни одного из ее приготовленных, словно баранов на заклание мужей, ни этого вечно путающегося под ногами испанца, которого сам граф нарек про себя "Санчо Панса". Чего она в нем нашла было такой же загадкой, как и тайна исчезнувшей Атлантиды. Но Виллем и сам не спрашивал, потому что не хотел походить на старую, охочую до сплетен пожилую матрону.
-Ну что вы, какие жены, все наглая ложь и клевета. Не знаю, кто об это вам сказал, но это все неправда. Можно подумать, что вы действительно смогли поверить, что меня можно в очередной раз затащить в брак. Это уже прошлый век, просто немодно, не находите? - Виллем  с интересом разглядывал  молодого англичанина, все еще прикидывая в уме, какой он на вкус. Быть может,  потом, когда баронесса сделает свои дела и продаст недвижимость покойного супруга, этого юношу можно было попробовать на ужин? Хотя не факт, что Виллем еще будет здесь, в Лондоне. Но развлечения ради, можно было бы окинуть человека плотоядным взглядом, даже позабыв, что буквально пять минут назад его жертвой пал чопорный дворецкий баронессы. Впрочем, все дворецкие Анабель так или иначе не доживали до своей естественной смерти по вине Виллема. Она, наверное, уже привыкла к этому, поэтому особо не  возникала, только, как сейчас метала взглядом молнии.
-Да что вы? А я всегда думал что даже древности всегда рассыпаются в прах, а если и не рассыпаются, все же мало приятно грызть сухари. Так вы ешьте кексики здесь и сейчас, а не ждите, пока они превратятся в прах, - резонно заметил вампир, расхаживая по комнате и заодно оглядываясь. И все равно взгляд натыкался  на явно нервничающего англичанина. Ну что поделать, если из живых существ был только он, а его сердцебиение было явно слышно вампирскому слуху.
-Ох, вы сегодня сама любезность и забота, - голландец самодовольно плюхнулся в предложенное кресло, вытянув ноги. Ах, что за заботливая сегодня Анабель, ну просто прелесть. Наверное, сказывался на настроение удачно закончившийся брак. - Он был занудой и не хотел меня впускать, поэтому я не смог сдержаться. Вы должны понять, моя дорогая баронесса. Новые хозяева еще мне должны спасибо за это сказать. Ой, молодой человек, как вас там. Пока я не забыл. Вычеркните еще один уродливый портрет из коллекции баронессы. Ну тот, что висит у нее в коридоре. Не знаю, быть может это и новый покойный муж мисс Форест, но такого уродства я давно не видел. Повешу у себя в замке, будет отпугивать воров.
Вампир вновь самодовольно улыбнулся, удобнее устраиваясь в мягком кресле. Черт, а ее экс-супруг явно любил комфорт и удобство, оцененное сейчас графом. А вообще было даже забавным присутствие человека, несмотря на то, что вампир бросал взгляды на него не самые миролюбивые.
-О, да неужели? Значит он посвящен в ваши темные делишки? - Вампир  рассмеялся, переведя взгляд с баронессы на англичанина. - Надеюсь, вы знаете, юноша, на что идете. Баронесса в этом плане привередливая.
Не боясь гнева со стороны Анабель, Виллем услышал  вопрос касательно его пребывания в Лондоне и тоже вновь засмеялся.
-Ой, не-не-не, мне хватило Агнесс. Да и Лондон я не люблю - скучно, сыро и  постоянные дожди. Не мой стиль. Здесь я исключительно по делам. Ой, а хотите последнюю сплетню? Наша музейная реликвия покинула Трансильванию и теперь она здесь, в Лондоне. Интересно, зачем? Нет бы, себе там тихонько покрывалась плесенью и паутиной, пафосно изображая гордую неприступность, но нет, ему тоже захотелось  в свет.

+2

8

О, да, он ничуть не изменился. Все так же очаровательно ядовит, нагл и самоуверен - качества, когда-то сделавшие их заклятыми друзьями. Каждая встреча вампиров с тех пор напоминала корриду. Жаль только, что мистеру Харкеру придется выслушивать их маленькие пикировки. Человека они могут несколько… удивить. Или даже испугать.
- Синий мне не идет, милый. – Томно проговорила баронесса, откидываясь на спинку кресла. Она казалась обманчиво расслабленной, на самом же деле, Анабель в любой момент была готова встать между вампиром и человеком, если Виллем все-таки не сдержится и покусится на жизнь англичанина. Баронесса наклонилась к уху графа и доверительным тоном сообщила:
- Синяя Борода делал это по любви. Если вы на него намекаете, конечно. У меня же в отношении смертных - чистый расчет. Кроме того, мне так идет быть безутешной вдовушкой. Все эти слезы, вздохи, черный дорогой шелк, кружево… Ну, вы понимаете.
Анабель мило улыбнулась. Чем больше оправдывался граф фон Беккер относительно своих женщин, тем больше баронесса убеждалась, что так оно все и было. Вереницы девиц с запудренными мозгами в разных городах. А, может, и не только девиц… хм. Одна жена? Ну, как будто это кого-то когда-то останавливало. Тем более, вампира, для которого привычной человеческой морали просто не существует.
- Что вы с портретом барона сделали, изверг нидерландский? – Нахмурилась Бель. Съеденного дворецкого она еще могла понять, но порчу дорогого имущества в доме, выставленном на продажу… Увольте!
- Джонатан, ничего не вычеркивайте. Портрет останется на своем месте. – Решительно, с капризными нотками, проговорила баронесса. – А если вы, граф, так хотите разжиться этим портретом, купите его у меня вместе с домом.
Хмыкнув, Анабель покосилась на клерка. Бедный… Он, должно быть, чувствовал себя одновременно вампирским ужином, обманутой жертвой и явно жалел уже об их маленьком договоре. Все эмоции написаны на его лице, как бы он их тщательно не скрывал. Ну уж нет, она не позволит Виллему сожрать Харкера. Не сегодня вечером. Это был бы слишком бесславный финал. Да и не для того она так рискует, затевая заговор против древнейшего из вампиров.
«Ну, же, Джонни, не психуй. От нервов кровь в твоих венах шумит сильнее, от этого так сладко и сразу хочется кушать», - подумала Бель, поглядывая в сторону клерка. Она прекрасно понимала, что Виллем тоже слышит это. И чем сильнее нервничает Джонатан, тем больше вампирам хочется откусить от него хотя бы кусочек. Если она сдержится, то граф фон Беккер… Ох, вряд ли. Зачем ему отказывать себе в удовольствии?
Новость о прибытии Дракулы в Лондон Анабель восприняла стоически. На лице вампирессы не отразилось ни одной эмоции, которая могла бы ее скомпрометировать.
- Вот как? – Баронесса изогнула бровь, изображая удивление. – Значит… Дракула в Лондоне… - Бель многозначительно посмотрела на Джонатана – в этом взгляде было все, что ему нужно знать, понимать и опасаться.
«Как же сладко шумит его кровь в венах, когда он волнуется!».
– Кто бы мог подумать, что Туманный Альбион так манит нам подобных. – Сладко улыбнулась баронесса, на Харкера она больше не смотрела. Выводы он должен сделать сам.
- И что там сплетничают о цели его визита в Лондон, Виллем? – Проворковала Анабель. Она редко называла графа по имени, предпочитая официальное обращение с титулами и прочим антуражем, так было удобней его дразнить. – Неужто Дракула решил выйти в свет? Тогда город он для этого выбрал не самый лучший. Здесь, как вы совершенно справедливо заметили, слишком сыро и скучно.

+2

9

Тем не менее светская беседа продолжалась. То, что пришедший вампир продолжает бросать на несчастного клерка взгляды все так же не давало душевного успокоения, но только к этому еще начало примешиваться раздражение. Почему мисс Форест просто не прогонит его? Ведь видно, что она не ждала его и, судя по взаимной пикировке в беседе, и не собиралась звать в гости. Да только этот тип явился сам и устанавливает свои правила. Будь Джонатан на ее месте, в вежливой форме попросил бы наглеца уйти, или же явиться в другой день, раз ему так приспичило навестить свою давнюю знакомую.
Еще немного и Джонатан собирался сделать хозяйке дома замечание по этому поводу. Или же, раз разговора сегодня не получится, клерк лучше отправится домой, чем будет сидеть в обществе двух вампиров, которые продолжали на него многозначительно поглядывать.
"Я бы лучше провел время дома с женой, зная, что она в безопасности и что Дракула к ней не подобрался..." - от одной мысли о том, что граф сейчас в его доме его охватывала буря эмоций, причем совершенно разных. Там был и страх за свою любимую, и ярость от того, что этот проклятый вампир посмел считать ее своей. Всего лишь увидел портрет и резко переменил свое желание. Кто знает, может граф самолично хотел убить клерка, когда бумаги на поместье будут оформлены, но вот он видит портрет и решает ехать в Лондон. Но почему она? Чем его так привлекла скромная учительница? Да, Мина была очень мила и очаровательна, но почему он выбрал именно ее?
Кстати говоря, к своему удивлению, Джонатан понял, что вампиры рядом с ним завели разговор о том, о ком сейчас клерк и думал. Была ли эта инициатива Анабель, или же Виллем (кажется она так его назвала) обмолвился об этом, но, переглянувшись с вампирессой, Харкер чуть заметно кивнул и прислушался более внимательно. Казалось бы, он и так прекрасно знал, что Дракула в Лондоне. После того случая с бедной Люси, клерк, вместе с доктором Сьюардом изучили все газеты, какие нашли за последние пару недель. В городе происходила какая-то чертовщина. Пусть граф и был, судя по всему, очень аккуратен и не оставлял лишних следов, но все равно были настораживающие факты.
"Знать бы где он скрывается", - это и было самым главным вопросом. Пытаться выйти с ним на поединок или же вызвать его на сражение слишком рискованно. Пусть это и противоречит законам чести, но, получится ли иначе его победить? Да и что считать честью, если у древнего вампира сил намного больше чем у нескольких человек. Если у Анабель, при всей ее с вижу хрупкой внешности силу Джонатан ощутил на себе. когда она легко повалила его на пол и, будь у нее такое желание, убила бы в тот же момент, то что можно говорить про графа, который намного сильнее ее. С чего Харкер сделал такие выводы? Да хотя бы с того, что мисс Форест желала его смерти. Пусть это немного странно, но даже вампиры стремились обезопасить себя и избавиться от более сильного противника. Они рисковали - сам клерк и его напарница, а потому нужно было быть предельно осторожными.
Теперь же следовало успокоиться и внимательно выслушать те сплетни, которые им сообщит Виллем. Кто знает, может в них будет какая-то полезная информация.

+2

10

Виллем чувствовал в этом особняке, пропахшем  исключительно людскими запахами, как дома. Под этим выражением подразумевался его замок в южной части Голландии, где он давненько не был. Хотя стоило  бы навестить историческую родину, предаться ностальгии, а не безостановочно совершать поездки в разные города Европы, только для того, чтобы заработать, как можно больше денег. Все-таки быть вечной вдовой прерогатива именно мисс Форест, а с женщинами у голландца отношения были исключительно для того, чтобы разбавить однообразную жизнь. Какая может быть жизнь без подобного удовольствия?
-Просто романтика...А вы знаете, что черный цвет делает женщину немного старше своих лет? - Граф весьма обтекаемо пошутил о вечной привычке любой женщины скрывать свой возраст, да и явно намекнул, что черный цвет ее старит. Сказать об этом напрямую - лишиться чего-нибудь в ответ. А так можно  насладиться тем, как вновь  разжигаются искры недовольства и возмущения в глазах баронессы, когда до нее дойдет сущность его фразы. Ах, какая прелесть! А ведь она из кожи вон лезет, чтобы сохранить деланное спокойствие. Будто Виллем не знает, что под этим ледяным спокойствием скрывается просто гейзер из разнообразных чувств. Ей же можно намекать на гарем из брошенных графом девиц и женщин, хотя в действительности их было совсем немного. Быть может, две или пять...Какая разница? Это, вообще, к делу не относится. Да и то, что он еще формально женат, тоже.
-Я? Пока еще ничего, но хотел бы... - задумчиво протянул вампир, поглядывая, то на баронессу, то на англичанина. То, как они переглядывались начало вызывать подозрение у графа. Что-то здесь было неладное. Интуиция, но она ни разу его не подводила. Думается, что здесь не просто продажа дома, а что-то другое. Только вот что? Маленький английский кексик явно волнуется, его сердце так и бьется в груди, мешая сосредоточиться. Виллем все-таки не железный. Ему тоже хочется крови, хоть он и отужинал кровью зануды дворецкого. Однако  нужно сделать невозмутимый вид, продолжая вести милейший диалог с Анабель. Он и, в самом деле, очень давно ее не видел.
-Вам что жалко какого-то портрета? Милейшая, ну право, я не ожидал это от вас! Джонатан, вычеркните его! Пусть баронессе будет стыдно, что после того, что между нами было, она  пожадничала портретом. Вы только посмотрите на нее, - деланно - возмущенно граф обратился  уже к человеку, как к единственному у кого из присутствующих в комнате была совесть. Ну надо же, купить дом только из-за одного портрета! - Мне думается, что среди  тех контор, что занимаются продажей недвижимости, вам бы просто цены не было, серьезно. Мистер...как вас там? Харкер может устроите  нашу любезную даму к себе на работу? У нее будет дело по душе, причем совсем легальное и приносящее очень неплохой доход.
И все-таки графа насторожило, когда Анабель и английский кексик переглянулись, когда вампир упомянул про графа Дракулы и его пребывание в Лондоне. Казалось бы, откуда этому чопорному англичанину вообще знать про создателя всех вампиров? Но голландец верил своей интуиции, что здесь что-то было нечисто. Эти переглядывания немного действовали на нервы.
-Именно так, моя прелестная баронесса, - согласно кивнул, произнеся фразу скучающим тоном. Но  в то же время и наблюдая за реакцией остальных. Если баронесса и была непроницаема внешне, то англичанин только сильнее разволновался, да так, что  фон Беккер явно ощутил легкий голод от шума крови в кровеносных сосудах. - Меня он точно не манит, я здесь по своим делам. Как закончу, так поеду куда-нибудь. Например, в Италию. Там вроде бы открытие светского сезона...Насчет же нашей трансильванской реликвии, болтают что он ищет новую невесту и вроде бы даже нашел...Хотя куда ему с его гаремом и свитой этих мерзких вампиров, годных только разве что для цирка уродов. Я бы с ума  сошел от такого зоопарка. Но ему видимо нравится и граф ищет новую зверушку для своей коллекции.

+2

11

В обманчиво непринужденной атмосфере вампирского гостеприимства текли минуты – одна другой напряженней. Анабель почти физически ощущала, как по золоченому циферблату старинных часов ползут стрелки. Она продолжала вежливо улыбаться Виллему, обмениваясь с ним колкостями. Но внешне напоминала натянутую струну: прямая спина, расправленные плечи, руки, комкающие черный кружевной платок. Сколько еще хватит нервов у всех участников этой милой беседы держать лицо, и кто первым падет в дуэли перекрестных взглядов – вопрос вопросов. Во всяком случае, Анабель проигрывать не собиралась. Равно как и отдавать Харкера на десерт графу.
- Благодарю вас за трогательную заботу, милый, но меня вполне устраивает мой способ жить безбедно. – Улыбнулась Бель в ответ на слова Виллема о ее трудоустройстве. – Профессиональная вдова – мое призвание на все времена. И не нужно подтрунивать над моим возрастом. – Баронесса приосанилась и расправила кружева на груди. – Я его не скрываю. А вы и сами далеко не юноша, граф. – Рыжая подловато хихикнула. - А портрет я вам все равно не отдам. Это же мой покойный барон Уэлш! Я не могу расстаться с ним. – Вампиресса театрально приложила платочек к абсолютно сухим глазам. – Это память!
Тут Анабель поймала себя на том, что, кажется, запамятовала, как звали ее последнего кавалера – барона Уэлша, будь он трижды неладен.
Она вновь перехватила заинтересованный взгляд графа фон Беккера, направленный на клерка. В том, что он подозревает неладное, сомневаться уже не приходилось. Она слишком хорошо знала этот пристальный взгляд Виллема, который тонкими иглами впивался в самую душу. Глупо было пытаться обмануть его. Анабель незаметно поежилась. Когда же закончится эта пытка? Граф сейчас был похож на охотничьего пса, который неуклонно шел по следу, высматривая и вынюхивая.
Фон Беккер, тем временем, сверлил взглядом то баронессу, то клерка. Джонатан нервничал. Ощущение катастрофы нарастало. «Принес же тебя черт, Виллем, так не вовремя», - подумала мисс Форест, ожесточенно комкая в руках несчастный платок. Нет, старому другу она всегда была рада, и даже по-своему его любила, но сегодня был тот редкий случай, когда Анабель хотелось выставить графа вон. И поскорее. Пусть только сначала поведает им сплетни о Дракуле. Может, она на радостях даже подарит ему портрет барона Уэлша за это, раз уж он на него так запал.
- Так, значит, наш злой гений приехал в Лондон искать невесту? – Анабель изобразила на лице семь скорбей и вселенскую скуку одновременно. При этом под столом острый нос туфельки баронессы несильно пихнул в бок туфлю англичанина, я же тебе, мол, говорила! Невесту ищет старый клыкастый развратник! Не иначе Мину твою!
- Я даже не сомневалась в этом. Дракулу могут выманить из логова только власть и бабы… ой… пардон, женщины. – Анабель деланно смутилась. - Прекрасные дамы, да. Но разве ж мало у него невест? Сколько их? Две? Три? Куда ему еще одна? Это же такие расходы. Тряпки, драгоценности… - Баронесса только рукой махнула. – Или… Эта невеста какая-то особенная? А, Виллем? Наверняка ведь болтают об этом что-то? Мне страсть как интересно знать все последние сплетни. – Скромно потупилась Бель. – Вы же знаете, что я совсем не появляюсь в свете.
Анабель плавно поднялась со своего места и прикинулась заботливой хозяюшкой.
- Виллем, желаете бокал консервированной крови? – Обернулась к англичанину. – Джонатан, еще кофе?
Не дожидаясь ответа от своих гостей, баронесса оказалась у дверей гостиной и шепнула что-то одному из слуг, возникшему во мраке коридора. Он кивнул и скрылся. Анабель поспешила вернуться к вампирско-человеческой компании. Она не стала вновь садиться на свое место, а встала за креслом, на котором сидел Джонатан, опираясь на высокую спинку.
- Так что там не так с этой новой невестой, граф? Не томите! Я просто умираю от любопытства.

+2

12

Когда дурацкий разговор про портрет покойного барона продолжился, Джонатан готов был взвыть. Да сколько можно уже продолжать эту тему? Или пусть уже Анабель отдаст ему этот несчастный портрет и этот вампир уйдет с миром. Еще немного и Харкер готов был вслух возмутиться об этом, но прекрасно понимал, что лучше этого не делать. Кто он такой здесь? Да и стоит ли психовать из-за таких глупостей. К тому же, стоило продолжить этот совершенно идиотский разговор хотя бы для того, чтобы вернуться к теме графа. Вот только, что за напасть, вампир и здесь ничего толкового не сказал. Граф ищет новую невесту? Но они об этом уже поговорили, да и вообще, это была первоначальная их с Анабель версия. От этого становилось только горше за напрасно потраченное время за этим бестолковым разговором.
"Видел я эту свиту. До сих пор мороз по коже пробегает, когда их вспоминаю. И зачем только граф собирает вокруг себя настолько странных личностей. Хорошее сравнение сейчас Виллем сказал - цирк уродов. Как будто графу нравится собирать какие-то диковинки, но только не в виде предметов, а как людей, или вампиров, в частности. Вот только, я тогда еще больше не понимаю, зачем ему моя Мина? Вспомнить тех женщин, что были в замке Бран, они ни в какое сравнение с ней не идут. Они... это ж ужас какой-то и, ау!" - в этот момент острый носок туфельки баронессы больно ударил в ботинок клерка. Как же трудно было в этот миг сдержаться и не бросить на свою напарницу гневный взгляд. Нет, это было бы слишком очевидно и тогда вся конспирация к черту.
"Я понял, мисс Форест", - единственное что позволил себе Харкер это быстрый взгляд в сторону вампирессы. Когда же Анабель поинтересовалась сколько у графа невест, Джонатан чуть было не ответил, но вовремя спохватился. Откуда ему, простому клерку из Лондона, который, для Виллема, и знать не должен что это за место такое, Трансильвания, иметь представление сколько у графа невест. Да и он, по идее, и о каком таком графе речь идет, знать не должен. Он всего лишь служащий агентства по недвижимости, которому "посчастливилось" продавать дом мисс Форест, только и всего.
- Благодарю, мисс Форест, - отозвался Джонатан на предложение на счет кофе. - Но пока откажусь.
К тому же, к той чашке, которая была перед ним, Харкер считай и не успел притронуться. Вот только за все время этого бессмысленного разговора, несчастный кофе уже должен был коркой льда покрыться. Впрочем, не важно. В конце концов, он сюда не кофе пить пришел, а поговорить о деле. Да только разговор этот никак не выходил.
Услышав про консервированную кровь, клерк удивленно приподнял брови. Это как так? Вампиры могут как-то хранить кровь, чтобы можно было ее потом пить? Каким-то странным полетом фантазии, Джонатан представил, что возможно этой самой "консервированной кровью" считается человек, которого держат постоянно под какими-нибудь препаратами, чтобы тот был без сознания, но в то же время оставался живым.
"Бррр..." - клерк невольно поежился. Нет, даже представлять такое не хотелось. Это же ужас как-то!

+2

13

-Всегда, пожалуйста, моя дорогая баронесса, ну как я могу о вас и не беспокоиться? - Виллем задал риторический вопрос, уже  просто наслаждаясь царившей атмосферой напряженности и недосказанности. Казалось бы, легкий и ненавязчивый разговор, но что-то было в нем не то. Он чувствовал это, видел это в каждом движении древней и человека, который особенно выдавал себя. Смертному подобное не дано увидеть, а вот вампиру трудно не заметить. Интересно, что же скрывали эти милые заговорщики? И дело бы далеко не в продаваемом баронессе доме, определенно. Хотелось бы списать  свои подозрения на обычную паранойю, за столько лет жизни еще и не такое померещится. Но...Что-то не давало графу усомниться, что все что происходило здесь  и, в самом деле, было натурально. Жаль, но баронессе стоило попробовать себя в театре, как... На этой мысли Виллем  слегка нахмурился, но не стал предаваться мрачным размышлениям. Сейчас больше интересовали Анабель и ее английский кекс. Взаимосвязь? - Впрочем, вы правы насчет того, что я уже далеко не юноша. Однако я не помню, чтобы вы когда-то когда-либо при мне говорили про ваш возраст, не скрытная моя. Только легкие, ну просто тончайшие намеки, что вы  все-таки старше меня. Только конкретную цифру  вы никогда и не говорили. Впрочем, ну и черт с этим. Вы, как дорогое вино, с возрастом все лучше и лучше.
Отвесив комплимент, граф сложил руки на животе, изучая своих собеседников. Эти взгляды, которые бросала баронесса на клерка. В них что-то было. Такое чувство, что Виллем присутствовал при молчаливом диалоге. Он бы понял, если бы между ней и англичанином была кровная связь, как это бывало у вампиров. Но он Джонатан был человеком, в  этом сомневаться совсем не приходилось.
-Знаете, вот что вы за вампир? Я быть может, к вам, со всей широтой своей души. А вы! Просто зажали портрет своего очередного мужа. Знаете ли, я не верю в ваши  милые уловки про память. У вас он там, черт знает, какой по счету. И я уверен, даже не предполагаю, что вы уже забыли, как этого беднягу звали. Уж я-то вас знаю за столько-то лет.
Это был явный намек на то, что граф понял, что она что-то скрывает. Вместе со своими милым английским кексом, расположившемся в кресле. Пусть их беседа была светской, но тем не менее, начала вызывать подозрение. Голландец, словно охотничья собака почуял  след, и не собирался его  просто так терять. Итак, баронессе было интересно о новой невесте Дракулы. Да, ничего такого, казалось бы, в этом не было. Но..Зачем Анабель так любопытно было знать о подробностях? Ведь, помнится, она его на дух не переносила. А тут такая заинтересованность. Что-то здесь было нечисто и он должен разобраться, что к чему. Даже показная скука и уныние не убедили фон Беккера.
-Наверное, все-таки за новой невестой. Право, баронесса я не интересуюсь личной жизнью Дракулы. Это, как-то совсем незанимательно и не увлекательно. Но, когда я был в Трансильвании последний раз, их было вроде трое - классическая подборка цветов: темная, рыжая и блондинка. Однако наш граф консерватор. Да какие там расходы, милейшая, куда там в этом захолустье ходить. Да еще и светить драгоценными камнями и одеждой? Ну, вы подумайте.
Вампир деланно зевнул, однако и не собирался покинуть этот милый дом, оставив такую очаровательную компанию без своей персоны. Особенная невеста. В этом что-то было. Виллем особенного не знал про эту барышню, которая заинтересовала самого графа Дракулу, но кое-что он все же мог рассказать баронессе, коли ее так это заинтриговало. Только вот, когда сам граф собирался выложить сведениями, которыми  он владел, Анабель предложила крови. Да еще и консервированной.
-Фу, какая гадость ваша консервированная кровь. Б-р-р...Хотя ладно, тащите ее сюда, хоть какая-то радость после вашего занудного дворецкого. Знаете, Джонатан, хуже консервированной крови ничего не может быть, - вампир многозначительно ухмыльнулся, переведя взгляд на человека, пока Анабель  отошла в сторону. А что если...? Впрочем, это можно будет оставить на потом, когда  ничего не останется.
Вампир откинулся в кресле, переведя взгляд на мисс Форест, вставшую за креслом англичанина и продолжил:
-Хорошо, хорошо, мисс Форест, если вам так любопытно. Я слышал, буквально еще вчера, что эта новая невеста очень похожа на кого-то из прошлой жизни графа. А конкретно кого, я без понятия даже. Быть может, наша реликвия предалась ностальгии, а потому и ищет что-то подобное в Лондоне? Не знаю, почему именно здесь. Такая загадочная душа вампира. Сами знаете же. Это все что я знаю из циркулирующих сейчас сплетен.

+2

14

На отказ Джонатана от кофе Анабель только головой покачала. Пусть его. Хочет быть сонным и вялым во время такого важного разговора – его дело. Клерк наверняка считал, что все эти светские разговоры вампиров ни о чем – пустая трата времени. Однако если он хочет победить Дракулу, то ему необходимо набраться терпения, чтобы тщательнейшим образом подготовиться может быть к главной битве в своей жизни. Права на ошибку у него не будет. А если проиграет Джонатан, тогда и Бель окажется в весьма щекотливом положении. Именно поэтому баронесса с поистине дипломатической неторопливостью беседовала сейчас с Виллемом, стараясь по максимуму казаться скучающей дамой, которая не прочь развлечься последними сплетнями про ей подобных.
Только если бы все было так просто. Анабель взглянула на графа фон Беккера и внутренне похолодела: «Он знает». Знает или догадывается. О том, что в своих подозрениях Виллем был недалек от истины, говорило его выражение лица. Заинтересованно-плотоядное – так баронесса описала бы его. Она слишком давно знала графа, чтобы с полувзгляда определить направление его мыслей. И сейчас это направление ей не нравилось. Кажется, он только ждет удобного момента, когда Анабель или Джонатан оступятся и выдадут свои истинные цели. И в этом отношении их неспешная светская беседа напоминала хождение по краю. Одно неверное движение и сорвешься в пропасть.
- Ну, простите, дорогой. – Усмехнулась баронесса, намеревавшаяся до последнего держать себя в руках. - Дворецкие на сегодня закончились.
Она не стала рисковать, и, забрав у слуги, возникшего в дверях, маленький поднос с бокалом крови, сама поднесла его Виллему. Еще не хватало, чтобы он точил свои клыки о слуг этого дома. Несчастного дворецкого с него более чем достаточно. Вообще, по мнению Бель, граф фон Беккер при всем его желании казаться негодяем, на самом деле таким не был. И даже если он узнает что-то про их с мистером Харкером заговор, вряд ли он сразу поспешит с этим к Дракуле. Конечно, если не увидит в этом прямой выгоды. В остальных случаях с ним можно попробовать договориться.
«В крайнем случае, отравлю», - решила про себя Анабель с милейшей улыбкой наблюдая за графом. Проигрывать она не привыкла. И сейчас не собиралась. Они с Виллемом знакомы уже целых сто лет, но если он не оставит ей выбора… Лучше пока не думать об этом вовсе.
- Невеста из прошлой жизни? - Протянула баронесса задумчиво. - Как интересно…
Так вот оно что. Невест в настоящем Дракуле уже мало. Ему подавай ту, что была с ним гораздо раньше, чем все они. Неужели вся эта романтическая чушь о бессмертных душах и вечной человеческой любви правда? И Дракула нашел ту, которую, действительно, когда-то любил, а не держал для украшения интерьера, как своих нынешних невест? И что если Мина и есть та самая «особая» невеста, ради которой древний вампир покинул родные пенаты и приехал в Лондон? Не зря же, по словам мистера Харкера, он так оживился, увидев ее портрет. Мда. Становится все интересней и интересней.
Вопросов в связи с этим всплывала масса. Например, как отреагирует Мина при виде Дракулы, если она… А, черт! Одно из ее воплощений когда-то его любило. Ответа на этот вопрос нет, а он может быть любым. И если Мину подсознательно начнет тянуть к Дракуле, все может значительно усложниться.
Пытать Виллема дальше бесполезно. Похоже, он, действительно, рассказал все, что знал. Скрывать светские сплетни ему просто смысла нет. Он же не знает, как они важны для его собеседников. Каждое слово имеет значение и вес. Баронесса вздохнула и сентиментально всхлипнула.
- Вечная любовь! Это так прекрасно… Мне просто необходимо выпить. - Окинув гостей обманчиво кротким взглядом, баронесса вновь направилась к дверям, чтобы распорядиться на счет еще одного бокала крови. На этот раз уже для себя.

+2

15

За этим разговором Джонатан то и дело бросал взгляд на часы над каминной полкой. Сколько уже прошло? Около получаса? И что они узнали за это время? Только то, что граф ищет себе новую невесту. Харкер только тихо выдохнул. Какой итог можно было подвести?
"Узнали ли мы почему ему нужна Мина? Нет. Узнали ли мы, где граф прячется? Нет. Что узнали? То что Виллем хочет забрать себе портрет покойного барона. Да, весьма ценное знание..." - Харкер уже перестал нервничать, но на смену волнению все больше начало приходить раздражение. Чтобы как-то немного успокоить ее, клерк и правда потянулся за своей кружкой кофе. Быть может его еще можно пить, пусть и холодный. Но только он поднес чашку к губам, то пришлось в нее чуть ли не вцепиться. А все от того, что вампир вновь переключил на него свое внимание.
- Благодарю, сэр, я учту это, - сдавленно проговорил англичанин, торопливо вернув кружку обратно на столик. От этих разговоров о крови желание пить кофе отпало напрочь. Более того, очень некстати воображение подкинуло образ, что в место одной темной жидкости в кружке была другая, та самая, с металлическим привкусом.
"Пф... даже думать об этом не хочу..." - да и не к чему ему кофе. И так едва ли захочет спать в такой компании.
"Он прав. Невест у графа трое. Если те женщины и есть его невесты. Прекрасные и порочные..." - как же стыдно было до сих пор вспоминать ту ночь. вспоминать свою слабость, когда сам Джонатан чуть было не отдался на их волю. Глупец... и это при том, что всегда считал, что верен своей невесте. Тогда почему позволил себе поддаться этому, пусть и думал, что это лишь сон? Все равно непостижимо, все равно предательство.
Наконец, Виллем заговори по делу и его слова заставили сильнее задуматься. Кого-то из прошлой жизни? Другими словами, увидев портрет Мины, Дракула решил, что она похожа на кого-то? И только из-за этого решил отправиться в Лондон? Или же была еще какая-то причина? Не просто же так граф покупает землю в Англии. Или это и было причиной?
Слишком много вопросов и слишком мало возможностей получить хотя бы один внятный ответ. Как они собираются выяснять что-то? Или же граф так просто расскажет обо всем? Кто такой этот Виллем фон Беккер, чтобы Дракула доверял ему подобные тайны? А если это и не тайна? Что если все вампиры Лондона знают зачем приехал граф.
"Все вампиры Лондона..." - от этого снова стало жутко. Харкер подумал, что нужно будет узнать у мисс Форест сколько таких как она находится в городе.
"Не об этом разговор! - мысленно одернул Джонатан сам себя. - Если и так, если Мина и похожа на кого-то из прошлого Дракулы, это не значит, что она так быстро упадет в его объятия. В конце концов, это не значит ничего!"
Хотелось сказать об этом прямо сейчас и сказать уверенно, чтобы и сомнений ни у кого не возникло. Пусть граф думает себе что угодно, жену Харкера он не получит. Снова в груди закипела ревность, как и тогда, когда древний вампир бросал страстные взгляды на портрет мисс Мюррей, когда нежно касался стекла рамки кончиками пальцев. О нет, он не получит ее, ни за что не получит и Джонатан сделает для этого все возможное.

+2

16

Чудесная картина нарисовалась перед графом. Дерганый англичанин, который то и дело бросал взгляды на часы, готовый сорваться в любую минуту. Баронесса, милая  хозяйка этого особняка и  профессиональная вдова  всеми силами держала себя в руках, но даже у нее с каждой минутой нахождения Виллема в гостиной, выходило всехуже и хуже поддерживать атмосферу  светской беседы. Черт возьми, а ему даже нравился этот накал страстей. Желание загнать в угол баронессу вместе с ее милым англичанином  играло на слабостях самого вампира. Что же они тут задумали? Что за клуб  по интересам? И причем тут новая невеста графа Дракулы? Ведь в ней то вся соль, несомненно.  Вопросов было достаточно, но граф никак не мог  спросить в лоб. Во-первых, потому что эти двое точно  бы стали все отрицать, а во-вторых, графу хотелось вывести их на чистую воду так, чтобы они сами выдали себя. Кто-то да должен был  не выдержать  в таком напряжении. И граф ставил на англичанина. Баронессу он знал много лет, поэтому знаком с ее железной выдержкой, а вот этого Джонатана он видел первый раз.
-Как жаль, что у вас нет запаса, вы же знаете, какая у меня к ним слабость. Где вы берете таких вкусных дворецких? - Граф растянул губы в улыбке, показав острые клыки. Это просто уже вошло в традицию, что  Виллем  пускал в расход  при каждой встрече с баронессой ее дворецких. И это притом, что голландец никогда не делал этого умышленно. Как-то  так получалось.  - Слушайте, да вы просто сегодня сама любезность, моя милая баронесса. Вы что туда яду успели подсыпать или поплевали? Что тоже равнозначно, в принципе.
Он просто не мог не съязвить относительно того, что баронесса сама изволила преподнести ему бокал с кровью. Такого до этого никогда не случалось. Это не могло не вызвать подозрение у графа. Быть может, в другой обстановке он бы поверил, что баронесса  совершила этот жест из добрых побуждений. Но сейчас. Вампир  поставил  свой бокал на столик, пока что все еще наблюдая и делая свои выводы.
-Вы думаете, у нашей реликвии в прошлой жизни была невеста? Насколько я слышал, в этой его человеческой жизни, он немало своих людей отправил на тот свет не самым лучшим образом, так что в этом  я что-то очень сомневаюсь. Я имею в виду, в наличии невесты.  - Какое мило дело - обсуждать личную жизнь того, кого  просто терпеть не мог. Да, собственно, граф Дракула ничего ему и не сделал. Ну, кроме того, что обратил в вампира  одно увлечение Виллема. А так да, действительно ничего. Но не мстить же ему за это? Просто "легкая" неприязнь. 
-Вечная любовь...Тоже  скажете. Какое  отвратительное словосочетание, - вампир хмыкнул, скривившись, словно уксуса выпил. Сколько нервов, денег и собственной крови ушло на этих два слова. Немало. - Ничто не вечно под Луной, моя дорогая. Ну, кроме жадности, гордыни, зависти и прочих радостей жизни. А вот вечной любви, увы, нет. Моя милая и дорогая жена немало выпила из меня крови в прямом и переносном смысле. Увижу ее, непременно воткну осиновый кол прямиком в  сердце. Джонатан, не верьте в эту чушь, все в этом мире  связано только с меркантильными интересами, не так ли моя дорогая?
Обращаясь и к человеку и к древней, Виллем  все же вопросительно посмотрел на Анабель. И все же в ней нравилось то, что она не скрывала свои интересы под маской  нравственности. Баронесса была такой, какая она есть. И в этом была особая прелесть.
-Присаживайтесь, моя дорогая. В ногах правды нет. Я хочу вам рассказать одну интересную историю, раз уж мы собрались здесь, то почему бы и нет? Она вам понравится, возможно, и Джону тоже. Простите, что я вас так, неофициально.
Граф ухмыльнулся, предвкушая реакцию и баронессы и Джонатана.

+2

17

Как только Анабель отвернулась от своих гостей, от милой улыбки ее не осталось и следа. Губы сжались в тонкую линию, синие глаза метали молнии. Как же, черт побери, все неудачно складывается. Планы на короткий деловой разговор с Джонатаном рухнули. Вместо этого они вели светскую беседу, и напряжение между всеми ее участниками нарастало с каждой минутой. Вопрос был лишь в том, чьи нервы сдадут первыми. Вампиресса, привыкшая держать лицо в любой ситуации, была уверена, что не у нее. Но если первым с катушек слетит Джонатан, тоже не очень-то хорошо. Разве что его английское воспитание помешает нарушить этот милый междусобойчик. За одним столом собрались заклятые друзья - вампиры и вкусненький надутый десертик, какая идиллия!
- Дай сюда! - Рыкнула баронесса на своего недоумевающего камердинера и практически вырвала свой бокал у него из рук. Надо же было отыграться хоть на ком-то. За этим последовала звонкая затрещина, и слуга, покачиваясь, удалился, радуясь, что нежная мисс Форест не зашибла его насмерть. За несколько лет службы у Анабель камердинер объездил с ней пол мира, и уяснил для себя одну простую истину: хочешь жить - не зли хозяйку и помалкивай, что бы ни случилось.
Анабель сделала пару глотков из бокала и довольно зажмурилась. Конечно, это не теплая кровь прямо из артерии, но тоже неплохо. Ее любимая четвертая группа, вызывающая эйфорию, чем-то схожую с человеческим опьянением. И хорошо, потому что ей просто необходимо расслабиться, иначе она убьет их обоих, презрев осторожность и далеко идущие планы.
- Не так. – В ответ на вопрос Виллема баронесса покачала головой, методично отпивая из своего бокала кровь маленькими глотками. - Я, представьте себе, верю в вечную любовь, безо всяких меркантильных интересов.
В этот момент она вспомнила Таддеуша и в груди, где уже давно не билось мертвое сердце, как будто потеплело. В ее чувстве к нему не было никакой меркантильности, просто острая потребность провести Вечность рядом с ним. Иначе все теряло смысл.
- А вы просто циничный сухарь, граф. Держу пари, при встрече вы не сможете убить свою драгоценную женушку, по той же причине. Хотя, конечно, никогда в этом не признаетесь. - Анабель подмигнула Виллему, чувствуя, что ее все больше и больше развозит от выпитой крови. Скоро она начнет пьяно вешаться на шеи этим джентльменам.
Еще один повод, чтобы выпроводить их обоих поскорее.
- Думаю, ничто человеческое не было чуждо Дракуле при жизни. Ну, неистов он в бою и жесток с врагами. Может, как раз потому, что дома его ждала та, которая любила его и принимала любым?
«О, все, мне больше не наливать», - с отвращением подумала Анабель, отставляя полупустой бокал в сторону.
Виллем предложил ей присесть. Вполне вежливо предложил. Но в его голосе вампиресса чувствовала тщательно скрытую угрозу, поэтому, не став спорить и препираться, села в свое кресло. Взглянула на мистера Харкера, внутри англичанина, кажется, происходила какая-то внутренняя борьба. Похоже, он все-таки уловил самое нужное из их светской беседы. И сейчас пытался осмыслить.
Имеет ли смысл дальше держать его тут? Пусть идет к своей Мине и защищает ее от Дракулы, как умеет, если старый вампир явится забрать свое.
- Дорогой, я выслушаю все, что вы пожелаете рассказать, но, может, мы отпустим мистера Харкера домой? Поздно уже. - Анабель вопросительно выгнула бровь, изображая на лице воплощенную невинность. Она заметила гаденькую ухмылку на лице вампира, которая не сулила им ничего хорошего.
«Неужели началось?», - подумала баронесса, внутренне холодея.
Похоже, Виллем пошел в атаку.

Отредактировано Anabel Forest (13-10-2015 01:43:59)

+2

18

Находиться, так сказать, между двумя людьми, а в данном случае вампирами, что, впрочем, было не существенно, которых связывает что-то общее, какие-то общие интересы и прочее, но быть не в курсе, то еще сомнительное удовольствие. Пока из того, о чем был разговор, Джонатан смог сделать для себя вывод, что у Виллема несколько натянутые отношения с супругой, которая, судя по всему, тоже была вампиром. Харкер не был полнейшим идиотом, чтобы не догадываться о каких-то событиях по их разговорам. Другое дело было в том, что нужно ли было ему знать об этом?
Клерк чувствовал, что его напарница начинает нервничать. Еще бы! Сколько времени Виллем был здесь? Похоже это уже начало раздражать и ее саму. Пустые разговоры из которых нужно было буквально выискивать обрывки нужной информации. Как добывают золото в реке, вот на что это было похоже. Так странно, но, должно быть, в первый раз в жизни Харкеру захотелось забыть про вежливость и условности и задать вопрос начистоту. Знает ли этот вампир, где находится Дракула? А если знает, то насколько опасно идти туда? Что если граф взял с собой кого-то из своей свиты? Или же объединился с кем-то из лондонских друзей? Если Виллем вдруг знает об этом, то почему не скажет? К чему все эти пустые разговоры про дворецких и прочую ерунду?
Вот вампир снова заговорил о том, что хочет что-то рассказать и Джонатан перевел взгляд на Анабель. Стоит ли его слушать? Будет ли это нужная информация или снова какие-то бестолковые сплетни? Что ж все было так сложно, просто уму не постижимо?! Да еще и это фамильярное обращение. Клерк уже думал возразить, но тут мисс Форест сменила тему и, можно сказать, очень вовремя и в нужном направлении.
"Отпустить мистера Харкера?" - англичанин вновь бросил на вампирессу удивленный взгляд. Ему действительно можно уйти? Быть может Анабель, наконец, решила сама поговорить с Виллемом и все это время вела эту вежливую беседу только потому. что Джонатан был рядом? Такое иногда случалось - можно поговорить на какую-то тему с одним, но кто-то другой не должен при этом мешать, потому что эта же тема может быть ему интересна, но несколько в другом контексте. Позже, может позже мисс Форест расскажет об этом разговоре и Джонатану, но не сейчас. Быть может, и правда, лучше уйти?
- Если Вы так считаете, мисс Форест... - отозвался Харкер, но при этом пока не поднимаясь со своего места. В конце концов, Виллем пока этого разрешения не дал, а раз так то подняться и уйти было бы крайне невежливо.
"Хотя, есть ли у этого вампира вообще понятия о вежливости? Он так беспардонно явился в дом, убил чужого дворецкого, причем, судя по словам мисс Форест, уже далеко не первого, да еще и отвлекает их от важного разговора", - весь вечер просто ушел без толку. И, раз ситуация не собирается меняться, то не лучше ли, и правда, отправиться домой к жене, о которой он так сильно волновался? Быть может саму ее расспросить, не встречала ли она странных незнакомцев в последнее время. Правда, тогда Мина может решить, что муж ее после Трансильвании совсем спятил.

+2

19

- Нет, я протестую! Пусть Джонатан останется, ему будет тоже интересно это послушать, моя дорогая баронесса, - граф жестом велел англичанину оставаться на своем месте, чтобы там Анабель не говорила про поздний час. Как же без одного участника заговора? Не интересно. И потом, Джонатан как раз таки и был целью, через которую он хотел узнать о том, что же они задумали. А то, что они что-то задумали - в этом вампир не сомневался. Эти переглядывания, это слишком позднее время для подобного визита. Всем известно, что вампиры не выносят солнечных лучей и впадают в летаргический сон днем, но обсуждать дела в такое позднее, по человеческим меркам, время... Все это накладывалось одно на другое. И, судя по баронессе, та явно чувствовала себя не в своей тарелке, уж Виллем ее слишком хорошо успел узнать за ту сотню лет, поэтому он и не мог не заподозрить что-то неладное.
- Это не очень долго. Зачем заканчивать наш такой дивный вечер, когда у нас тут просто дружба народов? То есть я хотел сказать дружба вампиров и людей. Это же прекрасно. Я не видел ничего подобного уже очень давно.
"Чтобы вы не задумали, моя дорогая, я все равно докопаюсь до правды, благо ваш помощник не имеет такое качество, как бессмертие, а, значит, ему легко можно свернуть шею или сделать еще что похуже...", - граф растянул губы в подобие улыбки, посмотрев на баронессу.
- Ох, о чем это я? Чтобы несильно растягивать зря время в нашей милой и очень уютной беседе, я расскажу вам одну очень интересную историю. Не знаю, вам она понравится или нет, моя дорогая, раз уж вы, оказывается, верите в вечную любовь. Кто бы мог подумать. Ваш Санчо Панса на вас дурно влияет, определенно. Боюсь, в скором времени вы будете вышивать для него кружевные платки. Ах, я опять отвлекся. А это все вы, с вашими вечными кавалерами, - граф усмехнулся, погрозив Анабель пальцем. - Вам Джон тоже история понравится. Люди вашего склада ума очень любят рассказы с загадкой, с соблюдением буквы закона. Вы же юрист до кончиков ногтей, верно?
Забалтывая их обоих, Виллем поднялся со своего места, подойдя к окну.
"Типичная лондонская погода, как уныло...", - голландец тихо фыркнул, глядя на разразившийся ливень. Он повернулся лицом к своим слушателям, переводя взгляд то на одного, то на другого.
- Итак... История эта случилась не очень-то и давно, лет двести или триста назад, а быть может, и больше, в одной из нидерландских провинций. Не буду говорить, в какой именно. Это не имеет значения. Началось все с исчезновения людей. Да, очень банально. Но пропадали люди разных возрастов: от сладеньких детишек до вполне отживших уже свое стариков. Пропадали и днем, и ночью, поэтому в тот регион послали двух представителей святой инквизиции. Они думали, что это проделки ведьм. Ну, на кого еще могут подумать, кроме как на ведьм? В конце концов, это же их хлеб - топить или сжигать на костре красивых дам.
Ухмыльнувшись, вампир отошел от окна, сделав несколько шагов по направлению к Джону, и остановился.
- Им повезло, когда они обнаружили сильно израненного юношу семнадцати лет, он был едва живой, но успел сообщить то, место, откуда успел сбежать. И потом - раз и умер. В своих последних словах этот мальчик сообщил название замка одного... скажем, довольно известного в округе графа. Естественно, наши милые инквизиторы последовали туда, чтобы разобраться, что к чему. Пропустив некоторые подробности их путешествия туда, скажу, что встретила их всего лишь одна служанка, сообщив, что хозяин отбыл в свою летнюю резиденцию примерно недели три назад.
Виллем уже оказался за креслом, где сидел англичанин, положив руки по бокам от его головы, будто так и нужно.
- Знаете, что они обнаружили за потайным ходом, прикрытым щитом? Кучу обезображенных тел, кто-то явно избрал своим хобби подражание святой инквизиции, ставя опыты над людьми, - граф усмехнулся, переведя взгляд на баронессу, - но знаете, моя дорогая, мне вдруг тоже стало интересно, как долго сможет прожить человек, если ему свернуть шею?
Голландец усмехнулся, резко схватив человека за горло, слегка надавив на хрящи гортани, не давая пошевелиться.
- Может, вы мне все же расскажите о своем маленьком секретике? Иначе, боюсь, через пару минут только вы будете его владельцем. Или вам совсем не жалко этот славный английский кексик?

+1

20

«Да, я так считаю! Бегите, Джонатан. Бегите!», - хотелось заголосить Анабель, когда мистер Харкер кивнул, и продолжил сидеть в кресле. По невозмутимому лицу англичанина сложно было определить всю ту сложную гамму чувств, которую он, должно быть, испытывал. Чертова его воспитанность! Баронесса была уверена в том, что он тоже ощущал опасность, исходящую от графа фон Беккера. Хотя бы интуитивно, на уровне инстинктов, которые не может заглушить никакое английское воспитание.
Однако Виллем со своими протестами вновь помешал их маленькому плану. Тучи сгущались над головами вампира и человека. Время вдруг потекло медленно, Анабель казалось, что она чувствует, как минута за минутой отдаются в ее ушах набатом. Она едва сдерживалась, чтобы не обхватить руками голову, и не выставить этих двоих мужчин силой за дверь. Терпение баронессы было на исходе. А Виллем… Этот бессмертный сукин сын выбрал весьма верную тактику. Похоже, за сто лет он поднаторел в науке общения с вампирессой. И сейчас бил без промаха. Его слова о Таддеуше стали для баронессы Форест ударом под дых. Если бы она была живой, то начала бы задыхаться. От ярости.
- Таддеуш, мой дорогой, влияет на меня прекрасно. – С холодной улыбкой проговорила Анабель. – А вот для вас, как я вижу, он просто кость в горле. – Улыбка баронессы стала донельзя ядовитой. – С чего бы это?
Она знала ответ. Но развивать эту тему не стала. Незачем. Да и граф обещал им какую-то историю. Так пусть рассказывает, и она, наконец, постарается его вежливо выпроводить. Стараясь, по примеру английского клерка, сохранять невозмутимость, Бель взяла свой бокал и откинулась на спинку кресла. Остатки остывшей крови были противными на вкус, но все-таки отвлекали ее от тревожных мыслей. Вампиресса выпила их за три глотка, и сидела просто сжимая бокал в руке. Она внимательно слушала историю, которую им с таким пафосом разрекламировал Виллем. Это было похоже на страшилки, которые рассказывают перед сном матери своим детям, чтобы те быстрее засыпали. Пропадающие люди, ведьмы, таинственный хозяин замка, инквизиторы – просто классика жанра.
Когда Анабель сообразила, что история – лишь средство, с помощью которого граф фон Беккер усыплял их бдительность, было уже поздно, рука Виллема сжимала горло мистера Харкера.
Тонкий бокал лопнул в руке баронессы, живописно разлетевшись мелким крошевом в стороны, с изрезанной ладони стекла на подол дорогого платья пара капелек крови, и порезы тут же зажили. Вот они с Джонатаном и попались. Точнее, попался пока только клерк. Причем, в самом прямом смысле слова. И жизнь его висела на волоске. Чтобы оборвать ее, Виллему было достаточно одного легкого движения. Бель это прекрасно понимала. Как только она не уследила? Как не просчитала, что он задумал? Цена за ошибку будет высокой. Весьма.
- Отпусти его, Виллем. – Проговорила Анабель, стараясь не смотреть на лицо мистера Харкера. Она намеренно игнорировала все правила этикета. Не было сейчас титулов и светских манер. Только два вампира – два хищника и смертный, жизнь которого так же хрупка, как тонкое стекло бокала. – Отпусти, слышишь!
Мысли в голове неслись с нечеловеческой скоростью. Что делать? Солгать ему? Сказать, что Джонатан – ее любовник, очередная прихоть? Но ведь они только что мило щебетали о ее вечной любви к Таддеушу. Виллем, скорее всего, не поверит и убьет мистера Харкера. Тогда… Остается только одно.
- Хорошо, граф. – Анабель сцепила пальцы обеих рук в замок. - Я расскажу вам правду. Только сначала отпустите уже, ради Дьявола, мистера Харкера. Иначе он вот-вот отправится к праотцам. А мне он еще нужен. Потому что его стараниями… должен отправиться к праотцам кое-кто другой!
И почему она не отравила своего незваного гостя раньше? Знала ведь, чем все может закончиться.

+1

21

"Ощущение, будто они в мяч играют, и этот самый мяч это я", - Виллем вновь сказал остаться и Джонатан невольно сжал зубы от досады. Что еще нужно этому вампиру? И что еще за история, которую Харкеру тоже будет интересно послушать? Пока все что нежеланный гость баронессы рассказал не принесло никакой пользы, только зря потраченное время. Знали ли Джонатан с Анабель, что Дракула сейчас был в Лондоне? Да, знали еще до того, как сам Харкер вернулся домой. Знали, но не могли предположить где же его искать и как уничтожить. Виллем же, только мутил воду и привлекал к себе совершенно ненужное внимание. Джонатан хотел уйти, очень сильно хотел. Быть может пренебречь правилами вежливости, просто подняться и покинуть комнату. Но не сделал этого. Быть может потому, что проклятый фон Беккер уже и начал свой рассказ? Что ж, пусть говорит, но после этого клерк точно отправится к себе. Ни к чему тратить здесь время на пустые разговоры. К тому же, стоило обдумать ту незначительную информацию, которую они с баронессой от этого вампира получили.
"Загадки... с чего он взял, что мне будут интересны истории с загадками? После того, как я узнал, что в мире действительно есть твари подобные ему, это едва ли мне принесло какую-то радость. Даже наоборот", - Джонатан чуть нахмурился, на какой-то миг бросив на собеседника взгляд, но тут же отводя в сторону, чтобы не провоцировать Виллема на новые колкости и какие-то лишние вопросы. Тем временем вампир продолжал и, что еще более неприятно, поднялся с своего места и, будто бы прогуливаясь, сначала постоял у окна, после направляясь к самому Харкеру. Англичанину стало не по себе. При всем этом вампир еще и рассказывал малоприятную историю про каких-то инквизиторов и неизвестные убийства. На какой-то миг Джонатан уже был готов услышать, что замок этот был замком Бран, а все пропавшие люди были жертвами тех тварей, что обитали там. Как и упоминание о юноше, которому удалось сбежать оттуда.
"Как и мне самому..." - воспоминания о последних страшных днях в замке Бран до сих пор виделись англичанину в ночных кошмарах. Раз за разом ему снилось, что он вновь бродит по темным коридорам, вздрагивая от каждого шороха и боясь, что в любой момент одна из этих тварей...
Это было глупо, крайне глупо. Этот проклятый вампир отвлек его таким идиотским разговором и заставил потерять бдительность. Как можно было упустить тот момент, когда Виллем оказался у него за спиной? Как можно было позволить ему прикоснуться к себе и... Джонатан только глаза в ужасе распахнул, когда пальцы вампира сжали его шею.
"Джонатан, ты идиот! Ты прокалываешься уже который раз! Что с Анабель и что теперь!" - Харкер защитным жестом вцепился в запястье Виллема, пусть и понимал, что это все тщетно. Этот вампир намного сильнее его. Стоит ему лишь сжать пальцы или дернуть рукой и глупый клерк отправится на тот свет.
"Нет! Не рассказывайте ему! Не нужно!" - Джонатан сильнее сжимает губы и с мольбой смотрит на мисс Форест. Только бы она поняла это правильно, а не то, что Харкеру так хочется жить, что он умоляет ее о помощи.
"Глупый Джонатан. И как же ты собирался убить графа, когда уже второй вампир обводит тебя вокруг пальца? У тебя не выйдет ничего", - осознание и досада от этих мыслей сжимали горло сильнее чем рука вампира. Нет, эта идея прогорит, точно прогорит. К тому же... еще немного и их затея перестанет быть секретом. А что тогда? Теперь уже одному Богу известно.

+2

22

Граф расплылся в улыбке, понимая, что его действия достигли нужной цели. Кажется, именно в этот момент накал драматизма достиг своего апогея. Он чувствовал кожей, как негодует Анабель, поняв, что ее прелестному английскому кексику угрожает опасность. Да и лопнутый пустой бокал красноречиво говорил о том, что баронесса не ожидала такого подвоха от своего голландского приятеля. Помнится, мисс Форест всегда умело держать себя в руках, не показывая истинных эмоций. А вот здесь не сдержалась. И это было восхитительно с одной стороны, если бы, конечно, ему не мешало любопытство узнать о секрете, утаенном этими двумя особами.  Ведь был же он, определенно. Иначе бы рыжеволосая баронесса так не нервничала.
- Да? Отпустить? - Виллем усмехнулся, будто специально играя на нервах у баронессы. Сейчас он владел  моментом, а потому умело этим пользовался. Вампиру думалось, что потом, когда он все же отпустит англичанина, баронесса будет припоминать ему это еще очень долго.
"Что же в нем такого, в этом англичанине?" - вампир только гадал, тут же отбрасывая всевозможные предположения.  Что такого общего между вампиром и человеком, что свело их в сегодня поздним вечером в этой гостиной? И что бы не думал вампир, он так и не нашел подходящего ответа. Что-то, что было связано с создателем всего рода вампиров. Но только вот что? Явно какая-то тайна, а не просто секретик.
- А как же пожалуйста? Волшебное слово из десяти букв. Вы забываетесь, моя дорогая. Вас не учили этому на уроках этикетах? Что, когда просят - нужно говорить "пожалуйста". А в вашем случае, я бы рекомендовал еще и добавить "милый Виллем". - Граф усмехнулся, сжав горло англичанина чуть сильнее, чтобы тот и не думал делать попытку освободить себя. Голландец чуял его страх. Слышал, как сердце быстро-быстро стучит в груди, словно птичка, попавшая в силки. Но сейчас было не крови, хоть и представил на миг, какой был бы на вкус Джонатан, если бы можно было его укусить.
Вампир приподнял бровь, вопросительно изогнув ее, переведя взгляд на баронессу. Эта игра взглядами его забавляла, при этом граф нахально улыбался, будто кот, съевший хозяйскую сметану.
"Ну..ну, скажите правду, моя дорогая. Или я с огромным удовольствием сверну клерку его шею, и даже глазом не моргну, когда услышу приятный хруст позвонков. Или он вам недорог? Только не надо вранья!".
Мало ли баронесса опять решит увильнуть от ответа, на ходу сочинив что-то, что могло бы скрыть правду. Впрочем, он бы все равно распознал ложь. Как бы та не пыталась это спрятать под кучей ненужных слов.
- О, так вы собираетесь рассказать правду? Разумный выбор, моя дорогая, - ехидно улыбнувшись, граф выслушал тираду Анабель. - Вот это уже интересно. Так кто у вас там должен отправиться к праотцам, да еще и благодаря стараниям мистера Харкера? Вы что собрались Дракулу убить?
Сделав заинтересованное выражение на лице, голландец уселся сбоку от англичанина  на подлокотник, положив руку позади его головы.  Про графа Дракулу он, естественно, пошутил, сказав первое, что пришло в голову. Поэтому тут же продолжил свой монолог:
- Не буду вам говорить, что если вы мне соврете, то английский кексик явно не доживет до утра, и в этом будете виноваты именно вы. Хотя у вас же нет совести и прочей человеческой ерунды. Долго переживать не будете. Но я так надеюсь на вашу сознательность. Ну...Я вас внимательно слушаю.

+2

23

В комнате повисла нехорошая пауза. Время как будто остановилось. Анабель на мгновение показалось, что воздух в гостиной раскалился настолько, что ей хотелось раздраженно дернуть ворот платья, освобождая для дыхания горло. «Зачем? Я же все равно не дышу?», - с нарастающим раздражением подумала баронесса. В такие моменты она забывала, что триста лет назад умерла для мира людей, а вот привычки… Привычки остались. И напоминали о себе в моменты, когда она теряла над собой контроль.
Виллем, надо отдать ему должное, был умен. Обвел ее вокруг пальца, усыпил бдительность и завладел ситуацией. Он слишком хорошо знал ее. И неплохо разбирался в людях, которые веками были их пищей. И теперь эта ошибка дорого обойдется им с мистером Харкером. Баронесса покосилась на клерка. Дышит ли он еще? Не каждый пережил бы подобный захват, который использовал Виллем. Чтобы закончить дело, ему нужно лишь сделать одно легкое движение пальцами, даже не напрягаясь. Мда. Плохо дело.
Анабель встретилась взглядом с Джонатаном. Глаза его говорили больше, чем он мог бы сказать словами. Конечно, он умолял ее не рассказывать этому вампиру об их скандальном тайном заговоре. Может, боялся, что граф фон Беккер передаст все Дракуле и поломает их план? Анабель нисколько не сомневалась, что так и будет, если вампир увидит в этом выгоду для себя. Маленький глупый человечек даже сейчас оставался верным своим английским принципам, не думая, что через минуту его может не стать. И принципы не спасут ему жизнь. Чего она добьется, если позволит вампиру убить клерка? На их заговоре можно будет поставить крест, Дракула продолжит здравствовать, а Виллем навсегда станет ей врагом. Чем она рискует, если расскажет графу про их план? Да ничем особенно, разве что своей вечной жизнью. Потому что Дракула явно не пощадит ту, что задумала убить его. Такой вот интересный выбор. Анабель еще раз взглянула на Джонатана, он был белее полотна. Времени остается все меньше.
- К черту этикет, граф!
Баронесса ощутила, как в груди закипает ярость. Да что себе позволяет этот вампир? Вламывается к ней в дом без приглашения, убивает ее дворецкого, нападает на ее гостя. Издевается, паясничает, насмехается над ней? Может, ей еще на коленях перед ним поползать, умоляя? Что-то ей подсказывало, что Виллем не отказался бы лицезреть этот цирк. Только она не доставит ему такого удовольствия. Как жаль, что рядом нет Таддеуша. Он бы не позволил фон Беккеру так с ней обходиться и выставлять условия, диктуя правила игры. Анабель усилием воли взяла себя в руки.
- Отпустите его, если хотите узнать правду! Вы же видите, он едва дышит!
Люди не вампиры, они такие хрупкие. Чем больше они торгуются с графом, тем меньше остается шансов у Джонатана. Придется рассказать Виллему то, что он хочет. Проклятое его любопытство!
- Да. – Проговорила баронесса тоном холоднее льда. – Мы собрались убить Дракулу. – Она взглянула на графа, и по выражению ее лица вряд ли можно было заподозрить баронессу во лжи. Анабель поднялась, подошла к каминной полке, налила из маленького графина вина в бокал и протянула его Джонатану.
- Давайте, мистер Харкер, сделайте пару глотков, вам станет легче. – Примирительно проговорила вампиресса. Бель чувствовала, что клерк злится на нее за то, что она так просто разболтала фон Беккеру их тайну. Ничего, пройдет, как только он осознает, что это был единственно возможный способ сохранить ему жизнь.
– Что смотрите? - Анабель снова взглянула на графа и усмехнулась. - Удивлены? Сомневаетесь, что я на это способна? – Баронесса остановилась напротив кресла, на котором сидели Джонатан и Виллем. - Мы веками терпели причуды древнейшего. Пока он жив, мы – лишь марионетки в его руках. Мне надоело! Слышите? Я все ставлю на кон, чтобы охотники под предводительством мистера Харкера отправили Дракулу к праотцам. – Неуловимым человеческому глазу движением Анабель приблизилась к графу близко-близко. - И если я узнаю, что вы предупредили Дракулу, я сама убью вас.

+2

24

"Как будто у такого как он есть понятие о вежливости..." - чем дольше длился этот фарс, тем больше Джонатан начинал выходить из себя. Фон Беккер добился своего и теперь Анабель ему все расскажет, но нет, этому негодяю еще хотелось подразнить их. А потому пальцы на шее англичанина сжались сильнее и несчастный клерк уже думал, что только ради смеха Виллем убьет его, а уже после этого будет выяснять, что же за план был у его сегодняшних "игрушек". Ооо, Харкер в этом почти не сомневался. Как же сильно хотелось возмутиться, нет, не просто возмутиться, а прийти в ярость и, пусть это и было глупо, но попытаться остановить вампира.
"Вы посмотрите кто решил учить вежливости! Вампир, который явился в чужой дом без приглашения, убил дворецкого, а теперь еще и узнает нужную ему информацию. Очень благородно, очень вежливо!" - вот только этот самый вампир так и не убрал руку от шеи клерка, даже когда присел рядом, продолжая вести свои бестолковые беседы с баронессой. Как же трудно было сейчас успокоиться, тем более, что Джонатан уже успел убедиться, как хорошо вампиры чувствуют перепады его настроения. Еще бы! Эти твари будто слышат как бьется его сердце, впрочем, почему будто? Так и есть.
Еще хуже было то, что Виллем играючи догадался что они с Анабель задумали. Да, это была лишь шутка, но как же четко он попал в цель и как же хотелось обернуться к нему в этот момент, попытаться понять, блефует он или на самом деле так легко раскусил их? Скверно, очень скверно. Когда перед клерком оказался бокал вина, Харкер недовольно посмотрел на свою сообщницу, но все же взял его. Даже не говоря "спасибо", настолько все это удручало его. О какой вежливости может быть речь? В этой комнате она мало кого волнует. После чего все с тем же мрачным выражением лица отпил пару глотков, при этом не чувствуя его вкуса.
"Расслабишься тут, как же..." - и не удивительно. У клерка было четкое ощущение, что теперь весь их план летит к чертям. О том, что они собираются вместе уничтожить Дракулу, не должна была знать ни единая живая душа. Как бы странно это выражение не звучало, по отношению к вампирам, но к вампирам оно относилось намного сильнее.
Легче от вина не стало, а от того, что мисс Форест еще и стала рассказывать этому проходимцу про их план, так и того больше.
"Теперь уже точно гиблое дело. Так скоро все вампиры узнают о том, что мы собираемся убить графа. Хотя, кого я пытаюсь обмануть?!" - эта мысль была настолько горькой, что Джонатан тяжело выдохнул и почти залпом осушил бокал до конца. Что теперь? Даст ли ему хоть кто-то ответ на этот животрепещущий вопрос? А теперь у Виллема будет возможность отлично посмеяться над глупым человечком, решившим покуситься на жизнь, или как там у вампиров называется это состояние, графа Дракулы. Глупый Джонатан. А теперь попался в ловушку из которой едва ли будет выход. И почему тогда этим двоим не прикончить его, раз дело настолько гиблое?
Клерк и смотреть не стал как баронесса разговаривает со своим незваным гостем. Пусть продолжают посылать колкости в адрес друг друга. Харкеру было уже все равно. Ему до омерзения надоели все эти игры.

+2

25

Граф был доволен, как никогда. Едва не сиял, словно начищенный пятак, разглядывая баронессу. Сколько эмоций сразу! И из-за кого? Ладно, черт с ним, когда голландец ненавязчиво вновь надавил на "больную мозоль"  Анабель в виде этого мерзкого испанца, но этот англичанин...Просто превратился в какой-то маленький ребус, когда баронесса бросилась его защищать. Ну и что в нем было такого-то, в этом далеко не самом мускулистом представителе человеческой расы? Только общая тайна, которую должна вот-вот  раскрыть мисс Форест. Виллем был доволен своим чутьем, которое смогло обнаружить наличие секрета между этими двумя.
- Чего? - Граф не поверил собственным ушам, когда Анабель подтвердила его шуточное подозрение. Еще никогда он не был так близок к истине. Он перевел взгляд с английского клерка на баронессу, все же надеясь, что ему это послышалось. Потому как такой ерунды голландец давно не слышал. Интересно, и каким образом они это собрались делать? Под "они" фон Беккер естественно подразумевал этого Джонатана и мисс Форест. - Вы что действительно собрались убить создателя всех вампиров? Я действительно это слышу? Это ведь мне не песок в уши попал, верно?
Это было удивительно, а вместе с тем и смешно. Нет, большей дурости он не слышал за последние лет двести точно. Тем более, когда ее с серьезным видом говорила баронесса, которую он считал рациональной  и дальновидной, до этого дня.
- Это вы пейте медленно, не подавитесь, милейший английский кекс, вам еще Дракулу убивать, - не смог не съязвить вампир, дотронувшись пальцами до спины человека, будто бы в дружеском жесте, но тут же убрав их.  - Как-то нелепо будет, если вы погибнете от такой нелепости, когда на кону такой гран-при.
Виллем произнес свою последнюю фразу, едва не на ухо англичанину, где-то даже злорадствуя над этим. Он до сих пор не мог поверить в то, что они действительно надеются, что у них все получится.  Дракула их по стенке размажет и скажет, что так и было. Весь этот человеческий сброд, а потом и примется за баронессу. М-да.
- Я удивлен вашей глупости и... возможно, дурости, - граф хмыкнул, все еще оставаясь на своем месте, подле Джонатана Харкера. - Не знаю, как это еще можно назвать. Вы меня сегодня удивили, правда, в не очень хорошую сторону. То, что вы говорите - полная ерунда, основанная на каких-то абстрактных рассуждениях. И что же вы терпели от графа? Он вас, простите, выгнал из замка голышом на мороз?
Виллем усмехнулся, представив эту картину, но голос все еще бы немного напряжен. Эти рассуждения баронессы были смехотворны и глупы. Как и то, что охотники смогут одолеть самого могущественного вампира. Тем более, создателя всей расы.
- Да что вы говорите? Вы меня убьете? - глаза вампира сузились, а голос зазвенел, словно сталь. - Вернитесь. На. Свое. Место. И не смейте мне угрожать, милая. Иначе я  сверну вашу очаровательную голову и глазом не моргну. Я убивал и за меньшее, моя дорогая. Так, что советую вам вернуться на свое место и думать, прежде, чем говорить.
Вампир поднялся со своего места, встав возле камина, переведя взгляд на огонь в нем. Пламя облизывало тонкие бревнышки, весело пожирая их.
-  Мне все равно. Я не собираюсь ничего  докладывать Дракуле. Но, вы, моя прекрасная баронесса, с вашими глупыми амбициями отправите этих людей на смерть. Что же вы успели ему рассказать? Что граф не боится дневного света или что? Джонатан, вы не знаете, с кем связываетесь. То, что читали в книжках ваши друзья, которые называют себя охотниками на вампиров - ерунда. Дракула - настоящий изверг, никогда не жалевших ни чужих, ни своих воинов. Он хитрый и опасный противник. Не слушайте женщин, они ничего не смыслят в войне. У вас же ничего не  ёкнет в груди, дорогая, когда этого милейшего кексика разорвут на части слуги графа, ведь так?
Вампир хмыкнул,  развернувшись к сидевшим лицом, сложив руки на груди.

+2

26

О, да. Он устроил ей настоящую отповедь. С угрозами, приправленными чисто мужской самоуверенностью, фирменной язвительностью. Другой реакции она от Виллема, графа фон Беккера и не ожидала. Впрочем, сама виновата, нужно было сразу выставить этого клыкастого хама за дверь, как только он сожрал ее дворецкого. Или хотя бы прислушаться к мистеру Харкеру, все это время бросавшему на нее весьма красноречивые взгляды, пытавшемуся предупредить, предостеречь. Бедный клерк. У него после этого чаепития явно появятся первые седые волосы. Ну, ничего. Англичанам идет седина, она делает их еще благородней. Пф.
Анабель могла понять пафос Виллема. Она знала, что он был весьма неплохим воином, и эту авантюру рассматривал с точки зрения стратега, сочетавшего в себе опыт и мастерство. Но это не давало ему никакого права так вести себя в чужом доме. И самое главное – позволять себе угрозы и насмешки в адрес хозяйки при смертном. Этого баронесса простить фон Беккеру не могла. Впрочем, устраивать показательные сцены с битьем посуды о голову любезного графа она не собиралась. Слишком дешево. А главное – результатов особых не принесет. Только вызовет новые насмешки Виллема.
Баронесса медленно выпрямилась. Лицо ее казалось непроницаемым. Лишь синие глаза были чуть прищурены.
- Вы угрожаете? Мне? – Голос Анабель звучал тихо и ровно, лишь отдаленно в нем можно было уловить рокочущие нотки. – Если хоть волос упадет с моей головы, вы не доживете до следующей ночи. Это не угроза. Констатация факта.
На этом бы следовало остановиться, но оскорбление, нанесенное графом, было крайне серьезным. И спускать его просто так баронесса Форест не собиралась.
- Должно быть, вы забыли, милейший граф, что находитесь у меня в гостях. И за ваши угрозы я имею полное право выставить вас вон. Не говоря уже о том, что я старше вас. И не нуждаюсь в том, чтобы мои решения обсуждались третьими лицами.
Анабель предпочла бы, чтобы рядом был Таддеуш. Нет, не потому, что она боялась фон Беккера и искала защиты. Просто только Таддеуш мог успокоить ее одним лишь прикосновением. Иначе она сейчас выскажет этому нахалу все, что думает о нем и об остальных вампирах, веками терпевшими Дракулу.
- Очень благородно высказывать мне, какая я глупая, что хочу избавиться от Дракулы. Очень удобно делать вид, что вам все равно. Чем он мне досадил? Он досадил всем нам. Потому что у него есть неограниченная власть, по праву Первого. И если завтра он призовет вас и заставит выйти на Солнце, вы пойдете. Пойдете, как милый! Просто потому, что он - сильнее всех нас. Вам не страшно зависеть от воли одного Древнейшего?
Баронесса полоснула взглядом по фон Беккеру, пресекая любую его попытку произнести вслух хоть слово, пока она не закончит говорить.
- Вы – такой сильный, доблестный воин предпочли смириться и не видеть его власти над нами. А я мириться с этим не хочу! Мистер Харкер – не игрушка, исполняющая мои прихоти. Он в гибели Дракулы заинтересован лично. Я лишь помогаю ему.
Анабель было все сложнее держать себя в руках. Но она старалась сохранять хотя бы внешнее спокойствие.
- Дракула хитер и опасен? Ну, так что с того? На одну силу всегда найдется другая. Этот простой закон не я придумала. И дело не моих амбициях. Можно сколько угодно сидеть и разглагольствовать о том, какой Дракула могущественный враг. А можно делать что-то. Предпринимать. Рисковать.
Бель села в кресло и откинулась на спинку. Она все же смогла совладать с собой. Это хорошо.
- Не пытайтесь запугать мистера Харкера. Он знает, на что идет. И я это знаю. А вы… Можете насмехаться сколько угодно. Жаль, что наша многолетняя дружба заканчивается вот так.
Анабель хмыкнула и отвернулась к окну. Она сказала все, что хотела, и фон Беккер теперь волен делать все, что ему заблагорассудится.

Отредактировано Anabel Forest (31-01-2016 02:24:52)

+1

27

"Это. Уже. Слишком!" - все это походило на какой-то цирк. Нет, на какой-то фарс! Еще немного и у Харкера начали появляться мысли о том, что пара древних вампиров всего лишь захотели немного поиграть с ним. Кто знает, может это у них забава такая - поймать какого-нибудь человека и вот так вот медленно издеваться над ним.
"А со мной им повезло, я оказался интересной игрушкой, которая не против избавиться от другого древнего вампира. Да только они прекрасно знают, что сделать это невозможно, а потому их только забавляет вести здесь пустые разговоры и всячески доводить меня!" - а вот сравнение с игрушкой показалось весьма удачным. Да, эти два вампира были как два ребенка, которые играли в парке и не поделили что-то. И Харкер был той самой вещью, которую они тянули каждый в свою сторону, при этом чуть ли не визжа от возмущения. Когда Виллем потянулся к клерку, тот невольно отстранился, пусть и не почувствовал полноценного прикосновения. Ему не хотелось, чтобы фон Беккер прикасался к нему и не хотелось слушать эти его "заботливые речи". Что там говорить, Джонатану не хотелось слышать его речи вообще! Он уже по горло был сыт этими пустыми разговорами.
- Хватит! - это стало последней каплей. Только Анабель закончила свою оправдательную речь, клерк не выдержал. Он резко поднялся со своего места и теперь гневно прожигал взглядом то Виллема, то баронессу. И, что уж тут скажешь, ему было совершенно плевать на все их угрозы и вообще на то, что эти двое были тварями ночи, которые могли легко прикончить его. Больше одного раза все равно не убьют. - Мне уже опостылили ваши пустые разговоры за этот вечер! Да, я всего лишь человек! Всего лишь! И у меня не так много времени, чтобы слушать как вы тут ведете светскую беседу, - последнее Джонатан проговорил как-то язвительно, при этом презрительно скривив губы, будто сами эти слова были ему противны. - Если вам так хотелось пообщаться после долгой разлуки, то какого черта вы просили меня остаться?! Мисс Форест, если Вы не хотели видеть его, то зачем тогда пустили в дом? Ах, да, это же вежливость! - в этот миг хотелось рассмеяться, но получилась лишь ухмылка.
- Я прекрасно знаю насколько это рисковое дело, знаю как Дракула силен и опасен. Знаю, представьте себе, граф фон Беккер! - на этот раз светлые глаза клерка смотрели на вампира чуть ли не с вызовом. - Не считайте меня идиотом или тронувшимся рассудком. Мисс Форест права и у меня есть личные причины желать ему смерти. И причины эти достаточно веские, чтобы идти на этот риск. Но только Вам, судя по всему, это не понятно - рисковать ради того что тебе дорого, - Харкер теперь уже говорил серьезно. Ему было невыносимо противно за то время, которое он потратил на то что слушал как эти двое тут любезничают. - Конечно мисс Форест ничего не успела мне рассказать, потому что явились Вы и переключили все внимание на себя! Это у Вас много времени! А сейчас граф может... - клерк даже задохнулся от возмущения и новой волны беспокойства. Да, граф именно сейчас может добраться до его жены. Да, эти мысли не покидали Харкера ни днем ни ночью. Именно поэтому он согласился на этот безумный договор. И именно поэтому сейчас был вне себя, слушая все эти бессмысленные разговоры.
- Все... хватит с меня... - тяжело выдохнул Джонатан и отошел от кресла. - Я ухожу. Если Вам так хочется и дальше пресмыкаться перед графом Дракулой, граф фон Беккер,я не буду Вам в этом мешать. И... - теперь он повернулся к баронессе. - Можете забыть о нашем договоре, мисс Форест. Я расторгаю его. Справлюсь как-нибудь сам. Пусть это гиблое дело, но я сделаю все что в моих силах. Вы знаете, что терять мне нечего, а на кон поставлено очень многое. И что я не могу иначе.

+2

28

"Вы только посмотрите сейчас на баронессу", - хотел бы озвучить свои мысли вслух, но не стал, предпочитая несколько ретироваться после всех своих слов, сказанных баронессой. Для полноты образа не хватало только когти выпустить, да расцарапать физиономию графа, посмевшего высказать какие-то свои размышления, касающиеся их  нелепого, даже можно было смело назвать этот план абсурдным. А то, что таким образом граф беспокоится о своей знакомой - это, конечно, не учитывалось. Ведь Анабель сейчас явно погладили против шерсти. И стоило ли говорить об ее угрозах в сторону голландца?  Это не могло не разозлить, в конце концов, угрозы со стороны женщины, пусть и бессмертной, выглядели очень нелепо и только  сильнее разозлили его. Хотя и держался, чтобы не причинить чего дурного мисс Форест.
- Заметьте, угрожать первой начали именно вы, милейшая, - только и смог  что сказать вампир, поглядывая на свою очень давнюю знакомую. И было в этом что-то прекрасное. Смотреть на разозленную фурию. Казалось еще чуть-чуть и здесь просто возникнет пламя из ниоткуда, так здесь, казалось, раскалился воздух. И Анабель со своими словами, только сильнее подливала масла в огонь, отчего граф лишь нахмурился. Все-таки с вычетом ее слов о нравоучениях, какой фон Беккер мерзавец и негодяй, посмевший раскритиковать их явно провальный план,  один факт, что заставил его задуматься. В какой-то мере она права. А что если этот молчаливый раритет вдруг решится на что-то такое? Вдруг ему приспичит сократить численность древних вампиров, которые в будущем могут стать его конкурентами по пищевой цепочке. Или вдруг придет в голову блажь, что на земле останутся жить лишь вампиры, обращенные исключительно им. От этих дум вампир лишь брезгливо поморщился. До сих пор остался в памяти визит в замок Бран. Этот местных цирк уродцев было просто невозможно забыть.
"Зависеть от воли Древнейшего..." - все вампиры зависели от его воли, чисто теоретически. Но никогда не поднималось подобного вопроса, что граф Дракула возжелал убить одного из вампиров ради каких-то собственных целей. Виллем никогда не слышал о таком. А вдруг возникнет прецедент? Тогда что? Иногда опасность может прийти оттуда, откуда ее совсем не ждешь. Как бы знать, куда падать, можно и мягкое подстелить.
- Совсем нет, ничуть не пугаю, - вампир лишь хмыкнул, когда услышал это "наша многолетняя дружба заканчивается вот так". Можно было на этом момент пустить скупую мужскую слезу, но граф воздержался от подобной театральности. Какие обиды в голосе, в словах и эмоциях. Будто бы он что-то такое ужасное сказал. Если действительно они лезут на рожон, особенно баронесса, которая всем рисковала, доверившись каким-то непонятным людям. Если все охотники представляли собой такой же социальный класс, как Джонатан - то и нечего было ожидать, что их кампания окажется успешной и что граф не натыкает их на колья, словно кусочки сыра на палочки для канапе, после того, как высосет из них всю кровь.
В этот момент, когда вампир уже было хотел высказать свои язвительные мысли об их многолетней дружбе, как тут же передумал это делать, удивленно взглянув на англичанина. И правду говорят, что за маской чопорности порой вскрывается взрывной характер. А кто-то еще говорил, что у жителей туманного Альбиона вместо крови в сосудах течет холодная вода. Вот уж неправда. Граф только лишь смотрел за клерком, не зная даже что и сказать в ответ на его слова.
- Браво, мистер Харкер, - граф только развел руками, с неким уважением во взгляде посмотрев на человека. - С вашими речами только отправлять людей на бой. Очень впечатлило. Раз вы так рветесь уничтожить Дракулу, то мне теперь даже очень стало интересно, чем окончится ваша маленькая война. Так что я могу вам вполне помочь, боевой английский кекс. Я же не хочу пресмыкаться перед кем-то.
Усмехнулся вампир, чуть обнажив свои клыки.
- И, кстати, не думаю, что в вашей "кампании" есть хороший тактик. Подумайте над этим.

+1

29

Она не привыкла, когда ее планы рушатся, словно карточный домик.
Анабель не покидало ощущение, что сейчас именно это и происходит. Может быть, самая главная авантюра, в которой она ставила на кон все, включая собственную бессмертную жизнь, попросту шла прахом. Вот так просто – из-за их разговора с фон Беккером, который начался с шуточек, а закончился практически ссорой.
Надо было думать, что перепалка двух древних вампиров до добра не доведет. А человечек… У него так мало выдержки, такие слабые нервы. Что еще можно ожидать от англичанина? Конечно, рано или поздно он должен был сорваться. Забунтовать. Раз уж они до сих пор его не убили. Баронесса меланхолично наблюдала за тем, как клерк поднимается со своего места и направляется к выходу. Ни один мускул не дрогнул на ее бледном лице. О том, как Бель напряжена, свидетельствовали только глубокие лунки от ноготков, которыми она вцепилась в подлокотник. Нет, конечно, убивать мистера Харкера за его строптивое: «Можете забыть о нашем договоре, мисс Форест. Я расторгаю его», она не собиралась. Но ей очень хотелось сделать это с графом фон Беккером, даже если это было бы последним в ее жизни предприятием. Из-за этого напыщенного насмешника у нее только что истаяла последняя надежда избавиться от Дракулы чужими руками. А все шло так хорошо…
Анабель устало прикрыла глаза. Сейчас за Джонатаном захлопнется дверь, и она швырнет в Виллема, дьявол его побери, этот стол. А если повезет, то и чего потяжелей. Она сделает это с большим удовольствием, чтобы только больше не видеть эту издевательскую усмешку на его губах. А потом пусть убирается. И больше никогда не показывается ей на глаза. Признавать свое поражение было чертовски неприятно. Дракула и тут обставил ее. Не прямо так косвенно. И тем сильнее Анабель хотелось расправиться с ним. Да только как теперь это сделать? Сколько еще веков пройдет, прежде чем на горизонте появится такой смельчак, как мистер Харкер, который воспылает желанием убить древнего вампира. Шансов, что она встретит такого отчаянного охотника, один на миллион. Но даже если их пути и пересекутся, гарантии на то, что они достигнут взаимопонимания, нет никакой. Джонатан был идеальной кандидатурой. Нет, он, конечно, боялся Дракулу. Но его не боялись лишь дураки. Даже среди детей ночи не было таких, кто осмелился бы пойти против самого древнего из них.
«Надо избавиться от них обоих, пусть катятся. А я выпью пару бокалов крови и проведу остаток ночи в объятиях Таддеушка, когда он вернется», - попыталась утешить себя баронесса, но привкус разочарования был слишком горьким, чтобы она вот так просто успокоилась. Анабель задумчиво смотрела в спину уходящему англичанину. О том, чтобы попытаться договориться с ним после ухода Виллема, не было и речи. Англичане, насколько ей было известно, слишком принципиальны, эдакие «облико морале», чтобы менять свои решения. Если еще и Джонатан будет потом выговаривать ей, она точно кого-нибудь убьет. Может, даже самого Харкера. «Ну, вот и приехали». Нет-нет, ей не следует думать об этом. Равно как и об их маленьком договоре, ныне расторгнутом человеком. Что сделано, то сделано.
Погрузившись в свои мысли, баронесса не сразу поняла, что говорит Виллем. А когда прислушалась, то даже удивилась. Что это с ним? Неужто устал угрожать и решил сказать что-то по существу? Похоже, его тоже впечатлила пламенная речь англичанина. Может, до Виллема, наконец, дошло, что намерения их более чем серьезны, а ставки слишком высоки, чтобы все это оказалось просто дурной шуткой.
«Я же не хочу пресмыкаться перед кем-то». Да неужели? Вон как заговорил. Анабель едва сдержалась, чтобы не ответить что-нибудь язвительное. Но этого мистер Харкер точно не выдержит. Психанет еще, убежит, хлопнув дверью. А Виллем, тем временем, про тактика заговорил, похоже, предлагая свою помощь. Баронесса просто ушам своим не верила. Впрочем, фон Беккеру она тоже не особо доверяла. Но без тактика, закаленного в настоящих сражениях, им, действительно, будет труднее. Это факт.
- Пусть решает мистер Харкер. - Буркнула из своего кресла рыжеволосая вампиресса, с подчеркнутым вниманием изучая обивку подлокотников, недавно на волне эмоций исполосованную ее острыми ногтями.

+1

30

"Господи, только как я буду это делать?" - пока Харкер шел к двери, гнев начинал его медленно отпускать, а на смену ему приходил здравый смысл. Разве уже забыл он, почему решил заключить с баронессой этот договор? Откуда ему, простому клерку знать как победить древнего вампира? Где взять на это силы и нужную информацию? Кому как не другому вампиру знать, что может их убить? Все складывалось очень удачно, но вот в доме мисс Форест появляется этот тип и все летит к чертям. И все лишь потому, что графу фон Беккеру захотелось навестить свою давнюю знакомую именно здесь и сейчас. Паршиво, очень паршиво. С каждый шагом Джонатан будто видел перед собой, как медленно рушатся планы, которые он уже успел возвести. Да, именно так, как они рушились, когда в Трансильвании клерк понял, что попал в ловушку. Но и тогда он не сдался. Тогда почему сдается теперь? Испугался что этот напыщенный вампир сдаст их Дракуле? Кто бы ответил, будет это так или нет. Харкер не мог доверять этим существам, просто не мог. У них была своя логика, свои идеалы в жизни и свои взгляды на эту самую жизнь. Что уж там говорить, у них и жизнь была намного дольше. Убить Дракулу еще через столетие или через два, разве это имеет значение?
"Имеет, но только для меня. Потому что уже сейчас он успел сломать мне жизнь и продолжает это делать", - как же мерзко становилось на душе от этих мыслей. Вот сейчас он выйдет за эту дверь и вернется к тому, с чего начал, оставив надежду на то, что у этого плана есть хоть какой-то шанс на успех. И дело было не в словах графа фон Беккера, а в том, что один Джонатан может просто не успеть.
Харкер уже потянулся к дверной ручке, когда снова услышал голос Виллема. Он уже собираясь услышать в этих словах очередную издевку, но в итоге так и замер, так и не коснувшись дверной ручки. Что он сказал? Может помочь?Пожалуй, из всей тирады про "вести людей в бой" и "боевого кекса", эти слова прозвучали особенно странно, но странно именно потому, что звучали они без издевки. Опустив руку, клерк обернулся к вампирам. Примерно тогда англичанин и услышал ответ баронессы о том, что решать все равное ему.
"Вот, значит, как? Они и в этом хотят все сбросить на меня? Умно, ничего не скажешь", - сложив руки на груди, Джонатан теперь переводил взгляд с одного собеседника на другого.
- Это не смешно, граф фон Беккер, - наконец проговорил он. - С чего это Вам вдруг захотелось поучаствовать в этом мероприятии? Сами же только что сказали, что оно провальное. - о том, что доверять свою судьбу еще одному вампиру, тем более тому, который успел за этот вечер его здорово разозлить, у него нет никаких причин, уточнять Харкер не стал. У него и Анабель довериться до конца не получалось, а тут еще более спорный случай. Да, что тут говорить, стратег в этом деле не помешал бы, а тем более тот, кто может, в некоторых вопросах, понимать логику графа Дракулы. Но вот так просто согласиться Джонатан не мог.

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Dracula: сцена » Au-delà du bien ou du mal