В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

17 августа 2017 г. Обновлены игроки месяца.
И обратите внимание, друзья, что до окончания летнего марафона осталось ровно 2 недели! За это время некоторые из вас еще могут успеть пересечь ближайшие рубежи и преодолеть желаемые дистанции.
Мы в вас верим!

14 августа 2017 г. Обновлены посты недели.

1 августа 2017 г. Началась акция "Приведи друга", предназначенная в первую очередь для наших игроков.

21 июля 2017 г. В сегодняшнем объявлении администрации полезная информация
о дополнениях к правилам проекта, два повода для мозгового штурма и немного наград.


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Adalinda Verlage
Адалинда почти физически ощутила нешуточное удивление, охватившее супруга, когда он вскинул брови. Вот так-то! Не ожидали, барон? Погуляйте еще год-полтора вдали от дома — и вовсе найдете свою жену-белоручку вышивающей подушки или увлекшейся разведением ангорских котиков к ужасу бедняги Цицерона. Так что оперная певица в подругах — еще не самое страшное.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



Juliette Capulet
Это было так странно: ведь они навсегда попрощались с ним, больше ни единого раза не виделись и, казалось бы, следуя известной поговорке, девушка должна была бы уже позабыть о Ромео, который, ко всему прочему, еще и являлся вампиром.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Willem von Becker
Суровые земли, такие непривлекательные для людей, тянули к себе существ, неспособных страдать от холода. Только в удовольствие было занять небольшие полуразрушенные развалины, ставшие памятниками прошлых лет, повидавшие не одну войну Шотландии за независимость от Англии. Зато никакой любопытный нос не сможет помешать существованию вампира.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Claudie Richard
- Вы! Вы… Развратник! Из-за Вас я теперь буду гореть в адском пламени и никогда не смогу выйти замуж, потому что никому не нужна испорченная невеста, - и чтобы не смотреть на этот ужас, Клоди закрыла глаза ладонями, разумеется, выпуская только початую бутылку с вином из рук. Прямиком на сюртук молодого человека и подол собственного платья.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Sarah Chagal
Cовременный мир предоставлял массу возможностей для самовыражения: хочешь пой, танцуй, снимайся в кино, играй в театре, веди видеооблог в интернете - если ты поймала волну, то у тебя будет и внимание, и восхищение, и деньги. И, конечно же, свежая кровь.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Dracula" » Au-delà du bien ou du mal


Au-delà du bien ou du mal

Сообщений 31 страница 42 из 42

31

Анабель переводила взгляд то на одного своего гостя, то на другого. Ей снова чертовски хотелось крови, а еще больше - выставить их обоих из своего уютного маленького домика. Баронесса уже жалела, что самоустранилась, выбрав роль наблюдателя. Похоже, все-таки придется вмешаться. Иначе на их заговоре точно можно поставить крест.
«Успокойся, Бель, возьми себя в руки и сделай что-нибудь!». Она решительно поднялась с кресла и встала между мужчинами. Джонатан, безусловно, знал многое. Он даже смог уйти живым из замка Бран, если верить его словам. Но в деле общения с вампирами он оставался сущим ребенком. Наивным, а, порой, и несдержанным. Губительно несдержанным. Харкер не верит Виллему и хочет, чтобы граф фон Беккер заверял его в своем стремлении помочь им. Тактически неверный ход. Вампир никому ничего не станет объяснять и доказывать. Просто потому что. Странно, что Виллем сдержался и не убил его за подобную дерзость. Это как положить руку в огонь, надеясь не обжечься. Знал ли об этом клерк? Скорее всего, нет. Он вел себя с вампирами, как с обычными людьми. И в том была его ошибка. Ему повезло, что Виллем, видимо, все же заинтересовался отчаянной смелостью человека, который решился бросить вызов могущественному вампиру.
«Ах, Джонатан, хотите вы того или нет, вам придется с нами сотрудничать, без нашей помощи вас ждет неминуемая смерть, Дракула гораздо более серьезный враг, чем мы с Виллемом».
- Мистер Харкер, отойдите от двери, вы еще не выпили свой чай. - Проговорила Анабель голосом гостеприимной хозяюшки, как будто ничего не произошло. Иначе рассвет придет раньше, чем они решат хоть что-нибудь. - Виллем, сядьте, пожалуйста, в свое кресло, мы еще не закончили разговор.
Сама Анабель удобно расположилась неподалеку от выхода, ненавязчиво намекая, что любому, кто решит выйти из гостиной, придется сначала иметь дело с ней. С губ ее при этом не сходила вежливая улыбка.
- Я знаю графа фон Беккера много лет, и сомневаться в его словах у меня нет причин. Если он предложил нам свою помощь, значит, так оно и есть. Не нужно искать в этом подвох, мистер Харкер. - Проговорила баронесса как можно более доброжелательным голосом. - Мы все понимаем, что Виллем прав, и помощь опытного воина в таком опасном и многотрудном деле нам не помешает.
Анабель ослепительно улыбнулась графу, как будто между ними и не было никакой перепалки. Она, как древний вампир, могла себе позволить подобное поведение, но и то не стоило перегибать палку. В конце концов, графа фон Беккера она предпочитала видеть своим другом, а не врагом.
- Дорогой граф, думаю, вы простите мистера Харкера за его недоверие и несдержанность. Он не привык к обществу вампиров, и, к тому же, переживает за свою любимую, на которую, по всей видимости, претендует Дракула.
Под перекрестными взглядами вампира и человека баронесса чувствовала себя неуютно, но что ей оставалось делать, если они никак не могли прийти к компромиссу?
- Джонатан,  - тонкие холодные пальцы вампирессы коснулись руки клерка, Анабель доставляло почти детское удовольствие наблюдать выражение отвращения, которое всякий раз появлялось при этом на лице англичанина. - У вас могущественный противник, обладающий бессмертием. И вам нужны такие же сильные союзники. Думаю, само провидение послало нам графа фон Беккера сегодня. Будьте же мудры и доверьтесь ему, как решились довериться мне. Мы, как и вы, рискуем всем. Считайте, что наш договор стал трехсторонним.
Анабель обвела взглядом своих гостей, ожидая, что они снова начнут спорить, язвить и топать ногами. Мысленно она приготовилась урезонивать их до тех пор, пока они не придут к разумному решению.
- Есть у кого-нибудь возражения? Или у нас только что родился новый союз вампиров и людей?

+1

32

- А я разве похож сейчас на шутника, мистер Харкер? - проговорил вампир, с некоторым презрением посмотрев на англичанина. Разве ему не нужна была помощь? Разве этот тщедушный, естественно по вампирским меркам, Джонатан сможет противостоять, пусть и со сворой охотников, самому могущественному вампиру в истории? Граф очень сомневался в этом. Может, еще нужно упасть на колени, приложить руку к сердцу, клятвенно заверяя этого человечка, что он действительно хочет помочь им одолеть графа Дракулу. Абсурд какой-то! Неужели он не понимал с кем имел дело?  Виллему же ничего не стоило свернуть голову этому клерку за подобную дерзость. Но вампир лишь бросил взгляд на баронессу, так любезно самоустранившуюся от этого дела. Еще бы сложила губки бантиком, словно обиженная девочка, которую родители лишили десерта. На миг граф даже пожалел о таком своем опрометчивом решении, как помогать этим двум. Можно подумать, у него не было других дел, как влезать в подобное, не слишком-то и перспективное дело. А точнее сказать, совсем не перспективное. Ну кто в здравом уме пойдет против  Дракулы?  Наверное, только подобные  мистеру Харкеру, без инстинкта самосохранения, с какими-то целями, ради которых стоит рискнуть всем, в том числе и жизнью. Только вряд ли живут  до рассвета после встречи с этим вампиром.
- Я не предлагаю дважды, - начал нидерландец, но тут же замолчал, переведя вновь взгляд на  Анабель. Как это мило, что она решила, наконец, внести в этот бессмысленный диалог, стремительно несущийся в беспросветное никуда. Если бы не ее слова, то, в конце концов, он бы бросил это дело - рисковать своей шкурой из чувства альтруизма не очень как-то и хотелось. - Спасибо, что вы все-таки встали на мою сторону, моя дорогая баронесса.
Пусть в голосе вампира еще звучали нотки сарказма, но во взгляде можно было легко заменить уважение. Все-таки они знакомы уже давно, и разрывать такое полезное с обеих сторон знакомство было бы непростительной ошибкой, как со стороны графа, так и со стороны баронессы. Подобные Джону приходят и уходят, лишь вампиры вечны. А вместе с ними и их интересы.
- Да я уже понял, моя дорогая мисс Форест. Люди такие самоуверенные. И глупые, когда дело касается чувств и эмоций, - вампир все-таки последовал предложению Анабель и устроился в своем кресле, поглядывая на Джонатана. Легко можно было понять, какая внутренняя борьба сейчас велась внутри этого англичанина. Сотрудничать с вампирами. Главное, чтобы ему хватило разума, чтобы все-таки согласиться на предложение баронессы. - Пейте свой чай, мистер Харкер. Холодный чай совсем не вкусный.
Нидерландец подпер рукой лицо. Кто знает, чем закончится эта авантюра. Они рискуют, причем очень. Никогда не слышал, чтобы вампиры помогали своим же врагам. А тут  плавно вырисовывается союз из непримиримых противников - людей и существ, пьющих их же кровь. Странно, но в другой день он бы не смог поверить что такое вообще возможно. Оставалось только где-то внутри удивляться, не подавая виду. Будто то, что сейчас происходило вполне обыденное явление. Виллем еще спросит, что это там за трехсторонний договор, о котором упомянул Анабель.
- У меня  пока что никаких возражений. А что там насчет нашего боевитого англичанина? - перевел все внимание на Харкера, ожидая его согласие. Хотя, если тот остался, то все уже говорило о том, что он согласен на этот союз. - Могу сказать, что такое соглашение я никогда до этого не встречал, даже не слышал о подобном. Это так мило.

+2

33

"О, еще как похожи, граф фон Беккер! И более того, продолжаете свое представление, пусть этого уже никто и не просит!" - эти слова так и вертелись на языке, но сказать их, должно быть, к счастью, Харкер не успел. Анабель решила вмешаться в очередной бессмысленный разговор и прекратить его. Просто поставила обоих мужчин на место, заставляя прекратить нести чушь и прислушаться к здравому смыслу. Должно быть тогда клерк и понял в полной мере, какую глупость чуть не совершил только что. Впрочем, почему чуть не совершил? Он уже успел сказать, что разрывает договор и отправляется домой. Это уже говорило о том, что разговор окончен и все дела с этими существами тоже. И, нужно признать, это было глупо, очень глупо, и самым забавным, если можно так выразиться, было то, что Джонатан вообще решил, что может вот так уйти, хлопнув дверью, и считать, что у него все получится без посторонней помощи.
На этот раз клерк почти не реагирует на прикосновения Анабель. Должно быть, начал привыкать или сделал над собой усилие, чтобы не думать каждый раз о том, что существа подобные ей, пьют кровь людей. К тому же, разве они не заключили договор? Да, заключили, но только Харкер не так давно сам его расторг. Может и стоило теперь опасаться? Нет, по той простой причине, что мисс Форест только что пыталась своими силами сгладить конфликт. А потому, стоило предположить такую догадку, что дело было не настолько гиблым. Или могло стать не настолько гиблым.
"А иначе, почему просто не пойти к самому графу и не вызвать его на поединок? Результат будет тот же, но времени уйдет меньше. Он меня просто прикончит и все", - быстрый взгляд на баронессу, потом на Виллема и Джонатан возвращается на свое место. Будто подчиняясь приказу, даже берет кружку и делает пару глотков остывающего чая. Анабель говорит, что доверяет этому вампиру, что они знакомы уже очень давно. Можно ли ей верить? Вот только, до англичанина сейчас доходит один факт - сейчас речь идет не о том, кто и кому верит. Сейчас речь о том, насколько глупо отказываться от помощи еще одного вампира, когда нужно уничтожить Дракулу. А тем более, если этот вампир, к тому же, что-то понимает в стратегии и тактике.
А вот то, что баронесса упомянула о том, что Джонатан волнуется о своей любимой, было лишним. Быть может, это и была важная информация для того, чтобы разгадать мотивы графа Дракулы, но все равно это относилось лично к Харкеру и являлось его личной жизнью. Бросив на Анабель полный недовольства взгляд за эту реплику, клерк, однако, не проронил ни слова. Снова вернулся к своему чаю, но теперь уже не делая ни глотка, а просто держа кружку в руках. Кстати говоря, сильно остыть чай не успел. Видимо весь этот не особо приятный разговор длился не так долго как несчастному англичанину показалось.
- Хорошо, я согласен, - наконец, выдохнул Харкер, отставив кружку в сторону и поднимая на собеседников взгляд. - Тогда мы составим новый договор.
Да, снова договор. В этом Джонатан был верен своим принципам, хоть и помнил с каким непониманием баронесса смотрела на него в прошлый раз. Лучше пусть это будет настоящим документом, а не простыми словами. Доверять на словах этих существам Харкер не мог, что уж тут поделать. Нельзя сказать, что бумага даст ему больше уверенности, но так было хоть немного спокойнее.

+2

34

Анабель так и застыла посреди комнаты с приторно приветливой улыбкой. Ей казалось, что ее лицо вот-вот треснет от этого противного выражения гостеприимной хозяюшки, и это не добавляло ей хорошего настроения. Вампиресса была глубоко озабочена возникшей проблемой и вся внутренне напряжена, как хищник, готовый в любой момент броситься на жертву. Даже если эта «жертва», вроде графа фон Беккера, ей не по зубам. «Если они сейчас снова заспорят, я сойду с ума. Нет! Я просто уйду, и пусть хоть убьют друг друга!». Снова слушать, как они меряются… амбициями, она больше не собиралась.
Однако самые мрачные предчувствия рыжеволосой баронессы не подтвердились. Виллем внезапно сменил гнев на милость и вернулся в свое кресло, очевидно, намереваясь продолжить диалог. Мистер Харкер вдруг перестал фыркать и расторгать договор.
«Что это вообще было, черт возьми? У меня такой дар переубеждения, или они просто устали друг перед другом красоваться?», - недоумевала Анабель, опускаясь в свое кресло. Она долго и упорно расправляла складки пышного платья, сшитого из красивой и очень дорогой ткани. Пока она свободна от воли старейшего из вампиров, баронесса может позволить себе жить так, как ей хочется: ездить, куда вздумается, и тратить деньги сообразно своим капризам, которых у нее немало. Дракула может закончить эту «дольче вита» одним мановением руки и превратить своих «детей ночи» в марионеток, не умеющих наслаждаться своей Вечностью, зато прекрасно обученных служить ему одному. Прислуживать этой древней развалине в образе рокового красавца в планы Анабель не входило. Ни четыреста лет назад, ни сейчас. Особенно сейчас, когда у нее было все. Именно поэтому от Дракулы следовало избавиться при первой удобной возможности. И ее гости, скорее всего, это тоже понимали, у каждого на это были свои резоны. Потому они и перестали препираться и бросаться громкими заявлениями. Зато баронесса теперь внутренне вознегодовала. «О, эти мужчины! Вампиры или люди – все одинаковые!». Бель просто чувствовала, как внутри нее клокочет желание завопить эту фразу вслух, кинуть ее в лица этим упрямцам, но сдержалась, приказав себе успокоиться. Иначе они так никогда не закончат. А потом вернется Таддеуш и им придется вновь вести ничего не значащую светскую беседу. Впутывать в это рискованное предприятие своего любимого баронесса Форест не желала. Отчасти из-за того, что не хотела ставить его под удар в случае, если дело сорвется. Отчасти потому, что Гилберт бывал когда-то в замке Бран, о чем сам же ей рассказывал. И Анабель не хотела рисковать. Нет, конечно, он вряд ли выдаст ее планы Дракуле, но все же… Зачем ставить его перед непростым выбором и заставлять мучиться угрызениями совести? Она, может быть, посвятит его в эту тайну, но когда-нибудь потом. Конечно, Таддеуш будет недоволен тем, что она снова что-то от него скрыла. Но Бель надеялась, что его любовь к ней окажется сильнее принципов и амбиций, и он ее простит. Ведь она идет против Дракулы не только ради себя. А ради их любви и общего будущего.
- Я бы предложила вам горячего чая, но, увы, его некому подать. – Заметила Анабель, увидев, что мистер Харкер берет свою чашку. Нет, прощать убитого дворецкого она Виллему не собиралась. Но сладкую месть решила отложить на неопределенное «потом», потому что сейчас у них есть дело поважнее.
Вновь услышав про пресловутый договор, баронесса поджала губы и принялась пристально изучать потолок. Как бы объяснить Джонатану, не раня его хрупкую английскую психику, что если вампир решит его съесть, никакие бумажки, даже заверенные печатями, его не остановят. Но если ему так нравится, то пусть развлекается и составляет эти свои бумажки.
- У нас с мистером Харкером был заключен договор, согласно которому я обязуюсь помогать ему, и при этом не пытаться его понадкусать. – Пояснила Анабель графу фон Беккеру, предвосхищая возможные вопросы с его стороны. - Очевидно, этого же он захочет и от вас. Не так ли, Джонатан?

Отредактировано Anabel Forest (10-06-2016 20:29:06)

+1

35

- Ой, да неужели? - вскинул бровью вампир, все-таки не удержавшись от маленькой шпильки в адрес англичанина. Какой шанс был, что этот бравый охотник на вампиров откажется от сотрудничества? Примерно пятьдесят на пятьдесят. А может, даже чуточку больше в сторону того, что чопорный английский клерк  пропустит все слова баронессы мимо ушей и отправится в  одиночку спасать свою к-хм..невесту или жену. Все-таки жену. - Я рад, что вы  все-таки включили свою сознательность, отключив  вашу английскую гордость. Сейчас  рыцари в сверкающих доспехах - дурной тон, мне так кажется. От этого пахнет банальностью.
Заключил вампир, переводя взгляд то на баронессу, то вновь возвращаясь вновь на англичанина. Какая милая однако компания сегодня собралась в этой гостиной. Признаться это даже начало забавлять графа, несмотря на то, что задумали они, никуда не годилось по части здравости ума. Но с другой стороны, лучше устранить угрозу в зачатке, чем после пожинать ее плоды после. А вдруг этой старинной реликвии в лице графа Дракулы и правда придет в голову использовать вампиров пусть не таким, каким говорила Анабель, но другим, довольно неприятным образом? Нужно всегда быть на несколько шагов впереди врага. А то, что Дракула был врагом - в этом не было сомнений. Пусть еще и прямых столкновений не было, но это не мешало видеть в его лице прямого конкурента ко всему, в том числе и к человеческой крови.
- Это что еще за договор? - заинтригованно поинтересовался вампир. О чем вообще шла речь. И самое главное, что Анабель этому ни капельки не удивилась. Ах, ну да, помнится, когда обиженный англичанин решил показать, что он достаточно самостоятельный, чтобы убить Дракулу, успел упомянуть про некий договор, который он расторгает с мисс Форест. Любопытно. Особенно, какие условия в нем содержались. Англичане все такие бюрократы? Договоры, условия, контракты. Или только те людишки, что принадлежали к этой системе? За это он особенно их не любил. Холодные, чопорные, предупредительно-вежливые.
- Серьезно? Договор, что вы не покусаете мистера Харкера? - граф едва не прыснул от смеха, но кое-как удалось сдержаться, чтобы английский кекс вновь не показал свой характер, скрытый под несколькими слоями из манер и воспитания. Неужели, он и, правда, верил, что бюрократические проволочки спасут его от укусов? От того, что слопают и не подавятся? Типичный англичанин. Нет, скорее типичный английский клерк. Наверняка и с женой у него все расписано, в том числе, кто и что  делает в супружеской постели. Но на этот счет фон Беккер язвить не стал,  и так атмосфера напряженности в комнате  спала на пару градусов. Не хотелось разогревать ее новь. Баронесса не простит. Вон как бросает подозрительные взгляды своих синих глаз. - Нет, простите, мистер Харкер. Не хочу вас никак обидеть. То есть не поймите меня превратно... Меня, правда, этот вопрос волнует. Вдруг вы тоже хотите, чтобы я  подписал этот договор. А если я все-таки вас покусаю, тогда что? Вы на меня в суд подадите? Или что?
Вампир пытался быть серьезным, но как-то это уж слишком плохо выходило. Ну серьезно, что это за ерунда с договором? Неужели какими-то бумажками можно остановить жажду крови у бессмертного существа? И потом, чтобы заверить этот договор, нужен нотариус. Граф сомневался даже, что клерк обладал такими полномочиями, раз уж тонуть в бюрократических формальностях до конца.
- Ушло уже то время, когда одного слова чести было достаточно, чтобы скрепить договор, - вампир хмыкнул, сложив руки на груди.  - Но если вы будете спать спокойно с такой пустой формальностью, то так и быть. Я подпишу.

+1

36

- Вы правы, баронесса, я так и хочу сделать, - быть может это сейчас со стороны смотрелось глупо, даже бессмысленно. Особенно для вампиров, особенно для Виллема, которому вообще все действия этой парочки, видимо, казались полным бредом. Быть может в чем-то это так и было. К чему составлять какой-то договор? Что из того, что Харкеру от наличия этой бумаги становилось хоть немного, но легче. Да, просто как-то спокойнее. Глупо? Пусть так, но что им стоит просто подписать эту несчастную бумагу и успокоить тем самым и без того расшатанные нервы представителя людей в этом союзе.
"Подумать только, теперь у меня договор сразу с двумя вампирами. Это рискованно тем, что в случае чего, они могут объединиться против меня. А они могут, и не только потому что оба вампиры, а потому что давно знают друг друга", - мысли были не самыми обнадеживающими, но ничего другого пока не приходилось. Однако и отступать от своего Джонатан не хотел. Снова отставив кружку, англичанин перевел взгляд на Виллема, которого разговор о договоре явно забавлял. Хотя, так посмотреть, его много что забавляло. Ну конечно, такое важное дело, а ему смешно! И чего бы им не было смешно? Это же все так глупо и забавно, пытаться убить древнего вампира! Смешно прям таки!
Граф фон Беккер говорит про суд и клерку становится совсем тошно. Вот так пришел и все его представления о чести сравнял с землей. И рыцарство теперь не в моде, и заключение договора не имеет смысла. Очень здорово. Так противно, что даже комок к горлу подступил. Только бы не сорваться опять и не попытаться снова уйти. Единственное, что сейчас сдерживало от этого, что Джонатан уже успел осознать, что делать что-то одному это заведомо гиблое дело.
- Можете говорить что угодно, граф, - наконец отозвался англичанин, смотря на незваного гостя Анабель, но уже не с таким вызовом. - Что рыцарство не в почете или что заключать подобный договор глупо. Я и не настаиваю, раз так, - от этих слов стало еще более неприятно. Как если бы ему просто перекрыли доступ воздуха и оставили так. А Виллем с успехом перекрывал ему это доступ снова и снова. О том, что и Анабель еще в тот раз смотрела на клерка чуть ли не с презрением, когда он завел речь о договоре, еще было свежо в памяти. Но, одно дело, когда на него смотрит кто-то один так, а другое, когда их уже двое. Противно, а еще обидно так, что слов нет. - Если вам так хочется, - теперь это уже было обращение к обоим вампирам, - Можно ничего не заключать. И я... - теперь уже пришел черед Харкера скривиться, - поверю вам на слово.
"Я будто сам себе смертный приговор подписываю, доверяясь им. Но, если такой будет цена за то, чтобы победить Дракулу и спасти мою Мину, то пусть так. Я хотя бы погибну с мыслью, что эта тварь не посмеет прикоснуться к ней".
Да, мысли были не особо веселыми, но почему-то от них стало спокойнее.
- Раз все формальности соблюдены, - Джонатан чуть заметно выдохнул. - Тогда я бы предпочел вернуться к прерванному разговору. Время уже позднее, а мы и так уже слишком отвлеклись от более важного дела.
"Мы"... как же странно звучало это теперь. Вот так просто в их строю прибыло. И очень хотелось верить, что это "прибавление" не обойдется им еще большими неприятностями. Хотя, куда еще больше? Вроде бы и терять больше нечего, так что почему не рискнуть?

+1

37

От фраз, звучащих в стенах гостиной пока еще ее дома, вампирессе становилось то жарко, то холодно. А еще говорят, что носферату не могут чувствовать. Угу. Да эти два спорщика кого угодно сведут с ума! «Еще что ли им крови-чаю предложить?», - подумала Анабель, изо всех сил стараясь оставаться гостеприимной. Но потом она решила, что тогда эта бурная дискуссия затянется на неопределенный срок, может, даже до самого рассвета. Скоро вернется Таддеуш, и у нее были планы провести остаток ночи с ним, занимаясь куда более приятными вещами, чем бессмысленные споры и заключение глупых формальных договоров с людьми.
Она хмуро взглянула в сторону Виллема, когда он вновь едва не начал потешаться над желанием упрямого англичанина оформить их договор на бумаге. Если они снова сцепятся, баронесса просто выставит их обоих на улицу, под дождь. Пусть охладятся.
«Можете говорить что угодно, граф», - начал англичанин.
«Ну, началось», - с тоской подумала вампиресса. Новый виток ночных переговоров в самом разгаре. Скандалы, интриги расследования. Весь вечер на манеже... кхм..
Анабель уже собиралась снова ринуться в бой, чтобы высказать своим многоуважаемым гостям все, что она о них думает, в красках и без цензуры, однако, замерла на пол пути.
«Что это? Что он сказал?». Она во все глаза смотрела на клерка и поклясться была готова, что  он не собирался более ссориться и фыркать на вампиров. Даже смотрел на них уже без этого дерзкого вызова в глазах. Неужели осознал простую истину, что никакие договоры его в случае чего не спасут, и нужно просто верить своим деловым партнерам. Ну, или не верить, что с точки зрения разума было бы правильно. Но их предприятие выбивалось за рамки любой логики, поэтому мистеру Харкеру придется смириться с тем, что его союзниками станут те, кого он так ненавидит. Вампиры.
«И я поверю вам на слово». Кажется, Анабель в этот момент скривилась не меньше Джонатана. А потом молча взглянула на графа фон Беккера. Правда, взгляд ее был красноречивей любых слов: «Да вы просто волшебник, mon ami». Ради этого стоило пожертвовать дворецким. Виллем в ее понимании сделал невозможное, заставив чопорного английского клерка из ходячего формуляра стать обычным человеком, который думал, чувствовал, готов был идти на риск, в обход собственных принципов. «Чудеса, да и только», - хмыкнула про себя баронесса. Сам того не ведая, граф он Беккер только что одержал для них первую победу - трое заговорщиков стали настоящими партнерами. Осталось только научиться доверять друг другу. По крайней мере, пока они не закончат их безумное предприятие.
Баронесса немного негодовала, из-за того, что англичанин столько попил ее крови (фигурально выражаясь, конечно) с этим договором. Строил из себя аппетитную английскую недотрогу. А теперь вдруг согласился вампирам «поверить на слово». Нет, говорить ничего на этот счет Анабель не стала, чтобы не разводить очередных бесполезных споров и ссор. Но мистеру Харкеру определенно стоило опасаться за свою драгоценную жизнь после того, как с Дракулой будет покончено.
Будет ли?
Анабель верила в успешный исход дела. По-другому просто и быть не может, учитывая, какая компания собралась у них. Но если вдруг они в чем-то ошибутся или где-то оступятся... Ах, лучше не думать об этом. Тогда уже никому никого опасаться не придется. Дракула безжалостно расправиться со своими врагами раньше. Баронесса знала, он на это способен. И все, что ей оставалось - надежда на то, что у них все получится.
- Ну, теперь, когда мы утрясли все формальности, я бы попросила всех участников нашего союза сохранить происходящее в тайне. И не рассказывать о нем никому, включая самых близких. - Баронесса внимательно посмотрела на своих деловых партнеров. - Он не должен узнать об этом раньше, чем... - Анабель выразительно замолчала. - Внезапность - наше главное оружие. Точнее, ваше. - Она кивнула мистеру Харкеру, потому что расправиться с Дракулой предстоит именно ему. Простому смертному человеку. И это будет главная насмешка над тем, кто должен был войти в историю как легенда, неподвластная даже Времени.

+1

38

Виллем вновь бросил взгляд на англичанина. И вновь этот взгляд, будто граф посягнул на все его жизненные устои, разрушив их все до основания. Или Джонатан мнил себя где-то в глубине души этаким рыцарем в сияющих доспехах, который ради своей возлюбленной смог бы пожертвовать всем, включая и собственную жизнь. Пусть звучало и банально, но графу казалось, что так оно и было. Иначе, зачем лезть так настойчиво в петлю, рискуя всем, заключать договор с неугодными ему вампирами, и все лишь для того, чтобы уничтожить графа Дракулу. Виллем бы еще уточнил момент, при каких обстоятельствах они познакомились. Как известно, этот древний трансильванский раритет давненько не покидал свои земли.
- Я рад, что вы прислушались к голосу разума, - граф сложил руки на груди, довольный собой. Хотя бы не придется ловить на себе недовольные взгляды баронессы из-за того, что английскому кексу вновь вздумалось устроить очередной бунт. И было бы из-за чего! Из-за договора, который был пустой формальностью, бумажной волокитой, за которой стояли ничем не санкционированные обязательства. Если он или баронесса укусят этого вкусненького англичанина, то тогда...А что тогда фон Беккер даже не мог предположить. Наверное, мистер Харкер сможет смело подать в суд за неисполнение обязательств, так что ли? Все это выглядело, конечно, глупо. Виллем по своему опыту знал, что все эти подписи и печати на бумаге не будут значить абсолютно ничего, если у одной из сторон появится какая-то иная выгода. - Иногда слово гораздо дороже всех этих канцелярских бумажек.
Вампир потянулся к бокалу с кровью, стоящему на столе. За время долгого и занудного спора, у граф начал пробуждать аппетит, даже, несмотря на то, что прошло совсем немного времени, как он выпил крови дворецкого баронессы. Эти все пустые разговоры только утомляли и раздражали. Сколько ведь можно потратить времени на эти бюрократические проволочки. Хоть всю ночь, если захотеть. Но благо, что мистер Харкер все-таки решил перейти непосредственно к делу.
- Я тоже об этом подумал. Ведь еще чуть-чуть обсуждений на подобную тему и наступит рассвет, которого я на дух не переношу, как-то кожа обгорает, - немного съязвил граф, посмотрев на английского клерка. После чего перевел взгляд на мисс Форест, когда она высказала свое мнение относительно предстоящего дела. И в этом фон Беккер был с ней согласен, на удивление. - В этом  моя дорогая мисс Форест права. Внезапность - это наше все. Пока граф Дракула не подозревает о нашем маленьком саботаже его власти, то у нас есть время обдумать план, как обезвредить его на веки вечные. Мне-то некому говорить, а вот ваша дражайшая половина, мистер Харкер, не должна даже засомневаться в том, что вы что-то задумали против Дракулы. Потому что она может даже и не специально оказаться на стороне врага, если наш граф активирует свои чары против нее. Против обаяния вампира практически очень трудно устоять, а уж тем более такого могущественного. К слову сказать, дорогой английский кекс, у вас есть огромное преимущество, которое теоретически всегда под рукой - это Солнце. Даже несмотря на то, что наш раритет и устойчив к его лучам, в отличие от своего бесполезного зверинца, тем не менее, он гораздо слабее, чем ночью. И это даст вам возможность воткнуть кол в сердце с меньшим риском для своей жизни.

+1

39

Джонатан бросил взгляд на баронессу и только плотнее сжал губы. За кого она его принимает, раз уточняет, что говорить никому об этом деле нельзя? Или же все так же не доверяет, раз говорит подобное? Очень приятно. А ведь это он сам больше рискует, связываясь с вампирами, чем эти двое. Что им сделает граф? Убьет? Но, как клерк был уверен, это ему будет сложнее чем убить какого-то человечка, решившего постоять за себя и попытаться отбить обратно свою любимую.
"Отбить обратно... - об этом даже думать было тошно. Нет, не в том, что придется это делать, а от самого факта, что подобное может потребоваться. Хотелось верить, что Мина все еще верна ему, и что она не поддалась чарам этого монстра. До сих пор, вспоминая, как граф смотрел на портрет невесты, Джонатан чувствовал, как его переполняет ярость. Этот вампир решил, что ему все можно? Что может получить все, что ему захочется? Так вот ничего подобного! Иногда хватает маленького камушка, чтобы выбить колесо у экипажа. И как бы дико это не звучало, но Джонатан хотел стать таким вот маленьким камушком, который помешает всем грандиозным планам Дракулы.
Дальше Виллем говорил что-то про солнечный свет, который ослабляет силы графа, а клерк внимательно слушал, запоминая эту информацию. Поэтому вампиры и вели ночной образ жизни? Но, все по тем же словам другого вампира, Дракуле этот самый свет не причинял особого вреда. Это говорило о том, что он может легко передвигаться и при свете дня. Особенно здесь, в Лондоне, где Солнце не так чтобы особо радует жителей.
"Да уж, в этом смысле, он выбрал идеальный вариант для себя. Знал бы я о том, кто он, отказался бы от сделки", - Харкер на миг сильнее поджал губы, но быстро отогнал эти мысли. Поздно уже корить себя. Нужно выбираться из той ситуации в которую сам вляпался, и как можно скорее. А вообще, все эти разговоры про то что графа нужно атаковать скорее и по возможности неожиданно, были весьма верными, но только упирались в один немаловажный факт.
- Все это интересно, во только мы до сих пор не знаем где скрывается Дракула, - подал голос англичанин, когда Виллем закончил свою тираду. - Быть может он находится сейчас в том аббатстве, которое я ему продал, но, сами понимаете, я не могу туда явиться. Если не ошибаюсь, то граф должен думать, что меня уже нет в живых.
"Особенно если вспомнить мой побег из замка. После такого, обычно, люди не выживают. Должно быть так думает и его свита и они, должно быть, могли сообщить об этом господину. А вообще, насколько я понял, граф и не собирался оставлять меня в живых. Другой разговор, что хотел это сделать немного позже, потому и оставил поиграться своей свите", - и вновь поток не самых приятных воспоминаний. Множество вампиров, которые только и мечтали что полакомиться его кровью, что и делали, когда им выпадала возможность. Почему не прикончили его сразу?Должно быть растягивали удовольствие.
- Для начала нужно узнать, где находится граф в Лондоне, а уже там решать как его убить, - сказано это было достаточно твердо, хотя и взгляд Джонатана стал очень задумчивым. - Обсудим его поиски сегодня или же пока разойдемся на этом?
Причины на то были - такие как рассвет, который был неприятен вампирам, да и то что время было уже далеко за полночь, а Харкер хотел бы еще вернуться домой к жене.

+1

40

Она переводила взгляд с одного своего делового партнера на другого. Они были такими разными, что в мертвом сердце баронессы вновь холодной змеей шевельнулось сомнение: «Получится ли?». Где гарантия, что этот английский клерк не встанет в позу в самый ответственный момент. Люди склонны пребывать во власти амбиций, не задумываясь о последствиях. И если это произойдет, им всем конец. Ладно, она. Анабель вынашивала идею избавиться от первого среди древних вампиров давно. За это время она успела осознать и степень риска, и последствия проигрыша. Но Виллем. Он просто зашел в гости к старой знакомой, а стал участником заговора. Вот так, в здравом уме и твердой памяти. Правда, на счет последнего баронесса чуть было не усомнилась, когда он вдруг вот так просто согласился с ней, хотя всего несколько минут назад угрожал ей и вообще вел себя не как джентльмен.
У них будет всего один шанс. И доверять его смертному, да еще с таким упрямым характером, как у мистера Харкера, было полным безумием. Но других, более удачных способов решить проблему вампиресса не видела. Это значит, придется рискнуть. Верила ли она в их союз? Да. Потому что без этого не стоило даже начинать их авантюру.
- Вот и замечательно. – Улыбнулась баронесса, хотя взгляд ее оставался холодным. Она стала уставать от роли гостеприимной хозяюшки, ее внутренний хищник готов был взвыть от затянувшейся беседы.
- Закрепим наш союз рюмочкой чая. – Анабель в считанные минуты организовала гостям напитки. Виллем получил бокал консервированной крови из личных запасов баронессы. Напротив мистера Харкера она тоже как бы невзначай поставила бокал с кровью. Вдоволь насладившись отразившимся на лице клерка отвращением, баронесса ойкнула, изобразила смущение и вручила своему человеческому гостю чашку чая, а бокал с кровью забрала себе и осушила его за один глоток – проснувшийся голод ждать не будет.
- Вы рассуждаете, как человек, Джонатан. – Проворковала Бель, чувствуя, как по венам растекается приятное тепло. – Вам нужно думать, как вампир. Найти древнейшего из нас в Лондоне – не такая серьезная проблема, как может показаться на первый взгляд. И я, и Виллем сможем сделать это, потому что мы способны чувствовать друг друга на расстоянии. Это вам тоже следует знать, дорогой партнер. Понимаете теперь, почему в нашей маленькой, но весьма опасной игре вы – наш главный козырь? Вас он тоже почувствует, но не так быстро, как нас.
Анабель щелчком сложила веер и бросила его на каминную полку.
- Если он явился в Лондон за Миной, то очень скоро он сам вас найдет. Так что лучше думайте о том, как оказать ему сопротивление, чтобы выиграть время. Запаситесь серебром, святой водой и прочими гадкими вещами, которые используют против нас охотники. Вы должны быть готовы к его визиту, и дать ему отпор. И следите за своей любимой, любое изменение в ней - повод для подозрений. Мы с графом, разумеется, тоже должны знать об этом.
Голос баронессы звучал уверенно и не предполагал возражений. На сегодня с нее хватит глупых споров и разговоров. К тому же, Анабель ощутила, что где-то совсем близко Гилберт, вампир, видимо, возвращался с охоты. Впрочем, где он пропадал так долго, ей еще предстоит выяснить. От этой мысли рыжеволосая поджала губы, совсем так же, как это только что делал англичанин (дурному, говорят, быстро учатся).
- Сегодня? О, нет! – Решительно отрезала вампиресса. – До рассвета осталась пара часов, к тому же сейчас сюда придет еще один вампир. И вам в этот момент лучше быть подальше от моего дома.
«Как будто он не ощутит присутствия человека», - обреченно подумала Бель, предчувствуя непростой разговор с Таддеушем.
- Вам тоже, граф. – Мило улыбнулась фон Беккеру Анабель. Что-то подсказывало ей, что Виллему, любителю ядовитых острот и колкостей, лучше сейчас не встречаться с Таддеушем лицом к лицу.
В подтверждение своих слов хозяйка особняка распахнула входную дверь, предлагая гостям уйти в лондонский туман. Благо дождь на улице уже закончился.
- Au revoir! До скорой встречи, господа.

+1

41

Какой забавный в итоге получился диалог! Виллем всего-то решил навестить свою давнюю знакомую, а попал прямиком в какой-то клуб заговорщиков. Только вот получится что-то у этого англичанина или нет - трудно было сказать. Уж слишком неравноценны были на первый взгляд силы - древний вампир против обычного англичанина, за спиной которого тоже стояли двое вампиров. Однако вряд ли они смогут помочь Джонатану, когда дело дойдет до непосредственной охоты на графа. Только хитростью можно было победить столь могущественное существо. Вампир задумчиво постучал пальцами по своему колену, думая о том, на чем еще можно сыграть, на каких слабостях Дракулы. Если только...Но вряд ли этот англичанин пойдет на такой риск. Виллем пока не стал развивать свою идею, обратив внимание на баронессу.
- Закрепим, - охотно кивнул он, забирая себе бокал с кровью, чуть наморщившись. Кровь немного кислила, и не обладала теми качествами, присущими свежей, только что выпитой из человека. Но, как говорится, что есть, то есть. Он сделал еще глоток, оставив ровно половину. - Баронесса права, мистер Харкер. И самое главное, что нам все же легче узнать  о местонахождении Дракулы. Приезд столь древней фигуры точно не останется незамеченной в вампирских кругах. Люди об этом, конечно, не узнают. А вот все вампиры об этом уже будут знать. Всегда полезно иметь нужные связи.
Нидерландец самодовольно улыбнулся, допивая кровь в бокале до дна. Как жаль, что он не узнал  в подробностях о месте пребывания графа. Возможно, это сыграло бы им на руку. Неплохо опережать врага на пару шагов вперед, в идеале - знать хотя бы часть его планов. Например, что конкретно собирается делать с женой мистера Харкера? Неужели, ему мало любви трех своих бессмертных игрушек? Ну и что, что Мина похожа на кого-то из прошлой жизни. Все равно ведь это не оригинал. А лишь копия. Забавно видеть англичанина в таком боевом настрое, признаться, Виллем недооценил англичан, искренне полагая, что они неспособны на такие эмоции.
- Мне кажется, здесь самое главное следить за Миной, - задумчиво отметил фон Беккер. - Не думаю, что граф будет штурмовать дом напрямую. А сделает это исподтишка, стараясь особо не светиться. Так что в любом случае, мистер Харкер, ваша жена выдаст себя. Любой намек на ухудшение здоровья, примерно необычная слабость, постоянные головокружения или резкие перемены настроения - все это будет говорить о том, что наш с вами герой дня уже начал высасывать кровь из вашей жены. А там и до обращения не далеко. Если Дракула пожелает. И я вам не завидую, Джонатан.
Виллем нахмурился, вспоминая свое прошлое, но об этом вслух не  стал распространяться. Он кивнул, как только мисс Форест упомянул и про рассвет, и про ее вечного Санчо Пансу. Что ж, и, правда, пора откланиваться. Вот ему совсем не хотелось видеть этого испанца, которого граф просто на дух не переносил. В виду прошлой войну, да и не только.
- Жаль, очень жаль, моя дорогая. Но обещайте, что вы мне выделите время, без ваших этих всех мужей, вашего испанского Санчо Пансы. Хорошо? - вампир  резко поднялся со своего места, поцеловав ручку баронессы, после чего обратился к англичанину. - Будьте настороже, мистер Харкер. Сейчас даже мелочь важна. А я пока подумаю, как еще можно сразить нашу древнюю реликвию и дам вам знать сразу же.
Виллем почтительно откланялся, после чего вышел из дома. Дождь закончил, но до рассвета осталось всего ничего. Потому-то и поспешил скорее в свое укрытие, дабы не попасть под испепеляющие солнечные лучи.

+1

42

"Не самое удачное сейчас уже время для чая..." - дело, конечно, хорошее, что нужно как-то обозначить новый союз, раз уж они решили не делать его в письменном виде, но как-то время было не подходящее. Не сами ли вампиры говорили, о том, что скоро начнет светать, а это дело они не любят? Странные существа, ей-богу. Противоречивые и совершенно, на взгляд Джонатана, непредсказуемые. Это ему и не нравилось больше всего. Да, они заключили договор, но кто знает, не решат ли они его расторгнув, при этом не сообщив об этом Харкеру? Эти мысли все еще очень сильно волновали клерка, намного сильнее чем само мероприятие, по той простой причине, что успех этого мероприятия от этого договора и зависел.
"Уф... все, хватит..." - англичанин так задумался, что потянулся было к бокалу, который ему предложила Анабель, но поняв, ЧТО в этом бокале, резко отдернул руку. Она что, издевается?! Честное слово, даже мурашки по телу пробежали от одной мысли, что в этом бокале была человеческая кровь. Нашли время для шуточек. В итоге, когда перед Джонатаном появилась чашка с чаем, он к ней так и не притронулся. Точнее, нет, притронулся, чтобы отсалютовать, но тут же поставил на место. Побоялся, как бы этот чай, простите, назад не полез.
- Да, Вы правы, баронесса - я всего лишь человек, потому и мыслю как человек, - отозвался Харкер, стараясь говорить спокойно. Ему не нравилось это заявление, да и как это "мыслить как вампир", он был совершенно без понятия. - А раз вам, как вы говорите, проще его выследить, то давайте так и сделаем.
Нет, разговор проходил мирно и они вполне мирно обсуждали как победить древнего вампира, да только Джонатан все равно чувствовал себя уязвленным, как если бы эти двое продолжали издеваться над ним.
- Что же до вашего совета, мисс Форест, то я хочу повторить - Дракула приехал сюда не за мной, а за моей супругой. За ней он и будет следить, ее и будет выслеживать, чтобы привлечь к себе внимание и... - на языке вертелось "втереться в доверие", но произносить эту фразу не хотелось. Казалось, стоит сказать эти слова и они окажутся правдой, причем настолько явной, что граф вот сейчас и окажется рядом с благоверной Харкера. Да и благоверной ли?..
- Поэтому, я скорее соглашусь с графом фон Беккером, - даже странно было, что хоть в  чем-то они сошлись. Видимо, Анабель была права в том, что этот вампир поможет в том, чтобы лучше понять противника. Все же тоже мужчина и срок вампирской жизни, как понял клерк, у них с графом схожий. Однако от слов о том, что у Мины могут появиться те же симптомы, что у бедняжки Люси, по коже мороз пробегал. Джонатан слишком хорошо помнил в каком состоянии они застали подругу Мины и каким обеспокоенным был доктор Сьюард. Он ничем не мог помочь своей обожаемой жене, только и мог, что наблюдать за ней, замечая, что ей становится все хуже, что этот монстр убивает ее день за днем.
- Прошу меня простить, но, раз разговор окончен, я поспешу к себе и буду ждать указаний о новой встрече, - Харкер поднялся с места и вежливо поклонился присутствующим. - Вы знаете как меня найти, баронесса. Доброй ночи. Граф... - еще один поклон головы и англичанин поспешил покинуть дом мисс Форест, на этот раз не боясь, что его кто-то попробует остановить. Что же до советов Виллема, то Джонатан и так был слишком настороже. Более того, еще немного и у него готова была развиться паранойя. Но могло ли быть иначе, когда он так волновался за свою любимую? Нет, этот монстр не доберется до нее, никогда! Пусть это и звучало сейчас слишком самоуверенно, но иначе Джонатан просто не мог позволить.

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Dracula" » Au-delà du bien ou du mal