Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: сцена » Нет мне дома и за морем...


Нет мне дома и за морем...

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

● Название эпизода: Нет мне дома и за морем…
● Место и время действия:Верона, день третий, утро, келья брата Лоренцо.
● Участники: Frere Laurent, Romeo Montaigu
● Синопсис: После разговора с Меркуцио, Ромео решил, что дома его могут еще немного подождать, а душа его все еще мечется в тоске. А потому, вместо того, чтобы вернуться в поместье Монтекки, он направился к своему духовному наставнику.

0

2

Лучи слабого утреннего солнца пробрались в одну из келий монастыря и, наверное, улыбнулись, когда увидели монаха, заснувшего прямо над трактатом и даже не подозревавшего, что уснул в такой позе. Лучики переместились к глазам священника и слегка пощекотали, заставляя того открыть глаза.
«Ох, солнце, солнце! Давно ли я радовался каждому твоему появлению на небе и убеждал прихожан делать тоже самое? А что сейчас... Нет даже капельки радости от прихода на землю нового дня, зато есть раздражение, ноющая спина и служба в церкви через два часа. Эх, Лоренцо, Лоренцо стареешь ты, стареешь», – укорил себя святой отец, когда проснулся и, грузно встав со стула, подошел к кувшину воды и умылся. Вода приятно освежила лицо, руки, шею и, монах окончательно сбросил остатки сна.
Лоренцо посмотрел на большие городские часы и подумал, что до службы еще много времени и не плохо было бы сходить за травами, но горы исписанных листов бумаги убедили священника в обратном и заставили сесть за стол и дописать богословский трактат, который Лоренцо готовил специально к этому дню, чтобы паства не заснула на середине службы от наскучивших строк Евангелия. Монах окунул перо
в чернила и со вздохом принялся за работу.
Но  мысли священника были сосредоточены не на строчках душеспасительного содержания, а совсем на других вещах. Точнее на другом, на Ромео Монтекки. Несчастный романтик очень беспокоил Лоренцо своим поведением и вечными влюбленностями, которые в итоге оказывались пустыми увлечениями и разбивали сердца всей женской половине Вероны.
Монах грустно улыбнулся вспомнив девушек, которые в слезах рассказывали о Ромео, пока тот мечтал о другой девице. А однажды к нему прибежала леди Монтекки и слезно умоляла поговорить с сыном о его поведении. Лоренцо опять улыбнулся. «Ромео уже не маленький мальчик, леди, чтобы говорить с ним о поведении и лучше не затрагивать эту тему.
Хотя, синьора Алессандра, если бы я был на вашем месте, то выпорол бы этого мальчишку, но вы этого не сделаете.»–вспомнил монах свой ответ и снова принялся за работу.

Отредактировано Frere Laurent (27-08-2015 17:55:56)

0

3

"Каждый раз после таких разговоров остается какой-то очень неприятный осадок в душе", - простившись с Меркуцио, Ромео неспешно двинулся к поместью. Бальтазар сказал, что синьора снова разыскивает своего отпрыска. Не удивительно - казалось леди начинает организовывать поиски каждый раз, как только Ромео не оказывается рядом. Причем страдали из-за этого обычно Бенволио и Бальтазар. Стоило кому-то из них в этот миг оказаться в поле зрения главы клана, его тут же озадачивали вопросом о Ромео, а если четкого ответа не было получено, отправляли на поиски. Обычно сын леди реагировал на это спокойно и, даже отправлялся к матери, но... не сегодня. Что же теперь постоянно сидеть у нее под боком? Очень некстати вспомнился вчерашний разговор, когда леди удалось поймать отпрыска в его комнате и вытащить на откровенность. Ну... или почти на откровенность.
"Вчерашний... - в это с трудом верилось. Еще только вчера Ромео был готов парить на крыльях любви, был влюблен во весь мир и готов был делиться своим счастьем. Да, то сладкое предвкушение, когда ждешь, что Судьба будет благосклонна к тебе и твоя любовь это не мираж. - Словно в другой жизни все это было..."
Вчерашний вечер перевернул жизнь Монтекки с ног на голову. Тот разговор с Розалиной, и после тот странный сон. Казалось, что жизнь сама дает ему какие-то знаки, но только почему они были столь болезненными? Быть может Бенволио был прав, и с ней не стоило связываться? Быть может и Меркуцио в чем-то был прав, что Ромео зря считает каждую новую любовь той самой? Может стоит проще относиться к жизни?
Каждый шаг в сторону поместья казался вечностью, настолько тяжелым был груз этих мыслей. Да, когда они с племянником герцога говорили сейчас об этом всем, как будто стало немного легче, но теперь, оказавшись вновь наедине со своими мыслями, отчаяние вновь окутывало в свои сети. Еще немного и за спиной послышались торопливые шаги. Интересно, о чем они там с Меркуцио говорили?
Ромео обернулся и немного растерянно посмотрел на своего слугу. А впрочем, нет, не интересно. О чем бы они там не говорили, это не имеет значения.
- Бальтазар... - задумчиво проговорил наследник, встретившись со слугой взглядом. - Скажи синьоре, что я не могу сейчас прийти к ней. Скажи, что я пошел на исповедь к брату Лоренцо и что подойду к ней немного позже.
Как не странно, но это не было ложью. Эта мысль пришла немного неожиданно. Сейчас Ромео не хотел говорить ни с матерью, ни со своими друзьями. ни с кем-то другим. Он не хотел слышать про их проблемы или радости, и еще меньше хотел говорить о своих, получив в ответ сочувственное понимание. Откуда им это понимать? Откуда, если все это кажется им очередным глупым увлечением?
Не дождавшись ответа, Монтекки сорвался с места и направился в совершенно другом направлении. В это время его духовный наставник должен был быть еще у себя, но все равно стоило поспешить.
- Доброе утро, брат Джованни. У себя ли брат Лоренцо? - увидев у ворот монастыря монаха, подметавшего порог, Ромео кинулся к нему.
- И Вам доброго утра, синьор Ромео, - отозвался тот, отрываясь от своей работы. - Да, должен быть у себя.
Благодарно кивнув служителю монастыря, наследник направился уже знакомой дорогой к келье духовного наставника. Остановившись у двери, он постучал и замер, дожидаясь ответа. А что если Джованни ошибся?Может он упустил момент, когда Лоренцо уже ушел.

0

4

Услышав стук в дверь монах поднял голову и даже не оборачиваясь произнес:
– Джованни, это опять ты? Я же уже объяснял, что готовлю проповедь для прихожан и просил о тишине и покое. Ты забыл?
Лоренцо, конечно, был очень отходчивым человеком и всегда был готов простить маленькие слабости человека, но брат Джованни выводил его из себя. Еще молодой и очень неопытный человек часто попадал впросак и на службе, и в быту. То поднесет не тот предмет на богослужении, то начнет звонить « Бога славим» в обычные, непраздничные дни,как–то раз умудрился перепутать тексты, которые Лоренцо читал перед паствой, и монах начал читать вместо пасхального приветствия , рождественское. Прихожане хихикали всю оставшуюся службу. В тоже время Джованни был на редкость добрым человеком, чтил заповеди Божии, всегда готов  был помочь и часто ассистировал  Лоренцо при приготовлении отваров и микстур.
Святой отец также прекрасно знал о привычке юноши к стуку и даже не подумал, что прийти может кто–то из прихожан, так как паства в его представлении еще лежала в постели.
– Ну ладно, Джованни, зайди. Только если опять какой–нибудь пустяк, накажу.
Монах откинулся на спинку стула и положил перо. Объяснения Джованни всегда были долгими нудными и абсолютно бессмысленными.
«Наверняка, какой–нибудь дурацкий вопрос о смысле жизни или маленький недочет. О , Боже, Боже, иногда самые отпетые негодяи вызывают меньше раздражения, чем служитель церкви–раздраженно подумал святой отец–даже Тибальт и Меркуцио, эти нарушители покоя раздражают в меньшей степени. Хотя... если Меркуцио просто насмешник и балагур, то Тибальт жестокий и неуравновешенный человек»

Отредактировано Frere Laurent (04-09-2015 20:56:12)

0

5

"Как неудобно... он меня не ждет", - ответ из-за двери заставил несчастного Ромео смутиться и даже пожалеть, что явился сюда в такую рань. Хотя, это было бы странно, если бы духовный наставник ждал наследника Монтекки у себя каждое утро. В конце концов - у брата Лоренцо было полно других дел, кроме как постоянно выслушивать очередные терзания по несчастной или счастливой любви. Сколько раз и сколько дней подряд, бывало, юный романтик приходил сюда? Становилось ли ему от этого лучше? В чем-то да, в чем-то лишь совсем немного. Но каждый раз выговориться было настоящим спасением.
"Для меня может и спасение, но для брата Лоренцо не в тягость ли каждый раз слушать все это? И не просто каждый раз, а раз за разом. И каждый раз, пусть суть проблемы была все та же, любовь, но проблемы приобретали какие-то новые странные формы, а оттого и печаль от них была будто иной.
"Но только все одно - романтические бредни", - Ромео уже думал развернуться и уйти, но в итоге просто стоял и мялся на пороге. Как бы глупо все это ни было, но разве не должен святой отец помогать страждущим? Разве не этому учит Библия? И вот он, страждущий, стоит у его дверей, пришедший молить о спасении своей измученной души.
- Нет... - наконец, решил отозваться наследник. - Простите, брат Лоренцо, но это я - Ромео Монтекки.
Время службы еще не пришло и разве не сможет наставник хоть немного помочь заблудшему сыну Господа своего? А в том, что он запутался и потерял правильный путь, Монтекки не сомневался. Но в какой же миг он сбился с этого самого "правильного" пути? Когда встретил Розалину? Или же раньше, когда влюбился впервые в жизни?
"У каждого свой крест и мой, должно быть, как раз этот - постоянно страдать, метаясь от одного объекта любви к другому, не зная покоя. Будто и правда проклятье.
И вот еще в чем было сомнение - с одной стороны, брат Лоренцо позволил зайти к нему в келью, но с другой, разрешение это было для брата Джованни, а не для Ромео Монтекки.
"Да и пустяк ли это? И если пустяк, то почему этот пустяк приносит столько страданий? Нет, так неправильно. Церковь она для того и нужна, чтобы помогать людям, чтобы наставлять их и приносить покой", - решив, что, пожалуй, это достаточно весомый аргумент, наследник потянул за ручку, открывая дверь в келью своего наставника. А там уже, будь что будет - на все только воля Божья.

0

6

Однако вместо ожидаемого звонкого голоса Джованни с последующим тяжелым скрипом старых петель, за дверью раздалось глухое, едва слышное "Нет... Простите, брат Лоренцо, но это я - Ромео Монтекки". Святой отец мысленно перекрестился и подскочил со стула так быстро, как только позволял его возраст. Блеклый силуэт наследника Монтекки он встретил уже на пороге. Келья была не местом для исповедей, более того, не местом для гостей и прихожан, и священник собирался выпроводить медленно просачивающегося в комнату юношу обратно за дверь, подыскать вместе с ним место более подходящее для разговора... Но взглянув на бледное лицо и поймав затравленный взгляд карих глаз, Лоренцо сдался и отступил на шаг назад.
- Ромео... - каждый раз, как несчастный мальчик приходил к нему рассказывать о своей очередной любви всей жизни, святой отец не знал, как к нему подступиться. А ведь священник, казалось бы, должен читать человеческие души, как открытую книгу, и снимать душевные муки одним только словом. Указывать верную дорогу за один разговор. О, если бы только он правда мог всё это делать.
- Садись, - он пододвинул к юноше стул, а сам устроился на жесткой кушетке напротив. Не самое удобное место, но аскетичная жизнь монаха не предполагала комфорта, и если уж мальчик решил вести разговор здесь, придется им обоим какое-то время смиряться с неудобствами. В конце концов, маленькие неудобства укрепляют дух.
Что же на этот раз? Кто и как разбил его несчастное сердце? Нежное юношеское сердце, никак не обрастающее броней под градом неурядиц. Впрочем, таких сердец и не хватало этому городу. Сердец, способных на любовь и нежность, отчаянно и безрассудно отрицающих броню безразличия и злобы. Возможно, именно поэтому отец Лоренцо раз за разом слушал вздохи и исповеди юного романтика, отчаянно взывая к его благоразумию. Именно поэтому: потому что боялся, что если Ромео останется один наедине со своей меланхолией, то рано или поздно он придет к единственному способу спасения, доступному юным и потому ещё глупым влюбленным: он очерствеет, озлобится на мир и женщин, и начнет искать утешения в вине и войне. До тех же пор, пока святой отец может хоть как-то залечить его раны, надежда не угаснет, а сам священник будет считать, что сделал для этого города хоть что-то, стоящее имени Господа. Спасение хотя бы одной души это уже благое дело.
- Мальчик мой, что случилось?
[nick]Frère Laurent[/nick][icon]https://pp.userapi.com/c621703/v621703094/6a974/I3geaUFsfKM.jpg[/icon]

Отредактировано Game Master (11-02-2018 20:21:43)

0

7

"И снова я здесь, чтобы поведать о своих горестях", - едва ли брат Лоренцо ждал, что юный романтик явится в его келью с какой-то иной целью. Что не говори, а все что было связано с любовью, было для наследника Монтекки тем, что подвергало его душу и сердце серьезным испытаниям. Будь то счастливая любовь, когда Ромео был готов на любые безумства (а в этом его духовный наставник успел убедиться, когда юноша проникался нежной страстью к красавице из вражеского клана), или же когда сердце юноши было разбито, и тогда он ходил мрачнее тучи, сам превращаясь лишь в смутную тень того юноши, каким был прежде. Любовь слишком сильно завладела жизнью Монтекки, так что казалось, от этой болезни уже нет исцеления.
- Прошу меня простить, что пришел в столь ранний час, но... - а была ли у юноши достаточно веская причина, чтобы беспокоить священника? Тем более, что совсем недавно у него состоялся разговор с лучшим другом и на душе будто бы стало легче. Но нет, не стало, и потому он пришел сюда. Ромео не противится тому, что Лоренцо усаживает его на стул, и, кажется, не замечает ничего вокруг. Сейчас, стремясь рассказать духовному наставнику то, что терзает его душу, юноша будто сильнее погружается в пучину своей боли. - Вы говорили мне, что я должен объясниться с Розалиной и вчера она встретилась со мной. Увы, но она не ответила на мои чувства. Просила, чтобы не подходил к ней больше. Ей не нужная моя любовь, брат Лоренцо, а я не знаю как теперь забыть ее и выполнить ее просьбу, ведь сердце так и тянется к ней.
Сейчас, после того как  до этого поговорил с Меркуцио, и уже ни один раз размышлял о том, о чем болит душа, сказать все это было не так страшно, но от того все равно так же больно. Как бередить недавно зажившую рану. Как же хотелось верить, что получится заставить себя не думать о той, кто так легко разбила сердце, всего лишь парой слов. Казалось бы, всего лишь слова, но как сильно они могут все изменить. Одни приносят счастье, другие наоборот.
Было еще одно, что тревожило Ромео - это тот странный сон, который он видел этой ночью. И после которого проснулся от холода, чувствуя себя так, будто находился в склепе. Но было неправильно вываливать на священника все свои тревоги и печали разом.

0

8

"Вы сказали, и я сделал". О, если бы все вопросы решались именно так. Если бы хоть один человек в этом мире имел власть, достаточную, чтобы каждое его слово подлежало исполнению. И достаточную мудрость, чтобы выбирать нужные слова. Однако такой силой обладает только Господь, и он не торопится сойти к своим чадам на землю, оставляя вместо себя наместников, таких же слабых и временами потерянных, как весь остальной человеческий род.
Молодежь не шла к нему за советами. Да и что может сказать старик, чьи печали давно отболели, тому, чье сердце ещё горит первыми муками любви. Вся накопленная с годами мудрость заключалась лишь в одном - это пройдет. Годы научили Лоренцо, что жизнь продолжается, не глядя на твою боль. И если жизнь не может течь в тебе, она будет течь вокруг тебя до тех пор, пока ты снова не будешь готов её принять. Но разве этого утешения ждет от него юноша, в котором зрелость уже пустила свои корни и требует немедля вручить своё сердце прекрасной синьорите. Ах, любовь...
Сколько глупостей совершалось во имя неё, и сколько трагедий уже успело произойти на его памяти. Что за невероятное чувство, способное окрылять одним словом и ранить одним взглядом. О, если бы они, существа, сотворенные в божьей любви, могли постичь это чувство и возлюбить ближнего так, как любил их Создатель. Но дух человеческий слаб и должен годами идти по грешной земле, чтобы наполнить свое сердце чувством без корысти и без сомнений.
- Ромео, мальчик мой, - священник глядел ласково, но голос его был тверд, - То, что твое сердце способно тянуться к другому человеку - великий дар. Но чтобы сохранить его, нужна недюжинная сила. И сила эта не в том, чтобы размахивать шпагой, а в том, чтобы иметь смелость встретиться с болью, что терзает твое сердце. Господь послал тебе такое испытание, чтобы ты стал сильнее. Чтобы научился любви без обладания.
Святой отец слегка нахмурил брови, и между ними тут же появилась привычная складка. Те ли слова он выбрал? Способен ли Ромео понять, о чем толкует с ним сейчас его духовник? Многие, очень многие люди намного старше бедного мальчишки прошли свой земной путь, но так и не научились любить бескорыстно. Так и не научились отдавать своё сердце, не ожидая такого же щедрого дара в ответ. Так и не поняли, что любовь это не торговля на рыночной площади. Может ли понять это юный Монтекки, едва разменявший девятнадцать лет? Способен ли он найти утешение в словах человека, который и сам ещё не сумел постичь до конца то прекрасное и сильное чувство, что терзало душу юноши.
[nick]Frère Laurent[/nick][icon]https://pp.userapi.com/c621703/v621703094/6a974/I3geaUFsfKM.jpg[/icon]

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: сцена » Нет мне дома и за морем...