В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

17 августа 2017 г. Обновлены игроки месяца.
И обратите внимание, друзья, что до окончания летнего марафона осталось ровно 2 недели! За это время некоторые из вас еще могут успеть пересечь ближайшие рубежи и преодолеть желаемые дистанции.
Мы в вас верим!

14 августа 2017 г. Обновлены посты недели.

1 августа 2017 г. Началась акция "Приведи друга", предназначенная в первую очередь для наших игроков.

21 июля 2017 г. В сегодняшнем объявлении администрации полезная информация
о дополнениях к правилам проекта, два повода для мозгового штурма и немного наград.


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Adalinda Verlage
Адалинда почти физически ощутила нешуточное удивление, охватившее супруга, когда он вскинул брови. Вот так-то! Не ожидали, барон? Погуляйте еще год-полтора вдали от дома — и вовсе найдете свою жену-белоручку вышивающей подушки или увлекшейся разведением ангорских котиков к ужасу бедняги Цицерона. Так что оперная певица в подругах — еще не самое страшное.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



Juliette Capulet
Это было так странно: ведь они навсегда попрощались с ним, больше ни единого раза не виделись и, казалось бы, следуя известной поговорке, девушка должна была бы уже позабыть о Ромео, который, ко всему прочему, еще и являлся вампиром.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Willem von Becker
Суровые земли, такие непривлекательные для людей, тянули к себе существ, неспособных страдать от холода. Только в удовольствие было занять небольшие полуразрушенные развалины, ставшие памятниками прошлых лет, повидавшие не одну войну Шотландии за независимость от Англии. Зато никакой любопытный нос не сможет помешать существованию вампира.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Claudie Richard
- Вы! Вы… Развратник! Из-за Вас я теперь буду гореть в адском пламени и никогда не смогу выйти замуж, потому что никому не нужна испорченная невеста, - и чтобы не смотреть на этот ужас, Клоди закрыла глаза ладонями, разумеется, выпуская только початую бутылку с вином из рук. Прямиком на сюртук молодого человека и подол собственного платья.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Sarah Chagal
Cовременный мир предоставлял массу возможностей для самовыражения: хочешь пой, танцуй, снимайся в кино, играй в театре, веди видеооблог в интернете - если ты поймала волну, то у тебя будет и внимание, и восхищение, и деньги. И, конечно же, свежая кровь.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Dracula" » Escape to Freedom


Escape to Freedom

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

http://savepic.net/5767778m.png
Лучший эпизод сезона: весна 2016

● Название эпизода: Escape to Freedom / Побег к свободе
● Место и время действия: 27 мая 1897 год, Трансильвания, замок Бран, комната для Джонатана Харкера.
● Участники: Jonathan Harker, Satine, Poison, Sorci
● Синопсис: Вот уже несколько дней в замке продолжают издевательства над несчастным Харкером. После отъезда графа в Лондон, его свите было позволено делать с «гостем» все что вздумается, но не убивать без приказа. Каждый день, пока у него были силы, Джонатан пытался найти выход из замка, но с каждым ночью это становилось все сложнее. И каждая новая ночь казалась ему последней. Кто знает, а вдруг Сатин пришла его убить?..

0

2

На волю, на волю, - хочу я на волю!
Я птицею ввысь улечу!

© "Летучий корабль".

С отъездом графа пропал весь аппетит: Харкер его не пробуждал. Вернее, Сатин оставалась бесстрастна, а вот брат и сестра по крови так и вились пчёлками у покоев гостя, словно бы тот был изысканнейшим цветком, из которого можно заполучить нектар для мёда медов, достойного уст самого царя Соломона. Англичанин до сих пор оставался жив только по двум причинам: во-первых, он украсил стены и окна импровизированными крестами из книжных полок; во-вторых, алчущие свежей крови вампиры неизменно натыкались на черноволосую наместницу Дракулы, невесть откуда возникавшую прямо посреди коридора. "Жадная стерва" была самым мягким ругательством в её адрес Сатин, ненароком подслушавшей и незамедлительно воздавшей аз: в замке появился кровосос без одного уха. Но почему же... Почему же она берегла его?
"Он в вашей власти. Можете делать с ним всё, что угодно", - таковым было последнее веление господина. И сколько равнодушия было в его лице! Как контрастировало оно с былым возмущением, когда граф узнал о покушении на бесценную кровь Харкера! Чёрт знает что... Чёрт знает что овладело Дракулой. Впрочем, нет. Сатин знала, какое имя у этого наваждения... Любовь.
"Граф спятил, - будничным тоном возвещала Пуазон. - Подумаешь, похожа на его Элизабет... И что он в ней нашёл?". Сатин задавалась тем же вопросом, но не осмеливалась высказать свою солидарность вслух: ещё решат, будто она ревнует Владислава! А она и без того чувствовала себя не лучшим образом. Больше Совести страдал разве что сам Джонатан, наверняка догадавшийся о том, что происходит вокруг него... А горе, как известно,объединяет.
Молодой клерк отчаянно искал выход из замка и, по мнению вампирессы, умудрялся находить свою спальню лишь неведомым чудом. Судя по растущим стопкам книг в библиотеке, которые она обнаруживала каждый вечер, Джонатан надеялся найти план замка или хоть какой-то способ борьбы с его обитателями, но осины в доме не было, серебра - тоже, не говоря уж о святой воде, а потому гостю оставалось лишь поправлять импровизированные кресты. Размышляя об этом, Сатин чувствовала острую грусть: ей совсем не хотелось, чтобы Харкер разделил её судьбу и был обращён даже не графом, а каким-нибудь третьесортным вампиришкой. "А если это всё-таки случится, - рассуждала она, нервно наматывая длинный шлейф на руку, - то ничто не помешает графу воссоединиться с реинкарнацией Элизабет и привезти её сюда. И тогда...". А что тогда?.. Чужое счастье мозолит глаза, когда своего нет. Так что Джонатан-человек был единственной надеждой Сатин это счастье вернуть... Итак, решено! Она поможет ему!

Намерение далось куда легче, чем его осуществление. Кресты на стенах лишали возможности проникнуть через них и обжигали кожу, но вампиресса не сдавалась, штурмуя каждый дюйм неуступчивой преграды.
"Чёрт возьми, ну он же человек! Не могут у людей полки всегда висеть ровно!" - Совесть медленно, но верно выходила из себя: она терпеть не могла, когда её тщательно продуманные планы терпели фиаско из-за какой-нибудь глупости, которую нормальный вампир не мог предсказать. Ладони болезненно горели; Сатин уже помышляла попробовать пробиться к Харкеру через окно, как вдруг рука её по самый локоть провалилась в каменную кладку: она наконец-то нашла брешь. Самодовольно хмыкнув, женщина подалась вперёд, величественно вплывая в полутёмную комнату - и с шипением останавливаясь: высокая причёска зацепилась за покосившуюся полку, наспех прибитую к стене. Поджав губы, вампиресса рывком вынула из волос заколку, позволяя длинным чёрным прядям рассыпаться по плечам в каком угодно виде: довести их до ума она сможет в любой момент, а сейчас главным объектом её внимания был английский клерк. Джонатан Харкер собственной персоной после недолгих поисков обнаружился задремавшим за письменным столом при свете свечей, уже изрядно оплывших (по всей видимости, молодой человек жёг их весь вечер). Стараясь избегать крестообразных теней, Сатин скользящим шагом приблизилась к гостю, легонько встряхивая его за плечо.
- Джонатан... Джонатан Харкер! - она склонилась к его уху, мельком взглянув на окно, чтобы убедиться, что то плотно занавешено от излишне любопытных воздухоплавателей. - Джонатан, не время заниматься просвещением: в этих книгах вы ничего не найдёте, что могло бы вам помочь!

0

3

"27-е мая 1897. Я уже почти месяц нахожусь в этом проклятом замке. И уже почти неделя как уехал граф, а я остался здесь, для развлечения его свите. Неделя... неделя в настоящем Аду. Если бы не делал записи в дневнике, то давно бы свихнулся и сбился со счета. Но я еще жив и не обезумел. Я не сдамся, он не сможет победить меня так просто. Они все не получат меня, а граф не получит ее..." - сделав эту запись, Джонатан устало потер глаза и помотал головой. Нет, спать было нельзя, только не сейчас. Что из того, что всю ночь бедный клерк провел шарахаясь от каждого шороха? Он боялся, что защита ослабнет или что он что-то упустил. Малейший просчет, малейший промах и это может стоит ему жизни.
Первые ночи после отъезда Дракулы, Харкер думал, что ему пришел конец. Странно, что вампиры не пришли к нему все сразу. Видимо побоялись, что кинутся на него все вместе и тогда кому-то не достанется. Джонатан слышал их тихие шаги и голоса и ждал, мучительно ждал, когда скрипнет дверь, или же эти твари пройдут через стену и тогда несчастному клерку не поздоровится. Так продолжалось не только первую ночь, но и вторую, и третью и ночи после. Несколько раз усталость брала свое и клерк просто отключался. Несколько раз им удавалось прорваться, но почему-то они не убили его. Оставили множество укусов на теле, но не убили.
"Почему?.." - с тех пор эта фраза появлялась в дневнике почти на каждой странице, почти в каждом новом абзаце. Почему они медлят? Почему не убьют неугодного уже клерка? Или это особый приказ хозяина? Убивать медленно, будто растягивая удовольствие. Харкер в очередной раз поежился.
Решение о некой защите пришло очень неожиданно. Впрочем, почему "некой"? Харкер прекрасно помнил, как жители Быстрица настойчиво просили его взять крест. Не просто так - крест был защитой от этих тварей. Да, именно тварей, как бы и не хотелось англичанину в это верить. Это был кошмар наяву, безумный и жуткий кошмар.
Кроме того креста, что был у Джонатана при себе, ничего подобного не оказалось. Тогда клерк нашел другое решение - он изобразил кресты везде и из всего что бы можно. Лучше всего для этого подошли книги и книжные полки. После этого ему стало, с одной стороны, немного спокойнее, а с другой, наоборот, еще страшнее, потому что несчастный Харкер теперь постоянно скользил взглядом по этом книгам, боясь, что из-за какого-то неловкого движения они сдвинутся или упадут, а он не заметит этого.
Прошлый день, когда это еще был день, Джонатан вновь предпринял попытку сбежать, точнее, найти выход. Тщетно, выход из замка не был найден. Но зато Харкер обнаружил, что помимо других подобных ему тварей, у графа в замке есть еще и обычные слуги. И слуги эти так же ревностно охраняют входы и выходы.
"Я в западне, настоящей западне..." - дописав эту фразу, англичанин вновь, уже в который раз, потер глаза и закрыв дневник, сам не заметил, как опустился на письменный стол, погружаясь в тревожный сон. Из этого сна его и вывел приглушенный шепот на ухо и еще то что его ощутимо тряхнули за плечо. Распахнув глаза, Джонатан повернулся в сторону голоса и чуть не отшатнулся вместе со стулом. Рука уже привычным жестом прижалась к груди, где под одеждой у Харкера был нательный крест, подаренный в Быстрице.
- Что Вы здесь делаете?! - хрипло, после сна, выдохнул англичанин, смотря на Сатин во все глаза. Зачем она пришла? Хочет поиграть с едой? Но что было еще хуже это вопрос "Как она пришла?!". Неужели защита где-то потерпела крах?

0

4

Для Сатин мгновения казались часами; ей мнилось, что Джонатан не просыпается чудовищно долго, и вампиресса всерьёз начала беспокоиться, что бедному клерку что-то подсыпали в еду или питьё. Насколько она могла судить по пустым тарелкам, голодным молодой человек не оставался и, найдя путь к кладовой, не собирался продолжать держать себя в чёрном теле. Хвала небесам!.. Сатин благодарственно возвела очи к потолку: значит, Харкер сумеет проделать тот путь, что ему предстоит. Конечно, можно перекусить в Быстрице, но подобная остановка вряд ли желательна... Совесть, за минувшие столетия прекрасно изучившая нравы коллег по цеху, была совершенно уверена в том, что англичанина будут преследовать до самой границы. А дальше... Нет, дальше не посмеют: не хватит ни сил, ни духа, ни времени. Но сначала не помешало бы разбудить главного персонажа!
Женщина нетерпеливо поморщилась и собралась было встряхнуть пациента посильнее, но тот к счастью для себя наконец-то начал подавать признаки пробуждения, чем избавил себя от нескольких неприятных мгновений. От человеческой медлительности Сатин отвыкла, однако же смиренно ожидала, когда взгляд Джонатана сможет на ней сфокусироваться, нимало не опасаясь незапланированных визитов: пока она здесь, сюда осмелится сунуть нос только Сорси, а уж с ним-то она найдёт способ сладить. На худой конец, уговорит помочь... По удивительному стечению обстоятельств брат-по-крови шёл на сделки весьма охотно, - особенно на те, которые сулили ему приятную выгоду. Сложно, правда, найти таковую для создания, которое разменяло в смерти несколько веков, однако при определённой доле фантазии вполне возможно.

- Что вы здесь делаете?! - клерк определённо пребывал в панике и спросонья попытался выудить что-то из под одежды, но это "что-то", оказавшееся нательным крестом, к счастью вампирессы застряло. Однако и так побрякушка смогла причинить оскорблённой в лучших чувствах Сатин неудобства: с тихим шипением отступив на шаг назад, она прикрыла глаза ладонью, явственно ощущая, как виски начинают болезненно пульсировать.
- Уберите пальцы от креста, мистер Харкер, сэр, - раздражённо отозвалась она, обращая к бытию безмолвный риторический вопрос о том, как недальновидное человечество до сих пор умудряется оставаться в живых. - Если бы я действительно желала причинить вам вред, то у меня были тысяча и одна возможность это сделать! И я уж точно не стала бы вас будить...
Скептически фыркнув, женщина укоризненно сверкнула зелёными глазами и отстранилась, скрывшись в спасительной тени у штор. Будто это её лицо пугало его в окне; словно это её тень преследовала его!.. Однако момент для культивирования женских обид был не самый подходящий. Да и Джонатан, раз уж на то пошло, был не самым подходящим объектом... Заспанный, несчастный, отчаявшийся и влюблённый, он вызывал где-то в глубине давно забытое ощущение, трогавшее, странно щекотавшее грудь изнутри и напрочь лишавшее аппетита, - сочувствие.
- Как вы, должно быть, осведомлены, - со вздохом начала Сатин, - граф отбыл в Англию, и мы оба с вами знаем, для чего... У вампиров развязаны руки. Сколько вы ещё продержитесь в своём укрытии, ежечасно поправляя кресты и проверяя градус угла? Вы скоро потеряете разум, мистер Харкер. Вы уже обдумывали план побега? Не пытались ли связаться с Быстрицей?

0

5

"В том, что она говорит есть логика", - Сатин отстранилась, но не покинула комнату, а потому клерк не собирался расслабляться. А тем более убирать руку от креста, пусть и под тканью. Да, он не сможет его быстра выудить и защититься тем самым от вампирессы, но, раз она отстранилась, значит защита действовала и на нее.
"Да, если бы могла, то сделала бы это. В том числе и так, чтобы незаметно снять с меня проклятый крест или развязать веревку и он бы свалился с меня сам. Но нет, Сатин почему-то медлит. Что за коварные создания? Они продолжают играть со мной..." - Харкер не сводил с вампирессы взгляда. Да, отстранилась, да, ведет с ним беседу, но разве это значит, что этой женщине можно доверять? Разве здесь вообще можно кому-то доверять?!
Еще несколько шагов и Сатин скрывается в тенях. Джонатан видит ее силуэт, видит как блестят глаза в полумраке. Еще одно дитя ночи, но почему-то это дитя не стремится попробовать его кровь. Почему? Или же ей хочется каких-то других развлечений? О том, могут ли вампиры использовать своих жертв еще как-то Харкер не знал, но воображение рисовало не самые приятные картины.
- Что Вам нужно, мисс? - клерк заставляет себя успокоиться. Заставляет убрать руку от груди, заставляет тут же сцепить руки за спиной, продолжая нервно поглядывать на вампирессу. Сатин говорит про побег, да только что она может знать об этом? - Да, я прекрасно знаю, что Ваш хозяин отбыл в Лондон и мотивы этой незапланированной поездки он мне сообщил. А так же, - тут клерк тихо хмыкнул. - Ясно дал понять кто он и потому у меня нет оснований доверять ни ему ни ему подобным. - быть может вот так откровенно говорить о том, что понимает, что его ждет, не стоило, но с другой стороны, Харкеру и терять было уже нечего. - И потому, мисс, я могу попросить без любезностей и сразу сообщить цель Вашего визита?
"Будто бы я сам не в курсе, что могу скоро потерять разум от этого и что только желание выбраться из этого Ада помогает мне остаться в здравом рассудке. А еще - спасти мою Мину от этого монстра", - только ради этого стоило жить и стоило бороться за жизнь. Здесь, в далекой Трансильвании, за много миль от возлюбленной, клерк не мог помочь ей. А значит нужно выбраться. Любой ценой.
- Вы смеетесь надо мной? - англичанин изогнул бровь. Хотя смешного, действительно, не было совершенно. - С самого отъезда графа я только и думаю, как выбраться отсюда. Только, я прошу меня простить, но у меня нет оснований Вам верить, мисс Сатин. А потому зря Вы полагаете, что я так просто выдам Вам все свои планы.
"Если бы у меня еще были союзники в Быстрице. Нет, я здесь совершенно один и рассчитывать остается только на себя. А если я сгину здесь, едва ли кто-то отправится на мои поиски. - от этих мыслей становилось тошно, но Джонатан был почти уверен, что так и есть и так и будет. Путь не близкий, местность довольно дикая. Мало ли что могло случиться с приезжим клерком. Потому и надеяться, что скоро за ним отправятся на поиски, не приходилось. - А агентство найдет себе нового сотрудника. Мало ли в Лондоне желающих занять мою должность?"
- Но я Вас слушаю, - Харкер сложил руки на груди, не сводя с вампирессы взгляда. Руку, при этом, продолжал держать на кресте. Так было спокойнее.

0

6

В глазах Харкера промелькнуло понимание. В любом случае, тянуться к кресту он наконец перестал, так что Сатин вздохнула с облегчением: первый этап пройден, можно перейти к осмысленному диалогу.
- Умоляю, перестаньте меня подозревать, - не выдержав, огрызнулась она, досадливо фыркнув. - Или мой славный лик тоже охотился за вами в числе прочих? Что-то не припоминаю, чтобы была занята подобным времяпрепровождением!
"За кого он только меня принимает?.. На мой взгляд, я сделала всё, чтобы показать, что мне можно доверять", - вампиресса нахмурилась, постучав ухоженными ногтями по спинке кресла. Человеческое доверие... Кто бы мог подумать, что однажды оно вновь будет представлять для неё какую-то важность? С другой стороны, Совесть не изменяла и тёмной стороне своей натуры: желание вытурить Харкера из замка и отправить его в Англию целым и невредимым было связано с меркантильными помыслами. Кто-то должен заставить Владислава вернуться в замок... Вернуться без той женщины на фотографии. Сама Сатин не имела права на подобное, а вот Джонатан как истинный джентльмен просто обязан отстоять свою даму! "Осталось лишь вселить эту мысль в голову клерка без уточнения деталей... Но он, кажется, и сам справился с этой задачей".

- Ваша кровь, безусловно, крайне привлекательна...
Мгновение - и женщина вновь стояла за спиной Харкера, склоняясь к его шее и медленно втягивая носом воздух, различая в нём лишь аромат утоляющей жажду субстанции, металлический привкус которой так легко почувствовать на языке. Достаточно только податься ещё немного вперёд и...
- Но пусть она останется там, где должна быть. - Сатин с сожалением отстранилась, усилием воли сохранив непроницаемое выражение бледного лица, на котором ярко выделялись только подведённые алым губы и меланхолично сияющие зелёные глаза. Кроме того, одна из скрещённых на груди рук англичанина касалась нательного креста, так что вряд ли вампирессе и в самом деле удалось бы коснуться его кожи...
- Полагаю, вы догадываетесь, что граф отправился за вашей невестой, чтобы, вероятно, привезти её сюда... В определённом качестве, - Сатин запнулась, остро ощутив, как в груди заворочался недовольный зверёк. - Не думаю, что лично вас устроит подобный исход! Однажды вас обратят, сколько ни обороняйтесь, и... Представьте только, насколько сильной болью будет наполнена уготованная вам Вечность: видеть свою любовь счастливой, но в чужих объятиях.
Тон вампирессы казался ледяным, спокойным, но сама она невольно изменилась в лице, не удержав свои внутренние переживания при себе: привязанность к Дракуле была слишком сильной и теперь больно ударяла по её самолюбию. Раскрытая личина не беспокоила Сатин ни капли; куда больше тревожила необходимость действовать незамедлительно, как можно скорее.
- Надо его опередить, - она резко сжала ладонь в кулак, отступая к окну и напряжённо вглядываясь в ночную темноту. - Я не меньше вашего желаю возвращения всего на свои места... Не сочтите, будто я хочу избавиться от вас, мсье Харкер: вы приятный собеседник, - усмехнувшись, добавила Совесть, с некоторым удивлением и не слишком к месту осознав, что без Джонатана ей будет несколько скучно.
- Однако сейчас вы нужнее в Лондоне... Впрочем, не могу сказать, что там при данных обстоятельствах вы будете в большей безопасности. Итак, вы согласитесь на моё содействие?
Сакральный вопрос наконец-то был адресован внимающему пространству. Обернувшись к Харкеру, вампиресса застыла диковинным бездыханным изваянием, вопросительно изогнув чёрные брови и протянув клерку раскрытую в ожидании ладонь.

0

7

- Я уже сказал, мисс, что у меня нет оснований Вам настолько доверять! - не повышать голос в этот момент было невероятно сложно, потому что Харкер, к своему сожалению, понимал, что выходит из себя. И виной всему было отчаяние, которое охватывало несчастного клерка с каждым новым днем проведенным в этом замке. Он был в ловушке, и выхода из нее не было.
- Да, я не заметил за Вами подобного, но я не знаю Ваших мотивов. А потому и... - договорить он не успел. Миг и Сатин вновь была за его спиной. Более того - склонилась к его шее, так, что англичанин замер. Снова играет с ним? Как и все здесь. Будто кошка с мышью. И еще просят доверять, что само по себе противоречит одно другому.
Она действительно не трогала его, только говорила. Но слова ее задевали Харкера намного сильнее. Граф уехал за Миной и вернется чтобы сделать ее одной из своих невест. Да, подобной тем жутким тварям, которые пришли в первую ночь в его спальню. Считал ли он их ужасными в тот миг? Нет, эти женщины были прекрасны, были соблазнительны и легко смогли окрутить его. Но только мотивы их были настолько страшными, что после того как Джонатан осознал что та ночь не была сном, до сих пор при воспоминании о других невестах графа, по коже пробегала дрожь. Они могли убить его в ту же ночь, но что-то их остановило. Что? Или же это граф запретил им трогать, тогда еще нужного, клерка?
- Что Вы сказали? Обратить? - тут англичанин не выдержал и приглушенно рассмеялся и смех этот был уже на грани истерики. Он был слишком измучен за все это время, чтобы был достаточно адекватным. - Мисс Сатин, о чем Вы говорите? Меня не собираются обращать! Я не нужен графу! Я Вам даже скажу больше - он нарочно не будет этого делать, потому что я соперник. Зачем ему давать мне вечную жизнь и при этом забирать себе мою невесту? Не проще ли убить меня? Отдать на растерзание свое свите, что он и сделал. Сам он этого не сделал, потому что, видимо, слишком спешил отправить в Лондон, - последнее Джонатан проговорил язвительно, при этом чуть ли не прожигая вампирессу перед собой взглядом. Что она знает об этом? Она женщина, у женщин другая логика и другие мотивы. Быть может граф и способен на такую подлость как дать Харкеру вечность и заставить его наблюдать за тем, как Мина сама падет в руки Дракуле, но что-то подсказывало, что подобный расклад не подходит для этого случая.
Сатин как будто погрузилась в какие-то свои размышления из которых Джонатан неожиданно понял одну вещь - отъезд графа ее совершенно не радовал. И этот факт немного озадачил. Что же она хочет? Впрочем, в этом смысле, клерку не пришлось долго ломать голову, потому что вампиресса сама все объяснила. Только от этого объяснения Харкер был удивлен только сильнее.
- Вы хотите мне помочь? - он даже глаза распахнул. - Я... прекрасно знаю, что нужен сейчас в Лондоне намного больше, но... как Вы собираетесь мне помочь? Неужели просто выведете из замка и отправите прочь? Сомневаюсь что другие подданные графа будут этому рады.

0

8

Когда имеешь острые клыки, то и дело демонстрирующие себя из-под верхней губы, очень сложно убедить кого бы то ни было в своей безвредности и невинности. На месте Джонатана Сатин уже давно пронзила бы себя какой-нибудь деревяшкой, но по счастью расстановка сил была иной, а Харкер был слишком обессилен для агрессивного нападения. По всей видимости, всем, на что его хватало, был повышенный тон... Вампирессу, привыкшую сохранять хладнокровие, когда хозяин впадал в ярость, это никоим образом не впечатлило, не усовестило и не устыдило, - напротив, лишь убедило в необходимости способствовать бегству клерка: окружающая обстановка влияла на его рассудок не лучшим образом.
- Вы уже безнадёжно отравлены, вы сходите с ума, - безрадостно констатировала Совесть, вспоминая предшествовавших жертв графа, которых тот держал у себя в подчинении для осуществления неких своих целей в мире людей. Все они рано или поздно теряли рассудок, и тогда Дракула дозволял своей свите устроить кровавое пиршество... Как и на сей раз. Ввиду удивительного стечения обстоятельств англичанин был всё ещё почти цел и почти невредим, а уж упрямство жителей Острова Пудингов невозможно было искоренить. Иными словами, Джонатан держался молодцом, если бы не безнадёжность любого сопротивления на вражеской территории.
"И для чего я только распинаюсь? Он даже не пытается взглянуть на меня не как на потенциального убийцу!" - женщина недовольно прищурилась: она привыкла к тому, что в стенах замка её слово имеет вес, и упорство Харкера понемногу начинало выводить её из себя. О, как же больно умирает доброе намерение в зачерствевшей душе!

- Я хочу вам помочь.
Она медленно выдохнула, прежде чем повторить эту фразу, и устремила взгляд немигающих глаз в лицо невольного узника, размышляя о том, что новый всплеск английского противоречия вынудит её оторвать буйному человечишке голову: как бы то ни было, а "Совесть" не означает вдобавок и "безграничное терпение".
- Убить вас, - Сатин жёстко усмехнулась, - убить вас - это слишком просто и слишком скучно. Мы проливаем кровь из ночи в ночь, так что вряд ли свиту графа развеселит очередная смерть... А мы не лишены фантазии, когда у нас развязаны руки.
"Я вновь его запугиваю, - вампиресса фыркнула, почти пожалев о вылетевших словах. - С другой стороны, быть может, это ускорит его согласие... Страх - двигатель прогресса". Безусловно, Джонатан был отчасти прав: лишние наблюдатели Владиславу были ни к чему, и проще было бы убить соперника, но Сатин отчего-то была уверена в том, что её хозяин, преуспев в счастье личном, окажется садистом. И тогда в замке будет не одна, а целых две страдающих души...
Фраза англичанина о недовольстве прочих подданных Совесть развеселила: а ведь и правда, какой лакомый кусочек убежит у них из-под носа её стараниями! "Сорси наверняка объявит бойкот, а Пуазон забавно надует щёчки... А к следующей ночи наверняка примется выспрашивать подробности!" - Сатин почти предвкушала это крайне занимательное развитие событий и едва сдерживала улыбку, напоминая себе, что дело (точнее, Дело) прежде всего.
- О да, они будут в бешенстве, - бессмертная закивала с довольным видом и тут же приступила к сути. - Я могу помочь вам с экипажем и постараюсь сдержать преследование, когда вы отправитесь в путь... Если вам нужно отправить послание в Быстриц, то ночь ещё даёт нам такую возможность. Поторопитесь, Джонатан, если не хотите провести здесь ещё один день!

Отредактировано Satine (25-01-2016 15:28:32)

0

9

То, что говорит Сатин клерку ужасно не нравится. Особенно то, что она уже записала его в сумасшедшие. Сам же Джонатан, так не считал, хотя бы потому, что как никогда ясно понимал, где он находится, и то, что все те немыслимые вещи, происходящие с ним, на самом деле происходят. А раз это не плод его больного воображения, значит он и не безумен. Однако, спорить с этой женщиной англичанин не стал. Пусть думает, что он не в себе и, быть может, это поможет ему спастись.
"Интересно, скольких жители замка Бран так свели с ума?" - не то чтобы Джонатану было это действительно интересно, но вопрос такой возник. Только задавать его он не стал. Не о то сейчас были его мысли. Она хочет помочь ему? Нет, это звучало слишком странно, для того, кто не помог ему все это время. Если Сатин так жаждет чтобы Харкер покинул этот замок, то почему пришла только сейчас? Или ей доставляет удовольствие видеть его мучения? Может быть, свести человека с ума и запугать до полусмерти, это любимое развлечение местных жителей. Но, как не странно, клерк не стал спорить. Более того, он из вежливости молчал, слушая все, что она говорила ему.
"О да, я уже убедился, что просто меня не убьют. Они скорее растащат мое тело на кусочки, перед этим медленно и с наслаждением выпив всю кровь до капли. Хотя, если вспомнить биологию, то всю кровь им выпить не удастся", - как-то странно было сейчас размышлять об этом, но, эти мысли даже какого-то ужаса не вызывали. Должно быть за все время, которое Харкер провел в этом месте, он уже перестал бояться чего-то. Вот и сейчас идея о том, что убьют с особой жестокостью, совершенно не беспокоила.
То, что Сатин забавляет тот факт, что побег пленника разозлит остальную свиту Дракулы, немного удивляло. Неужели она пойдет на это ради того, чтобы спасти какого-то человека? Зачем ей это? Разве это не будет риском? Разве не предаст она тем самым своих братьев и сестер по крови? Да, кажется Сорси тогда называл их именно так. Нет, поведение этих тварей было очень странным и разум Джонатана отказывался понимать их странную логику.
- Мисс Сатин, - проговорил он, со вздохом, после чего поднялся со стула, встав рядом с вампирессой. - У меня нет союзников ни в Быстрице, ни где-то еще. Я ехал сюда не для того, чтобы с кем-то воевать. Я всего лишь агент по недвижимости. Потому меня никто не будет искать, если я где-то пропаду. Что же касается Вашего предложения, то, простите, но я откажусь от экипажа. Это будет слишком заметно. Если не Вы, так кто-то другой сообщит графу о моем побеге, а тогда вся эта авантюра потерпит крах. Насколько я понимаю, такой поворот событий невыгоден ни Вам, ни, тем более, мне. Поэтому, помогите мне покинуть замок, но сделать это незаметно. Быть может здесь есть какой-то потайной ход или подземный проход. Я не поверю в то, что здесь нет подобного. В конце концов, Ваш хозяин много воевал и этот замок, насколько я знаю, пережил ни одну осаду. А потому, просто выведите меня отсюда, а до Быстрица я доберусь своим ходом.
То, что говорил Харкер было самоубийством. Нет, он примерно знал, где находится Быстриц, но понимал, что путь туда не близкий и это может стоит ему жизни. Но, еще большим риском было уезжать на экипаже, считай на вижу у всей свиты Дракулы. Если они увидят это, то сразу бросятся в погоню, а от полчища вампиров, его едва ли спасет даже самый быстрый экипаж.

0

10

С таким упрямым сопротивлением Харкеру было бы уместнее повеситься, раз уж он считал себя со всех сторон окружённым врагами. В некоторой мере (в превалирующей мере) так оно и было, но Сатин была не слишком довольна тем, что вражескую позицию англичанин видит и в её дружественном порыве. То ли слишком осторожен, то ли слишком избалован... На его месте и в его обстоятельствах, не изобилующих альтернативами, вампиресса давно бы безропотно приняла помощь, уповая на милость Всевышнего и на то, что кривая как-нибудь вывезет в относительно благоприятном направлении, от которого до Лондона рукой подать. К сожалению, люди на то и оставались людьми, чтобы стремиться к совершенству и своей внезапностью досаждать тем, кто этого совершенства по воле случая уже достиг.
Женщина издала терпеливый вздох, взглянув на Джонатана аки на неразумное чадо, беспокойное, беспокоящее и отчасти умилительное... Совсем чуть-чуть. Из-за склонности последнего прекословить и упираться Совесть не столько умилялась, сколько испытывала бессовестное желание подкрасться к Харкеру со спины, легонько стукнуть книжной полкой по затылку и транспортировать бессознательное тело подальше от замка без сопротивления.
- Вы явно не следите за полётом моей мысли, - Сатин удручённо сжала пальцами переносицу, массируя её и утомлённо прикрывая глаза. - И это меня, право, очень огорчает... Что ж, придётся потратить лишнюю минуту, чтобы разъяснить вам моё предложение в деталях.
Неопределённо пожав плечами в знак смирения, вампиресса устроилась на покинутом клерком стуле и, закинув ногу на ногу, устремила на мужчину немигающий взгляд. С этого угла обзора положение казалось особенно бедственным.
Легче было укусить, чтоб не мучился.

- Итак, побег... Можете, конечно, отправиться пешим ходом через лес, - любезно согласилась Совесть, тонко улыбнувшись. - Если сумеете выбраться целым, невредимым, не слишком оборванным... Если бы я была Джонатаном Харкером, спешащим на помощь к своей невесте, то я бы отправилась в Быстриц на рассвете... В повозке, разумеется, потому что это быстрее. Вампиры, если вы заметили, не слишком жалуют дневное светило, а потому преследовать не станут. Они спят...
Демонстративно зевнув и по-кошачьи грациозно потянувшись, Сатин заняла пальцы плетением косы из перекинутых через плечо смоляных волос, удовлетворённо вслушиваясь в напряжённое сопение англичанина, свидетельствующее об усиленной мозговой активности. Вполне возможно, что под конец их разговора он всё-таки придёт к нужным выводам...
- Но раз уж вы так яро протестуете против колёс, которые могли бы домчать вас до одного из пунктов назначения в ускоренные сроки, то я настойчиво советую вам заглянуть в нашу оружейную и слегка её разграбить... И кладовую, безусловно, тоже.
Интересно, какое наказание ждёт её за этот широкий жест? Впрочем, она найдёт способ оправдать себя, если граф по возвращении возжелает её наказать. Совесть всегда действует по совести, не так ли?

0

11

"Разговаривает со мной будто с неразумным ребенком", - по крайней мере такое впечатление складывалось у Харкера все больше, пока длился этот разговор. Если бы все было так просто, разве он был бы все еще здесь? Или же Сатин, из-за того, что она вампир, много чего не понимает? Да, вампиры спят по ночам, но если бы все было так просто.
- Да, подобные Вам по ночам спят, - Джонатан не знал звучит ли это более корректно, но больше ничего более вежливого клерку в голову не пришло. - Вы серьезно думаете, что все это время я не искал выход? Не выяснял как можно из замка выбраться? И... - англичанин поморщился и досадливо махнул рукой. Не следит за полетом мысли. Да куда уж ему, убогому!
- Хорошо, - похоже, никакого более приемлемого варианта, чем согласиться у Харкера не было. К тому же, он не мог не заметить, что этот разговор его собеседницу начинает напрягать. Впрочем, этот разговор напрягал ее с самого начала, как только Джонатан начал он нее шарахаться и хвататься за крест. Нет, она точно не понимала, что для него сложно так просто довериться кому-то из этого замка. И что толку было ей объяснять, что за каждым действием здешних обитателей, клерк видел какие-то скрытые мотивы, которые он, к сожалению, не знал.
Если послушать Сатин, то все было очень просто - украсть экипаж или повозку, добраться до Быстрица, а там уже выяснить как добраться до Лондона. Еще более поразительным было то, что она еще и предложила немного обворовать графа. Это вообще нормально?Или это Сатин имеет в виду, что хозяин так богат, что ему от этого ничего не будет?
- Я сделаю, как Вы говорите. Другого выбора у меня все равно нет, - сказав это, Джонатан отошел от стола и торопливо огляделся. Нужно решить, что из вещей взять с собой. Какие-то важные документы? Деньги? Еще что-то необходимое? О том, чтобы взять весь саквояж и речи не шло. Слишком неудобно его будет нести с собой. Что если, и правда, что-то не выйдет и придется идти через лес? Впрочем, Харкера не пугала даже такая перспектива. Лишь бы выбраться из этого проклятого замка. Лишь бы быстрее оказаться в Лондоне, лишь бы...
"Лишь бы успеть..." - эта мысль подстегнула торопиться. Вскоре саквояж оказался на кровати, и его владелец по возможности быстро разбирал его, стараясь рассовать все необходимое по карманам. Как же удачно было то, что он решил взять с собой денег на обратную дорогу, иначе сейчас пришлось бы совсем туго. Видимо... видимо какое-то чутье подсказало ему, что не все в этой поездке пойдет гладко.
- Все, я готов, - закончив с этим, англичанин остановился у двери. Пусть ведет, раз уж решила заняться его спасением. Терять ему уже, все равно, нечего.

0

12

Сатин не уставала потрясаться наивности гостя. Интересно, это всех англичан так учат, что выход можно найти вот так просто, поверхностным поиском? Да ещё и из замка!.. Она бы расхохоталась, но вряд ли бы это послужило благодушию Харкера, и без того пребывавшего не в лучшем настроении. Конечно, сложно довериться вампиру... Но разве она не была убедительна в своём желании выпихнуть его из замка? Вот ведь... Фома Неверующий! Был бы на её месте Христос - и то бы не поверил без тыканья пальцем в раны! Однако, как бы там ни было, Совесть получила то, за чем пришла, а именно - согласие. Долгожданное, вымученное; согласие, в жертву которому была положена бездна её, Сатин, терпения. Оставалось лишь надеяться, что жертва себя оправдает и не окажется напрасной... Ведь люди так непредсказуемы. Иногда после шага вперёд следуют два шажка назад.
- Замечательно, - вампиресса довольно осклабилась: она всегда испытывала особое наслаждение, когда ей удавалось убедить кого бы то ни было поступить сообразно с её пожеланиями и доводами. - С вашего дозволения, сэр, я тоже совершу кое-какие приготовления...
Выскользнуть из комнаты тем же путём, каким она в неё проникла, не составило для Сатин особой сложности. Наблюдать за суетливыми сборами было скучно, да и стоило отправить короткую записку в Быстриц вместе с особым крылатым посланцем. В конце концов, мифы о том, что вампиры обращаются в летучих мышей, не на пустом месте родились...

Разумеется, угонять экипаж вампиресса не собиралась: если Сорси ещё мог пошалить подобным образом, то Совести было не только совестно, но и не по статусу. Так что записка была передана замковым "снабженцам", согласившимся за кругленькую сумму поставлять графу по его высочайшему требованию свечи, ткани и прочее продовольствие на случай гостей. На сей раз им было поручено сопровождение "ценного груза", и Сатин ничуть не сомневалась, что повозка прибудет к истечению часа: судя по оплате, груз и вправду был сокровищем. На деле же...
Харкер казался ещё более взъерошенным, чем обычно. Впрочем, это и не было удивительным: насколько Совесть помнила из человеческой своей жизни, сборы в дорогу всегда были весьма нервной процедурой, сказывавшейся на душевном состоянии. Однако с тех пор времена несколько изменились, и количество необходимого дорожного багажа уменьшилось, в случае Джонатана и его побега сведясь к одному саквояжу, с которым он и прибыл в замок... Точнее, даже не к нему, а к тому его содержимому, которое смогло разместиться в карманах клерка.
- Провести вас в кладовую? - любезно осведомилась зеленоглазая освободительница узников замка Дракулы, делая это скорее из вежливости, для создания видимости выбора. Им обоим и без того было известно, что иначе покинуть сию обитель незамеченным англичанину вряд ли удастся, не говоря уж о хищении графских запасов...

0

13

Как же все это казалось долгим. Да, пожалуй, Сатин пришлось подождать, пока Харкер соберет свой нехитрый "багаж", но он и так торопился как мог. Однако, его неожиданную "спасительницу", должно быть, утомило его ждать, и вампиресса покинула комнату, позволяя Джонатану выйти, как и положено простым смертным, через дверь. Прежде чем уйти, клерк еще раз огляделся, не забыл ли что. Взгляд, невольно, остановился на портрете Вильгельмины, который все еще стоял на столике. Кто бы мог подумать, что этот подарок обернется для него такими неприятностями? Подумать страшно. Джонатан уже делает шаг к туалетному столику, чтобы взять его, но останавливается. Зачем это? Лишний груз, который ему и положить некуда. Но все же англичанин делает пару шагов и, взяв портрет в руки, кладет его фотографией вниз. Если бы можно было догадаться сделать так раньше, или же держать этот портрет в саквояже, может граф не отправился бы тогда в Лондон. Теперь же... теперь же ничего другого не оставалось, как поспешить вернуться в Англию, и попробовать остановить его.
- Мисс Сатин, Вы здесь? - выйдя из комнаты, Харкер прищурился, стараясь привыкнуть к полумраку коридора. Пришлось несколько раз сильно зажмуриться, чтобы в темноте стали хоть немного различимы очертания предметов. Обнаружив свою спутницу, Джонатан подошел к ней. Она снова задает вопросы, будто бы они сейчас не из замка собираются сбежать, а общаются на светском рауте. И при этом сама же Сатин говорила что-то о том, что хочет скорее помочь клерку выбраться отсюда.
- Как скажете, мисс, - быстро отвечает англичанин, вздрагивая, когда где-то рядом ему послышались чьи-то шаги. Только кто это может быть? Из всех здешних обитателей, все двигались очень бесшумно, словно вампиры ступали по воздуху. Быть может показалось? Просто нервы уже шалят и ничего с этим уже не поделаешь. - Только давайте быстрее.
"А то кто-то почует, что жертва вышла из своего укрытия и... тогда мне точно придет конец, причем, такими темпами, очень быстрый", - но и в этом Джонатан не был уверен. Что если за то, что "обед" решил от них сбежать, здешние жители решат его помучать? Или же, для других своих подданных Дракула оставил иные поручения, чем для Сатин? Да и по воле ли своего господина действует эта женщина?
- Скажите, мисс Сатин, Вы знаете, зачем граф отправился в Лондон? Не только же для того, чтобы заполучить мою невесту? - Джон не знал, будет ли ответ на этот вопрос. Быть может у хозяина замка нет в правилах рассказывать всем о своих планах. Если правильно то, что Харкер когда-то читал про, как он думал, предка графа Дракулы, это был правитель страны и отважный воитель, в то же время, который не доверял никому, опасаясь, что его могут предать. А потому, возможно вопрос этот был совершенно неуместен.

0

14

О, сочувствие, ням-ням! У этой эмоции был особый, абсолютно пресный вкус, как у вареного гороха, брокколи или репы. Сто лет назад Пуазон не любила ни то, ни другое, ни третье. Да и теперь ей больше по вкусу была пряная горчинка обиды, легкая лимонадная кислинка любопытства и сладость веселья, а также человеческая кровь, в одном коктейле с которой сочувствию не находилось никакого места. Тем не менее, Пуазон его учуяла - нет, не испытала сама, а почувствовала благодаря той темной магии, что позволяла свите Дракулы оставаться единой, воспринимать настроение друг друга без слов и даже обмениваться мыслями. Говорят, что связи, отдаленно похожие на эту, порой встречаются у близнецов или тройняшек, но с ними едва ли можно сравнить существ разного возраста, объединенных лишь привычкой экстравагантно одеваться, да и то Пуазон считала, что у Сатин она скорее вынужденная – ну должен же вампир как-то выделяться. К тому же, от брата и сестры по крови отставать никак нельзя.
Толстушка почувствовала неладное и скривилась, как будто ее насильно кормили овощным супом. От неожиданности она перестала играть с человеческим черепом, подбрасывая его, словно мячик, головой и руками, и резко сжала его в ладошках, да так, что тот чуть не клацнул зубами ей по пальцам. Развитая интуиция подсказывала вампирше, что надо немедленно найти Сатин, иначе произойдет нечто непоправимое, а значит, это требовало внимания и всей их несвятой троицы. «Сорси, где же ты? - взмолилась Пуазон про себя и поспешила вдоль темного коридора. – И куда-куда же запропастилась наша Совесть и сострадание?»
Она обнаружила присутствие сестры по крови еще до того, как повернуть за угол и встретиться с нею лицом к лицу. Вопрос Сатин про кладовую, прозвучавший для Пуазон отдаленно и смутно, заставил прислушаться к ней еще внимательнее. Что, совесть Дракулы помогает Харкеру?! А в том, что Сатин сопровождает именно английского гостя, у толстушки не было сомнений – у кого еще сердце могло биться на весь коридор?
Что ж, быть может, Сатин внезапно решила откормить Джонатана, чтобы он стал еще вкуснее для обитателей замка? Нет-нет, это все враки! С какой стати ей тогда вести Харкера в кладовую лично, а не кормить в его темнице? С какой стати сочувствовать? Да неужели Совесть Дракулы так глупа, что готова выпустить их птичку из клетки?!
Толстушка надула щеки – не только от досады и других переполнявших ее эмоций, но и чтобы Джонатан не услышал ее раньше времени и оценил сюрприз. Гневно-капризный рев рвался из горла Пуазон с такой силой, что будь она человеком, у нее бы глаза заслезились. Однако она титаническим усилием изобразила на лице детскую непосредственность и плутоватую улыбку, с которыми бойко выскочила из-за угла, практически столкнувшись с Сатин и Харкером, и издевательски выпалила:
- Ой, а что это вы тут делаете, а?
«Предательница! Граф разрешил пить его кровь и запретил убивать, но нельзя ж понимать все так буквально! – Толстушка сверкнула глазами в сторону Совести. Внутри она вся кипела. – Если господин не найдет мистера Харкера там, где оставил, он тебе рога пообломает, так и знай!» Кроме того, Дракула, чего доброго, мог сначала и подумать, будто они убили Джонатана, ослушавшись приказа, и спрятали труп. Конечно, потом он обязательно залезет всем в головы и дознается до правды, но кто знает, понравится ли она графу больше. Виновный будет найден в любом случае и понесет наказание. Несмотря на злость, рвавшую в эту минуту ее мертвое сердце на куски, Пуазон сильно опечалилась бы гибелью Сатин, которую считала своей семьей. Так как же смеет сестра по крови заставлять их с Сорси волноваться? Совесть есть вообще?! Если Сатин – совесть Дракулы, то кто, простите, будет совестью Сатин? Сейчас Пуазон упрямо претендовала на это звание.

+3

15

Зачем граф отправился в Лондон? Ххха. На пейзажи посмотреть! И себя показать... А как же без этого? Хозяин любил эпатажные появления, и свита была ему под стать: что модник Сорси, что изобретательная Пуазон, что сама экстравагантная Сатин, - сплошной парад мод! И теперь Его Сиятельство намеревался привести в замок английский экземпляр дивной заморской птицы. Харкер, безусловно, должен был об этом догадываться! Так почему же он задаёт этот вопрос? Хочет услышать из её уст подтверждение своим предположениям? Или же... Или же опасается, но желает знать правду и понять, с чем бороться и как? Вампиресса задумчиво мотнула головой. Ей был ведом только один способ остановить Дракулу... И она бы крайне не желала к нему прибегать.
- В настоящий момент ваша дама, как мне кажется, стала его первостепенной целью, - осторожно заметила женщина, пожав плечами, - но до вашего приезда она не была первостепенной. Я не должна говорить об этом...
Почувствовав болезненный укол внутреннего недовольства, Сатин поморщилась, в очередной раз подумав, что порой преданность и верность выражаются до обидного односторонне. Не то чтобы у вампиров были в почёте моральные устои, но... Свита и Дракула всегда были в особых отношениях между собой. Доверие, поддержка, защита, - почти как в человеческой семье, но с максимальной приближенностью к состоянию константы. Вампиры куда реже изменяли своему близкому кругу, чем переменчивые люди, и тем внезапнее и острее ощущается удар, нанесённый кровником.

- Я не должна говорить об этом, - повторила Совесть, коротко вздохнув, - но раз уж планы и декорации так резко изменились, причём без предварительного уведомления, думаю, я имею право действовать по своему усмотрению.
Губы бессмертной скривились в жёсткой ухмылке. "Скажу, что это представлялось мне наиболее разумным выходом, а аргументы придумаю в процессе объяснения... Если только он вернётся", - необъяснимая тревога всё ещё мучила мысли Сатин, старавшейся убедить себя в том, что это лишь пустые домыслы, возникшие из тени ревности. Спохватившись, что шаги её замедлились едва ли не до полной остановки посреди коридора, Совесть напряжённо поджала губы и вернулась к прежней скорости, надеясь, что предстоящий поворот не сулит никаких встреч. Чутьё, правда, сигнализировало о том, что где-то рядом находится клыкастый объект с яркой шевелюрой...
- Мистер Джонатан, рано или поздно вампирам требуется приток новой крови... Чем дольше они остаются на одном месте, тем скорее вырождается близлежащее население ввиду многих причин. Наши земли могут истощиться, и тогда мы погрузимся в долгий сон, чего никто из нас не хочет, - добавила Сатин, едко фыркнув. - Полагаю, что граф намеревался посетить Лондон именно с целью обосноваться в своих новых владениях. Некоторые мужчины не могут перебороть в себе древний дух захватничества...
Резко прервав своё повествование, вампиресса застыла на месте, предостерегающе вытянув руку и призвав Харкера остановиться: встреча с обаятельным тёмным сгустком недовольства состоялась незамедлительно. Несмотря на внешнее спокойствие, сестра-по-крови кипела от возмущения, и Сатин, аналогично хранившая невозмутимость, прекрасно чувствовала и понимала её эмоции.
- Пуазон, дорогая, ты тоже решила развлечь себя прогулкой? Наверняка негодник Сорси опять сбежал... Неужели отправился на охоту без тебя? Как это бестактно, - прищурив зелёные глаза, Совесть укоризненно цокнула язычком, надеясь, что перевод стрелок на неуёмного братца потянет за собой и мысли непосредственной пышечки, которая на самом деле могла быть опасным противником. "Это кто кому ещё рога наставляет", - подкрепив свои слова меланхоличной мыслью, Сатин качнула головой, сочувственно взглянув на сестру.

0

16

"Не была первостепенной. Да, конечно, он хотел купить землю, но так получилось, что приехал продавать эту самую землю ему именно я. И теперь Дракула хочет заполучить, как дополнительный приз, еще и мою невесту. Ничего не скажешь - удачно все сложилось", - вот это обычно и называют иронией судьбы. Какой-то, казалось бы, незначительный момент, и все летит к черту. И это был, как раз, тот самый момент.
- Да... я понимаю это... - если честно, то в этом Джонатан немного лукавил. Как ему было понять то, что делают подобные существа, если он не был одним из них? Должно быть, Сатин была права и в Лондоне их ждали новые возможности, особенно, как раз, в плане пищи, которой для них должны были стать жители столицы Великобритании. Вот только от одной этой мысли по коже мороз пробегал. Всего лишь новый источник пищи, подумать страшно.
"Пока местность не истощится. И на какой же срок им хватит жителей Лондона? Как долго живут эти твари и как много подобной пищи им нужно?" - Харкер еще помнил свой первый приезд в замок и видел, сколько местных обитателей собралось в тот вечер в зале. Тогда Джонатан не придал этому значения, но теперь, размышляя над словами Сатин, ему стало жутко. Если все они были вампиры, то сколько же тогда людей им нужно? А что дальше? Закончатся жители Лондона и они отправятся дальше? Кошмар какой. Это же они так всю Европу уничтожат.
Теперь клерку стало по-настоящему страшно. И еще сильнее захотелось вырваться отсюда, чтобы скорее оказаться дома, а там уже попытаться остановить Дракулу. Но только как? Если даже документы он успел сделать и отправить обратно в агентство, а значит и земля уже официально принадлежит графу Дракуле. Никто не может запретить ему приехать туда и вершить свои темные дела. А после еще и всю свою свиту привезти, чтобы тогда устроить настоящий пир.
"И на счет захватничества я был прав. Значит успел прочитать правильную информацию и..." - похоже, Джонатан был прав в своей паранойе о том, что так просто им уйти не дадут. И шаги рядом ему не послышались. И то что шаги эти были довольно громкими тоже, а вскоре стало понятно почему. Вот это уже хуже. Видимо, Пуазон не поставили в известность о том, что Сатин хочет выпустить гостя из замка. Пусть та и не сказала это прямым текстом, но это было ясно по интонациям, а особенно по обиженному, будто у ребенка, выражению лица. Харкер нервно сжал пальцы в кулак и напряженно вслушивался в разговор двух вампирш. Что они будут делать? А может Сатин специально выманила Джонатан из комнаты, чтобы отдать на растерзание другим? Вот от этой мысли внутри все похолодело. А он-то, наивный дурак, действительно решил, что она хочет ему помочь. Только что делать, когда их двое против одного? Бежать обратно? Но найдет ли клерк дорогу в свою комнату в этом лабиринте коридоров? Оставалось только стоять и ждать, что же скажет мисс Сатин на все это. Тем временем неожиданная союзница Джонатана попыталась завести с сестрой по крови мирный разговор, уводя тему в сторону, будто бы рядом с ней и не было клерка, а сама она всего лишь идет по коридору по своим делам.

0

17

Сорси откровенно заскучал этой ночью. Душа томилась от изнывающей скуки, словно птица в каменной клетке, которой собственно и был замок Бран. Ничего не радовало глаз. Такие приступы случались раз-два в год, не более, но именно сегодня вампира накрыло волной необычайной тоски. Ему хотелось развлечений, ярких красок и того, что могло вернуть  позитивное настроение главному моднику замка. Возможно, что стоило бы отправиться на охоту за людишками, утолить свой звериный голод сладкой кровью жителей ближайшей деревеньки. Точнее, какой-нибудь молодой девицы, случайно попавшейся в поле зрения вампира. Ее кровь оказалась бы густой, горячей, с легким привкусом металла...Сорси даже облизнулся от своих фантазий, потянувшись, словно ленивый котяра.
Сегодня  была чудесная ночь для охоты и для того, чтобы развеять скуку. Круглая Луна порой выглядывала между облаков, рассеивая густую, словно чернила трансильванскую ночь. И в этом было что-то привлекательное, затягивающее. Всего лишь нужно, что оказаться за пределами гигантских ворот, чтобы начать охоту. Но вампир медлит, будто раздумывает, брать ли кого с собой на нее. Может, его сестра по крови согласится составить ему компанию? Сатин он никогда не стал бы брать с собой. Уж слишком занудной казалась Совесть замка Бран. Конечно, вампир ее любил, но по-своему. А вот Пуазон - совсем другое дело. Поддержит в любых его начинаниях, вплоть до совсем уж безумных. Если бы не она, то Душа совсем зачахла в этом царстве уныния и тоски.
"Интересно, интересно, что там происходит?" - вампир на миг прислушался к своим ощущениям, подсказывающим ему, что в замке происходило что-то очень интересно. Что-то такое, что требовало его незамедлительного присутствия. Это было удивительно, а потому он просто не мог такое пропустить. Ах, это удивительное чувство предвкушения - манящее, интригующее, тянущееся, словно сахарная патока. И пока не узнаешь, не попробуешь - то так и будешь томиться в ожидании.
Сорси легко смахнул с окна, где сидел уже примерно уже час-другой, направившись интуитивно в ту часть замка, где находилась комната английского гостя. Он был на редкость воодушевлен, словно сейчас должен был раскрыть какой-нибудь ужасный замысел или тайну, мягко вышагивая  по старинным коридорам замка, освещенных тусклым светом факелов.
"Какие интересные мысли, однако!" - едва не присвистнул Сорси, оказавшись  через множество сплетений коридоров и закутков практически рядом с комнатой английской плюшки, которую пытались выпустить на волю. И кто? Сатин! Самая занудная и правильная обитательница замка Бран! В этом было даже что-то интересное! Что-то такое говорилось про тихое болото, населенное чертями. Так сколько же чертей в болоте у Совести, м?
- Кто-то упомянул про Сорси? - нагловатая ухмылка нарисовалась на лице вампира, когда он вышел из тени, представ себя компании из двух сестер и англичанина. - А что у вас тут за милое собрание? Решили погрызть плюшку, пока меня нет, да? Вот это уже действительно некрасиво на мой взгляд. А еще сестры называется.
"Куда это ты повела нашу общую плюшку, а?" - вопросительно приподнял светлые брови вампир, сложив руки на груди. Становилось все интереснее и интереснее. Особенно его волновало сейчас то, что скажет в ответ Сатин. Ведь спрашивать граф будет с них всех.

+1

18

- А вот и ты, мой дорогой брат! - разведённые в стороны руки были призваны обозначать готовность к приветственным объятиям, дабы скрыть внутреннее недовольство.
Ну что за чёрт! Сорси всегда точно и безошибочно чувствовал моменты, в которых его присутствие только усугубит ситуацию и усложнит жизнь главным действующим лицам. Или бессмертие оных же - в зависимости от того, не покусал ли их кто-нибудь нехороший и радикально заразный. Поскольку из всей свиты Дракулы такое качество, как совесть, досталось только одному вампиру, коим Сорси не являлся, было бессмысленно ждать, что он растворится во мраке ночи, не дойдя до сцены. Как бы не так! Этого клыкастого хлебом.... Точнее, кровью не пои, дай побыть в центре всеобщего внимания.
Стоило Сатин только учуять приближение бесценного братца, как настроение совсем провалилось в никуда: одну Пуазон ещё можно отвлечь и выпихнуть Харкера в окно (авось по стеночке как-нибудь спустится), но вот выстоять одной против пышки и шалуна - задача мудрёная, весьма и весьма. Безусловно, Совесть, хоть и нестандартно, но всё-таки любила Сорси за умение быть настолько живым при общей мёртвости, но её скептического отношения это ничуть не умаляло. Да и в целом их сосуществование было весьма колким... А уж теперь-то и вовсе опасно обострилось! Постаравшись загородить Харкера от алчно-подозрительных взглядов, вампиресса коротко выдохнула, по-прежнему невозмутимо глядя перед собой. И почему бессмертие не наделило её способностью обращать попавшиеся на глаза объекты в камень?..

"Разве граф недостаточно щедр, что вы от голода решили накинуться на этого субтильного мсье? - склонив голову набок, Сатин укоризненно взглянула на кровных. - Вскоре у наших ног будет Англия, вы ещё успеете насладиться вкусом леди и джентльменов!".
Англия у ног, предстоящее путешествие... Да, эти вещи должны были хоть сколько-нибудь охладить праведное возмущение близнецов-по-духу! Даже сама Сатин, не ведай она толком всю суть создавшейся ситуации, соблазнилась бы подобным и отпустила Джонатана восвояси. Но вдруг Дракула не пожелает делиться Лондоном? Впрочем, у него и выбора не останется, когда туда прибудут Пуазон и Сорси...
Размышляя о том, как было бы на самом деле здорово сменить обстановку, Совесть расслабленно улыбнулась, вновь скрещивая руки на груди и плавно отступая назад. Интересно, Харкер поёмёт, когда наступит нужный момент для того, чтобы дать дёру?.. Женщина всем существом своим уповала на присущую клеркам сообразительность.
- Пусть я строга, но я всегда заботилась и забочусь о вас, о благополучии графа и о замке... Об общей пользе. Вы ведь прекрасно это понимаете, пусть даже сердитесь на меня, - изложив и без того очевидную истину, Совесть в привычной манере решительно подняла подбородок, намереваясь исполнить задуманное до конца, даже если для этого придётся слегка изменить стратегию.
"Пусть он уйдёт. Так будет лучше для нас".

+1

19

"Час от часу не легче!" - мало ему было двух вампирш для полного счастья. Мало! Точно мало! Только Сатин начала разговор со своей "сестрой по крови" (кажется, так они здесь друг друга называли, а размышлять на тему, почему они так друг друга зовут, Харкеру совершенно не хотелось, потому что аж мороз по коже пробегал), как на сцене появился еще один герой. И, если честно, этого "героя" Джонатану хотелось видеть еще меньше. Более того  - он очень не хотел, чтобы Сорси вот так неожиданно возник. Просто очень! Но нет, видимо, все было против того, чтобы несчастный клерк сбежал из этого проклятого замка. Что теперь? Они его прикончат? Да точно прикончат!
Самым паршивым было то, что теперь все пути к бегству были перекрыты. С одной стороны коридора стояла крайне недовольная Пуазон, с другой - Сорси, с его фирменной ухмылкой на губах. Все, ловушка захлопнулась, и мышка заперта в клетке. Только бы успокоиться, и не показывать своей паники. Сатин обещала помочь, пусть и пробует угомонить своих брата и сестру. Только вот, удастся ли ей это? Разве не пошла она против них? А тем более против своего господина. Это было самой главной опасностью для нее. По крайней мере Харкер так думал. Если вообще мог понимать логику действия этих существ. Что если это очередная игра с "едой"? Помнится, та же Пуазон явилась в комнату к клерку чтобы "поиграть". Что если они теперь решили поиграть на "троих".
"Тогда тем более, нужно уловить момент..." - время тянулось медленно. Если бы здесь были песочные часы, Джонатан был уверен, что слышал бы каждую песчинку, падающую вниз. Бежать, ему нужно бежать. Любой ценой, хоть прыгнуть в реку и отправиться вплавь. И не важно куда его принесет эта река, лишь бы подальше отсюда. И лучше уж разбиться о камни, чем позволить этим тварям прикончить его. Только их здесь твое. Причем из этих троих только одна на его стороне. Казалось бы - двое на двое, все честно. Если, конечно, здесь есть что-то честное.
Пальцы сжались сильнее, сам же англичанин напряженно вслушивался в разговор. Что они ответят ей? Не бросятся ли в атаку? А что сама Сатин? Что ее ждет за такой проступок? Впрочем, сейчас Джонатана волновал еще один очень важный вопрос. Если пришли эти двое, не явятся ли и другие? Что если через пару минут все полчища этих тварей окружат его и... все, тогда его ничто не спасет.
Как-то неосознанно, Харкер подошел к Сатин ближе, но так, чтобы видеть всех остальных тоже.
"Как будто я снова в той подворотне, когда на Мину напали те мерзавцы. Их тогда тоже было больше, против меня одного. Правда, Мина тоже не растерялась, но все равно основной удар пришелся на меня. Как же будет теперь?" - а впрочем, раз не сдался тогда, то не сдастся и в этот раз. И вообще, разве не более благородно погибнуть в бою, чем просто позволить себя убить? Размышления были не самыми приятными и обнадеживающими, но хоть что-то.

+1

20

- Мы же не сиамские близнецы, - поджав губы, успела отбить подачу Совести Пуазон, прежде чем сосчитала бы, сколько месяцев Сорси не брал ее с собой на охоту, придумала бы, кого брал и сколько раз, и покормила бы этими прискорбными фактами свою детскую ревность. Ей ведь так нравилось все делать вместе, они же семья! Правда, неожиданно для самой Пуазон ее реплика прозвучала несколько иронично – близнецами их с Сорси нельзя было назвать, это точно, а вот тройняшками… Да, несмотря на общую непохожесть свиты Дракулы между собой и даже разницу в возрасте, они оставались единым целым. Их трое – тех, кто во всем должен быть единодушен друг с другом, тех, кто связан узами посильнее просто кровных и высшей милостью своего общего господина. Они должны охотиться вместе, жить вместе, погружаться в сон на заре вместе, защищать интересы графа вместе, искать его расположения вместе, хранить ему верность вместе, предавать вместе и получать наказание в таком случае тоже вместе. Именно поэтому Сорси появился здесь почти одновременно с Пуазон.
Именно поэтому Сатин, по мнению ярких и неудержимых Эмоций, ну никак не могла быть искренней, говоря, что действует в общих интересах – она вела их всех верной дорогой к жестокой общей каре. Как хорошо, что Сорси не был на ее стороне! Ведь нет?
Вампир появился с другого конца коридора так неожиданно и эффектно, что толстушка одобрительно захлопала в ладоши, подпрыгнула и рассмеялась. Они с Сорси на пару такие фокусники – Сатин никогда с ними не сравниться! Да и совесть ей не позволит озорничать, ха-ха.
- Да я только пришла, а они тут плюшками балуются, - проинформировала толстушка только что прибывшего братца. – Видели бы вы сейчас свои лица! – хохотнула она снова, глядя на Сатин и Харкера, который приблизился к своей защитнице и практически прятался у нее за спиной. Пуазон шагнула навстречу Сорси с поднятой рукой и раскрытой ладонью: «Дай пять! Чудесно, что ты явился наконец!» - а потом продолжила, обращаясь к сестре по крови и ее спутнику: - И куда это вы с такими кислыми минами направились? Не кажется ли тебе, Сатин, что мистеру Харкеру безопаснее оставаться в своей комнате, а то ходят тут всякие… Помнится, случай с Вероной, Маришкой и Алирой совсем ему не понравился.
Она лукаво подмигнула Джонатану, однако в какой-то момент в глазах Пуазон сверкнул огонь, и этот взгляд пробуравил Сатин. «Да как же, об общей пользе она заботится, да сейчас! Сама-то в это веришь? – кипела она внутри, ничуть не стесняясь того, что Совесть видит ее гнев как на ладони. От того, что Сатин пыталась помочь Харкеру за их с Сорси спинами, Пуазон чувствовала себя примерно так же, как в юности, когда мачеха без спроса сожгла ее кукол в печке, решив, будто они падчерице не нужны. – Если англичанин сбежит, наш господин будет еще злее, чем если бы мы его растерзали и выпили до последней капли. Мы не идиоты и не самоубийцы, Сатин! Он будет в ярости, как я сейчас, только умножь это на триллион. И тогда нам всем крышка!» Не нужно было сохранять холодную голову, чтобы это понимать, и за пламенным возмущением, за злостью и за обидой в душе Пуазон полыхала другая сильная эмоция, которая не была заметна из присутствующих разве что Джонатану, - страх.

+1

21

- Да уж! - Сорси тихо фыркнул, слегка прищурив взгляд. Кто бы мог подумать, что практически оплот добродетели и совести замка Бран поступит подобным образом? Втихаря, не думая о своих кровных родственниках, утащить куда-то сладкую английскую плюшку из его комнаты. - Я вижу, что они балуются, причем, не позвав нас. Фи, как некрасиво . Но мы  же разрешим это досадное недоразумение, правда, Пуазон?
Вампир обратился к сестре по крови, продолжая нахально ухмыляться. Упс, какой неловкий момент! Сорси обожал подобные щекотливые ситуации. И ему всегда казалось, что имел на нечто подобное особый нюх. И вот как Душа могла пропустить подобное представление, отправившись на охоту? Лучше увидеть все собственными глазами, чем выслушивать пропущенное им на следующую же ночь от своей сестрицы. Вампир  сделал пару шагов навстречу Пуазон, легко ударив своей рукой по ладони толстушки в дружеском жесте. Сегодня просто особенное объедение "души" и "эмоций" против "совести".
- У них вид, будто они сжевали что-то вкусное, а нам не оставили. Особенно, у нашего английского гостя, - вампир недвусмысленно посмотрел на Джона. Ох, этот милая английская плюшка! Он едва ли не прижимается к своей покровительнице на сегодняшний вечер.
"И как я мог пропустить нечто подобное?" -  с превеликим удовольствием разглядывая их обоих, вампир сложил руки на груди. Ой, ну конечно, Сатин о них заботится. Теперь это так называется? Как удобно. Оказывается, даже сама Совесть умеет играть со словами и фразами, пытаясь увильнуть от ответа. А еще что-то  имела против Сорси и его похождений.
- Нет, не понимаем, дорогуша, - фамильярно обратился к своей сестре по крови, зная, что не сможет отхватить от Сатин на таких условиях. Что ей в голову ударило?
"Интересно, какой тебе в этом интерес? Отпустить английскую плюшку на свободу? - конечно, за всеми этими мыслями стояло банальное беспокойство не только за свою сестру по крови, но и за свою драгоценную шкурку. Как потом оправдываться перед графом, который непременно разозлится, когда узнает,  что пленник исчез из замка. И им здорово не поздоровится. Даже, если и Сорси, и Пуазон совсем не были в этом виноваты. - Ты совсем?!"
- Англичанину лучше будет в его удобной комнате, мне кажется. Там удобно, и невесты не кусают, - проговорил вслух, в очередной раз растягивая губы в ухмылке. Этим самым он намекнул, что очень даже против побега английской сдобы из замка Бран.
"Или ты надеешься, что мы прикроем твои акты доброй воли перед создателем?" - осенила эта мысль вампира, отчего тот прищурился, с подозрением посмотрев на свою сестру по крови.
- Как думаешь, Пуазон? Мистеру Харкеру стоит вернуться в свою комнату, пока его еще никто не укусил, решив попробовать вкуснейшей английской крови? - он знал, что толстушка его обязательно поддержит. Тем более, когда дело уже затрагивало их общую безопасность, а также доверие со стороны графа.

Отредактировано Sorci (16-05-2016 22:31:19)

+1

22

Карамелька и кекс против здорового образа жизни. Точнее, здорового образа смерти. Она ещё не упоминала, что это обстоятельство ну просто восхитительно? "Насколько же вы оба мне не доверяете, - Сатин смерила обоих вампиров укоризненным взглядом, неспешно переводя взор с одного бледного и недовольного лица на другое. - Сорси, понятное дело, фанат бунта... Но ты, милая сестрица! Как тебе только не совестно, Пуазон!".
Боятся. Ну конечно, как же иначе? Графский гнев сродни адской бездне, до боли опаляющей своим жаром даже того, кто за долгие века забыл, что это такое - боль. Никто из них при всём своём пафосе, при всей своей гордости и отчаянности, при всей своей жажде новизны не пожелал бы ощутить её на своей шкуре. Так было раньше... А теперь Совесть глубоко сомневалась в том, что Владиславу будет дело до этого происшествия: если путешествие удастся, его венценосную голову будут занимать совершенно другие мысли. И всей свите, разумеется, придётся единодушно их разделять...
Е-ди-но-душ-но.
Душно.

Взгляд вампирессы неуловимо потемнел. Харкер ощущался где-то сзади; от напряжения англичанин, казалось, почти не дышал, но чуткий слух улавливал вдоховыдохи, и женщина невольно успокаивалась, разумом осознавая, что жертва ещё жива, а значит, её планы не разрушены.
- Почему-то раньше собственные выходки вас двоих не останавливали, а уж к нарушению "малюсеньких правил" вы относились с особым восторгом, - резонно заметила Сатин, скептически хмыкнув. - Это такой же человек, как и остальные... Граф его даже не хватится.
"А то и порадуется тому, что его нет в замке... Достаточно просто иметь довольный и сытый вид, чтобы не было лишних вопросов", - мысленно добавила про себя Совесть, размышляя о том, как бы намекнуть Джонатану, что ему стоит подыскать подходящее для бегства  время, а не героически прикрывать её тыл. Безусловно, это казалось ей весьма трогательной деталью, но неужели она не справится с собственными родственничками? Даже если не сумеет остановить, то хотя бы задержит... Ей-то нечего терять. И не дожидаться же рассвета в галерее с окнами в обоих концах! Пусть и занавешенными, но.
"Может, я хочу присоединиться к вашим играм без правил? Вот, отпускаю зверушку... Захотите поймать его снова?".

0

23

"Бежать отсюда! Скорее бежать! Бежать!!!" - сознание вопило это с каждой минутой пока вампиры разговаривали между собой. Джонатан зашел за спину Сатин, но при этом не сводил взгляда с других вампиров. Бежать, но только как? С одной стороны стояла Пуазон, с другой Сорси и, если Харкеру, конечно, не мерещилось, они подходили все ближе и это кольцо медленно, но верно сжималось. Что будет, если клерк вот так сорвется и кинется наперерез? Его сразу схватят или же эти твари решат поиграть с ним? Ох, как же плохо было то, что спросить у той же Сатин, как у своей единственной союзницы, Джон не мог. Тогда ее «брат и сестра» услышат это и точно примут меры, чтобы гость не сбежал так просто. А может и уже приняли. Пока они тут ведут светскую беседу, быть может сюда стекаются все другие твари в замке. Ооо, Харкер отлично помнил, сколько их здесь было! Такое ощущение, что в каждом углу кто-то был и прожигал гостя взглядом. Теперь-то было понятно, чего они хотели. Кровь, в замке появилась свежая кровь. И только то, что дела графа с этим человечком не были еще закончены, останавливало их, чтобы не броситься на него в тот же миг.
Но нужно было бежать. Сейчас или никогда! При любом раскладе – ждет и эксцентричная парочка подмогу, или же пришла развлечься вдвоем. Джонатан поворачивает голову и смотрит в тот конец коридора, где стояла Пуазон. Кажется, там поворот куда-то. Ох, знать бы еще куда этот поворот ведет. А впрочем, нет, не важно! Куда бы не вел, какая разница?! Этот проклятый замок весь был как сплошной лабиринт.
Харкер кусает губу, мучительно взглядываясь перед собой. Улучить момент, когда внимание другой вампирессы будет направлено и к нему. Досчитать до трех и бежать, а там уже куда глаза глядят и действовать по обстоятельствам.
"Один…" - шаг в сторону, не слишком большой, чтобы не бросилось в глаза.
"Два…" - еще один, все равно чувствуя беглые взгляды вампиров на себе, но они продолжают разговаривать друг с другом. Шанс… может это будет его шансом?
"Три!" - и сорвавшись с места, клерк понесся вперед, каким-то чудом пробегая мимо розововолосой вампирессы, не задев ее плечом и, что еще лучше, не попав в ее цепкие объятия. Джонатан бежит к тому повороту, который успел заметить, бежит как будто там его и ждет спасение. Он резко сворачивает за угол и замирает. Перед ним тупик. Или, не совсем тупик. В конце этого небольшого коридора лишь окно с резными створками. Окно… В голову не приходит ничего лучше, как метнуться к нему и вцепившись в створку потянуть на себя. Она не сразу, но поддается и в лицо клерка ударяет поток прохладного воздуха. Не долго думая, Джонатан забирается на каменный выступ и становится в оконном проеме. Что теперь? Прыгнуть? За окном царит ночь, а если посмотреть вниз, то и дна не видно. Лишь слышно как где-то там внизу шумит вода. Река? Но сколько еще лететь до этой реки? Впрочем, тут не особо много выбора было, что тут скажешь…

0

24

Мальчики должны заступаться за хороших девочек – то есть, брать пример с Сорси, который мастерски облекал мысли Пуазон в новые слова. На миг толстушке показалось, что если его фразы прочитать шиворот-навыворот, то получится только что выданная ею тирада. Ну просто улетный выйдет палиндром! Их с Душой доводы и мнения переплетались между собой в стройном дуэте, где Пуазон и Сорси будто подпевали друг другу, одновременно каждый выводя главную партию, и это поднимало вампирше настроение. Ей также нравилось, как братишка по крови нагло называет вещи своими именами, и ведь правильно делает – пусть мистер Харкер лучше боится опасностей, подстерегающих за стенами его комнаты, чем того, что с ним будут вытворять внутри. И плевать, что у него так и так будут пить кровь! Да и на то, что он сейчас по этому поводу думает, плевать тоже – Душа и Эмоции разговаривают не с ним, а с его бессовестной нянькой. Неужели им вдвоем не удастся задавить ее харизмой и большинством? Ха!

Их ладони с хлестом встретились почти на уровне носа Сатин.
- Еще бы, конечно! – поддакнула толстушка Сорси и многозначительно повторила: - Пока серенький волчок не укусил за бочок. – Пуазон расхохоталась, как и все присутствующие, понимая, сколько правды в этой шутке (волки в окрестных лесах правда водились, и побег был не очень обдуманным поступком со стороны Джонатана), а затем надулась на Сатин, став похожей на ребенка, объясняющего взрослому, что один леденец лучше другого, потому что он разноцветный. – Да ежу ведь понятно, что не такой же!

Да, мистер Харкер, радуйтесь своей исключительности. Правда, благодарить надо не ваши личные качества. Или граф Дракула кладет глаз на невесту каждого встречного? Хм, он, конечно, мог бы, судя по количеству привезенных из заморских стран «игрушек», однако ни одна из них не годилась в претендентки на его сердце. На памяти Пуазон Дракула еще никогда не увлекался кем-то так сильно, как Миной. И окажись толстушка на его месте, готовая пойти на все, чтобы заполучить желаемое, бегающий на свободе жених ее бы нервировал. Как нервирует эта призрачная Мина, которая им троим незнакома, а уже отвлекает внимание графа от свиты.

- Не строй из себя дурочку, тебе не идет! – закипела Пуазон, раздражаясь от злопамятности Совести. «Малюсенькие правила, значит? Тогда почему это только мы с Сорси тут понимаем, что в этой ситуации главное – не правила, а мозги?!» - Мы должны делать так, как хочет господин. А он хочет застать все на своих местах, когда вернется. Мистера Харкера надо беречь. – Она саркастически улыбнулась. – Потому что эта Ми… Стоять!!!
Почти произнесенное имя оборвалось резким визгом, поскольку предмет их жаркого спора пулей пронесся мимо разглагольствующей Пуазон, и скорость у него была решительной. Вскинув вверх руки с длинными когтями и устрашающе растопырив и чуть согнув пальцы, толстушка кинулась за Джонатаном, который успел обогнуть угол коридора и запрыгнуть на подоконник, прежде чем вампирша схватила его за лодыжку.

Отредактировано Poison (11-06-2016 05:09:45)

+1

25

- Пока серенький волчище не откусит англичанину ногу, - фыркнул Сорси. Сорси фанат бунта, да, но со своей сестрой по крови на пару. Сатин сказала это так, будто совсем недавно оказалась в замке, поэтому все похождения брата и сестры по крови были все еще в новинку. Ну что тут скажешь еще в ответ? Вампир красноречиво хмыкнул, будто Совесть в который раз за это время выдала несусветную глупость. Да что с ней происходит?  Он бы никогда не подумал, что такая правильная  до зубного скрежета сестра, пойдет на такой риск. И ради кого? ради просто английского клерка!
- Пуазон верно говорит. Наш гость особенный и ты это должна прекрасно понимать, - он бы намекнул на то, что возрастом у нее совсем уже помутился разум, раз она смеет такое говорить. А ведь Сатин как раз таки и отличалась от всей свиты своей рациональностью. При этом еще смеет обвинять в том, что он фанат бунта! Если Сорси фанат, то он собственно кто сейчас? Маленький саботажник?  Когда хозяин изволил уехать в Лондон, чтобы забрать оттуда Мину, она строит какие-то мелкие козни. Например, отпустить без позволения Джонатана Харкера. Это так по-женски, если честно.
- Тебе это вообще не идет, - вторил своей сестре по крови вампир. Именно в этот момент особенно не чувствовалось каких-либо разногласий между Душой и Эмоциями. Наоборот, они слаженно противостояли Совести, будто бы заменяя ее на этом поприще. Чего в обыденной жизни никогда не могло быть. Сатин должна была упрекать обоих в чем-то таком, а не они ее. Впрочем, ситуация тоже была  нестандартная. Хотя бы взять то, что граф наконец нашел свою умершую когда-то любовь под видом невесты мистера Харкера. Душе казалось, что их привычный уклад жизни рушился у него на глазах. Не моментально, но исподволь. - Не помню, чтобы граф сказал о том, что мы можем распоряжаться жизнью человека. Пить кровь - да, а вот отпускать или убивать. Нет, не было такого! Хозяин будет зол, очень зол, когда вернется. Это тебе не сожрать какого-то румынского крестьянина!
Ощущение того, что Сорси едва ли не отчитывал свою сестру, не покидало его. И от этого ему было не по себе. Только вот споря на эту тему, вампир отвлекся от Джонатана и тот воспользовался моментом. Оказываются клерки могут быть очень даже прыткими, когда дело касается их собственной жизни. Буквально  несколько секунд назад он стоял в окружении вампиров, а вот уже стоит в оконном проеме.
- Мистер Харкер, а ну-ка  спускайтесь вниз, а то еще упадете, - ухмыльнулся вампир. Хорошо, что его сестричка успела вовремя. А то бы упал ненароком человечек в пропасть. Помнится, на этой стороне замка был обрыв с глубокой рекой. Свалился и утоп в холодной воде. Вампир оказался недалеко Пуазон, пока не решаясь схватить Джонатана еще за одну конечность.  - Вы же не хотите умереть раньше времени?
Зря что ли они так рьяно спорили со своей сестрой?

+1

26

Нет, ну вы только посмотрите! И эти двое до сих пор не оцепенели перед ней, и спорить продолжают!.. Собственно, всё как всегда. И как обычно не к месту. Что им стоит в кои-то веки прислушаться к ней? И ведь оба в глубине разума (в очень далёкой глубине) понимают, что Совесть не будет просто так отпускать гостя. Должны же быть веские причины! И они были. Только вот Сатин не собиралась оправдываться. Сузив ведьминские глаза, вампиресса созерцала своих оппонентов,неуклонно закипая внутри. Чёрт возьми, ну была же, была возможность выбрать родственников! Но и тут жизнь насмехнулась и подложила двух поросей в лице Сорси и Пуазон. Посмертное наказание, представленное в лице оных, бурно протестовало, недвусмысленно поглядывая за спину Сатин, что беспокоило женщину куда больше, чем их недовольство.
- Так всё и будет на своих местах, Пуазон! Бран стоит, вампиры тоже тут... Все до единого, - хмыкнула она, подумав, что менее всего графа обрадовал бы Джонатан-вампир. - Сорси, брат мой, разве наш хозяин не позволил нам действовать на своё усмотрение в отношении мсье Харкера? Не помню, чтобы он напрямую запрещал нам отпускать его... Или препятствовать бегству. Через окно, например...
Вампиресса лениво кивнула за спину, но на деле этого жеста и не требовалось: двое из гробца не могли не заметить, как англичанин рванул к окну, и Сатин откровенно наслаждалась выражением их лиц. Право, стоило отпустить Джонатана, чтобы получить удовольствие от такого зрелища!

"Я действую по своему усмотрению, как и велел граф. Менее всего его будет интересовать, куда он подевался... Убежал или был выпит, - какая разница, когда рядом мисс Мюррей?".

На одно мгновение прекрасное в своей беспристрастности лицо исказила досадливая гримаса. Ах, только бы ей удалось запустить механизм своей помощью клерку! Если только он вырвется отсюда... Быть может, всё же сумеет помешать планам Дракулы? И она, доверенное лицо Его Сиятельства, будет фактическм непричастна к их крушению. "И вот тогда, - подумала она, - тогда всё будет по-прежнему".
Фальцетное "и" розоволосой пышечки резануло слух; тень в оборочках пролетела мимо Совести, опередив её ровно на один взмах юбок. И как же теперь действовать деликатно, чтобы окончательно не испортить отношения?
"Наябедничают при первой возможности, - Совесть мрачно оскалилась, предостерегающе зашипев в лицо брата. - Отнять десерт у них - это сильное оскорбление". Как же она надеялась, что Джонатан успел спрыгнуть!.. Но увы: цепкая карамелька удерживала его за лодыжку над спасительной землёй.
Стоя за их спинами, сама Сатин опасалась приближаться к окну: чутьё подсказывало, что ночь на исходе, но и рассвет пока не торопился осветлять небо.  Клыки с силой прикусили бескровные губы: неужели это проигрыш?..
...Вот же дрянь. Сатин не любила обращаться летучей мышью, тем более дважды в ночь: от этого кружилась голова, а переждать, когда головокружение пройдёт, возможности не было. Итак, разгон был взят!.. И полёт пьяной бабочки завершился ощутимым ударом в душистый розовый висок. Дизориентировавшаяся Совесть с возмущённым писком била крыльями в лицо сестры-по-крови, наугад уворачиваясь от взмахов свободной руки и уповая на то, что Пуазон не выдержит и задействует вторую руку, ту, которой удерживала Харкера. Главное, чтобы англичанин сумел наконец сбежать из замка, а уж если эти двое подобьют её - ох и сочтётся она потом с ними!

+1

27

Ох, знал же Джонатан, что нужно сразу открыть окно и прыгнуть вниз. Да, сама мысль об этом была безумной и нелогичной. Неизвестно очень ли глубокий этот ров и как долго до него лететь, если можно так сказать. А еще, нет ли там камней, об которые несчастный клерк рискует разбиться. Вот только все это было совершенно не теми проблемами, которые Харкера волновали. Главное, что через это окно лежит путь на свободу, даже если этой свободой будет отправиться в мир иной. Нет, важнее было то, что он покинет этот проклятый замок и… Какая-то секунда промедления и вот уже его нога будто в тисках оказалась. В этот проклятый миг Джонатан возненавидел этот замок и всех его обитателей еще сильнее. Но еще больше он сейчас ненавидел себя за это чертово промедление, которое теперь так дорого стоило.
"Нет, я не сдамся так просто…" – клерк стиснул зубы и только сильнее вцепился руками в оконную раму. Пусть эти существа намного сильнее простого человека, но только все равно англичанин не собирался так быстро уступать им. Крепче держась, Джона сильнее дернул ногой, стараясь вернуть себе свою лодыжку и в тайне надеясь, что та не останется у Пуазон на память. Убегать из замка только с одной ногой было не самой хорошей идеей, но на крайний случай можно было поступить и так.
- Отпустите меня, мисс, я все равно прыгну! – о том что эта фраза сама по себе нелогична, Харкер не думал. Он вообще ни о чем таком не мог думать. Вырваться, вырваться любой ценой!
Хотелось ответить что-нибудь Сорси, что-нибудь настолько же язвительное, как он обычно любил говорить, но только англичанин сильнее прикусил губу, продолжая смотреть за всей троицей, в нервном напряжении пытаясь уловить новый момент для бегства. Взгляд его метнулся к Сатин и, несчастный клерк чуть было не отшатнулся. Да, его неожиданная союзница на его глазах вдруг уменьшилась в размерах и, да, вместо темноволосой женщины перед ним теперь была летучая мышь. И мышь эта в буквальном смысле бросилась на Пуазон. Ситуация была какой-то совершенно абсурдной, но если этот абсурд поможет ему выиграть пару мгновений, позволяющих вырваться из этого замка, Харкер готов был поверить и в это. В летучую мышь так в летучую мышь! Лишь бы эта мышь, правда что, отвлекла Пуазон и Сорси, дав несчастному клерку возможность сбежать. Ведь об этом была договоренность? Ведь это и собиралась сделать Сатин, когда пришла сегодня к нему в комнату? Тогда и не важно как она это сделает, каким угодно абсурдным способом. Лишь бы... лишь бы пальцы на лодыжке разжались. А там уже не страшен и полет в неизвестность. Лишь бы скорее этот кошмарный сон, неожиданно ставший реальностью, закончился...

+1

28

- Расшибетесь же насмерть! – вскрикнула Пуазон, прежде чем ее настигла атака с воздуха. Харкер что, с перепугу решил, будто может ходить по стенам, как граф?! Хотя со стороны его слова в этот момент больше напоминали угрожающие вопли самоубийцы, разыгрывающего драму перед обеспокоенными зрителями, а толстушка – героиню-спасительницу, не дающую несчастному, доведенному до отчаяния лондонскому офисному клерку свести счеты с постылой жизнью. За окном, украшенном распахнутыми навстречу ночи резными ставнями, наверняка было высоко для такой физической подготовки, какой обладал простой агент по продаже недвижимости, явно проводивший больше времени за столом над бумажками, чем за прыжками с высоты и тренировкой своей ловкости… Короче, Джонатану еще следовало бы Пуазон поблагодарить! Она же сейчас старалась уберечь его от необдуманного, рискованного и, вполне возможно, летального поступка! И это притом, что на моральное суицидальное состояние мистера Харкера толстушка, по правде, наплевать – тот не то чтобы из тех собеседников, которых ей было бы жаль лишиться, да и кукле, созданной по его образу и подобию, оказался не рад. Пуазон были небезразличны лишь эмоции графа, когда тот вернется и обнаружит своего – фи! – соперника в любви. Разве господину не захочется прихлопнуть его, словно букашку, собственноручно, уничтожая последнее препятствие, мешающее Мине его любить? Разве он не будет взбешен, узнав, что эту его маленькую прихоть не выполнить, потому что пленник уже сам расквасился в лепешку? «Раньше времени» - это Сорси так правильно, так в точку сказал!
И Пуазон обязательно рассмеялась бы с одобрением в ответ на его попавшее в яблочко замечание, если бы ей в висок в этот момент не ударилось что-то жесткое, мохнатое и наглое. Черное кожистое крыло на миг закрыло обзор, и толстушка с неласковым визгом отпихнула его свободной рукой. Пожалуй, человека так можно было и нокаутировать, но не ночного хищника, которому, несмотря на сверхъестественную силу, всегда сверхъестественно неприятно, когда острые когти и острые грани кожистых крыльев цепляются за несколько минут назад еще упругие и аккуратные кудряшки, превращая их в уродскую мочалку.
- Так нечестно! – завопила Пуазон, топнув ногой. И правда – она же не превратилась в мышь, чтобы, к примеру, залепить Совести глаза, пока Сорси перепрячет Джонатана куда-нибудь подальше. Накатившая обида и злость заставили толстушку начать отбиваться от Сатин обеими руками как раз за секунду до того, как она бы дернула пленника за ногу, стаскивая на пол. Ее метания не то чтобы спасли прическу, но определенно уберегли Харкера от удара коленями, грудью, а потом и челюстью о каменный подоконник. Не в состоянии терпеть, как ее дубасят крыльями по голове, Пуазон махала руками с остервенением ребенка, который только что вроде бы выигрывал в интересную игру, а теперь соперник вдруг взял и нарушил правила. Девочки в таких случаях обычно зовут папу, устраняющего любую сложившуюся несправедливость, или старшего брата в качестве грубой силы. И вампирша действительно капризно закричала: - Сорси! – Однако все же не затем, чтоб они сейчас кинулись на Сатин вдвоем. – Держи его!

0

29

- А ну-ка, мистер Харкер, спускайтесь, спускайтесь немедленно с окна! - добавил свое слово вампир к увещеваниям сестры по крови. Ей-богу, как маленький! Они все равно смогут стащить этого не слишком-то и упитанного клерка с окна. Главное, конечно, чтобы Сатин не помешала опять вершить благое дело. Если эта английская плюшка упадет из окна, то точно не переживет это падение. Река, протекающая под замком, быстротечна и холодна, да еще вроде как там есть огромные камни на дне. Так что лучше будет, если им удастся перехватить человечка до того, как он отправится в полет.
Сорси медленно потянулся. Он был уверен на сто процентов, что Пуазон сейчас сможет задержать Джонатана. Вроде как и должен был помочь, например, схватить за вторую ногу, но уж больно неудобно было стоять в проеме окна вдвоем. Еще чуть-чуть поднапрячься и можно спокойно стащить его с окна, несмотря на всего возмущения о том, чтобы его отпустили. Ага, черта с два его отпустят! Пусть возвращается к себе в свою комнату и сидит там, пока не решат, что с ним делать. Вампир успел посмотреть на свои ногти, и в этот момент мимо него резко пролетела Сатин. Это же надо такое придумать! Обернуться летучей мышью, чтобы накинуться на свою сестру по крови! И ради кого? Ради этого клерка! Видимо, у Совести совсем свихнулась. Душа даже не ожидала такого подвоха со стороны всегда такой до зубной боли правильной Сатин.
"Вот же стерва!" - округлил глаза  вампир, увидев как небольшая летучая мышь, вцепилась в волосы Пуазон. Естественно, что уже о том, чтобы как-то удержать клерка и речи не было. Все внимание заняла другая сестра по крови, оставив англичанина на волю Судьбе. Крика толстушки хватило, чтобы Сорси наконец решительно направился вперед, дабы схватить мистера Харкера до того, как он сиганет из окна.
- Так-так, Джонатан, никуда вы не уйдете от нас! - поспешно заверил он, практически уже дотягиваясь до человека. Однако в этот момент неожиданно запнулся буквально на ровном месте. Теряя равновесие, Сорси все-таки попытался схватить агента по недвижимости хотя бы за штанину, но в итоге получилось все с точностью да наоборот. Вместо того чтобы удержать, получилось так, что вампир толкнул человека вперед.
"Ой, неловко как-то вышло!" - подумал он, поднимаясь с пола, с каким-то даже страхом собираясь посмотреть на проем окна. А что если клерка там уже и след простыл? Хотя вроде и толкнул не сильно. Может, он все-таки успел удержаться на карнизе? Сейчас Душа чувствовала себя больше, чем неловко. Он же не специально, так, несчастный случай. Для Джонатана, разумеется.

+1

30

"Что ж вы не понимаете, что я стараюсь ради нас всех! Пусть лучше этот человек уйдет из замка и попытается спасти эту свою ненаглядную Мину! Что же вы не хотите меня слушать! Эта его любовь приведет нас всех к гибели!" - мысли путались в голове, словно клубок ниток, которым играет кошка. Странное сравнение, но оно и было. Должно быть Сатин совсем обезумела, причем произошло это не сейчас, а с самого начала вечера, когда она решила спасти гостя. Было ли это дурной затеей? Быть может так. Но Совесть решила рискнуть. Не ради себя и своей безответной любви к создателю, а ради всех них. Эта его неожиданная страсть к юной особе, так похожей на погибшую жену, ничем хорошим не обернется. Так что пусть уже лучше Харкер летит к ней на крыльях любви и спасает ее от монстра, как рыцарь в сияющих доспехах. Что из того, что у этого рыцаря не было ни доспехов, ни коня, ни оружия, да еще и не хватало сообразительности, иначе не оказался бы в этом месте сейчас. Глупый англичанин. Да что же они оба нашли в этой своей Мине?
Летучая мышь, которой сейчас была Сатин, тоненько заверещала, все сильнее и сильнее ударяя крыльями по лицу толстушки. Кожистые крылья путались в розовых волосах, но Совесть будто не обращала на это внимание. Только сильнее визжала и била крыльями.
"Ну же, Харкер, делай уже что-нибудь! Ради тебя же стараюсь!" - хотелось крикнуть в проем окна, но сейчас Сатин была слишком увлечена борьбой с сестрой по крови. И все бы ничего, но силы все больше покидали ее. От очередного резкого взмаха руки, мышь отлетела в сторону, ударившись о каменную стену. Это стало последней каплей. Силы держать образ мыши подошли к концу и на полу вампирша оказалась уже в своем обычном облике. Перед глазами все начало плыть, но бросив взгляд в проем окна, Сатин не могла не заметить, как брат по крови метнулся к Джонатану и... что за незадача, вместо того, чтобы схватить его, наоборот, вытолкнул в окно. После чего растянулся на полу.
- Нет, Сорси! - только и успела выпалить Сатин, к своему ужасу и облегчению одновременно, понимая, что затея англичанина с прыжками из окна, похоже, удалась. Другой разговор, что такими темпами, он едва ли свалится в реку с минимальными потерями. Ох, расшибется же... и затея все падет прахом. А может и уже пала. Совесть прикусила губу, оцепенев от собственного бессилия. Второй раз так быстро она не сможет превратиться в мышь, да и если бы могла, едва ли эта мышь остановила бы полет из окна. Ох, глупый, глупый Джонатан. Что же ты сразу не послушался. Ехал бы сейчас с комфортом в повозке и горя не знал. Нет же, по-хорошему он не захотел. Ну что ж, теперь, приятного полета, мистер Харкер.
[NIC]Satine[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/WUwiM.jpg[/AVA]

Отредактировано Game Master (03-11-2016 22:00:51)

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Dracula" » Escape to Freedom