Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Mozart: анонс » Однажды в Вене


Однажды в Вене

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s6.uploads.ru/A0sPh.gifhttp://s3.uploads.ru/xZuyX.gif

● Название эпизода:
Однажды в Вене
● Место и время действия:
18 октября 1786 года
● Участники:
Constanze Weber, Christiane Bennigsen
● Синопсис:
Не все радужно в семье гения. Чета Моцарт оказывается на грани безденежья, так как заказов у главы семейства практически нет. Франц решает помочь своему учителю и другу, обратившись к герцогине Беннигсен с просьбой о помощи семье композитора. Посовещавшись они назначили дату и время.... но Франц как всегда опаздывает везде и всегда оставляя Кристину наедине с единственным обитателем квартиры Моцартов, который был на месте - с Констанцией.

Отредактировано Christiane Bennigsen (15-11-2015 22:56:19)

0

2

День начинался неплохо. Кристина давно не помнила, когда в последний раз так хорошо высыпалась. Ничего не предвещало беды, ничего. После умывания она посмотрела в зеркало, провела пальцами по волосам и вздохнула. Когда дни начинаются настолько хорошо, то хорошее окончание у них бывает крайне редко. Уж за свою жизнь она успела это понять получше многих, но сейчас это не важно. Если что и случиться, то случится это явно не сейчас.
Завтрак, приведение себя в порядок, привычное вышивание. Это заняло всего пару часов утра. Встреча с музыкальным гением была назначена на четыре часа пополудни. Времени более чем достаточно, чтобы успеть подумать над тем, будет ли она вкладывать в него деньги. С одной стороны это был гений, который способен был заставить музыку творить неведомые другим вещи, с другой стороны, судя по тем настроениям, что витали в Вене, он вряд ли сможет опять поразить общество. И виной всему то, что Вена не прощает затишья. Ты можешь провалиться, но главное тут же выдать что-то другое, что, возможно, оценит здешняя публика. А Моцарта было не видно не слышно, по крайней мере, по ее мнению это было именно так. Герцогиня вздохнула, отложив вышивку. Расстраивать Франца ей хотелось меньше всего, а ведь он так радел за своего друга. Так переживал. И именно из-за него, а не из-за того, что музыка Моцарта ее очаровала, Кристина сейчас собиралась в эту небольшую поездку. Нет, она бы никогда не стала спорить с тем, что ее завораживала играла Моцарта и то, как он заставлял музыку работать на себя, но все же не настолько, чтобы она решила сама вложить деньги в него. Не настолько…
Женщина вошла в комнату, потянулась, пользуясь блаженным одиночеством и возможностью не держать себя в рамках. Иногда так и хотелось сделать что-то не входящее в рамки протокола, но нет. Она слишком хорошо воспитана и ведет себя так уже больше на автомате, по какой-то очень устойчивой привычке. Пальцы касаются разложенных украшений. Камни завораживающе играют гранями на солнце и, иногда, ей кажется, что вполне возможно, что она может стать пленницей этой игры, на которую можно смотреть вечно.
Часы мерно отбивают свой ход, когда Кристин бросает взгляд на стрелки. Уже около половины третьего. Герцогиня позволяет себе тихий вздох. Пора собираться. Затягивать корсет помогает горничная, с остальным она и сама прекрасно справляется. Платье строгое, темно-красное. В ушах аккуратные, не броские серьги, на шее только крестик. Все сдержанно и чинно. Никаких лишних предметов, ничего лишнего. Она просто не может этого себе позволить. Никогда не могла.
- Эржбет, скажи кучеру, чтобы подал карету через двадцать минут, - она тепло улыбается вошедшей девушке и снова переводит взгляд на свое отражение в зеркале.
Иногда ей кажется, что весь ее мир может сузиться до этой комнаты, и она не заметит. Будет вспоминать лишь изредка, но в основном ей и так хорошо. Она приняла эту жизнь. И пусть у нее брак сложился не так, как грезят о замужестве с герцогом молоденькие девочки, пусть она живет здесь… но ведь она счастлива. Она и правда безумно счастлива. Настолько, что иногда даже становится страшно, а вдруг она проснется и все, что делает ее счастливой, просто исчезнет. Женщина касается пальцами креста на шее, тихо шепча слова молитвы, а затем касается металла губами. Нет, этого просто не может произойти.
Через двадцать минут она уже подъезжает к дому Моцартов, где ее должен ждать Франц, но никаких признаков его присутствия на улице она не видит. Может он внутри? Или немного запаздывает? Что греха таить, такое с ним иногда случается. Но и она не маленькая, чтобы пугаться незнакомых людей.
Кучер помогает ей выйти из кареты под серое венское небо, неодобрительно осматривает дом, в который они приехали и отходит в сторону. Кристина лишь слегка улыбается, поднимаясь по ступенькам. Скорее всего, даже если Франц опаздывает, то он предупредил хозяев дома о том, что она приедет и о том зачем именно она приедет. Тишину улицы нарушает стук в дверь. Герцогиня замирает на пороге дома Моцартов, ожидая пока ее впустят внутрь.

+2

3

Станци с самого утра была на ногах, она помогла мужу одеться, позавтракала с ним, а потом тихо прикрыла дверь. Он не сказал ей куда идет, что будет делать, да и девушка особо не спрашивала. Она могла только поцеловать его и надеяться, что в этот раз его новое произведение примет какой-нибудь меценат. Ещё со времени житья у матушки, Вебер была не слишком избалована деньгами, но не помнила таких дней, что настали сейчас. Предприимчивая Цецилия могла найти деньги где угодно, хоть пару монет. Констанция с Вольфгангом так не имели совершенно, с каждым днем влезая в новые долги.
В лавке напротив уже нельзя было купить продуктов - хозяин косо смотрел на фрау Моцарт и отказывался снова записывать в долг даже муку, приходилось ходить на другой конец города, куда слава о бедственном положении некогда известного композитора ещё не дошла. Из-за проблем с деньгами, Станци стала нервной и все больше думала, что у Амадея есть женщина на стороне. Он стал все чаще уходить из дома, искал меценатов или просто относил произведения в театр, дворянские дома и другие места, где могли дать денег. Девушка же днями напролет мучилась мыслями о том, где сейчас её муж.
Пойти куда-нибудь можно было только на прогулку с сыном, но фрау Моцарт не хотела никуда тащить его - на улице периодически дул холодный ветер и у молодой ещё мамы была целая паранойя на счет здоровья ребенка. Смерть первого долгожданного ребенка дала о себе знать, он прожил так мало, что Стаци по сей день не могла оправиться от удара. Ей казалось, что это именно она виновата в гибели первенца, недосмотрела, не достаточно одевала его, плохо кормила. Все это было, естественно, не совсем так, но Констанция крепко верила тому, что сама себе придумала.
Покормив Карла, она оделась в простенькое платьице и заколола волосы, Станци понятия не имела, что к ним кто-то придет: либо Амадей забыл предупредить супругу, либо она сама замоталась в потоке однообразных дней. Впрочем, стук в дверь не был неожиданным, таковой была только девушка на пороге. Сперва фрау Моцарт решила, что вернулся Вольфганг и мигом побежала открывать, но там был совсем не её любимый композитор, а незнакомка.
-Вы к кому? - осведомилась Констанция прежде, чем впустить постороннего человека в дом.
Женщина напротив была статной и очень красивой, её ухоженное лицо было спокойным и выражало едва ли хоть каплю живого интереса. Станци сразу она пришлась не по нраву, фрау Моцарт вообще не любила, когда рядом с их семьей вертелись представительницы слабого пола, а симпатичные уж тем более. Кроме того, эта явилась к ним домой, а значит Моцарт пригласил её  - ну уж точно не рассказал просто так, теперешняя их квартирка была не такой, чтобы хвастаться перед всеми и каждым.
Так что же ей тут надо? Вся такая красивая, в дорогом платье, с безупречной прической... Неужели это и была любовница её мужа? У несчастной Констанции аж сердце в пятки ушло - с такой дамой ей никогда не соревноваться, она по всем параметрам уступает богатой роскошной женщине на их пороге...
-Я - фрау Моцарт. - австрийка чуть приподняла голову смотря на гостью, все же пока она - супруга замечательного Амадея.

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Mozart: анонс » Однажды в Вене