17 октября. La Francophonie шесть лет! Мы от всей души поздравляем всех, кто отмечает этот день с нами или просто неравнодушен к форуму и заглянул на огонек!
Обновлены игроки месяца.

15 октября. Обновлены посты недели.

12 октября. Поздравляем с днем рождения Куколя!

16 сентября. Подведены итоги голосования Звезда сезона: лето 2018. Ура победителям!

1 сентября. Коротко о том, что происходит на осенней Франкофонии: объявление.

Adalinda Verlage Музыка и действо, что должно было и развернуться на сцене, беспокоили ее в последнюю очередь, потому что главный спектакль разворачивался не там. Сейчас бы наоборот усадить завершавших последние приготовления артистов в зал, а на сцену подняться супругам Ферлаге и этому паршивцу Маркусу. Сюжеты про неверных мужей и жен, а также их любовников, всегда в ходу, вот только в большинстве своем комедийные, в которых ни один здравомыслящий человек не пожелал бы оказаться. [ читать полностью ]

Tybalt На углу его нагнала смуглая, словно мавританка, служанка портнихи, у которой и сам Тибальт заказывал рубашки, пробормотала скороговоркой, что уж утомилась ждать и сунула ему записку, с благодарной улыбкой приняв монетку за усердие и готовность подождать еще, пока веронец прочтет послание. [ читать полностью ]

Kit Collum Она пришла сюда одна. Намеренно. Пряталась. Хм… Так она что, охотница? «О, нет-нет-нет», - взмолился про себя Коллум. Он был из тех мужчин, считавших, что охота на вампиров – не женское дело. Слишком уж это непростое занятие – нести смерть бессмертным тварям, постоянно видеть дело рук их (и клыков), рисковать собственной жизнью каждый миг во время охоты. Не всякий мужчина способен на такое. Что уж говорить о женщине. [ читать полностью ]

Le Fantome Эрик довольно улыбнулся. При этом взгляд его оставался холодным, как у змеи. Теперь декорация, наверняка, рухнет прямо сцену. И, если повезет (если он все верно рассчитал), то накроет Карлотту. А если не накроет, то хотя бы перепугает до икоты. Ох, и поистерит тогда примадонна! [ читать полностью ]

Koukol И вот теперь он – Куколь. Ооо, именем парень особо гордился! Ведь ему всю его жизнь твердили, что такой как он имени просто недостоин. Зачем уроду имя... А тут! И имя дали, и в услужение взяли! А слуга-то он у поистине невероятных господ. Он живет в огромном замке, его боится вся округа (да что уж там, он бы и сам себя боялся, будь он на их месте). А главное – он свободен! Никаких больше насмешек. Никакой больше клетки. [ читать полностью ]
Antonio Salieri
Graf von Krolock
Главный администратор
Мастер игры Mozart: l'opera rock
Dura lex, sed lex


Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор
Мастер игры Tanz der Vampire
Мастер событий

Juliette Capulet
Мастер игры Romeo et Juliette

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры Dracula,
l'amour plus fort que la mort
Модератор игры Mozart: l'opera rock


Le Fantome
Мастер игры Le Fantome de l'opera
Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта! Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Fantome: альтернативное прочтение » Something wicked this way comes!


Something wicked this way comes!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

● Название эпизода: "Something wicked this way comes!".
● Место и время действия: 1870г., Опера Популер, вечер перед получением Карлоттой таинственного письма с отстранением от ведущей партии.
● Участники: Carlotta Giudicelli, Meg Giry, Eugénie Verneuil.
● Синопсис: Нет занятия приятнее, чем напугать сварливую оперную диву, грозу всех балерин и хористок! Две негласные "принцессы страшилок" берутся воплотить в жизнь одну из множества легенд о призраках, разгуливающих по Опере и, дождавшись окончания вечерней репетиции, смело берутся за дело. Непросто напугать рыжую бестию! Но девочки так стараются, так стараются... А любое старание, как известно, заслуживает награды. Мэг и Эжени становятся невольными свидетельницами получения анонимного послания, которое пугает Карлотту ещё больше, чем их тщательно продуманная "страшильная" стратегия.

0

2

Репетиция шла своим чередом. По крайней мере, обычным для Карлотты. По большей части прима разгуливала по сцене, во время вступая в своих ариях, а в остальное время отчитывала костюмеров за то, что они не правильно подготовили ее наряд. Реквизит тоже пару раз терялся, за что доставалось и рабочим сцены. Впрочем, для Карлотты Гудичелли все это  было в порядке вещей. Она, кажется, даже получала удовольствие от этого процесса, хотя бы потому, что все крутилось вокруг нее. Каждый, кто мог, пытался угодить взбалмошной рыжеволосой приме, подстраиваясь под нее. Дирижер по несколько раз заставлял оркестр повторять тот или иной кусок, если Карлотте начиналось казаться, что ей кто-то мешает вступить вовремя или взять самую высокую ноту. Что и говорить, ленивой рыжеволосая прима никогда не была. Она была готова раз от раза повторять тот или иной кусок, если ей казалось, что кто-то или что-то намеренно мешает ей. А таких причин было много, начиная от неудобного платья и заканчивая стайкой балерин, который вовсе некстати носились по сцене даже когда этого не требовалось. В итоге Карлотта едва ли не угрозами потребовала, чтобы мсье Лефевр убрал хористок и балерин со сцены, и закончила репетицию она уже почти в гордом одиночестве. Компанию ей составлял Абальдо, который с удовольствием наблюдал за каждым жестом своей любовницы, что позволяло Карлотте лишний раз, гордо расправив плечи, показывать все, на что она была способна.
Около пяти часов вечера репетиция закончилась. Сцену должны начать готовить к сегодняшнему балету, а все, кто не был задействован в этом действе, мог уйти по своим делам. Тоже касалось и Карлотту. Прекратив мучить костюмершу, поведав ей о всех изменениях в платье, которые она хотела бы видеть к следующей репетиции, сеньора Гудичелли прошествовала прочь со сцены к ожидающему ее Абальдо. Какое-то время они сговаривались о новой встрече, а Карлотта получала порцию комплиментов, после чего прима соизволила удалиться к себе в гримуборную, где намеревалась пробыть какое-то время, чтобы восстановиться после репетиции, и только потом ехать домой. Сегодняшний вечер обещал быть довольно милый, и прима считала, что ее внешний вид должен соответствовать. Именно для этого она решила, что следует уделить время и отдыху. Карлотта пригласила служанку, попросила ее привести в порядок ее платье, в которое оперная дива хотела явиться взору своего любовника вечером. Когда подобные формальности были улажены, Карлотта отпустила служанку, сообщив, что хотя бы час хочет побыть в одиночестве. Конечно, она лукавила. Карлотта и десяти минут не могла прожить, чтобы не привлечь к себе внимания. Она купалась в этом внимании, купалась и в похвалах, которые ей всякий раз оказывали. Это доставляло Карлотте особое удовольствие, которое можно было сравнить только с выходом на сцену, когда ей рукоплескал зал.
Но в этот вечер сеньора Гудичелли действительно осталась одна, пусть и на какое-то короткое время. Она пыталась расслабиться, однако в голове все крутились не состыковки, которые были выявлены в результате репетиции. Неужели они испортят ее триумф на сцене в этот раз?
Рыжеволосая прима и не заметила, как постепенно начала дремать.

+1

3

К чудачествам Карлотты Гудичелли привыкнуть было невозможно: она превосходила себя по пакостности на каждой репетиции! Колетт призывала балерин терпеть и ни в коем случае не отвечать на её колкости, и уж тем более не пакостничать, но у Мэг заканчивалось терпение. Эта субстанция неумолимо иссякала - всё решительнее и решительнее, когда Карлотта прерывала арию, чтобы высказать очередное недовольство. Репетиция длилась целый час, а балерины так и недотанцевали даже первую часть танца, будучи вынужденными повторять один и тот же элемент с десяток раз, пока прима не успокоится и не решит, что теперь-то всё идёт как надо. Благодаря мадемуазель танец, призванный олицетворять свободу личности, превратился в угнетение оной, и Мэг, чувствуя страшную усталость, мрачно переглянулась с Эжени, стоявшей на противоположном конце сцены, коротко ей кивнув: этим вечером они должны осуществить свой коварный замысел...

Два лёгких покрывала из сшитых между собой слоёв шифона до самого пола были загодя подготовлены двумя заговорщицами: к плану устрашения сварливой мадемуазель они подошли со всей ответственностью, выяснив опытным путём обыденный маршрут Карлотты после репетиции и основав на нём свою стратегию. Рыжеволосое светило Оперы обожало на четверть часа задержать всю труппу, дабы высказать своё "фи" и пояснить каждому, что не нужно делать, когда на сцене великолепная Гудичелли, а после с чувством собственного достоинства удалялось в просторную гримёрную, где долгие часы наслаждалось собственным величием... Для осуществления задуманного мстительницам было необходимо опередить Карлотту. Но как уйти незамеченными с репетиции?
"Может, сделать вид, что подвернула ногу? Но как же Эжени? Две подвернувшие ногу танцовщицы - это уже подозрительно!" - от нерешённых вопросов голова Мэг кипела, как забытый на горелке чайник. Как ни парадоксально, но вся надежда была на то, что мадемуазель Гудичелли самостоятельно устроит заварушку, которая позволит им улизнуть.
- Вон! Вон! Прочь со сцены, неумёхи!
Итальянский акцент ворвался в размышления порывом южного ветра. Жири непонимающе встрепенулась: Карлотта и в самом деле прогоняет кордебалет? Но так оно и было! Балерины, шёпотом возмущаясь, покидали мостки, удаляясь за кулисы. Заторопившись, девушка последовала за коллегами, но в последний момент свернула в противоположную сторону и спряталась за свисающую портьеру, делая Эжени таинственные знаки, чтобы та заметила её и не исчезла среди остальных танцовщиц. А им определённо было о чём переговорить!..

Предложение вниманию прекрасных дам касаемо очерёдности :)

Мадемуазели, поскольку балерин прогнали со сцены загодя, и коварные мы просто не можем этим не воспользоваться, предлагаю внести такую коррекцию в очерёдность: я и Эжени отпишем по второму кругу, чтобы описать проникновение в гримёрку Карлотты до её непосредственного в ней появления (то бишь Эжени-Мэг-Эжени) и начало "страшильного действия", потом отписывается мадемуазель Гудичелли, и дальше всё идёт в обычном порядке. :)

+1

4

Репетиция очередной новой постановки, какой-то оперы для маленькой Эжени шла своим чередом. Танцевальные партии младших учениц были не сложными, и походили одна на другую, так что за хореографию переживать не стоило совершенно.
Единственное что смущало, так это то, что рыжеволосая и очень громко поющая Карлотта все время была всем и всеми не довольна. Ну, собственно как и всегда.
Костюмершами, которые бегали вокруг нее. Оркестром, который играл то слишком быстро, то слишком медленно. Хористками, которые не попадали в ноты. Балеринами, которые отвлекали и мешали ей петь. Интересно чем? Этого маленькая мадемуазель Верной понять не могла, как бы сильно не хотела. Они ведь тихонько сидели на авансцене. И даже не танцевали!
И так продолжалось уже почти что час! Дети порядком устали от такого безделий, но поделать ничего было нельзя. Репетиция есть репетиция…
Маленькие балерины, вымуштрованные строгим балетмейстером, молчали и только тихонько переглядывались, возводя глаза к потолку, словно посмеиваясь над истериками синьоры. Мысленно же мадемуазель Верной только удивлялась поведению ведущего сопрано Оперы.
«Уж ладно хористки! Они хоть поют и очень даже красивенько, мне нравится. А мы-то чем мешаем или отвлекаем мадам? Наверное, не очень красиво сидим? Вот Примадонна и отвлекается!».
От кого-то из взрослых в Опере девочка услышала, что вокальное искусство очень сложное и требует полной концентрации и любая мелочь может отвлечь певицу. Сбить с нужного настроя…
Вероятно, именно так и произошло и сейчас. В итоге Примадонна требовала повторять один и тот же отрывок заново, опять, снова и снова. Но это видимо не помогало, потому что в конечном итоге капризная дива потребовала, что бы все танцовщицы покинули сцену…
Взрослые танцовщицы покинули «место сражения», выражая свое недовольство, более чем открыто. А дети, тяжко вздыхая и оглядываясь на своего хореографа, гуськом ушли со сцены, оставив Примадонну наедине со своим талантом.
В любой другой день мадемуазель Верной была бы крайне расстроена, что им велели покинуть репетицию. Но сегодня приказ Примадонны доставил много удовольствия маленькой балерине. Ведь именно сегодня они с Мэг Жири задумали небольшую шалость… И для этого им надо было опередить Карлотту.
Только вот одно не давало покоя маленькой мадемуазель Верной. Неужели же это из-за них первое сопрано не могла сосредоточиться на репетиции?
Догнав Мэг за кулисами  девочка взяла старшую Жири за руку и, заглянув той в глаза, с самым серьезным выражением лица и какой-то тревожной ноткой в голосе спросила:
- Мы не красиво сидели? Не тянули носки? Да? По этому мадам Карлотта принялась ворчать?

0

5

Яркое палящие солнце Италии. Что это? Кажется, Сицилия. Интересно, откуда Карлотта знала, что это именно она, ведь она никогда не была в Сицилии? Откуда эта уверенность, что в Рагузе? Почему это солнце, этот блеск океана и эти горы кажется ей такими знакомыми, словно она прожила здесь всю жизнь? Но Карлотта ведь никогда не покидала севера Италии до переезда в Испанию... И почему она так выглядит? Почему в воде она видит рыжеволосую девушку с проникновенным взглядом, который бы мог затронуть ни одну душу, а высокие скулы свести ни одного мужчину? Отчего все кажется таким легким? Неужели ничего не было? Не было переезда в Испанию, не было грязных таверн Барселоны и шумных Мюзик-Холлов? Не было и коварного Призрака Оперы, который вечно угрожает жизни примадонны?
Карлотта оборачивается, и все словно расплывается перед глазами так, как будто яркое солнце не дает четко рассмотреть предметы. Но как бы прима не хотела подняться, чтобы пройтись по мягкой траве, у нее это не получалось, словно что-то пригвоздило ее к земле. Однако ноги не сводило, хотя ей казалось, что она уже больше часа сидит в одной и той же позе. Наконец-то картинка стала меняться: на горизонте показалась фигура мужчины. Сначала она казалась сеньоре Гудичелли знакомой, хоть и была подернута маревом, словно все происходило в пустыне.
- Абальдо? - Голос словно не принадлежал ей, глубокий, молодой, переполненный всеми оттенками нежности. Но фигура была выше и заметно худее. Даже сквозь марево Карлотта видела это. К  тому же черный плащ, в который фигура была закутана с ног до головы, не мог принадлежать Абальдо. Он такое просто напросто не носил. Что-то красное мелькнуло в руках фигуры. Удавка. Карлотта закричала.
Карлотта закричала, сон рассыпался, как карточный домик, а она еще какое-то время нелепо моргала глазами, словно перед ее взором все еще стояла залитая солнцем Сицилия. Но нет. Она по-прежнему находиться в своей гримерной. Свечи почти догорели, но все-таки еще не превратились в огарки, значит Карлотта проспала не так долго. В полумраке Карлотта попыталась разглядеть себя в большом зеркале, специально оставленном в гримерной комнате, чтобы иметь возможность разглядеть себя полностью перед выходом на сцену. Самой себе она казалась излишне бледной, но уже больше походила на себя, чем во сне. Хотя глаза и были полны ужаса, ото сна Карлотта еще не отошла, слишком уж реальным казалась эта фигура с удавкой в руке. Нет! Все это глупость! Это не более чем рассказы дурака Буке, которые вывели Карлотту из равновесия наряду с бестактные и бестолковыми балеринами, мешающими ей репетировать. Слишком много неприятностей происходило за последнее время, вот это и сказалось на нервах примадонны. Но нет, Карлотта никогда не покажет то, что ей страшно. Никто, никто не посмеет запугать Карлотту Гудичелли! Особенно жалкий сказочник Буке. Карлотта силой воли отвела взгляд от своего отражения в зеркале. Не привыкла она видеть себя такой, испуганной и незащищенной. Обычно перед всеми сеньора Гудичелли представала, как сильная и властная женщина, никто не знал насколько порой силен был ее страх.
Рыжеволосая прима вздохнула, только сейчас осознав, что платье ее помято, а от долгого сидения в одном и том же положении затекли ноги. Однако ощущение полной безнадежности, которое было появилось после сна, постепенно проходило, Карлотта вновь обретала силы и уверенности в себе. Ей следовало, как можно скорее, покинуть театр. Ведь наверняка Абальдо ее уже заждался, да и все разошлись по своим домам, занятые своими делами. Оставаться одной не хотелось вовсе. К тому же, если она еще какое-то время просидит здесь, то мысли снова заставят ее окунуться в тот ужас, который она в самом глубине своего сознания испытывала пред своим врагом. Все эти три года, все эти нападения! Карлотта могла по праву еще считать себя стойкой женщиной, если не бросила все и не уехала из Парижа.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Fantome: альтернативное прочтение » Something wicked this way comes!