В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

17 августа 2017 г. Обновлены игроки месяца.
И обратите внимание, друзья, что до окончания летнего марафона осталось ровно 2 недели! За это время некоторые из вас еще могут успеть пересечь ближайшие рубежи и преодолеть желаемые дистанции.
Мы в вас верим!

14 августа 2017 г. Обновлены посты недели.

1 августа 2017 г. Началась акция "Приведи друга", предназначенная в первую очередь для наших игроков.

21 июля 2017 г. В сегодняшнем объявлении администрации полезная информация
о дополнениях к правилам проекта, два повода для мозгового штурма и немного наград.


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Adalinda Verlage
Адалинда почти физически ощутила нешуточное удивление, охватившее супруга, когда он вскинул брови. Вот так-то! Не ожидали, барон? Погуляйте еще год-полтора вдали от дома — и вовсе найдете свою жену-белоручку вышивающей подушки или увлекшейся разведением ангорских котиков к ужасу бедняги Цицерона. Так что оперная певица в подругах — еще не самое страшное.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



Juliette Capulet
Это было так странно: ведь они навсегда попрощались с ним, больше ни единого раза не виделись и, казалось бы, следуя известной поговорке, девушка должна была бы уже позабыть о Ромео, который, ко всему прочему, еще и являлся вампиром.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Willem von Becker
Суровые земли, такие непривлекательные для людей, тянули к себе существ, неспособных страдать от холода. Только в удовольствие было занять небольшие полуразрушенные развалины, ставшие памятниками прошлых лет, повидавшие не одну войну Шотландии за независимость от Англии. Зато никакой любопытный нос не сможет помешать существованию вампира.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Claudie Richard
- Вы! Вы… Развратник! Из-за Вас я теперь буду гореть в адском пламени и никогда не смогу выйти замуж, потому что никому не нужна испорченная невеста, - и чтобы не смотреть на этот ужас, Клоди закрыла глаза ладонями, разумеется, выпуская только початую бутылку с вином из рук. Прямиком на сюртук молодого человека и подол собственного платья.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Sarah Chagal
Cовременный мир предоставлял массу возможностей для самовыражения: хочешь пой, танцуй, снимайся в кино, играй в театре, веди видеооблог в интернете - если ты поймала волну, то у тебя будет и внимание, и восхищение, и деньги. И, конечно же, свежая кровь.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Dracula" » Haute couture


Haute couture

Сообщений 1 страница 30 из 30

1


http://savepic.org/8076942.gif
http://savepic.org/8075918.gif

● Название эпизода: Haute couture / Высокая мода
● Место и время действия: 20 июля 1897 года, Швейцария, замок баронессы Форест.
● Участники: Sorci & Anabel Forest
● Синопсис: До Дракулы доходят слухи о том, что среди древних вампиров неспокойно. Опасаясь тайных заговоров против него, он посылает Сорси в замок одной из главных возмутительниц спокойствия – баронессе Форест, которая не скрывает своей неприязни к Дракуле. Вампиру предстоит явиться в замок инкогнито и разузнать, что задумала рыжеволосая бестия в отношении его господина.

+1

2

Темный силуэт замка уже виднелся на фоне мертвенно-бледной Луны, когда Сорси находился еще примерно в пару милях от него. Не то, чтобы Душа нервничала, но ей было несколько не по себе от предстоящей встречи с баронессой, потому как придуманный, буквально пару дней назад вампиром план не выдерживал объективной критики. Выдать себя за известного в узких круга кутюрье - не самая блестяща идея, исходившая когда-либо из этой светловолосой головы, но других более или менее удачных предлогов, чтобы попасть инкогнито в замок баронессы у Сорси не было. И в самом деле, что еще можно придумать, чтобы оказаться по ту сторону огромных ворот, притом не выдавая себя, как одного из членов свиты графа Дракулы. Он-то ведь поэтому и был здесь, в Швейцарии, чтобы шпионить, а не для того, чтобы наводить дружеские визиты.
"Узнай, что там задумала против меня баронесса Форест. До меня дошли слухи, что среди древни вампиров неспокойно и я хочу знать, что происходит у них. Сорси, ты отправишься в Швейцарию и вызнаешь все. На тебя возложена большая честь...". Ну, конечно, про большую честь это уже вампир сам досочинил, чтобы звучало, куда интереснее, чем просто съездить в Швейцарию и разузнать, не задумала ли чего нехорошего против графа Анабель. Вампир, даже не думая, согласился. Ведь это был чудесный шанс вырваться из надоевшего до зубной боли замка Бран, оставив там надоедливых невест Создателя и вредную Сатин, постоянно достававшую своими нравоучениями. Ах, еще сюда можно было добавить приятные впечатления от того, что он увидит новые земли, где никогда раньше и не был. Но на этом плюсы и заканчивались, потому что все равно нужно придумать повод, чтобы проникнуть к баронессе и не выдать свою настоящую личность. Черт знает, как отреагирует мисс Форест, если узнает, что ее так обманули. Сорси даже представлять этого не хотел.
Карета резко остановилась возле главных ворот, отчего вампир невольно вздрогнул. Ну, все. Началось. Сорси проверил в кармане своего камзола рекомендательное письмо, которое он так вовремя позаимствовал у того самого портного, которого на удачу самой Души, встретил в одной из придорожных гостиниц по пути в Швейцарию. Тогда-то у него и возник этот "гениальный" план. Естественно, тот вампир остался с носом. Что не сделаешь ради собственного графа. Еще Сорси успел умыкнуть, пока тот охотился на крестьян, весь его багаж, состоящий из двух тяжелых картонных коробок со всем необходимым для того, чтобы сшить одежду. Он не перебирал содержимое, так посмотрел по верхам. Этого вполне хватит, чтобы пустить пыль в глаза баронессе. Нужна была только легенда, а в стильной одежде уж вампир прекрасно разбирался. Вспомнить хотя бы весь его гардероб! Таких вещей не было ни у кого в этой Богом забытой Трансильвании.
- Доложите баронессе, что мсье де Люмьер прибыл, - Сорси сказал эту фразу, немного картавя на французский манер, будто и, в самом деле, только-только прибыл из Парижа. Он не боялся, что его раскусят, потому что, по случайному признанию настоящего мсье Люмьера, тот никогда еще не встречал баронессу.

+1

3

- Мне решительно нечего надеть!
Резная дверца массивного дверного шкафа отлетела куда-то в сторону, едва не пришибив слугу. Отчаянный малый стоял по стойке «смирно» и держался до последнего. Но когда в его сторону полетела дверца, не сдержался и ускакал из комнаты в неизвестном направлении, сверкая пятками. Из шкафа при этом меланхолично выпала целая гора одежды – корсеты, блузки, нижние юбки, сорочки, платья. Все это многоцветье дорогих тканей усеяло пол комнаты. Острый ноготок Анабель поддел одно из платьев, сшитое из темно-синего бархата.
- Ну, вот что я говорю? Не-че-го!
Платье отлетело в сторону, так же, как недавно сорванная с петель дверца шкафа. Ткань эта стоила как пол ее замка. Но когда дело доходило до одежды, вампиресса денег не считала. Тем более, это почти всегда были деньги ее смертных кавалеров. Положение не спасло даже то, что к этому платью у нее имелось восхитительное сапфировое ожерелье и диадема в тон, тоже подарок бывшего воздыхателя. Она когда-то неплохо им отужинала.
- Я с ума сойду!
Баронесса Форест в одном корсете и кокетливых панталончиках, отделанных кружевом, гордо прошествовала по комнате, безжалостно сминая босыми ногами свои наряды. Она с самого своего пробуждения была чертовски не в духе. Ну, а какую приличную девушку порадует, что ее гардероб стал унылым и надоел так, что хоть голой ходи! Фыркнув, Анабель надела туфельки, украшенные бантиками, и буквально упала в кресло, закинув ноги на столик. При этом она успела цапнуть со стола пачку писем, которые принес слуга.
- Счета, счета… Приглашение в гости на рюмочку крови. – Бубнила себе под нос хозяйка замка. - Приглашение на музыкальный вечер. В театр. На бал! Бал!
До традиционного летнего бала, который обычно проводил городской глава в ближайшем к ее замку городке, осталось меньше недели. Как она могла забыть? Впрочем, когда замышляешь заговор против самого главного вампира, это немудрено. Однако именно на этом балу она в последнее время присматривала себе новых состоятельных жертв. Пропускать его было бы недальновидно, и даже глупо.
- Мариус! Мариус!!!
- Вы звали, госпожа?
В дверях появился бледный, как смерть, дворецкий. Он служил у нее недавно, и еще не привык к тому, что его хозяйка – изящная леди умеет легко отрывать дверки шкафа и швыряться ими, словно это не массивный кусок дерева, а лист бумаги.
- Мариус, когда приедет портной? Он нужен мне, понимаешь? На носу летний бал!
В дворецкого полетели письма, включая приглашение на бал. Он, кажется, даже забыл, как дышать, но сбежать не посмел.
- Мы пошлем за ним незамедлительно. – Проговорил он подрагивающим голосом, изо всех сил стараясь сохранять невозмутимость. – Я…
- Вон! И без портного мне на глаза не показывайся! – Рявкнула Анабель и прикрыла глаза. Что с ней происходит? С самого своего пробуждения вечером она только и делала, что кричала на своих слуг, безжалостно разделывая их, как Бог черепаху. Может, причина была в том, что, проснувшись, она не обнаружила рядом Таддеуша. После их возвращения из Лондона отношения с вампиром у нее так и не восстановились до конца. Может, ей, действительно, нечего было надеть. А, может, она просто устала. Нервничать, дергаться, оглядываться. В последнее время Анабель было неспокойно на душе. «Скорее бы уже мистер Харкер претворил в жизнь свой план», - думала баронесса, разглядывая туфельку на ноге. Обувь ей тоже перестала нравиться. Нужно заказать по французским каталогам несколько новых пар. Только сначала хотелось платьев. Самых модных и красивых. Три. А лучше пять! Эта мысль несколько приободрила Анабель. Она даже взяла перо и лист бумаги и написала городскому главе ответ, в котором милостиво согласилась присутствовать на торжественном мероприятии.
В общем, портной, которого она так ждет, без работы не останется.

+1

4

Сорси начал откровенно нервничать, стоило только дворецкому исчезнуть за пределы его поля зрения. Лишь силой воли он заставил себя принять непринужденную позу, а не ходить взад-вперед, выдав тем самым свои истинные чувства. Это, конечно, не шпионить за невестами графа Дракулы. И совсем не устраивать очередную пакость одному из обитателей замка Бран. Сорси был впервые в подобной роли. И никогда не приходилось шпионить в таких крупных масштабах. Даже, когда пытался выведать тайные секреты Сатин. Даже при своей человеческой жизни, он никогда не выдавал себя за кого-то другого. Точнее сказать, за другую известную личность. То, что Душа замка Бран врала всем и вся, порой в разы приукрашивая действительность, в этом нельзя было засомневаться. Но сейчас...
"Вот отправили бы вместо меня, допустим, ту же Алиру или Верону. Женщина женщину поймет, как-никак", - вампир все еще перебирал в памяти напутственные слова своего графа, ожидая того, что его пригласят в покои  баронессы. Или графини? Почему-то он упустил этот момент из памяти. Впрочем, наверняка объявят ее титул, когда сам Сорси окажется перед ней. "К тому же, Алиру вообще не жалко. Пускай проявляет свои актерские таланты, раз ими постоянно хвастается перед всеми".
Вампир продолжил свои размышления, между делом осматриваясь в небольшой комнате, куда его привели, как только Сорси  назвал свое поддельное имя. У баронессы (или графини?) определенно был хороший вкус. Возможно, они найдут общий язык. И  не придется долго ломать голову над тем, как же все-таки выведать у мисс Форест ее задумки относительно собственного Создателя. Если бы не такой огромный риск, возможно, Сорси бы  прочувствовал до конца возложенную на  него миссию. А так, он слишком молод и красив, чтобы умереть! Ведь у него даже нет семьи (сестры по крови не в счет, конечно же)!
"Да ничего такого нет. Может, кто-то просто напел из зависти, что она что-то там да задумала. Ну кто осмелится пойти наперекор графу?" - резонно заметил вампир, поправив свой кружевной банты на шее, аккуратно расправив концы. Душа даже ждать устала. Ну и где этот осел, что отправился доложить о его приезде баронессе (или графине?)? Уснул что ли по дороге? Больше всего на свете Сорси не любил ждать. А сейчас, когда предстояла встреча с неизбежным, то он и вовсе чувствовал себя, словно на иголках. И время тянулось, словно очередь из бедняков за бесплатным хлебом.
"Так. Так нужно быть уверенным. Я же все-таки кутюрье и известный портной!" - попытался настроиться себя на нужную волну, чтобы не в течение пяти минут не выдать себя и свое истинное предназначение в этом замке. Как хорошо, что он успел еще и прихватить сундучок со всем необходимым, чтобы действительно походить на портного. Сорси не планировал здесь долго находиться, но какой портной без своего иголок, ниток и сантиметровой ленты? Вызовет кучу подозрений. А Душа не хотела так глупо рисковать.
- Мисс Форест ждет вас, - объявили ему, отчего Сорси, ушедший в свои мысли, вздрогнул.
- Вы так любезный, - кивнул дворецкому вампир, все же собравшись с духом, чтобы отправиться на встречу с мисс Форест. Какой она была?  Душе никогда не доводилось видеть ее.

+1

5

- Госпожа баронесса, мсье де Люмьер прибыли-с! – Сообщил Мариус и вид у него при этом был до неприличия счастливый. Ну, еще бы. Испытать на себе гнев вампира не хочется никому. А дворецкий и так уже еле уворачивался от летевших в него бумаг, туфлей, ваз, заколок – всего, что попадалось под руку расстроенной Анабель. У нее было отвратительное настроение, и очень хотелось на ком-то отыграться. Так почему бы не на услужливом Мариусе. У него все равно еще испытательный срок. Вот пусть и терпит маленькие причуды дурного характера своей госпожи. А не захочет терпеть, станет ужином. С Анабель шутки плохи. И лучше это ему понять сразу.
- Ну, так зови его сюда, болван. – Взрыкнула вампиресса. После некоторых колебаний она все-таки убрала ноги со стола. И хотя, по мнению Бель, ее ножки в шелковых чулочках и премиленьких туфельках были единственным его украшением, надо соблюдать хотя бы минимальные правила приличия. Может, этот мсье де Люмьер – сноб и зануда. А, может, его вообще привлекают не женские ноги, а мужские. Среди французских модельеров, говорят, таких немало. Анабель хихикнула и приказала себе не думать о подобных вещах. Ее интересуют исключительно платья, которые он для нее может сшить. Жаль, что в их глуши нормальных модельеров днем с огнем не сыщешь, приходится доверяться первому встречному. И так каждый раз.
«Надеюсь, у него хотя бы есть рекомендательное письмо», - подумала Анабель, задумчиво расправляя кружево на панталончиках. Одеваться в платье она и не собиралась. А зачем? Портной же мерки будет снимать, а тут она уже готовая. Да и служанки ее все разбежались. Или не разбежались, а стали едой. Неважно. Главное, что помочь ей одеться теперь некому. Не Мариуса же просить. Он как-никак дворецкий, а не горничная.
В коридоре послышались шаги Мариуса и едва уловимые даже вампирскому слуху шаги ее гостя. Так может ходить только другой вампир. Ну, вот и он. Ее спасение от неминуемого позора на летнем балу. Если бы не крайне вовремя прибывший модельер, Анабель пришлось бы идти на бал в одном из своих старых платьев. А это недопустимо! Моветон. И вообще. Приличные барышни одно платье два раза на бал не надевают.
Дверь открылась, в дверях показался…
«Это и есть Люмьер?!». Баронесса по-кошачьи потянулась, взяла со стола лорнет (хотя и так видела прекрасно), и изучающе рассмотрела своего гостя со всех сторон. «Надо же, а я и не думала, что такие модельеры бывают. Заграничная штучка, пффф», - подумала Анабель, поднимаясь со своего кресла.
- Мсье де Люмьер! – Вампиресса двинулась навстречу гостю. По пути она ногой задвинула пеструю кучу платьев обратно в гардеробную. – Вы даже себе не представляете, как вы вовремя!
Рыжая чертовка буквально подпорхнула к вампиру и протянула ему маленькую ручку для поцелуя. Пусть знает, как она ему благоволит.
- Проходите, проходите. – Баронесса указала модельеру в кресло, напротив своего. – Хотите бокал крови? Вы, наверное, устали с дороги. Но у нас совсем нет времени на отдых, mon ami. – Щебетала Анабель. В корсете, панталончиках и чулочках, с рассыпавшимися по плечам золотистыми локонами она была похожа на миниатюрную статуэтку. И только опытный глаз другого вампира мог заметить в этой щебечущей радушной женщине смертельно-опасного хищника. Об этом говорил и холодный взгляд ее синих глаз, и точно выверенные движения. Да, она в любой момент могла снять маску деревенской простушки и вцепиться ему в горло, если бы сочла своего гостя опасным.
- Так как там в Париже? – Бель взяла с подноса, принесенного Мариусом, бокал, проследила, чтобы ее гость тоже не остался без угощения. – Правда, что сейчас в моде лимонно-желтый цвет, и все модницы выглядят точно канарейки?
Внимательный взгляд, тщательно замаскированный безмерным и беспредельным любопытством. Кто же может упрекнуть в этом баронессу, желающую заполучить самый модный гардероб в мире?!

Отредактировано Anabel Forest (22-02-2016 23:55:52)

+1

6

Сначала большая парадная лестница, которую вампир преодолел за несколько минут. Не  воспользовавшись своими потусторонними силами, Сорси будто нарочно тянул время. Он морально готовился к тому, что его, как минимум, вышвырнут вон из этого замка, а как максимум... Он все еще прикидывал в уме, какими будут последствия со стороны баронессы за этот маленький обман. Хотя, какой уж маленький обман. Скорее наглая ложь, направленная на то, чтобы  выведать у мисс Форест все ее маленькие и темные тайны, связанные с напрямую с графом Дракулой. Ведь не количество ее бывших ухажеров приехал выяснять вампир.
"Главное продержаться в этом месте пару дней, да и хорошо бы втереться в доверие самой баронессы, а там уже секреты посыплются, словно из рога изобилия", -  размышлял вампир, пока дворецкий вел его по роскошным коридорам замка. Сразу заметно было, что у хозяйки есть вкус. Во всяком случае, это напомнило, что у них, в замке Бран, есть места, где уже давненько не мешало бы убраться, смести  слои пыли, толщиной в палец или убрать паутину, на которую всем обитателям замка было глубоко наплевать в виду того, что эти удаленные уголки никто никогда не посещал. А если еще вспомнить, что где-то в самых отдаленных коридорах по-прежнему активированы ловушки, оставшиеся от какого-то дальнего предка графа, то уже  есть веская причина там не появляться. И плевать, что бессмертный. Поймать собой какую-нибудь ржавую и очень древнюю стрелу - мало приятного.
"А здесь вполне неплохо..." - с какой-то завистью отметил для себя отметил Сорси, высматривая и вынюхивая в святая святых баронессы. С трудом можно было назвать этот  замок убежищем для вампира. Уж слишком много здесь было светского лоска в отличие от того же замка Бран,  показавшимся в самом начале новообращенному вампиру безумно унылым и мрачным. Конечно, за столько лет в жизни, Душа привыкла и к  уродливым горгульям, и к оскаленным черепам. Но все равно, где-то в глубине своей вампирской души он хотел изменить этот ужасный декор. Но, увы, все его попытки потерпели  фиаско.
- Мсье де Люмьер, - возвестил дворецкий, когда распахнул двери, ведущие прямиком в покои баронессы. Если бы вампир дышал, то непременно бы сделал глубокий вдох, как это делают пловцы перед тем, как сделать прыжок в воду. Но Душа уже забыла это как делать, поэтому только натянула улыбку на своем бледном лице, между делом внимательно изучая древнюю.
- Ой, как я рад Вас видеть, мадмуазель Форест! Безумно, безумно рад наконец встретиться с вами! - Сорси старался изо всех сил, изображая этакую столичную "штучку". - О вас я слышал много лестных слов, но эта честь для меня увидеть вас вживую. Очень рад, что вы пригласили меня в качестве своего портного.
Сорси источал лесть на уши рыжеволосой баронессы, элегантно поцеловав  тыльную сторону ее кисти. Хотя бы не вышвырнули сразу - уже неплохо.
- Да, было бы неплохо. Дорога была просто ужасной, - посетовал вампир, отойдя на пару шагов, будто прикидывая, с чего ему начать, как портному. Да, на эту фигуру не грех надеть все самое прекрасное и изящное. - Но я готов хоть сейчас начать, ма шери!
Душа надеялась, что все-таки не переигрывает, изображая из себя  известного модельера. Но он же считал себя великим актером, по которому плачут все сцены знаменитых театров.
- В Париже неплохо, но местами бывает скучно, - элегантным движением вампир подхватил пальцами бокал с кровью, сделав небольшой глоток. В Париже вампир был не так уж и давно, быть может, чуть меньше года назад, когда граф захватил его с собой по каким-то ведомым только ему делам. - Правда, - кивнул вампир на вопрос баронессы о лимонном-желтом цвете. - Сущая правда. А еще мадмуазели носят теперь шляпки, плоские как блины и подвязывают их огромными лентами. И сейчас в моду опять вошли пышные кринолины. Теперь юбки украшаются не оборками, многочисленными фестонами. Кстати, вы хотите полностью обновить гардероб, ма шери?
Казалось, что он уже полностью вошел в свою роль. Удобно усевшись в одно из кресел, Сорси внимательно посмотрел на баронессу.

+1

7

Анабель с интересом слушала экскурс в историю парижской моды от мсье де Люмьера. Плоские шляпки? Пышные кринолины с фестонами? Что и говорить, она безнадежно отстала от моды. «Вот что значит жить в глуши», - расстроено думала баронесса, кусая губы, всякий раз, когда этот господин упоминал очередной модный изыск.
Конечно, дело было не только в том, что Бель жила в глуши. Ей давно следовало завести портного, который не только обшивал бы ее с ног до головы, но и держал в курсе последних модных тенденций. Точнее, не так. Ей давно следовало снова завести портного. Потому что такой человек был у нее раньше. Да-да, именно человек. Мсье Батист. Талантливый портной, сноровистый и сообразительный малый. Несколько лет он обновлял гардероб баронессы, причем делал это на зависть всем соседям. Анабель блистала на балах и светских раутах, неизменно становясь в своих роскошных нарядах центром внимания. Мсье Батист, увлекаясь любимым делом, мог работать сутки напролет. И все его наряды – от простого домашнего платья до бальных ансамблей представляли собой настоящие произведения искусства. Но он был смертным. Со своими слабостями, присущими человеческой натуре. И это его сгубило. Прощать ошибки людям баронессе Форест всегда было сложнее. Поэтому когда однажды Анабель приехала на бал к городскому главе и обнаружила, что у его супруги платье сшито из такой же ткани, что и у нее, она, не задумываясь, свернула своему портному шею сразу, как вернулась домой. Платье было сожжено незамедлительно.
Был еще один портной – мсье Бэлджой. Ему по степени талантливости до мсье Батиста оказалось очень далеко. Да и за модой он не особо следил. Так что о парижских новинках Анабель узнавала уже тогда, когда они переставали быть таковыми. В то время у вампиров как раз пошла мода на методы расправы в стиле Дракулы, и Бэлджой был торжественно посажен на кол. Хотя бы так он отдал дань модным тенденциям. С тех пор местные модельеры и портные обходили замок баронессы стороной. Заглядывали только «гастролеры», не знавшие всех волнующих подробностей о взаимоотношениях хозяйки с их коллегами по цеху. Мсье де Люмьер, видимо, был как раз их таких. Правда, кажется, кое-что ему все же удалось узнать, потому что временами у Анабель возникало ощущение, что вампиру в ее обществе не по себе. Она чувствовала некую напряженность в его голосе. Но списывала это на усталость после долгой дороги. Да и чего бояться вампиру, который, к тому же, приехал из самого Парижа? Уж кто-кто, а он оденет ее по последней моде. И на летнем балу она будет блистать.
«Ну, а если не оденет, то я найду способ разобраться с ним», - подумала баронесса, ласково улыбаясь гостю.
- Да-да. – Закивала Бель. – Я бы хотела несколько новых платьев. И для дома, и для светских раутов, и для балов. И еще пару нарядов в деловом стиле. И для верховой езды. Только… Хм… Пусть не весь гардероб будет желтым. – Анабель деланно смутилась. - Терпеть не могу этот цвет. Он вызывает у меня тоску. А наряды разной степени… эээ  желтизны явно вгонят меня в депрессию. Понимаете? Ну, так, где-то пуговку, где-то кружево или другой какой-то акцент модного цвета, и достаточно.
«Ужас, должно быть этот Люмьер сейчас решит, что я просто деревенщина, отставшая от моды лет эдак на сто», - тихо ужаснулась баронесса. Правда, он так беспардонно льстил ей, что вряд ли его мысли совпадали с предположениями хозяйки замка. Впрочем, как знать. Людям нельзя верить. А вампирам – тем более.
- Начать нужно с бального платья. Потому что в скором времени я приглашена на летний бал! И пропустить его из-за отсутствия модных нарядов не должна. – Анабель вновь расцвела в медоточивой улыбке. – Но раз вы здесь, этого и не произойдет, не так ли? Вы привезли с собой каталоги с последними модными новинками? – Горя любопытством, баронесса едва ли не насквозь прожигала сидящего напротив вампира взглядом пронзительных синих глаз.

0

8

- Понимаю, понимаю, мисс Форест, - согласно кивнул вампир, будто до этого только что и делал, что шил дамам платья. Ведь нужно было сыграть так, чтобы баронесса поверила в то, что перед ней сидел сейчас профессиональный портной, а не засланный от графа шпион. Больше уверенности, больше снобизма во взгляде. Он приехал сюда, чтобы сшить чудесный гардероб для мисс Форест. Сорси - знаток мод и, вообще, всей модной индустрии в целом. Поэтому нужно было вести себя подобающим образом. Ох, Душа где-то в глубине душе все ужасно нервничала, и хорошо, что у вампира отсутствовало сердцебиение, иначе бы оно его выдало с головой. А так, на лице маска из благоговения перед  прекрасным объектом будущих портных изысканий. - И правильно. Он вам совершенно не идет. Особенно, к вашим чудесным волосам, моя дорогая. Мне думается, что неплохо сделать некоторые детали из лимонного цвета, а все остальное сделать в более насыщенных цветах. Например, сливовый. Да! К слову сказать, многие барышни предпочитают в этом сезоне именно этот цвет. Но вы в нем будете просто превосходно выглядеть.
На ходу придумывал вампир, с видом эксперта рассматривая баронессу. Насчет цветов он, конечно, не врал. Только забыл уточнить, что это было ой как давно, еще, будучи при человеческой жизни Души. Но Сорси не нужна была достоверность. Он ведь приехал сюда, чтобы втереться в доверие, а потом внезапно отбыть, а не шить все эти наряды для Анабель. К тому времени, когда вампир уже будет в замке Бран, настоящий мсье Люмьер так доберется до швейцарского замка. А возможно, что и нет. Помнится, ходили слухи, что в тех окрестностях решили устроить охоту на вампиров  приезжие охотники.
- Отлично! Начнем с него, - потер руку о другую вампир, будто радуясь такому выбору со стороны Анабель. Хотя, на самом деле, было все равно. Он только в теории представлял себе, как сшить хотя бы простое платье, и то, только потому, что помогал  своей сестре по крови с ее платьями для кукол.  - А когда этот бал состоится?
В самом деле, он как истинный портной, должен был спросить о времени на то, чтобы сшить это бальное платье. Сорси казалось, что именно такие вопросы и задают своим клиентам все портные. По крайней мере, еще в далекой давности, когда у него был портной из плоти и горячей крови, то он всегда спрашивал, сколько у него есть времени в запасе, чтобы сделать очередной заказ господина.
- Конечно, я привез! Но боюсь, что я их оставил с остальным багажом. И если ваших слуг не затруднит принести один из моих саквояжей, то я с удовольствием покажу все модные фасоны этого года, - лил елей на баронессу, пытаясь припомнить - были ли у того умельца шить дамские платья они вообще? А если нет, то как отговариваться? Но должно же быть у каждого портного нечто подобное! Как он собирался ехать к баронессе без всего этого?! В очередной раз вампир положился на волю случая. Но если так, Сорси должен моментально перестроиться, сымпровизировав в очередной раз на ходу. Нужно быть осторожнее, ему казалось, что Анабель не слишком-то и доверяла ему. Или у Души уже начала развиваться паранойя?

+1

9

- Желтый и сливовый? - Анабель с большим трудом удалось сохранить вежливую улыбку на лице. Причем, в самый последний момент, когда она уже почти с него сползла. Баронесса просто не представляла себе, как на ней будет выглядеть этот последний писк моды. Тем более что сливовый цвет совершенно не сочетался с ее бледной кожей, да и с цветом волос как-то тоже. Говоря о бальном платье, она представляла себе нечто в более традиционных и любимых ею черно-красных тонах, ну, в крайнем случае, темно-бордовых. Зеленых, наконец. Но сливовый… Это же нечто фиолетовое, причем, в самой неопределенной его фазе. Что получится в сочетании с желтым, Анабель даже как-то страшно было представить. Но, во-первых, времени до бала оставалось ничтожно мало. Во-вторых, она же хочет выглядеть модно! А, значит, придется довериться этому, с позволения сказать, кутюрье.
- Хорошо. – Вздохнула хозяйка замка. – До бала осталось пять дней. За это время платье должно быть готово. – Анабель оставила пустой бокал на стол. – И, мсье Люмьер, думаю, вы понимаете, что такое платье должно быть только у меня. Я имею в виду и фасон, и ткань. Говорю это сразу, на тот случай, если вас попытаются перекупить, у нас такое случается даже среди вампиров.
«А если вы все-таки соблазнитесь на уговоры моих конкурентов, ваш прах увидит лишь Солнце», - подумала вампиресса, хищно сверкнув глазами.
- Пока слуги не принесли каталоги, расскажите, каким вы видите мой бальный наряд? – Анабель было крайне любопытно узнать, как она станет в нем выглядеть. – Хотите, я дам вам лист бумаги, и вы его нарисуете? Мой бывший кутюрье сначала всегда рисовал модель и показывал мне, чтобы я ее утвердила. Жаль, однажды мне пришлось с ним проститься. Навечно. – Последнее слово баронессы особо выделила голосом, так что никаких сомнений о судьбе, постигшей несчастного портного, не оставалось.
- А можете прямо на мне показать – как это будет! У меня есть ткань для таких «тренировок».
Анабель извлекла из гардеробной кусок шелка, взяла с каминной полки коробочку с булавками, чтобы кутюрье мог заколоть ими ткань. В итоге все, что было нужно мсье де Люмьеру для работы, оказалось перед ним, включая лист бумаги и карандаш. В довершение всего в комнату вошел слуга и поставил перед заграничным «зубром моды» его саквояж.
- Работу следует начать незамедлительно. – Проворковала баронесса. - Я очень волнуюсь, что мой наряд будет не готов к балу. И вся надежда только на вас!
«Ну же, посмотрим, на что вы способны, мсье. Или только языком чесать можете», - вампиресса покосилась на швейную сантиметровую мягкую ленту, лежавшую возле кутюрье.
- С чего начнем? Может, снимете мерки?
Баронесса поставила ногу в чулке на подлокотник кресла перед Люмьером, так что бантик на туфельке, обсыпанный драгоценными камнями, оказался перед самым его носом, и выжидающе смотрела на него. Если он настоящий профессионал своего дела, подобная вольность не должна смутить его. Мало ли что взбредет в голову состоятельной сумасбродной леди!
- Я хочу, чтобы сегодня вы закончили с мерками и показали мне эскизы будущего платья. – Распорядилась Анабель тоном, не терпящим возражений. Сейчас, когда официальная часть, в которую входило приветствие дорогого гостя, закончилась, тон ее сменился с радушно-гостеприимного на деловой. В конце концов, этот кутюрье ведь будет работать на нее.
- Если вы все сделаете в срок, и ваша работа мне понравится, я заплачу вам столько, сколько не дал бы и сам Дракула! – Пообещала баронесса, торжественно вручая вампиру швейный сантиметр.

Отредактировано Anabel Forest (20-07-2016 18:10:30)

+1

10

- Не так уж и много, - деловито прикинул Сорси, стараясь не выдать своих истинных эмоций. Всего пять дней, чтобы выведать у баронессы нужную информацию. На самом деле не очень-то и долгий срок. Кто бы знал, что все так получится? Возможно, вампир бы придумал куда более простую легенду. Однако, с другой стороны - не своим  модисткам и парикмахерам женщины доверяют больше всего? Какие-то полунамеки на секреты, какие-то недомолвки. Можно было потянуть за нить, чтобы распутать клубок тайн. Баронесса Форест казалась крепким орешком, так что разговорить ее, нужно было еще постараться. А тут всего лишь пять дней!
- Я постараюсь сделать все в сроки, - произнес он, хотя  в глубине души сомневаясь, что вообще у него что-то получится сотворить, а  тем более в эти пять дней. Где-то в  глубине себя, он понимал, что мисс Форест вряд ли сможет довериться тому, кого видит впервые. Уж не похожа она была на словоохотливую и глупую мадмуазель, с мозгами как у птички. Потому нужно было произвести впечатление. Но как? Если он и шил платья, то куклам своей сестры по крови и то, когда толстушка не справлялась. А тут целый женский наряд! Впрочем, если он не справится, то сбежит из этого замка, с виноватым выражением на лице вернувшись к графу Дракуле. Хотя бы можно попытаться. Так решила сейчас Душа замка Бран. - Ой, не беспокойтесь, мон ами! Такой наряд будет только у вас и ни у кого больше!
Вампир горячо заверил Анабель. С его-то способностями, действительно выйдет что-то весьма оригинальное, если не экстравагантное. Интересно, увидев его "шедевр" баронесса не швырнет его в огонь, вместе с Сорси? Умирать раньше времени совсем не хотелось. Он ведь был так молод и прекрасен!
- Хм-м-м... - Сорси продолжал играть свою роль, стараясь не показывать свою нервозность от осознания того, что ему сейчас придется демонстрировать все таланты. Например, способность импровизировать там, где не очень-то и умел. Если бы Душа была человеком, то, несомненное, у нее бы и ладони вспотели, да и сердце забилось в отчаянном ритме. Но он был вампиром, потому на его лице не дрогнул ни один мускул. - Мне будет проще, дорогая баронесса, если я вам нарисую ваше платье, а после вы согласитесь или нет. И вместе уже доработаем детали.
Кажется, именно в таком духе говорил его портной. Казалось, это было тысячу лет назад. Но помнил все до мелочей: как он говорил, что говорил этот толстый итальянец с залысинами. И сейчас он повторял все тоже самое! Наверное, выглядело глупо. Но хуже уже не могло быть.
- Успеем как раз к сроку, мадмуазель, - "может быть" - подумалось в этот момент вампиру, однако вместо этого он расплылся в улыбке. Как раз вовремя появился саквояж со всем необходимым для портного дела. Он надеялся, что у этого портного были свои эскизы (как же без этого?) и не придется что-то придумывать из собственной головы. Хоть Сорси и был самой модной персоной в Трансильвании, вряд ли бы он придумал что-то стоящее для Анабель. Что уж говорить про ее бывшего кутюрье, с которым ей пришлось навсегда проститься. Душа даже немного поежилась на этом моменте.
- Да,  согласен! Давайте снимем мерки, - вампир окинул взглядом ножку баронессы в туфельке, после чего хлопнул в ладоши, поднявшись со своего места. Он взял у мисс Форест сантиметр, деловито осматривая ее фигуру. Он даже пропустил мимо ушей, вспоминая с чего нужно все-таки начинать снимать мерку. С груди или с плечей?  Помнится, когда они шили новое платье для Сатин, то начинали вроде именно с груди. - Позволите?
Сорси вытянул сантиметр, обхватив им грудную клетку баронессы, замерив объем. После чего приступил к талии. Взгляд у вампира был, как никогда сосредоточенный.

+1

11

- Постараетесь? – Удивленно хлопнула глазами Анабель, передавая кутюрье сантиметр. – Нет, мсье, так дело не пойдет. Вы. Должны. Успеть. Слышите?
Тонкие пальчики сжали плечи вампира, и он на себе смог ощутить, как сильно хочет баронесса получить вовремя свое платье. Но как только она услышала его «успеем как раз к сроку», удовлетворенно кивнула и встала прямо, как того всегда требовали остальные ее портные для того, чтобы снять мерки. В какой-то момент синие глаза, не мигая, уставились на модного кутюрье. Мгновение, и Анабель уже снова щебетала всякие нелепицы, чтобы развлечь дорогого гостя светским разговором.
- Ах, я так давно не была в Париже. Просто засиделась в нашей глуши! Дела, дела, знаете ли, не пускают меня дальше границ моих владений. Это так ужасно! Но, как говорится, если ты не едешь в Париж, Париж приедет к тебе. Теперь вы здесь, и я уж точно не ударю в грязь лицом на летнем балу!
Баронесса покрутилась на месте, мешая мсье Люмьеру работать. В этот момент она сама себе была противна. Роль безмозглой курицы, помешанной на моде, какой она хотела казаться этому подозрительному кутюрье, давалась баронессе с большим трудом. Но ради дела можно и потерпеть. Главное, чтобы он поверил. А там, может, потеряет бдительность и выдаст себя. Чего ждала Анабель? Да ничего. Она вообще-то все еще надеялась, что это просто ее паранойя, и мсье Люмьер именно тот, за кого себя выдает, а вовсе не «темная лошадка». Вот сотворит ей феерический наряд, и баронессе будет стыдно за свои  подозрения. Хотя интуиция пока говорила ей, что все-таки тут не очень чисто.
За четыре столетия баронесса каких только прохвостов не встречала. И охотники, и воры, и альфонсы, и прочие аферисты. Все они приходили в ее замок, но, как правило, назад уже не выходили. Анабель играла с ними, как кошка с мышкой, пока не выводила на чистую воду, и как только загадка была решена, теряла к злоумышленнику интерес и убивала его. А тут… Вампиресса время от времени задерживала пристальный взгляд на своем госте, пытаясь понять, что ее в нем напрягает. Вроде портной, все как надо. Даже саквояж со всякими штуками портняжными есть. Но вот то ли взгляд, то ли некая неуверенность в движениях, которые у профессионала должны быть отточены и доведены до автоматизма, заставляли Бель держать ухо востро и не терять бдительности.
- Вы забыли измерить обхват бедер. – Вкрадчиво подсказала баронесса, улыбаясь. – Мой прежний портной говорил, что он измеряется по самым выпуклым точкам ягодиц. - Анабель опустила руки вампира ниже своей спины. – Вот тут. Верно? – Проворковала она, улыбаясь лукаво.
Ей доставляло удовольствие дразнить кутюрье подобными шалостями. Невинными, в общем-то, хотя на первый взгляд и не скажешь. «Небось, решил, что я его соблазнить пытаюсь. Ха! Пусть думает, что хочет», - подумала баронесса. У нее были свои методы работы с гостями, которые казались ей подозрительными.
- А вы шили для кого-нибудь известного? Ну, там, для монарших особ? Для благородных дам? Может, для кого-то из самых одиозных вампиров? – Анабель терпеливо сносила это дурацкое снятие мерок, но молчать не собиралась. Это ведь делу не мешает. Тем более что все параметры кутюрье записывает в свой талмуд, а, значит, не забудет их даже за разговором.
- В Париже или, может быть, в других городах или даже странах? – Не унималась баронесса, изо всех сил стараясь, чтобы голос ее звучал как можно более непринужденно и беззаботно. Мсье Люмьер ничего не должен заподозрить раньше времени. В конце концов, она хочет получить это чертово платье. А там уж посмотрит, что делать с его создателем. Казнить или миловать.
- Ах, не смущайтесь, дорогой. – Прощебетала баронесса. – Рассказывайте, рассказывайте.

+1

12

А баронесса щебетала про Париж и никак не могла успокоиться, так что вампир постоянно сбивался со своей мысли, пытаясь не упустить ничего из того, что положено делать любому портному. Снять мерки  дело простое на первый взгляд. Измерь там, измерь сям. Но для Сорси, который, ну ни разу сам не снимал мерки, а только был на подхвате, все было практически в новинку. И для того, чтобы сохранить вид профессионала приходилось выкручиваться.
"Так, грудь я измерил. Теперь талию, потом ягодицы, и еще, кажется, с плечами что-то и...Какого черта я вообще представился портным? Почему, например, не дворецким? Ах, да, дворецким не выбалтывают тайны и секреты. А вот собственным портным, если они достойны доверия - да". Только вот как втереться в доверие к баронессе, если он ни разу не портной. И сейчас Душе приходится на ходу импровизировать, вспоминая по собственному опыту, как вел себя с ним его портной. Как вообще проходили мерки. С точки  зрения профессионального подхода, а не тогда, когда его сестра по крови шила ему какой-нибудь наряд.
- Я все помню, не волнуйтесь, - Сорси не повел даже бровью, однако чувствовал, что баронесса проверяет его, испытывая на прочность его нервы. Кажется, паранойя медленно, но верно стала нарастать внутри бессмертного существа. Пришлось взять себя в руки, улыбаясь, опустив сантиметровую ленту ниже, чтобы измерить бедра Анабель. А кому сейчас было легко? - Ваш портной прав. Действительно, сейчас измеряют по самой выпуклой части ягодиц.
Вампиру казалось, что он выглядит абсолютно профессионально. Вон, даже не застрял взглядом на декольте древней. Хотя там было, что посмотреть, да насладиться достоинствами ее фигуры, хотя бы зрительно. Но ведь портной не позволит себе подобное, ведь так? Вот и приходилось изображать из себя невозмутимую особу. Пусть флиртует, главное, что сам делает вид, что для него привычно подобное, сумасбродное поведение.
- Для кого шил? - вампир приподнял светлые брови, пытаясь выпустить на волю всю свою фантазию. Ведь мисс Форест не унималась. Ей, кажется, было жуть, как интересно, кому же шил одеяние столь модный портной? Сорси вновь сделал задумчивый вид, будто вспоминая царственных особ и представителей дворянских родов, которых, в сущности, он никогда не видел и не знал. Но нужно же было поддерживать легенду! - Да много для кого, на самом деле.
Вампир поднялся вверх, измеряя плечи и расстояние между ними. Все четко, даже можно было поверить, что Душа занималась этим уже давно.
- В Париже, в Милане, во Флоренции, - задумчиво произносил названия городов, сделав замеры. - Но, по секрету вам скажу, однажды я шил даже самому графу Дракуле. Ох, и отвратительно место, скажу я вам, где он живет. Но это только между нами, так как сам граф попросил не упоминать его вовсе, как клиента.
Вампир сказал это, предположив, что в обмен на подобную тайну, баронесса скажет ему что-то такое взамен. Либо поверит в то, что он действительно модельер со стажем, а не просто какой-то самозванец, приехавший неизвестно откуда. 
- Кое-как я вообще нашел его замок. Такая глухомань, - посетовал Сорси, полностью входя в свою роль, будто был рожден специально, чтобы сказать эти фразы.

+1

13

Вообще-то он был похож на самого настоящего портного. И мерки снимал, как следует, и на провокации не велся, и на вопросы отвечал более-менее внятно. То есть, упрекнуть мсье Люмьера ей пока было не в чем. Заподозрить, кажется, тоже. И все-таки рядом с ним баронесса испытывала непонятное беспокойство, словно ее кололи иглой в самое сердце. Неприятное чувство.
«Наверное, это старость», - расстроено подумала мисс Форест, терпеливо снося все замеры, которые производил с ней заграничный кутюрье. Она не помнила, чтобы с ней происходило подобное раньше. Или просто она называла это смутное чувство каким-то другим словом? Интуиция? Инстинкт самосохранения? Ни то, ни другое ее еще ни разу не подвело. Но сейчас…
Она решительно не понимала, что происходит. Конечно, к ней в замок и раньше заходили разного рода шарлатаны, шпионы и прочий сброд. Их она раскусывала сразу. Причем, не только в переносном, но иногда и в прямом смысле слова. С мсье Люмьером все было сложнее и непонятней. Во-первых, он – вампир. Во-вторых, умен и ловок, хотя и старается сойти за слегка наивного портного. В-третьих, он очень осторожен. Самое смешное, что Анабель, которую обычно забавляло играть с такими ходоками, на этот раз хотелось ошибиться. Пусть этот Люмьер окажется, действительно, первоклассным кутюрье. И сошьет ей платье по последней моде. Она должна произвести в нем фурор на балу! Это было ее настоящим желанием. А обличить очередного самозванца… Она еще успеет. В том случае, конечно, если это, действительно, так. Если же Люмьер окажется тем, за кого себя выдает, она заплатит ему тройной гонорар! Хотя нет, и двойного хватит. И вообще она еще не видела, на что он способен. Рекомендательные письма – это хорошо, но верить нужно только собственным глазам.
- Париж, Милан, Флоренция… - Благоговейно повторяла баронесса названия этих оплотов моды, настоящих столиц красивой и дорогой одежды. Неужели он и, правда, там работал?  - Дракула?
При упоминании древнего вампира, Анабель поперхнулась, но не изменилась в лице. За сотни лет она научилась хорошо владеть собой. И в большинстве случаев у нее это даже получалось. Правда, на этот раз удержаться было сложнее.
- А что у нас и ветошь нынче облачилась в модную одежду? – Она все же не смогла скрыть ехидства в голосе. - Древнейшие вампиры стали пользоваться услугами кутюрье? Правда? Давно ли?
«И как только этого Люмьера нелегкая занесла из Милана в гнусные трансильванские болота? Разве только Дракула ему хорошо заплатил. Или просто запугал, что вероятней», - думала баронесса, глядя на вампира. В эти минуты она даже прониклась к своему гостю. И, кажется, стала больше ему доверять.
- Трансильвания та еще дыра. Терпеть не могу это место.
«Терпеть не могу Дракулу». Об этом она предусмотрительно промолчала, но очень громко подумала. Да Люмьер, наверное, и так уже понял, что Анабель не испытывает восторга от Дракулы.
- И как вам Бран? – Мгновенно забыв о том, что платье нужно ей срочно-срочно, баронесса протянула кутюрье новый бокал с кровью, намереваясь поговорить по душам еще немного. – Правда, Дракула – противный пафосный зануда? А его свита – просто стайка расфуфыренных дрессированных собачек, которые следуют за ним неотлучно?
Губы баронессы сложились в самодовольный бантик, она уселась напротив Люмьера, закинув ногу на ногу, явно ожидая от него горячих подробностей.
В этот момент внутренний голос советовал ей быть особенно осторожной, но Бель не захотела его слушать. Она жаждала новых жареных подробностей из вечной нежизни древнейшего из вампиров, которые ей этот милый господин сейчас и расскажет.
Ведь расскажет же, да?

+1

14

Ветошь? Если честно, то вампир сначала не понял, о ком шла речь, но после осознал, что баронесса имела в виду графа Дракулу. А вот это уже было любопытно! Можно было легко различить нотки ехидства и злой иронии в голосе это древней. В пору было только мотать на ус, да хорошенько постараться, чтобы и дальше вывести Анабель на откровенный разговор. Ну как откровенный, Сорси прекрасно понимал, что вот так сразу она не будет делиться подробностями ее отношения к графу, но общение настроение все-таки можно было уловить, чтобы после доложить об этом своему создателю. Ведь ради этого Душа собственно и приехала в Швейцарию - шпионить за рыжеволосой баронессой. Эти милые сплетни всего лишь прикрытие, попытка пустить пыль в глаза, да собственно выведать, как можно больше информации.
- Да, представляете, пользуются. Да еще как, - невозмутимо поддержал баронессу, для достоверности всплеснув руками, как если бы это сделал настоящий мсье Люмьер. Раз он уж решил придерживаться подобного поведения, то, соответственно, нужно было придерживаться его до конца. А Сорси действительно вошел в подобную роль. И судя по взгляду мисс Форест, весьма удачно. - Вот не знаю, как давно, но пользуются. Причем так требовательно. То не так, это не так. Там пуговицы не те, здесь нужно было обшить не темно-лиловыми, а просто лиловыми нитками. Хотя темно-лиловый смотрелся богаче, но нет, так тяжело было угодить графу, вы себе не представляете.
Вампир посетовал так, будто и, в самом деле, шил наряд для столь древнего создания, хотя в действительности Дракула ни за чтобы не допустил Душу замка Бран до своих одеяний, несмотря на то, что собственноручно спас когда-то самого Сорси, обратив вампира. Что и говорить, а взгляды на внешний вид, у графа и его создания, были явно разные. 
- В это вы  правы, мисс Форест, - легко согласился вампир, ни капельки не лукавя, выразив действительно свое мнение, потому как в сущности ненавидел это место, куда занесла его судьба. Иногда Душа с ностальгией вспоминала свою родную Италию, где действительно ему было комфортно жить, когда он еще был человеком. И где не было этого затхлого воздуха с болот, мерзкого румынского выговора местных жителей, к которому Сорси пришлось долго привыкать. Конечно, со временем он свыкся с мыслью, что ему здесь жить еще очень и очень долго, но все же временами так хотелось уехать из Трансильвании навсегда, чтобы начать путешествовать по Европе. Так что редкие выездки с графом или сестрами по крови были настоящим праздником для Души. - Трансильвания - действительно та еще дыра. Удивительно, как в ней можно жить?
Он деланно поморщился, забирая из рук баронессы бокал с кровью, кивнув в знак благодарности. Сейчас он даже был благодарен за такую паузу, где смог бы в хитросплетении лжи, высказать свои мысли касательно своего долго пребывания в этой румынской глуши, где сотню миль лишь пустоши да небольшие деревеньки.
- Ой, замок Бран, - вампир сделал театральную паузу, отпив немного крови из бокала, а затем продолжил. - Достаточно унылое место. Никакой эстетики, даже вокруг замка одна сплошная унылость. Я бы не смог там жить. Даже пару лет. В общем, там одна скука. А что касается графа и его свиты, - тут уж вампир едва не выдал себя, но все же взял себя в руки. Раз уж приходилось играть, то играть до конца, - да весьма противная зануда. В этом вы правы. Плюс еще почему-то молчит. Так что мне пришлось переговариваться, как вы сказали со стайкой расфуфыренных собачек. И надо сказать, у них нет ни капли чувства прекрасного. Просто ужас какой-то.
И главное, что Сорси, как раз таки и принадлежал к такой стайке, что было для него чуточку, но обидно, учитывая, что этим он все-таки гордился. Это был явный укол по самолюбию Души, который он старательно сейчас скрывал от древней.
- А вы? Вы там были? В замке Бран? - пояснил вампир, сделав еще один глоток крови из бокала. Если она и была, то давно, иначе бы они точно встретились лицом к лицу, а Сорси никогда до этого не встречал Анабель.

Отредактировано Sorci (02-10-2016 15:12:27)

+1

15

Бель отчего-то думала, что мсье Люмьер заартачится и не станет говорить с ней на эту весьма щекотливую тему. Потому что он все-таки вампир, а Дракула – это Дракула. Для многих созданий ночи он был непререкаемым авторитетом. И если не из уважения, то хотя бы из чувства страха. Он был древнее их всех и, как считали многие, могущественней. Где-то в глубине души баронесса тоже боялась Дракулу, он мог бы легко уничтожить ее, если бы узнал, что она о нем думает, какие дерзкие планы вынашивает. Но Анабель любила рисковать, любила идти ва-банк даже там, где, казалось бы, ловить нечего. И она всегда рассчитывала на победу. А если она все же проиграет… Что ж, значит, так тому и быть.
Но сейчас вампиресса развлекалась от души. Ее великосветский кутюрье внезапно решил все же поделиться с ней впечатлениями об этом клыкастом артефакте и его обители. Бран… Бель столько слышала о нем. Вампиры говорили о легендарном замке с придыханием и в пол голоса. Баронесса никогда не была в гостях у Дракулы (Дьявол миловал!), но находила Трансильванию ужасной. Холодно, сыро, кругом кишат охотники или те, кто себя ими считает. Судя по описанию ее знакомых вампиров, Бран был весьма мрачным местечком даже для порождений ночи. И Анабель по доброй воле туда не стремилась. Нет, ну что она скажет этому загадочному молчуну с пронзительным взглядом, способным испепелить неугодного? С ним не обсудишь новинки парижской моды, как с тем же Люмьером. Да и со свитой графа знакомиться ей совершенно не хотелось.
Но посплетничать о загадочном древнем и его тараканах баронесса всегда была рада. Может, разузнает вдруг что-то полезное для… дела. Именно так она про себя называла заговор против Дракулы, который рано или поздно будет осуществлен. Даже если ей ради этого придется стать прахом. Впрочем, о подобных вещах баронесса старалась не думать вовсе, она рассчитывала победить Дракулу не силой, и уж конечно, не своими руками. И очень рассчитывала на то, что в самый ответственный момент она предъявит древнейшему такого козыря, побить которого он не сможет. Главное в этом деле – не торопиться.
- О, дорогой, сочувствую вам! – Голос вампирессы звучал вполне искренне. – Как вы только все это вытерпели? Бедняжка. – Тут Анабель весьма натурально всхлипнула. – Граф молчит, да.
Было видно, что определение модного кутюрье «противная зануда» ей весьма понравилось. Она даже чуточку прониклась доверием к нему.
- Не царское это дело с холопами разговаривать. – Рыжеволосая фыркнула. – Я вообще всегда считала, что он не должен быть авторитетом только из-за того, что стар, как Ноев ковчег! – Библейское сравнение показалось баронессе забавным, и она рассмеялась звенящим, точно бубенцы, смехом. – Нет, ну вот скажите, почему его так боятся? Вы его боялись, пока были в замке Бран? – Прямой взгляд буквально пригвоздил Люмьера к месту. Если он хоть сколько-нибудь разбирался в вампирской психологии, то сразу мог понять – где в словах Бель звучит искренность, а где – откровенная игра. Но даже если и так, что с того? Не употребит же простой портной эти слова баронессы ей во вред? Или?.. Хозяйка замка еще раз смерила своего гостя задумчивым взглядом с головы до ног, словно выискивая в нем подозрительное. Но ничего не нашла. И, в конце концов, успокоилась.
- Правда, что у него Совесть отдельно и даже Душа живет независимо от этой старой разв… этого древнего вампира? Вы их видели, а? – В глазах Анабель горел неподдельный интерес. - Если на счет Совести я еще поверю, то как жить без Души, не представляю! – Рыжеволосая хмыкнула. – Простите, дорогой мсье Люмьер, что отвлекаю вас от работы и засыпаю подобными глупыми вопросами, но сама я в замке Бран никогда не была, хотя слышала о нем предостаточно. Как и о его хозяине. И мне страсть как интересно узнать все из первых уст.
О том, что в своей Вечности ей приходилось пересекаться с Дракулой, Бель решила благоразумно умолчать. Инстинкт самосохранения вдруг благоразумно предупредил ее о возможных неприятностях, которые могут ждать ее, если много болтать языком.
- Я вас не слишком утомила разговором?

Вместо неработающего коммента в репутации.

Платье мне шейте, мсье шпиён) А лучше два!)

Отредактировано Anabel Forest (29-10-2016 23:34:37)

+1

16

- О, благодарю вас, моя дорогая, - кивнул вампир, который в виду своего нынешнего положения должен был просто из кожи вон вылезти, чтобы выпытать секреты у этой древней. Пусть не все, но хотя бы часть, хотя бы небольшие намеки на то, какой слух ходил среди других вампиров, проживающих далеко за пределами Трансильвании. И честно говоря, графу было что рассказать. Но Сорси думалось, что это всего лишь верхушка айсберга, что, если стоит копнуть глубже, то можно будет обнаружить нечто большее, чем презрение к собственному создателю. Но для этого нужно было и дальше играть эту роль. И, кажется, Душа замка, даже вошла во вкус. - Мне действительно было тяжело оставаться в это месте, и поверьте, как только я закончил свою работу, то тут же собрал свои вещи, чтобы уехать из этого места. И представьте, едва не столкнулся с охотниками! Они уехали минут за двадцать до моего приезда в одну из местных гостиниц. Еще тот клоповник оказался. Так что впечатления от этого путешествия были не самыми приятными, я бы даже сказал, просто ужасными.
Сорси всплеснул рукой, сделав большой глоток крови из бокала, всем своим видом, будто показывая, как ему действительно было неприятно находиться в этой части Европы, куда якобы случайно его занесла нелегкая судьба портного. Вампиру казалось даже, что баронесса все больше и больше начала доверять ему. Или это только казалось?
- Ой, на самом деле, кто-то из его свиты упомянул, что граф молчит из-за какой-то мутной истории в прошлом, но не сказали какой, - Сорси уселся на край одного из кресел, посматривая на баронессу доверительно, будто рассказывал важный секрет, который никто не должен знать больше. Так-то ведь Душа знала прекрасно, почему граф молчит, но рассказывать эту тайну баронессе как-то не хотелось. Хватит ей и этого. И, к тому же, слишком большая осведомленность совершенно чужого человека вполне могла вызвать подозрение. А он только-только начал налаживать контакт с Анабель. Не хотелось, чтобы это рухнуло в один момент. - Ну...Я бы не сказал, может, потому что я не человек, а вампир? Как-то не особо ощущалось, что этот граф такой уж страшный и кровожадный.
Вампир мило улыбнулся, но для себя в уме записал это сравнение от баронессы - "стар, как Ноев ковчег". Никакого уважения к его создателю. А ведь Душа знала, что Дракула сильный и могущественный вампир, страшный в своем гневе. Так что...зря она так. Но, конечно, он не стал озвучивать эти мысли вслух, раз решил вести такую игру.
- Это...хм...Это правда. Но я так понял, что это скорее прозвища, которые даются каким-то самым отличаемым вампирам, - признался вампир под давлением взгляда Анабель, сделав весьма задумчивый вид. Он ведь, и в самом деле, не был душой графа Дракулы. А так сказать, олицетворением того, что не хватало графу. И Душа заметил эту оговорку. Развалина. Еще один нехороший эпитет в сторону графа. - Ничего страшного, моя дорогая баронесса. Во-первых, я люблю, когда с клиентами находится общий язык, так работа легче идет. Уж я-то помню до сих пор, как шил на графа. Ну и, во-вторых, всегда приятно поговорить с такой прекрасной дамой. Тем более что вы никогда не были в замке Бран. А у меня с той поры все еще осталось много впечатлений о нем.
Если бы вампир умел дышать, то сейчас бы спокойно выдохнул. Теперь он был точно уверен, что Анабель никогда не видела его. Или она лукавила так? Но всяко нужно быть на стороже. А вдруг чего? Жить-то Душе хотелось, как никогда.
- Ну что вы?! Как вы можете так говорить, с вами просто безумно приятно беседовать, - вампир растянул губы в улыбке, отставив бокал, взяв в руки карандаш и бумагу. - Итак, дорогая, расскажите все-таки мне ваши пожелания касательно вашего платья. И тогда мы вместе точно сотворим шедевр.

+1

17

Этот кутюрье был поистине находкой для баронессы, отчаянно скучающей в этой глуши, без светских сплетней и новостей. Человеческие слухи и пересуды Анабель были не очень интересны, а вампирские узнать не представлялось возможным месяцами. Окружение хозяйки замка Альтдорф было весьма ограниченным, да и образ жизни она вела весьма замкнутый. А тут такое сокровище, как мсье Люмьер. Любитель пощебетать о том, о сем. О наболевшем. Еще бы и шил он так превосходно, как пересказывает все эти милые подробности о своем пребывании в замке Бран.
Мсье Люмьер не был похож ни на одного из ее прежних портных. Анабель с ее повышенной подозрительностью и недоверием искала в нем изъяны и не находила. Пока нет. Конечно, еще неизвестно, как он будет работать. Портных ведь именно по этому оценивают, а не по тому, как они сплетничают за бокалом вина или крови.
«Не слишком ли я разошлась с ним?», - запоздало подумала баронесса. Эмоции уступали место разуму. И сейчас Бель была готова корить себя за неосторожность. Пусть этот Люмьер и нравился ей, и собеседник из него приятный, но она видела его первый раз за свою Вечность и при этом позволила себе играть с ним в такие опасные игры. Дракуле ведь будет достаточно одного неосторожного слова, чтобы использовать его как повод и разобраться с неугодными. По тому, как нелестно отзывалась о нем баронесса Форест, отношение ее к древнему вампиру угадывалось весьма легко. Пренебрежение, отрицание, насмешливость, злость. Так оно и было, в общем-то. Только Дракуле не обязательно об этом знать до поры.
Вообще-то Анабель надеялась, что охотники найдут его раньше, чем он найдет ее. Настоящие охотники! А не та пародия, что, по слухам, регулярно штурмует замок Бран. Для этого нужен человек, который хочет убить эту древнюю развалину не для того, чтобы прославиться, а с пламенем в сердце. Месть, боль, ненависть. Но где еще найти такого человека. Впрочем, Вечность длинная. А у Бель до сих пор нет нового платья! Вот где настоящая трагедия!
Случайно оброненную фразу про «какую-то мутную историю из прошлого» баронесса предусмотрительно проигнорировала. Не стоит сильно светить своей осведомленностью. Пусть мсье Люмьер лучше считает ее обычной деревенской простушкой, которая просто болтает от скуки и желания развеять грусть-тоску, живя в этой глуши. А вот сведения о «самых отличаемых вампирах» в свите клыкастой развалины ее весьма заинтересовали. Узнать бы, кто они, эти вампиры. Да завести полезное знакомство. Может быть, даже соблазнить. Завербовать собственного шпиона. Бель наметила себе это как цель на будущее. Вдруг повезет? Почему бы, в таком случае, и нет.
- О, как это мило с вашей стороны! – Баронесса заулыбалась сладко, не скрывая аккуратных острых клыков. – Мне тоже очень приятно беседовать с вами, мсье Люмьер! А как вам свита графа? Вы быстро смогли найти с ними общий язык?
Интересно, они вообще выезжают за пределы замка, или только сопровождая своего господина? Но спрашивать об этом у кутюрье Бель не стала, чтобы он не заподозрил в ней излишнего интереса к персоне Дракулы. Это была очень тонкая грань, пересекать которую не стоит, даже с таким внешне открытым и обаятельным господином, готовым делиться, кажется, всем, что он знает и помнит.
- Знаете, господин Люмьер, пока мы с вами беседовали, я, кажется, определилась с тем, что хотела бы видеть в качестве наряда на летний бал. – Радостно сообщила Бель. – Давайте остановимся на черно-лиловом наряде. Но! – Баронесс подняла вверх указательный палец правой руки с тщательно отполированным ноготком. – Я желаю, чтобы спереди подол был пышным и коротким, а сзади – со шлейфом. – Торжествующе объявила рыжеволосая вампиресса. – Коротким – это значит выше колена! И пусть местное светское общество подавится! – Заявила Бель. – И кружев французских побольше добавьте. По лифу и там, рукава… Вам лучше знать, в общем.
Вампиресса выдохнула, словно сама еще не веря, что сказала все это. После чего вновь взглянула на кутюрье.
- Ну как, мсье, вызов принят?

Отредактировано Anabel Forest (29-10-2016 23:33:41)

+1

18

- О! Это же чудесно! - кивнул вампир, хотя был рад тому, что баронесса сама придумала себе основу для будущего платья сама, и ему не пришлось ломать голову, выбирая цвета и сам фасон. Сорси об этом имел лишь отдаленное представление, и то благодаря тому, что когда-то еще давным-давно, будучи человеком, заказывал себе одежду у известного в городе портного. Вряд ли что-то изменилось в портняжном искусстве за промежуток времени, что Сорси прожил в замке. - Да, мне определенно нравится ваш выбор. Лиловый и черный. Неплохо, очень даже неплохо.
Вампир с умным видом кивнул, пытаясь представить, как это вообще будет выглядеть на баронессе. А вдруг он задержится настолько, что придется все-таки дошивать это платье? Потому что древняя уже начала выплескивать на белобрысого шпиона интригующие подробности отношения к графу, а что уж будет, когда он действительно подтвердит свое псевдозвание, то наверняка секреты польются, словно из рога изобилия. Теперь Сорси придется остаться чуть дольше, чем планировал. Он, словно охотничья собака чуял, что это еще не все. Помимо высказываний вроде: "противный пафосный зануда" и "ветошь" скрывалось что-то гораздо интригующее, так, что действительно бы заинтересовало графа. Ведь у мисс Форест точно должно быть скелеты в шкафу. У кого их нет? Тем более, у той, что прожила в подлунном мире не одну сотню лет. Должен был быть зуб на Дракулу, с такими-то высказываниями в его адрес.
- Так...Значит вы, ма шери, хотите пышный подол, но короткий, причем вышел колен? - повторил сказанное баронессой с деловитым видом, написав эти детали на листок с бумагой своим не самым разборчивым почерком. Он даже представил на миг, как отреагирует местная публика на такой эпатаж. Сорси не мог припомнить, чтобы в цивилизованном мире вообще оголяли ноги. Не встречал за всю жизнь особу женского пола, которая так бы откровенно показывала свои ноги. Кроме Сатин, конечно. Но это совсем другое дело! - Так, а позади будет шлейф?
Вампир вопросительно взглянул на древнюю, не поведя и бровью. В конце концов, портные должны были привыкнуть к прихотям клиенток, делая то, что заблагорассудится взыскательным дамам. Главное, чтобы деньги платили. А так, любой каприз за хороший гонорар. Любую прихоть и пожелание. Все что угодно. Главное, чтобы заказчик был доволен. 
- Я думаю, что это произведет фурор, моя дорогая! И ваш наряд точно будет ослепителен и затмит всех дам на балу, - и ведь вампир даже не слукавил. С таким-то одеянием, вызывающим, Анабель явно не будет находиться в тени, приковав к себе все взгляды. И Душа прекрасно бы поняла тех людей. Ведь посмотреть было на что. Даже сейчас он мог по достоинству оценить прелесть ее фигуры и, особенно, всю прелесть ее ног. Достаточно длинные и стройные. Просто мечта. Сорси на пару секунд задержался на них взглядом, будто прикидывая, хотя на самом деле просто любовался ими, чисто по-мужски. - Да, вызов принят! Мы и, правда, сотворим шедевр!
Хотелось бы надеяться, что у него все получится. Ведь от этого зависело его дальнейшее пребывание в этом замке и количество секретов, что он успеет наловить для своего создателя.

Отредактировано Sorci (22-11-2016 15:13:03)

+1

19

- О! Шедевр? Как прекрасно! – Анабель расплылась в клыкастой улыбке. – Я не сомневаюсь в ваших способностях, мсье.
Она не ожидала такого воодушевления от Люмьера. Все же предложенный ей фасончик бального платья был, мягко говоря, смелым. Если не сказать, вызывающим. Скандальным. И баронесса ожидала, что кутюрье будет отговаривать ее от безумной идеи в пользу более традиционных моделей. Однако… Он был готов взяться за работу. Без лишних слов и критики. И Анабель это оценила. Подобное поведение для нее – признак профессионала, а, значит, скоро у нее будет желаемый наряд, не стоит в этом сомневаться. Мисс Форест смотрела на Люмьера с возрастающим уважением. Конечно, какая-то часть сознания все еще напоминала ей об осторожности. Но он так красиво говорил, обещал, поддерживал ее, что она поневоле теряла бдительность, проникаясь к вампиру доверием. Если платье получится, возможно, стоит предложить ему щедрое вознаграждение за полное обновление ее гардероба. Пусть поработает на благо баронессы, а уж она позаботится, чтобы ему создали лучшие условия для этого.
- Ваша комната напротив моей. Образцы тканей можете посмотреть там, в кладовой, она напротив гардеробной. Если будет нужно что-то еще, только скажите, я предоставлю вам экипаж, чтобы съездить в город. Могу даже сопроводить вас и показать лучшие магазины. Хотя, боюсь, после Парижа и Милана они вам покажутся убогими сельскими лавками. Но там можно найти все необходимое.
Инструкции Анабель были четкими и сугубо по делу. Не смотря на сладкие речи мсье Люмьера, баронесса оставалась весьма прагматичной хозяйкой, привыкшей отдавать конкретные приказы, которые должны неукоснительно исполняться.
- Не забывайте о сроках, мсье. Я всегда в вашем распоряжении для примерок. И да, постарайтесь не есть моих слуг, они все специально обучены и вышколены, и умеют держать язык за зубами. Пока вы на меня работаете, недостатка в питании у вас не будет. С гонораром за труды я вас тоже не обижу. Сколько вам заплатил Дракула? Я удвою это сумму.
Выражение лица вампирессы было спокойным и деловитым. Она, действительно, собиралась щедро оплатить работу этого модного кутюрье, если бальное платье ей понравится. Она уже предвкушала реакцию местного общества, когда она явится в нем на прием. Как там сказал Люмьер? Это произведет фурор. О, да, она в этом не сомневалась. Но растрясти это болото даже полезно. А заодно неплохо бы соблазнить городского главу, чтобы держать его на коротком поводке. Судя по его похотливым взглядам в сторону рыжей бестии, он будет совсем не против такого развития событий. А Анабель укрепит свое положение в этих местах и получит полезные бонусы в виде различных льгот и прочих приятностей для своего замка, содержать который недешево.
– Идемте, я покажу вам вашу комнату.
Она, действительно, находилась напротив спальни Бель. И в ней, кроме кровати, шкафа и туалетного столика, было все необходимое для работы портного. 
- Назначьте дату первой примерки, мсье. Сколько вам нужно дней? Два? Три? Больше?  - Анабель в нетерпении прошлась по комнате, она хотела бы получить свой наряд как можно скорее, но стоит ли торопить мастера. – Вы, наверное, уже пожалели, что я не так молчалива, как Дракула. Может, в его преклонные годы и я буду так же таинственно молчать, важно раздувая щеки. – Баронесса рассмеялась, представив себе это. – Интересно, найдется ли когда-нибудь охотник, который замахнется на самого древнего из нас и… победит?
Это был не вопрос, а просто мысль вслух. Но Анабель было интересно, как отреагирует Люмьер на то, о чем многие вампиры боятся даже подумать.

+1

20

- Я надеюсь, что все-таки оправдаю ваши надежды, - вампир в своей обычной манере улыбнулся, растягивая губы в подобие ухмылки. У вампира забрезжила небольшая, но все же надежда на то, что ему все-таки удастся пошить это платье. Да еще и уложиться в срок, тем самым окончательно завоевав доверие баронессы. Тем более что примерный фасон для этого наряда был готов. И древняя высказала свои пожелания, так что не придется, как говорится, тыкать пальцем небом, чтобы угодить ее вкусу, который Сорси вообще не знал. Ну что там обычно из цветов выбирали себе дамы с рыжим оттенком на волосах? Черный, зеленый, кажется, сливовый. Возможно, желтый? Просто что-то из этого ассортимента носила рыжеволосая невеста графа Дракулы - Маришка. И ей очень даже шло. Но этих женщин, черт разберет, одной может прийти какая-то вещь по вкусу, а  другой совсем не понравится. И это все равно, что ходить по набитому гвоздями полу, усыпанному соломой, голыми ногами, надеясь при этом еще и не пораниться. А тут дело было весьма деликатное, от того, как Сорси получится угодить Анабель, будет зависеть успех его авантюры.
- О, какая отличная идея! - однако, на самом деле, Душа совсем не рада была такой перспективе, чтобы жить напротив покоев баронессы. Ведь женщины такие любопытные, непременно обязаны засунуть свой очаровательный носик, чтобы узнать, что там и как. Сорси это успел прочувствовать это еще при своей человеческой жизни, не говоря уже о жизни вампирской, когда ощутил на себе всю прелесть жизни в замке, где большая часть всей нежити была женского пола. -  Да, нужно будет обязательно посмотреть ткани. Надеюсь, что обойдемся вашим материалом. Но насчет города...Знаете, ма шери, как раз в таких местах можно найти что-то весьма оригинальное, чего нельзя найти даже в таких городах, как Милан или Париж, даже несмотря на огромное количество ассортимента. Вроде бы отличный отрез ткани, но совсем не подходит для того, чтобы из него сшили платье. Именно платье, которое смело можно будет назвать шедевром. А не обычную посредственность, серую тряпку, на которую взглянешь и забудешь.
Сорси говорил, точнее, врал, откровенно говоря, хорошо. Он, будто действительно влез в шкуру профессионального портного, продолжая пускать пыль в глаза баронессе. И судя по всему, довольно успешно. Вначале мисс Форест смотрела на гостя с каким-то подозрением, а сейчас ее взгляд очень даже потеплел, что уже говорило об много. Теперь осталось только платье сшить. Но одно дело сказать, другое - сделать.
- О, с этим не переживайте, - кивнул вампир, ответив сразу и про сроки и про то, что не будет кусать слуг баронессы. Нынешняя роль шпиона не позволяла такие изыски. Лучше на время быть паинькой, но превратившись при этом в глаза и уши своего создателя.
Вопрос насчет оплаты несколько выбил из колеи Душу замка Бран, он не сразу сообразил, какую цену назвать за выдуманный заказ от графа. Но когда придумал, баронесса уже показывала его комнату. И надо сказать, Сорси бы не отказался здесь жить. Полная противоположность комнате в замке Бран. Можно было сказать, что здесь было уютно.
- Благодарю, благодарю, мисс Форест за столь теплое гостеприимство. Насчет примерки...А давайте назначим на послезавтра? Дайте мне два дня, ма шери? Вас это устроит? - навскидку Сорси бы смог что-то такое сделать за два дня. Если бы он назначил больше, то это выглядело бы не слишком уж и профессионально. Знаменитый портной и так долго тянет с первой примеркой. - Нисколечко я не пожалел. Вы просто само очарование, моя дорогая.
Сорси прошел внутрь комнаты, оглядываясь. Он едва не вздрогнул, когда древняя упомянула про охотников.
- Ой, насчет этого, я даже не знаю. По правде говоря, никогда не думал об этом, - вампир развернулся лицом к баронессе, но для себя отметил это высказывание. - Я сомневаюсь, что-то кто-то из людей на это действительно решится. Он ведь самый могущественный вампир.
Вампир понизил голос, будто не хотел, чтобы их кто-то смог подслушать.

+1

21

Люмьер рассуждал о покупке тканей здраво и вполне профессионально. Не смотря на то, что он известный кутюрье, баронесса не заметила в нем звездности и надменности по отношению к их глуши. Напротив, он старался угодить ей и всячески поддержать в ее безумных модных замыслах. Похоже, вампир прекрасно знает свое дело. Анабель стало даже немного стыдно за то, что она подозревала его. Был бы он шпионом, давно бы спалился хоть на чем-то. На какой-нибудь мелочи. Баронесса, которая с пристальностью хищника наблюдала за ним все это время, не могла придраться к Люмьеру, даже если бы захотела. Он не велся на провокации, и вообще пока держался весьма уверенно. Был, конечно, вариант, что вампир – на редкость крепкий орешек или просто хитрее ее. Но в таком случае она все равно узнает правду, только, чуть позже. Сколько там дней осталось до первой примерки? Два дня? Отлично.
- Конечно, устроит. – Кивнула вампиресса, тряхнув рыжей гривой, рассыпавшейся по плечам, но все равно лежащей локон к локону. – На всю работу у вас неделя. Дальше – бал. Вы успеете.
Это был не вопрос, а утверждение. Если Люмьер такой профессионал, каким кажется, он справится даже раньше, чтобы его заказчица смогла примерить готовое платье, высказать свои пожелания, а кутюрье успел бы все поправить в соответствии с ними.
- Хорошо, я уверена в том, что вы благородный вампир и знаете законы гостеприимства. Но если вдруг жажда теплой крови окажется сильнее, ближайший лес в вашем распоряжении. Его видно из ваших окон. Там почти всегда можно отыскать кого-то из крестьян, заблудившегося или просто припозднившегося, собирающего хворост. Думаю, охота вас приятно развлечет. Я так рада, что вы не пожалели о своем решении остаться в моем замке. Так рада.
Анабель говорила все это с милой улыбкой гостеприимной хозяюшки. Но она угасла на губах, как только речь вновь зашла о Дракуле. Больная для нее тема. Острая.
«Он ведь самый могущественный вампир». Кто бы спорил. И именно поэтому для всех будет лучше, если он умрет. Превратится в прах. Станет историей. Вампиры привыкли думать так, как Люмьер, они даже мыслей не допускали, что Дракула, эта незыблемая скала, может когда-то умереть. Его боялись, но для многих его бессмертие было залогом собственной вечной жизни. Бель, во всем привыкшая рассчитывать только на себя, считала иначе. Она, напротив, видела в этом молчаливом и жестоком вампире угрозу для себя и ей подобных. И подозревала, что самый древний из них точно так же уязвим, как и все вампиры, возможно, в меньшей степени.
- Ничто не вечно под Луной. И даже самые могущественные из нас рано или поздно найдут свою погибель. Многие охотники мечтают расправиться с Дракулой и стать легендой. Не каждый решится, вы правы. И не факт, что решившийся сможет сделать это и победить. Но попытки, думаю, не прекратятся никогда.
Бель замолчала, она не сразу осознала, что недобро улыбается, пророча Дракуле смерть. Взгляд ее пронзительных синих глаз был устремлен на Люмьера. Баронесса надеялась, что не слишком шокировала вампира своим инакомыслием. Конечно, если бы Дракула узнал об этом, вероятно, сразу же уничтожил бы Анабель, как отступницу и врага. Она знала это, и все равно пересказывала сейчас кутюрье свои мысли. Возможно, действительно, прониклась к нему доверием, а, может, ей просто нравилось ходить по краю и рисковать. Прожив четыре столетия, у вампира к риску появляется особое отношение.
- Давайте не будем больше о нем. – Мило проворковала Бель. – Слишком уж много чести ему, хоть он и самый древний из нас.
В этот момент в замке что-то глухо грохнуло, похоже, разбившись вдребезги. Послышались испуганные голоса, и топот ног. Баронесса вздрогнула и нахмурилась.
- Мсье, я должна оставить вас сейчас наедине с вашей работой. Вы найдете здесь все, что вам необходимо. Если нет, завтра мы съездим с вами в город, и купим, что будет нужно. Мне надо спуститься вниз и посмотреть, что сотворили там эти несносные слуги. Возможно, кого-то из них придется наказать. – Последнее слово Анабель произнесла таким тоном, что у Люмьера не могло остаться сомнений, каким образом предстоит ответить виновному за свой проступок.

+1

22

- Кто знает, кто знает, моя дорогая, - ответил баронессе вампир, едва заметно поежившись не сколько от ее слов, сколько от взгляда пронзительных синих глаз, способных, кажется, даже превращать окружающие ее объекты в лед, если Анабель того пожелает. Сорси ведь до конца был уверен в своем создателе. Дракула ведь был самым могущественным вампиром, а потому даже как-то сомневаться не приходилось, что он убьет всех этих людишек, мнящих себя охотниками. Смешно же! Стоит им вообще переступить за порог замка, как их все тут же уничтожат. Даже, несмотря на то, что в последнее время охотников на вампиров в Трансильвании заметно увеличилось, и все они жаждали, как правильно сказала мисс Форест "стать легендой". По сути, Душа не воспринимала всех этих людей, как реальную угрозу, из-за которой следовало запереться куда-то глубоко под землю, изредка выбираясь, чтобы поохотиться. Скорее для вампира они были не больше, чем надоедливые насекомые,  ужасно досадливые, не дающие милому вампиру пить кровь простых крестьян, при том, что кровь у них была не самая приятная на вкус. - Время покажет.
Вампир улыбнулся, дипломатично ответив баронессе и...записал и этот момент для себя в свое памяти. Должен же ведь будет доложить своему графу, что успел разузнать, когда шпионил за древними вампирами. Разумеется, он постарается особо не распространяться о методах сбора этой информации. Вряд ли графу будет интересно узнать, что Сорси  изображал  известного портного, и ему даже пришлось сшить для этого платье. Ведь главное результат. А на войне, как известно, все методы хороши.
- Да, конечно, давайте о чем-нибудь приятном, - всего понемногу, даже такой информации, касающейся собственного создателя. Сорси должен изображать словоохотливого портного, любящего сплетни, но при этом делать легко и непринужденно, а не назойливо выпытывать всю информацию у баронессы, тем самым, вызвав у нее лишнее подозрения. Сейчас Анабель практически начала выдавать свои тайны, а что будет, когда Душа все-таки пошьет нужное ей платье? Точно, она доверится ему и расскажет что-то ну очень интригующее. Так что придется действительно постараться, чтобы впечатлить придирчивый вкус баронессы. Только вот как? На самом деле, сложная задача для вампира, который только помогал свое сестре по крови, но непосредственно мало что шил сам. - Ой, что-то случилось?
Ощущение было такое, что что-то разбили. Причем очень массивное, с большим количеством стекла и металла. Так показалось в этот момент вампиру, хотя он мог и ошибиться. Но в чем в чем, в выражении злости на лице у Анабель ни с чем нельзя было спутать. И Сорси не завидовал этим несчастным, умудрившимся создать такой грохот. И, правда, что же они такого натворили?
- О, не беспокойтесь обо мне, моя дорогая, - отмахнулся вампир, бросив взгляд на древнюю. - Я начну шить платье тотчас. У нас ведь так мало времени. А если мне будет чего-то не хватать, то я непременно сообщу вам об этом. Благодарю за беспокойство. - Так что я не отвлекаю вас от ваших дел. Но если и буду, то только для примерок.
И когда за псевдопортным закрылась дверь, Сорси понял, что лесть лестью, а шить придется ему, имея какие-то заготовки настоящего мастера, зарисовку будущего платья баронессы и, конечно, размеры ее форм. Еще бы нашлось пособие о том, как научиться шить платье за пару дней - то вообще это было бы идеальным.

+1

23

- Чайный сервиз из фарфора – две штуки. Ваза с ручной росписью и золочением – одна штука. Бокалы из богемского стекла – двенадцать штук! – Почти простонала баронесса, в безмолвном отчаянии откидываясь на спинку кресла.
Анабель сидела в своем кабинете и изучала опись посуды, разбитой слугами во время уборки одного из шкафов, стоящих в кладовых. Это случилось как раз в тот день, когда в замок прибыл мсье Люмьер. Одна из служанок, стоя на стуле, протирала его содержимое. Внезапно она оступилась, схватилась за полку, та неожиданно поползла  из металлических пазов прямо на нее, и вся конструкция, включая неповоротливую девицу, рухнула вниз, увлекая за собой еще пару нижних полок. Надо ли говорить, что все стоявшее на них, разбилось вдребезги.
Беда в том, что это была очень красивая и дорогая посуда, и пережить ее потерю владелица замка, которая в такие минуты становилась жутко хозяйственной и экономной, не могла до сих пор. Служанку, отделавшуюся несколькими порезами от битого стекла и легким сотрясением мозга (полученным после того, как Анабель оценила масштабы бедствия и его последствия), баронессе было жаль меньше всего.
- Мариус! Мариус!!! Почему тебя вечно нужно звать так долго, словно ты король мира? – Набросилась Белль на своего дворецкого. - Что за несносные слуги!
Появившийся в дверях дворецкий попятился назад, заметив, что к нему стремительно приближается рыжий ураган. Бель была раздражена, и Мариус попался под горячую руку. С четверть часа баронесса развлекалась, снимая с дворецкого стружку, внушала, что хозяйку следует слушаться беспрекословно, она за это платит деньги, и очень неплохие. Мариус, как и положено хорошему слуге, сносил все это безропотно и лишь кивал согласно. Попробовал бы не согласиться!
- Все понял? Ступай. – Наконец, приказала Анабель, смахивая лист бумаги с описью в ящик стола. Мариус ушел, а баронесса подошла к окну. На улице было темно, хоть глаз выколи. Прекрасное время для охоты. Можно и поужинать, и расслабиться, преследуя жертву, загоняя ее, точно дикого зверя. Ах, как она любила такие игры, главным призом в которых была горячая человеческая кровь!
Через четверть часа невысокая фигурка в черном плаще с капюшоном выскользнула из замка и скрылась в лесу. Охота нынче удалась – домой баронесса вернулась сытой и в приподнятом настроении. Она стремительно прошла в свой кабинет, по пути бросив плащ на руки дворецкого. Ловким движением поправила прическу. Чужая кровь наполняла ее тело жизнью. О разбитой посуде и едва не прибитой служанке Бель уже и не вспоминала.
- Как там наш гость – мсье Люмьер?
- С самого пробуждения за работой. – Сообщил Мариус. Он всегда говорил кратко и по делу, и тем так нравился вампирессе.
Что за работой – это хорошо. Тем более, сегодня как раз первая примерка, и Бель, наконец-то, сможет оценить хваленые способности модного кутюрье. Она отпустила дворецкого, прошла в свою спальню, облачилась в домашний халат, широкие рукава и длинный подол которого были подбиты собольим мехом. Так проще и удобней будет примерять платье, можно обойтись без помощи служанок. Баронесса вышла из комнаты, постучала в дверь напротив, и, не дожидаясь ответа, вошла.
- Мсье Люмьер, рада вас видеть. – Заулыбалась Анабель при виде вампира. За эти дни он ни разу не побеспокоил ее просьбами, хотя имел на это полное право. – Как вы? Как идет работа? Могу я увидеть ее первые результаты?
В этот момент баронессу просто таки распирало от любопытства.

Отредактировано Anabel Forest (14-12-2016 22:10:33)

+1

24

Солнце едва-едва зашло за край горизонта, погасив последние свои багряные  всполохи. Вампир уже был на ногах, успев выпить несколько глотков крови из бокала, любезно принесенного кем-то из слуг баронессы, когда он находился в состоянии сна. Сейчас перед ним стояла непростая задача, которую он пытался решить эти два дня, проведенные в швейцарском замке. Как сделать так, чтобы платье Анабель было хотя бы отдаленно похоже на платье, ведь первая примерка, конечно, не обязывает демонстрацию всего великолепия будущего наряда, но все равно оно хотя бы отдаленно должно напоминать то, что должно получиться? Но как это сделать, когда рядом не было сестры по крови, разбиравшейся в этом хитром деле на порядок лучше, чем непутевый братец, решивший таким образом обвести древнюю вокруг пальца, да выведать все ее темные секреты, скрытые где-то в глубинах ее темной души.
- Ай! - вампир подул на руку, когда одна из булавок пребольно воткнулась в подушечку указательного пальца, стоило неумелому портному скрепить два отреза ткани, из которого должна была получиться юбка будущего платья. А кто сказал, что будет легко? По-хорошему, стоило бы бросить это дело, да не позориться. Собрать вещи (а можно было бы и вообще не брать, раз весь скарб принадлежал совсем не Сорси, а именно тому портному, у которого и украл эти швейные принадлежности), да убраться восвояси. Вроде бы и собрал некоторые сведения, которые смогли бы раскрыть отношение древних к графу Дракуле, но Душа замка Бран, словно охотничий пес учуявший дичь, интуитивно понимал, что на этом секреты не заканчиваются. Он думал, что если копнуть глубже и хорошо, что тайны начнут сыпаться как из рога изобилия. Это на поверхности дерзкие словечки и предположения о том, что даже на такого могущественного вампира, как создатель Сорси, найдется охотник. А вот что в глубине таилось...Предположить сложно, на самом деле, ведь древние вампиры на то они и древние, что ожидать от них можно было все что угодно. Столетия, проведенные в шкуре нежити, явно не добавляют каких-то положительных качеств, в особенности, доброты или любви к ближнему своему. Про такое понятие, как "совесть" и говорить нечего. Возможно, что она и есть, но только, как одна из членов свиты графа под именем Сатин.
- Да что такое? - кажется, уже прошло пару часов, на ночном небе полноценно уже зажглись звезды, а подол все никак не хотел получаться у неумелого портного. Точнее, он получался, только не так, как этого хотел сам. Вряд ли бы сама баронесса обрадовалась такому криво сшитому платью, поэтому Душе и приходилось снова и снова вытаскивать иглы, чтобы наметить будущий подол платье, дабы продемонстрировать каким он будет пришедшей на первую примерку древней. Как там она хотела? Спереди коротко, а сзади длинный шлейф? Кружева он пришьет уже потом. Главное, создать нужную форму платью. По крайней мере, так думал сам вампир, особо не сведущий во всех этих тонкостях. Но, однако, благодаря его усилиям за эти пару дней, что-то уже начало вырисовываться.
- А вполне неплохо, - вампир отошел на пару шагов, чтобы осмотреть свою работу, вздрогнув от стука в дверь, на секунду показавшийся ему похожим на звук погребального колокола. А вот и сама Анабель. Кажется, явно пришло время первой примерки.
- И я, и я рад вас видеть моя дорогая, - Сорси растянул губы в улыбке, деловито смахнув несуществующий пост со лба. - Стараюсь уложиться в срок, как я и обещал. Так что вы можете примерить уже, чтобы мы смогли посмотреть, все ли подходит вам по размерам. Может, где-то надо ушить. Или, наоборот. Прошу...
Он пропустил баронессу вперед, просто источая уверенность и профессионализм, хотя в глубине души боялся, что что-то пойдет не так. Давненько он не испытывал чего-то подобного. И если бы у него билось сердце в грудной клетке, то оно обязательно бы застучало в учащенном ритме. Но сейчас хотя бы можно было отделаться тем, что само платье находилось в состоянии разработки и шитья.

Отредактировано Sorci (21-12-2016 00:55:45)

+1

25

Баронесса не спешила смотреть на платье, которое шил ей модный кутюрье. Сначала она пристально изучила самого Люмьера. Как он? Что он? Волнуется ли или... может, боится? Взгляд синих глаз буквально впился в бледное лицо вампира, исследуя, испытывая. Не то, чтобы за это время хозяйка замка не прониклась доверием к своему гостю. Но, пока он находился поблизости, Анабель испытывала постоянную внутреннюю тревогу, которая точно назойливая муха, жужжала в ушах. Что не так с этим загадочным кутюрье, если инстинкт самосохранения напоминает о себе всякий раз, когда она его видит?
Она думала об этом не раз за время, прошедшее до первой примерки. Были мысли и о шпионе, и просто о залетном авантюристе. И Анабель предпочла бы второй вариант. Тогда она просто сможет разделаться с ним и забыть эту историю. А если он шпион... Тут сложнее. Потому что это может повлечь весьма неприятные и опасные последствия. И разбираться придется уже не только с этим кутюрье, но и с тем, кто его подослал. «Кто бы мог пойти на такое?». Отвергнутые любовники? Враги? У нее не было ответа на этот вопрос. Только смутные  догадки. Боялась ли она могущественных врагов? Нет. В конце концов, она уже не юный новообращенный вампир, чтобы трястись от возможной встречи с другим древним.
Конечно, оставался вариант, что Люмьер именно тот, за кого себя выдает, а у нее просто столетиями выработанная паранойя. «Хорошо, если бы это было так». Не смотря на голос разума, этот вампир ей нравился. И убивать его совсем не хотелось. Он такой милый, модный, с манерами... Может, еще и в профессии искусен? Впрочем, это ей сейчас и предстояло выяснить.
Конечно, это лишь первая примерка, но даже по ней уже можно определить, что получится в итоге. И похоже ли это вообще на платье ее мечты. Ею овладело волнение, которое было сродни ощущениям ребенка, когда он готовится распаковать подарок. Если бы Анабель могла дышать, она бы глубоко вдохнула и задержала дыхание, чтобы успокоиться. Но вампиры не дышат, поэтому баронесса осталась неподвижной, с застывшей на губах вежливо-заинтересованной улыбкой. Когда Люмьер отошел в сторону, представляя ей свое творение, Бель так и осталась стоять на месте. Лишь взгляд стал более любопытным и проницательным. Она буквально пожирала взглядом творение кутюрье.
- Так-так... - Протянула баронесса, обходя портняжный манекен, на котором висело платье, вокруг. Рыжеволосая бестия достала из кармана халата золоченый лорнет и принялась изучать его сквозь тонкие стекла. Было видно, что к оценке наряда она подходит со всей ответственностью и скрупулезностью. Спешка в этом деликатном деле неуместна.
- Мариус! - Внезапно громко позвала баронесса, щелкнув складной ручкой лорнета. - Мариус!!!
- К вашим услугам, госпожа. - Дворецкий появился в комнате практически сразу, словно он стоял за дверями и ждал распоряжений. Анабель улыбнулась - наконец-то он начал понимать, что ее приказы следует исполнять быстро и беспрекословно. Хороший мальчик.
- Принеси-ка мне выпить. - Коротко приказала вампиресса. А потом вновь обернулась к мсье де Люмьеру. И к своему будущему платью.
- Я нахожу, что это... превосходно. - Резюмировала, наконец, Бель, расплываясь в довольной улыбке. - Гениально! Точно такое платье я и хотела. По крайней мере, мне кажется, что оно будет таким, когда вы закончите работу. А пока я желаю его примерить!
Желание баронессы в замке Альтдорф было законом. А для Люмьера еще и гарантом того, что он останется цел и невредим, потому что доказал таки свою состоятельность, как портной. Чему сама мисс Форест была весьма рада. Она скинула с плеч халат, оставшись к тонкой сорочке, коротких шортиках, выглядевших по тому времени весьма революционно, и в белых чулочках с кокетливыми бантиками.
- Вам придется мне помочь, дорогой. - Бель подняла руки, чтобы кутюрье помог ей проскользнуть в платье. - Ах, это прекрасно, прекрасно. - Проворковала вампиресса, оказавшись, наконец, одетой в праздничный наряд. - Не забудьте только кружево, и корсаж еще как-то украсить. Мариус! Принеси и мсье де Люмьеру выпить! Нужно отметить нашу первую примерку!

+1

26

- Так-так... - для вампира это звучало, словно приговор. Ну почти. Он заметно напрягся, дожидаясь, пока Анабель скажет свое мнение касательно ее будущего наряда. Даже лорнет взяла, чтобы критически оценить каждую деталь, если не каждый шов на ее новом платье. И в такие моменты любому станет не по себе. Особенно, если ни черта не смыслишь в портновском деле, а только имитируешь бурную деятельность, создавая ареол профессионализма вокруг себя. Но на тот момент Душе казалось, что будь даже он и профессионалом в этой отрасли, все равно бы боялся оценки со стороны древней.
- Как вам такое начало? - задал осторожный вопрос вампир, посматривая по сторонам, ища путь спасения из этой маленькой комнаты, в которой находился уже не первый день. Но дверь была закрыта, и за ней кто-то стоял. Трудно было понять, ведь слуги баронессы пахли одинаково. И вряд ли бы он успел исчезнуть из поля зрения самой древней. Она была гораздо сильнее самого Сорси, и, несмотря на свою видимую хрупкость и женственность, от нее действительно веяло опасностью. Трудно это не заметить.     
"Давай, скажи уже что-нибудь", - как хорошо, что Анабель не умела читать мысли, поэтому Душа могла думать все, что ему заблагорассудится, в отличие от своих сестер по крови или создателя, способного прочитать мысли этого нахального вампира. Видели бы они сейчас! Дрожит словно осиновый лис на холодном осеннем ветру! Сорси и сам бы себе удивился, увидев  себя со стороны. Но обстановка был такая накаленная сейчас, а  вампир никогда особой храбростью не отличался, даже при человеческой жизни.
Мариус!!! - "тащи кол!" - мысленно продолжил Сорси, вздрогнув от крика баронессы, подзывающей таким образом своего слугу. Несмотря на то, что Анабель говорила, что слуги у нее вышколенные, но все равно чувствовалась их некоторая нерасторопность, особенно, если вспомнить тот грохот, что устроили они, когда вампир только-только приехал в этот замок. Хотя с такой напущенной суровостью, в представлении самого вампира, они должны были буквально летать по этажам и коридорам, выполняя распоряжения своей госпожи.
Дворецкий появился тут же, однако в руках слуги древней не было ничего такого, что отдаленно можно было принять, как средство устранения неугодных портных, неспособных сшить что-то действительно стоящее. На самом деле, в руках у Мариуса не было ничего. Правда, скорость появления в комнате была впечатляющей. Может, он просто дежурил на входе?
Но стоило баронессе сказать, что платье превосходно, как вампир облегченно выдохнул...мысленно. Ведь ожидание вердикта едва не затянулось в вечность. Именно такой срок, самую что ни на есть бесконечность. Как умело можно затянуть с таким театральным явлением, черт знает, как там правильно называемым в подобных кругах, но вампир успел знатно понервничать. 
- Я рад, просто безмерно рад, - застрекотал словно сверчок Сорси. - Но это пока, конечно, только первая примерка. Все еще будет впереди.
Ему было лестны оценки со стороны древней, учитывая, что этот наряд, сшитый им самим, без помощи сестер  и в полный человеческий рост, совсем не для кукол малышки Пуазон.
- Да, да, конечно, - закивал он, быстро скользнув взглядом по аппетитным  стройным ножкам Анабель,  подав ей платье, аккуратно севшим на нее. И Душа была удовлетворена. Смотрелось очень даже неплохо. Вампир сделал пару шагов назад, разглядывая баронессу.
- Все будет, - заверил ее, где-то на заднем фоне думая, что ему можно смело заняться подобным ремеслом. В теории, конечно. - Главное сейчас, чтобы он село по фигуре.
Ведь так должны говорить профессиональные портные? Но сейчас он точно должен выпить, ведь действительно это заслужил.

Отредактировано Sorci (23-01-2017 18:41:46)

+1

27

Анабель была древней вампирессой с плохим характером. За четыре столетия она видела многое: как меняется мир, как приходят в него и уходят люди, как возникают и рушатся империи, как возносятся и теряют былое величие правители, как болезни выкашивают целые города, а потом через какое-то время на руинах снова начинает теплиться жизнь. Ее сложно было чем-то удивить, навязать чужое мнение, и уж тем более, обмануть безнаказанно. За подобное немедленно следовала расплата. Бель не знала жалости и никогда не отменяла своих решений.
Однако когда рыжеволосая бестия видела красивое платье, которое ей нравилось, модную шляпку, меха или драгоценности, все вылетало из ее головы. Баронесса делалась ласковей кошки и даже говорить начинала вкрадчиво, едва не мурлыкая от удовольствия обладания красивой вещью. Бель страсть как любила все это, и никогда не жалела денег на одежду и украшения. Могут же у вампирессы быть маленькие слабости в виде бриллиантов, французских кружев и прочих красивых вещей?
Платьем, которое шил ей заезжий именитый кутюрье, она хотела обладать сверх всякой меры. Во-первых, не каждый день в их глушь приезжают такие гости. Во-вторых, это платье должно было не просто затмить все наряды на грядущем балу, оно обещало перевернуть все представления местной знати о моде. Бросить вызов даже самым отчаянным модницам! А это было иной раз послаще теплой крови. Анабель любила ходить по краю, играть на грани фола. Она обожала дразнить светское общество. А тут такая шикарная возможность ей представилась!
Конечно, это лишь первая примерка. И все самое интересное еще впереди. Но то, что баронесса видела, ей уже безумно нравилось. Теперь она была уверена, что вампир справится со своей работой и предоставит ей платье в срок в лучшем виде. «Как я только могла подозревать его?», - думала рыжеволосая. Конечно, он выглядит весьма необычно, можно даже сказать, экстравагантно. Но модные кутюрье, наверное, такими и должны быть. Впрочем, что ей за дело, как выглядит мсье Люмьер? Главное, что шить он определенно умеет. Теперь это понятно совершенно точно. И он взялся создать для нее самое модное и смелое платье.
Мариус, тем временем, принес бокал крови для вампира. Дворецкий был бледен, но изо всех сил старался казаться спокойным. Служба у баронессы Форест давалась ему непросто. Но те деньги, что платила ему Анабель за службу и за молчание, видимо, помогали ему пересиливать страх.
- Прошу вас, дорогой. – Баронесса взяла у дворецкого поднос с бокалом и поднесла его Люмьеру. Градус уважения к нему после этой первой примерки у нее поднялся до небес. – Давайте выпьем за то, чтобы ваше платье произвело на балу настоящий фурор. Кстати, если вы задержитесь у меня и погостите еще какое-то время, мы могли бы пойти туда вместе. Я приглашу вас в качестве моего спутника. Отведаете местную «голубую кровь», м? – Анабель рассмеялась и вновь покрутилась в праздничном наряде, который неизменно поднимал ей настроение.
- Ах, мсье Люмьер, - проворковала баронесса, осторожно опускаясь в кресло, она старалась, чтобы ни один шов при этом не разошелся. – Если бы вы работали на меня, шили бы мне гардероб, мы с вами захватили этот мир! Перевернули бы его и поставили вверх ногами. – Бель мечтательно улыбалась. – Произвели настоящую революцию! Сбросили все старое и унылое, заменив его прогрессивным и модным. Каждый день был бы наполнен развлечениями. Мы с вами веселились бы на всю катушку. И все вокруг – тоже. Никакие древности нам были бы не указ!
Не в силах сидеть на месте, рыжеволосая вскочила и, схватив вампира за руки, закружилась вместе с ним по комнате.
- Как прекрасно было бы, правда? – Сияющие синие глаза внимательно смотрели на вампира. Анабель ждала от мсье Люмьера поддержки и одобрения, конечно. Отказ или даже малейшие нотки сомнения в его голосе она сейчас восприняла бы как личное оскорбление.

+1

28

Вампир невольно залюбовался своей работой, так эффектно смотревшейся на самой баронессе. И пусть из платья еще торчали нитки и иголки, скрепляющие отрезы ткани друг с другом, уже в нем угадывался, если не шедевр, то хотя бы достойный образец того, в чем можно было смело идти на бал. Разумеется, обладая такими формами, как у баронессы. И как тут себя не похвалить? Особенно, после того нервного напряжения, что пришлось перенести вампиру, когда он ждал вердикта от Анабель. Этак ведь и поседеть недолго. А Сорси был так юн и свеж, даже несмотря на то, что ему перевалило за...А впрочем, это неважно. Вампиру сейчас и вовсе не хотелось вспоминать о том, сколько же времени он провел на этом свете. Главное, что со стороны он выглядел достаточно юным и привлекательным. А это главное.
- О, благодарю вас, моя дорогая, - сделав легкий кивок головы, вампир элегантно и легко взял бокал с кровью, делая глоток из него. Кровь была не слишком горяча, но, тем не менее, приятна на вкус. Кажется, что сцедили ее у человеческой особи достаточно молодой, которой едва ли перевалило за тридцать. Как там говорилось, что со временем человеческая кровь, как вино, становится все вкуснее. Однако не стоит и забывать, что и вино с течением времени, может превратиться в уксус. Так что Душа замка Бран любил золотую середину и придерживался ее. - Оно обязательно вызовет фурор! Я вам так скажу, я еще никогда не шил для кого-то платье столь интересного фасона.
Вампир признался, ничуть не покривив словами. Это был его дебют в портновском деле, а для древней это выглядело бы так, словно это платье действительно уникальное и точно такого - нигде не отыскать. Ведь женщины так любят обладать уникальными, единственными в своем роде вещами. Какие же они ревнивые собственницы в том, что касается платьев, украшений и шляпок! В погоне за эксклюзивом, чего только не вытворяли эти модницы! Так что Сорси сейчас действительно лил мед на женское тщеславие баронессы. И что бы там девушки не говорили, в этом они все были похожи как одна.
- Хм...Пожалуй, я  сочту это за честь, - ответил ей, про себя радуясь, что доверие баронессы к нему возросло в разы. Если он сейчас уедет, то не сможет вызнать все секреты древней. А ведь ради этого столько пришлось и придется еще потрудиться. Да и к тому же, вампиру безумно хотелось попасть вот на такой бал, где много-много красивых дам с вкусной кровью, где льется шампанское и вино рекой; где столы ломятся от закусок и изысканных яств; где музыканты играют чудесные мелодии, под которых так и просится танцевать. Так что можно было и задержаться...Исключительно в шпионских целях!
- Да, я думаю, что это было бы прекрасно, - утвердительно кивнул вампир, отставив свой бокал в сторону. Сейчас древняя напоминала ему девочку, которой мама купила роскошную куклу, о которой та давно мечтала. Даже в некоторых движениях напоминала ему сейчас Пуазон - столько непосредственности и экзальтированности было в ней. Но Сорси это даже нравилось. Все-таки приятно, что его труд был оценен таким образом. - Ведь столько стереотипов еще осталось с тех, давних времен. Вроде того, что дамам не положено оголять ноги. Или...Да много чего следует поменять! В конце концов, мода не стоит на месте и двигается вперед. И мы вместе с ней, не находите?
Вампир весело рассмеялся вампир, будто заразившись от баронессы этим настроением. Видимо эйфория от того, что у него получилось произвести впечатление на Анабель, сделала свое дело.

+1

29

- О! Так вы согласны?! Это просто замечательно! – Баронесса едва не захлопала в ладоши. Она еле сдержалась, чтобы не броситься ему на шею. При всем том, что Анабель была опасным хищником, как все рыжеволосые, она обладала повышенной эмоциональностью. Иногда эмоции зашкаливали, и вампиресса не могла с ними справиться. Как сейчас, например.
Этот кутюрье ей определенно нравился. Как удачно, что он приехал в их глушь! Мало того, что у нее теперь будет самое модное и красивое платье на городском балу, так еще и достойный спутник, с которым не стыдно выйти в свет. А главное, он будет понимать ее с полуслова, полувзгляда. И они смогут отлично повеселиться и перекусить местной «голубой» кровью. Прежде баронесса крайне редко выходила в свет с кем-то из себе подобных. А в одиночку проводить время на светских приемах было не так весело и приятно. Приходилось иметь дело с людьми, которые впоследствии становились ее кошельком, а потом и ужином.
Баронесса не любила местное общество. Напыщенные, чванливые, любящие сплетни, плетущие интриги – такими были местные аристократы. Они мнили, что вокруг них вертится весь мир, пока Анабель не доказывала им обратное. На предстоящем балу она тоже собиралась сделать это. Для начала она шокирует их платьем, этим последним писком парижской моды, а потом… Потом посмотрим.
Вампиресса клыкасто улыбнулась мсье Люмьеру, и отсалютовала бокалом. Хорошо, что теперь можно расслабиться и перестать подозревать его, выискивая в словах вампира подвох. Она так привыкла жить, оглядываясь, видеть в каждом госте шпионов и других злоумышленников, что совсем разучилась верить людям, и уж тем более вампирам.
Бель отставила бокал и ловко стянула через голову платье, сама надела его на манекен, любовно расправив подол. Да, она уже была влюблена в него! И предвкушала, сколько шума оно наделает на балу. Местных модниц жаба задавит! Вампиресса тихо хмыкнула и надела свой халат, подвязав его поясом на талии.
- Не смею больше отвлекать вас, mon ami. Продолжайте работу, у вас ее еще предостаточно. Бал не за горами. Если что-то будет нужно: ткани, нитки, кружева, сразу говорите мне, мы решим этот вопрос. Если мое платье произведет на приеме фурор, я увеличу ваш гонорар вдвое! – Пообещала Бель. – Кстати, надеюсь, вы умеете танцевать? Местные кавалеры танцуют отвратительно. Вечно наступают на ноги. Неповоротливые, как слоны! – Посетовала вампиресса. – Обещаю вам первый танец!
Коль скоро уж она прониклась доверием к мсье Люмьеру, делиться с ним своими проблемами и переживаниями было вполне естественно. Ей столько хотелось рассказать ему! Может, даже поделиться секретами. Тихонько. На ушко. Поплакать на плече, под бокальчик крови. Ах, как славно они теперь смогут проводить вечера, пока вампир будет не занят работой.
- Мы с вами обязательно еще поговорим о моде, о танцах, обо всем! – Проворковала Анабель, касаясь холодными губами щеки кутюрье, точно он был близкой подружкой. – Завтра приходите ко мне, когда закончите работу. – Пообещала баронесса. – Посидим, поговорим, выпьем крови. Может, я расскажу вам что-то… интересное. – Загадочно улыбнулась Бель, напустив тумана и создав интригу. Нужно же было как-то заинтересовать мсье Люмьера, чтобы он отвлекся от своей работы и уделил время вампирессе, а не ее чудесному будущему платью. Он его и так успеет закончить в срок. Свое швейное мастерство вампир уже подтвердил.
- Жду вас завтра в полночь в своем кабинете, дорогой. – Сообщила баронесса вкрадчиво. – Заходите в назначенный час без стука, двери будут открыты.
Анабель еще раз взглянула на платье, надетое на манекен, и, улыбнувшись, вышла из комнаты. Предупредительный дворецкий Мариус, всегда готовый услужить госпоже, плотно прикрыл за ней дверь.

+1

30

- О, вы ничуть не отвлекаете меня, моя дорогая! - воскликнул Сорси, все еще находясь на волне эйфории от того, что его первый блин оказался вовсе не комом, а наоборот, понравился  столь требовательной заказчице. А это дорогого стоило. Ведь Сорси на пару шагов стал ближе к тайным секретам баронессы, к ее гардеробу, наполненному скелетами. Где-то в подсознание вампир надеялся, что ценой за это будет всего лишь сшитое платье, а не что-нибудь  иное. Например, его жизнь. Все равно с этой древней нужно было  держать ухо востро, не полагаться на ее изменчивое настроение. Сейчас Анабель мила и приветлива, а через пару минут будет метать молнии. Но и, конечно, возможен и такой вариант, что она просто выжидает момента, чтобы подловить одного из свиты графа Дракулы на лжи и потом жестоко расплатиться с ним за обман. Так что несмотря на показушное радушие не стоит слишком расслабляться и терять бдительность. Он ведь приехал сюда шпионить, а не веселиться и праздно проводить время. Но играть восторженного портного ему ведь никто не запретил. - Насчет ткани и кружев...Пока вроде всего хватает, но если что, я тут же обращусь  к вам.
Если все удастся, то гонорар за свои труды, будет приятным дополнением к той информации, которую добудет Сорси. На эти деньги он сможет купить себе одежды в тех городах, мимо которых будет проезжать по пути к замку Бран. На минуточку вампир даже представил, что и как он будет примерять. Туфли, какого фасона первым делом примерит и, возможно, даже возьмет, несмотря на огромную цену за них. И выглядело это очень даже убедительно, пусть чуточку и в розовом цвете. Мечтать ведь никогда не вредно. Особенно, когда эти мечты вполне  осуществимы. Только нужно чуточку постараться, что Душа и собиралась сделать.
- Танцевать? Вполне! Правда, я давно не танцевал, но вспомню, как это делается. Обязательно, - заверил баронессу вампир, довольно улыбнувшись. Светский бал со всем своим возможным великолепием. Как давно он не был на подобных мероприятиях? Кажется, целую вечность. А ведь и в замке порой устраивали нечто подобное, но это было в более гротескной форме. И Сорси самую малость хотелось оказаться в сосредоточении именно людей, а не вампиров. Сладеньких, с вкусной кровью, живых и теплых человечков.
- Вы так добры ко мне, - первый танец - вполне неплохо! Можно сказать, что очень неплохо. Явный показатель симпатии со стороны баронессы. Или всего лишь обманка, чтобы Сорси потерял бдительность? Приказав себе мысленно не параноить, вампир тут же добавил, стоило Анабель начать говорить про дружеские посиделки.
- Обязательно, обязательно посидим, - легко качнул головой в знак согласия. И, о, этот намек на какую-то тайну. Душа просто обязана быть там, завтра в полночь. В кабинете древней. Что же такого интересного она, возможно, скажет? Каким же все-таки соблазном пахнут тайны и чужие секреты! Особенно, для истинного ценителя их. - Я обязательно заскочу на огонек, моя дорогая.
Вампир растянул губы в подобие улыбки, проводив Анабель взглядом. Дверь с тихим стуком захлопнулась, оставив Сорси наедине со своим творением. Что же, начало было положено вполне успешное. А что будет дальше, как произойдет развитие событий - покажет время.

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Dracula" » Haute couture