В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

17 августа 2017 г. Обновлены игроки месяца.
И обратите внимание, друзья, что до окончания летнего марафона осталось ровно 2 недели! За это время некоторые из вас еще могут успеть пересечь ближайшие рубежи и преодолеть желаемые дистанции.
Мы в вас верим!

14 августа 2017 г. Обновлены посты недели.

1 августа 2017 г. Началась акция "Приведи друга", предназначенная в первую очередь для наших игроков.

21 июля 2017 г. В сегодняшнем объявлении администрации полезная информация
о дополнениях к правилам проекта, два повода для мозгового штурма и немного наград.


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Adalinda Verlage
Адалинда почти физически ощутила нешуточное удивление, охватившее супруга, когда он вскинул брови. Вот так-то! Не ожидали, барон? Погуляйте еще год-полтора вдали от дома — и вовсе найдете свою жену-белоручку вышивающей подушки или увлекшейся разведением ангорских котиков к ужасу бедняги Цицерона. Так что оперная певица в подругах — еще не самое страшное.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



Juliette Capulet
Это было так странно: ведь они навсегда попрощались с ним, больше ни единого раза не виделись и, казалось бы, следуя известной поговорке, девушка должна была бы уже позабыть о Ромео, который, ко всему прочему, еще и являлся вампиром.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Willem von Becker
Суровые земли, такие непривлекательные для людей, тянули к себе существ, неспособных страдать от холода. Только в удовольствие было занять небольшие полуразрушенные развалины, ставшие памятниками прошлых лет, повидавшие не одну войну Шотландии за независимость от Англии. Зато никакой любопытный нос не сможет помешать существованию вампира.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Claudie Richard
- Вы! Вы… Развратник! Из-за Вас я теперь буду гореть в адском пламени и никогда не смогу выйти замуж, потому что никому не нужна испорченная невеста, - и чтобы не смотреть на этот ужас, Клоди закрыла глаза ладонями, разумеется, выпуская только початую бутылку с вином из рук. Прямиком на сюртук молодого человека и подол собственного платья.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Sarah Chagal
Cовременный мир предоставлял массу возможностей для самовыражения: хочешь пой, танцуй, снимайся в кино, играй в театре, веди видеооблог в интернете - если ты поймала волну, то у тебя будет и внимание, и восхищение, и деньги. И, конечно же, свежая кровь.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Dracula" » Bang bang


Bang bang

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s7.uploads.ru/WpvR3.gif
http://s0.uploads.ru/05uDG.gif

● Название эпизода: Bang bang
● Место и время действия: 21 сентября 1597 года, крепость Нарден, Нидерланды.
● Участники: Willem von Becker & Agness von Becker
● Синопсис: В крепости Нарден, где происходит праздничный ужин в честь отступления испанских войск, совершено дерзкое убийство, свидетелем которого по чистой случайности становится Агнесс. Ее жизнь в опасности, Виллему предстоит не только защитить супругу, но и выяснить, кто убийца.

Отредактировано Agness von Becker (01-04-2016 00:49:59)

+1

2

Конец сентября ознаменовался крупной победой со стороны нидерландских войск - была освобождена крепость Нарден вместе со всеми прилегающими к ней землями, а испанцы  отброшены далеко за реку Недеррейн. Столь важное событие в истории Семи провинций никак не могло остаться незамеченным. Ведь, как известно, до этого шла непрекращающаяся молва о непобедимости Испанской короны. Но сколько земель уже было освобождено от испанского владычества! Возможно, что еще немного и войне придет конец. Столько пролито крови, а сколько еще предстоит пролить ради блага любимой Родины...
Виллем откровенно скучал, выслушивая доводы графа ван Дорта о том, что неплохо бы укрепить союз с англичанами, чтобы вместе противостоять не только испанцами, но и французам, которые наверняка будут рады не упустить возможности отхватить такой лакомый кусок, в виду наличия морских путей. Политика - дело весьма утомительное. Сквозь кучу пустопорожних слов и доводов, нужно было отобрать действительно важную и полезную информацию. Конечно, то, что говорил достопочтимый граф преклонного возраста, нельзя было упускать из виду, но когда празднество было в полном разгаре.
Вино лилось рекой, а столы едва не ломились от снеди. Хозяин крепости явно не поскупился на то, чтобы устроить действительно роскошный праздник, куда были приглашены знатные особы ближайших земель, не только участвующие во взятии крепости, но и находящиеся  в тот момент далеко от  центра военных действий. Впрочем, этого праздника заслуживали сейчас все жители Республики.
- Мне кажется, лучше сначала освободить земли в устье Недеррейна, - предположил Виллем, отпивая из своего кубка, однако взглядом пытаясь найти жену. Еще с самого утра она говорила, что ей не совсем хорошо, но, возможно из-за того, что дорога была слишком длинной и тяжелой. Из-за осенних дождей размыло дорогу, отчего та превратилась в сплошное месиво из грязи и камней. Экипаж, в котором они ехали, постоянно буксовал, отчего дорога крепости заняла вдвое больше по времени. И приехали они не утром, как полагалось, а часам к пяти вечера. Самое же празднество началось уже тогда, когда солнце опустилось за горизонт. Так что вряд ли его жена успела хорошенько отдохнуть.
- Возможно, вы правы граф, но пока мы все еще ведем переговоры с англичанами, возможно, они согласятся на взаимовыгодные условия, - фон Беккер кивнул. Для него политика все еще была не самым доступным для понимания словом в ее истинном значении. Наверняка с годами и приобретаются подобные качества, помогающие тонко улавливать изменения в геополитической расстановке сил. - Сегодня прибудет английский посол, скажу вам, господа, по секрету. 
- Главное, чтобы не заплутал в наших нидерландских дорогах, - усмехнулся бургграф, который уже успел слегка опьянеть от вина, отчего выглядел на редкость добродушным. - А то всякое бывает. Вон сколько воды пролилось с Небес. Черт возьми, чтобы смыть кровь этих чертовых испанцев с нашей земли, да!
Отсалютовав, Виллем допил до конца вино, однако совсем не чувствуя даже легкого опьянения. Взгляд случайным образом наткнулся на Агнесс, которая явно была бледна и чувствовала себя не очень хорошо. Нужно было под любым поводом избавиться от своих собеседников, чтобы подойти к жене. Чертовы правила поведения, не позволял вот так, напрямую, подойти к собственной жене, чтобы узнать, что у нее там случилось. А потом она и совсем пропала из поля зрения, когда Виллем отвлекся на реплику одного из собеседников.
"Черт...Куда делась Агнесс?" -  граф обвел взглядом хорошо освещенный зал, но жены нигде не было видно. Возможно, что графиня отправилась подышать свежим воздухом?
- Пожалуй, отойду подышать воздухом, - Виллем извинился, услышав остроту, что тот совсем не умеет пить, в свой адрес, но и бровью не повел. Вне зала было прохладно. Здесь уже было не так светло, скорее царил полумрак. Здесь Виллем ни разу не был, но почему-то полагал, что нужно было пойти прямо, а не налево, так как там уже начиналась лестница, ведущая в покои гостей, а также бургграфа.

+1

3

Агнесс пригубила вино, поморщилась, чувствуя во рту вяжущую кислоту, и отставила бокал. Тошнота, мучающая ее с самого утра, не только не исчезла, но, кажется, усилилась. От болезненной бледности не спасли даже румяна. Графиня подозревала, что это не совсем обычное недомогание. Но надеяться на такой дар судьбы пока боялась и предпочитала дождаться более явных признаков, если это, действительно, беременность. Вполне возможно, что у нее просто несварение. Лучше вообще не думать об этом. Но танцевать она, пожалуй, сегодня не решится.
Графиня поискала глазами мужа, и, заметив его обеспокоенный взгляд, ободряюще ему улыбнулась. Виллем, конечно, заметил ее бледность и несвойственную вялость. Обычно Агнесс развлекалась на подобных празднествах по полной программе. Светские сплетни, танцы, игра в фанты. Правда, приемы и балы Агнесс посещала только когда ее муж был дома. Если Виллем уезжал на войну, юная графиня вела почти затворнический образ жизни, стараясь содержать их уютное семейное гнездышко в идеальном состоянии. Не смотря на внешнюю хрупкость, спуска слугам Агнесс не давала. И ее муж мог быть уверен, что дом - его надежный тыл, где по возвращению с войны он сможет укрыться от всего мира в объятиях своей маленькой заботливой женушки.
Вообще Агнесс ненавидела войну, и никогда не утруждала себя разбираться во всех ее тонкостях. Не женское это дело. Страшное, жестокое. Бессмысленное в ее понимании. Правда, она ненавидела все, что разлучало ее с Виллемом. И в отсутствие мужа жутко тосковала по нему. До свадьбы Агнесс даже мечтать не могла, что ее брак окажется таким счастливым, и она полюбит своего супруга всем сердцем. Наслаждаться безоблачной семейной жизнью мешали лишь частые отъезды фон Беккера на войну. Но, по словам мужа, это неизбежность, с которой следовало смириться. И Агнесс мирилась, как могла.
- Милочка, вам нехорошо? - Проскрипел над ухом престарелый граф Рок. Он был их соседом. И трижды вдовцом. Агнесс называла его за глаза «Синей Бородой». И, на всякий случай, старалась держаться от него подальше.
- Я в порядке. Благодарю. - Ответила графиня и, отвернувшись, состроила трагичную рожицу. Если ее еще кто-нибудь спросит об этом, она просто взорвется. В этот момент ее накрыл новый приступ тошноты, и Агнесс приложила к губам платок. Взглянув еще раз на мужа, который общался на противоположном конце зала с бургграфом, она незаметно выскользнула в коридор. Ей хотелось перевести дух и отдохнуть от всех этих дежурных светских улыбок. Неплохо было бы еще выпить воды. Кажется, она где-то видела тут неподалеку маленький питьевой фонтанчик, установленный прямо в нише одного из коридоров.
Агнесс осмотрелась, выбирая направление. Ей все казалось, что фонтанчик где-то здесь, вот-вот и появится. Она даже запомнила, что он был в форме двух пухлых ангелочков из белого мрамора, держащих кувшин, из которого вытекала вода.
«Вот же он!», - торжествующе отметила про себя графиня, заметив белевшее в полумраке изваяние. Подобрав пышные юбки, она направилась прямиком к фонтану. Агнесс была уже совсем рядом, когда раздался крик, который буквально приморозил ее к полу. В нем слышались боль, страх, предчувствие скорой смерти.
«Что-то не так с этими ангелочками. Что же...?», - мысли путались, Агнесс понимала - лучше ей не знать ответ. На белом мраморе алели кровавые следы, словно кто-то руками хватался за фигурки, пытаясь устоять на ногах. Инстинкт самосохранения подсказывал графине, что нужно поскорее отсюда убраться и притвориться, что она ничего не видела. Но непокорный нрав и женское любопытство заставило Агнесс сделать еще пару шагов вперед. И в этот момент она увидела распростертое на полу в луже крови тело, и стоявшего над ним человека. Нижняя половина лица его была скрыта под платком, который он повязал на манер разбойников. Графиня фон Беккер встретилась с его взглядом - в светлых льдистых глазах не было страха, только мрачная решимость. И молчаливый приговор случайному свидетелю.
На мгновение в коридоре повисла тишина, слышно было только журчание воды в фонтанчике. Агнесс попятилась, заметив, что убийца перешагнул через труп и направился к ней.
«Нет. Нет! Только не это!». Графиня развернулась и побежала назад, к людям, к мужу, который обязательно ее защитит. Только надежды уйти от преследователя были весьма слабыми. Убийца настигал ее, еще минута, и она окажется в его цепких лапах. В отчаянии Агнесс сорвала с шеи жемчужные бусы и швырнула их преследователю под ноги. Драгоценные бусины застучали по полу, Агнесс услышала, как оступился на них злодей, отставая. Оглянуться она не решилась, только быстрее припустила.
- Виллем! Виллем!!!

Отредактировано Agness von Becker (04-04-2016 20:31:49)

+1

4

Коридоры замка крепости Нарден были пусты. Ни одного намека на то, что где-то рядом могла находиться его жена. Ни шуршания юбок, ни цокота каблуков по каменному полу. Лишь эхо собственных шагов, отдающихся в высоких стрельчатых арках. Виллем вздохнул. В какой-то момент он даже пожалел, что вообще отправился с женой на это празднество. Но Агнесс же настояла на том, что нужно обязательно  посетить это светское мероприятие.  И фон Беккер понимал почему. Все-таки тяжело сидеть одной, в каменном замке, когда муж вечно на войне. А подобные выезды - как-никак глоток свежего воздуха в череде скучных, серых дней, когда из людского  окружения  была одна лишь прислуга. А тут и  сплетни, слухи, а еще танцы, да сплошное веселье, устроенное в честь освобождения крепости от испанцев. Давненько не было подобных значимых событий  в провинциальных землях. Все-таки все силы были брошены на войну, куда там до балов и маскарадов.
Удивительно, но коридор был пуст. Ни слуг, ни праздно шатающихся гостей, которые решили освежиться после нескольких кубков отличного, крепкого вина, принесенного из личных запасов бургграфа. Как будто все вымерли. Именно так и подумал Виллем, попутно решив подняться наверх, предположив, что Агнесс, все-таки поднялась туда, а не решила пройтись, рискуя заблудиться в незнакомом месте в таком-то состоянии. Он обогнул лестницу, поднявшись на пару пролетов вверх, свернув направо, после чего вышел к комнатам, которые они занимали вместе с женой. Рядом же располагался  пожилой граф вместе со своей юной женой, которых,  к слову, он практически и не знал.
Открыв дверь, фон Беккер ожидал увидеть там Агнесс. Но, увы, кровать была пуста. Даже намека не было на то, что жена возвращалась сюда после того, как ушла из большего зала.
"Да где же она?" - тревога нарастала, но голландец решительно взял себя в руки. В конце концов, может она действительно решила прогуляться, вместо того, чтобы сидеть в душном помещении. Все-таки людей там набилось достаточно. А может даже и пошла в сад, которым успела уже похвастаться жена бургграфа, когда они только прибыли в крепость. Виллем не успел увидеть, но вполне мог предположить, что так оно и было.  И ее слова были правдой. Нидерландская земля была такой, что на ней могло расти, абсолютно что угодно.
Развернувшись, граф спустился вниз, направившись в ту часть, где по его предположению и должен был находиться выход в сад. Все-таки проверить стоило это место. Если бы Агнесс не была такой бледной, такой болезненно-утомленной, то возможно Виллем бы  и не искал ее по всему замку. Все-таки молодой графине не пять лет. Остался бы с другими мужчинами,  жена бы вернулась к гостям... но уже явно не сегодня.
"Какой оказывается большой замок" - не мог не заметить про себя, оглядываясь по сторонам.  Кажется, именно этот широкий коридор тянулся через все строение.  По бокам все еще красовались доспехи испанского образца, оставленные скорее, как дань победы над врагом. Массивные доспехи выглядели еще более громоздкими и устрашающими в свете факелов, прикрепленных к стенам. Граф прошел еще несколько метров, как услышал  приближающийся стук каблуков. Быстрый-быстрый, как будто кто-то бежал что есть силы. Как будто преследовали все демоны Ада. Виллем насторожился, поняв, что звук шел из коридора, идущего перпендикулярно тому, где он находился сейчас. Он прошел дальше, и только быстрая реакция помогла ему избежать столкновения с собственной женой. Да, это была Агнесс. Куда бледнее, чем обычно. Запыхавшаяся, раскрасневшаяся от бега, в ее глазах явно стоял дикий страх.
- Агнесс? Агнесс! Что случилось? - обеспокоенно посмотрел на жену, положив руки на ее плечи. Да что могло произойтив  этом чертовом замке?!  - Т-ш-ш-ш... Я с тобой. Не бойся. Расскажи мне, что произошло.
Виллем крепче обнял ее, чтобы она могла успокоиться, а потом рассказать, что же случилось. На ум не приходило не единой здравой мысли. Стража здесь была такая, что грех жаловаться на нее.

+1

5

Путь назад был поистине бесконечным.
Время словно замерло, секунды тянулись мучительно медленно. Агнесс казалось, что она бежит уже целую вечность, в действительности же прошло не более двух – трех минут.
Поворот, еще один, галерея, переходящая в коридор… Графиня и не заметила, что в поисках фонтанчика с водой зашла так далеко. И за свою беспечность платила теперь страшную цену. Ее жизнь висела на волоске.
Маневр с бусами неожиданно сработал, ее преследователь немного отстал, но девушка все равно слышала его шумное дыхание где-то позади себя. Он не собирался просто так сдаваться и оставлять в живых опасную свидетельницу. И пока Агнесс плутает в лабиринтах этой крепости, он постарается убить ее. Еще никогда смерть не была к ней так близко. О подобных историях она раньше только в книгах читала. Но на деле это оказалось совсем не так весело. Точнее, совсем не весело, а страшно. Очень-очень страшно.
«Виллем, где же ты?». Ей очень повезет, если муж уже ищет ее. Если же он до сих пор в зале, развлекает местное общество, тогда все сложнее, и надеяться ей придется только на себя. А ее преследователь, тем временем, стремительно сокращал расстояние между ними. И Агнесс вновь слышала его тяжелое дыхание и топот ног по полу. Он догонял. Ее же постепенно покидали силы, утекали, словно ручеек.
Исход близок и, кажется, предопределен.
Графиню охватило такое отчаяние, что сердце готово было разорваться. Она задыхалась, в глазах темнело, Агнесс уже с трудом разбирала дорогу.
«Неужели это конец? Так глупо… Так беспощадно… Что будет с Виллемом? Душу бы Дьяволу продала, лишь бы снова увидеть мужа», - подумала рыжая бестия, из последних сил ныряя в очередной коридор.
То ли ее слова были услышаны кем-то весьма могущественным, то ли просто удача на этот раз улыбнулась, но впереди она увидела своего обожаемого супруга, который, по всей видимости, действительно, отправился искать ее.
- Виллем! – Тоненько взвизгнула Агнесс, бросаясь ему навстречу. И, прежде чем воздух в ее легких от стремительного бега закончился, она оказалась в кольце рук мужа. В ушах шумело, она почти не понимала, что говорит ей Виллем, лишь прижималась к нему, пытаясь успокоиться. Внезапно она вспомнила о своем преследователе и резко обернулась. Где он?! Но галерея была пуста. Словно и не гнался за ней никто, намереваясь устранить свидетеля убийства.
- О, Виллем. – Всхлипнула Агнесс, пряча лицо на груди мужа. Напряжение начало отпускать ее, и графиня расплакалась. Слезы хлынули из глаз мгновенно, и она никак не могла остановиться. С ними выходил весь тот ужас, который графиня испытала только что. Она плохо запомнила, как убегала, но зато мертвое тело в луже крови и стоявшего над ним злодея видела как сейчас. И эта жуткая картина заставляла ее дрожать, как осиновый лист.
- Я искала источник с водой в одном из коридоров. – Начала рассказывать Агнесс мужу, который, похоже, отчаялся получить от нее внятный ответ и успел надумать невесть что. - И увидела, как… Один человек убил другого. – Всхлипнула графиня, цепляясь за Виллема, не желая его отпускать от себя ни на шаг. – Там была лужа крови. Огромная лужа! И… он… Он заметил меня, и тоже хотел… ой… - Чувствуя, что вот-вот снова разревется, девушка уткнулась лицом в плечо супруга и силой прикусила губу, заставляя себя успокоиться. – Он погнался за мной. Я думала, что он убьет меня. И бежала, бежала…
На этом голос изменил ей, Агнесс резко замолчала, она еще приходила в себя после пережитого потрясения.
- Как хорошо, что мы встретились здесь. – Графиня привстала на цыпочки и с нежностью поцеловала мужа в подбородок и в губы, а потом крепко обняла. На щеках ее все еще блестели невысохшие дорожки от слез. – Я так боялась больше не увидеть тебя.
Она взглянула в глаза Виллема, вдруг он не поверит ей и обернет все в шутку?

+1

6

- Так, а теперь расскажи со всеми подробностями мне что случилось? - понадобилось несколько минут, чтобы Агнесс более или менее пришла в себя.  Разве можно было спокойно реагировать на то, что его жена дрожала в его объятиях? От страха. Будто сотни адских собак гнались за ней по пятам. А эти слезы? Граф тяжело вздохнул, прижимая жену к себе, чтобы она почувствовала себя защищенной. Мысли в голове крутились разные, но ни одна не нашла для себя толкового объяснения. Как говорил бургграф, еще когда они только-только прибыли в эту крепость - за безопасность он отвечает головой. Ответил, называется. Что-то очень сильно напугало Агнесс. Что-то ужасно, потому как жена была не из робкого десятка. Какие-нибудь крысы или мыши, обитающие в замке, не могли так испугать графиню. И это очень беспокоило сейчас. А вдруг в крепости еще остались испанцы? Конечно, идея абсурдная? Но и не лишенная с одной стороны  крупинки истины. Кто знает, сколько в этом замке потайных ходов и скрытых комнат, где легко можно было укрыться от неприятеля, чтобы после перебить всех обитателей крепости, воспользовавшись моментом? В каждом замке есть подобные потайные ходы, если в случае осады замка потребуется быстро и безопасно покинуть его пределы. Даже в его родовом замке  существовал такой потайной проход, идущий под землей далеко на север, в дубовые леса.
- Что?! Ты можешь описать того, кого убили? А убийцу? - Виллем глубоко выдохнул, пытаясь взять себя в руки. Съездили, называется, на праздник. Кого же убили, черт побери? Когда  вся знать в огромном зале была на месте. Может, кто-то из слуг? А может, действительно эти чертовы испанцы? Будь они прокляты! - Тш-ш-ш-ш...милая, теперь я с тобой, теперь все будет хорошо. Никто тебя не обидит.
Разумеется, его жена должна была увидеть происходящее. Но увидела, и едва не была убита. От осознания этого, граф только крепче  прижал к себе, ощущая тепло ее тела, будто действительно проверяя, что она жива и невредима. А что бы было, если бы он не вышел ее искать? Этот ублюдок догнал ее и всадил нож?
- Да, безумно хорошо, - кивнул Виллем, целуя в ответ. Нужно будет узнать, как она все-таки избавилась от преследования убийцы. Но сперва нужно было посмотреть на место преступления, а еще, в конце концов, кто же на сегодня стал жертвой. Он не сомневался, что убийца покинул место преступления, возможно, уничтожив какие-то следы, но тело-то должно было остаться на месте. Прежде, чем идти в зал и сообщать эту ужасную новость бургграфу, нужно было разобраться, что к чему.
- Послушай, Агнесс. Ты должна мне показать, где ты видела убийство. Понимаешь, что бургграф никогда не поверит в подобные показания. А моему слову он точно поверит, - фон Беккер провел большими пальцами по бледному лицу жены, стирая  все еще невысохшие дорожки из слез. Да уж, он бы сейчас собственными руками свернул ему шею, уже за то, что тот посягнул на жизнь его жены. Как бы он не хотел, чтобы Агнесс не возвращалась туда, но придется, тем более, что она единственная видела это преступление и особенно, где оно произошло. Нельзя было медлить. - Я понимаю, что тебе тяжело возвращаться вновь туда. Но придется это сделать, дорогая. Не бойся, тем более что я с тобой. И я тебя смогу защитить.
Виллем говорил это уверенно, смотря в синие,  словно сапфиры глаза жены, в которых все еще стоял ужас от произошедшего.  Граф наклонился, легко коснувшись поцелуем губ Агнесс, будто пытаясь таким образом успокоить ее.

+1

7

- У убийцы лицо было до глаз закрыто платком. – Пролепетала Агнесс, все еще дрожа. – И глаза – светлые, холодные очень. А убитый… Он лежал лицом вниз. Но был одет хорошо… И дорого. В камзол, да! Я запомнила камзол!
«А еще мои жемчужные бусы погибли, которые ты мне подарил за день до свадьбы. Но лучше уж они, чем я», - подумала графиня, пребывая в полном смятении, так что мысли ее метались, не в силах остановиться на чем-то одном. Она закрывала глаза и вновь слышала тяжелое дыхание убийцы и стук драгоценных жемчужин по полу.
Только муж выдергивал ее из этого безумия, в которое она погрузилась с тех пор, как увидела труп и убийцу. Агнесс всем телом потянулась навстречу Виллему, когда их губы встретились в поцелуе. В нем было больше заботы и нежности, нежели страсти, и он действовал на графиню успокаивающе. Ах, как ей бы хотелось оказаться дома, и коротать этот вечер у камина, рядом с любимым мужем – смотреть на огонь, шептать Виллему на ухо ласковые нелепости, касаться его рук, губ, лица, наслаждаться звуком его голоса, который умеет не только раздавать приказы, но и звучать мягко, вкрадчиво – только для нее одной. А все произошедшее здесь вспоминать, как наваждение или страшный сон.
Но на этот раз ее желание казалось неосуществимым. Более того, перепуганную графиню ждало новое испытание.
- Показать? – Она непонимающе хлопала глазами, словно пытаясь осознать, что хочет от нее фон Беккер. – Вернуться туда?
Конечно, именно этого он и хочет. Чтобы она отвела его и показала труп. И пережила весь этот кошмар еще раз. А что если убийца все еще там? Вдруг он на них набросится? Агнесс казалось, если это произойдет, она тут же умрет на месте.
- Я не… хочу. Не могу туда идти. – Почти беззвучно шептали губы, пока графиня беспомощно мотала головой, не желая возвращаться на то ужасное место. Хотя умом Агнесс понимала – этого не избежать. Может, Виллем и поверил ей, но бургграф потребует доказательств. А единственное доказательство – это труп у источника.
Похоже, выбора у нее нет.
Мысленно поклявшись, что больше никогда не будет гулять по чужому замку одна, Агнесс смахнула с бледных щек катившиеся из глаз слезинки. Как это тяжело, оказывается, взять себя в руки и вернуться туда, где тебя только что пытались убить. А ведь если бы не ее умение быстро бегать, она могла бы уже быть мертва. От этой мысли ее вновь начало потряхивать.
- Хорошо, я покажу. – Прошептала Агнесс, обреченно кивнув. Словно приговоренная, она развернулась и пошла туда, откуда только недавно вернулась. Ей безумно хотелось, чтобы муж держал ее за руку, но она понимала – если убийца где-то прячется, и выскочит на них из-за угла, Виллем сможет лучше защититься, если у него на руках не будет висеть его любимая женушка.
Они шли в полной тишине. Длинные мрачные коридоры сменяли один другой. Агнесс молчала, лишь изредка хлюпала носом, да вздрагивала от малейшего шороха. Она уже жалела, что не смогла убедить мужа вернуться домой, и пусть бы оставшиеся гости разбирались. Только Виллем не таков. Тем более что речь шла о покушении на жизнь его жены, так что это - дело чести.
Поворот, еще поворот. Пройти длинный коридор, и будет ниша с проклятым источником.
- Пришли. – Выдохнула Агнесс, когда оставался всего один поворот. Сначала она хотела подождать здесь. Но потом решила, что ей вовсе не хочется отправлять туда мужа одного, да и в одиночестве оставаться страшно. Так что придется посмотреть своему страху в глаза.
- Вон там. Источник. Я слышу, как журчит вода. – Кивнула графиня. 
Она вздохнула поглубже и, стараясь унять дрожь в подгибающихся коленях, направилась к источнику. Прежде чем сделать этот последний поворот, Агнесс зажмурилась, предпочитая не видеть вновь тела, распростертого в луже крови, и мраморных ангелочков, с кровавыми пятнами на белоснежных пухлых телах.

+1

8

- Я буду там с тобой, - все-таки нужно было уговорить Агнесс показать тело того бедолаги, которого  прирезали в бесчисленных коридорах замка. Убийца явно был хладнокровен, раз не побоялся, что его могут заметить и схватить. Или на редкость отчаянным. Или то и другое вместе. А уже тем более, когда  он погнался за его женой, намереваясь избавиться от нее как от свидетельницы. Вот поэтому Виллем так настоятельно просил Агнесс показать то место, где она  увидела убийство. - Агнесс?
Граф вопросительно посмотрел на свою жену. Сейчас от нее зависело многое. Не мог он просто с пустыми, ничем не подкрепленными словами пойти к бургграфу. Но и сам ни за что не нашел в этих переплетениях каменных проходов то самое место, где и произошло преступление. Граф тяжело вздохнул, ожидая решение жены. Он наделся, что ей все-таки хватит сил вернуться туда.
- Вот и умница, милая, - кивнул граф. Все-таки в его жене было куда больше смелости и отваги, чем у большинства жен его знакомых. Агнесс была другой, совсем не такой, как эти скучные и практически одинаковые во всем замужние дамы. То ли дело его жена. Помнится, даже помолвка превратился в нечто особенное, которое они изредка да вспоминали. Виллем постоянно ей припоминал тот самый подарок,  в виде мертвой мыши, которую будущая графиня фон Беккер подарила, незаметно всучив в руку. Но Виллем никогда не жалел о том, что взял ее в жены. Пусть и брак был сперва договорным, по расчету, только оказалось, что все  очень даже по любви.
Он шел чуть впереди специально, чтобы защитить супругу в случае опасности. Виллем держал ладонь на рукояти своего оружия, если вдруг придется применить его на деле. Граф сильно сомневался, что убийца мог подкарауливать где-нибудь в темном угле коридора. Скорее, пытался сбежать из замка после того, как совершил свое злодеяние. Но во всем точно нельзя быть уверенным. Особенно сейчас. Поэтому-то нидерландец был настороже. Это от их шагов отдавалось в высоких стенах каменных коридоров. 
Виллем был настроен мрачно и решительно. Он сможет защитить свою жену от кого бы то ни было. По дороге фон Беккер размышлял над словами жены о том, кем мог этот несчастный. Возможно, что и английский посол. Не слуга, раз графиня описала его, как хорошо одетого человека. И потом, на нем был надет камзол. Так что вполне мог сойти за иностранца. Скорее всего, так и есть - англичанин. А убийца скорей всего типичный представитель своего дела. Мог устранить свою жертву без сучка без задоринки,  да только графиня случайно помешала.
- Жди здесь, милая, - раз они пришли, и видимой опасности не было, граф мог сам осмотреть место преступления. Виллем не хотел, чтобы Агнесс вновь увидела этот кошмар.  Да и стояла она не так, чтобы далеко, чтобы в случае чего он мог быстро вернуться к жене. - Я быстро.
Граф прошел дальше. Первое, что он увидел был питьевой фонтанчик, в котором все еще журчала вода. Сделанные из мрамора ангелочки, казалось, недовольно смотрели на графа за то, что он посмел потревожить их покой. Коридор оказался ответвление главного, где они только что шли. Футов десять длиной он заканчивался тупиком. Единственным освещением  здесь был прикрепленный на стене факел. Виллем вытащил его, чтобы хорошенько осмотреть то самое место, где и произошло убийство. Однако...
Ничего не было. Совершенно. Ни трупа, ни крови. Ни-че-го. Каменный пол был чист, как и те ангелочки, что украшали питьевой фонтанчик. Что это значит?
- Агнесс? Это точно то самое место? Потому что здесь я не вижу ни трупа, ни даже крови, если бы действительно кто-то попытался спрятать тело, - фон Беккер приподнял брови, посмотрев на жену. Как бы то ни было, а она все равно не послушалась и пошла за ним. Хотя где-то в глубине души Виллем знал, что так и будет. Может, ей показалось? Тем более что чувствовала себя сегодня неважно. И как при таких доказательствах можно было идти к бургграфу? Виллем вздохнул и нахмурился.

+1

9

Ее трясло. Каждая клеточка тела Агнесс сопротивлялась тому, чтобы идти туда, откуда она совсем недавно сбежала. От дурных предчувствий волнами накатывала тошнота, а руки были ледяными. Молодая графиня в отчаянии сжала кружевной платок, словно он мог чем-то ее защитить.
«Я не могу, не могу, не могу. Вдруг убийца дожидается там и прячется за выступом стены?». Агнесс хотела сделать этот последний шаг и не решалась. Виллем сказал ей подождать в коридоре, но разве она может отпустить его одного в это жуткое место? Жена должна быть рядом со своим мужем, в горе и в радости. Так звучала их брачная клятва. Правда, в самый ответственный момент, прямо перед алтарем, они ее бессовестно изменили, чем вызвали молчаливое неодобрение святого отца и родственников с обеих сторон, но им было тогда все равно, главное, что они есть теперь друг у друга. Вспомнив этот светлый момент графиня фон Беккер немного успокоилась и почувствовала себя лучше. Уверенней. Да, у нее есть Виллем, и он ее в обиду не даст. А, значит, и бояться нечего. Ну, подумаешь, человек лежит на полу! Ну, совсем мертвый. И кровь везде. Ой!
Рыжеволосая супруга графа всхлипнула – она, наверное, никогда не сможет смириться с подобным ужасом. Смерть – это страшно. И Агнесс хотела бы жить вечно. Вместе с Виллемом, конечно. С этими пророческими мыслями она и сделала тот самый решающий шаг, чтобы вновь увидеть все снова.
Но что это? Графиня, прижав руку к груди, молча смотрела на то место, где еще пол часа назад лежал окровавленный труп. Сейчас там не было ничего. То есть, совсем ничего. Ни мертвого тела, ни кровавых следов. Чтобы убедиться в этом наверняка, Агнесс закрыла глаза, потом снова открыла. Картина не изменилась.
«Чертовщина какая-то. Куда все подевалось?».
Хуже всего было то, что Виллем тоже это видел. И уже успел усомниться в ее словах. Агнесс всегда гордилась, что отношения в их семье строились на взаимном доверии, а сейчас муж готов уличить ее во лжи. Хотя делал он это весьма дипломатично, пока лишь намекая на то, что она могла перепутать место.
«Да ничего я не перепутала, черт возьми! Это место мне теперь в кошмарах сниться будет. Как можно забыть столь жуткую сцену?».
- Я ничего не перепутала. Это то самое место. – Кивнула Агнесс, тон ее был уверенным. – Вот здесь лежал мужчина. Лицом в пол. Я еще подумала, что его, должно быть, ударили в спину. И кровь была повсюду!
В последней фразе графини чувствовалось отчаяние. Она чувствовала, что муж сомневается. И решительно не знала, как доказать свою правоту. Наверное, единственное, что могло бы реабилитировать Агнесс в глазах супруга – это тело. Но где его теперь искать? Да и вероятность встретиться с убийцей еще раз лицом к лицу не радовала графиню совершенно. Их первая встреча едва не стоила ей жизни, чем все может закончиться на этот раз – не хочется даже думать. Но придется рискнуть. Потому что видеть в глазах Виллема недоверие для Агнесс было гораздо страшнее.
- Нужно поискать тело. Или какие-то следы… - Неуверенно предложила графиня. - У убийцы было наполовину лицо закрыто. Но я запомнила глаза. Светло-голубые, взгляд очень холодный, колючий такой.
Сказав это, Агнесс замолчала, опустив взгляд. Она понимала, что под подобное описание глаз подходит половина гостей, собравшихся сегодня на торжественный прием. Не успев порадоваться чудесному спасению, Агнесс чувствовала себя без вины виноватой. И надеялась только на острый ум мужа. На то, что он понимает – придумать все это его жена просто не могла. Он ведь видел ее лицо, когда встретил в коридоре. На нем застыл ужас. Самый настоящий. Разве такое сыграешь? Да и зачем ей это делать? От недостатка внимания со стороны супруга, да и остальных окружающих Агнесс не страдала. Больные фантазии, выдаваемые за правду, не ее конек.
- Виллем, ты не веришь мне? – Спросила она дрогнувшим голосом, глядя на мужа с негодованием, явно готовясь вновь расплакаться. Но на этот раз, от обиды.

Отредактировано Agness von Becker (26-05-2016 23:30:35)

+1

10

Это было именно это место. Агнесс подтвердила,  а граф не знал, что и думать, потому как его жена не была склонна к подобным фантазиям, да еще каким! Разве можно было придумать не то, чтобы смерть, а самое настоящее убийство, да еще с вполне конкретными подробностями? Виллем взглянул на графиню, а после снова на то место, где по идее должен был находиться труп. Ничего. Сколько ее здесь не было? Минут десять - пятнадцать? Если постараться, то можно все убрать... наверное. Если предположить, что Агнесс действительно говорила правду, то убийца явно не хотел, чтобы тело нашли. Просто его жена так не вовремя вышла погулять. Но кто мог оказаться в качестве жертвы? Кто-то из гостей? Английский посол, которого ждал хозяин замка? Последний вариант тоже нельзя исключать, учитывая войну с испанской короной за независимость.
- Я... верю тебе, Агнесс, - кивнул он, разворачиваясь к жене. Виллем все еще помнил тот неподдельный страх в глазах жены, когда пошел ее искать и случайно встретил в одном из коридоров крепости. Разве можно было подделать это отчаяние во взгляде, будто за ней гнались все демоны Ада? Не верилось, что жена просто изобразила нечто подобное только для того, чтобы привлечь к себе внимание. С каким трудом удалось убедить Агнесс вернуться назад...Так что да, граф верил ей, хоть и тело было еще не найдено. - Правда, верю.
Граф подошел ближе к супруге, положив левую руку ей на плечо, а после коротко поцеловал. Ему всегда нравилось, что у них не было каких-то тайн друг от друга, какого-то недоверия. И если честно, фон Беккер не мог припомнить ни разу, чтобы смог поймать Агнесс на какой-нибудь пусть даже пустячной лжи или недомолвке. Про остальное и говорить нечего было. Так с чего бы ей так врать? Ведь  репутация Виллема могла пострадать, если бы он проверил, а пошел сразу докладывать бургграфу.
- Нужно осмотреть тщательнее это место, - выдохнул он, после чего отошел на пару шагов назад. Итак, как утверждала Агнесс, кровь успела хорошо залить пол, однако она должна быть свежей, не запекшейся. С мраморных плит, которыми были выложены коридоры этого замка, это было очень даже легко сделать. Виллем наклонился, проведя пальцем по полу, причем успел это сделать в нескольких местах.
- Однако, забавно, - удивительно, что в этом месте, где с углов свисает паутина такие идеально натертые полы. Точнее, идеально чистые. Тут должен был быть толстый слой из пыли и грязи. Несмотря на то, что хозяин этого замка гордился своей прислугой, вряд ли бы он стали драить этот ответвление коридора, куда редко кто заходит. Про и гостей и говорить нечего. Виллем задумался.
- Во что ты говоришь, был одет убитый? - спросил граф, между делом осматривая место убийства. А вот возле краев, грязь, как была, так и осталась. Значит, что смогли, то и успели очистить. Вряд ли бы кто-то стал приглядываться, рассматривая места скопления пыли. Зато убрали ненужного человека - легко и бесшумно. Идеальный план, если бы Агнесс не помешала.
"Однако должно быть место, куда они скинули тело. Не через коридор же его стали тащить..." - единственная мысль - существование потайного коридора, умело спрятанного в этих стенах. Какой замок без таких удобных лазеек? Строение большое, таких входов-выходов за пределы замка должно быть несколько -  не один и не два. Если предположить, что именно в этом тупике и скрывался такой выход за пределы крепости, то...Граф перехватил факел крепче, пройдясь осторожно мимо правой стены до конца, а после и левой. Где-то на середине пламя заметно задрожало.
- Агнесс, милая, иди сюда, - подозвал он жену, и когда та встала рядом с ним, фон Беккер всучил его жене в руки. - Посвети-ка мне.
Стена, сделанная из каменных блоков, казалось монолитной. Где-то должен был спрятан потайной рычаг. Что-то весьма отличимое от других  каменных брусков, однако, тем не менее, не должно отличаться с виду. Дотрагиваясь пальцами  до шершавой поверхности, фон Беккер ощутил более гладкий камень, сильно нажав на него. Ложный кусок стены медленно отъехал в сторону. Резко пахнуло плесенью и сыростью.
- Ну вот и ответ, куда делся убитый. Точно не своими ногами ушел, - хмыкнул он.

+1

11

Кажется, что до ответа Виллема на ее вопрос, полный негодования и обиды, прошла целая вечность. Агнесс даже забыла на какое-то время о своих страхах. Важно было только одно — верит ей муж или нет. Сомневается он в том, что она сказала ему правду или нет. Молодая графиня замерла, глядя на Виллема прямо, во взгляде ее читался вызов, готовность защищать свои слова до последнего вздоха. А что ей останется, если муж усомнится в ней? Решит, что она обманула его, раз этот чертов труп исчез!
Сколько они были знакомы, Агнесс всегда говорила Виллему правду. Даже если это была очень неудобная для нее правда. Например, что она увлеклась и истратила больше денег на наряды и украшения, чем планировала. Или, что у них, возможно, никогда не будет детей, если выяснится, что Агнесс унаследовала слабое чрево своей матери и не сможет выносить ребенка. Виллем знал о своей жене все. Ну, или почти все. Разве что щекотливая история с конюхом, произошедшая незадолго до помолвки, осталась достоянием семьи Виллардов. Но это не считается! Агнесс досталась своему мужу невинной, это главное.
И она была убеждена, что в нормальной семье между супругами недомолвок и лжи быть не должно. Что за резон ей обманывать его и придумывать труп и убийцу, который гнался за ней? Привлечь к себе внимание? Но это же просто глупо! Агнесс никогда не поступала подобным образом. «Ох, Виллем, поверь мне, пожалуйста». От его «я верю тебе», она снова чуть было не расплакалась. На этот раз от счастья. Пусть кто-то из гостей мертв, пусть убийца где-то гуляет на свободе, да пусть хоть небо рухнет, но пока Виллем ей верит, Агнесс ничего не страшно. Она крепко обняла супруга, но почти сразу же отпустила его. Не время для нежностей, хоть ей и хотелось показать своему мужу, как она любит его и как благодарна за доверие.
- Убитый был одет… дорого. В камзол. Расшитый такой. - Агнесс взяла себя в руки, сейчас, чувствуя поддержку Виллема, настроиться на деловой лад было проще. - Он лежал вот тут. Наверное, труп куда-то утащили. И когда только успели? Может, конечно, у убийцы был сообщник. Или он сам оказался так силен и ловок, что быстро успел замести следы.
Агнесс старалась держаться ближе к Виллему. Освещение в коридоре было так себе, и злодей чудился ей буквально в каждом темном углу. Она то и дело вздрагивала и прижималась к супругу. Обнаруженный Виллемом тайник за стеной стал для нее полной неожиданностью. И она, подняв факел повыше, в нерешительности остановилась перед открывшимся входом, откуда тянуло затхлой сыростью.
- Вилли, это что же... Значит, убийца знал про эту тайную дверь? - Внезапная догадка опалила Агнесс огнем, но она не решилась произнести ее вслух. «А вдруг это был кто-то из людей бургграфа?». Нет, лучше не думать об этом. Потому что тогда ситуация выглядела бы совсем паршиво. А тайный ход - это их шанс. Ее шанс доказать мужу, что она не лгунья! И пока Виллем не успел остановить ее, Агнесс шагнула в темноту и сделала несколько шагов вперед и в сторону. За спиной, противно заскрежетав, захлопнулась дверь, и от притока воздуха погас факел. Рыжеволосая супруга графа фон Беккера оказалась в полной темноте. Интересно, Виллем успел пойти за ней? Она не слышала его шагов. Может, он в отличие от нее, просто был осторожен?
«Страшно. Господи, как страшно».
Агнесс всхлипнула и прижала руку, все еще сжимающую погасший факел, к груди. Она очень жалела о своем необдуманном поступке. Больше всего ей хотелось громко закричать. Позвать мужа. Но это было слишком рискованно, если убийца находится где-то неподалеку, она станет для него легкой добычей. Нужно попытаться найти Виллема. Агнесс не верила, что он мог остаться в коридоре, увидев, что жена, как чумная, рванула в темноту и неизвестность. Значит, он где-то рядом. Позвать бы его. Но нельзя. Нельзя.
Она попыталась повторить те несколько шагов, что завели ее сюда, только в обратном порядке. Однако угодила в какую-то нишу. Испуганно заметавшись, Агнесс споткнулась обо что-то, едва удержавшись на ногах, завопила отчаянно: «Виллем!!!», и с нарастающим ужасом почувствовала, как кто-то зажимает ей рот рукой.

+1

12

- Выходит, что знал, да, - кивнул фон Беккер, внимательно вглядываясь в темноту. По крайней мере, так казалось, что впереди слишком темно, чтобы что-то разглядеть. Нужно было сейчас себя вести крайне осторожно. Ну-ка там притаился убийца? С темноты всегда хорошо виден свет, и преступник смог бы свободно воспользоваться таким преимуществом. А если их два? Пусть Агнесс видела всего одного, но кто-то же помогал убийце избавиться от тела и замести следы? Возможно, что в сговоре был некто из прислуги замка. Кто-то, кто здесь был до осады. Или кто-то, кто точно знал про все потайные входы и выходы. Все было запутано и непонятно, вместе с показаниями Агнесс особенно это выглядело какой-то мистерией. Судя по описанию, убийцы решили устранить английского посла. Значило, что они были на стороне испанцев? Вполне возможно. Жаль, что они еще не обнаружили тело. Вот тогда бы точно фон Беккер пошел к бургграфу. А так, у Виллем были только слова. И притом, слова женщины. А они вообще не считались, как бы граф не любил свою жену. Но современно общество было таким, что показания женщины вообще никак не считались за них.
И пока фон Беккер раздумывал, как лучше проникнуть вглубь незнакомого прохода, наполненного пылью и паутиной, причем незаметно, Агнесс юркнула туда первой. И...проход закрылся. В этот момент, у графа похолодело все внутри. Зачем?! Вот какого черта она вообще туда полезла вперед него? Едва не попав в лапы убийцы, графиня фон Беккер вновь влипла в неприятность. И опять по своей вине! Господь специально дал ему такую супругу, чтобы на голове у Виллема раньше времени появились седые волосы.
Кажется, прошло секунд сорок, а для графа - целая вечность. Он лихорадочно пытался найти тот камень, который случайно нажал, когда выискивал особую гладкость. И что происходило за фальшивой стеной? Наверняка именно здесь стены были из такого материала, чтобы не пропускать в коридор звуки, таким образом, обитатели замка могли спокойно сбежать, не боясь быть обнаруженным.
- Да что такое?! - нервно ударил по камню, который определенно был тем самым, но никак не хотел поддаваться. Виллем все больше и больше нервничал, переживая за свою любимую жену. А вдруг, что случилось, пока он тут корпел над входом? Вот отыщет ее и точно всыплет, чтобы не смела больше лезть куда ни попадя без него! Граф ткнул в несчастный кирпичик еще раз, но куда сильнее, отчего почувствовал боль в ладони. Правда, на этот раз, сработало и дверь вновь отошла в сторону. Виллем не стал ждать, а сразу же вошел внутрь, сморщившись от неприятного запаха. Сырость и плесень сделали свое дело. Чуть привыкнув к темноте (а там не так, чтобы уж и темно было), нидерландец неслышно ступил землю. Замок стоял возле холма, значит, этот потайной ход был  вырыт в нем, скорей всего введя к реке, как к наиболее безопасному пути отходу. Вот только, где была его жена - неизвестно. Кричать смысла не было. Стены полностью поглощали звук. Здесь даже эха не было, как это было, например, в коридорах самого замка.
"Да где же ты?" - граф шел осторожно дальше, всматриваясь и пытаясь понять, как долго тянется этот потайной ход. Любили же строить раньше на века. Сейчас казалось, что никто в этом замке не знал про этот ход. Оттого убийцы и решились на столь дерзкое преступление. Убрать английского посла, чтобы  спрятать его тело, а самим скрыться по реке. И самое главное, на это время произошла задержка с обеспечением нидерландского войска обещанным английским подкреплением. Но, разумеется, это были всего лишь его предположения.
С этими мыслями он замечает женский силуэт чуть вдалеке. Нельзя кричать, нельзя звать супругу по имени, чтобы не привлечь к себе внимание. Граф облегченно вздыхает, видя что жена в относительной безопасности. Лишь затем подкрадывается, едва не ловя ее на лету.
- Тихо! Агнесс, - рука накрывает ее рот, дабы графиня в очередной раз не закричала от испуга. Он и сам-то сказал это едва слышно ей на ухо. - Это я, я...Какого черта ты вообще пошла без меня? Ты же могла пострадать.
Отпустив жену, фон Беккер посмотрел на нее, хотя хотелось всыпать Агнесс за то, что заставила так волноваться.

+2

13

Когда Агнесс была маленькой, ее пытался похитить один из слуг, затаивший обиду на Виллардов. Может, он хотел потребовать за нее выкуп, а, может, просто досадить ее родителям, заставив их поволноваться за единственную дочь. Его, конечно, почти сразу поймали, но Агнесс была сильно напугана. Несколько дней она ни с кем не разговаривала, потом вернулась в свое нормальное состояние непосредственной болтушки-егозы и больше об этом не вспоминала.
Правда, с тех пор ей часто стал сниться один и тот же кошмар – она блуждала по мрачному лабиринту коридоров, словно искала кого-то. Время от времени проход сужался так, что приходилось сильно нагибаться и протискиваться. Ей было холодно, она слышала раздраженный писк крыс и стук капающей на каменный пол воды. И ее не покидало ощущение, что за ней кто-то следит. От этого ноги наливались свинцовой тяжестью, и было тяжело идти. Когда Агнесс останавливалась перевести дух, из темноты на нее всякий раз кто-то нападал. Она чувствовала, как он зажимает ей рот рукой, и она не может ни кричать, ни даже просто вздохнуть. Девушка пыталась обернуться, чтобы увидеть его лицо, но в этот момент просыпалась. Иногда от собственного крика. После того, как она вышла замуж за Виллема, кошмары ее почти не посещали, но то ощущение липкого страха Агнесс помнила очень хорошо.
Когда она только оказалась в этом тайном лабиринте, старый кошмар словно вернулся. Графиня фон Беккер вновь ощущала себя той маленькой беспомощной девочкой, блуждающей по бесконечным темным коридорам. И ощущение, что за ней следят, вернулось. Агнесс чувствовала на себе чей-то холодный цепкий взгляд. «Неужели это убийца?», - пронеслось в голове. Оказаться с хладнокровным душегубцем лицом к лицу для нее, опасной свидетельницы дерзкого преступления, значило лишь одно - смерть.
«Зачем, зачем я пошла сюда одна, без Виллема?». Только думать об этом уже поздно. Потайная дверь захлопнулась, разделив фон Беккеров. Сможет ли Виллем снова открыть ее и попасть в лабиринт? Агнесс верила, что ее муж может все, и уж, конечно, он не бросит свою непутевую жену в опасности, зная, что рядом ходит убийца. Лишь бы не было слишком поздно.
- Ммм! – Все, что смогла сказать рыжеволосая, когда чья-то рука зажала ей рот. В ней разом завопили все ее детские кошмары. Она не думала, что они могут стать реальностью. Но… неужели такое возможно? Агнесс в ужасе забилась, пытаясь вырваться из цепких рук злоумышленника. Так что не сразу расслышала и осознала фразу «Это я, я...». Голос был до боли знакомым.
- Виллем? – Напряжение и испуг разом схлынули, и графиня почувствовала, как у нее подкашиваются ноги. Ужасно хотелось сесть прямо на пол и разреветься. Она так делала в детстве от страха или от обиды. Но сейчас не время было расклеиваться. Виллем рядом! Он нашел ее. С ним ей не будет так страшно в этих мрачных коридорах. Взглянув в лицо мужа, графиня поняла, что он, кажется, и сам не прочь убить ее. За своеволие и упрямство. За то, что она едва не испортила все, ринувшись в этот потайной ход. Агнесс хотела броситься на шею супруга, радуясь, что это он, а не таинственный злоумышленник, но не посмела. Она чувствовала себя ужасно виноватой перед ним. Хотя и знала, почему шагнула в эту неизвестность. Хотела доказать всем, что она не лгунья и не выдумщица. И этот чертов труп, и убийца – не плод ее воображения с целью привлечения внимания. Они были на самом деле!
- Прости меня. – Проговорила Агнесс, опуская глаза, являя собой образец кротости и смирения. – Я сделала глупость, хотела, чтобы ты мне поверил. – Добавила она почти шепотом, чувствуя, как вскипают на глазах слезы. – Наверное, нам следует вернуться. Я…
В этот момент чуткий слух графини уловил какое-то движение в соседнем коридоре, и она резко замолчала, тут же забыв, что хотела сказать.
- Виллем, ты тоже это слышал? – Прошептала Агнесс.
«Или мне снова показалось?», - подумала она с горечью, ожидая, что скажет ее супруг.

+1

14

- Ладно, но больше так не делай, хорошо? - Виллем давно успел понять, еще со дня помолвки, что его жена отличается совсем не кротким нравом, в ней действительно сосредоточился настоящий ураган из эмоций и поступков, которых предугадать было достаточно трудно, а порой и вовсе невозможно. Ладно, еще, когда она пошла прогуляться одна в совершенно незнакомом замке, так как ей стало нехорошо, все-таки бургграф беспечно обещал, что без его воли сюда даже мышь не проскочит. И фон Беккер поверил этому. Но так, чтобы выскочить вперед, прекрасно зная, какая опасность ей грозит... - Агнесс, я сказал, что тебе верю. Еще до того, как я обнаружил этот потайной выход из замка, я тебе верил.
Граф нахмурился. Эта тревога, что моментально возникла внутри, когда потайная стена закрыла за собой Агнесс, никак не хотела проходить. Он действительно испугался за свою жену. Но и прекрасно знал, что этот смиренный вид сейчас был больше для того, чтобы Виллем не злился за ее своеволие. Хотя, по хорошему, нужно было и вовсе отослать жену наверх, и самому направиться в эти катакомбы и разузнать что к чему. Обязательно  вывести убийц английского посла на чистую воду. От этого зависел дальнейший ход войны. От того, пришлют ли англичане свои войска в качестве подкрепления, зависело, выиграют нидерландские войска войну или нет. Хоть и перевес был явно на их стороне, но в любой момент ситуация могла измениться в совершенно другую сторону. Это тоже в какой-то мере давило на графа, заставляя его нервничать. Ничего хуже нет политических интриг и убийств, связанных с ними.
- Поздно, я не думаю, что мы выйдем, тем же путем, что и пришли, - фон Беккер вздохнул, обнимая свою жену, чтобы ощутить тепло ее тела и удостовериться, что с ней действительно все хорошо. Больше неосознанно, так он прекрасно видел, что с графиней все хорошо сейчас. Он уже хотел было ответить Агнесс, что в темноте вряд ли сейчас вообще вернуться назад, учитывая условия, при которых искал свою жену, как раздался подозрительный звук. Совсем недалеко. Тихий лязг металла о камень. Кто-то находился совсем рядом. Возможно, убийца. Хотя почему возможно, вряд ли в темноте прятался друг.
- Тшшш...я тоже это слышал, - кивнул граф, приложив палец к губам жены, чтобы она не издавала ни звука. Сейчас нужно было вести себя, как можно тише. Но и стоять в этих катакомбах неподвижно явно не было выходом из ситуации. - Иди за мной. Не отставай. И прошу тебя, никуда больше не сворачивай.
Виллем вытащил короткий меч из ножен, на всякий случай, если придется лицом к лицу встретиться с врагом. Лишь после это пошел вперед, стараясь не шуметь, одновременно прислушиваясь к посторонним звукам. Однако сейчас он мог услышать только дыхание супруги за своей спиной, по крайней мере, не беспокоясь, что она свернула куда-нибудь не туда.
Впереди уже можно было различить полоски тусклого света, намекающих на то, что этот тайный ход  вот-вот должен был окончиться.
"И где же наш таинственный убийца? Неужели ушел по другим коридорам?" - однако стоило фон Беккеру подумать об этом, как откуда-то сбоку выскочила фигура, закутанная в темный плащ, сбивая граф с ног, выбив оружие из его рук. Раздался громкий звон металла, отдавшийся тихим эхом каменную стену. Виллем, немного привыкший к темноте, смог разлить, что на незнакомце была надета маска, которую носили доктора во время чумы. Драться в таком положении было весьма затруднительно, даже обладая  приличным опытом в сражениях. Пытаться отбиться ударов и самому нанести их, даже не сразу ощутив острую боль в плече, когда нападавший промахнулся мимо лица нидерландца. Что и говорить, а убийца был силен. Даже спихнуть с себя сейчас было  весьма затруднительно. Он замахнулся вновь, но Виллем успел перехватить его запястье, блокируя удар.

+1

15

- Я иду… Иду, любимый.
Голос графини едва заметно дрожал. Где-то совсем рядом веселились люди. Праздничный ужин был в самом разгаре. Кажется, они вот-вот услышат голоса и смех за стеной. Никогда Агнесс не хотела этого так сильно, как сейчас. Просто услышать голоса тех, кто был приглашен на праздничный ужин, чтобы они стали ниточкой, которая выведет их с мужем из этого жуткого места. Но вместо этого раздался жуткий звук металла, и они с Виллемом уходили все дальше от двери, в которую зашли. Пока они были рядом с ней, у Агнесс еще была слабая надежда, что они смогут отыскать секретный механизм, который откроет эту дверь. Правда, ее супруг, похоже, придерживался иного мнения. 
Молодая графиня старалась ни на шаг не отставать от мужа. Она панически боялась потеряться снова и оказаться один на один с безжалостным убийцей. Что она, слабая женщина, сможет сделать, если встретит его? Да ничего. Даже убежать, наверное, не успеет. Слишком дрожали колени от страха. Если бы все это происходило не в мрачных катакомбах, а наверху, графиня непременно упала бы в обморок. «Боже, кого я обманываю?». Конечно, ни в какой обморок она бы падать не стала. Это был удел изнеженных дамочек, привыкших манипулировать своими мужьями, да и всеми окружающими. Агнесс терпеть не могла их писклявых голосов и театрального заламывания рук. И уж, конечно, не стремилась вести себя, как они. К счастью. Или к сожалению. Возможно, если бы она, сбежав от убийцы, лишилась сознания на руках у мужа, они оба были бы сейчас наверху, вместе с остальными гостями. А не подвергали свои жизни опасности.
Что нас ждет там, впереди? Кто скрывается во мраке? Эти вопросы терзали ее неотступно. Ей казалось, что она знает ответы на них. Но они получались настолько безрадостными, что их не хотелось озвучивать вслух. И да, Агнесс было очень страшно. Так, что даже дышать нормально получалось через раз. Сердце колотилось часто и, по ощущениям, очень громко. Она уже не раз пожалела, что втянула мужа в эту страшную историю. Нужно было скрыть от него все, придумать, что ее так напугало. Или просто признаться, что она хотела привлечь к себе внимание. Пусть бы Виллем лучше считал ее врушкой и притворщицей. Зато был бы вне опасности. «Поздно уже сожалеть об этом». Графиня вздохнула, прижала руку к груди, словно пытаясь успокоить бешеное сердцебиение.
И хотя она ждала всего, чего угодно в любой момент, нападение на них произошло стремительно, словно убийца вел их какое-то время, выбирая наиболее удачное время, чтобы нанести решающий удар. Агнесс увидела, что нападавший сбил Виллема с ног и закричала. Таинственный убийца в маске взглянул на нее. Лишь на какое-то мгновение они встретились глазами, и графиня поняла – это он! Его холодный безжалостный взгляд буквально пригвоздил ее к полу. Рыжеволосая вжалась в стену, не зная, чем помочь мужу.
Виллем – прекрасный воин, она никогда не сомневалась в его силе и способностях вести бой. Но сейчас было совсем другое. Убийца, действительно, выбрал удобный момент. Со стороны ситуация выглядела совсем паршиво.
Конечно, потом Виллем будет ее ругать. И за дело. Но по-другому Агнесс просто не могла поступить. Стоять, каменея от страха, и смотреть, как этот негодяй пытается убить ее мужа, она не станет! Графиня фон Беккер дикой кошкой бросилась на убийцу сзади. Вцепилась крепкими ногтями в его волосы, и, кажется, даже успела выдрать приличный их клок. Может, все это слишком несерьезно и не принесло ощутимого вреда убийце, но эти несколько секунд должны были помочь Виллему подняться на ноги и начать наступление.
За свою отчаянную смелость Агнесс поплатилась почти сразу. Незнакомец в маске, пытавшийся сначала просто скинуть с себя графиню, как надоедливую муху, пришел в ярость, когда она рванула его за волосы, отвлекся от Виллема, и, попятившись, довольно сильно приложил графиню о стену. Ощутив резкую боль во всем теле, рыжеволосая отцепилась от убийцы и начала медленно сползать на пол. Но Агнесс не была бы собой, если бы просто отключилась. Собрав остатки сил, она протянула руку и сорвала маску с наклонившегося над ней незнакомца, который, по всей видимости, очень хотел остаться неузнанным.
«Господи Боже. Виллем! Виллем!!!», - пронеслась в голове мысль, прежде чем графиня потеряла сознание.

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Dracula" » Bang bang