- Правда? - переспросил Сальери, впрочем, без особого интереса. Пингвины - это, конечно, здорово, но красивое женское тело лучше. Пингвины-то это... с сиськами не сравнятся.
Но мечта у Эсмеральды была занятная, если она это всерьез. Сам величайший продюсер современности в далеком, навсегда оставшемся за плечами детством мечтал быть полицейским. И доктором. Разом. Так, чтобы вместо унылого белого халата носить эффектную форму и приказным тоном велеть всем раздеваться. Даже когда еще не понимал, зачем. Видно, что-то такое извращенное - оно в крови было с рождения... А потом музыка увлекла Сальери в свои сети и каким-то чудом увела с кривой дорожки недолговременных звезд на прочный и денежный путь продюсерства. А то, может, он и сам бы сейчас об гитарные струны пальцы стирал, как эти двое.
- Пойдете в гору - устроим тебе фотосессию с пингвинами. В меховом бикини и унтах. В смысле, ты в бикини, а не пингвины.
Сальери был настроен крайне благодушно, отщелкивая кадр за кадром, на которых Лорин демонстрировала себя... ну, не во всей красе, конечно (краса в основном была скрыта одеждой), но вполне раскованно. Да, неплохие кадры - и Цеци есть что показать, и самому есть на что полюбоваться. Конечно, девочка не топ-модель мягкой эротики, но хороша, что тут скажешь. Да и свеженькая, новая, незаезженная такая. Сальери любил новьё.
Он едва взглянул на Томаша, отметив, что тот колеблется с подписанием контракта. Да что ж их, мангустов этих, уговаривать надо?! Или в контракте что не нравится? Что они хотели - сразу золотые горы и с десяток альбомов на ближайшие лет пятнадцать? Не будет такого у них, в любой конкурирующей компании начинают с малого. Даже Моцарт-подлец, и тот не раскрутит с полпинка и не пообещает того, что дать не в состоянии.
Впрочем, вскоре Сальери отвлекся от нерешительного мангуста, поскольку сосредоточился на Лорин. А уж когда она склонилась за ним, позволяя волосам щекотать его щеку, он и вовсе выбросил и Томаша, и контракт из головы. На время. И принялся листать только что отснятые кадры - медленно, растягивая время, чтобы у Лорин не возникло искушения отодвинуться. Словно сытый кот растягивает удовольствие возле блюдца со сметаной, лишь слегка окуная туда усы и слизывая сметану по капле.
- Вот особенно удачно. - Он немного приблизил кадр, скользнув пальцами по груди девушки на экране - впрочем, вполне естественным жестом. - Цецилия наверняка подберет тебе что-нибудь такое, что... - он сделал в воздухе неопределенный пасс пальцами, будто не в силах подобрать удачное слово похмельным разумом. - Просто вау. Ты, кстати, чем вечером занята? Часиков в десять.
Вопрос прозвучал все тем же деловым тоном, словно и впрямь был лишь частью заключаемого контракта, частью деловых переговоров. Не прерываясь и не выжидая ответ, Сальери прямо на глазах у Лорин отправил несколько кадров секретарше - без комментария, Рози и так сообразит, что с этим делать. А затем, подумав, снял пару раз Томаша, медитирующего на контракт, и отправил следом.
Надо бы и этого котика заставить красиво изгибаться на камеру, но уж ладно, черт с ним. Главное, чтоб Цеци хоть в общих чертах представляла, с чем ей предстоит работать, и подобрала начальный образ, а уж дальше эти ее дочки-дурочки займутся деталями, тем более, что их услуги куда дешевле - не доросли они пока до мастерства матушки, даром что характер та имела премерзкий. А там уже посмотрим, как оно и что.