В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

22 сентября 2017 г. Лучше поздно, чем никогда: с небольшим опозданием подведены итоги голосования "Звезда сезона". Большое спасибо всем, кто нам в этом помог)

21 сентября 2017 г. Друзья, не забудьте, что у нас на ролевой проходит интересный опрос. Пользуясь случаем, благодарим тех, кто уже принял в нем участие!

18 сентября 2017 г. Обновлены посты недели.

17 сентября 2017 г. Обновлены игроки месяца.

1 сентября 2017 г. Несколько приятных новостей, которые согреют вас в первый день осени, - в объявлении администрации.

1 августа 2017 г. Началась акция "Приведи друга", предназначенная в первую очередь для наших игроков.


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Janusz Orlowski
Янушу нравится смотреть, как, подчиняясь его рукам, веревка соединяет запястье Моцарта и подлокотники, лодыжки и ножки стула. Один подлокотник немного шатается, но Януш уверен, что он справится со своей работой. В конце концов, разве может быть много силы в музыканте? Божественное нынче не так уж часто сочетается с грубой силой, думает Януш.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



La Nourrice
Кормилица отпустила Тибальта и проводила его долгим сочувственным взглядом. Какой несносный и непослушный мальчишка. Но какой родной… Что ж, она хотя бы попыталась достучаться до его рассудка. Оставалось лишь надеяться на то, что хотя бы зерно сомнения она посеяла в его душе. Или что он всё же будет более осторожен во время склок с Монтекки.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Anabel Forest
Бель закусила губу. Винсент будил в ней целый букет из чувств, желаний, ощущений, стоило лишь взглянуть на него. Это было так…странно. Она отвыкла от этого, и считала, что вампир, сердце которого мертво, не может испытать такое. Как же прекрасно, что она ошиблась! Ах, если бы не этот столь ненавистный ей младенец, она бы так обласкала фон Бриза, что он позабыл бы всех, кто у него был до нее.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Francois de Lonval
- Мадемуазель Клоди! Мадемуазель Клоди, да подождите же вы! - Франсуа тщетно пытался отловить проворную девицу, которая продолжала вертеться словно маленький бесенок. Проблема заключалась еще и в том, что поймать ее за руку было совершенно невозможно. Если уж снятый сюртук произвел на нее такое впечатление, то что могло случиться, реши Франсуа подхватить ее, или чего хлеще, обнять, как он поступил бы с той же Жанеттой. Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Henry Cavendish
Она… Боялась? С удивлением понял Генри. Она… боялась за него? Она боялась потерять его? Заполошное сердце радостно рванулось в груди, отбивая бешеный ритм, грозясь выломать клетку из ребер, разорвать ее изнутри, столько радости несло в себе это понимание.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Radio/Video

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

http://savepic.net/5767778m.png
Лучший эпизод сезона: альтернативное прочтение, весна 2016

● Название эпизода: Radio/Video/Радио/Видео
● Место и время действия: современная Вена, модерн ау.
● Участники: Tamás Szabó, Loreen, Antonio Salieri, Franz Rosenberg
● Синопсис: «Мы - молодая талантливая группа!» - такое о себе могут сказать любые начинающие артисты. Но для того, чтобы действительно чего-то добиться, нужно найти себе покровителя. Собственно, этим Томаш и Лорин решили заняться, явившись в офис к Антонио Сальери.

0

2

- Ммм... ммммм! М-м-мммм! - эта мелодия крутилась в голове у Томаша с самого утра. Всего лишь мелодия, а венгр уже чувствовал, что это оно и есть! С этой песней они просто порвут сначала этот город, а потом еще всю страну, а дальше уже весь мир. Настоящие рок-звезды!
"Она будет звучать и на радио, и по телеку и вообще везде!" - на встречу со своей напарницей певец чуть ли не летел. Уж кто-кто, а Лорин должна его поддержать. А как иначе? Она все его дурацкие идеи поддерживала. Иначе не связалась бы с ним и не согласилась на такую авантюру как собственную группу создать. Разве что название этой самой группе Лорин придумала сама, а так все остальное было по инициативе Собу. Ну да, их пока всего двое было, ну и что? Зато у них есть несколько песен, гитара и бубен! Разве это мало для успеха?Ах, да, и еще море энтузиазма и вдохновения. Песен, правда, пока тоже было всего две с половиной. Ну как с половиной?.. Ну как две?.. Но были же! Недавно даже разорились и записали их на диск. Ну как разорились? Был у Томаша один знакомый музыкант, так вот он, пока в студии звукозаписи никого не было, по тихой провел их, вот так записать и получилось. Правда, кажется, уходя они микрофонную стойку сломали, но очень хотелось надеяться, что Маркусу за это не попадет. И вообще - обмыть хорошо записанный диск было его идеей, так что пусть не жалуется.
- Лорин, собирайся, нас ждут великие дела! - казалось бы, с этой фразы начинался каждый день, когда "молодая, талантливая, но пока состоявшая только из двух человек" группа собиралась репетировать очередную песню. Каждый раз Томаш чуть ли не влетал в ту маленькую комнатку, где у них с Лорин была импровизированная студия и вываливал на подругу множество идей, какие-то мелодии, которые "Вот точно тебе говорю будет хитом!". Но сегодня все было иначе. Только оказавшись в студии, Собу начал еще более воодушевленно чем обычно носиться по комнате, хватаясь то за одно, то за другое.
- Сегодня великий день, роза моя! - пропел он, схватив гитару и проведя по струнам рукой. Правда, после этого сразу же запихнул инструмент обратно в чехол, и закинул себе за спину. - Я тут у одного знакомого узнал, что в городе есть крутой продюсер. Долго этого парня доставал, но он, наконец, выдал адрес, поэтому, давай, пакуй свой бубен, мы на прослушивание идем!
"Феликс тот еще паразит. Хотел, видимо, сам туда явиться раньше нас, и себе покровителя оттяпать. Нет уж, кучерявый, отдыхай! Играть бы сначала научился, а потом уже что-то вякал. Или думаешь, что тебе только за смазливую мордашку все сделают? Тут же... тут же талант нужен!" - в том, что у них с Лорин вместе взятых этого таланта воз и маленькая тележка, Томаш не сомневался ни минуты.
Порывшись в ящике стола, Собу выудил тот самый несчастный диск с двумя песнями (жаль что не тремя, но что поделать, если еще две пока в состоянии "А, вот клевая мелодия, и вот слова крутые, только они не подходят друг другу") и спрятал в карман куртки. Сидеть на месте, когда их вовсю ждет слава за дверью, венгр просто не мог. А потому остановился в дверном проеме, дожидаясь Лорин и чуть ли не начиная ходить взад-вперед от нетерпения.

+2

3

- Томаш? – Раздался замогильный голос из-под одеяла, лежащего на маленьком диванчике, а следом показалось заспанное лицо Лорин. - А что ты тут де-ее-ееелаешь? И где… хм… Кхм.
Девушка, по всей видимости, спать легла достаточно недавно, а перед этим провела весьма бурную ночь, которая началась в одном из местных клубов, а закончилась в их студии, потому что до ее съемной комнаты отсюда как до Луны.
«Кажется, не стоило пить два последних коктейля», - хмуро констатировала начинающая «супер-стар», пытаясь сфокусировать взгляд на Томаше. Звуки гитары, на которой он бренчал, казалось, вот-вот расколют ее мозг. «Увы, раскалывать там особо нечего», - хмыкнула про себя девушка и попыталась спастись бегством обратно под одеяло. Смысл слов, сказанных ее другом, доходил до нее крайне медленно. Но все-таки доходил.
«…крутой продюсер…мы на прослушивание идем!».
- Что? – Лорин буквально подскочила на диване и тут же пожалела о своих непродуманных действиях – мир вздрогнул и закрутился, причем, против часовой стрелки. Однако новость, которую сообщил ей Томаш, заставила девушку взять себя в руки и постараться не замечать последствий адского похмелья. Вопросы на музыканта посыпались как из рога изобилия.
- Мы идем на прослушивание? Это правда? К крутому продюсеру? И он нас примет? Юхууу!
Это шанс! Настоящий шанс для них! Лорин завернулась в одеяло, прихватила разбросанную по комнате одежду и скачкообразно удалилась в крохотную ванную – одеваться и наводить марафет, чтобы продюсер сразу же понял, как только увидит их – они рождены для сцены. Потому что если не они, то кто тогда? Она в этом не сомневалась с того самого момента, когда Томаш предложил ей очередную авантюру – создать группу и покорить этот грёбаный мир своим талантом. Больше-то у них все равно ничего нет.
Жадно отпив холодной воды из-под крана, Лорин в рекордно короткие сроки привела себя в порядок – волосы собрала в высокий хвост, подкрасила глаза и губы, надела майку, старенькие драные джинсы, сапоги и кожаную куртку-«косуху».
- Как ты думаешь, ему понравился название нашей группы?
На этот счет Лорин волновалась особо. Поначалу она хотела назвать их коллектив просто «Sweet screams». Сладкие крики. Было в нем что-то сексуально-рок-н-рольное. Но потом Лорин решила, что им не хватает загадочности и оригинальности, и добавила к названию слово «mongoose». Сладкие крики мангуста. Почему именно мангуста? Она и сама не знала. Слово понравилось. И потом мангусты – это не просто ценный мех. Это хищники! Быстрее, ловкие, целеустремленные! Название обязательно принесет им мировую славу.
- Ты диск взял? Хотя, зачем он нам? Мы ему так споем, а, может, еще и станцуем.
Воспоминание о вчерашнем вечере пришло в виде короткой вспышки в сознании – она с бубном танцует на столе в баре. Упс. Как неловко. Лорин поскорее отогнала от себя эти порочащие ее доброе имя образы и сосредоточилась на упаковывании своего бубна в рюкзак, стараясь не смотреть лишний раз на Томаша. Ей было стыдно. За свою вчерашнюю попойку. И немного - за мангуста.
- Все, я готова. - Не смотря на бессонную ночь, девушка выглядела весьма сносно и буквально лучилась энтузиазмом. - Где этот твой крутой продюсер? Пойдем, мой венский соловей, вдарим рок в этой дыре! Хей, продюсер, «Сладкие крики мангуста» уже идут к тебе! – Пропела Лорин и поспешила следом за Томашем.

Отредактировано Loreen (15-04-2016 19:40:32)

+2

4

Мелодия на смартфоне заставила изрядно пропитанного купажированным виски Антонио продрать один глаз и лениво почесать аккуратно стриженную бороду. Афтепати вчера изрядно затянулось, зато он трахнул-таки ту большегрудую лапочку, бэк-вокалистку одной всемирно известной группы. Нет-нет, не будем хвастаться ее названием, хотя на концерте был просто аншлаг. Кто-то их ночами у отеля ждет, боясь отбежать пописать, а кто-то тусуется по-свойски и бэк-вокалистку в постель укладывает. Кто-то, кто самый крутой продюсер нашей с вами современности и даже трусы носит от Армани, да. Однако, на звоночек надо ответить.
Сальери нащупал в кармане помятого пиджака айфон последней модели и чертыхнулся, глядя на номер. На экране значилось неясное "Цыпа" и сиськи размера не меньше третьего. Некоторое время Сальери лениво их разглядывал, пытаясь понять, какой конкретно его Цыпе они принадлежат. Надо заканчивать фотографировать бюсты и начинать фотографировать рожи. Впрочем, едва ли ему, бросавшему девиц как презервативы в окно, это поможет в них ориентироваться.
- Але? Цыпа? - пробормотал Антонио, потягиваясь в кожаном кресле. - Цыпа... звать-то тебя как? Але?
Мобильник защебетал голосом начинающей певицы, которая ртом прокладывала себе дорогу к славе. В прямом смысле. Антонио отвел руку с телефоном от уха и длинно зевнул, особо не скрываясь. Хочешь петь - терпи и пой.
- Да твоя, твоя это будет награда! Не слушай ты эту дуру, у которой денег на силикон нет, я ж говорю, договорился. Договорился, говорю! - прозевал он в трубку, а потом на полуслове очередного девицыного щебета сбросил звонок.
Как они его задолбали, все эти поющие трусы и лифчики. Вот бы... бросить все, да махнуть на Мальдивы. Да хоть бы и с этой бэк-вокалисточкой. Ну и пофиг, что он ее через слово понимает - меньше верещать будет. Все они, бабы, одинаковые, что наши, что зарубежные.
Айфон опять подал признаки жизни, но Сальери быстро отключил на нем звук и, снова потянувшись, улегся щекой на стопку контрактов на столе. Контракты были серьезные, многомиллионные, но процессы их подписаний оставили на них следы дорогой выпивки и жратвы, потому лишняя помятость им не повредит.
Все это писульки, и не больше. Настоящие договоры заключаются в сауне под водочку с шампанским, в джакузи или в постели на шелках. И вот в этом-то Антонио Сальери спец как ни в чем другом. Весь шоу-бизнес в этой стране крутится по мановению его пальцев, в его власти как вознести артиста на вершины славы, так и уничтожить, заставив публику навсегда о нем позабыть. А деньги - шлак, делаются буквально из воздуха. Вот только выспаться бы...
Он снова смачно зевнул и прикрыл глаза - мужчина немного за тридцать, холеный и помятый, запакованный в костюмчик от великого модельера, в обувь от известного модного дома и в часы лучшей ювелирной марки, пахнущий смесью бешено дорогого парфюма, тяжелого похмельного аромата виски и кисловатой нотки пота, оставленного ночными приключениями. И он бы с удовольствием потащился домой выспаться, если б ему не было так лениво шевелиться. Хотя, зачем-то он ведь в офис приехал... Что-то ему тут было нужно... хррр...

+2

5

"Ох уж эти женщины!" - когда напарница скрылась в подсобке, Томаш чуть было не взвыл. Еще будет наводить марафет целый час, а там на прослушивание кто-то другой придет. Да хоть... да хоть тот же Феликс! Не просто же так он обмолвился про этого продюсера. Видите ли вчера этот придурок собирался на какую-то афтерпати к какой-то крутой группе и там обещал быть этот самый продюсер. А как иначе, он же эту группу и раскручивает.
"Я только стесняюсь спросить, что там Феликс забыл? Хотя, с него станется слушать подобные группы, точнее пялиться на девиц, на которых не понятно то ли это платье надето, то ли оно почти снято, то ли и не платье, а какой-то пояс", - другими словами, сам бы Собу на такое, простите, мероприятие, ни на что не пошел. По его мнению, дела не делаются в каких-то клубах, где громко орет музыка, а после третьего коктейля все мысли уже не о том, как дела делать, а о том... да нет там уже никаких мыслей.
Недовольно выдохнув, прислушиваясь к тому, как Лорин продолжает копошиться в комнатке, венгр прошелся обратно в "студию" и начал нарезать по ней круги.
- Примет конечно! - усмехнулся венгр, поправляя лямку чехла на плече. - Куда ж он денется, если мы придем. Насколько я знаю, ну, насколько выяснил, он сейчас у себя должен быть и более-менее свободен. Так что примет как миленький, - певец улыбнулся шире, в предвкушении этого события. Вот прям как увидит такую потрясающую группу как  «Sweet screams mongoose» и сразу поймет, что никакие "поющие трусы" с ними сравниться не смогут. Да и вообще, как можно их сравнивать с какой-то девчачьей группой, где там и посмотреть не на что. Хотя, нет, посмотреть-то есть на что, а вот от их пения уши в трубочку сворачиваются.
Когда Лорин вернулась, уже приведя себя в божий вид (о том, где вчера девушка развлекалась и сколько выпила, Томаш решил выяснить позже), парень только улыбнулся шире и закивал.
- Такое название не может не понравится! Я так прям и слышу его из каждой колонки, а еще, - он повел рукой перед собой, будто рисуя перед собой афишу. - Представь такой огрооомный плакат, о нашем концерте где-нибудь на стадион.
Мечта просто. И множеств фанатов скандирующих название их группы. О да, то что нужно!
- Да идем уже! - нетерпеливо взяв подругу под руку, Томаш потянул ее за собой. В конце концов, черт их знает эти продюсеров, еще укатит куда-нибудь, а они потом жди его или ищи непонятно где. Мало ли какие у него там могут быть продюсерские дела? Еще и, не дай боже, там охрана нарисуется и пускать их не захочет. Хотя, упорству "мангустов" можно было только позавидовать. Они с Лорин иной раз на рок-концерты пробирались такой вот наглой мордой. Да-да, через охрану, подвинув какой-нибудь бугая на входе, с полнейшим видом уже давно известных рок-звезд, а потом еще и через толку пролезть к самой сцене. Так что, подумаешь какая-то охрана продюсера. Детский лепет, не более!
Как они и планировали, пробраться к кабинету продюсера получилось без проблем. Похоже, что охранник или куда-то вышел или же, такая мысль у Томаша тоже была, где-то спит. Но, путь ты открыт и, взяв девушку за руку, венгр чуть ли не потащил ее за собой.
- Тэкс... вот он, - найдя нужную табличку на двери, Собу подбежал к ней и, для начала, довольно вежливо постучал. Потом уже менее вежливо подергал за ручку. Не услышав ответ, постучал громче. Снова тишина.
- Да что он там, спит что ли? - недовольно пробурчал певец и, окончательно обнаглев, просто открыл дверь и завалился в кабинет, таща за собой Лорин. - Здрасьте! Мы - молодая талантливая группа! На прослушивание пришли!

+1

6

- Иду уже, иду!
Лорин за Томашем едва поспевала, но просить его идти помедленней не стала. Потому что когда идешь навстречу своей судьбе, скорость лучше не сбавлять, даже на поворотах. Уверенный тон ее друга вселял надежду, что на этот раз им улыбнется удача, и супер-пупер продюсер капитулирует перед их талантом немедленно. Хорошо еще, что Томаш по дороге не стал расспрашивать ее – где, как и с кем она провела эту ночь. Лорин все равно бы не смогла ему ничего рассказать. Во-первых, своими маленькими девичьими секретиками она не намерена делиться даже с лучшим другом. Во-вторых, многого она просто не помнила. В висках все еще постукивали маленькие похмельные молоточки, но девушка старалась не замечать их. Конечно, в идеале нужно было сразу после пробуждения выпить пару кружек кофе и «заполировать» все это таблеткой аспирина, но времени нет, их ждет слава и большое будущее.
Солнце на улице нещадно било прямо в глаза, заставляя Лорин жмуриться. Бубен в рюкзаке воинственно позвякивал. Они обязательно станут звездами. И если этот «зубр» шоу-бизнеса их не оценит, то не так уж он и крут! Вот! Впрочем, нужно думать о хорошем. По словам Томаша, малоизвестные коллективы по одному лишь его мановению руки  взлетали на первые строчки в чартах популярных радиостанций. Пробегая по коридорам к офису бородатой «феи» музыкального Олимпа, Лорин видела яркие глянцевые постеры разных групп. Основу их составляли девицы с накачанными спереди и сзади формами и губами «уточкой». Этакий доморощенный «гламур». Глядя на них, Лорин подергала Томаша за рукав:
- Смотри! Неужели им силикон в губах петь не мешает, а?
Она, правда, смутно догадывалась, что при таких выдающихся формах вокальные данные артиста отходят на второе, а то и на третье место. Однако искренне считала, что это неправильно! Певец должен себе славу добывать пением, а не ж... Женскими прелестями. Это ведь сцена, а не подиум!
«А вдруг он нам откажет только потому, что я - такая замухрышка?», - подумала вдруг Лорин, и на ее лицо слово набежала тень. Томаш даже не дал ей возможности нормально подготовиться к встрече с продюсером. Может, она бы в секонде нашла какой-нибудь озорной топ и блестящие мини-шорты цветов австрийского флага? «Ло, не позорься! Лучше остаться собой, чем изображать неизвестно что!». Она покосилась на своего напарника. Главный «мангуст» был крайне оживлен и воодушевлен, он, похоже, в их успехе не сомневался.
Когда на их стук никто не ответил, Лорин уже хотела развернуться и уйти, забрав с собой Томаша. Но даже рта раскрыть не успела, а они уже стояли в кабинете, и ее друг громогласно объявил о явлении будущих звезд продюсеру. Девушка, тем временем, осмотрелась. Вроде, обстановка дорогая, но в то же время несколько хаотичная, даже небрежная. В воздухе висит аромат мужского парфюма, в который примешиваются нотки перегара (прошлой ночью, по всей видимости, весело было не только Лорин). У нее создалось впечатление, что офис был этому человеку и работой, и домом. Тут девушка увидела и хозяина этой «фабрики звезд», он мирно спал на каких-то помятых бумажках.
«И это наш проводник в большое будущее?», - с каким-то детским удивлением подумала Лорин. Поскольку в кабинете больше никого не было, это и есть продюсер. Вон и Томаш его узнал. Чтобы не отставать от друга, она достала бубен и звякнула им так, что у самой уши заложило.
Неплохие получились литавры для будущих звезд, в общем.

Отредактировано Loreen (23-04-2016 21:22:01)

+1

7

Сальери даже снилось что-то приятное, несмотря на неудобную подушку и полное отсутствие кровати. Только вот что - он рассмотреть и запомнить не успел, потому что прямо над ухом раздался то ли грохот, то ли звон... Одним словом, полный внезапный апокалипсис, заставивший его подскочить на месте, разметав бумаги с (между прочим, на минуточку!) многомиллионными контрактами, и выразиться крайне непечатно. Зато по-итальянски.
- Ч..хр...хто такое? Что случилось? - его затуманенный внезапно прервавшимся сном и остатками виски взгляд, наконец, выдернул из окружающей обстановки то, чего тут быть не должно. А именно - двух обормотов, ворвавшихся в его офис неизвестно как без предупреждения. - Вы х..кто?
Твою ж налево, ну и пробуждение - до сих пор в ушах звенит. Еще раз окинув взглядом нежданных визитеров, Сальери, наконец, сфокусировался на предмете, который наверняка и стал причиной грохотозвона. Бубен, мать его подери. В то время, как народ лабает на электрогитарах и модных синтезаторах, которые способны воспроизвести хоть целый оркестр разом, эта правнучка Эсмеральды вцепилась в бубен. Засунуть бы ей этот бубен в...
Он не додумал, опустив взгляд ниже. Одета черт-те как, но хоть маечку обтягивающую нацепить догадалась. А то как же оценить творческий потенциал, если все самое нужное-важное скрыто одеждой?
С другой стороны - была в этом какая-то интрига. Милая старомодная наивность, что одежда ничего не решает, что встречают и провожают по уму, а не по сиськам. Так наивно и трогательно. А вроде ж не маленькая уже. Нет, не маленькая - он бегло оценил скудно демонстрируемые достоинства девушки и снова перевел взгляд на недобарабан с литаврами, такой же древний и немодный, как наряд разбудившей его девушки. Елки-метелки, где ж она его взяла только.
- Дай-ка сюда это... орудие убийства, - поморщившись и почесав бороду, Сальери протянул к Лорин руку прямо через стол и кивнул на бубен. - Да-да, ты, с хвостиком. Давай. Пока кто-нибудь не пострадал. А ты, лохматенький, - он вскользь глянул на Томаша, - вооон те листочки подними, будь котиком.
У ног Собу приземлились небрежно схваченные скрепкой листы одного из последних контрактов. С той самой группой, на афтепати концерта которой "бородатая фея" вчера отжигала. На первой же странице крупным уверенным почерком был вписан гонорар, но Сальери было плевать на конфиденциальность - увидит и ладно, ни для кого не секрет, какими суммами здесь ворочают. Не ему ж собственноручно, в самом деле, бумажки какие-то с пола поднимать! Не барское это дело.
Можно, конечно, и секретаршу позвать прибраться... ах, черт! Ну, разумеется, он забыл. Рози вчера перед вечеринкой напоминала же ему о какой-то встрече, о которой просил кто-то из дальних знакомых. Он тогда только отмахнулся - паломники к нему шли косяками, бывало, даже у дома караулили с целью обратить на себя внимание. Но тут уж просили, ладно, почему б не уважить просьбу, хотя он так и не понял, кто именно и о чем просил, да и понять не стремился. Видимо, два эти недоразумения с бубном как раз и должны были заявиться. Сейчас во всем разберемся.

+2

8

- Ай... Лорин, зачем так сразу то?! - пожалуй, того, что напарница начнет призывать продюсера из царства снов ударом в бубен, Томаш и сам не ожидал. Настолько не ожидал, что сам чуть было не подпрыгнул. Вот и к чему были такие радикальные методы? Они, конечно, собираются громко заявить о себе, но зачем так явно-то? Кстати говоря, Собу всегда нравился этот ее музыкальный инструмент. Более того, ему всегда казалось, что сочетание гитары и бубна это нечто очень оригинальное, а потому все должны это услышать. И, понятно дело, продюсер в первую очередь.
- Мы группа! Молодая и талантливая! - повторил певец, расплываясь в своей самой обаятельной улыбке. Уж как на нее может продюсер отреагировать, он не знал, но девчонки просто таяли. Хотя, иногда Томашу казалось, что и не только девчонки. Ну да это было не важно.
Тем временем продюсер продрал глаза и, похоже, не до конца понимая, чего он него хотят, уставился на парочку. Особенно его заинтересовал бубен в руке Лорин. Еще бы - она прямо у него над головой концерт устроила. Любой бы подскочил. - И мы на прослушивание пришли!
Похоже, у господина Сальери вечер и ночь прошли не менее весело чем у Лорин, по крайней мере такой можно было сделать вывод, глядя на него такого красивого со следами вчерашнего порока на лице. Что ж такое-то? Это что, получается, только у Томаша вчера вечер прошел без пьянства и разного рода других развлечений? Да, он сидел дома и новую песню разучивал. А потом пытался это безобразие на камеру записать. И даже записал и отправил Маркусу... только тот, почему-то, был не особо рад. Не, ну, а чего он спит в три часа ночи? Сам виноват! А венгру вот очень хотелось поделиться своей радостью и даже сонный голос друга в трубке и какие-то маты на итальянском, его совершенно не смутили. Вот только этот паразит, похоже, запись смотреть не стал, а снова завалился спать.
"Пусть попробует после этого меня о чем-то попросить. Например, какие-то его мелодии послушать. Композитор хренов", - честно признаться, Собу все еще немного дулся. Такой творческий порыв, а тебя по известному адресу посылают.
"Будь котиком?! - от этих слов у певца даже лицо слегка вытянулось не то от удивления, не то от негодования. Ладно "лохматенький", это еще куда не шло, да и было не так далеко от правды, но "котик"! - Какой я тебе котик, мужик? Девок своих котиками называй!" - да-да, тех самых, плакаты с которыми они с подругой уже видели сегодня. Тех, кому, по мнению ее же, "силикон явно мешал петь". Собу даже намеревался озвучить, что он думает на счет всех этих "лохматых котиков", даже рот открыл, но взгляд, как-то сам собой опустился на бумаги, про которые Сальери говорил и слова как-то вылетели из головы. Сколько там было написано?! Опустившись на корточки, венгр взял контракт и бессовестно его пробежал глазами.
"Огоооо, а Феликс не врал, что продюсер крутой! А то иначе откуда у него такие бабки?" - певец тихо хмыкнул, после чего протянул бумаги обратно на стол. Вот теперь можно и пообщаться, раз они с Лорин пробудили это светило шоу-бизнеса.

+2

9

- Ну, а как его еще разбудить? - Отозвалась Лорин так, что слышать ее мог только Томаш. На его слова о молодой и талантливой группе продюсер этот даже ухом не повел. Зато от звона бубна сразу зашевелился. Правда, в первое мгновение девушке показалось, что он встает только для того, чтобы вышвырнуть наглых нарушителей его блаженного сна из кабинета, сопроводив их при этом увесистым пинком под зад. От его тяжелого похмельного взгляда ей и вовсе захотелось спрятаться за широкой спиной Томаша. Уж больно оценивающим он был, словно ее уже мысленно раздели и примерили бикини, такое же, в котором отплясывала сейчас половина девичьих групп, ослепляя своими силиконовыми прелестями.
Интересно, размер ее груди дотягивает хотя бы до оценки «подающая надежды певичка»? Или она в глазах продюсера еще где-то на уровне «посредственность обыкновенная»? Об этом Лорин думала со злой иронией, хотя и очень старалась, чтобы ее мысли не отразились на лице. Она не хотела подвести Томаша, он ведь так мечтал о настоящей славе, о работе с продюсером, о концертах и гастролях. Об автографах и интервью. А главное - о возможности играть настоящую музыку, и дарить ее людям. Да что там говорить! Они вместе об этом мечтали.
Короче, надо терпеть.
«Спокойно, Лорин», - подумала девушка, вцепившись в бубен, словно в спасательный круг. С этим древним, как мир, музыкальным инструментом она не расставалась уже давно. И если видела себя на сцене, то только с ним, играющей этно, фолк или что-нибудь в этом духе – мелодичное и лиричное. В дуэте с Томашем у них это получалось очень даже неплохо. Они и сыгрались быстро. И спелись. Смогут ли они продемонстрировать свои таланты этому мужчине в помятом костюме, который стоит, судя по всему, как крыло самолета? Пока они шли сюда, она думала, что все обязательно будет хорошо. Но сейчас Лорин в этом сомневалась.
Она раньше никогда не видела настоящих продюсеров так близко. А их «счастливый случай», похоже, даже не очень понимал спросонья, что тут происходит. Он вообще в курсе, что они должны к нему прийти сегодня на прослушивание? Молодая и талантливая группа, да. На месте Томаша она бы тому другу, который его к этой «фее шоу-бизнеса» сосватал, потом ноги-то повыдергивала. Фривольное обращение к Томашу «котик» еще больше укрепило ее мнение.
Этот человек со всеми обращается так, словно они у него в услужении, а весь мир крутится вокруг него? Тут она заметила, что Томаш, немного поколебавшись, наклонился, поднял разлетевшиеся листы, и вспыхнула. Ах, вот как! Ее друг пошел у продюсера на поводу. А что он ей прикажет сделать? Подать кофе? Раздеться и танцевать на столе?
- Нет. - Лорин внимательно посмотрела на протянутую за бубном руку продюсера, отрицательно мотнула головой и для верности спрятала инструмент за спину.
«Сейчас он нас точно выгонит», - мелькнула малодушно-истерическая мысль. Томаш ей не простит. И мечта их о большой сцене не сбудется.
- Мы вам еще не спели. - Поспешно добавила Лорин, объясняя тем самым свой решительный отказ «сдать оружие» в виде бубна.

+1

10

Молодая. Талантливая. Группа. Ну да, ну да. Видали мы и помоложе, и поталантливее. Сальери еще раз окинул взглядом посетителей, придирчиво отмечая их недостатки и опытным глазом выискивая достоинства. Кажется, на это он был способен, даже будучи беспробудно пьян. Или вот как сейчас, не выспавшись и с похмелья. Аспиринчику бы... Или виски. Да, лучше виски.
А девица-то не промах, бубен не отдала. Сальери убрал руку и потянулся, подавив зевок - все, пора просыпаться, работа. Ну, как работа... Работка. Не бог весть какая, но все же. Может, в этой парочке и найдется что-нибудь, на чем можно заработать. Самому прежде всего, разумеется, и им что-нибудь перепадет. Ну и что, что у Сальери и без того банкнотами можно чай заваривать? Большие траты - большие доходы, никак иначе. Денежки любят быть в деле. Только вот вопрос, выгорит ли это самое дело с молодой талантливой группой, что жмется сейчас перед ним, отчаянно стараясь придать себе храбрости и бойкости. Лучше б бутылку принесли опохмелиться, проставились за знакомство, ну право слово...
- Ты ж певица, да? - он сфокусировал насмешливый взгляд на Лорин, пытавшейся, кажется, слиться с бубном воедино. А что, интересный вариант, оригинальное решение. Девушка-бубен - это почти как человек-паук или этот... капитан Америка. Новое слово в пластической хирургии, первый шаг в мир киборгов. - Ты ж должна понимать, что здесь, - вскинув руку, Сальери вальяжным жестом обвел свой кабинет, - акустика для прослушивания не та.
Он нагло врал. Акустика в кабинете, конечно, не могла сравниться с концертным залом или клубом, однако отделывалось помещение специально для того, чтобы можно было не отходя от кассы послушать молодых исполнителей. Не будет же музыкальный король всея Вены с каждым встречным-поперечным визитером бегать в зал и обратно, только чтобы остановить вой мартовских котов, сдобренный нестройными аккордами, на втором же такте и отправить прочь с расхожим вердиктом "мы вам перезвоним"?
- Максимум гитара. Звуковые колебания бубна с их частотой будут гаситься о стены и мешать восприятию звука.
Ох, как сложно было это выдать спотыкающимся, слегка заплетающимся языком. Давненько ему не приходилось объяснять ничего подобного - все эти тонкости повисли на звукооператорах, и если сам продюсер когда-то, в далеком как Альдебаран начале своей карьеры, был вынужден разбираться в подобном, то теперь ему на откуп оставались совсем другие сферы. Сальери улыбнулся, довольный тем, как ловко выкрутился, дабы не слушать больше разбудивший его грохот. Если ребята и вправду хороши - пусть бубен слушают зрители. Пусть пипл, как говорится, хавает. А ему, продюсеру, это вовсе не обязательно.
Он потер ладонями лицо, въерошил волосы, отчего они неряшливыми, но художественными прядями упали на лоб, и стал чуть больше похож на человека. Потому что наконец-то проснулся. Ну, хотя бы относительно.
- Так, вы певцы, значит. Певцы. Угум. Демо-запись есть у вас с собой? Диск, флешка на худой конец? На студии записывались? - Тон Сальери стал более деловым.
Ноут на его столе тихо загудел, возвращаясь из спящего режима. На экране отобразилась анимешная красотка в окружении шаловливых тентаклей. Глаза у красотки были прикрыты, щеки пошло алели, а буфера едва не вываливались из крохотной блузочки, натянутой на пуговицах будто наволочка на подушке. Чертыхнувшись и помянув нехорошим итальянским словом Зюсмайера (ну наверняка он опять поменял картинку, паразит, больше ж некому!), Сальери принялся бестолково щелкать мышкой в поисках утилиты, которая помогла бы сменить ему эту порнографию рисованную на что-нибудь нейтральное.

+2

11

Очень было похоже, что этот похмельный продюсер Лорин начинает раздражать. Все же Томаш ее довольно давно знал, а потому научился различать ее настроения. Вот и сейчас заметил как девушка, под изучающим взглядом светила шоу-бизнеса, как будто сильнее напряглась. А в том, что этот взгляд был изучающим, и сомнений не было. Ну извините, пусть у Лорин, кхм, амбиции не вываливались из декольте как у тех девиц на плакатах, но разве можно сравнивать ее с ними?
"Да такую красавицу как Лорин еще поискать нужно!" - в этом Собу был уверен на все сто процентов. А то и больше чем на сто. Потому и этот скептический взгляд продюсера ему и самому не понравился.
- Вообще, у нас я пою, - подал голос Томаш, поправляя лямку чехла с гитарой. Если честно, уже, правда, хотелось показать на что они способны, но этот бородатый фей завел какой-то мутный разговор о том, что акустика здесь не та и вообще все совершенно не подходит для пения здесь. Вот уж этого венгр понять не мог. Тут даже эхо не было, не настолько большой кабинет был. Но, видимо, господину Сальери виднее. А так, у Томаша больше было такое впечатление, что ему, судя по помятой физиономии, просто тяжко сейчас слышать какие-то сильно громкие звуки.
"И что теперь? Ждать пока он опохмелится? Так это можно до вечера прождать, а вечером у него может еще какие дела, которые тоже возлияниями сопровождаются. Этак он вообще в запой может уйти и мы до него так и не доберемся," – такой расклад венгра совершенно не устраивал. Раз уж пришли по делу, то пусть будет добр крутой продюсер их выслушать, в каком бы похмельном состоянии он ни был. Лорин вон тоже сегодня с трудом с дивана поднялась, но ничего же? Прибежала сюда и вот, готова к труду и обороне. В смысле, показать все свои таланты. Хотя, похоже, сейчас девушка больше горела желание показать свой талант в том, как бить продюсера бубном по голове.
- А, да, конечно, у нас вот диск есть, - порывшись в карманах куртки (да, Собу опять забыл в какой именно карман что засунул), Томаш вытащил коробочку с диском и положил на стол перед Сальери, который, как раз что-то напряженно разыскивал у себя на ноутбуке.
"Правда там песни всего две… точнее одна. На вторую даже папку создали, но когда дело дошло до самой записи, вдруг выяснилось, что она мне не нравится. А что? Ну правда! Не в себе я что ли был, когда ее сочинял? Вот вчера я над ней поработал и теперь уши в трубочку не сворачиваются от ее звучания. Жаль только, что Маркус, паразит, не стал ее слушать. Хотя, может и послушал уже, черт его знает," – решив после прослушивания еще раз созвониться с другом, певец снова переключил свое внимание на заспанную физиономию Сальери. Вообще, в голове у венгра уже давно крутилась еще одна песня, вот только там нужно было над текстом поработать. Хоть ты тресни, а красиво звучала она лишь на родном языке Томаша и ничего с этим поделать он не мог. А у них тут, чай не Будапешт, могут и не понять. А жаль, потому что получилось бы очень неплохо, ну по мнению самого певца, по крайней мере.

+1

12

Лорин нахмурилась и изо всех сил внимала тому, что говорил продюсер. Много умных слов, что для его похмельного вида весьма неожиданно. Нет, она, конечно, знала выражение «талант не пропьешь», но в жизни никогда ничего подобного не встречала. Алкоголь и распутный образ жизни вообще всегда неизменно отражались на представителях творческой богемы. Причем, не в лучшую сторону. А этот человек вместо того, чтобы приготовить себе коктейль из огуречного рассола и расслабиться на диванчике, что-то им объяснял. «Не зря, видно, говорят, что он – профи в своем деле и из любой посредственности может сделать звезду. Только… Интересно, он своим силиконовым девицам в коротеньких топиках и серебристых стрингах тоже говорит про частоту звуковых колебаний бубна и прочих тонкостях акустики? Сильно сомневаюсь», - ядовито подумала Лорин, опуская глаза, чтобы ни Томаш, ни, тем более, продюсер, не догадались о ее мыслях. Хотя ее друг, кажется, и так все понял. Как и то, что она с трудом сдерживается, чтобы не развернуться и уйти, предварительно надев этому воротиле шоу-бизнеса на голову бубен. Она заметила несколько обеспокоенный взгляд Томаша. Но лишь ободряюще кивнула и улыбнулась ему. Конечно, она не испортит их звездный час своим дурным характером. Нужно лишь немного потерпеть.
- А я – танцую. – Пискнула она, мужественно выглядывая из-за плеча друга, где ей было гораздо спокойней, чем под пристальным взглядом их бородатого будущего. – С бубном. И, если нужно, подпеваю на бэк-вокале.
«Может, он просто хочет от нас избавиться?», - мелькнула упадническая мысль. Учитывая, что они явились без приглашения, да еще в такой пикантный момент, когда продюсер переживал похмелье. Оно, кстати, мучило не только его. Лорин ужасно хотелось пить. А еще лучше, прилечь на диванчик и накрыть голову подушкой. Но волнение, подобравшееся к самому горлу, вытесняло все остальные неприятные ощущения. Да, она волновалась. Может быть, даже впервые за всю свою музыкально-танцевальную карьеру. Пффф! Карьера! Вот ведь завернула! Слишком громко для той, что обычно выступает в кафешках да в переходах метро. Но сейчас у них есть реальный шанс изменить все! Лорин еще раз взглянула на слегка помятого от внезапного пробуждения продюсера и вздохнула. На счет реальности этого самого шанса она пока несколько сомневалась.
Пока Томаш искал диск, кажется, прошла целая вечность. Лорин очень хотелось начать нарезать круги вокруг него, как она обычно делала, когда волновалась. Но здесь это было не совсем уместно. И девушка застыла на месте, вцепившись руками в бубен. При виде диска тон у продюсера, кажется, несколько изменился. Мужчина даже как-то весь подтянулся, словно легавая, напавшая на след дичи. Лорин была уверена, что он чувствует «запах» денег. Только вот окажется эта «дичь» упитанным селезнем или общипанным слетком, от которого толку чуть? Скоро они это узнают.
Девушка почувствовала, как вдруг похолодели пальцы рук и ног. Непросто это – узнать о себе, чего ты стоишь. Она чувствовала, что и Томаш волнуется, именно по той же причине. Ведь они с ним, в первую очередь, делали ставку на талант, на необычность их дуэта в сочетании с самобытностью и современным звучанием. Только оценит ли это продюсер? Или решит, что они «неформат», в который деньги вкладывать невыгодно? Ох. Лорин вдруг обнаружила, что не знает ни одной молитвы, а на ум приходят только слова их песни. Чтобы хоть как-то отвлечься и успокоиться, она стала мысленно проговаривать их, пропевать.
Но прежде чем продюсер запустил со своего ноутбука их диск, Лорин сочла своим долгом просветить его:
- Наша группа называется «Сладкие крики мангуста».
Название это было предметом ее особой гордости, Томаш его тоже одобрял. Так что в историю музыкального Олимпа они должны были войти именно как «мангусты». Дерзкие и смелые! Услышав, как в дисководе ноутбука зашуршал их диск, девушка едва заметно побледнела и прикусила губу. Сердце у нее билось часто-часто.

+1

13

А вот это поворот. С подтанцовкой, значит, группа, с развеселой девицей, бубном размахивающей и эротично изгибающейся... впрочем, может, и не эротично. Вдруг у нее там джампстайл какой-нибудь или тектоник хитровывернутый. С них станется. Все только и стремятся, чтоб что-нибудь пооригинальнее замутить, выделиться чтоб из пестрой серо-буро-козявчатой массы эксцентричных сумасбродов. И каждый мнит себя особеннее других особенных. Куда уж там. Глядя на все это разнотравие, кажется, что простая девица в строгом длинном платье будет смотреться куда заметнее, нежели очередные чудики. Но что-то Сальери в идее танцев с бубном понравилось... может, и не так все плохо. Сейчас видно будет.
Забив на анимешную порнографию, он воткнул диск в ноут и перевел хмельной задумчивый взгляд с Томаша на Лорин, мысленно прикидывая то так, то сяк, как бы их выгоднее можно подать публике. Что-то в них такое было... дурное и самобытное, на чем можно бы выехать, на чем сыграть. Материал сырой, но с перчинкой, уже хорошо. Мало он что ли делал конфетки из дерьма, да такого отборного унылого дерьма, рядом с которым эти двое - чисто "Битлз" в неполном составе.
Сальери уже приготовился внимать их высокому искусству (слава Элвису, додумались на чистый диск записать, а то началось бы сейчас "вон в той папочке есть еще папочка, и вам нужен во-о-о-он тот файлик ближе к концу длинного списка... ой, а это не открывайте, это наше домашнее порно случайно записалось, хи-хи"), когда правнучка Эсмеральды подала голос и ошарашила его непереводимой игрой слов. Почти как бубном вдарила еще раз.
- Как-как? - Сальери даже переспросил, невольно улыбнувшись с непонятной смесью симпатии и брезгливости.
Это ж надо было до такого додуматься. Кто такие мангусты, он помнил по старой сказке из детства про одного бешеного зверька, бросавшегося на ядовитых змей. Звали его то ли Тилли-Вилли, то ли Трали-Вали, то ли Рикки-Тикки, то ли Руки-Ноги... или Ёлы-Палы? Они вообще звуки-то издают, мангусты эти? И если да, то какие? Захотелось, не отходя от кассы, погуглить и выяснить, но Сальери решил не тратить время попусту. К тому же, если пение вокалиста группы, этого лохматого пацана, хотя бы отдаленно напоминает эти самые вопли, ему скоро будет все понятно и так.
- Интере-е-есно, - протянул продюсер, клацая мышкой. - Это кому ж такая свежая идея в голову пришла? Мангусты, значит. Креативно, да. Сейчас узнаем, какие вы мангусты, и есть ли смысл прослушивать вас вживую. Ты, кстати, можешь танцевать, киса, - он недвусмысленно кивнул Лорин. - Подтанцовке акустика не помеха. В бубен только не бренчи, а то выставлю обоих. Считай, это твой бесполезный реквизит.
Вот да, музыка, девица танцует приватно, еще бы виски со льдом шустрая Рози принесла, и, можно сказать, день удался. Красиво, душевно, в лучших традициях шоу-бизнеса современного. Так, как Сальери привык и любит.
Он щелкнул на файле с песней и спустя пару секунд, за которые открылась программа воспроизведения музыки, помещение наполнилось звуками дебютного трека "Сладких криков мангуста", претендующего на то, чтобы стать хитом. Откинувшись на плавно пружинящую спинку офисного кресла, Сальери приготовился вникать в музыку и определять ее денежный потенциал на слух. Если ребята окажутся так же специфически интересны в звучании, как их прибабахнутое название, из этого можно будет сделать... что-то. Если вдобавок раздеть красотку с бубном до одного только бубна. Да и лохматого паренька, пожалуй, тоже.

+3

14

"А что?По мне так отличное название для группы", - нет, то что продюсер может прийти в изумление от такого названия песни, Томаш почти не сомневался. В чем-то, в этом и была фишка. Пусть сначала оно и вызовет ступор, может даже показаться, что это бред какой-то, но разве тем самым оно не привлечет еще больше внимания? Если говорить за себя, то Собу обратил бы на это внимание, тоже так же переспросил бы, а там уже, может со словами "Ну и что это за фигня? Надо послушать", изучил творчество "мангустов". Собственно, этим сейчас крутой продюсер и был занят. Да-да, поставил диск в ноутбук и, судя по манипуляциям, собирался песню включить (если он там, конечно, не картинки с полуголыми или полностью голыми девицами рассматривает, хотя, тогда взгляд, должно быть, другим был бы). Венгр снова ободряюще улыбнулся подруге и даже подмигнул ей. Не дрейф, сестренка, сейчас все будет! Уже то, что они сюда прорвались уже о чем-то говорит.
"Понравилось ему или нет?" - из тех фраз, что бородатый фей сейчас высказал, было не понятно издевается он или действительно хочет увидеть как Лорин будет танцевать. Понятно было скорее то, что девушка может снова взбрыкнуть и точно надеть Сальери бубен на голове. Вот только никому от этого лучше не станет - ни Сальери, ни Лорин, ни уж, тем более, бубну, который в этой битве может пасть смертью храбрых. А терять такой интересный и во всех смыслах инструмент не хотелось.
Предугадывая возможное возмущение девушки, Томаш поймал ее за руку и чуть заметно сжал. После чего легонько подтолкнул вперед. Давай, красавица, покажи этому крутому продюсеру как ты отлично двигаешься. Что венгра всегда поражало, так это то, что Лорин могла каким-то потрясающим образом вписывать свой танец под любую музыку. Вот и эта песня в которой будто смешали все что можно было, будто была создана для ее танца. Или танец для музыки, черт его знает.
Когда запись заиграла, Томаш невольно стал покачивать головой в такт мелодии и перебирать пальцами по лямке чехла, которую все еще придерживал. Вообще, когда они в первый раз, еще, так сказать, в акустике, сыграли эту песню Маркусу, у того глаза на лоб полезли. Потом челюсть отпала, а потом, да, он неожиданно втянулся. А потом еще говорил, что она весь день у него в голове играла, да и слова, при всем бреде, оказались жутко прилипчивыми. Правда, еще поинтересовался, почему Томаш не поделился с ним той травой, которую курил, когда это "чудо" создавал. Венгр еще не понял про какую тот траву говорит. Ну да, писалась эта песня среди ночи. Причем, Собу проснулся той ночью и долго лежал, уставившись в потолок, пытаясь понять с какого перепугу ему сейчас снились оранжевые летающие крокодилы, которые кружили вокруг него и пытались за ухо укусить будто комары. Тут-то и пришла в голову мелодия. Как сейчас помнил, что сорвался с кровати, путаясь в одеяле, рухнул на пол, подтянул к себе гитару и под аккомпанемент стука в стену (очень уж соседи не любили, когда венгр среди ночи начинал музицировать), сообразил эту шикарную песню.
- А вот здесь клевое гитарное соло! - не смог сдержаться Собу, отпустил лямку и, изображая будто у него гитара в руках, начал еще более вдохновенно покачивать головой и перебирать пальцами по воздуху, как по струнам.

+2

15

- Мы вместе придумали. - Ответила танцовщица, выглядывая из-за плеча Томаша. Чем плохо название? Амбициозное, громкое, запоминающееся. О них еще узнают! О них заговорят! С его помощью или без нее. Без продюсера пробиться, конечно, будет сложнее, но что делать. Впрочем, о плохом думать еще рано.
От слова «киса» Лорин перекосило, но она лишь крепче сжала в руках бубен. Не был бы этот бородатый крутым продюсером, ее звонкий музыкальный инструмент уже давно красовался бы на его голове. Но... Нельзя. Надо потерпеть. Ради Томаша и их мечты выбиться из самодеятельности в профессиональные артисты. Насколько хватит ее терпения, танцовщица не знала. Но пока что мужественно держала себя в руках, изображая пай-девочку. И когда Томаш ободряюще подтолкнул ее вперед, даже немного растерялась. Ей надо танцевать сейчас? Перед этим продюсером, который мысленно уже раз пять раздел ее и оценил, насколько дорого можно продать их молодую и перспективную группу? Секундное сомнение, танцовщица прикусила губу, неуверенно откладывая в сторону бубен, как требовал продюсер.
Однако первые аккорды их песни, которую девушка очень любила, несколько ободрили ее. Конечно, она станцует, ведь танец для нее - всё. Лорин быстро сжала руку Томаша, словно ища поддержки, скинула куртку и сапоги, танцевать она привыкла босой. Жаль, не взяла с собой платье, в котором обычно выступала. Длинное, по фигуре, с разрезами до бедра, оно как нельзя лучше подходило для этой песни. Ну, продюсер еще увидит его когда-нибудь, если, конечно, не прогонит их сразу после прослушивания.
Лорин сделала шаг, другой, и закружилась в танце, следуя туда, куда вела ее музыка. Гибкая, легкая, страстная, девушка словно выражала своим телом песню, написанную Томашем, каждый звук, каждый аккорд. Она уже не помнила своих страхов. Куда-то ушел страх, исчезли зажатость и стеснение. Так было всегда, как только она начинала двигаться в такт музыке, и это напоминало маленькое чудо.
В ее танце, находившемся на стыке разных стилей, было что-то первобытное, дикое, зовущее. Вверх взлетали руки в тонких звенящих браслетах. Рассыпались по плечам длинные волосы. В крутом повороте четче обозначалась округлость бедра. Лорин танцевала так, чтобы лишь дополнять песню, не отвлекая от нее внимание. Все-таки главная тут не она с ее шаманскими плясками, а песня. Их будущий хит!
По давней привычке центром ее танца был Томаш. Она то невзначай касалась рукой его плеча, то сходилась с ним спина к спине, а закончила танец - вовсе опустившись перед ним на колени, выгнувшись назад «а ля Эсмеральда» так, что встретилась взглядом с продюсером. И в этот момент она его не боялась. Во взгляде ее читалась какая-то шальная, пьянящая свобода, которую может дать только танец.
Музыка, тем временем, завершилась, затихли ее последние аккорды. Лорин легко вскочила на ноги, словно и не танцевала только что, выкладываясь на двести процентов. На ходу она вновь стянула волосы в хвост, чтобы не мешали, спадая на лицо. Накинула на плечи брошенную куртку. Адреналин начал спадать, к ней вернулось волнение и страх перед авторитетом продюсера, от которого сейчас зависело, в общем-то, их с Томашем светлое будущее.
Она мельком взглянула на своего друга и, прижавшись к нему плечом, вновь сжала его руку, то ли желая подбодрить, то ли сама ища поддержки. Лишь потом Лорин осмелилась взглянуть на бородатого фея. Что он скажет им? Как отреагирует? Разнесет в пух и прах и выгонит или все-таки заинтересуется творчеством «мангустов»?
«Если он скажет нам «да», я перестану смешивать алкоголь и танцевать на барных стойках по ночам», - пообещала себе Лорин. Она даже не заметила, как скрестила пальцы второй руки за спиной.

+1

16

Музыка грянула со всей дури - громкая, бурная, ритмичная и... странноватая, будто бы сыгранная через задницу. По крайней мере, это была первая мысль Сальери, едва он вслушался в мотив. Впрочем, в этакой специфической мелодии и подаче как раз и крылась оригинальность. Странно, дурно, мозг выносит, от мелодии слегка подташнивает - отличный коктейль для недалекого потребителя, готового схавать все, что подается в оригинальной обертке. А уж обертку-то сделать - пара пустяков, если с хорошей идеей.
По всему было ясно, что "мангусты" свою музыку любили. Лохматый принялся трясти башкой и едва ли не играть на лямке чехла, всем своим видом демонстрируя кайф от исполнения. А вот Эсмеральда... Сальери глянул на нее мельком, а потом уже не мог отвести глаз. Правда, поначалу от растерянности. Лифчики в этом кабинете девицы скидывали регулярно, а вот только сапоги - как-то не особенно. Ну или вслед за сапогами вниз стягивались джинсы, шорты или штаны. Однако эта ограничилась лишь обувью и курткой, а потом принялась выплясывать, да так ловко, лихо и заразительно, что Сальери, несмотря на нескучно проведенную ночь, почувствовал в себе, так сказать, подъем. Настроения, сил, ну и еще чего-нибудь там... Да, тут было на что посмотреть. Хотя в одном бубне было бы еще лучше. Особенно вот эта последняя поза, о да. Да. Соло, впрочем, тоже было неплохим, однако такого огня, как танец девушки, в кровь бородатой феи не впрыснуло.
Он машинально потянулся рукой за стаканом виски, потом вспомнил, что (на минуточку, да) находится вовсе не в баре, а на прослушивании новой перспективной группы. Лишь бы только перспективами трясти не переставали. Ибо перспективы - они... такие. Ходовой товар. Ценный, важный, привлекательный. И к тому же пластичный, в спортзале или на худой конец на столе у хирурга можно за достойную плату приобрести перспективы любого, кхм, объема. Ну вот хотя бы такого, какой открылся Сальери в вырезе майки женской половины "мангустов". Или чуть побольше...
Свернув окно с музыкой и избавив себя от повторения задорного трека (впрочем, будь он уверен, что девица вновь станцует - вытерпел бы "сладкие вопли" еще разок), Сальери откинулся на спинку кресла и задумчиво потер бороду, прекрасно осознавая, что "мангусты" ловят каждый его жест и силятся прочесть на лице вердикт. Ну-ну, ребятки, не вы первые, не вы последние, тут таких, о славе мечтающих, толпы ходят... А выпить хочется. Хочется выпить.
- Неплохо, - наконец, обронил он, вперив взгляд в мнущийся перед ним дуэт. - Своеобразно, забористо... свежо, в общем. Хотя есть над чем работать. Рози! - Он ткнул пальцем в коммутатор. - Принеси-ка мне выпить, - "я тут новую группу прослушиваю, и на трезвую голову ну никак, ты ж понимаешь!" - И перекусить что-нибудь. А, и это... рыбу начального контракта распечатай, - "чуть не забыл".
Отдав распоряжение, он снова смерил "мангустов" взглядом с ног до головы. И обратно.
- Сколько у вас музыкального материала? - с легкой, едва заметной насмешкой поинтересовался он у дуэта. - Что-нибудь еще представить можете? И... подойди сюда, киса, - Сальери жестом позвал к себе танцовщицу, желая поближе рассмотреть ее... хм, перспективы. И заодно выяснить, на что готова молодая группа, чтобы возгореться ярким метеором на темном небосклоне шоу-бизнеса. Тон его сделался мягче, с нотками вкрадчивости. - Хорошо танцуешь.

+2

17

"Отлично! Покажи ему как ты умеешь танцевать, роза моя!" - Лорин, все же, не стала строить буку, вставать в позу и не показывать продюсеру свои умения. Нет, конечно, скорее всего, этот бородатый фей привык видеть на прослушиваниях нечто другое. Ну там, что-то более без одежды и танцы несколько другие. Если танцы вообще. А здесь, подруга устроила настоящее шоу. И это только на нескольких метрах кабинета и перед одним человеком. Что же будет на сцене, в свете софитов, еще и когда музыка будет играть намного громче, а толпа подпевать и раскачиваться в такт мелодии, будто одно большое море. Ммм... даже дух захватывало, когда Томаш представлял подобное зрелище. Последняя фигура ему всегда особенно нравилась. Помнится, в первый раз это была чистой воды импровизация, да все в той же студии у Маркуса. Хотя, там и весь танец был, причем танцевали они тогда все втроем, точнее вчетвером, если брать в расчет и ту самую злосчастную микрофонную стойку. Ну, а что сделать, если песня так круто всех вставила? В итоге, для четвертого участника тот вечер закончился плачевно, но как весело все было! Из серии "есть что вспомнить, но нечего детям рассказать".
"Понравилось?" - музыка смолкла и вот уже Лорин стояла снова рядом с венгром и цеплялась за его руку. Как неразлучники, ей-богу. Собу чуть сжал ее руку в ответ, и ободряюще улыбнулся, повернув голову. Все отлично получилось, видно же. Вон так продюсер ее чуть ли не взглядом пожирает. Нет, это было, кстати говоря, не очень приятно. Причем, каждый раз у Томаша включалась какая-то больше братская ревность. Кем себя этот бородатый монстр шоу-бизнеса возомнил, чтобы на нее так смотреть? На своих силиконовых див пусть так смотрит!
Однако, сейчас речь была не об этом. Сальери выдал вердикт, что "свежо, но еще есть над чем поработать". Ага, звучало неплохо, если, конечно, не окажется, что "над чем поработать" это значит переписать всю песню, сменить мелодию на привычное тумс-тумс-тумс, а самих "мангустов" заменить тремя девицами с выдающимися достоинствами. Или просто добавить этих девиц, а на сцену дыма напустить, чтобы самих музыкантов было не видно.
- Ну, записана только эта песня, а остальные пока только в акустике исполнялись, - Томаш задумчиво приложил указательный палец к губам. - Мм... там около десяти или девяти... - если еще вспомнить ту, которая вчера в голову пришла, но ее он даже на гитаре пока не набрасывал. - Да, точно десять.
Лучше было приукрасить, а там уже видно будет. К тому же, Муза, как известно, дама капризная. Может или не появляться месяцами, а может тиранить всю ночь, заставляя не спать, а писать что-нибудь новое. Нельзя сказать, что Собу такие ночи не нравились. Они не нравились тем, кому он начинал скидывать записанный материал или под утро, или прямо вот так среди ночи.
- А на счет представить что-то еще... - тут венгр сначала недоуменно уставился на продюсера, а после скептически хмыкнул. - Вы же сказали, что здесь акустика не та. А то я бы еще что-нибудь сыграл.
Впрочем, похоже, Сальери на данный момент больше заинтересовал второй "мангуст". Да, тот который танцует, а не тот, который играет на гитаре. И снова это его "киса". Аж передергивает.

+3

18

Мгновения, которые они ждали вердикта от продюсера, показались Лорин вечностью. Вообще-то в том, что их песня хорошая, она была уверена. Мелодия заводила с первых же минут, в словах был смысл, чем она выгодно отличалась от большинства однотипных попсовых песенок. Мотивчик потом крутился в голове еще долго, потому что был он энергичным, сочным и свежим, как апельсин. В своих танцевальных способностях девушка тоже не сомневалась. Она могла не знать каких-то умных профессиональных терминов или танцевальных тонкостей, но увлечь танцем окружающих вполне была способна. Достаточно вспомнить, как прошлой ночью в баре после ее зажигательного танца на барной стойке, несколько подвыпивших посетителей так вдохновились, что потом все вместе лихо отплясывали ламбаду, попутно разломав пару стульев и, кажется, даже один стол. Наверное, в это заведение ей  лучше больше не ходить.
В общем, по ее мнению, старания «мангустов» явно тянули на большое будущее. Но кто этих продюсеров знает? Лорин почувствовала ободряющее пожатие руки Томаша и немного успокоилась. Он, похоже, тоже верил в успех. Только что же молчит этот фей? Специально что ли мучает их ожиданием? Бородатый садист. Стоять вот так перед ним, даже еще с похмельной головой и после танца, было очень непросто. Лорин очень хотелось оказаться дома, завернуться в плед и пить маленькими глотками имбирный чай, который всегда очень помогал ей справиться с последствиями похмелья.
«Неплохо», - наконец, обронил продюсер. И у Лорин точно камень с души упал. Значит, их не выгонят сию же минуту. «Мангусты» смогли заинтересовать настоящего продюсера, юхуууу! Вот не зря она говорила Томашу, что все у них будет хорошо!
А потом она услышала это его «киса», и в душе опять зашевелились сомнения. Что за обращение такое? Понятно, что она в этом коллективе просто на подтанцовках, но это не значит, что с ней можно обращаться как с его бриллиантовыми собачками, у которых из выдающегося только силиконовые формы. В Лорин боролись гордость, похмелье и желание выбиться на настоящую сцену. Ее строптивость могла навредить им. Этого нельзя было допустить сейчас, когда уже произнесены магические слова про «рыбу начального контракта». И девушка, бросив короткий взгляд на Томаша, подошла к столу бородатого фея.
- Спасибо. – Кивнула она в ответ на его похвалу. И отчего-то вспомнила вчерашнюю ламбаду в баре, которую так энергично возглавляла, размахивая стаканом с недопитым коктейлем «Секс на пляже». Ох, и мутило ее потом с этого пойла! Безбашенное воспоминание помогло ей немного расслабиться сейчас, стоя перед цепким взглядом продюсера. Пусть смотрит. Лишь бы подписать уже этот контракт. Может, стоило снова скинуть куртку, и это ускорит его заключение? От этой мысли танцовщицу едва не перекосило. А перед глазами возникли образы соблазнительных красоток с постеров, которые они видели в коридоре, когда шли сюда. Уж они-то поди не мучаются сомнениями, что лучше с себя скинуть, чтобы произвести впечатление на продюсера. И просто скидывают все. «Не думать - не думать - не думать, мы будем покорять талантом, а не сиськами!».
Когда заговорил Томаш, Лорин согласно закивала головой, поддерживая друга. Конечно, у них есть еще музыкальный материал. И да, он не хуже этого. А, может, даже и лучше. И под каждую песню готов танцевальный номер. Хоть сейчас можно на сцену. Не смотря на периодически накатывающую похмельную тошноту, младший «мангуст» была готова танцевать под любую, даже неизвестную ей песню, если продюсер велит Томашу исполнить что-то еще.
Не смотря на все сомнения и страхи, у Лорин появилось ощущение, что они с другом сегодня поймали за хвост птицу удачи. И теперь им предстоит удержать ее. Что, судя по прищуренному взгляду продюсера, будет весьма непросто.
Но попытаться определенно стоит.

Отредактировано Loreen (20-08-2016 20:31:46)

+1

19

навеяно

https://66.media.tumblr.com/a59fca6d53d4766f8619c9659399d11c/tumblr_o13jlfUbjr1tskbpao1_500.gif

Между тем в приемной две зеркально-стеклянные дверцы корпоративного бара мягко раскрылись, переливаясь своими гранями в гармонии с расставленными внутри бутылками и бокалами. Коллекция наполняла немаленький шкафчик до упора – как-никак, люди здесь работали исключительно творческие, - и впору было остановиться перед этим изобилием в замешательстве, потому что шеф не дал никаких четких указаний. Открыв нижнее отделение, куда был талантливо встроен холодильник, рука Рози, на которой красовался такой же глянцевый и переливающийся маникюр и крупный, но не безвкусный перстень, потянулась было к мешочку с камнями для виски, однако на полпути секретарша передумала. Опустив кисть чуть ниже, она задумчиво побарабанила пальцами по полке – эта привычка осталась у Розенберг еще с давних лет, предшествовавших моменту, когда хорошая клиника, специализирующаяся на операциях по смене пола, отказала ей в трансформации по состоянию здоровья и секретарша решила просто жить, как нравится.
Все-таки вспомнив, что ночь у шефа выдалась веселая и крепкий алкоголь сейчас – верная дорога к запою, Рози достала из холодильника бутылку пива и поставила на небольшой круглый поднос на столе. Через минуту-другую рядом оказались пара салфеток, бокал и бургер с сочной мясной котлетой и солененькими огурчиками из местного кафетерия. «Что я забыла? – подумала секретарша, глядя на получившийся натюрморт и плавно потирая свой гладкий, безупречно выбритый череп. – Ах да!» Принтер как раз замолк, сигнализируя, что последняя страница типового договора распечатана. Розенберг аккуратно сунула бумаги под мышку, подхватила поднос, и лабутены понесли ее в кабинет начальника.
Одна из обязанностей любой секретарши – быть незаметной и выполнять просьбы руководства так, чтобы ни босс, ни его гости не отвлекались от разговора. Однако в случае с Рози это было почти невыполнимо. Половина, если не большинство посетителей оказывались под сильным впечатлением от сочетания голой головы без единого волоса с накладными ресницами, ярким макияжем и крупными золотыми серьгами, свисавшими до середины шеи, от сочетания морщинок на лице, выдававших солидный возраст, с высоченными каблуками, от сочетания многослойного, но легкого закрытого платья до середины икры с… Ну только слепой бы не догадался, что перед ним мужчина! Который взял себе имя, образованное от своей же фамилии, и являет собой изысканный стиль переосмысленного Средневековья, напоминая носом чумного доктора, а длинными и широкими рукавами из тонкой ткани – богатую госпожу. Впрочем, Рози терпела косые взгляды с таким же достоинством и неизменно прямой спиной, с какими она носила дизайнерские наряды. Совершенно безучастная к музыкантам, она вошла, летящей походкой подошла к столу, поставила поднос, мимоходом, наливая пиво в бокал, скривила уголок рта при виде картинки на рабочем столе у Сальери и профессиональным, хоть и чуть манерным тоном произнесла:
- Звонил представитель The Damn Good Soap. Они хотят сделать Кончиту лицом своей новой линии средств для ухода за бородой. Что я, безусловно, очень, очень одобряю, - Рози воодушевленно положила ладонь на совершенно плоскую грудь, - потому что это позволит ассоциировать себя с брендом ЛГБТ-аудитории. Но вам надо будет решить, не повредит ли это пиару Кончиты и не будет ли для нее ridicule. – Последнее слово секретарша выговорила с подчеркнуто французским акцентом. «Как будто госпожа Вурст и так не ходячий анекдот», - подумала она, изящно положив массивную для женщины ладонь на талию.

+2

20

Десять, значит. Ну-ну. Если дело дойдет до выпуска альбома, то будет что набросать на этот никому не нужный диск.
Иногда Сальери ностальгировал по тем незабвенным и улетевшим в прошлое временам, когда не было никаких интернетов, когда музыкальные CD разлетались как горячие пирожки, потому что больше музыку негде было достать, и когда все затраты легко отбивались за один только новый раскрученный альбом, гарантированно приносящий стабильную прибыль. Но ностальгия эта длилась ровно до того момента, пока Сальери не вспоминал о том, насколько нынешняя жизнь удобнее и комфортнее той, прежней. Ладно уж, пластинка так пластинка, все равно горбатиться на сцене придется не ему, а этим двум... хм, мангустам.
Он смерил мужскую часть группы насмешливым взглядом.
- Урок первый, о невинное летнее дитя, - дурацкая фраза из какого-то дурацкого сериала. Сальери не помнил название, зато помнил, что там было много сисек и крови. Неплохое видео, в общем. - Продюсер - он как волшебник. Может все. Вот захотел и исправил акустику по щелчку пальцев. Иногда, правда, это происходит не сразу, а после долгих трудов строительной бригады. Давай, изобрази что-нибудь, чтобы я был уверен, что ты играть умеешь, котик.
И, потеряв на время интерес к Томашу, Сальери обратился к девушке.
- Сюда, сюда иди. - Он жестом прочертил линию, огибающую стол, будто рисуя траекторию Лорин, какой она должна следовать, чтобы оказаться к нему как можно ближе. Так, собственно, близко, как он и подразумевал, когда подозвал ее, хоть она и... то ли не поняла, то ли сделала вид, что не поняла. Несговорчивая? Ну-ну. Много таких красоток тут пытались изображать неприступную невинность, которая на поверку оказывалась разнузданной похотливостью, и лишь единицы уходили, гордо подняв голову. Сохранив трусы, но потеряв всякую надежду раскрутиться в непростом музыкальном мире. Ну, нет, киса, давай ты не будешь такой. - Рассмотреть тебя поближе хочу. Оценить мм... перспективы предстоящего взаимовыгодного соглашения. Если, конечно, оно состоится.
Он скользнул влажным взглядом по груди Лорин, затем насмешливым - по Томашу, а затем... отвлекся от мангустов, целиком и полностью переключив свое внимание на сочащееся прохладой пиво, что Рози внесла в кабинет. И бургер с котлетой и огурчиками. О, Боже, благослови эту женщину, кем бы в действительности она ни была!
- Ты просто сокровище, моя дорогая. - Он тут же схватил стакан и на несколько больших глотков присосался к нему, разом опустошив больше, чем наполовину. - То, что надо, - Сальери прикрыл глаза, и пару секунд откровенно кайфовал, чувствуя, как нежно пивко смачивает его пересохшее и одуревшее с похмелья нутро.
Впрочем, деловой чуткости он нисколько не потерял и, впившись зубами в бургер, прожевав кусок и проглотив, а затем запив еще парой глотков пива, заговорил бодро и скоро:
- Позвони нашей бородатой красавице, и пусть она быстро займется фигурой, - "дура бородатая," - иначе разоримся на обработке фотографий.  А с "супцами" свяжись через пару дней, наплети про чрезмерную занятость Кончиты и вскользь, не напрямую только, упомяни о готовящемся контракте с другой маркой. Ты это умеешь. Может, предложат условия повыгоднее, пока фройляйн Вурст сбрасывает наетые на харчах славы бока. Вот будет наша звезда вновь похожа на себя после фотошопа, и не случится никакого ридик... ридикюля, черт.
Сальери махнул рукой как будто отгоняя надоедливую муху. Во французском он был слаб, в отличие от своей секретарши.

+2

21

"Да что вы говорите!" - вот честное слово, у Томаша снова чуть было брови не поползли на лоб. Ну да, ага, продюсер как волшебник. Пусть еще скажет, что из любого г... кхм, из любой гадости может конфетку сделать. И акустика у него в кабинете по щелчку пальцев меняется и у исполнительницы, если так нужно, размер груди увеличивается раза в два. Хотя, тут скорее, по этому же самому щелчку с нее одежда исчезает. Только вот едва ли пройдет с "мангустами" такой "фокус". Хоть изщелкайся, а не получишь ничего. Венгр чуть нахмурил брови, бросил взгляд на подругу, которой как раз пришло предложение получше разглядеть. Она же не согласится, да? Уж в этом смысле Собу был в своей напарнице уверен на все сто, а то и на все двести процентов. За кого этот бородатый фей ее принимает?! За одну из своих кукол с силиконовым наполнителем?! Да Томаш ему за такие намеки гитару на голову наденет! Хотя, нет, не наденет - гитару жалко.
"Сомневается он еще", - тихо фыркнув, старший "мангуст" спустил чехол с гитарой с плеча, после чего расстегнул его, уже намереваясь показать этому светиле шоу-бизнеса, что песни они не из Интернета скачали, а сами записывали. При этом продолжал поглядывать за действиями Лорин, да и за продюсером тоже. Особенно за продюсером! Чтобы не вздумал тут руки распускать! Однако, показать свое мастерство Томаш не успел. Дверь отворилась и в кабинет зашла... зашел... зашло... короче, появилась, судя по всему секретарша. Или секретарь? Короче, это был мужик в женском платье. Как же сложно было не начать рассматривать это чудо природы, а то это невежливо по меньшей мере. Собу чуть было не забыл зачем вообще за гитарой полез. Хотя, судя по всему, продюсеру тоже стало не до "мангустов".
"Неплохо так..." - венгр тихо хмыкнул, наблюдая за тем, как Сальери все свое внимание сосредоточил на бургере и пиве, ну и, немного позже, на разговоре с... э... короче на разговоре с помощницей (все же Томаш для себя решил, по умолчанию, считать это женщиной).
"Ааа... это они про ту бородатую звезду Евровидения? Помню-помню, это вообще сложно было забыть. Вот никогда этим конкурсом не интересовался, а и то мимо не прошло", - раз уж у продюсера появилось более интересное занятие чем рассматривать Лорин, Собу сделал полшага в сторону подруги и, аккуратно поймав ее под локоть, ближе притянул к себе. Так оно было спокойнее. Пусть отсюда рассматривает, а то разошелся тут!
"Перспективы предстоящего взаимовыгодного соглашения ему оценить нужно, ну-ну", - нет, конечно, хотелось бы стать настоящими звездами, чтобы там концерты на стадионах, запись в настоящих студиях, а не пока никто не видит, но, в конце концов, гордость у них тоже была. Пусть эта гордость и могла попортить им карьеру, но может так и лучше? И, кстати говоря, показывать свое умение играть на гитаре, когда перед тобой так смачно жуют, совершенно отпало. Нет, ну, конечно, было дело, что они по знакомству пару раз выступали в баре, да и у Томаша был подобный опыт (из серии "Я был молод, мне нужны были деньги"), когда только в Вену приехал, но то бар, а здесь сидеть перед одним человеком, которому, судя по всему, бургер интереснее начинающих артистов. Нет уж, спасибо.

+3

22

Стоя в кабинете всемогущего бородатого фея, Лорин испытывала смесь смущения, возмущения и эйфории от всего происходящего. В голове все еще звучали слова продюсера: «рыбу начального контракта распечатай». Они позволяли надеяться, что первая маленькая победа «мангустов» не за горами. В шаге. Лорин мысленно измерила взглядом расстояние от себя до Сальери. Ну, или в двух. Какое-то шестое чувство подсказывало ей, что в эти особенные моменты, когда стоит вопрос о подписании контракта, лучше сдержать свою бурную натуру, не хамить и, главное, не бить фея бубном, если он позволит себе чего лишнего. «Спокойствие, только спокойствие», - внушала себе танцовщица. «Все будет хорошо. Все будет…ээээ». Она так и не додумала мысль, потому что в эту минуту в кабинет вошла Рози с подносом.
«Ой!». Лорин, сама того не осознавая, уставилась на вошедшего секретаря, как на диковинную птицу, чье яркое оперение так и притягивало глаз. Не смотреть на Рози было просто невозможно! Когда Сальери обратился к ней по коммутатору, она ожидала увидеть очередную юную силиконовую красотку в вульгарных розовых рюшах. Однако Рози своим видом сломала все шаблоны. Ее (или все-таки его?!) можно было назвать экстравагантной, но никак не вульгарной. Невозмутимость, с которой секретарь проплыла белым лайнером мимо них, вызывала у Лорин невольное уважение. «Как только она ходит на таких каблуках?».
Танцовщица почти не слушала, о чем говорят бородатый фей и его секретарь. Отдельные слова, большей частью непонятные, проскальзывали мимо ушей танцовщицы. Что ей за дело до бородатой фройляйн Вурст и каких-то там «супцов»? Девушку неимоверно привлекала только одна вещь в этом кабинете – лежащий на подносе договор. Их возможное и столь желанное будущее. Ради этих нескольких листов они с Томашем тут распинались уже невесть сколько перед продюсером. И спели, и станцевали. Осталось только еще хороводы поводить вокруг него, вместе с Рози, пока он будет пить пиво и есть бургер.
«Сюда, сюда иди». Девушка прикусила губу, не решаясь сделать всего каких-то два шага в сторону Сальери, желавшего оценить «перспективы предстоящего взаимовыгодного соглашения». Томаш, кажется, верно понял ее сомнения и придержал за локоть. Это был очень важный для танцовщицы жест со стороны друга. Она поняла, что музыкант не станет торговать ею ради заключения контракта. И не осудит, если Лорин взбрыкнет и откажется светить своими «перспективами» перед носом бородатого фея. Он неплохо знал свою подругу и, вероятно, предвидел подобную реакцию. В другой ситуации так бы все и произошло. Будь они в каком-нибудь баре, например. Но сейчас на кону стояло их будущее. И танцовщица очень не хотела, чтобы это авантюрное предприятие бесславно накрылось медным тазом из-за нее. Особенно в тот момент, когда Рози уже принесла договор.
Лорин посмотрела на Томаша, подмигнула и чуть сжала пальцы друга, ободряя. После чего подошла и спокойно встала туда, куда указал ей продюсер. Ей было очень непросто переступить через свою гордость. Но ради дела… Ради тех заветных листочков, лежащих на подносе… Рискнуть определенно стоило. Пусть Сальери смотрит и оценивает. Лорин очень надеялась, что при Рози и Томаше он не станет распускать руки. Потому что иначе сдержаться и продолжать разыгрывать покорность ей будет сложнее. Намного сложнее. Девушка покосилась на бубен, лежавший в сторонке, на одном из стульев. Будет обидно, если все закончится так.
В кабинете повисла пауза. «Мангусты» терпеливо ждали, пока бородатое светило шоу-бизнеса справится с похмельем и вновь обратит на них свое драгоценное внимание. Лорин взглянула на строгую Рози, но в этот раз во взгляде ее было не столько любопытство, сколько желание найти хоть какую-то поддержку. Хотя бы намек на нее. «Впрочем, что ей до нас? Сюда, наверное, каждый день приходят такие, как мы, ищущие выгодных контрактов, денег и славы. Ах, черт, я бы сейчас тоже не отказалась от холодного пива. Больше не буду так отрываться в баре. Хотя, кого я обманываю? Если нас Сальери развернет, пойду и отмечу это на всю катушку – с танцами на столах и морем алкоголя. И Томаша с собой прихвачу. Ему не повредит развлечься, как следует».

+3

23

"Да, я сокровище", - лучезарно улыбнулась Рози. К чему стесняться в выражениях, когда таких, как она, и правда не сыскать! Пока шеф вел важные гастрономические переговоры с пивом и гамбургером, его секретарша стояла рядом, с рукой на талии, придерживая другим локтем поднос и распечатанный договор. Ни одна эмоция не поступила из-под ее офисного макияжа, кроме уверенности истинного профессионала, в обязанности которого входило помогать начальству, а не спорить с ним. Мысль "Поздновато ты вспомнил про фигуру своей бородатой дивы" Розенберг оставила при себе. Вместо этого она потянулась пальцами с длинным маникюром к разноцветному блоку для записей на столе Сальери, оторвала фривольно розовый липкий листочек, ловко прихватила ручку и принялась конспектировать указания продюсера, подложив под бумагу поднос. Подобные ситуации, когда поступившее предложение вроде бы было Сальери интересно, но он хотел увеличить выгоду, всегда становились сложной многоходовкой, и часть деталей легко было упустить. К тому же, Антонио и сам мог забыть стратегию, которую втирал своей помощнице с похмелья, и на этот случай Рози теперь могла ему предъявить свои розовые заметки с быстрым карикатурным скетчем Кончиты впридачу.
- Так точно, сэ-эр, - с готовностью подытожила Розенберг разговор о рекламной кампании с ровно той долей томной кокетливости, которую ей позволяло присутствие в кабинете посторонних и творческий характер деятельности их фирмы. А вот обсуждение параметров бородатой австрийской звезды точно следовало прекратить - все же инсайдерская информация. Рози и так сказала уже достаточно слов от себя, и не стоило создавать впечатление, будто ее мнение здесь более весомо, чем у любой обычной секретарши. Да, Рози Розенберг - яркая личность, но знает слово "субординация" и работает здесь не для того, чтобы ставить в неловкое положение начальство. Как-никак, Сальери нанял ее не затем, чтобы Рози шокировала посетителей своим внешним видом и они округляли на нее глаза, как эти двое молодых людей, а чтобы она хорошо выполняла свои должностные функции. Иначе Рози Розенберг ничем не отличается от очередного продукта шоу-индустрии. От той же Кончиты, например, которая только потешает публику и не может называться настоящим человеком. Фи! - Что-нибудь еще принести? - осведомилась Рози у Сальери, готовая дефилировать на каблуках в своем умопомрачительном наряде из приемной в кабинет продюсера хоть день деньской. Распечатанный шаблон договора опустился перед носом шефа. Быть может, эта бумажка виной легкому замешательству на лицах музыкантов, вовсе не чарующий образ Рози? Секретарше показалось, что девушка гипнотизирует исписанные выгодными условиями листы особенно пристально. Розенберг невзначай скользнула взглядом по ним обоим: коротко - по Томашу, потому что неформального вида молодые люди были не в ее вкусе, и более осмысленно - по Лорин, которая продюсеру, очевидно, нравилась больше. Неудивительно, что Сальери недоволен формами фройляйн Вурст, когда тут такая красотка! Ах, сколько Рози бы отдала, чтобы иметь такую же фигурку, как у этой чернявенькой девочки!
"Задница супер", - произнесла Розенберг одними губами и втайне от продюсера показала Лорин большой палец, когда та подошла и встала по другую сторону от него. В этом утонченном жесте ощущалась мягкая женская солидарность и ободрение.

+3

24

Появление на сцене пива и бургера оперативно своротило тяжелые мысли Сальери в совсем иное русло, а речи Рози про бородатую диву вклинили в них, освеженных опохмелом, по-настоящему деловую жилку. Все, все, пора встряхнуться и не зацикливаться на сиськах и задницах. Хотя и сиськи, и задницы - дело определенно хорошее. Но если бы все дела для него заворачивались исключительно вокруг задниц, едва ли он стал бы успешным и знаменитым продюсером. Его коллеги нередко держали секретарш для украшения офиса, и пусть гламурная дива двух слов не могла связать правильно, а чтобы распечатать пару контрактов, бегала к сисадмину за помощью, зато похвастаться было чем. Сальери же вместо сисястых тупоголовых барышень взял на работу мадам Розенберг, которая одним своим видом вводила посетителей в ступор, зато владела компьютером, была исполнительна и расторопна и, кроме того, под ее лысым черепом водились неглупые мысли.
Он отложил основательно надкушенный бургер, еще раз глотнул из почти опустевшего стакана и, наконец, действительно почувствовал себя человеком. С сомнением смерив взглядом оставшееся пиво, он хотел было попросить еще, но в последний момент передумал. К черту, сегодня еще работать. Эти вон, лобстеры... то есть, лангусты. Нет, не оно, хотя похоже. Мангусты! Твою ж налево, хорошо хоть не суслики. В общем, сначала с ними разобраться, потом еще пару вопросов решить... Дела всплывали в памяти как утопленники по весне, лишая бородатую фею надежды пораньше попасть домой. А значит, излишне увлекаться пивом не стоит. Хотя очень хочется.
- Нет, - собрав всю волю в кулак, ответил он секретарше. - Спасибо. Выясни, что там у меня еще на сегодня... А, и узнай, как прошла вчера презентация нового сингла Моцарта. Наверняка опять собрал все сливки, паршивец.
Сальери перевел посветлевший взгляд на Томаша и слегка нахмурился, припоминая, что он там хотел от этого суриката... то есть, мангуста, простигосподи. Задницу его посмотреть?.. Нет, едва ли. А! Музыки. Точно. Музыки хотел. Новой креативной и самобытной музыки, которую в ближайшем будущем ему, видимо, предстоит явить на рынок вместе с лицами и задницами залихватского дуэта.
- Ну что ж ты не играешь-то, котик? Как мне оценить вашу музыкальную состоятельность, если музыка все никак не состоится?
Довольный каламбуром, он вытер пальцы о какую-то завалявшуюся в ящике стола салфетку и взял распечатку договора. Нашарил ручку, задумчиво прикусил ее непишущий кончик и, наконец, вписал в пустую строчку некую сумму. Не так чтобы очень большую (в том договоре, листы которого Лорин и Томаш подбирали с пола, число было больше на несколько порядков), однако вполне годную.
- Вот. Для начала. - Он придвинул договор к Лорин. - Читай, красотуля. Эту вашу трам-там-там выпустим синглом, снимем клип. Будет отклик зрителя - пойдете сначала в сборные солянки выступать, да по клубам. А там, если музыкального материала наберем, можно будет и про альбом подумать. Но это потом. Внимательно читай. Умеешь читать-то? - Он беззлобно усмехнулся, скорее просто подтрунивая над Лорин, чем всерьез собираясь ее задеть или обидеть. - На пункты 2.5 и 4.1 обрати внимание. Мы имеем право выпустить песни в той аранжировке, которую сочтем удачной. И костюмы мы подбираем, если вы появитесь в д... э... да так себе, в общем, если костюмы у вас будут. А то не читают, подмахивают на радостях, а потом начинается - нет, наш шедевр должен звучать только так и никак иначе. Ну и пусть звучит, бесплатно на улицах для всех желающих. Все ясно? Читай, если согласна - на последней странице паспортные данные и подпись. И номер для связи.
В контракте также было прописано, что в течение трех месяцев продюсерская фирма обязуется организовать фотосессию для сингла, запись еще пары треков, скреативить обложку диска и запустить его в производство, а также обеспечить не менее пяти выступлений на открытых зрителю площадках. Артисты, в свою очередь, обязаны явиться вовремя, спеть и выступить там и тогда, когда это укажет продюсер. В случае невыполнения тех или иных обязательств обе стороны обязаны выплатить неустойку - в зависимости от того, кто и насколько крупно накосячит. На этом контракт заканчивался, дальнейшее сотрудничество зависело от его итогов.
Сальери откинулся на спинку стула и запоздало подумал, что позвал Лорин-то к себе вовсе не за этим. Не для того, чтобы дать ей ознакомиться с контрактом... Ну и ладно. Не очень-то и хотелось. Пива все равно хотелось больше. А задница Эсмеральды подождет.

+3

25

"Да что ж ты пристал-то со своим котиком?!" - нет, что тут скажешь, дела у мангустов, судя по всему шли хорошо. Продюсер не позволял себе лишнего, и, похоже, опасения на счет того, что Лорин окажется в зоне досягаемости, оказались излишними. По крайней мере сама танцовщица смело подошла к нему и теперь смотрела чуть ли не с вызовом. И правильно - нечего ему тут командовать. Если на то пошло, контракт они еще не заключили, потому этот Сальери, пока что, не имеет прав считать себя богом и царем.
"Ладно, черт с тобою, золотая рыбка, - венгр мысленно отмахнулся от неприятных мыслей и снова потянулся к чехлу с гитарой. Теперь уже он расстегнул чехол, аккуратно вынимая гитару. - Сейчас послушаешь, что мы тут тебе не чужую фонограмму притащили".
Нельзя сказать, что с таким "теплым приемом" желание играть вообще осталось, но, Собу видел, как Лорин смотрела на этот злосчастный контракт и знал, что не она одна хочет, чтобы они уже стали настоящей группой. Да-да, той самой, которая дает настоящие концерты, выступает на стадионах и собирает множество фанатов. Тут ведь не в деньгах было дело. Томаш хотел, чтобы их песни услышали, чтобы поняли, как это клево, чтобы песни эти пробуждали в душах людей эмоции, дарили им такое же вдохновение, как те песни, которыми сам венгр в свое время воодушевлялся и, что уж там говорить, воодушевлялся до сих пор.
"Нет, нам, конечно, еще очень далеко до таких мэтров как Металлика или Нирвана, но..." - Томаш перекидывает ремень гитары через плечо, и пробежал по струнам кончиками пальцев, пока не играя ничего, а просто настраиваясь. Причем настроиться нужно было именно ему, а не гитаре. Что же сыграть? Ту песню, что уже была на диске? Или может что-то из нового? Нет, новое это не вариант. Кто его знает этого продюсера, вдруг у него тут где-то есть записывающее устройство и он эту песню потом перезапишет и отдаст петь под фонограмму каким-нибудь девицам с большой грудью и трусами наружу. Потому, все же, старший "мангуст" решил сыграть ту же песню, что только что звучала, но в акустике. Пальцы пробегают по струнам, в то время как сам Собу полуприкрывает глаза. Так ему сейчас было проще. Не хотелось видеть все эти лица, а просто посвятить себя музыке. В кабинете вновь зазвучала все та же песня, но теперь более лирически, так, как обычно играют на акустических концертах, в каком-нибудь небольшом клубе и, как правило, уже на юбилей группы или что-то вроде того, когда собираются только самые преданные фанаты и друзья группы.
"Эх... мечты-мечты. Нам бы хоть группой нормально стать, а там уже мечтать о чем-то таком..." - Собу слегка покачивал головой в такт мелодии, стараясь не думать сейчас ни о том, где он, ни про то, что у них может не получиться, ни... в общем, ни о чем плохом.

+3

26

«Черт, как же я хочу холодного пива». К тому времени, как на сцену вышла несравненная Рози с вожделенным контрактом, похмелье бушевало в хрупком девичьем теле Лорин по полной программе. В висках стучало, взгляд удавалось сфокусировать с трудом, а во рту словно нагадили кошки. Много кошек… Лорин сглотнула и незаметно провела рукой по горящему пересохшему горлу. Конечно, если бы она знала, что им сегодня предстоит столь важная встреча, то не отрывалась бы накануне так рьяно, смешивая алкогольные коктейли и танцуя на барной стойке. Если бы не Томаш, она, вероятно, до сих пор еще лежала бы на диване в их студии с влажным полотенцем на голове и потягивала холодное пиво через трубочку.
Но теперь, видимо, старые привычки придется забывать. Ведь если они подпишут контракт, для них все изменится. Лорин мысленно пообещала себе стать пай-девочкой, завязать с ночными гулянками по клубам и барам и начать бегать по утрам. Или что там обычно делают восходящие звезды, попадающие под прицел камер вездесущих папарацци? Ничего умного в голову не приходило. Более того, все, что происходило сейчас, до сих пор казалось танцовщице чем-то нереальным. Сном. Или игрой похмельного разума. Но в этот момент она заметила жест Рози, адресованный ей, ухватилась за него, как утопающий за спасательный круг, улыбнулась чуть смущенно в ответ, стараясь не думать о том, что прочитала по губам секретаря Сальери. Но слово «задница» теперь настойчиво стучало в висках вместе с похмельем.
А потом продюсер придвинул к ней вожделенные листки контракта, и танцовщица вообще обо всем забыла. Сингл, клип, альбом… Слова, описывающие их с Томашем будущее, сыпались, как из рога изобилия, приводя девушку в состояние легкой эйфории. «Неужели? Неужели это все для нас и о нас?». Она даже пропустила мимо ушей подколку продюсера, лишь коротко кивнула в ответ: «Умею». Пусть что хочет говорит, лишь бы руки не распускал, решив, что ему теперь все можно. Девушка опустила глаза, начиная читать контракт. От суммы гонорара, указанной в нем, дыхание перехватило. Лорин даже мысленно пересчитала цифры. Все верно, ошибки нет. «Вау», - только и подумала танцовщица. Но решила не радоваться раньше времени и прочитать контракт полностью. Когда в кабинете зазвучала знакомая музыка и голос Томаша, девушка как раз дочитывала текст, написанный самым мелким шрифтом.
Лорин оторвалась от изучения этого важного для обоих документа. Тело напряглось – даже терзаемое похмельем оно помнило каждое свое движение под эту музыку. Но девушка решила, что не станет танцевать. Она уже показала свои способности, теперь важно показать себя Томашу. В конце концов, петь в их дуэте предстоит именно старшему «мангусту», Лорин может разве что подпевать по необходимости. Жаль, бубен далековато, она могла бы подыграть другу. Хотя… Недолго думая, девушка потянулась за ним, так что топик и джинсы лишний раз подчеркнули все «перспективы» танцовщицы с головы до самых ног. Через пару мгновений Лорин уже легко постукивала бубном по ноге, ловя ритм, вступая, когда это было надо.
Все-таки песня у них получилась хорошая – легкая, со смыслом, способная увлечь и запомниться. И все, чего им до сих пор не хватало, это вот такого бородатого фея, способного выпустить сингл, снять клип… Что он там им еще обещал? Мысли Лорин вернулась к контракту. По ее мнению, условия в нем были прописаны вполне обычные. Ничего криминального, унизительного или рабского для них. Подводных камней девушка пока не заметила. Но даже если они и есть, им важнее сейчас пробиться на музыкальный Олимп. Заявить о себе. И лучше делать это под крылом такого авторитетного продюсера, как Сальери.
А пока она слушала вместе со всеми песню, в акустике звучавшую чище и мягче. Рука танцовщицы лежала на листках с контрактом. Лорин считала, что первый подписать его должен Томаш. Только пусть сначала допоет, а бородатый фей – еще раз оценит, какую прибыль ему могут принести «Сладкие крики мангуста» своим простым и искренним творчеством.

+2

27

Наблюдая из-под накладных ресниц за тем, как из сонной похмельной мухи Сальери становится деловым боссом, Рози не сдержала улыбки. Ей нравилось, когда начальник доволен. Ну разве не чудеса? Как все-таки все просто с этими мужчинами - нужно только вовремя и вкусно их кормить, и можно из бородатого заторможенного существа сделать человека. Который может быстро сменить милость на гнев, если Розенберг не принесет другой еды - для подпитки ненависти к Моцарту, ставшей причиной этой суровой складки у Сальери на лбу. "Надо посоветовать ему хороший крем от морщин... Кстати!"
- Хорошо-хорошо, - бодро закивала Рози, знавшая расписание продюсера досконально. - Через два часа у вас встреча с Глюком, в 14.00, после обеда, визит на студию - вы хотели проверить, как идет запись у Катарины, - потом подписание договора на выпуск сборника, помните? И в 19.00 спа, это я, я вас записала, мон ами! - восхищенно закончила секретарша, снова коснувшись кончиками растопыренных пальцев плоской груди, и гордо упорхнула от стола Сальери, оставив ему недопитое пиво и надкушенный завтрак.
По дороге Розенберг невзначай бросила хитровато-томный взор на погруженную в договор Лорин и перебирающего струны Томаша. За время работы здесь она перевидела достаточно коллективов, чтобы мысленно задаться вопросом о судьбе этой парочки хоть с каким-то интересом, однако любопытство заставило секретаршу на пару мгновений задержаться у двери.
А музончик-то у этих неформалов с бубном оказался очень даже ничего! Невольно вслушавшись в лабание Томаша, Рози неожиданно для самой себя задорно вторила ему, забарабанив в такт пальцами по подносу, который держала в руке. Ритмичный перестук сверкающих ногтей, отпущенных ровно настолько, чтобы не парализовывать работу секретарши, на удивление органично слился со звуками бубна и потонул в них. Эх, разукрасить бы этот приставучий мотивчик правильной, забойной аранжировкой! К чертовой бабушке бубен, группе нужен барабанщик! И клип, да-да, клипчик бы на эту легкую вещицу не помешал. Была не была - Рози, возможно, даже с удовольствием бы в нем снялась. А что такого? Ребята ведь явно претендуют на оригинальность, потому что кто из этих новомодных, прогрессивных и современных групп не желает доказать всему миру, какие они особенные и как много нового способны сказать, даже если это далеко не так? А чем привлечь искушенного слушателя, если вы несете ту же романтику, что и такие же бэнды до вас, тысячи их, и даже вычурной мелодики и стройной попки танцовщицы не хватит, чтоб выделиться из толпы? Конечно же, нетрадиционной визуализацией! Нет, Лорин в клипе можно оставить. Но появление Рози, да в подходящем наряде - без излишнего и вульгарного ню, ничего такого! - сыграло бы молодым музыкантам на руку. Еще и если сделать версию сингла потяжелее, ближе к панку, то ух! Вся музыкальная индустрия узнает, как Рози Розенберг к лицу образ по-настоящему рОковой девчонки, энергия и драйв которой сокрыта у нее внутри!
Она соединила указательный и большой пальцы свободной руки и покачала ею в воздухе, словно дирижируя, в знак своего восторга от музыки, а затем, пока гости не видят, послала Сальери воздушный поцелуй. Уходя прочь от кабинета продюсера к себе, Рози все еще напевала наигранный Томашем мотив негромким "па-ра-па-па-па-па".
В приемной Розенберг взяла со стола новенький iPhone в малиновом чехле и открыла мессенджер. Контакт певицы Катарины Кавальери был в числе первых в списке. Они с Рози регулярно судачили об общих знакомых, мужчинах и последних модных показах, и Розенберг нисколько не сомневалась, что приятельница с удовольствием поведает ей о презентации сингла Моцарта, где участвовала в качестве приглашенной звезды. Да-да, иначе как бы Амадей продвигал свой замысловатый инструментал? С участием Катарины была записана версия с голосом, которую она и исполняла на мероприятии.
"Меня приветствовали супер! Цветов подарили просто море!" - написала Кавальери, прилагая селфи на фоне букетов и подарков.
"Моцарт толкнул речь, ну знаешь, с обычными пассами руками и воздушными поцелуйчиками, как он любит, но, по-моему, никто его не слушал, девки только пялились на плотно сидящие на нем штаны".
"Ой, а какой у него был макияж - это вообще отдельная песня! Даже я не наношу столько штукатурки! И когда он уже купит себе водостойкую подводку, е-мое, тоже мне, дива".
"Продается он нормально. Говорят, на презентации тысяча копий точно ушла, это без предзаказов".
"Банкет для VIP был не очень, бедный. Три вида закусок и шампанское, как будто из России заказывали. Ну, ты ж знаешь, что я мартини люблю".
"Вообще, мне кажется, пока крутили основной трек и ремиксы, народ заскучал и больше слушать это не будет. Слишком много рифов".
Улыбаясь дерзкой ироничности Катарины, Рози легко скользила пальцами по сенсорному экрану, сразу же пересылая все эти сообщения Сальери. Прослушивание прослушиванием, а информация должна была доходить до босса с пылу с жару, и хорошо бы - пока он не успел допить свое пиво.

+2

28

Лохматый котик наконец-то заиграл. Молодец какой. И снова ту же самую мелодию. Хотя Сальери чер... э... немецким по белому сказал — "что-нибудь еще", а не то же самое снова. И пусть сам бородатый фей не сходу узнал музыку, он все же бросил в сторону Томаша насмешливо-красноречивый взгляд. На сцену еще не вышел, а на бис играть уже научился, ну-ну. Правильно Сальери сделал, что контракт девице показал — у нее мозгов, судя по всему, побольше. Где помещаются-то? В груди, аль пониже?.. Хотя играет котик неплохо. Не так чтобы очень виртуозно, Сальери и поэффектнее слыхал, но масса денежная человеческая едва ли разберет разницу. Впрочем... шоу-бизнес — дело такое, тут умение играть и петь далеко не всегда на первом месте стоит.
— Слишком много дел, — почти простонал продюсер, снова взъерошивая челку. — Спасибо за спа, ма шери, это мне очень пригодится.
Вот что значит — секретарша толковая, одна штука, а не то что у Мартин-и-Солера, дура форменная, умеющая только нарощенными ресницами хлопать. Декольте до пупа, акриловыми ногтями по клавиатуре компьютера не попадает. С такой разве что в сауну ходить, но для этого совсем не обязательно еще и платить ей зарплату, и ждать какой-то пользы. Нет уж, свою экстравагантную Рози он ни на какую другую не променяет.
Секретарша выпорхнула прочь, и продюсер снова вернулся мыслями к лангустам и их воплям мартовских котов. Лохматенький все услаждал его придирчивый слух музыкой — вполне годной, кстати. В этой версии песня звучала несколько иначе, хотя и была узнаваема. Да, может, и хит получится... На память ложится легко, но не слишком примитивная. То, что надо. Что ж, у Сальери всегда был нюх на денежные проекты — может, и с этим выгорит. Хотя необтесанные они еще, этакие дуболомы, как будто заготовки для будущего шедевра. Но у него впереди несколько месяцев, чтоб сделать из двух полешек нормальных человеческих Пиноккио.
Он смерил таким же красноречиво-насмешливым взглядом, которым до этого посмотрел на Томаша, Лорин, медлившую с подписанием контракта и вновь ухватившую бубен, будь он неладен. Зато как хороша была, пока тянулась за бубном! Сфотографировать бы, рассмотреть бы потом повнимательнее. Стоп, а почему бы и нет? Их в любом случае стилисту продемонстрировать надо, чтоб она знала, с чем работать, и, может, что-то заранее подобрала бы. Ухмыльнувшись, Сальери взялся за айфон. И... на какое-то время позабыл о мангустах напрочь, жадно вчитываясь в сообщения, пересылаемые секретаршей.
Так... понятно все с этим Моцартом. Понтов полные штаны, денег кот наплакал. Тысяча дисков сходу — неплохо, но выручку надо в дело вложить, а не на косметику разбазаривать. Хорошо, что Вольфганг ничерта не смыслит в выгоде, это и не дает ему стать по-настоящему яркой звездой — все он мерцает, мерцает, как плохо вкрученная лампочка, то осветит все вокруг, ослепит, то снова гаснет. Сальери начал было набирать ответ, чертыхнулся, чертыхнулся еще раз, когда заботливая автозамена предложила "мегеру" вместо "Вебер", и вызвал Рози по коммуникатору, сделав мангустам красноречивый знак рукой — мол, потише вы там со своей музыкой, я тут дела важные делаю.
— Ангел мой бесценный, дозвонись в салон фрау Вебер и выясни, когда Цецилия сможет принять этих двух красавцев моих. Нет, нет, никакой Йозефы и Софи, пусть маникюром занимаются. Только сама мастер, только хардкор, — козырнул он модным молодежным выражансом. А что, еще и не стар, вообще-то. — И организуй мне свежий костюм и машину через полчаса. Так...
Последнее относилось уже к мангустам; Сальери сбросил звонок и задумчиво уставился на Томаша и Лорин.
— Что я там с вами хотел-то?.. А, да. Контракт. Подписывать будете, или так зашли ко мне, развлечь после бурной ночи? Давай, котик, — он красноречиво кивнул Томашу на бумаги. — Бери ручку и царапай подпись, паспортные данные и рабочие средства связи. А ты, красота неземная, отойди в сторонку и изобрази мне что-нибудь. Чтоб фигуру продемонстрировать. Как фотомодель. Мечтала в детстве моделью быть? Все мечтают... Давай-давай. — Сальери навел на девушку объектив айфона и глянул из-за него на Лорин так, будто она должна была понять его без всяких объяснений. — Для стилиста. Должна же милашка Цеци знать, с каким материалом ей придется работать. Лучший мастер Вены, между прочим, не какая-то там парикмахерская номер пять. А ты, котик, подписывай. А потом местами поменяетесь и пойдете домой обмывать контракт.

+2