В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

17 августа 2017 г. Обновлены игроки месяца.
И обратите внимание, друзья, что до окончания летнего марафона осталось ровно 2 недели! За это время некоторые из вас еще могут успеть пересечь ближайшие рубежи и преодолеть желаемые дистанции.
Мы в вас верим!

14 августа 2017 г. Обновлены посты недели.

1 августа 2017 г. Началась акция "Приведи друга", предназначенная в первую очередь для наших игроков.

21 июля 2017 г. В сегодняшнем объявлении администрации полезная информация
о дополнениях к правилам проекта, два повода для мозгового штурма и немного наград.


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Adalinda Verlage
Адалинда почти физически ощутила нешуточное удивление, охватившее супруга, когда он вскинул брови. Вот так-то! Не ожидали, барон? Погуляйте еще год-полтора вдали от дома — и вовсе найдете свою жену-белоручку вышивающей подушки или увлекшейся разведением ангорских котиков к ужасу бедняги Цицерона. Так что оперная певица в подругах — еще не самое страшное.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



Juliette Capulet
Это было так странно: ведь они навсегда попрощались с ним, больше ни единого раза не виделись и, казалось бы, следуя известной поговорке, девушка должна была бы уже позабыть о Ромео, который, ко всему прочему, еще и являлся вампиром.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Willem von Becker
Суровые земли, такие непривлекательные для людей, тянули к себе существ, неспособных страдать от холода. Только в удовольствие было занять небольшие полуразрушенные развалины, ставшие памятниками прошлых лет, повидавшие не одну войну Шотландии за независимость от Англии. Зато никакой любопытный нос не сможет помешать существованию вампира.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Claudie Richard
- Вы! Вы… Развратник! Из-за Вас я теперь буду гореть в адском пламени и никогда не смогу выйти замуж, потому что никому не нужна испорченная невеста, - и чтобы не смотреть на этот ужас, Клоди закрыла глаза ладонями, разумеется, выпуская только початую бутылку с вином из рук. Прямиком на сюртук молодого человека и подол собственного платья.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Sarah Chagal
Cовременный мир предоставлял массу возможностей для самовыражения: хочешь пой, танцуй, снимайся в кино, играй в театре, веди видеооблог в интернете - если ты поймала волну, то у тебя будет и внимание, и восхищение, и деньги. И, конечно же, свежая кровь.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Анонс "RetJ" » Una storia importante, quello che sei tu


Una storia importante, quello che sei tu

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://se.uploads.ru/gWyKC.gif
http://s9.uploads.ru/VhIxR.gif

● Название эпизода: Una storia importante, quello che sei tu / Одна важная история, связанная с тобой
● Место и время действия: улица перед домом синьора Росси, через два месяца после основных событий
● Участники: Benvolio Montaigu & Diana
● Синопсис: Однажды утром Диана решила покормить птичек. Однако, горсть зерна, брошенная ее рукой, досталась вовсе не пернатым, а Бенволио, который в это время проходил под балконом дома синьора Росси.

+1

2

Начинался новый день. Солнце лениво поднималось из-за края горизонта, рассеивая тягучую ночную тьму над Вероной. Пройдет несколько часов, и утренняя прохлада сменится палящим зноем, который заставит горожан искать укрытие в прохладе тени. Бенволио лениво потянулся в своей кровати, прищурившись от  косых солнечных лучей. В последнее время его совсем замучила бессонница. Точнее, вот уже несколько недель подряд. Монтекки часто засыпал лишь под утро и спал до того момента, когда еще сохранялась утренняя прохлада. После же невозможно было абсолютно сохранить хоть какие-либо остатки сна.
Юноша поднялся со своей постели, все еще продолжая потягиваться, при этом прислушиваясь к звукам, доносившимся из глубины дома. Кажется, слуги уже давно проснулись. Что ни говори, а жизнь постепенно входила в свое обычное русло, постепенно заменяя черные полутона минувшей трагедии на более светлые, наполненные жизнью. Самое время, чтобы отпустить прошлое, которое все еще терзало души каждого, кто был непосредственно связан с этой веронской драмой. Бенволио так думал. Но легко говорить, когда на деле это действительно очень и очень трудно. Когда все в Вероне до сих пор об этом напоминает, пусть и негласно об этом запрещено говорить вслух. Все эти улочки и улицы, все эти здания, фонтаны и те места, в которых он бывал когда-то вместе со своими друзьями. Это сложно забыть, отодвинуть на задний план, когда даже спустя два месяца еще свежи были воспоминания.
Монтекки умылся, переодевшись в другую одежду. Несмотря на то, что он спал совсем немного, сонливости особо и не чувствовалось. Ему захотелось прогуляться по городу вместо того, чтобы денно и нощно торчать в  поместье, где он практически потерял счет времени. Тем более, что погода благоволила этому. Наскоро перекусив,  юноша тут же направился к выходу из поместья, по дороге предупредив одного из слуг, что он  отправился на прогулку на тот случай, если леди Монтекки вздумает его искать.
Что ни говори, а свежий воздух все-таки был необходим.  Сонная Верона уже вовсю просыпалась ото сна, наполняясь жизнью. Молодой Монтекки  прошел мимо рыночной площади - там торговки раскладывали свой товары, одновременно пересказывая друг другу местные сплетни. Он и не прислушивался особо к их пустым россказням,  покупая у дородной женщины зеленое наливное яблоко. Заплатив пару монеток, будущий лорд Монтекки отправился дальше, подбрасывая купленный фрукт рукой.
Ему все-таки хотелось дойти до фонтана, расположенного на главной площади. Давно он там не был. Бенволио старательно избегал этого места. Уж слишком много всего было связанного с этим местом. А сейчас почему-то захотелось. Однако сделав пару шагов вперед, юноша  резко остановился. Что-то  неожиданно посыпалось сверху на светловолосую голову  Монтекки. Присмотревшись, он с удивлением обнаружил на земле мелкие зерна проса.
"Это что такое?" - положив яблоко в карман, Бенволио сделал несколько шагов в сторону, чтобы увидеть того, кто случайным образом хотел его накормить вместо птичек.

Отредактировано Benvolio Montaigu (02-07-2016 16:34:54)

+1

3

Утро в доме синьора Росси выдалось суматошным. Глава семейства уезжал в другой город по делам, по этому случаю, все его домочадцы и прислуга стояли на ушах. Диана сама сбилась с ног, собирая родителя в дорогу, следя за тем, чтобы он ничего не забыл, и загоняла Орсолу, которая решительно не знала, чье поручение выполнять первым: своей госпожи или ее отца. Масла в огонь периодически подливала тетка Инесс, время от времени она подбитой каравеллой выплывала из своей комнаты и с чопорным видом изрекала: «Слуги уронили и разбили вазу с цветами – к несчастью», «Туча закрыла солнце – нехорошая примета», и вновь удалялась к себе. Ее особо никто не слушал, но на нервы эти «предсказания» действовали изрядно. Особенно Диане, которая не отличалась суеверностью, но очень хотела, чтобы ее батюшка нормально собрался в дорогу и ничего не забыл.
- Орсола! - Рыжеволосая дочь синьора Росси вошла в свою комнату, распахнула окно и встала перед зеркалом, оглядывая себя критически. «Ну, что за вид! Волосы растрепались. Щеки раскраснелись. Платье какое-то мятое», - с досадой подумала Диана, пытаясь пригладить волосы рукой. Через пол часа ей предстояло провожать батюшку в дальнюю дорогу и выглядеть при этом нужно прилично.
- Орсола!!!
- Я здесь, госпожа. – В дверях, наконец, показалась запыхавшаяся служанка. – Синьору служила, они попросили манжету на рукаве подшить. – Доложила она.
- Найди мне, пожалуйста, мое темно-зеленое платье. Я в нем выйду проводить отца. – Смягчилась Диана. Ей вдруг стало немного стыдно за то, что она так загоняла свою кормилицу. Да еще и сердилась на нее за нерасторопность.
Когда Орсола подошла к ней, неся на вытянутых руках платье, девушка обняла женщину за плечи и прижалась щекой к ее плечу.
- Прости, нянюшка, что все утро не даем тебе отдыха. Отец уедет, и мы с тобой сядем у окна вышивать да скучать.
Орсола ничего не ответила, только улыбнулась ласково своей воспитаннице и, развернувшись, помогла ей переодеться. Могла ли она сердиться на Диану, которую вынянчила с младенческого возраста, выкормила своим молоком? Служанка знала, что девушка вовсе не злая и не жестокая, просто она учится быть хозяйкой в доме, и требует ото всех порядка. В том числе, и от себя самой. Причем, к себе Диана предъявляла самые строгие требования, а слугам могла простить многое. Сегодня она, например, скрыла от отца разбитую ими по неосторожности вазу. И пообещала, что если он когда-нибудь ее хватится, вину она возьмет на себя.
Через пол часа синьор Росси простился с сестрой и дочерью и уехал. Диана еще долго стояла на крыльце дома и смотрела ему вслед, стараясь не слушать показательных причитаний тетки Инесс. После столь бурного утра, прошедшего в сборах главы семейства, она чувствовала усталость и опустошенность, словно все эмоции ее разом покинули. Она отпустила Орсолу отдыхать, а сама поднялась к себе в комнату, взяла вышивание и вышла на балкон. Диане хотелось побыть одной и привести мысли в порядок. А вышивание всегда отлично помогало ей сделать это. Она села на скамеечку и принялась за работу, но дело сегодня почему-то не шло. Тонкая нить натягивалась, рискуя вот-вот оборваться, рисунок получался кривым. В итоге, рыжеволосая синьорина оставила свое занятие и решила покормить птичек. Зерно дела лежало тут же на небольшом подносе. Взяв его немного в горсть, Диана, все еще погруженная в свои мысли, не глядя, бросила его вниз и только потом выглянула сама.
- Ой. – Заметив, что зерно обсыпало какого-то юношу, проходящего в этот момент мимо, девушка немедленно спряталась за бортик балкона. – Простите, синьор! Это предназначалось не вам! – На всякий случай пояснила она, надеясь, что он проявит великодушие и тотчас же уйдет.

+1

4

"Кто бы это мог быть?" - он отошел настолько, чтобы увидеть возмутителя спокойствия. Вот так идешь себе по улице, никого не трогая, а сверху прилетает что-то такое. И хорошо, что это всего лишь зернышки проса, не что-то потяжелее, например, черепица с крыши. Или еще чего-нибудь такого, что лишило бы будущего наследника клана не только сознания, но и способности думать и говорить. Не самая лучшая перспектива, даже в свете прошедших событий. Конечно, Монтекки безумно скучал по своим друзьям, но присоединяться к ним пока что не очень-то и хотелось.
- Да? Серьезно? А я уж думал, вы меня таким образом собрались покормить! - воскликнул Бенволио, пытаясь обнаружить того, кто это сделал.  Однако никого в помине не было. Голос казался молодым, наверняка принадлежал юной синьорине. По крайней мере, ему так казалось. Хотя бывали случаи, когда за звонким голосом скрывалась почтеннейшая особа, которой перевалило за несколько десятков лет. Бывало же такое. Хоть юноша из клана Монтекки с этим не сталкивался, но слышал о таких казусах. - А я и, правда, не голодный.
Со смехом добавил он. Как ни странно, это небольшое происшествие даже несколько подняло настроение. А всего лишь досадная случайность. Подумаешь, не заметила и обронила зернышки ему на голову. Ничего страшного же, в самом деле. Можно было махнуть на это рукой, а затем продолжить путь к городскому фонтану, как и было задумано.
Но Бенволио не стал. Ему внезапно страсть как захотелось узнать, кто же там прятался. А вдруг какая-нибудь симпатичная синьорина? Где-то в глубине души он на это надеялся. Не поверить, что там, на балконе скрывалась милая старушенция. Впрочем, так себя вести могла только юная и озорная девица.
Монтекки вскинул голову вверх, чувствуя, как азарт разливается в крови. Он уже успел позабыть про это чувство. Это было так давно, в той, прошлой жизни, оставшейся позади, когда его друзья ушли навсегда. И почему бы и не вспомнить все свои прошлые  проделки, чтобы утолить свое любопытство?
Юноша усмехнулся, оценивая свои возможности.
- Так все-таки кому это предполагалось? Птичкам? - будущий лорд Монтекки вскарабкался по дикому плющу, что оплетал всю стену дома - от земли до крыши. Хрупкое на вид растение спокойно смогло бы выдержать его вес, чем Бенволио и воспользовался. Было ужасно неудобно, но он целенаправленно шел к цели. Один раз нога соскользнула вниз, отчего он чуть не упал. Но вовремя схватился за один из стеблей.
- Так вот кто у нас тут, - заявил Бенволио, оказавшись рядом с балконом, а потом и вовсе перепрыгнув на край, ловко уцепившись за перила. Судя по цветам одежды, юная девица была из клана Монтекки. Правда, он никогда не видел ее до сих пор. А может,  попросту и не помнил. Бенволио успел заметить рыжего цвета волосы, что было достаточной редкостью. - Доброго утра, прекрасная синьорина.
Он надеялся, что она не закричит или  позовет кого-нибудь на помощь. Он давненько не видал таким симпатичных барышень, особенно не ожидавших такого подвоха. Казалось,  что даже веснушки на ее очаровательном лице также не были готовы к тому, что Монтекки позволит себе подобную дерзость.

Отредактировано Benvolio Montaigu (02-07-2016 01:14:09)

+1

5

Диана затаилась, даже, кажется, дышать перестала, ожидая, когда этот юноша внизу соблаговолит уйти. И надо же было такому случиться, да еще перед незнакомым молодым человеком! Это все потому, что она так устала и забегалась утром, собирая отца в дорогу, и совсем забыла об элементарных правилах приличия. Ну, сложно ей что ли было взглянуть вниз, прежде чем бросать зерно?! Нет! Она просто не подумала об этом, мысли ее были заняты совсем другим. А теперь такой конфуз!
«Должно быть, этот синьор решит, что я дурно воспитана», - вздохнула про себя Диана. Вот сейчас он уйдет, может, даже отругает ее перед этим. Конечно, кому понравится, когда его вдруг зерном обсыпают. Мысли девушки были невеселыми, это маленькое происшествие грозило омрачить весь день. Как ни отучала себя Диана, а она никак не могла не расстраиваться, если ей говорили что-нибудь грубое или злое. «Сейчас ты заслужила. В следующий раз будешь внимательней», - успокоила себя девушка. Но утешение это было так себе.
Тут дочь синьора Росси услышала шелест листьев старого плюща, он рос здесь, столько она себя помнила, и был, кажется, старше ее. «Это еще что?». Любопытство победило, Диана приподняла голову из своего укрытия и заметила, что тот синьор поднимается по плющу на ее балкон. «О, нет!». Он что, лично решил отругать ее? Девушка в смятении заметалась, а, увидев, что юноша едва не сорвался вниз, испуганно ойкнула, тут же прижав руку с платком ко рту. Еще не хватает переполошить своими криками весь дом. Если Орсола увидит незнакомца на ее балконе, тут такое начнется! Мало она была предметом всеобщего обсуждения после безвременной смерти Алонсо. Так не стоит давать новых поводов для городских сплетниц. К тому же, если она начнет кричать, тот человек на плюще может испугаться и упасть. Она потом себе век этого не простит! И Диана, отойдя в самый угол балкона, молча ждала, когда незнакомец поднимется на балкон. Он сделал этот так быстро и ловко, как лесной кот. «Видимо, ему не впервой по чужим балконам лазать. А вдруг он – вор? Батюшка недавно рассказывал, что в Вероне какие-то люди разбойничают», - думала Диана, стараясь не показывать, как ей не по себе. Правда, когда юноша оказался на балконе, девушка убедилась в ошибочности своих опасений. Синьор из благородных, кажется, даже Монтекки. Если он и лазал по балконам, то разве что ради прекрасных синьорин.
Он был молод и хорош собой. Улыбка открытая, во взгляде - мальчишеский задор. Надо же, она и не знала, что такие синьоры бывают. Диана по наивности считала, что все они – важные, серьезные, а если и улыбаются, то сдержанно, и не веселья ради, а от хорошего воспитания.
- Доброе утро, синьор. – Отозвалась юная Росси. Она старалась, чтобы голос звучал спокойно, но пылающий на щеках румянец с головой выдавал ее. Девушка стояла неподвижно, воплощенная смесь возмущения и смущения, и в любой момент был готова вскинуть руку, чтобы незнакомец не приближался. Кажется, с правилами приличия у него такие же проблемы, как и у нее. Уже повод, чтобы не вопить, как бешеная курица, созывая слуг, а хотя бы узнать для начала, что ему нужно.
- Вы решили получить мои извинения лично? – Диана улыбнулась, стараясь обернуть все в шутку, хотя уже понимала, что ее внезапный гость вряд ли собирается ругать ее за беспечность. – Я бы откупилась, угостив вас яблоком, но вы же не голодны. Видимо, оно теперь достанется птичкам. Раз уж зерно…
«...теперь все на вас». Договаривать Диана не стала, это было бы совсем уж неприлично. Да и юноша мог принять подобное за насмешку, а обижать его совсем не хотелось. Глядя в его смеющиеся глаза, девушка кивнула на маленькую вазочку, на которой лежало ярко-красное, словно библейский «запретный плод», яблоко.

Отредактировано Diana (05-06-2016 17:48:50)

+1

6

- Не правда, ли погода чудесная? - улыбнулся Бенволио, широко и открыто, чувствуя в крови некий азарт. Это самое чувство, которое возникало, когда нужно было или совершить какую-либо пакость в отношении Капулетти, или пробраться тайком к дому симпатичной синьорины. Такая забавная, ей-богу. Странно дело, девушка была одета в  цвета клана Монтекки, но хоть убей, Бенволио не мог припомнить ее. Иначе бы точно запомнил эти рыжие волосы и эти крупные веснушки, которые добавляли ей только своеобразной "изюминки". Неужели кто-то решил спрятать ото всех столь дивный цветок? Ни на одном из городских приемов, устраиваемых герцогом, будущий лорд клана Монтекки ее не заметил. А ведь подобные мероприятия обычно и посещают все местные девушки со своими матерями, дабы подыскать себе приличную партию. Эти мысли только сильнее  подогревали интерес. Откуда взялась эта незнакомка? Тем более что практически всех юных синьорин из своего дома, он знал если не лично, то хотя бы просто в лицо.   
- Да, почему бы и нет? Вы ведь так неловко обсыпали меня зерном! Прям не порядок, - покачал головой юноша, хоть и совсем ни капли не злился на столь милую синьорину. Как на нее вообще можно было злиться? Помнится давно, Бенволио встретил неловкую девицу из Капулетти на городской площади, так, конечно,  смущалась еще сильнее. Со временем имя этой девушки выветрилось из головы, однако он до сих пор помнил этот расстроенный и сконфуженный взгляд. Сейчас же мог поклясться, что видел как пляшут чертики в этих карих глазах. Монтекки казалось, что она совсем не раскаивается в том, что  рассыпав зерно для птичек, она угодила именно в него. - Хорошо, что не чем-нибудь более тяжелым.
И все-таки было в этом что-то приятное. Неожиданные встречи, наподобие этой, порой ведут к интересным отношениям в будущем. Правда, Бенволио не стал бы сейчас ничего загадывать. Только нужно было признать, что настроение у него заметно повысилось. А после многих недель хандры это было действительно значительным событием.
- Вы думаете, что яблоко спасет вас от моего справедливого негодования? - юноша оперся руками о парапет балкона, находясь в таком положении, не решаясь пока забраться к молодой синьорине, чтобы разговаривать с   ней в более удобных условиях. С одной стороны хотелось поболтать с незнакомой девушкой, а  с другой - он и так уже нарушил кучу правил приличия. Хотя когда это его останавливало еще со времен, когда со своими друзьями балагурили по всей Вероне. - Кстати, у меня есть тоже яблоко! Предлагаю обмен?
Монтекки достал из кармана яблоко, купленное на торговой площади. Почему-то именно эта идея обмена возникла в голове у будущего лорда. 
- Я вам даю свое, а вы мне - свое. Не очень-то люблю зеленые яблоки, а у вас очень даже ничего. Я бы мог забрать его как компенсацию за тот "ущерб", что вы мне причинили. Но так и быть. Мне кажется, вполне себе такой обмен.
Может это и походило на какое-то ребячество, однако ничего такого предосудительно Бенволио в этом не видел, хотя отчасти можно и сойти за легкий флирт.

+1

7

Он словно почувствовал настороженность Дианы и не попытался приблизиться. С одной стороны, это делало юноше честь. С другой – если его тут увидят, стоящим вот так на балконе, лучше даже не думать, какой поднимется крик. Хорошо еще, если слуги примут его за вора. А если за ее тайного любовника – репутации дочери синьора Росси придет конец. Потому что благовоспитанные девицы со своими кавалерами встречаются в каком-нибудь людном месте, и в присутствии нянюшек. И уж точно не разговаривают с неизвестными юношами, стоя на балконе. «Вечно у меня все не как у людей», - подумала Диана, правда, без особого сожаления. Чего греха таить, юноша ей нравился. Подкупала его открытая улыбка, и то, как он обратил всю эту неловкую ситуацию в шутку.
- Погода и, правда, замечательная. – Тут голос Дианы упал до шепота. – Но если вы продолжите там стоять, вас могут заметить наши слуги, и тогда разразиться настоящая гроза. С громами и молнией.
Она надеялась, что юноша поймет ее правильно и не спрыгнет вниз, а просто переберется нормально на балкон. В случае чего, здесь можно пригнуться, и остаться незамеченным. Правила приличия, конечно, все шли прахом, но она и так нарушила их, позволив незнакомцу забраться на балкон. Хорошо еще, что отца нет дома, и внимание слуг к ее персоне сейчас не такое пристальное. Все отдыхают, пока есть такая возможность.
- Обмен? – Диана удивленно уставилась на яблоко в руках своего нежданного гостя. Теперь уже непонятно, кто кого искушает. Ситуация принимала весьма интересный оборот. Тем более красные яблоки рыжеволосая синьорина не любила, а зеленые просто обожала. Оно потому и осталось последним в вазочке, что Диане пришлось не по вкусу. Задумавшись о взаимовыгодном бартере, рыжеволосая даже перестала смущаться и краснеть. Как ни крути, а обмен весьма заманчивый. К тому же, это было так… необычно. Юноша держался просто, без ложного пафоса и апломба. Он не пытался оскорбить ее словом или делом. И вообще казался весьма милым.
- А вы ведь Монтекки?
Ну, конечно, Монтекки! Как будто она не видит сама. Хотя, если бы он был Капулетти, это ничего не изменило бы. Диана вообще не понимала этой многолетней вражды двух старинных веронских кланов. Довольно глупо взрослым людям выяснять, кто из них лучше, а кто хуже. Но ей было странно другое. Что они с этим юношей, принадлежа к одному клану, до сих пор не знакомы. Впрочем, за те полтора раза, что отец ее выводил на балы, она могла просто не успеть увидеть всех гостей. А жаль. Ей казалось, они могли бы стать друзьями, как минимум.
«О чем я только думаю?», - одернула себя Диана. Впрочем, на самом деле юная Росси нисколько своих мыслей не стыдилась. За нее в первую очередь говорило строгое воспитание. Оно же заставляло ее краснеть и смущаться. В душе девушка даже рада была этому случайному знакомству. Хоть какой-то луч света в череде одинаковых дней. Нет, она не жаловалась на свою жизнь. Но так хотелось иногда каких-то новых эмоций, лиц, знакомств, событий.
Жалко только, что от яблока, которое предлагает ей этот милый (хотя и порядком наглый, вон как ловко на балкон забрался!) юноша, останется лишь неромантический огрызок. Будь это цветок, например, можно было бы засушить его. На память. Ну, да ладно. Зато оригинально. В конце концов, он не ее кавалер. И вообще шел мимо, по своим делам, пока его зерном не обсыпали.
Пауза затягивалась, нужно было что-то отвечать, если она не хочет выглядеть в его глазах глупой дурочкой, не способной и двух слов связать.
- Согласна. – Кивнула девушка. – Ловите!
Когда красное яблоко оказалось в руках юноши, она протянула руку:
- Соблаговолите теперь отдать мне ваше зеленое яблоко, синьор.

+1

8

- Да, обмен, - ответил ей Бенволио, однако тут же спохватившись. В чем-чем, а в том, что сейчас он  находился у всех на виду, даже больше того, по другую сторону балкона, притом привлекая лишнее внимание, синьорина была права. Нужно было немедленно перебраться внутрь. Монтекки заснул яблоко обратно к себе в карман, подтянувшись на руках, а после легко и быстро перемахнул через парапет, оказавшись почти рядом с девушкой. Вот теперь можно было спокойно и поговорить, не опасаясь того, что их кто-то может заметить (особенно из слуг), тем самым как-то подпортив репутацию этой такой милой и очаровательной синьорины. Правда же прелесть. Бенволио чуть склонил голову в бок, наблюдая за ней. Как же зовут столь прелестную незнакомку?
- Да, Монтекки, а это сейчас разве имеет значение? - вскинул бровями юноша, хотя где-то в душе понимая, что та вражда все еще осталась в сердцах и душах людей. И столь же тяжело вырвать ее  проросшие корни, сколь повернуть реку вспять. Возможно, новое поколение, а последующие и вовсе забудут об этой глупости, которая разрывала Верону междоусобной враждой на части. Люди перестанут помнить, что когда-то на этих улицах едва не лились реки крови. Это потом, но сейчас все еще как прежде, только не такой откровенной форме, как раньше. Все еще опаска, все еще какая-то смутная тревога в глазах. Бенволио отвел взгляд, стараясь отогнать от себя подобные мысли. Стояла чудесная погода, да еще и рядом находилась милейшая синьорина, которая не то, что не прогнала его, так еще и  разговаривала.
Он точно должен узнать ее имя. Непременно какое-нибудь красивое, как и цвет ее волос, как и та россыпь янтарных веснушек на лице. Наверное, что-нибудь яркое, не банальное, и наверняка что-то редкое, подходящее к ее облику.
Бенволио невольно улыбнулся своим мыслям, и вот уже решительно собрался спросить, какое у этой синьорины, чтобы не пытаться придумать ей подходящее. Все равно бы ведь не угадал. Так бывает, вроде думается одно, а  после оказывается совсем другое.
– Ловите! - Монтекки ловко поймал красное яблоко, крепче обхватив его. Красные яблоки он всегда предпочитал зеленым. Как мило получилось, что эта девушка любит наоборот, зеленые. Выхватив свободной рукой из кармана зеленое яблоко, протянул ей, чуть дотронувшись своими пальцами ее ладони, после чего оставил наливной фрукт.
- Так вас зовут, прекрасная миледи? - улыбнулся он, подкинув в руке яблоко. Бенволио сделал шаг назад, облокотившись о край балкона, с интересом разглядывая девицу. - Должен же я знать с кем только что поменялся яблоками.
"И ту, что обсыпала меня зерном" - вот эту мысль будущий лорд не стал озвучивать вслух, дабы не смущать ее еще больше. И так у них начал проявляться такой милый и ненапряженный диалог. Зачем ухудшать?
- Меня Бартоломео зовут, - юноша не краснея, представился совсем другим именем, при этом, не ощущая никакого смущения от своего поступка. Он частенько так делал. Шутки ради, разумеется. Почему-то не хотелось называя свое настоящее имя. По крайней мере, пока что.

+1

9

Диана смотрела на юношу во все глаза, то и дело себя одергивая, что неприлично так пялиться на незнакомого человека. Но он был другой. Не такой как все те синьоры, которых она видела в гостях у отца и в те редкие выходы на маскарады и приемы. Он казался девушке настоящим, в нем не было напыщенности и важности, и он не смотрел на нее свысока только потому, что она – женщина, а он – мужчина и имеет в этой жизни больше прав и возможностей. В Алонсо такое было, он говорил с невестой в покровительственном тоне, но Диана старалась не замечать этого, ведь он считала, что ей предстоит всю жизнь провести с этим человеком, значит, со многим придется мириться. Так ее учила Орсола, готовя к браку. Быть кроткой и добросердечной, и если не любить, то хотя бы уважать будущего мужа. А тут, словно чертик из табакерки, появился этот юноша и одной своей улыбкой, такой теплой и открытой, обрушил все, что внушали Диане с детства. Какой там брак по расчету? Что за выгода, если жена будет всю жизнь терпеть подле себя нелюбимого мужа? Она хотела бы выйти замуж по любви, и чтобы ее будущий муж улыбался, как этот юноша и смотрел на нее так же.
- Для меня это не имеет никакого значения. – Сказала девушка, косясь в сторону своей комнаты. – И никогда не имело. Но наши слуги все еще воинственно вздрагивают от слова «Капулетти» и если бы они узнали, что на моем балконе стоит кто-то из этого клана, тут бы такое началось!
Впрочем, «такое» у бдительных слуг синьора Росси началось бы при любом раскладе. Незнакомый мужчина на балконе молодой незамужней хозяйки – повод забить тревогу, а то и попытаться спустить незваного гостя с лестницы, и потом доложить хозяину. Именно поэтому Диана тревожилась -  не подслушивает ли их кто-то сейчас. Как все-таки хорошо, что он – Монтекки, у Дианы даже мыслей не возникло, что юноша мог сказать ей неправду. Может, когда-нибудь она увидит его снова. Или даже представит отцу. Шансы на это, конечно, невелики, но мечтать Диане никто не запрещал.
- Какое оно красивое! У вас хороший вкус, синьор! - Девушка сцапала свое наливное зеленое яблоко, которое отдал ей юноша, и сжала его обеими руками, как драгоценность. Для Дианы оно, в общем-то, сейчас таким и было. Все казалось каким-то нереальным, удивительным и новым.
Она, конечно, почувствовала легкое и словно бы случайное прикосновение, но не смутилась и предпочла сделать вид, что ничего не произошло. Юноша был дерзок до головокружения, но Диане это (страшно подумать!) нравилось.
«Я, должно быть, совсем с ума сошла, раз позволила ему подняться на свой балкон», - запоздало укорила себя юная Росси, но тут же об этом забыла. Пока юноша не ушел, она не хотела предаваться бессмысленным угрызениям совести и тратить на это время. Хорошо, что отца дома нет, и если даже их заметят, пройдет еще немало времени, прежде чем он вернется и обо всем узнает.
- Диана. – Она не стала использовать ни кокетства, ни дамских ужимок, и просто назвала юноше свое имя. – Я - дочь синьора Росси, которому принадлежит этот дом. – Бесхитростно сообщила девушка. – Мы редко с отцом бываем на приемах, наверное, поэтому до сих пор с вами не знакомы. – Пояснила она, не смотря на то, что совсем не собиралась этого говорить. – А вы часто там бываете? Любите веселиться на маскарадах? Мой отец их терпеть не может.
«Остановись, Диана, ты и так сболтнула лишнего».
- Рада с вами познакомиться, синьор Бартоломео. – Поспешно добавила девушка, присев в полупоклоне, как того требовал этикет. – Позвольте, я стряхну с вас остатки зерна. – Сказала она уже тише, и на щеках ее вновь расцвели розы смущения. Ей не хотелось лишний раз напоминать о давешнем конфузе, но отпускать Бартоломео с зерном в волосах было бы неправильно. Диана сделала пару маленьких шажков и остановилась на расстоянии вытянутой руки.
«Дерзость. Неслыханная дерзость. Ну, и пусть».
Привстав на цыпочки, она быстро стряхнула зерно с кудрей и с плеч юноши платком, который намедни сама же и вышила.
- Теперь с вами все в порядке.

+1

10

- Как и у вас, прелестная синьорина! - ответил ей Бенволио, покрутив в руке спелое и красное, словно кровь яблоко. И наверняка сочное и сладкое. Уж выглядело оно очень аппетитным, по сравнению с тем зеленым, которым он поделился с девушкой. А уж тем более из рук такой хорошенькой незнакомки, так и подавно должно быть вкусным. Однако он все же удержался, пока не пробуя его на вкус, лишь убрал яблоко в карман. Как-то не очень будет вежливо с его стороны тут же приступить к поеданию фрукта, при этом еще и разговаривать с синьориной. А поговорить  очень хотелось. Зря, что ли вообще забрался на этот балкон, едва ли не свалившись в него?
- У вас прекрасное имя, Диана, - бесцеремонно произнес будущий лорд, ничуть не смущаясь этого. В конце концов, их никто не мог слышать, а разводить лишний церемониал как-то не очень-то и хотелось, учитывая, что только он и так нарушил кучу условностей уже одним своим появлением на балконе у незамужней синьорины, пусть и из своего клана. А вот увидит кто-то и все, считай, пойдут слухи и сплетни по Вероне, так охочей до них. Хорошо, что все-таки Монтекки успел забраться до того, как его кто-то смог увидеть.- Рад знакомству. Очень.
Ничуть не лукавя, добавил юноша, улыбнувшись ей. Так значит дочь синьора Росси. Вот его-то Бенволио знал, а вот про то, что у него есть такая очаровательная дочь - нет. Почему же скрывал столь прекрасный цветок, не выводя свою дочь в свет? Диана сказала, что редко бывала на всевозможных приемах. Вот почему никогда ее не видел. Это, конечно, все объясняло. Неужели синьор Росси так переживал за свою дочь? А как же поиск жениха? Или он занимается этим все лично?
- Жаль, что вас так мало на приемах, - покачал головой будущий лорд, но тут же открыто улыбнулся, демонстрируя свою симпатию к Диане. - М-м-м... раньше довольно часто. Можно так сказать, что всегда. Но сейчас как-то не до этого стало. Теперь понятно, почему я вас никогда не видел.
"И совсем не хочется..." - как-то даже с грустью подумал юноша, вспоминая бесчисленные похождения троицы друзей. И ведь каждое не обходилось без каких-либо приключений. Предаваться ностальгии было сейчас как-то совершенно не вовремя, но и не смог не подумать о своих друзьях, по которым все еще скучал.
- О, я люблю маскарады! А вы? Маски, интрига, не знаешь, кто есть кто. В этом вся прелесть в них. Не угадаешь, кто под маской - друг или враг, - Бенволио все-таки смог отвлечься от своих тяжелых мыслей, переведя взгляд на Диану. Вот что за прелестная девушка! С ней даже  думать не хотелось о чем-то плохом.
- Хорошо, исправьте уже ваше недоразумение, - Монтекки согласно кивнул, довольно улыбаясь. Ему определенно нравилось то, как она смущается. Этот милый румянец на нежных щечках. И этот робкий взгляд, когда Диана синьорина стряхивала с него остатки зерна. Просто невероятное удовольствие наблюдать за этим всем. И когда синьорина закончила, Бенволио  еще больше расплылся в улыбке.
- Благодарю вас, теперь точно все хорошо, - выдохнул он, чуть потянувшись, между делом посмотрев вниз. Никого. Можно еще остаться ненадолго и поболтать с девушкой. - И часто вы так птичек кормите?

+1

11

Как ни странно, разговаривать с этим малознакомым синьором Диане было легко и приятно. Нет, конечно, некоторые его высказывания были прямые, как летящая стрела, и также неизменно попадали в цель. Девушка смущалась, даже краснела, но все это ее скорее веселило, чем нервировало.
Обычно, встречая тех редких гостей, среди которых были в большинстве своем знакомые ее отца, Диана терялась под их беспощадно-пристальными взглядами и часто не находила нужных слов в разговоре с ними, при том, что среди домочадцев косноязычием она никогда не страдала. Она всегда поскорее старалась уйти к себе, едва выдерживая то время, которое ей по этикету следовало находиться среди гостей. На балах, куда ее несколько раз водил отец, было проще. Там легко можно затеряться в толпе, не привлекая к себе особого внимания, и никого не надо развлекать разговорами, если не хочешь. Правда, однажды отец во время бала у Монтекки подвел дочь к молодому человеку по имени Алонсо и сообщил ей, что это ее будущий муж. Просто поставил перед фактом. Не смотря на то, что юноша был хорош собой, Диана чувствовала себя в тот вечер ужасно одиноко и неловко. Ей к тому же пришлось танцевать с Алонсо и изображать смирение. Именно его следовало проявлять примерной дочери и будущей супруге. Только как это сделать, когда в груди у тебя бушует ураган эмоций? А Алонсо хоть и был вежлив и любезен, но смотрел на нее пристально и с некоторым снисхождением во взгляде, как и все те синьоры, знакомые отца, приходившие к ним в дом. Диане потребовалось время, чтобы смириться с будущим замужеством, и подружиться с Алонсо. Они, действительно, стали друзьями, и дочь синьора Росси даже успела убедить себя, что сможет со временем полюбить его.
Сейчас Диана смотрела на Бартоломео, и понимала, как ошибалась, считая, что все синьоры такие степенные, рассудительные, напыщенные, и улыбаются только по особым случаям. Этот юноша, похоже, делал, что хотел, и говорил, что думал. А улыбка у него была такая, что Диане хотелось улыбаться ему в ответ. И она, следуя его примеру, улыбалась, изредка смущенно отводя глаза, например, когда он похвалил ее имя. Никто никогда не говорил ей такого. Это было так… необычно!
- Правда, жаль. – Согласно кивнула девушка. И голос ее звучал искренне. Она пыталась представить, что было бы, если бы они с Бартоломео встретились во время приема или даже на маскараде у Монтекки, например. «Думаю, это было бы прекрасно – танцевать с ним и смеяться вместе какой-нибудь шутке, которых у него в запасе явно немало», - подумала Диана.
- Я… не знаю. – Дочь синьора Росси с тоской поняла, что веселилась на маскарадах всего два или три раза. - Наверное, да. Люблю. У меня обычно одна и та же маска в оранжево-золотистых цветах, отец говорил, что она идет к моим волосам и нарядам, и я в ней похожа на лисицу. И Алонсо тоже так…
«Считал». Диана внезапно резко замолчала, оборвав фразу на полуслове. Зря она вспомнила своего умершего жениха. Это получилось не специально. Но все же незачем Бартоломео знать. Она взглянула на юношу и в этот момент заметила мелькнувшую в его глазах грусть. Значит, он не всегда весельчак и балагур, и у него есть истории, которые лучше не вспоминать. Как он там сказал? «Но сейчас как-то не до этого стало»? Что же такого произошло у него? Расспрашивать невежливо. Вдруг это причинит ему боль? Пусть уж лучше он улыбается, а она будет улыбаться ему в ответ.
- Каждое утро. – Призналась Диана. - Птицы сами прилетают на мой балкон. Только обычно я кормлю их гораздо раньше, а сегодня припозднилась, потому что провожала отца. Он уехал по делам, поэтому наши слуги так стараются, чтобы в его отсутствие в доме все было в порядке.
Она не подумала о том, что рассказывает подобное малознакомому человеку. Диана практически с первых минут знакомства видела в Бартоломео друга, и ей даже в голову не пришло что-то от него скрывать.
- Хотите, вместе их покормим? У меня еще осталось немного зерна.

Отредактировано Diana (16-08-2016 20:40:48)

+1

12

- Хотел бы я увидеть вас в ней, - отозвался Бенволио, когда девушка упомянула про маску. Он просто на миг представил Диану в маске, и должно быть этой юной синьорине шло такое сочетание цветов к ее рыжим волосам. И встретив ее на каком-нибудь маскараде, то точно бы не упустил такую красоту из виду. Лисичка, и ее отец был абсолютно прав. Разве можно упустить из внимания лукавый блеск этих карих глаза? Монтекки казалось, что, даже смущаясь и краснея, это озорство никак не покидало свою хозяйку. И где-то в глубине души Диана ничуточки не раскаивалась за свой поступок. Хотя в нем ничего такого не было, разумеется. Собственно сам Бенволио был виноват, что слишком задумался, чтобы смотреть по сторонам. - Я думаю, что этот образ вам определенно идет.
Монтекки отвесил комплимент девушке, однако не мог не заметить то, как синьорина резко оборвала свою фразу на имени Алонсо. Но ему хватило тактичности и деликатности, чтобы не интересоваться, кто же все-таки такой этот Алонсо? Друг, знакомый, приятель, может быть жених? А может быть и муж? Трудно судить, на самом деле, учитывая, что девушек выдавали замуж чуть ли не в двенадцать лет. Навскидку будущий лорд предположил, что девушке могло быть и шестнадцать, а может и все девятнадцать. Такая разница незначительна. Хотя, с другой стороны, на Диане не было траурного одеяния вдовы, так что вряд ли она успела побывать замужем. Монтекки поймал грусть во взгляде, значило ли, что этот человек для нее был важен? Почему-то юноша чувствовал, что и у дочери Росси был человек, который умер когда-то и по которому она все еще скучает или грустит.
- Да? Значит, вы каждое утро обсыпаете горожан зерном? - Бенволио, точнее, Бартоломео рассмеялся, решив поддержать девушку, чтобы самому не увлечься не самыми лучшими воспоминаниями. В конце концов, он сам все еще переживал из-за смерти друзей. И только-только начал отпускать от себя мысли о них. С Дианой же было так просто, будто они были знакомы уже не первый день и, вообще, сейчас находились не на балконе синьорины, а где-нибудь в парке. - Я ни разу в жизни не кормил птиц. Странно как-то.
Признался будущий лорд чуть смущенно, но при этом довольно улыбаясь. На самом деле, кормить птиц или какую другую живность не входило в список того, что должны уметь делать мужчины. Они должны уметь фехтовать, уметь держаться в седле, знать правила приличия. В принципе, даже уметь писать и читать не считалось таким важным навыком, как владение мечом.
- Хм...Почему бы нет? Да, давайте, - легко согласился Монтекки. Все же ему хотелось чуть дольше задержаться, чтобы переговорить с этой милой синьориной. А так был отличный повод, чтобы остаться на этом балконе. Может все-таки стоило пригласить Диану прогуляться куда-нибудь? Интересно, она согласится или откажет практически незнакомому синьору? Бенволио взял немного зерна, чтобы бросить вниз. Птицы явно ждали этого момента, слетевшись отовсюду, откуда только вообще возможно. - Ого, сколько их тут много. Да у вас просто талант приручать их. Теперь ваша очередь бросать. Только не попадите в кого-нибудь еще. Не хочу, чтобы кто-то еще забрался сюда в праведном гневе.
Монтекки шутил, разумеется, но ему правда сейчас было хорошо на душе. Словно вернулся назад в то время, когда не было такой серости и одиночества.

+1

13

- Может, когда-нибудь и увидите.
«Хотя теперь отец вряд ли так скоро примет приглашение на балы и маскарады».
Мысль об Алонсо пришла, навеяв грусть, и тут же исчезла, растворилась, как будто ее и не было. Вокруг бурлила жизнь, пели птицы, цвели деревья. Небо было голубым и чистым, легкий ветерок шаловливо играл прядями волос цвета меди.
Диана словно видела этот мир впервые, как будто юноша, ворвавшийся в ее жизнь таким странным образом, сорвал пелену с глаз, так что краски стали ярче и звуки чище. Она смотрела в его глаза, в глубине которых затаились искорки веселья, и забывала обо всем, что ее тревожит или печалит. «Что происходит? Почему я не гоню его возмущенно со своего балкона? Наоборот, желаю, чтобы он задержался здесь подольше?». Эти мысли потрясали ее, переворачивали все возможные устои с ног на голову, заставляя Диану краснеть и смущаться, улыбаясь украдкой.
- Нет, это только вам так повезло. – Ответила девушка, поддерживая затеянную юношей  маленькую игру. - Что благодать в виде зерна досталась не птицам, а вам.
Девушка тихо рассмеялась, опустив глаза. Случись подобное с теткой Инесс, уж она бы повела себя с соблюдением всех правил и приличий. Сначала завопила бы на всю улицу, оповещая слуг и соседей о злодее, забравшемся на балкон похитить ее имущество, а, может, даже и честь. А потом с мыслями о позоре лишилась бы чувств, театрально вскинув руки и расправив юбки, чтобы даже обморок ее был с соблюдением всех правил приличия. Диане следовало сделать то же. По крайней мере, именно так ее учила Инесс реагировать на проявления непочтительности или даже наглости со стороны молодых людей. Но дочь синьора Росси и не думала делать ничего подобного. Она решила, что будет укорять себя потом, а сейчас еще немного поболтает с этим милым молодым человеком.
Конечно, они рискуют. Но Диана слишком долго жила взаперти. Слишком часто ее жизнью распоряжались другие люди. И гнать от себя того, кто отнесся к ней так по-доброму, и не смотрел свысока, было бы глупо. Пусть даже это и против правил.
Услышав, что Бартоломео вовсе не против покормить вместе с ней птичек, Диана просияла. Все-таки этот синьор отличается от всех, кого она знает. И это прекрасно, и очень необычно. Она даже забыла на какое-то время, что видеть их вместе на балконе не должен никто. Просто отвлеклась от всех мыслей, которые могли ее расстроить. Рядом с Бартоломео ей было так тепло и спокойно.
- Держите. - Диана собрала с подноса горсть зерна и насыпала его юноше в ладонь.
В этот момент где-то в густой кроне деревьев защебетали пташки, которые словно только и ждали, когда их, наконец, покормят. В воздухе перед балконом тут же замелькали десятки ярких крылышек, Диана улыбнулась, увидев, как птички слетаются к знакомому месту в ожидании угощения.
- Талант? – Девушка, не отрываясь, наблюдала, как ее маленькие крылатые друзья набросились на зерно, брошенное мужской рукой. – О, нет. Просто они знают, что здесь их никто не обидит, и всегда угостят чем-нибудь вкусным. Самые смелые иногда даже залетают на балкон. – Дочь синьора Росси улыбнулась и тоже бросила горсть зерна, предварительно, правда, посмотрев, не проходит ли кто-то мимо. Бартоломео был прав, лучше не рисковать и проверять – нет ли внизу прохожих. Правда, о сегодняшнем происшествии Диана не жалела нисколько, ведь именно из-за этого она познакомилась с юношей. И очень хотела бы увидеть его вновь. Только возможно ли это? Впрочем, если он проходил сегодня под ее балконом, может, и еще когда-нибудь пройдет. В ее нынешнем положении такая случайная встреча была более вероятной, чем тот же праздничный маскарад или званый прием.
В этот момент Диана услышала, как в ее комнате открывается дверь. То ли Орсола, отдохнув, решила проведать хозяйку, то ли кто-то из слуг заметил незнакомого юношу на балконе дочери синьора Росси и намеревался спасти ее.
- Кто-то идет. – Прошептала Диана, косясь на балконную дверь. Из-за полупрозрачных занавесок она не могла толком рассмотреть вошедшего. – Я хотела выпустить вас через дверь, как полагается, но теперь путь в комнату отрезан.

+1

14

- Я уже это заметил, что они только и ждут, чтобы их покормили, - улыбнулся Бенволио, смотря, как птицы склевывает зернышки, брошенные им. А после зерна проса бросила и синьорина, тем самым обрадовав своих крылатых друзей новой порцией угощение. Надо признаться, было забавно смотреть за этим. И на душе было какое-то умиротворение, которое он уже и позабыл, когда последний раз чувствовал, с тех пор, как случились те трагические события в Вероне. И вот сейчас Бенволио даже  перестал об этом думать, изредка бросая взгляды на милую синьорину, чьи щеки были украшены янтарными веснушками. И, несмотря на то, что девушки старались избавиться от них, Диане определенно они шли. Как и рыжие волосы, сравнимые разве что с весенними солнечными лучами. Да, она отличалась от всех синьорин Вероны, выделяясь на их фоне, но это было ее плюсом.
- Самые смелые залетают к вам на балкон? Надеюсь, это не было намеком в мою сторону. - Монтекки удобней встал на балкончике синьорины, чуть развернувшись к ней лицом. С такого ракурса было удобного наблюдать за ней, однако, при этом, не смущая ее, так как со стороны казалось, что Бенволио также смотрит за птицами, которых стало еще больше. Они-то и создавали этот несравненный шум, который, к счастью, не привлек лишнего внимания. Лишние вопросы о том, что здесь делал абсолютно посторонний молодой человек, ему были совсем не нужны. Как и этой прекрасной синьорине. Не хватало еще, чтобы по городу поползли сплетни. Но ему и, правда, хотелось взглянуть на ту, что так неловко обсыпала его зерном. И это действительно стоило того. - А то вдруг. Я тут тоже практически к вам залетел, ничуть не смущаясь этого. Но я должен был как-то получить ваши извинения лично, стоять внизу и слышать как-то совсем не то. И потом, у нас совершился чудесный обмен яблоками.
"Какая милая, даже когда смущается", - не мог не подумать будущий лорд клана Монтекки, внимательно изучая молодую синьорину. Как же все-таки он пропустил столь интересную особу, причем из собственного клана. Эта мысль не давала ему покоя. Диана говорила, что бывала мало на приемах, но, черт, разве можно было пропустить столь красивую девушку с редким цветом волос для солнечной Вероны. Хотя каких только оттенков волос не было у местных красавиц. Но вот такого, как у Дианы он не видел ни у кого.
- Ведь правда? - Бенволио было хотел добавить, только синьорина в этот момент прошептала, что кто-то зашел в комнату. А это значило, что Монтекки пора покинуть балкончик девушки, чтобы не скомпрометировать ее. Кто знает, кто там на самом деле? Может, служанка, а может еще кто-то. - Я слезу, как и залез. Не волнуйтесь. Слушайте...А давайте, если вы не против, встретимся завтра около полудня возле фонтана на главной площади? Я буду вас там очень ждать.
Ему действительно хотелось увидеть эту синьорину еще раз. И он надеялся, что Диана не откажет. Все-таки такое людное место не должно отпугнуть юную деву. Это, скажем, не где-нибудь в парке, далеко от людских глаз. А так, он еще раз сможет ее увидеть. Если, конечно, так согласится.
- Завтра, в полдень, - произнес  будущий лорд, перелезая через перила балкона, чтобы не быть застигнутым в любой момент. Уцепившись за толстый стебель плюща, Монтекки спустился вниз, теперь уже без эксцессов. О еще постоял под балконом минут пять, лишь после отправился назад в поместье, ощущая, как яблоко приятно оттягивало ему карман.

+1

15

В комнате снова послышался неясный шум. Это подтверждало опасения Дианы, что там кто-то есть. И, судя по тому, что этот «кто-то» не спешил к балкону, а предпочел затаиться, он подслушивал. Выведывал, чем занимается дочь господина на балконе. «Не думала, что в нашем доме есть шпионы», - с горечью подумала девушка. Конечно, если там Орсола, то это другой разговор. Нянька не выдаст, просто она любопытна от природы. И еще она блюдет честь своей воспитанницы, точно Цербер. Но вряд ли Орсола стала бы вот так подслушивать, скорее бы уж сразу ворвалась на балкон, точно каравелла на всех парусах. Возможно, тетка приставила к Диане кого-то из слуг в качестве соглядатая, пока отца нет дома. Только зачем? Ее племянница ведь и так никуда почти не выходит без сопровождения.
Вопрос этот следовало прояснить как можно скорее, Диана не желала, чтобы кто-то следил за каждым ее шагом. Ее это возмущало до глубины души. Словно она не дочь синьора Росси, а какая-то преступница. Рыжеволосая решила, что займется этим, как только проводит своего гостя. Жаль, что теперь нельзя сделать это как положено – через дверь. Диана, не смотря на ее природную доброту, негодовала: «Словно я не хозяйка дома, а арестантка!».
Однако, фраза, произнесенная Бартоломео, направила мысли в иное русло. Как он сказал?
«Давайте встретимся завтра около полудня возле фонтана на главной площади?». Сердце замерло, а потом забилось часто-часто, Диана опустила глаза, чтобы юноша не заметил смятения на ее лице. И робкой радости во взгляде. Да! Вопреки всем правилам, этикетам и строгому воспитанию Диана была бы рада возможности увидеться с этим милым молодым человеком снова. И прямо завтра, а не когда он снова будет проходить под ее балконом.
Мысли понеслись с лихорадочной скоростью. «Что ответить? Сказать сразу же «да» - неприлично. Он может решить, что я дурно воспитана. Сказать «нет»…. Пресвятая дева, да у меня язык не повернется отказаться от встречи!». В комнате, тем временем, шум усилился. Диане даже показалось, что занавеска чуть сдвинулась, и девушка закрыла собой проем – если кто-то захочет выйти на балкон, у Бартоломео будет в запасе пара лишних мгновений, чтобы исчезнуть.
От того, что за ними могут подсматривать, дочери синьора Росси стало мерзко. Как будто кто-то пытался захватать грязными руками то светлое чувство, которое зарождалось в ее сердце к этому юноше. Но лучше пока не думать об этом и решать проблемы по мере их поступления. Препираться с юношей в ответ на его предложение, даже просто для вида, времени не было.
- Хорошо, синьор. Я приду. – Кивнула Диана, глядя на Бартоломео умоляюще, безмолвно прося, чтобы он не медлил и уходил. - Завтра, в полдень. – Повторила она тихо, кивая.
Девушка с замиранием сердца наблюдала, как юноша с поистине кошачьей гибкостью перебрался через бортик балкона и уцепился за плющ. Мгновение, и он исчез из поля зрения, а Диана, прикрыв глаза, прислонилась к стене. Все произошедшее потрясло ее и пока не укладывалось в голове. Только сейчас до нее стал доходить смысл произнесенных слов: «Хорошо, синьор. Я приду». Она пообещала ему, что завтра явится на встречу к фонтану на главной площади. С одной стороны, юноша выбрал оживленное и многолюдное место. Это хорошо, и никак не противоречит правилам приличия. С другой – все это очень напоминает свидание. «Как сообщить об этом Орсоле, которая должна меня сопровождать и не вызывать поток вопросов?».
Диана вздохнула. Она была счастлива, что познакомилась со столь милым юношей пусть и таким странным образом. Но все так сложно, что любой неверный шаг может привести к беде. У девушки даже в какой-то момент мелькнула мысль, чтобы не ходить на встречу вовсе. Но она тут же отогнала ее. Ей хотелось еще раз увидеть Бартоломео и его солнечную улыбку.
Но сначала надо выяснить, кто за ней шпионил и с какой целью. Диана развернулась и решительно вошла в комнату, прихватив с собой яблоко, которое еще помнило тепло рук Бартоломео.

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Анонс "RetJ" » Una storia importante, quello che sei tu