Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: сцена » C'est pas ma faute


C'est pas ma faute

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s3.uploads.ru/t/Ljz83.png
Лучший эпизод сезона: весна 2016

● Название эпизода: C'est pas ma faute/Это не моя вина
● Место и время действия: день пятый, дом семьи Мартино, после полудня.
● Участники: Marcella, Tybalt Capulet
● Синопсис: После того как Парис, после удачного разговора с лордом Капулетти, ушел, в доме началась суета по подготовке к предстоящему балу. Глава клана отправляет Тибальта к синьору Мартино, чтобы отдать ему бумаги и шкатулку, которую тот просил вернуть. И, заодно, напомнить про завтрашний бал. Племянник леди не особо горит желанием выполнять это поручение, но решает не противиться, потому и идет выполнять поручение.

0

2

Жизнь после... А как ещё можно назвать этот день? Для многих вчерашний день не стал чем-то примечательным. Не было никакого праздника, ни городского, ни церковного. В доме семьи Мартино тоже ничего не произошло. Так считали все, кроме Марселлы. Для неё прошлый день стал особенным. Она надолго запомнит его (хотя и очень хотела забыть тот момент). Вчера она сказала Тибальту о своих чувствах. Пусть вышло совсем не так, как хотелось. Пусть красивые слова пришли только потом, но Марселла набралась храбрости сказала синьору Капулетти о том, что любит его.

Молчать долго она не смогла. Поэтому тем же вечером всё разболтала Летиции. Сестра обещала никому не говорить, но отреагировала как-то неоднозначно. На то она и старшая сестра, наверное. Марселла начинала замечать в её словах долю правды, что и начало её беспокоить. Например, синьорина Мартино стала переживать, что ответа Тибальта она так и не услышала. Он ведь не сказал "да", но и не отказал. Как же теперь понимать? Что он чувствует? Марселла тешила себя мыслью, что милый ей сердцу синьор может быть пока не разобрался в своих чувствах. Или какие-то думы и печали заставили его повременить с ответом. В общем, влюблённая Марселла свято верила в то, что его поступкам есть объяснение. Просто пока оно ей неизвестно.

К слову, эту ночь, первую за пять дней, Марселла спала очень хорошо. Отдохнула от души и даже не хотела вставать утром, когда пришла пора. Ела она тоже с большим аппетитом. И только по дороге в церкви в голову начали лезть нехорошие мысли о Тибальте. Марселла заметно приуныла, что заметила даже служанка. А матушка и вовсе засыпала вопросами, на которые синьорина не могла дать вразумительного ответа.

После службы она решила провести день с Летицией, чтобы отвлечься от тревог. Однако старшая сестра как-то быстро решила отдохнуть. Марсела, конечно же, мешать не стала. Тогда она взялась за чтение Данте. Тот самый сборник, который был привезён из Ватикана и за короткое время успел побывать в воде и доме наследника клана Монтекки.
Она читала про себя, устроившись в кресле и думала:
"И как точно сказано. Словно про нашу прогулку с Тибальтом... Правда мне было страшно даже посмотреть на него. Не то, чтобы касаться рукой. Но когда он сам взял за руку... Ах, это было просто незабываемо! Никогда не забуду это прикосновение! Взял за руку... Просто так... Не потому, что у меня закружилась голова или подкосились ноги, а просто так... Потому что ему было приятно? Значит, он всё-таки питает ко мне ответные чувства?.."

Марселла крепко обняла книгу и закрыла глаза.

Отредактировано Marcella (18-05-2016 19:39:43)

0

3

"Отлично, нет, это просто великолепно!" - когда этим утром лорд Капулетти позвал Тибальта к себе, главный задира Вероны думал все что угодно, но только не такой поворот. Нет, племянник леди давно подозревал, что синьор его всего лишь терпит и только из уважения к своей супруге, до сих пор не выставил прочь из дома. Но только, одно дело терпеть, а другое, использовать как какого-то слугу!
"Зайди к синьору Мартино и отнеси ему эту шкатулку и эти бумаги," - нельзя было сказать, что поручение было сложным или обременительным. Даже наоборот – лишний повод вырваться из дома, где уже вовсю шла подготовка к завтрашнему балу. Но все равно – где это видано, чтобы благородный синьор шел передать что-то. Немыслимо!
"Почему было Самсона не отправить, или Грегорио? Или же лорд хочет отправить меня из дома, чтобы я не мешал подготовке к торжеству своей постной миной?" - пожалуй, это было одно из самых явных объяснений. Сегодня, когда дом посетил граф Парис, кошачий царь явно дал понять свое отношение к визиту этого синьора, а еще больше к цели этого визита. И откуда он только взялся? И почему ему нужна именно Джульетта? Неужели мало в Вероне красавиц, что он выбрал самую нежную и прекрасную из них?
"Да, именно поэтому," - ответ крылся в самом вопросе. Потому и выбрал. Потому и пришел в дом Капулетти. Одна из самых очаровательных невест города, да еще и дочка влиятельного синьора. Самая что ни наесть удачная партия. И точно такой же удачной партией был и сам Парис для юной девицы. Богат, хорош собой, еще и в родстве с самим герцогом Веронским. Чем не мечта для любой девушки?
"Мечта… быть может и мечта, но только я видел глаза Джульетты, когда перехватил ее сегодня. Ей страшно, она не хочет выходить замуж за синьора, которого знать не знает. Да только таков удел девиц в городе. Судьбу их решают родители, и они выбирают, кому отдать свое дитя. Быть может это в чем-то справедливо, но…" - нет, стоило признать, и признать давно, что причина того, что у Тибальта так клокотало в груди, была совсем не в том, что он так сильно волновался о судьбе кузины. Для него любой мужчина претендовавший на нее был врагом и предателем. И все лишь потому, что у любого из них было больше шансов заполучить Джульетту чем у него. Но не у Тибальта.
К дому синьора Мартино племянник леди подошел мрачнее тучи и, должно быть, совершенно забыл о том, в этом доме живет синьорина, которая, как неожиданно оказалось, испытывает к нему нежные чувства. Какое ему было до этого дело, когда на душе вовсю кошки скребли? Весь путь до этого дома кошачий царь даже не смотрел по сторонам, а выражение лица было такое, что едва ли кто-то решился бы перейти ему дорогу, и, что еще маловероятнее, попытаться остановить. Должно быть после такой сцены по городу поползут слухи, что неистовый Тибальт собирается прикончить кого-то. Но, нет, в этом судьба сегодня благоволила даже Монтекки, которые, по какой-то счастливой случайности, не попались ему на пути.
- Скажите синьору Мартино, что к нему Тибальт Капулетти, с личным посланием от лорда, - холодно проговорил молодой человек, появившемуся в дверях слуге. Тот на миг онемел встретив крайне тяжелый взгляд темных глаз, но тут же закивал и, пролепетав что-то о том, что «синьор, можете подождать господина в саду, он немного занят», скрылся где-то в недрах дома. И правильно сделал, потому что иначе испытал бы на себе всю полноту негодования гостя. Это еще как понимать «подождать в саду»?! Или Тибальта уже и в дом приглашать не хотят?! Приглушенно зашипев сквозь зубы, Капулетти быстрым шагом направился в заданном направлении. Впрочем, пожалуй, предложение это было не таким уж и необоснованным. В саду в это время было как раз вполне хорошо. Тень изгороди и листва раскидистых деревьев спасали от утомительной дневной жары.
"Черт с ним. В саду, так в саду", - положив шкатулку и бумаги на одну из скамеек в тени дерева, Тибальт, сложив руки на груди, дожидался хозяина. Очень хотелось надеяться, что тот не настолько надолго задержится.

0

4

Марселла никуда не спешила, а потому могла позволить себе немного побывать в мире грёз. Она то мечтала о счастливом будущем с Тибальтом, то просто вспоминала своего возлюбленного в их последнюю встречу. Пыталась припомнить всё до мелочей: его интонации, выражение лица, слова, поступки. Всё до мелочей. Потом рисовала себе то, как однажды Тибальт придёт к ним домой и попросит её руки, как говорила Летиция. И Марселла верила, что противиться отец будет сосем недолго. Матушка сможет на него повлиять.

Так она и сидела, крепко обняв сборник сонетов Данте и не прочитала более ни строчки. Из мира грёз на грешную землю, где не всё было так радужно и прекрасно, как того хотелось, вернули чьи-то шаги. Марселла уже давно изучила поступь каждого в доме. Отец всегда куда-то спешил. Ходил тяжело, большими шагами и громко топал. Матушка наоборот ходила почти неслышно, а если и спешила куда-то, то семенила. Надо сказать, что за ней в этом случае даже отцу было сложно угнаться. Летиция, как казалось Марселле, ходила очень легко, словно фея, порхающая с цветка на цветок, и никогда никуда не торопилась. А это был шаг незнакомого человека. Гость ступал осторожно, но твёрдо, словно хищник на охоте.

"Тибальт?" - от последней мысли даже сердце ёкнуло. Она не думала увидеть своего возлюбленного так скоро!
Марселла открыла глаза. Да, действительно. Совсем неподалёку Тибальт присел на одну из скамеек в саду. Марселлу он кажется не заметил. Девушка затаила дыхание, не зная стоит ли ей и дальше понаблюдать со стороны или же поприветствовать гостя.
"Неужели он..." - сборник Данте был небрежно брошен на колени и забыт, - "... нет... Да на нём лица нет! Я совсем не хочу, чтобы с таким выражением лица Тибальт просил моей руки... Может быть, у него что-то случилось? И что он делает у нас? А, наверное пришёл от лорда к отцу по делам..."

Как отметила Марселла Тибальт обычно не особо приветствовал улыбку и почти не смеялся, но в этот раз ей показалось, что его одолели какие-то тяжёлые думы, безысходность...
"Что же у него произошло? Надеюсь, дело не в нашей вчерашней прогулке? Если бы я только знала, но нет... Его душа - потёмки... Он очень скрытен", - Марселла даже немного привстала со скамейки, чтобы получше разглядеть лицо возлюбленного.
Сборник сонетов плавно соскользнул с колен и с глухим звуком упал на землю.

"Проклятье!" - качнула головой Марселла.
Естественно, после этого она уже не могла оставаться незамеченной. Девушка поднялась на ноги и, пряча растерянность за улыбкой, подошла к гостю.

- Здравствуйте, синьор... Какой неожиданный визит, - Марселла присела в реверансе, но видя мрачное настроение Тибальта, она быстро убрала с лица это неуместное веселье. - Очень рада вас видеть.

0

5

"Видел ли я свою жизнь иной, хоть когда-нибудь?" - синьор Мартино не спешит выйти к своему гостю, а потому у Тибальта появилось время, чтобы погрузиться в свои мысли. Не любил он это дело, особенно в последнее время. Слишком уж неприятными были эти самые мысли. И слишком безрадостным, нужно признать, стало его существование в последнее время в доме Капулетти. В какой момент это произошло? Когда племянник леди начал чувствовать себя в этом доме чужаком? Должно быть, именно само осознание пришло сравнительно недавно. А может, в те момент, когда вместо благодарности, которую он ждал, ему, наоборот, ставили его поведение в вину. Не только же ради своего удовольствия Тибальт устраивал стычки с Монтекки.
"Сколько я себя помню, меня учили, что их клан это враги. И что я должен ненавидеть своих врагов, должен уничтожать их, будто блудливых псов. Но что я получил в итоге?.." - сидеть на месте не получалось. Капулетти уже успел присесть на скамью, снова встать, пройтись, остановиться на месте, размышляя. Такое ощущение называют "кошки на душе скребут". И они скребли, и с каждым разом все сильнее. Потому на душе и не было покоя и с каждым днем все больше. Как же сильно хотелось сейчас ввязаться в потасовку, выпустить пар, да и просто поставить зазнавшихся Монтекки на место. Вот только теперь и этого сделать было нельзя. Приказ герцога – каждый, кто затеет драку, будет казнен. Это Тибальт слышал своими ушами. Должно быть, терпение правителя Вероны достигло предела и вот результат.
- Мм? – чей-то голос рядом и Капулетти резко оборачивается. Впрочем, тут же на губах появляется чуть заметная ухмылка. Действительно, как он мог забыть? Должно быть Марселла услышала, что в дом кто-то пришел, и поспешила встретить гостя. Как это мило с ее стороны. Но лучше бы вместо нее пришел ее уважаемый родитель, который и так заставлял ждать. А ждать Тибальту ох как не нравилось.
- Доброго дня, синьорина Марселла, - вежливый поклон в ответ и вновь чуть заметная улыбка на губах. – Лорд Капулетти отправил меня сюда по одному делу к Вашему отцу. Но, похоже, отец Ваш еще занят, потому попросил меня подождать здесь.
Думала ли Марселла, что племянник леди Анны пришел к ней? Должно быть. Как еще может думать влюбленная девушка. Но только у кошачьего царя не было желания сейчас играть в эти игры. Слишком паршиво было на душе для этого. Слишком много тяжелых мыслей не покидало голову даже сейчас. Нет, особенно сейчас.
- Как Ваши дела? – а дальше светская беседа, чтобы немного занять время. Только если бы этими речами можно было, хоть немного скрасить время ожидания. Едва ли.
"Что еще? Спросить как самочувствие у ее сестры и как та переживает утрату супруга? Будто мне есть до этого дело", - это было верно, особенно при том, что Тибальт и не был знаком ни со старшей дочерью синьора Мартино, ни, тем более, с покойным супругом ее. А потому, в этом вежливом разговоре, племянник леди Анны решил затронуть тему только самой Марселлы.

0

6

"Он великолепен даже в печали", - протянула в мыслях Марселла осторожно взглянув на гостя.
Она ещё улыбалась, но уже без притворства. Улыбка была совершенно искренней. Марселла была рада встречи с Тибальтом. И очень многого ждала от его визита. В частности, надеялась, что слова сестры окажутся пророческими, но юноша сам сообщил причину своего визита. Безусловно, это Марселлу расстроило, но она ещё верила в то, что между делом Тибальт возьмёт и сообщит её отцу о том, что у него серьёзные намерения по отношению к синьорине Мартино.

- Синьор Мартино собирается за новым товаром после бала, - ответила неловко Марселла, теребя рукав. Зачем-то она добавила, - перед плаванием он всегда очень занят. И очень злится, когда его отвлекают...

Только потом она поняла, как это звучит из её уст. Так, словно она мягко намекает Тибальту о том, что ему лучше не говорить с синьором Мартино и проваливать отсюда. Едва испытав чувство, словно на неё вылили ушат ледяной воды, Марселла заикаясь поспешила исправить положение:
- Но Ваш визит, разумеется, чрезвычайно важен для него. Он уделит Вам время как только ему сообщат и он освободится. Синьор Мартино, кажется, даже говорит о том, что ждёт какого-то важного решения лорда.

"Достаточно", - остановила себя Марселла, прикусив губу. - "Только бы не разозлился!"
Очень скоро с её лица пропала даже искренняя улыбка, увидев что гость находится, мягко говоря, не в настроении. Может быть, его выражение лица и изменилось с тех, пор как она выдала своё присутствие, но Марселле посчастливилось видеть то, каким Тибальт был в одиночестве. А его явно что-то тревожило.

- У меня всё хорошо, синьор Капулетти. Спасибо, - от волнения Марселлу пробило на смех и она глупо захихикала. Правда девушка быстро замолкла.

Она осторожно присела рядом.
- А как вы поживаете?
Пауза. Марселла боролась с собой и своим любопытством. Она очень хотела узнать, что же случилось, что так сильно расстроило Тибальта. Может быть в семье Капулетти произошло несчастье? Нет, а если бы так и было, то семья Мартино уже бы знали об этом.
- У вас всё хорошо?..

0

7

"О, я прекрасно знаю о том, что синьор Мартино собирается в поездку. Это и было одной из тех важных причин, почему синьор Капулетти прислал с этой шкатулкой и бумагами именно меня, хотя мог отправить любого свободного слугу", - в ответ же Тибальт только тихо хмыкнул. Как ему объяснил лорд – все слуги заняты приготовлениями к балу, потому и отправляет его, а и, к тому же, чтобы шкатулка была в сохранности. Вроде как с ним это было безопаснее чем с кем-то из слуг. Что если Монтекки нападут? Вот только все равно звучало все это как глупые отговорки. Племянник Капулетти был унижен такой просьбой. Нет, не просьбой. Таким приказом. Лишний раз напоминает родственнику жены его место? Отлично, пусть так.
Вот только сейчас не время было пылать яростью. Все равно это не даст ничего, а тем более в этом доме. А уж тем более рядом с этой девушкой, которая смотрит на Тибальта влюбленным взглядом и чуть ли не каждое его слово вдыхает. Наивное дитя. Глупое влюбленное дитя.
- Не стоит волноваться, синьорина Марселла, я подожду вашего отца, мне спешить некуда, - фраза эта была сказана спокойно, и даже немного скучающе. Будто у него выбор есть. Подождет сколько придется. Не может же он оставить эту ценную шкатулку и не менее ценные документы здесь и уйти? Не может, конечно, как бы сильно не хотелось этого сделать.
- И, насколько я знаю, ему уже должны были сообщить, - Капулетти отвел взгляд, будто его сейчас очень заинтересовал куст рядом со скамейкой. Сам же при этом, он будто и видел его, настолько разум был погружен в безрадостные мысли.
- Мм? Простите? – Марселла что-то спросила, в то время как Тибальт попустил ее вопрос мимо ушей. Кажется что-то про то, как у него дела. Как дела? Паршиво дела. Хуже и не придумаешь. Только стоит ли ей рассказывать об этом?
Кошачий царь повернулся к девушке, вглядываясь в ее перепуганный взгляд и растерянную улыбку и снова едва сдержался чтобы не хмыкнуть. Вот что за девица? Такое ощущение, что стоит ей что-то не так сказать, и все, высекут розгами. Хотя, черт его знает, какие нравы царят в семье Мартино. Может у них так принято.
"Все ли у меня хорошо?.." – почему-то сейчас этот вопрос напомнил недавний разговор с Джульеттой. Да, в тот самый день, когда Тибальт увидел убегающую Марселлу на площади. В то утро он хотел поговорить с сестрой. Черт подери, он был готов признаться ей в своих чувствах! Вот только, когда понял, что Джульетта будто не слышит его, отбросил эту идею прочь. А теперь…
"Теперь будет бал, на котором она встретит своего будущего мужа. И так и не узнает о том, о чем болит мое сердце…" – и вот перед ним была девушка, которая, быть может, чувствует то же самое. Но то же самое ли?
- Скажите, Марселла, вам никогда не казалось, что вы в клетке? Что какие-то рамки держат вас и не дают сорваться туда, куда просит душа? – Тибальт не знал, зачем спрашивает об этом у этой немного странной девушки. Быть может потому, что держать это в себе больше не получалось.

+1

8

Марселла ждала его ответа. Даже дыхание затаило. Сама мысль о том, что она может говорить с Тибальтом уже была не в новинку. Но всё равно дрожь пробивала, когда Марселла слышала его голос. Что же должна дама делать в этом случае? Что в теории нужно делать девушке, которая рассказала синьору о своих чувствах к нему, а он пока медлит с ответ? Хороший вопрос. Наверное, дамы не так часто попадают в подобное положение. Ведь им говорить о своих чувствах к синьору открыто не следует. Можно флиртовать, кокетничать и намекать. Только вот Марселла не умела ничего из предложенного списка. А может быть, и могла бы, но все эти качества дремали где-то глубоко внутри.

Неоднозначный ответ Тибальта немного озадачил синьорину Мартино и она даже задумалась. Правда решила не медлить сильно с ответом.

- Да, меня посещало такое чувство. Ужасно и то, что другие никогда не замечают и не могут понять почему то, что раньше нравилось теперь становится невмоготу, - ответила девушка и даже удивилась как это слова подобрались сами собой.
Может быть, Марселла и не умела вести беседы и часто говорила то, что совсем не имела ввиду, но не была дурой (по крайней мере, себя не считала таковой и не верила тем, кто её так называл). Она быстро сообразила, что у Тибальта на душе не спокойно. Что-то его сильно тревожило. Что-то такое, о чём он молчал и ни с кем не делился. Но горе, как и радость, всегда сложно удержать внутри себя.

- А у вас тоже бывало такое чувство? - осторожно поинтересовалась в ответ у Тибальта.
Она выпрямилась и взглянула на синьора, на того, которого считала счастливым и беспечным. Она ведь видела его в окружении девушек и друзей. Как странно, что ему не приносит это радости! Да приносило ли когда-нибудь? Марселла не смотрела на юношу с жалостью. Нет, скорее с сочувствием и желанием помочь. Как-нибудь облегчить его душевные муки. Потому что знала, каково это когда не с кем поделится тем, что тебя тревожит.

Девушка осторожно коснулась ладонью его плеча. Лично для неё это уже было большим достижением. Ведь раньше она делала над собой большие усилия, чтобы просто поговорить с ним. Однако в тот момент она просто не успела даже испугаться. Всё внимание было приковано к Тибальту.

0

9

"Вот как? Это чувство ей знакомо? – кошачий царь чуть склонил голову набок, слушая то, о чем говорит Марселла. А говорила она очень знакомые ему вещи. Да только в той ли мере это все было ей знакомо? Разве может синьорина позволять себе подобные мысли? Примерная дочь должна во всем слушать своего отца и мать и даже не мыслить о том, чтобы пойти против их воли. Если родители выбрали для девицы достойного, на их взгляд, жениха, она должно покорно опустить взгляд и пойти с ним под венец. – Но даже забавно слышать от нее это. Странная синьорина, ничего не скажешь…"
- Да, синьорина, к сожалению, знакомо, - наконец отозвался Тибальт, продолжая смотреть на девушку почти в упор. Отведет ли она взгляд или будет продолжать так же смотреть на него? – Вы говорили тогда, что у меня не было другого выбора, когда я потерял родителей. Быть может так и есть, но с тех пор ничего не изменилось. Я так и остался для семьи Капулетти лишь бедным родственником, которого они терпят скорее из жалости или из-за каких-то родственных чувств.
Зачем было рассказывать все это? Быть может потому, что племянник леди был почти уверен в том, что эта странная девушка не расскажет ничего. Тем более, так сильно в него влюбленная. Пусть это будет как его ответная исповедь.
"Не верит? Конечно, должно быть ей всегда казалось, что у меня жизнь полна побед и наслаждений. И будто все эти стычки я устраиваю только для своего удовольствия?" – сможет ли она понять?
- Я живу так, как меня научили. С малых лет мне сказали, что нет ничего важнее семьи Капулетти. И тех самых лет я делал все, чтобы защищать ее, - да, быть тем, кто защищает ее честь, - осторожно отстранившись, так что ладошка девушки соскользнула с его плеча, Тибальт продолжил. – Но взамен я получаю лишь упреки в том, что наоборот, позорю ее. Что моя дурная репутация не делает чести не мне, ни всему клану.
"Сначала они говорят мне, чтобы я ненавидел Монтекки и когда я ненавижу их всей душой, получаю упреки, что слишком часто позволяю устраивать стычки с ними," – как будто главы клана сами не могут определиться, чего же хотят от своего племянника. Неужели и это она понимает? Едва ли. Еще под вопросом что в ее понимании эта самая "клетка". Можно ли сравнивать те правила приличий и традиции, которые заставляют девушку вести себя пристойно, ни в чем не перечить родителям, и когда в чем-то ограничивают молодого синьора, которого сами же и призывали каждый раз к борьбе против вражеского клана? Может ему и здесь что-то недосказали? Или же он понял что-то не так? Паршиво все это, ничего другого не скажешь.

+1

10

И кажется настал тот момент, которого Марселла так долго ждала. Перед ней сидел Тибальт и рассказывал о том, что его беспокоит, что его тревожит. Внезапно тот, кто казался синьорине Мартино полубогом, у которого всё прекрасно, видится обычным человеком со своими переживаниями и проблемами. Однако это вовсе не значило, что начав делится своими мыслями, Тибальт вдруг стал каким-то недостойным. Нет, скорее наоборот. С каждым его словом Марселла больше проникалась к синьору Капулетти сочувствием и симпатией, начинала чувствовать увереннее и себя.

"Выходит, что у него тоже в семье не так всё гладко... Кто бы мог подумать... Оказывается лорд Капулетти не питает к нему особой симпатии? Ну, вот и объяснение, почему при разговоре о делах он редко упоминает Тибальта...  За всё время, что отец ведёт дела с графом, я ни разу не слышала этого имени... даже вскользь..."

Тем временем Тибальт немного отстранился, но этому жесту Марселла не придала такого большого значения, как бы сделала раньше. А ведь даже вчера она бы задала самой себе массу вопросов о том, чем же руководствовался Тибальт при этом. А что если она ему надоела? И так далее. Сейчас её больше волновало, что ответить ему. Как правильнее продолжить разговор? Но в голову ничего не приходило и в конце концов Марселла решила не думать об этом. Слишком много мыслей, ненужных мыслей.

- Мы все люди, и все из нас грешат хоть раз в жизни, - тихо ответила Марселла. Её полностью захватили эмоции, а когда так происходит девушке становится трудно контролировать свои поступки. Сначала положила руку на плечо юноше, но он отстранился. Теперь она настойчиво подалась немного вперёд к Тибальту, - или сбиваются с пути. Может быть, когда вас учили защищать честь клана, то сами с трудом представляли, что именно при этом вам следует делать?

Девушка продолжала смотреть на юношу, при этом это оказалось легко. Раньше она с трудом заставляла себя поднять на Тибальта взор и продержаться хоть несколько мгновений. А теперь, она даже позволила себе в разговоре даже придвинутся немного ближе к синьору. Неосознанно, конечно. Иначе бы Марселла сгорела со стыда. И сейчас всё было наоборот. Если девушка и отводила взор на какое-то мгновение, то её взгляд точно магнитом возвращало назад.

0

11

"Глупая, как ты можешь сравнивать свои грехи с моими? Не меньшее дитя чем Джульетта, которая просит прекратить вражду. Будто бы то, что я перестану выходить на улицы и показывать паршивым Монтекки их место, то сразу в городе прекратится вражда. Эта вражда была до моего рождения и будет продолжаться и после", - должно быть это и было настоящей силой любви. Марселла продолжала смотреть на него взглядом полным сочувствия. Пыталась понять его и поддержать. Наивная девочка. Да, такая же наивная как Джульетта. Но только едва ли племянник Капулетти мог полюбить ее так же. Если мог полюбить вообще.
- Не в этом дело, синьорина, - как же хочется отстраниться снова. Чтобы не смела касаться и нарушать его личное пространство. Как если бы Тибальт действительно был котом, и кот этот не желал, чтобы его кто-то гладил. Но только делать этого не стал. Иначе синьорина начнет лихорадочно извиняться, отводить взгляд и пытаться уйти, думая, что оскорбила его до глубины души. Уж что-что, а она его оскорбить не могла. Но если так задуматься, то ее слова немного задевали. Не до такой степени, чтобы потерять контроль над собой, но после них оставался неприятный осадок. Будто с неразумным ребенком говорит.
- И я не могу этого Вам объяснить, синьорина Марселла. Вижу лишь, что все мои усилия впустую... или же... - поднявшись со скамьи, Тибальт отошел на пару шагов. Где же этот проклятый синьор Мартино? Почему не выходит за своими бумагами? Или ему настолько не важно сохранить в дальнейшем хорошие отношения с лордом Капулетти? Нет, нужно успокоиться, а то это не дело . - Впрочем, это не важно.
Кошачий царь повернул голове, посмотрев в сторону дома. Не идет ли слуга оттуда. Но нет, ничего, как если бы в доме и не было никого.
- Не может лорд Капулетти не знать как правильно защищать свой клан. И не знать, что для своего клана важнее. А синьор Алессандро все это прекрасно знает, - да только приходится ему терпеть племянника жены, которая в нем души не чает и будто не хочет замечать его выходки. Хотя, нет, уже и это не было правдой, потому что синьора неожиданно решила озаботится Судьбой своего племянника и женить его. Только как все это объяснить девушке, сидящей перед Тибальтом? Да-да, той самой, что смотрит на него таким взглядом и настолько наивна, что будто не замечает всех тех грехов, что ее возлюбленный совершает.

0

12

Марселла очень хотела понять то, о чём ей говорит Тибальт. Ведь он впервые в жизни говорит то, о чём раньше молчал. Кто его знает как часто он решался на подобные откровения? Может быть в первый, а может быть и в сотый раз? Тибальт не спешил говорить много, пытался объяснить нечто такое, что Марселле было очень непонятно, а вот для Тибальта, это были такие очевидные вещи, по-видимому. Вообще, девушка просто очень старалась понять юношу и поэтому у неё ничего не выходило. Видно так и было на самом деле, как бы глупо не звучало. Синьорина Мартино даже разозлилась на себя. Ведь у неё появился шанс увидеть Тибальта настоящим и хоть немного узнать о его переживаниях, а она ничего понять не может. Где-то глубоко в сознании родилась мысль - разозлиться и уйти (всё равно ведь ничего понять не может!), но что-то заставило её остаться на месте и дать себе ещё один шанс. Снова попытаться понять юношу.

- Или же... - тихо, одними губами повторила Марселла в надежде, что Тибальт вот-вот ей объяснит то, чего она так и не может понять, но услышала лишь безразличное "неважно".
Она была так озадачена, что не замечала многого. Например, юноша нервничал в ожидании синьора Мартино и ему пришёлся не по нраву напор Марселлы. Девушка не видела ничего этого. Зато внимательно ловила каждое слова гостя.

- Может быть, вы и правы. Я не смогу понять вас... - неуверенно произнесла Марселла и повела плечом. - Очень жаль.
Девушка вздохнула. Ей всегда было тяжело подобрать нужные слова, когда кто-то делился с ней откровениями.
"Да и что я могу сказать Тибальту? "Не переживайте"?.. Как бы нелепо это звучало. Он мне говорит о том, что чувствует себя как в клетке, что все его усилия защищать честь семьи не находят отклика... А я не могу понять всю глубину его чувств, хотя он сам делится со мной переживаниями и не нужно вслушиваться в разговоры других и додумывать всё самой..." - с обидой на саму себя подумала Марселла.

- У вас наверное есть более сообразительные друзья, - тихо добавила Марселла, разглядывая свои ноги.
И только ей стоило произнести эту фразу, её осенило. Девушка чуть не подпрыгнула на скамейке от удивления.
- Постойте, - она медленно поднялась на ноги, глядя прямо на Него, на того, которого даже представить не смела рядом с собой, - Вам наверное часто бывает одиноко?

"Конечно, он же говорил, что живёт как в клетке... А душа просится куда-то... В семье он не находит поддержки и все его усилия оправдать честь клана видятся графу Капулетти лишь попытками опозорить имя... Неужели вся эта пёстрая толпа лишь видимость и среди всех этих людей у Тибальта нет настоящего друга?.. Но как?! Как такое может быть?! Я ведь думала..." - Марселла даже не стала скрывать удивление на лице от внезапной мысли, озарившей её. Это оказалось выше её сил.

0

13

"Не может, - Тибальт тихо хмыкнул, на какой-то миг бросая на девушку взгляд и читая полнейшее непонимание того, о чем он говорит. Да и это было не удивительно. – Понятно, что не может. В этом паршивом городе едва ли хоть одна живая душа найдется, которая решится меня понять. Нет, для других я лишь главный задира, которому будто заняться больше нечем, как очередной беспорядок в городе устроить. Слушать противно…"
Она что-то размышляла себе под нос, пока не подняла на Капулетти взгляд и снова решилась заговорить. Не может понять, конечно. Слова про друзей и после, про одиночество, заставили чуть ли не рассмеяться. О чем эта синьорина вообще говорит? Неужели догадалась? Интересное дело! Тибальт прищурил глаза, прислушиваясь к каждому слову, каждому жесту. Вот девушка чуть не подпрыгивает на место, и смотрит на него такими глазами, будто вот сейчас смогла проникнуть в его мысли и страхи, в его воспоминания и разгадала своего возлюбленного.
"Наивная. Но, в чем-то она, неожиданно, оказалась права. Не все то, что видят другие, является таковым на самом деле..." - еще один взгляд в сторону дома. Тишина - никто так и не собирался выйти и поговорить с гостем. Что же это за такие важные дела, которые оказались важнее дел синьора Капулетти? Или же синьору Мартино не сообщили о том, что Тибальт пришел не по своему желанию, а по поручению лорда? Тогда это очень нерадивый слуга и таких не следует держать в доме. В доме Капулетти таких не было - они все ходили будто по струнке.
Однако... да, она была права, как не крути. Кошачий царь тихо хмыкнул и подошел к девушке ближе. Ладони легли на плечи Марселлы, чуть сжимая их и заставляя девушку снова сесть.
- У меня нет друзей, синьорина, - так же тихо проговорил Капулетти, заглядывая девушке в глаза. - Все те, кто меня окружают, это не друзья. Им удобно и в чем-то выгодно быть подле меня, а меня устраивает, что они ходят со мной. А дружба? О нет, я не знаю, что это такое, потому что не доверяю никому.
Быть может говорить это было слишком откровенно и не стоило рассказывать об этом дочери синьора Мартино, но, разве она расскажет об этом кому-то? Если о своей любви она решилась сказать только на исповеди, уверенная в том, что никто об этом больше не знает.
"А, впрочем, даже если и расскажет, поверит ли ей кто-то? Едва ли. Все именно потому, что меня видят другим, не зная кто я на самом деле" - Тибальт отходит на шаг назад, отпуская плечи девушки.
- Так что, на счет более сообразительных друзей, это едва ли, - он тихо фыркнул. - Да и нужно ли Вам забивать себе голову этим? Как и никому другому. И, я бы попросил, синьорина, поторопить слуг, чтобы они позвали Вашего отца. Лорд Капулетти слишком занятой человек, чтобы ждать так долго.
Хватит на сегодня откровенности. Да и ту откровенность, которую племянник леди Анны себе позволил была лишней.

+1

14

"Нет друзей? Но как это так! Друзья нужны всем!" - непонимающе трясёт головой Марселла, но не говорит ни слова.
Вот Тибальт только что сказал о том, что друзей у него нет. И именно в это девушка не может поверить. Именно это и кажется самым удивительным. Как это так? Разве такое возможно? Нет друга? Ни единого?! Множества вопросов, на которые у неё самой нет ответа. Вообще, слова Тибальта кажутся такими удивительными и неправдоподобными! Марселла даже думает вначале, что милый ей сердцу синьор просто шутит. Но быстро отказывается от такой мысли. Во-первых, у Тибальта совсем не такая слава, чтобы шутить. Во-вторых, одного взгляда на него хватает, чтобы понять - говорит он серьёзно.

Когда его ладони легли на плечи, девушка кажется даже дышать разучилась. Каждое его прикосновение было сродни чуду, какому-то событию, которое нужно запомнить. Марселле непременно хотелось запомнить каждое слово Тибальта, каждый его жест и каждое прикосновение. Уже достаточно было того, что он просто положил руки на плечи или берёт её за руку, или смотрит прямо в глаза. О большем она и не смела мечтать. Насколько поведение Тибальта было приемлемым в обществе или нет, Марселла просто не могла судить. Потому что рядом с ним из головы вылетали даже слова и тем более все эти знания о нормах и приличиях, которые с таким трепетом изучала девушка.

Марселла поддалась и послушно села. Потому, что когда юноша заглянул в глаза, то стоять бы она уже не смогла. Синьорине Мартино показалось, что за всеми эти словами о недоверии к окружающим кроется большая печаль. Марселла поняла, что в сердце Тибальта куда больше горя и переживаний, чем он предполагала. Все эти горести он держит за семью замками и не рассказывает никому. И собственная печаль съедает его изнутри.
"Если в его сердце и есть место для любви ко мне, то пока оно занято какой-то печалью", - поняла девушка в тот момент, когда Тибальт отпустил её плечи и сделал шаг назад. - "Потому что в своё сердце он не может меня пустить по каким-то причинам. Надо ждать!"

Подобное умозаключение (Марселла ещё не знала, насколько оно истинно, и сильно сомневалась в нём)  совсем не вязалось с её собственными желаниями. Она была готова выслушать Тибальта, всем сердцем хотела помочь ему и поддержать (если то потребуется). Марселла была готова забыть про его дурную славу и рассмотреть всё то хорошее, что в нём есть. В конце концов, она ведь даже призналась ему в своих чувствах! И сейчас боролась с бесстыдным желанием броситься к нему в объятия.

Но... ничего из вышеперечисленного не произошло. Потому, что своей следующей фразой Тибальт дал понять, что более не желает продолжать откровения. А Марселла не была из тех девушек, кто стоит на своём.
- Хорошо, - не своим голосом ответила она и поплелась в сторону дома.

От всех эмоций её трясло. Марселла с трудом смогла напомнить отцу о госте, а потом, едва различая ступеньки, поплелась в спальню. Там она дала волю слезам.

0

15

Она больше не говорит ничего. Только буря эмоций, мечущихся в глазах, только множество слов, которые она, должно быть, хочет сказать, но так и не смеет. Заметил ли это Тибальт? Быть может. Быть может мог, если бы собственные мысли не туманили ему разум. Не слишком ли откровенен Капулетти был с этой девушкой? Зачем было доверять ей свои тайны? Зачем было говорить то, о чем давно уже болит душа? Как если бы Тибальт сам сейчас был на исповеди, да, как в той церкви, когда он в первый раз увидел Марселлу и узнал о ее чувствах.
"Узнал, и что из того? А после она и сама мне призналась", - Кошачий царь наблюдал за тем, как дочь синьора Мартино поднимается с места, как уходит в сторону дома, как поникли ее плечи при этом. А что она хотела? Или серьезно думала, что ее ненаглядный Тибальт пришел сюда, чтобы увидеться с ней? Так думать было жестоко. Осознавать, что только что он разрушил ее мечты... впрочем, нет, не разрушил. Всего лишь развеялись воздушные замки, которые она сама же себе и построила. Племянник леди Анны ничего ей не обещал и не мог обещать.
"Да, она узнала обо мне то, чего не знают другие... - девушка все так же шла в сторону дома, а Тибальт вернулся на скамейку, и приготовился ждать дальше. - Но главную мою тайну она не узнает. Никто не узнает, и даже сама Джульетта. Особенно сама Джульетта".
Все больше молодой Капулетти понимал, что скорее унесет ее с собой в могилу. Становилось ли легче от этого факта? Едва ли. Только тоска переполняющая душу.
"Скоро леди найдет ей достойного жениха и едва ли мое слово будет что-то значить. Кто я такой в доме Капулетти? Бедный родственник, которого решили приютить. И приношу лишь неприятности. Ведь так они обо мне думают?" - мысли становились все мрачнее. Стало ли Тибальту легче от того, что он что-то рассказал? Разве что самую малость. Он уже настолько погряз во всем этом, что едва ли.
Слуга от синьора Мартино, а после и сам хозяин, появились быстрее чем ожидал кошачий царь. Видимо, поняли, чем может грозить то, что гонца от синьора Капулетти заставляют ждать. Синьор долго извинялся, ссылался на то, что готовится к скорой поездке, поэтому забыл все на свете, корил непутевого слугу, который не сообщил о том, что его ждет ни кто-то, а сам Тибальт. Племянник леди слушал это молча, только кивая иногда, но всем своим видом показывая, что ему нет дела до этого. После чего вручил хозяину дома шкатулку и поспешил распрощаться. Пойти бы немного развеяться перед этим чертовым балом. Но если бы все было так просто...

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: сцена » C'est pas ma faute