Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Le Fantome de l'opera" » Здесь нет незваных гостей


Здесь нет незваных гостей

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://www.euroticket.ru/theatre/grandopera/8.jpg

● Название эпизода: Здесь нет незваных гостей
● Место и время действия: 5 июля 1870 года, "Опера Популер"
● Участники: Chirikli & Christine Daae
● Синопсис: Чирикли сбежала из табора и, остановившись, увидела неподалеку от себя дверь. Вскоре услышав погоню, она зашла внутрь и оказалась в самом сердце "Опера Популер".

0

2

Бежать, бежать и еще раз бежать. И ни за что не останавливаться. Если остановится, то её найдут вернут обратно, в табор, и выйдет она замуж за нелюбимого человека. "Этому вовеки не бывать!" Чирикли не хотела оказаться в клетке, она хотела жить свободно, как птица. Она не собиралась в этот раз подчиняться воле матери и была готова бороться за свою свободу до конца.
На улице уже стояла ночь. Девушка понимала, что, как только станет известно о её исчезновении, поднимется такой крик, что все жители города в течение недели не будут заходить к цыганам даже для того, чтобы им погадали. Но разве «птичка» могла поступить иначе? Разве она должна была остаться дома и покорно принять свою судьбу? Нет. Потому она продолжала бежать по улицам города, не оглядываясь назад, несмотря на свою усталость.
В голове прокручивались рассказы о каком-то цыгане, спасшей её мать от верной смерти. Возможно, этот человек еще жив и его можно найти. Этот человек мог помочь ей освоиться в этом непонятном для неё мире, узнать больше о его обычаях и традициях, познакомиться с представителями этого общества, в конце концов! Да, это будет трудно, и, вполне вероятно, что он забыл о том случае, но все же надо попытаться. Он – единственная надежда девушки в такой ситуации.
Еще одним человеком, которого просто необходимо найти, является её отец. Малышка разрывалась между двумя чувствами, возникшими к нему в далеком детстве. Первое чувство - это обида. Она не понимала, почему он бросил её мать. Неужели дворянка была лучше вольной цыганки? Вряд ли. Но, раз так произошло, значит, на то были причины. А вот какие - ей всегда хотелось узнать. Возможно, тогда бы она простила отца, попробовала помирить его с Земфирой, ведь мама до сих пор его любит. Ведь её щеки до сих пор наливаются румянцем, когда речь заходит об отце... Но пока что нужно бежать вперед и не делать никаких остановок.
Внезапно её взгляд упирается на маленькую деревянную дверь с ручкой, украшенной резьбой. "Птичке" стало любопытно узнать, что за ней находится. Возможно, там есть комната, где можно отдохнуть, набраться новых сил и продолжить путешествие, а, может, и что-то более интересное. Например, библиотека. Конечно, читать она не умела, но её всегда поражали миниатюры в книгах. Некоторые из них были настоящими шедеврами. Бывало так, что она находила выброшенные книги и вырезала при помощи ножика картинки, долго любовалась ими, изучала каждый штришок, а затем прятала их в каком-нибудь укромном месте. Таких тайников у девушки было очень много, про некоторые она уже забыла. Любопытство победило, и Чирикли приоткрыла дверь, но вместо комнаты увидела длинный коридор, не освещающийся ничем. С одной стороны, она не знала, стоит ли туда идти, ведь неизвестно, что будет ждать её на следующем повороте, однако она услышала звуки приближающейся телеги в конце улицы и поняла, что это цыгане узнали о побеге. Пути назад нет. Либо долгожданная свобода, либо смерть - живой своему возможному супругу она не достанется. Чирикли сделала глубокий вдох и шагнула в темноту.
Неизвестно, сколько времени прошло с момента входа в таинственный проход, но в глаза ударил свет. Складывалось ощущение, что его сюда кто-то направил, словно указывал, куда идти. Приблизившись к источнику света, она смогла лишь прошептать:
- Невероятно… - девушка оказалась в самом настоящем театре, о котором только слышала из разговоров посетителей её представлений! Она никогда не видела ничего подобного, да и представить себе такое не могла: огромная хрустальная люстра освещает зал, все украшено золотом и красным бархатом, а сцена… Она казалась девушке огромной, достигающей небес! Ей хотелось выйти на середину и спеть, но что-то говорило, что лучше пока не показываться никому на глаза. Во-первых, неизвестно, как на её появление в театре отреагируют, а во-вторых, неизвестно, каких взглядов придерживаются его жители. Может, здесь будет еще хуже? Хотя вряд ли есть что-то хуже недобровольного замужества...
«Птичка» стояла за кулисами и не могла глаз оторвать от этой красоты. Она даже не заметила, как к ней подобрались сзади. Слегка вздрогнув, когда почувствовала, как чья-то ладонь коснулась её плеча, "девочка с голосом соловья" повернулась и увидела молодую девушку приблизительно такого же возраста, как и она, настроенная достаточно дружелюбно по отношению к случайной посетительнице театра. Одежда скромная, но очень элегантная и подчеркивающая достоинства своей владелицы - платье с подъюбником, слегка выглядывающим из-под светлой ткани верхней юбки. Темные волосы собраны в маленький хвост. Обута девушка была в какую-то странную бежевую обувь, ленты которой были завязаны на бантик. Внутренний голос твердил, что незнакомке можно довериться, что она не выдаст юную цыганку плохим, злым людям, но все же убедиться в этом было просто необходимо хотя бы по той причине, что ей было страшно, и потому Чирикли задала девушке вопросы:
- Кто Вы? Откуда Вы здесь взялись? Вы не причините мне вреда?

0

3

В последнее время в "Опера Популер" творились странные вещи. Все началось с того, что согласно письму, подписанному, как "П.О.", Кристин должна была исполнять ведущую партию в новой опере. Сеньора Карлотта Гудичелли была крайне раздосадована из-за этого факта, но Кристин в глубине души предполагала, что директора не пойдут против таинственного "П.О.", уж слишком часто Буке пугал всех обитателей "Опера Популер" Призраком Оперы! Но Кристин не была уверена, что все пройдет спокойно. Сеньора Карлотта Гудичелли была не из тех, кто так легко мог бы простить ее смещение с роли. Юная Даэ в глубине души боялась гнева сеньоры Гудичелли, но Кристин чувствовала какое-то приятное волнение оттого, что ей предложили главную роль. Она никогда не стремилась занять место ведущей примы оперного театра, но, тем не менее, не могла перестать радоваться выпавшему шансу. Кто бы мог представить несколько лет назад, что юная хористка сможет достигнуть таких высот? Конечно, не без помощи ее Учителя, ее Ангела Музыки. Но происшествие с Эстель омрачили даже этот момент, эту маленькую победу. Все произошло так стремительно, что едва Кристин свыклась с мыслью о ведущей партии в новой опере, как тут же узнала о бедной Эстель. Теперь уже юная хористка не могла не думать обо всем происшедшем. Волей - неволей она начала сравнивать своего Учителя и Призрака Оперы, и иногда приходила к очень неутешительным результатам сравнения. Она старалась не думать об этом и, все равно, думала всякий раз, едва речь заходила об Эстель или новой роли.
К тому же, жандармы так и не нашли преступника, что усугубляло не только состояние Кристин, но и настроение всех сотрудников театра. В коридорах было необычайно тихо, даже Мэг казалась какой-то притихшей после их ночной вылазки день назад. Она, кажется, поняла, что Кристин не в состоянии быть ей верной соратницей в поисках преступника, поэтому решила все взять в свои руки, но Кристин уже не так часто замечала задор в ее глазах. Кажется, общее настроение повлияло и на нее. Между тем, репетиции с Кристин начались. Теперь  девушка не участвовала в общих репетициях хора и балета, мсье Рейе сам встраивал ее программу репетиций, так, чтобы Кристин могла больше упражняться в вокале. Но девушка по-прежнему ходила на общие репетиции, даже если была посторонним наблюдателем, как сегодня.
Стоя за кулисами, Кристин наблюдала, как хористки и балерины выстраиваются в сложный рисунок, показанный мадам Жири. Девушки на сцене были ее подругами, и Кристин с огромным удовольствием выстроилась бы в один ряд с ними, но, вместо этого, она лишь улыбалась, оценивая насколько хороша у них та или иная поза. Неожиданно, внимание Кристин привлекло какое-то движение в противоположной от нее кулисе. Сначала ей подумалось, что она просто слишком напугана рассказами про Призрака Оперы, чтобы принимать любой шорох за опасность. Но уже через несколько секунд Кристин была уверена, что там кто-то есть. Интересно, кто, кроме нее, решил подглядеть за репетицией балета?
Аккуратно ступая, Кристин обогнула кулисы, чтобы выйти с противоположной стороны. Теперь девушка (а это была именно девушка, а не таинственный убийца, к величайшему облегчению Кристин) стояла к ней спиной. Кристин провела в "Опера Популер" достаточно много времени, чтобы быть уверенной, что девушка ей вовсе не знакома. К тому же, она была так поглощена происходящим на сцене, что даже не заметила, как Кристин к ней подобралась. Это может означать только одно - девушка на репетиции впервые. Но кто она такая? По театру везде снуют жандармы, как она смогла пробраться незамеченной? Кристин дотронулась до ее плеча, чтобы как-то привлечь внимание. Незнакомка тут же обернулась. Какую-то секунду она молчала, и Кристин удалось заметить, что девушка довольно юна, наверное, ее ровесница, и убедиться, что точно никогда ее не видела в "Опера Популер". Кристин хотела задать вопрос, но девушка ее опередила. К удивлению юной Даэ, незнакомка была напугана. Поэтому Кристин приложила все усилия, чтобы самой казаться спокойной.
- Меня зовут Кристин. Нет, нет, я ничем не обижу Вас, не беспокойтесь. Я пришла вот оттуда, - Кристин указала на противоположную сторону. - Я увидела Вас, пока наблюдала за репетицией. Но кто Вы? Как Вы сюда попали? Сейчас в театре могут быть жандармы. Боюсь, они будут удивлены постороннему человеку.
Подумав, что ее слова могут еще больше напугать гостью театра, Кристин добавила:
- Может быть, я смогу Вам чем-то помочь?

+1

4

Сказанное внутренним голосом подтвердилось. Незнакомка не собиралась ей причинять вред, что уже радовало. Услышав эти слова, Чирикли облегченно вздохнула. Как никак, а выдавать цыганам она не будет. Девушка еще раз оглядела незнакомку с головы до ног. Судя по прямой спине и обуви, одетой на ней, можно уверенно сказать, что она здесь уже давно. Правда, непонятно, почему она не танцевала вместе с теми, кто находился на сцене. Ведь и обувь такая же, и одеяния похожие... Может, её прислали специально? Хотя вряд ли. Непохожа она на человека, которого подослали.
Полы в театре сделаны из камня, и потому цыганка чувствовала себя немного неудобно. Она ведь ходит босой по улице,  но там камень освещается горячим ярким солнцем. А тут... Тут все освещали лампы, которые не дарили плиткам тепло. Наверное, для собеседницы это кажется странным, что она без обуви, но пока что она не собиралась обуваться.
- Меня зовут Чирикли, - девушка протянула руку навстречу Кристин, давая понять, что настроена дружелюбно, а на её лице появилась робкая улыбка. - Я сбежала из табора и случайно наткнулась на дверь. Затем я оказалась в каком-то тоннеле, а, выбравшись из него, оказалась прямо здесь, - она указала ногой на место, где сейчас стояла. Возможно, её рассказ звучал невероятно, но все же он был правдой.
Однако расслабиться "птичка" не могла: Кристин сказала, что здесь бродят жандармы, а жандармов девушка недолюбливала. Самонадеянные, обнаглевшие и просто ужасные люди. Конечно, не все, но большая часть. Именно с этой большей частью цыганам всегда приходилось разбираться: то шатры они не там, где можно, расположили, то угнали лошадей, то навели порчу на кого-то.., то еще какая-нибудь глупость. Мальчишки любили подшутить над хранителями правопорядка. Чаще всего они крали у них кошельки или съестное, но был случай, когда один мальчуган выкрал у главаря жандармов часы и долго ходил с ними ко всем цыганам, хвастаясь добычей. Хорошо тогда цыгане посмеялись. Однако в нынешней обстановке никого из родных или друзей рядом не было, так что расстановка сил была не в пользу Чирикли.
- Кристин, скажи, пожалуйста, где в театре можно на первое время укрыться? Просто никого в городе у меня нет, на улицу возвращаться мне опасно, а тут полиция ходит, и попадение им на глаза - гарант больших проблем для меня... Помоги мне, пожалуйста... Я очень тебя прошу...

+1

5

Кристин с удивлением оглядывала девушку. Это было так странно, и дело было вовсе не в ее внешнем виде. Сейчас, когда жандармы пытаются найти преступника, они обчесывали каждый угол театра. Особенно они любили это делать во время репетиций, когда все артисты были на сцене, и им никто не мешал еще раз обходить все коридоры. Да и артистам было приятно не сталкиваться с жандармами всякий раз. Конечно, по уговорам, которые были сродни требованиям, мадам Жири упросила директоров театра уменьшить число полицейских, но стражи порядка не спешили покидать стены "Опера Популер" так скоро, как хотелось бы мадам Жири. Впрочем, определенных результатов она добилась. Сегодня Кристин уже почти не встречалась с жандармами. Но, тем не менее, они ревностно оберегали входы и выходы, в том числе центральный, поэтому проникнуть на репетицию посторонний едва ли смог. Но факт оказался фактом, перед Кристин стояла совсем еще юная девушка, наверное, ее ровесница, а, может быть, даже младше ее. Темные волосы, довольно красивое лицо, яркие одеяния и босые ноги. Кристин не так часто гуляла по площадям Парижа, но то, что перед ней цыганка догадалась почти сразу, не смотря на несвойственный для цыган цвет кожи девушки. Да и имя говорило в пользу предположения юной Даэ.
- Чирикли? - Кристин не успела подивиться такому необычному имени, как девушка сама поведала кусочек своей истории, тем самым подтверждая догадки Кристин. Но что здесь делает цыганка? Вряд ли директора или кто-то еще обрадуется, если найдет здесь постороннюю девушку, которая посмела пробраться в театр. А жандармы вообще могут подумать, что она как-то связана с нападением на Эстель. А к чему это приведет, Кристин могла только догадываться. - Какое интересное имя. Что оно означает?
Девушке очень хотелось как-то выказать свое отношение, но тем не менее попытаться объяснить гостье, что сейчас не самое удачное время для незапланированного посещения "Опера Популер", итак слишком много всего произошло за последнее время.
- На самом деле, здесь не так безопасно, как кажется, - наконец-то проговорила Кристин, думая о том, что сказала только что цыганка. Стало быть есть еще один какой-то ход, который ведет на улицу? А что, если преступник и воспользовался им, чтобы досадить бедный Эстель? Кристин бросила быстрый взгляд на танцовщиц, которые выполняли очередной указание мадам Жири так тщательно, что Кристин невольно залюбовалась этими точными и выверенными движениями. Что скажет Мэг, когда узнает про эту дверь? Даст ли эта информация разыграться ее бурной фантазии? Но, может быть, следовало про еще один ход рассказать жандармам? В глубине души Кристин понадеялась на то, что если преступник воспользовался этой дверью, то он никак не может иметь отношение ни к ее Учителю, ни к Призраку Оперы, который, как известно, живет в подвалах театра, и которому нет нужды использовать дверь, ведущую на улицу.
- У нас произошло несколько неприятных вещей, - Кристин старалась говорить тихо, чтобы не привлекать внимание рабочих сцены, которые монтировали и чинили декорации, пока шла репетиция. Так им было проще расставить их на всем пространстве сцены. - Я боюсь, что могут посчитать, что ты к ним причастна.
Конечно, речь шла не о таинственных письмах, где были изложены требования утвердить Кристин Даэ на главную роль. Но вот связать Чирикли с Эстель никто бы не помешал. И это доставит гостье еще большие неприятности, чем те, от которых она бежала.
Но, глядя на юную цыганку, Кристин просто не смогла бы поступить иначе. По натуре она была человеком добрым и отзывчивым, поэтому пройти мимо чужой просьбы просто не считала для себя возможным.
- Может быть тебе переодеться? - После секундного колебания предложила Кристин. - Конечно, на глаза мадам Жири лучше не попадаться, она тут же поймет, что ты здесь не работаешь, но жандармам будет невдомек, кто ты такая. Они могут принять тебя за какую-нибудь балерину или хористку. Вряд ли они за два дня успели всех выучить в лицо. Главное, не попадаться никому на глаза, - повторила Кристин и огляделась.
Легче было сказать, чем сделать. Где она сейчас смогла бы найти одежду так быстро? Взгляд упал на плащ, который бросил один из рабочих сцены.
"Пусть они спишут пропажу на шутки Призрака Оперы", - взмолилась Кристин, забирая плащ и передавая его Чирикли, - надень пока это, и ступай за мной. Только тихо. Не привлекай внимание.

+1

6

Складывалось такое ощущение, что та девушка боялась за Чирикли. Это было очень странно - никто раньше за неё не волновался. Все знали, что она сможет за себя постоять, что, в случае чего, сможет выбраться из ситуации, и потому никто не защищал её. Может, такой выбор был правилен, ведь девушка становилась более самостоятельной, набиралась опыта, чувствовала груз ответственности на своих плечах. Даже мать никогда не заступалась за неё. А тут такая забота... Непривычно, но приятно.
На лице Кристин застыло удивление. Видно, она никогда не слышала такого имени. Цыганка знала, что это имя сейчас очень редко встречается. Иногда ей казалось, что больше ни у кого нет такого имени, хотя кто знает, может, есть еще одна цыганка с именем Чирикли. В любом случае, девушка гордилась своим именем, так что она только улыбнулась в ответ на последовавший за этим вопрос.
- Да, это редкое имя. Оно означает "птичка".
Слова о том, что в "театра тоже не безопасно заставили её немного сжаться. Да что здесь такого могло такого произойти? Обычно у солисток пропадают какие-то вещи или рабочие театра подерутся. Об этом рассказывали друг другу посетители выступлений "девочки с голом соловья" во время перерывов. Неужели весь шум поднялся из-за того, что какая-то расфуфыренная дамочка потеряла драгоценный подарочек очередного ухажера? Цыганка усмехнулась от этой мысли. "Да уж эти солистки, могут поднять весь Париж на уши..."
Однако, судя по серьезному выражения лица Кристин, можно было понять, что здесь все-таки произошло что-то более серьезное. Интересно только что конкретно. И все же в первую же встречу нельзя закидывать новую знакомую вопросами - может неправильно понять. Еще подумает, что из такой глуши выбралась Чирикли, что не знает даже основных вещей. Хоть, в общем-то, так все и было. Только она знала гораздо больше, нежели другие цыгане - у неё была необычная тяга к знаниям, стремление узнавать что-то новое о современных технологиях, изучать искусство и науку. И именно это качество толкало девушку добывать выброшенные на улицу книги и механизмы и приносить их к себе, чтобы потом долго и упорно изучить их. Конечно, читать она не умела, зато рассматривала с большим упоением иллюстрации и разбирала, а затем собирала обратно сложно устроенные внутри предметы быта.
Попасться на глаза жандармам девушке не хотелось - хористка подметила все абсолютно верно. У них же логика железная, они могут посчитать, что Чирикли и есть преступница, хотя на самом деле она таковой не являлась. Нужно было спрятаться. Но только где? На помощь пришла Кристин, предложившая ей переодеться. "А это хорошая идея!" Действительно, жандармы просто физически не могут знать всех жителей театра в лицо, так что, переодевшись, она может проскочить прямо под их длинным носом, который суется везде, где только можно. Заодно у неё появится возможность изучить театр получше, как минимум, узнать, где что находится. И еще, если девушка здесь задержится, надо будет познакомиться с мадам Жири, о которой говорила её знакомая. Может, она сможет помочь устроиться ей в театре на первое время, чтобы хотя бы просто числиться в рабочих. А потом уже посмотрим, как будут развиваться события. В голове проскальзывала мысль о том, чтобы остаться здесь навсегда, но ведь никто не знает, как повернет шалунья-судьба.
Вскоре на плечах цыганки оказался плащ, лежавший неподалеку.
- Спасибо тебе, - её слова прозвучало настолько искренне, насколько это было возможно. Ведь сейчас девушка, стоявшая перед ней, для неё была самым настоящим спасением, посланием свыше, дающим второй шанс тем, кого посчитает достойным такого. Чирикли последовала за своей знакомой. Едва не попавшись на глаза какой-то мадам в темно-зеленом одеянии, стоявшей на сцене и руководившей танцорами, они быстро завернули за угол. И вовремя: через несколько секунд туда начали спускаться мужчины в рабочей одежде. Более младшая в этом дуэте даже задержала дыхание от страха. Она ведь могла попасть в большие неприятности, но, слава Богу, их избежала. Заметив, что Кристин пошла дальше, "птичка" быстро догнала её и тут же задала вопрос: - А как давно ты здесь живешь? Как ты сама здесь оказалась? И что это за театр? Я о театрах слышала только из рассказов посещавших нас городских жителях и видела иногда в старых книжках иллюстрации этих зданий. Правда, прочитать о них я не могла - увы, не научена...

Отредактировано Chirikli (04-05-2016 19:21:51)

+1

7

Кристин даже не продумала и половину своего плана. Приходилось действовать спонтанно. Даже, если ей удастся увести Чирикли в коридоры театра, то что будет дальше? Конечно, на какое-то время ей удастся затеряться, если она будет достаточно осторожна и не глупа, чтобы не лезть на рожон. В таком случае в театре действительно можно будет просуществовать какое-то время почти в полной безопасности. Кристин вновь подумала об Эстель, и решила, что все-таки следует рассказать Чирикли, что здесь произошло. Так, по крайней мере, девушка будет знать, какая опасность ее может здесь поджидать. Но посмотрев на новую знакомую, юная Даэ  тут же отказалась от этой мысли. Чирикли и так за сегодня пережила довольно много приключений, которые даже не закончились, не стоит пугать ее еще больше. В конце концов, после нападения на Эстель в "Опера Популер" не происходило ничего серьезного, кроме криков Карлотты Гудичелли, которая по-прежнему требовала вернуть главную роль себе. Но в этом не было ничего необычного для обитателей театра, поэтому Кристин лишь улыбнулась своей новой знакомой, решив не заострять тему.
- "Птичка"? Какой красивое и необычное имя! - Искренне проговорила она. И действительно, Кристин не так часто слышала такие необычные имена. Большую часть времени она проводила в театре, где ее окружали француженки, к которым она уже привыкла. Их имена были очень красивые и утонченные, например, Маргарет. Но такие имена встречались довольно часто. - И, наверное, довольно редкое.
Кристин продолжала быть любезной в надежде, что Чирикли немного расслабиться. Не смотря на то, что в последнее время в "Опера Популер" происходило очень много необычного, Кристин считала этот театр своим домом, и ей хотелось, чтобы все, кто искали в нем приют, непременно нашли. Ведь так, почти десять лет назад, она сама оказалась на пороге оперного театра. Тогда никто не отказал ей в приюте, а мадам Жири приняла непосредственное участие в судьбе девушки.
Конечно, плащ был не самым лучшим способом укрыться от любознательных обитателей "Опера Популер", но Кристин надеялась на то, что он хотя бы позволим им беспрепятственно покинуть зал. Впрочем, так оно и вышло. Быстро обогнув кулисы, Кристин вывела Чирикли в одну из боковых дверей, которая почти не просматривалась со сцены. Возможно, мадам Жири или кто-то из балерин и могли заметить какое-то движение, в кулисах, когда Кристин и Чирикли проходили мимо, но они были так поглощены репетиционным процессом, что вряд ли могли сконцентрироваться на чем-то еще. Кристин знала: мадам Жири так внимательно следит за своими подопечными на каждой репетиции, что вряд ли позволит себе отвлечься.
Когда Кристин и Чирикли благополучно вышли в коридор, который примыкал к кулисам, юная хористка перевела дух. Здесь было тихо, да и жандармы проверили все коридоры около зала перед репетицией, чтобы впоследствии не мешать шумом артистам.
- Кажется, теперь можно передвигаться спокойно, - проговорила Кристин, слегка улыбнувшись. Но девушка рано расслабилась: по лестнице спускался один из рабочих сцены, но, по всей видимости, он вовсе не собирался ни в чем уличать Кристин и Чирикли, поэтому, продолжая насвистывать какую-то незамысловатую мелодию, взял тюки со старым тряпьем и вновь направился вверх по лестницей. Кристин только сейчас заметила, что, кажется, не дышала едва ли не целую минуту. Выдохнув, она быстрым шагом поспешила по коридору, лишь убедившись, что Чирикли последовала за ней. Теперь путь был свободен, Кристин и Чирикли были одни в коридоре. По всей видимости, гостья тоже это почувствовала, потому что осмелилась заговорить.
- Это "Опера Популер" - довольно известный оперный театр в Париже и, как мне кажется, во Франции. Сюда часто приезжают ценители оперы с разных уголков Франции, я не раз слышала разговоры о том, что здесь даже бывают иностранцы. Многие девушки благосклонно принимают их ухаживания, и я..., - Кристин запнулась, не рассказывать же, как они однажды заболтались с Мэг допоздна и стали невольными свидетельницами свидания одной из балерин и ее ухажера. - Я слышала об этом. А в самом театре я живу почти десять лет. После того, как умер мой отец, "Опера Популер" стал моим домом, а мадам Жири и мои подруги буквально заменили мне семью.
Кристин остановилась и печально улыбнулась. Воспоминания десятилетней давности всегда будут для девушки тяжелы, ведь именно в это время она потеряла самого близкого человека в этом мире - своего отца. Но она была права - десять лет жизни в "Опера Популер" сделали окружающих ее людей очень дорогими.
- А ты откуда? Почему ты ушла из дома?

+1

8

Похоже, Кристина еще ни разу не сталкивалась с цыганами. Или же просто не особо с ними общалась, как это обычно делают жители городов и поселков, относясь к принадлежащим к данному роду людьми второго сорта, автоматически воспринимая их как великих обманщиков, воров и преступников. Конечно, цыгане иногда могут похитить лошадей или какую-нибудь интересную вещицу, дешевую или дорогую - не важно, но это происходит не так часто, как говорит людская молва, и только по крайней необходимости. Именно этим можно описать как то, что она была крайне удивлена, услышав имя юной цыганки, так и то, что она относилась к ней достаточно положительно, не вела себя осторожно в общении, не держала её на определенной дистанции. Просто общалась с ней, словно знала очень много лет.
- Спасибо! - девушка мягко улыбнулась. Она постепенно начала расслабляться. Она просто чувствовала, что шатенка не причинит ей вреда, не сделает ей какой-либо гадости, например, не выдаст жандармам, этим грубиянам и слишком самонадеянным людям, живущим под девизом "Только мое мнение правильное, мнение остальных неверно и потому меня не интересует", или кому-то еще в театре, кто может доставить ей массу неприятностей, коих очень не хотелось. - И имя у меня действительно редкое. Чаще можно встретить цыганок с именем Богдана, Динара, Зара, Раджи, Станка, Шукар или Земфира. Так, кстати, зовут мою маму.
В голове прокрутились мысли о том, что, наверное, мама будет волноваться, когда узнает, что её дочь исчезла, что поднимет на уши все таборы, сделает все, что угодно, ради того, чтобы найти пропавшую и поступить так, как планировала поступить изначально. Но девушка не могла поступить иначе. У неё тогда бы не было возможности найти ответ на вопросы, которые возникли у неё еще в детстве, не было бы возможности жить так, как она и только она считает нужным, не было бы возможности остаться свободной, самостоятельной. Возможности остаться самой собой.
Она крепче сжала пальцами ткань плаща, принадлежавшему кому-то из обитателей этого места, поражавшего её своей красотой и реальностью. Она бы ни за что раньше не подумала, что на белом свете есть место, где сказки, легенды прошлого, да и возникшие в голове какого-то человека истории оживают, становятся реальными. А оказалось, что есть. Наверное, это знак судьбы, иначе объяснить тот факт, что она оказалась именно здесь, а не в другом месте, нельзя. Шанс начать все с чистого. И грех будет не воспользоваться этим шансом, ведь второй раз он может не предоставиться.
Брюнетка ненадолго зажалась в тот момент, когда в коридоре мимо них прошел какой-то мужчина, не обративший на них своего внимания, чему нельзя было не радоваться, но затем облегченно выдохнула и маленькими и очень тихими шажками последовала за своей новой знакомой, попутно вникая в смысл её слов. "Опера Популер"... "Опера Популер"... Кажется, про него как раз и говорили посетители моего последнего в таборе выступления..." Что ж, раз она здесь оказалась, значит, так и должно было случиться.
В то же время стало жаль эту милую девушку. Конечно, ей здесь нравилось, как тут может кому-то не понравиться, это просто невозможно! Но все же жить вдали от своей семьи в обществе, где не знаешь, чего ждать от своих соперниц, хотя не очень верилось, что у неё были какие-то соперницы, очень тяжело. Даже не столько физически, сколько морально. Тем более, когда все родные в царстве божьем, а ты один остался на белом свете, оторванный от дома, лишенный возможности вновь услышать теплые слова, вновь почувствовать родную кровь рядом... "Все, надо прекращать об этом думать. Что было, то было, прошло. Нужно думать о том, что буду делать дальше, как я буду здесь жить в ближайшие несколько дней точно".
Услышав вопрос насчет причины своего побега из дома, Чирикли помрачнела. Она не хотела об этом вспоминать.
- Это очень долгая история... Если коротко, то меня хотели выдать замуж за того, кого не любила и кто был мне неприятен. Вот я и сбежала. Заодно мне хочется найти ответы на свои вопросы... - она пожала плечами и сделала небольшую паузу, давая Кристин время переварить услышанную информацию. - Но не будем лучше о грустном говорить! Можешь тогда лучше рассказать, какая она - жизнь в театре? Тут просто не может быть не интересно!

+1

9

- Земфира? - Кристин остановилась, задумчиво глядя на гостью. Это имя показалось ей знакомым. Чуть больше месяца назад Кристин и Мэг вместе с другими девушками балетного класса услышали, что в город приехали цыгане. Конечно же, им захотелось тут же посмотреть на них. Урок у мадам Жири был окончен, и девушки поспешили на площадь перед "Опера Популер". Заинтересованная Кристин тоже решила узнать свою судьбу. Она уже почти не вспоминала про этот случай, но сейчас, когда Чирикли назвала имя своей матери, Кристин представился шатер, в который она зашла, и цыганка, перед которой стоял хрустальный шар. Но несмотря на магический шар, о действии которого Кристин не терпелось узнать, Земфира, а именно так звали цыганку, предпочла гадать по руке. Тогда она сказала юной Даэ, что в будущем ее ждет любовь двух человек и брак, который, возможно, закроет ей путь на сцену. Нельзя сказать, что Кристин отнеслась к этому серьезно, но, тем не менее, очень скоро после этого гадания в "Опера Популер" пришли новые директора, а вместе с ними и Рауль де Шаньи - друг детства Кристин, к которому она испытывала нежные чувства. Впрочем, тут же Кристин вынуждена была остановить собственные размышления, она не очень была уверена, что все это хоть как-то связано. К тому же, Чирикли была абсолютно права, имя Земфира было довольно популярно среди цыган.
- Да, - Кристин огляделась, снова проверяя нет ли поблизости жандармов. Но это уже было, возможно, излишним. Кругом было тихо, даже рабочие сцены предпочитали не уходить далеко от сцены, чтобы не попасться на глаза жандармов и избежать лишних вопросов. Кажется, жандармы тоже решили, что здесь никого не будет, поэтому предпочли найти какое-то иное место для своего дежурства. В обычное время они тоже пустовали, поэтому Кристин уверенно вела Чирикли именно по этим коридорам. - Я тоже слышала, что цыган с такими именами можно встретить довольно часто.
Оставалось только найти место, где Чирикли могла бы пробыть какое-то время, пока ей необходимо укрыться. Конечно, театр огромен, но прятаться в нем довольно опасно. И речь шла не только о последних событиях, связанных с Эстель, но и о том, что Чирикли не могла находиться в театре без разрешения господ директоров. Даже если жандармы не посчитают ее преступника, которого разыскивают, господа директора будут недовольны тем, что Кристин самовольно оставила ее в театре. А это выясниться при первой возможности, едва Чирикли попадется хоть кому-то на глаза. С другой стороны, опасность заключалась и в самом театре. Даже рабочие сцены и администрация театра не знали обо всех подвальных этажах и коридорах, которые были в театре. Возможно, большинство из этих проходов опасны для жизни, ведь много лет там никто ими не пользовался. Может быть, уговорить кого-нибудь из солисток взять Чирикли в услужение или, например, помощницей костюмерам? Им всегда нужны лишние руки, ведь порой им приходится менять наряды артистам очень часто, и не только помогать одеть их правильно (ведь, например, сеньора Карлотта Гудичелли вряд ли опустится до того, чтобы самостоятельно менять наряды), но и ухаживать за ними. Кристин обещала себе обязательно поговорить с кем-нибудь по этому поводу, только сделать это нужно позже, когда жандармы покинут театр и перестанут считать каждого человека потенциальным преступником. Пока она решила, что может на какое-то время занять Чирикли, конечно, мадам Жири может быть разгневанной, что Кристин отлучилась, но пока они репетировали номера без ее участия (а в последнее время мадам Жири предпочитала ставить Кристин только в общие номера, так как девушка была чересчур рассеяна и задумчива), юная Даэ надеялась, что ее отсутствие не станет столь заметным. 
Кристин и Чирикли дошли до небольшой комнаты, которую Кристин посчитала за нежилую, судя по тому, что она была далека от гримерных комнат. На счастье девушки, она не была заперта на ключ и легко поддалась. Кристин тут же поняла, почему не было причин ее запирать. Здесь хранились какие-то старые ткани, покрытые пылью, несколько канделябров и какой-то реквизит: треснутый кубок, непригодный стул из-за отсутствия одной из ножек, который стоял опираясь на стену и старый сундук без замка. Наверное, сюда относили ненужный вещи со старых спектаклей. Юная хористка решила, что какое-то время Чирикли может провести здесь никем не замеченная.
- Жизнь в театре, конечно, интересная, - согласилась Кристин, вспомнив о своем Учителе, но промолчав на этот счет. Она прошла по комнате и попробовала открыть тяжелую штору. Когда она поддалась, то Кристин обратила внимание, что окно выходит во внутренний двор, что свидетельствовало о том, что помещение не проглядывается с площади. - Но и сложная. Я учусь у мадам Жири в балетном классе и участвую в качестве хористки в постановках театра. Все это большой труд, как оказалось. И сначала мне казалось, что я вовсе к этому не готова. Мне и сейчас так кажется, - честно призналась Кристин, виновато улыбнувшись. - Нет, мне очень нравится танцевать, но я чувствую, что никогда не смогу стать примой балериной как Ла Сорелли, или не смогу танцевать так красиво, как Мэг.
Кристин вынула один из тканевых полотен, который лежал в углу комнаты, и развернула его. Внутри он не был таким грязным, поэтому его можно было использовать как небольшое покрывало, чтобы сесть.
- Я хочу тебе помочь, - проговорила Кристин. - Но я не смогу этого сделать, если ты не расскажешь мне все. Зачем тебе нужно укрытие?

+1

10

Цыганка, если бы она была намного младше, смотрела бы на все с открытым ртом. Все в этом месте было таким интересным, что в голове даже проскользнула мысль, что было бы забавно разобрать его по частям и посмотреть, где что скрыто и как что функционирует. Но, во-первых, театр - не маленькая игрушка, а огромное здание, в котором люди работают, дружат, ссорятся, мирятся и вообще живут. А, во-вторых, театр, похоже, более сложный механизм, чем может показаться на первый взгляд. Ведь в нем все зависит даже не столько от предметов, кажется, называющихся декорациями, сколько от самих людей, от их способностей и стараний добиться лучшего результата. Ну, или от отсутствия подобного желания.
Но она была фактически девушкой на выданье, потому не позволяла себе подобные вещи, вела себя более сдержанно. Но, конечно, не так сдержанно, как ведут себя городские жительницы. Потому не удивительно, что она ловила каждую деталь, каждую мелочь, идя по коридору вслед за Кристиной и стараясь от неё не отставать, а это было вполне возможно, учитывая невероятно огромное любопытство брюнетки.
В то же время она думала о том, как будет жить дальше, несмотря на все свои старания убрать эти мысли в ящик и достать их чуть позже, когда все установится. Убежала она из табора, руководствуясь своими эмоциями, - и что она предпримет дальше? Ведь не сможет она вечно скрывать свое существование от других обитателей театра. Да и не хочет она это вечно скрывать. Хочется же когда-нибудь выйти на сцену, станцевать что-нибудь или спеть, снова подарить людям радость и другие положительные эмоции, которых им так не хватает. Но вряд ли кто-то будет рад видеть нового человека, эдакую темную лошадку в театре. И таких людей, наверное, будет достаточно много. Исключением может стать лишь милая девушка, что вела её в какое-то безопасное место, но это тоже не факт. Может, ей не понравится, что свалившаяся к ней из ниоткуда на голову цыганка делает что-то лучше её, и начнет делать гадости. Однако почему-то не верилось, что Кристина на такое способна. Она слишком светла и чиста для такого.
Вскоре парочка оказалась в каком-то помещении, которое, наверное, находилось в самом центре театра и было сокрыто от любопытных глаз, коих обыкновенно имеется большое количество. Чирикли осмотрелась, отметив про себя, что здесь хранится достаточно много интересных вещей, которые можно было бы поизучать. Но внезапно прозвучал вопрос, на который она вроде бы ответила. Почему ей нужно укрытие. Сделав глубокий вдох, собравшись с мыслями и сев на ткань, она принялась за объяснение.
- Ну, одну причину я озвучила. Я очень, очень не хотела выходить замуж за цыгана, которого выбрала моя мать. Он такой... Самонадеянный, самовлюбленный, считающий себя выше всех других, пусть и не показывающий это в открытую! Я рядом с ним просто не могла долго находиться. А вторая... - сделав небольшую паузу, она продолжила: - Я ведь цыганка наполовину. Мама говорила, что она в свое время полюбила одного аристократа, забеременела мной, а тот после её просто-напросто бросил из-за того, что его семья не одобряла этих отношений и нашла ему другую девушку, которая, по их мнению, могла составить его счастье. Я хочу найти своего отца и задать ему огромное количество вопросов, которые у меня скопились. И еще хочу найти того, кто много лет тому назад спас мою мать от верной смерти.
Девушка пожала плечами, мол, больше ничего добавить к выше сказанному не могу, и опустила свои глаза в пол.

0

11

Кристин с улыбкой смотрела на Чирикли. Она даже не скрывала своего удивления и восхищения от того, что видела. Для цыганки все это было явно ново. Даже далеко не все жители Парижа могли представить себе, что творится за кулисами. Что и говорить про эту юную цыганку, которая путешествует со своим табором? Когда маленькая Кристин только попала в "Опера Популер", она точно также не могла отвести глаз от этого прекрасного здания изнутри. Ведь за бархатными креслами, декорациями и тяжелым занавесом скрывался удивительный мир закулисья театра. Кристин с удовольствием бы рассказала своей новой знакомой о театре чуть больше, если бы им не требовалось укрыться от жандармов как можно скорее. Лишние вопросы по-прежнему были девушкам ни к чему, и Кристин решила, что как только все успокоиться, и жандармы покинут здание театра, она сможет показать Чирикли и другие помещения. Тем более, возможно, ей удастся помочь девушке остаться здесь. Но пока что нельзя было медлить. К тому же, Кристин должна была знать, что на самом деле произошло с Чирикли, и только в таком случае могла бы ей помочь по-настоящему.
К счастью, ее новая знакомая не стала скрывать ничего. По крайней мере, юной Даэ показалось, что она говорит правду. История цыганки походила на самый настоящий приключенческий роман, но Кристин не увидела в нем ни грамма лжи или фальши. Чирикли действительно была растеряна, она не знала, что делать, и искренне хотела избежать брака с нелюбимым человеком и найти своего отца.
Разве можно кого-то упрекнуть в подобных желаниях? Если бы отец Кристин, Густав Даэ, был жив, она бы готова была искать по всей земле, лишь бы вновь оказаться в его объятиях.
Кристин отвела глаза. Воспоминания об отце всегда навевали грусть. Ее отец был самым близким для нее человеком, она всегда считала, что когда он ушел, она потеряла своего защитника, главного человека в своей жизни. Это была невосполнимая утрата, поэтому Кристин казалось, что она понимает желание Чирикли найти своего отца, даже если сама воспринимала это иначе, чем цыганка. Возможно, Чирикли не питала к своему отцу такой нежной любовью, как Кристин, но юная хористка считала, что желание воссоединиться с таким близким человеком, как отец, достойно уважения. И, конечно же, помощи с ее стороны.
- Я очень хочу тебе помочь, - честно призналась Кристин, которая искренне считала, что Чирикли действовала только из благих побуждений, когда покидала табор. - Тем более, если твой отец помог твоей матери. Значит, он честный, смелый и благородный. Но как тебе поможет в этом "Опера Популер", здесь нет аристократов.
Кристин вспомнился граф де Шаньи, который бывает не редким гостем в гримерной Ла Сорелли, и другие мсье, которые наведываются к артистам балета и хористкам, их вполне можно отнести к постоянной публике, но большая часть их времени проходит за пределами "Опера Популер". Почти никто из них не задерживаться в театре по долгу. Она закусила губу. В девушке боролось два желания: с одной стороны, ей не хотелось разочаровывать Чирикли тем, что возможно, ее отца найти проще где-нибудь в другом месте, а, с другой стороны, ей было интересно, что же именно заставило прийти цыганку именно сюда? Значит, она знает что-то такое, если во всем Париже выбрала именно "Опера Популер", чтобы укрыться.
- Ты уже знаешь, как будешь искать? - Спросила Кристин аккуратно. Меньше всего ей хотелось, чтобы Чирикли посчитала ее излишне любопытной, поэтому она решила, что просто предложит свою помощь. Если Чирикли она не потребуется, то настаивать Кристин не будет. К тому же, не смотря на свое желание, как помочь девушке в сложившихся обстоятельствах, она не знала.
"Ах, если бы здесь была Мэг! Она бы наверняка придумала как помочь ей", - но Кристин и сама понимала, что по авантюризму она вряд ли сможет сравниться со своей любимой подругой, поэтому решила действовать так, как умела.
- Может быть, я смогу тебе помочь в поисках? И в том, чтобы укрыться здесь. Сейчас здесь это будет сделать не просто, но мы можем попробовать.
Кристин улыбнулась, кажется придумав, как можно обмануть бдительных жандармов. Мэг несомненно одобрила бы ее находчивость.
- Что ты умеешь?

+2


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Le Fantome de l'opera" » Здесь нет незваных гостей