Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Dracula: сцена » Реквием по любви


Реквием по любви

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

● Название эпизода: "Реквием по любви"
● Место и время действия: зимняя ночь 1659г., Бран.
● Участники: Satine, Willem von Becker
● Синопсис: Говорят, что умение ждать приводит к исполнению мечт... Вторая по счёту свадьба Дракулы опровергла эту излишне оптимистичную теорию и поставила крест на романтических иллюзиях. Новое знакомство с обаятельным графом оказывается для Сатин весьма кстати, потому что даже вампиру (особенно безнадёжно влюблённому!) иногда очень нужно выговориться и быть верно понятым.

0

2

Сказочная тенденция: прекрасная дама влюбляется в рыцаря-спасителя, он отвечает ей взаимностью, и они вместе на белом коне уезжают в золотисто-розовый закат. И сколько бедняжек за всё время существования этих легенд повелось и поверило во всенепременность этого финала!.. Даже она, Сатин, со всей своей рассудительностью оказалась в капкане простых как песня девических грёз. Будто на её долю выпало мало женского счастья!..
Мысленно морщась и внешне изображая солидарную радость от происходящего, вампиресса, кутаясь в чёрную перьевую накидку, мрачно наблюдала за новоиспечённой супругой Владислава, сосредоточенно царапая ногтями стенки серебряного кубка. Порча графской собственности отчётливыми бороздками совесть Совести ничуть не тревожила: это был минимальный ущерб, не в пример тому, какой она могла бы причинить, дай её вышколенная за сотню лет сдержанность сбой. С чего бы она начала в этом случае?.. О, это очень занимательный вопрос! Пожалуй, в первую очередь расправилась бы с этим дурацким убранством, превращавшим просторную залу в усыпанный белыми лепестками погост. Невесту придушила бы лентой и вывесила за окно, гостей повыкидывала бы с балкона... Какое неслыханное наслаждение - представлять себе это! "И мне ничуть не стыдно, я ведь не собираюсь это вытворять на самом деле", - предупреждая совестливый укол, подумала Сатин, бездумно накрывая холодной ладонью левую сторону груди. Где-то там, внутри, нечто болезненно ныло и наждаком тёрлось о рёберную клетку, причиняя непривычные неудобства. Зависть?.. Женщина едко усмехнулась: вот ещё! Слишком низменная черта для первой приближенной. Да и платье это было бы ей совсем не к лицу: белизна ткани превратила бы её в мертвеца. Зачем усугублять впечатление?..

Пристальный взгляд хозяина больно резанул сознание; видимо, в окружающем его потоке голосов он сумел расслышать греховные мысли своей соратницы и упреждающе пресёк их: "На это у тебя нет права".
"Забылась, господин", - коротко дёрнув плечом, Сатин отступила назад, моментально растворяясь среди кружащихся пар. Странно... Как она могла всё это время не замечать ни танцы, ни музыку? "Должно быть, я начинаю сходить с ума. Мне нужен свежий воздух", - стараясь рассуждать трезво, вампиресса юрко и торопливо продвигалась к балконной арке, испытывая жгучую необходимость стереть с собственного лица фальшивую улыбку и поскалить клыки во всепонимающую и всепринимающую темноту. Портить праздник вампирам - себе дороже!.. Особенно если среди них виновник и хозяин твоего бессмертия.

0

3

Трансильвания откровенно не понравилась вампиру. В этих краях он был впервые, но и  первые впечатления оказались не самые приятные. Виллем откровенно плохо знал румынский язык, но понадеявшись на себя, он даже не взял проводника, чтобы добраться до Бухареста. В итоге, он на одном из перекрестков он свернул в совершенно противоположную сторону, оказавшись в другой части княжества. Люди здесь были подкованы во всем, что касалось защиты от подобных ему существ. Так что поначалу вампиру было действительно туго с добычей крови. Пока он случайно не наткнулся на замок Бран. Теперь ему стало ясно, отчего трансильванские крестьяне таскали с собой по ночам столь большие распятия, а порой даже и фиалы со святой водой.
Странные существа обитали в этом замке. Странные для Виллема, разумеется. Особенно выделялся молчаливый граф, который не слова ни сказал. Зато за него прекрасно говорила вся свита. Для него еще это было совершенно дико. Нидерландский граф все еще плохо знал об обособленностях всех этих кровных уз, связывающих между собой вампиров.
Лениво разглядывая присутствующих, граф все-таки чувствовал себя здесь не в своей тарелке. Все эти вампиры были ему чужды, несмотря на общность их природы. Ему бы лишь эту ночь, да следующий день пережить. А после он уедет в Бухарест по своим делам. Нидерландец медленно потягивал кровь из кубка. Нечто странное праздновали здешние обитатели. Насколько понял сам вампир, граф Дракула привез очередную невесту, рыжеволосую красавицу по имени Маришка. И это притом, что в  замке уже было две бессмертных. И кажется, одной из них  совсем не по душе пришлось наличие еще одной соперницы за сердце графа. Виллем чувствовал, едва ли не ощущал поток ревности, исходившей от вампирши, носившей странную прическу на голове. И чтобы не говорили, что это "совесть" замка Бран, фон Беккер не верил что там все так просто. В этих переплетениях чужих отношений.
Проследив за ней взглядом, вампир отправился следом. Ему было ужасно любопытно разузнать, хотя бы поймать намек на истинные отношения между Совестью и графом Дракулой. Ох, уж эти женщины! И неважно, будь они из знатного рода или обычны крестьянки, но порой их эмоции так легко прочитать, особенно, когда они поддаются своей ревности.
Виллем оказался позади Сатин. Ночь была морозной, но он не чувствовал всю "прелесть"  трансильванской зимы. Звезды весело блестели с чернильного неба.
- Вы не выглядите особо радостной  о того, что ваш хозяин нашел себе вторую невесту, - начал фон Беккер, прекрасно понимая, что поступает бестактно,  но ему так лень было говорит о погоде и прочей ерунде.

+1

4

Конечно, свадьбой как таковой это не было. Просто граф решил поддаться на уговоры своей новой пассии и затеять приём... И Сатин бы не сказала, будто Дракула испытывал сильный дискомфорт. Безусловно, для господина большое скопление гостей за века отчуждения стало непривычным, однако некогда это было его стихией, и теперь он, следуя за воспоминаниями, вновь царствовал на правах хозяина Брана. Плавность, царственность, невозмутимость... Кажется, Совесть была единственной, кто не получал от происходящего никакого удовольствия. Единственной, кто скучал по тем дням, когда подле графа была только она - верная, преданная, исполнительная Сатин. Рассудительная и всегда размышляющая трезво... Быть может, это качество сумеет выручить её и на сей раз?
"Я смогу справиться с этим".
О, эта спасительная самоуверенность! Едко хмыкнув, женщина пристроила локти на замшелых каменных перилах балкона и подняла голову, позволяя ледяным пальцам мороза безжалостно колоть щёки в тщетных попытках вызвать румянец. А ведь когда-то это было так легко - заставить её смущённо порозоветь! Теперь же всё упиралось в утоление немеркнущей жажды. Сколько бы ни было выпито крови, отголосок голода всегда будет взывать к продолжению и не умолкнет до тех самых пор, пока сознание не погрузится в вечный сон...

Любопытно, откуда у молчаливого графа Дракулы оказалось столько знакомых? Заподозрить этого вампира в общительности было невозможно, и вампирша в очередной раз невольно восхитилась вездесущностью своего хозяина. Если бы только, если бы только... Но куда уж требовать большего внимания, чем то, что ей уделялось? Сейчас оно бы и вовсе сгубило её: Совесть вряд ли смогла бы приструнить свои мысли и в результате неимоверно стыдилась бы до конца ночей своих, раскрой их её благодетель. Гости же - и при мысли об этом Сатин испытала облегчение, - позволяли ей скрыться, затеряться среди чужих голосов.
- Вы не выглядите особо радостной  о того, что ваш хозяин нашел себе вторую невесту.
Вампирша застыла, хмурясь. Это её собственные мысли или же...?
Резкий поворот головы до хруста позвонков - и колючие зелёные глаза впиваются в лицо незнакомца, пристально его изучая. Занятно... Это настолько очевидно? Или он тоже обладает особым даром?
- Почему вы так думаете? - алые губы вампирши дрогнули в улыбке. - Может, мне в бокале кровь несвежая попалась? Не самые приятные ощущения даже для вампира, когда внутри всё крутит.
"Внутри всё крутит". Да, в этой характеристике она ни на йоту не солгала.
- А вы, я так понимаю, один из старинных знакомых графа, чей дар - удивительная проницательность?

0

5

Вампир не чувствовал холода. Не ощущал морозного дыхания зимы на своей коже, холодных порывов ветра, любящих проникать по одежду, заставляя тело быстрее отдавать свое тепло. Он был мертв, как и все здесь в замке. Вот уж больше, чем полсотни лет. И, тем не менее, до сих пор было трудно привыкнуть к этой новой особенности своего организма.
- Почему я так думаю? - переспрашивает граф специально, чтобы оттянуть момент, когда он ответит на этот вопрос. Возможно, стоит сказать правду? Сказать ей, что вокруг нее просто аура из ревности и зависти. Весь спектр чувств, которые завладевают человеком или вампиром, когда он не получает того, чего действительно хочет на самом деле. Или когда внезапно появляется конкурентка, обладающая всеми подходящими качествами,  что тоже равнозначно. - Мне так показалось. Или я ошибаюсь? Вы сейчас явно не в духе. Такое чувство, что вам кто-то наступил на больную мозоль. Обычно так все и выглядит.
Виллем прищурился, смотря на Сатин. Сколько она здесь живет? Одну, две или больше сотен лет? А может и все наоборот? Он же не уточнял у каждого из обитателей замка Бран, сколько лет они здесь успели пожить. На самом деле, это было совсем не интересно. Минует день, а с ними и вечер, после этого фон Беккер отправится в Бухарест. А сейчас, именно в этот момент, ему крайне любопытна Совесть этого замка.
- Да ладно вам. Мне казалось, что кровь была вполне неплоха, - пожал плечами вампир, положив руку на холодный камень парапета. Кровь как кровь, если и горчила, то самую малость. Конечно, Сатин лукавила, не признаваясь в своих истинных чувствах. А фон Беккер ощущал это, словно охотничий пес поймавший след дичи.
- Мы не так, чтобы и знакомы давно. Впрочем, время - понятие растяжимое. А насчет моей удивительной проницаемости.  Глупости, дорогая Сатин. Я просто стараюсь замечать то, что так тщательно пытаются скрыть от посторонних глаз. Но порой это так плохо получается, что все очень очевидно.  А вот вы, что насчет вас? Давно вы знаете графа?
Вампир внезапно перевел тему в немного другое русло. Все же было интересно, какие отношения были между этими двумя.

0

6

Переспрашивает. Что-то знает? Читает мысли? Или же он - обращённый в вампира колдун? Сатин внутренне напряглась, на долю мгновения закусив губу. Чем ей это грозит? Чем обернётся для неё этот миг слабости, эта откровенно человеческая эмоция, если о ней узнает хозяин? Мысли шестерёнками завертелись в голове, просчитывая возможные последствия. Недостойная вампира провинность... Не будет стоить слишком много. Это не изгнание и не ссылка в кладбищенский склеп, но отдалить от себя Совесть рассердившийся Дракула вполне мог. Это не самое жестокое наказание, но достаточное, чтобы заставить её мучиться.
- Вы и вправду очень проницательны, - пауза наконец была прервана приглушённым голосом вампирессы, коротко усмехнувшейся. Ах, горькая ирония!.. Впрочем, если всё настолько очевидно, то, может, стоит послать к чертям секретность? Всего на одну ночь... Соблазн был велик. В конце концов, даже граф иногда испытывает нужду в слушателе! Но Сатин пока держалась. Это была своеобразная игра, и прерывать её вот так сразу было неинтересно.

Протянув руку, женщина щёлкнула холёными пальцами по ободку кубка в руках гостя.
- Вероятно, я просто избалована. Светская жизнь накладывает свой отпечаток, и спустя время даже сладкая кровь кажется горькой, и возникает жгучее желание попробовать что-нибудь новое, - заметила она, неопределённо пожав плечами с неизменной улыбкой, точно приклеившейся к алым губам. - Но если вам "вино" пришлось по вкусу, то я крайне рада это слышать: отчасти организацией вечера занималась я... На правах, скажем, временного мажордома.
Отстранившись от перил, Сатин церемонно поклонилась и вновь облокотилась на парапет, подпирая ладонью подбородок. Мужчина, как назло, задавал опасные вопросы, подталкивающие её к пропасти воспоминаний, в которые она старалась не возвращаться. Как бы суметь удержаться на самом краю, заглянуть - и не упасть вниз?
- С нашей первой встречи минуло более века, и иной раз мне кажется, что моё бессмертие - всего лишь человеческий сон, который закончится, когда я открою глаза. Но моя ночь вечна... Как и у всех, кто нынче почтил Бран своим присутствием. - Совесть перевела задумчивый взгляд на своего собеседника, внимавшего ей с выражением любезной заинтересованности, и, лукаво прищурившись, полюбопытствовала:
- Раз вы столь наблюдательны, господин, не расскажете ли, что на самом деле испытывают виновники сего торжества? Быть может, "невеста" напугана своей ролью? Или же граф испытывает недовольство касаемо происходящего?

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Dracula: сцена » Реквием по любви