Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Fantome: сцена » Как это чудесно — иметь возможность помогать другим, правда?


Как это чудесно — иметь возможность помогать другим, правда?

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

● Название эпизода: Как это чудесно — иметь возможность помогать другим, правда?
● Место и время действия: 17 июня 1870 года, "Опера Популер".
● Участники: Marie Laforêt и Carlotta Giudicelli.
● Синопсис: До выхода на сцену осталось пол часа. Карлотта с ужасом обнаруживает, что ее драгоценное платье для первого появления  испорчено, предположительно, известным всем обитателям "Оперы Популер" Призраком Оперы. В нужное время и в нужном месте оказывается юная Мари Лафоре, которая совсем недавно стала хористкой. Она решает помочь диве в такой критический момент и весьма успешно использует свое умение обращаться с иголкой и ниткой.

Отредактировано Marie Laforêt (18-05-2016 23:03:53)

0

2

Пожалуй, ей такое и не снилось! Теперь пение Мари Лафоре услышат не только сценические костюмы, висевшие в стройных рядах на деревянных вешалках, танцевальная обувь,  спокойно ожидавшая своего звездного часа, лоскутки дорогих тканей, которыми был усыпан пол в мастерской, и мама, вечно пропадавшая в костюмерной за пошивом очередного наряда для грядущей премьеры.  Она будет петь для всего зрительного зала «Оперы Популер», будет удивлять и радовать, оставлять в сердце каждого частичку себя, маленький огонек, который еще долго не погаснет. Мари никогда и не думала, что ей выпадет шанс стать одной из хористок труппы и выйти на огромную сцену, которая освещалась вереницей многочисленных горящих свечей на авансцене. Хотела, чтобы единственный близкий  сердцу человек – мама – гордился своей дочерью, которая уже добилась  пусть маленьких, но столь значимых для девушки успехов.  Только вот  мнение и признание одной лишь мадам Лафоре волновало Мари? В связи с недавними событиями, произошедшими в театре, и рассказами Кристин Даэ, которые, скорее, были похожи на детские фантазии и выдумки, нежели на реальные истории, хористка стала все чаще задумываться над тем, не доносится ли ее пение до чутких ушей хозяина оперы, так умело скрывающегося в недрах здания от людских глаз. Но, видимо, толстые стены «Опера Популер» не желали пропускать сквозь себя ее чистый голос и делали всё, чтобы она не была услышана Призраком. Пусть так. Она верила, что всё-таки их долгожданная встреча произойдет, и ее жизнь капельку изменится после нее в лучшую сторону. Кажется, что во всем Париже не найти такого потрясающего мастера своего дела, каковым был он – по крайней мере, так говорила мадемуазель Даэ.
– Эй, красавица! – ворвался в мысли Лафоре хриплый мужской голос, – Не слишком ли рано для сна?
Веки мгновенно поднялись,  длинные ресницы взмыли вверх, а зрачки начали в беспорядочном движении искать того, кому принадлежал столь противный уху скрежет. Буквально через пару минут Мари обнаружила стоящего около себя работника сцены с неподходящим ему именем Жером. Почему неподходящим? Да тут всё ясно, как божий день. Даже самая последняя собака в театре знает, что Жером – заядлый пьяница, а если кто-то увидит его в трезвом состоянии, то это настоящая удача. Девушка испытывала жалость к старику, но отвращение всё-таки всякий раз побеждало, и именно поэтому сейчас она отпрыгнула от него в противоположную сторону.
– А! Это ты, – хористка через силу улыбнулась мужчине, – Задумалась о своем.
– Ну-ка, – его руки потянулись прямо в сторону ее оголенных плеч, – Брысь!
Девушка вмиг отпрянула. Оказалось, что он не хотел касаться ее. Ему была нужна часть декорации, на которую секунду назад опиралась Мари. Старик с ловкостью юнца подхватил разукрашенную фанеру и направился в конец коридора, где находилась дверца, ведущая непосредственно за кулисы. 
В сегодняшнем действе Лафоре не принимала участия. Новые владельцы «Опера Популер» еще боятся выпускать новенькую на сцену, а тем более в день премьеры. Ей было наказано стоять в закулисном пространстве и оттуда наблюдать за тем, что будет происходить, внимательно слушать свою будущую партию и просто тихонечко стоять в сторонке, чтобы никому не мешать. Вот мимо нее по длинному коридору, звонко переговариваясь, пробежала стайка белокурых балерин, которые будут танцевать в самом начале, и удалилась в том же направлении, где в последний раз хористка видела Жерома. Среди молодых девушек была и Мэг Жири. Такая светлая, улыбающаяся и смеющаяся так, словно чирикает крохотная птичка. Мари успела легко  махнуть ей рукой, посылая безмолвное приветствие.

0

3

За кулисами был дым коромыслом. Так всегда бывало перед спектаклями, тем более перед премьерными спектаклями. Декорации пытались выстроить так, чтобы их легко было вытаскивать на сцену и утаскивать с нее. В коридорах разминались балерины под чутким присмотром мадам Жири, чуть поодаль месье Рейе давал советы хористкам, указывая им на какие-то точки на стене. Скорее всего, это была имитация сцены, и он показывал повторял с ними мизансцены одну за другой. Солисты тоже распевались неподалеку, мало заботясь о том, что мешают друг другу. Хотя все были в таком волнении, что вряд ли кого-то замечали кроме себя. Между балетом, хористами и солистами носились рабочие сцены и костюмеры. Кто-то пытался приколотить доску, которая неизвестно как уже успела отвалиться от новых декораций, кто-то прямо на ходу пытался поправить прически хористам, пока они слушали месье Рейе. Кто-то подшивал платья, чистил обувь или закреплял шпильки на корсетах платьев, чтобы легко их было снять в нужный момент.
До начала спектакля было еще больше часа, но перед премьерой никто не мог сидеть сложа руки. А те, кто не принимал активное участие в сегодняшнем представлении и ничем не могли помочь, старались просто не мешать.
Месье Рейе еще раз провел рукой по стене и хотел что-то сказать, но вдруг все собравшиеся услышали какой-то шум, словно кто-то ногой пнул доску и та сбила еще несколько себе подобных.
- No, no, no! - Теперь все собравшиеся отчетливо слышали голос рыжеволосой примы театра Карлотты Гудичелли, которая сегодня должна была блистать на сцене в главной роли. В скором времени появилась она сама. Рыжие волосы еще были не прибраны в высокую прическу, а сама Карлотта была еще не одета. Какую-то долю секунды все взирали на простое белое платье Карлотты, которое она использовала, когда переодевалась во время спектаклей. Поверх него можно было надеть любой сложный наряд, чтобы тот не касался обнаженного тела. По задумке костюмеров Карлотта не должна была выглядеть так... откровенно. Но едва дива взмахнула обнаженными руками, как появилось и второе действующее лицо - ее костюмерша. Бедная девушка несла платье Карлотты для выхода на сцену с таким несчастным видом, что все поняли тут же - случилось что-то ужасное.
- Вот! - Едва заметив месье Рейе, к которому она и держала путь, Карлотта вырвала платье из рук своей костюмерши и потрясла им перед лицом главного репетитора. - Ви видите, что здесь происходит? Ви, ви, опять не уследили! Мое платье еще вчера было полностью готово к сегодняшнему спектаклю, а сейчас ви видите это?
На самом деле месье Рейе ничего не видел. Карлотта лишь трясла платьем так усердно, что невозможно было сразу разглядеть в чем же изъян.
- Что произошло? - Быстро среагировал главный репетитор. Он знал, что Карлотта легко может закатить скандал, но так же и знал, что на пустом месте это не так просто и сделать. Значит что-то произошло, что опять привело сеньору Гудичелли в ярость. - Скажите мне, чем я могу Вам помочь?
- Чем Ви можете мне помочь? Чем Ви можете мне помочь? А ничем! - Карлотта явно была настроена на продолжение скандала, который, в худшем случае может прийти к тому, что она заявит, что не собирается выходить на сцену. За час до спектакля - это было бы очень серьезное заявление, которое могло поставить под удар премьер показного спектакля. - Только если Ви умеете шить. Ви умеете шить? Нет! Никто в этом театре не умеет нормально шить! Вчера мое платье было прекрасно, вчера необходимо было только украсить его подол и все! Эта, - сеньора Гудичелли указала на свою костюмершу, - отдала платье вчера на доработку. А сегодня притащила вот это! Ви посмотрите, посмотрите! И теперь она заявляет, что не сможет поправить это! Кто-то, о, и я знаю кто, испортил мое платье! А Ви опять ничего не делаете!
Карлотта сунула платье обратно своей костюмерше, а сама, скрестив руки на груди, выжидающе смотрела на собравшихся.

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Fantome: сцена » Как это чудесно — иметь возможность помогать другим, правда?