Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Mozart: сцена » И в этот волшебный час мы все наденем маски


И в этот волшебный час мы все наденем маски

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://s2.uploads.ru/0fzto.png
Лучший эпизод сезона: основная игра, осень 2016

● Название эпизода: И в этот волшебный час мы все наденем маски
● Место и время действия: Вена, маскарад в доме одного из знатных горожан, 15 августа 1782 года
● Участники: Irene Chenier, Marco Simoni
● Синопсис: Один из клиентов привел Ирен Шенье на маскарад как свою даму. На этот же маскарад приглашен гостем оперный певец Марко Симони. Лица здесь у всех скрыты под масками, а значит, человек может выйти за рамки, навязанные ему обществом.

Отредактировано Marco Simoni (29-05-2016 17:06:07)

0

2

«Маски, маски, маски... Мы все носим маски», - думала Ирэн. Со всех сторон на нее налетели звуки и краски, от которых она уже отвыкла. Приятная музыка, тихие, спокойные разговоры. Шаги танцующих пар.
Когда один из ее клиентов предложил ей так разнообразить работу, она мешкала лишь секунду. Опасность, что ее обманут, была велика, но ради возможности посмотреть на частицу давно утерянного ей мира, Ирэн была готова рискнуть. Клиент, своего имени, конечно, не назвавший, готов был щедро заплатить за целый вечер. «Это будет сплошное развлечение, крошка. Легкие деньги, что скажешь?» - так он говорил, касаясь ее шеи кончиками пальцев, отчего по коже бежали мурашки – не от того, что было приятно, нет, больше от страха. – «Есть в тебе что-то от дворянки. Соглашайся».
Они пришли на маскарад вместе, и некоторое время мужчина не отходил от нее, ухаживал, как за своей дамой, а Ирэн сдержанно принимала его ухаживания, не выходя за рамки приличий. Взамен она ловила его одобрительные улыбки. На ней было довольно простое, но изящное, светлых тонов платье и столь же невычурная маска. Потом он отлучился, сказав, что, возможно, еще вернется, и Ирэн осталась в одиночестве. Она была не против. Ей хотелось немного насладиться вечером, впитать эту атмосферу, в которую насмешливая Фортуна вновь позволила ей окунуться.

+1

3

Входить в образ можно не только на сцене. Марко Симони всегда любил перевоплощаться и поэтому не мог оставаться равнодушным к такому пестрому празднику перевоплощений, как маскарад. Сцена, безусловно, требовала гораздо большего погружения в образ, но у маскарада было одно преимущество: здесь никто не был связан текстом либретто, написанным другим человеком. Любая нимфа или сатир вольны были делать что вздумается, флиртовать с кем угодно, не заботясь о последствиях. Для многих маска, скрывающая лицо, становилось возможностью обнажить свою душу...
Но думать о таких философских вещах Марко сейчас не хотелось. Его собственное лицо было закрыто маской "гатто", напоминавшей кошачью мордочку и очень любимой у него на родине. Марко и сам сейчас ощущал себя котом - грациозным, быстрым, ловким. Пожалуй, только хвоста не хватает - эта мысль заставила его улыбнуться.
Кончился очередной танец, и партнерша Марко скрылась, видимо, отправившись на поиски нового кавалера. Оглядевшись в поисках новой дамы, которая могла бы составить ему компанию, он обратил внимание на темноволосую девушку в светлом платье и скромной аккуратной маске, стоявшую в одиночестве.
Приблизившись к девушке, Марко отвесил изящный поклон и произнес:
- Позвольте пригласить вас на танец, любезная госпожа.
Хотелось бы знать, кто может скрываться под этой маской. Некоторых своих знакомых он узнавал по голосу, но случалось и такое, что его удавалось провести даже коллегам из театра, с которыми он работал не первый год. Раз на раз не приходится, и на любом маскараде всегда есть место сюрпризам.

Отредактировано Marco Simoni (02-06-2016 22:08:28)

+1

4

Ирэн, витавшая в облаках своих мыслей, чуть было не вздрогнула, когда услышала мужской голос:
- Позвольте пригласить вас на танец, любезная госпожа.
Такое вежливое обращение уже стало непривычным, более чем. Она получше оглядела мужчину, обратившегося к ней. Высокий. Лицо его было скрыто за элегантной кошачьей маской, но в глазах его Ирэн не видела ничего по-кошачьи коварного. Темно-карие, удивительно красивые, вызвали ассоциацию с горячим шоколадом в холодную марсельскую зиму. Француженка улыбнулась.
- С удовольствием, - ответила она, протягивая руку. Лишь на секунду Ирэн задумалась, будет ли злиться ее исчезнувший куда-то клиент. От одного танца ведь ничего не будет, верно? К тому же мужчина был весьма недурен собой, если судить по его телосложению и тому, что не скрывала маска. И, как никак, был частью того мира, к которому Ирэн так стремилась вновь приобщиться, хотя бы на этот вечер.

+1

5

Незнакомка будто не ожидала приглашения. Будто очнувшись от каких-то своих мыслей, она внимательно оглядела Марко, однако недовольной вовсе не казалась. Одарив Марко очаровательной улыбкой, она любезно протянула ему руку. Аккуратно взяв даму за кончики пальцев, Марко повёл её в круг.
Оркестр заиграл чудесную мелодию, пары закружились в танце. А Марко всё пытался угадать, кто же перед ним. Девушка была невысока и изящно сложена, но по одним только этим приметам сложно было строить догадки. Она могла оказаться как хористкой из Бургтеатра, так и молодой аристократкой, дочерью титулованного отца. Акцент... пожалуй, похож на французский.
- Как вам нравится этот вечер, сударыня? - мягко спросил Марко. - Признаюсь, самому мне всегда по душе была пестрота маскарадов, когда бальный зал превращается то ли во дворец короля фей, то ли в театральную сцену, где каждый может выбрать себе желанную роль. Словно все краски жизни собираются в такой вечер под одной крышей, чтобы воплотить мечты людей, умеющих мечтать, и напомнить об этом важном даре тем, кто за повседневными хлопотами успел о нём забыть.

+1

6

В какую игру они играли? Ирэн чуть прищурила глаза за маской, когда танец завлек их. Она немного боялась, что разучилась хорошо танцевать за все это время нищеты и несчастий, но тело вспомнило. Тело отозвалось чутко, радостно затрепетало внутри, будто тысячи бабочек затрепетали крылышками в грудной клетке. И, хотя Ирэн была очень взволнована, она пыталась сохранять спокойный вид. Выдавал ее лишь озорной блеск глаз. На губах все еще играла тень улыбки, и Ирэн с трудом сдерживалась, чтобы эта полу-улыбка не превратилась в слишком уж радостную.
-  У Вас интересные мысли, - произнесла она, несколько завороженная его голосом, его плавной и красивой речью.  Она даже на мгновение прикрыла глаза, позволяя телу на несколько мгновений целиком отдаться танцу. Затем, продолжила. – Какова же Ваша роль? О чем Вы мечтаете?
Это был провокационный вопрос, и Ирэн выдали все те же игривые огоньки в серых глазах. Кроме того, ей было интересно. Кто скрывается под этой кошачьей маской? Интрига, тайна волновали и заставляли сердце биться чаще. А Ирэн… Ирэн от природы была любопытной.

+1

7

Девушка оказалась прекрасной партнёршей, вести её не составляло никакого труда. Наверняка это для неё далеко не первый бал, и в свете ей приходилось бывать уже не раз. Вот девушка прикрыла глаза, но с такта не сбилась ничуть - словно рождена была для танца. Марко очень хотелось, чтобы мелодия звучала как можно дольше, чтобы как можно дольше они двигались в танце вдвоём.
- На этом балу моя роль - это кот, - ответил Марко на вопрос собеседницы. - Зверь, который любит наблюдать за людьми, но не стремится вмешиваться в их дела. Который может часами просидеть на оконном карнизе, наблюдая за прохожими - и кто может сказать, что его в это время заботит? Там, где я родился, множество кошек. И живых, которые ловят мышей, и фарфоровых статуэток, которые люди размещают в своих жилищах, чтобы привнести в них красоту. Пожалуй, я мечтаю о том, чтобы в мире было больше красоты. Красивых балов, красивой музыки, красивых женщин... и прекрасных мыслей. Хотели бы вы, сударыня, жить в мире, созданном из одной только красоты? Мне кажется, если такой мир существует, то вас там примут с радостью.

+1

8

И вновь ее завораживал его голос. И глаза, гипнотизирующие, как у настоящего кота. Что-то было необычное в этом мужчине, и слова это подтверждали. Как не от мира сего, как беспристрастный ангел, спустившийся, чтобы оценить людей за их проступки и поступки. Ирэн невольно ощутила дрожь, но не позволила себе сбиться с такта. Правда, она чуть было не оступилась, когда таинственный мужчина сделал ей комплимент. На щеках проступил румянец, но не смущения – стыда. Конечно, он не мог знать, как ее изувечила эта жизнь, какие отвратительные шрамы она оставила внутри. Ирэн взглянула мужчине в глаза.
- Благодарю Вас, господин. Но, если позволите, в этом мире Вас бы приняли куда более радушно, чем меня.
Она опустила взгляд, не решившись смущать его долгим зрительным контактом. Смотрела теперь на его шею. В ней говорила не скромность. Просто она действительно думала, чо такой падшей женщине, как она, в мире, исполненном красоты, не будет места. Важна не только красота внешняя, но и красота внутренняя, верно?
- Но не думаете ли Вы, что в мире, целиком созданным из одних красивых вещей, красота обесценится? Ведь она познается в сравнении. Кошки кажутся мне красивыми созданиями, но были бы они для меня такими, если бы мне не с чем было их сравнить?
Она говорила тихо, не повышая голоса, но все же так, чтобы собеседник слышал ее сквозь музыку.
- У меня была милая кошечка. Она вела себя независимо и гордо, но по вечерам приходила ко мне за своей долей ласки. Если бы не было этих периодов равнодушия, ценила бы я так эти вечера?
Она замолчала и даже прикусила губу, пытаясь понять, не слишком ли разболталась.

+1

9

В ответ на его комплимент девушка зарделась, но, видимо, не от смущения - судя по тем словам, которые она произнесла в ответ, глядя Марко прямо в глаза. Уж не задел ли он ненароком её чувств? Возможно, сама эта девушка считала себя дурнушкой? Или была безответно влюблена в человека, который предпочёл ей другую, сочтя более красивой?
Возможно, не стоило дальше развивать тему красоты, но девушка сама продолжила разговор. Её слова свидетельствовали об уме и наблюдательности, хотя Марко не мог согласиться с ними полностью.
- Отчасти так и есть, - отвечал он. - К сожалению, многие люди способны оценить благо лишь тогда, когда есть с чем сравнивать. Очень часто человек, окружённый благами, воспринимает их как должное. Так порой ребёнок, которому родители безвозмездно дарят свою любовь, вырастает эгоистом, которому в голову не приходит, что родители также могут нуждаться в любви и заботе. Я думаю, что человеку нужно дорасти до того, чтобы научиться ценить красоту без оглядки на уродство - но очень хочется верить, что когда-нибудь человечество к этому придёт. Ведь зло возникло в мире лишь как противоположность добру. Тень не может существовать без источника света, но свет без неё - может, как бы ни хотелось тени верить в обратное, как бы ни пыталась она убедить людей в своей значимости. А в царстве красоты у всех людей прекрасные мысли - а значит, им для понимания красоты не нужно сравнивать её с уродством.

+1

10

И в его словах была правда. Ирэн задумалась, невольно упустив с губ улыбку. Лицо ее приняло крайне серьезное выражение. Видно было, что сказанные ей слова она не пропустила мимо себя, а осознала, разглядела, как разглядывают грани драгоценного камня.
Слова о родителях невольно причинили ей боль, острой иголкой кольнули сердце. Не была ли она сама эгоистичным ребенком? В конце концов, она сбежала с… этим человеком, оставила родителей одних. И сейчас, осознавая свою ошибку, думала о том, какую боль им причинила, пойдя на поводу у собственных капризов. Да, порой они были строги, но и любили ее. Чувство вины – плеть, опускающаяся не на лопатки, а на обнаженную душу.
- Возможно, Вы правы, - наконец, сказала она, скрывая горечь. – Мир слишком сложен, чтобы описать его точно несколькими словами, да?
Последняя фраза вырвалась случайно, но Ирэн все-таки решила продолжить.
- Вы сказали… Тень – как противоположность свету. Тень, тьма может скрывать гнусности и подлости, а может – укрывать тяжело больного человека, облегчая его страдания и способствуя выздоровлению. И свет… тоже бывает двуличен.
Она улыбнулась ему почти лукаво. Она хотела немного с ним поспорить, не из антипатии, конечно, наоборот. Хотелось услышать, что он думает, хотелось больше увлечь его разговором, даже вести, пожалуй, как он сейчас вел ее в танце.

+1

11

Теперь у Марко не было сомнений, что этой девушке пришлось многое пережить. Быть может, в её жизни было что-то такое, что ей самой хотелось бы укрыть за завесой тьмы?
- Думаю, очень многое зависит от того, что в понятия "свет" и "тьма" вкладывает говорящий, - ответил он наконец. - Все мы понимаем, что это всего лишь метафоры, если только речь не идёт о дне и ночи. Настоящую ночную темноту я люблю - ночью человек отдыхает от дневных забот, давая свободу своим мыслям, движениям своей души. Ночью особенно сладким становится аромат цветов, которого днём люди часто не замечают, смолкает шум повозок, позволяя нам вслушиваться в голоса ночных птиц. А "светом" очень любят провозглашать себя люди, занимающие высокое положение в обществе, и "мнение света" на деле означает мнение этих людей. А среди них много лицемеров, которые своим двуличием заставляют остальных сомневаться в существовании настоящего света, живущего в человеческой душе и неразрывно связанного с чистотой совести. Не стоит путать истинный свет с псевдосветом, иначе можно разувериться как в людях, так и в жизни. А это неизбежно оборачивается разочарованием в самом себе.

+1

12

Ночью особенно сладким становится аромат духов. Особенно слышным прерывистое дыхание. Ирэн прикрывает глаза, стараясь держать свои чувства в узде. Ей некогда ночью прислушиваться к пению ночных птиц. Она не обретает ночью свободу. Ее аромат цветов – зловоние трактира. Но со словами мужчины она не может не согласиться.
- Вы рассуждаете, как человек, который разбирается в людях и в человеческой природе, - говорит она осторожно. Пытливо смотрит. – Рискну предположить, что искусство – неотъемлемая часть Вашей жизни. Оно… умеет раскрывать сердца, воспитывает необходимую проницательность. Если, конечно, открыться в ответ ему.
Конечно, природное любопытство пробуждает в ней желание заглянуть под эту кошачью маску еще. Она смотрит мужчине в глаза – зеркало души, и надеется в них разглядеть его отражение, но пока лишь видит только свое. Но ее это не злит, не расстраивает, лишь добавляет игривости. И если сейчас, ступив на тонкий лед личных вопросов, она не провалится… Что ж, можно будет назвать этот вечер поистине удачным.

+1

13

Просто поразительно, как эта молодая дама читала в его душе!
- Вы правы, сударыня, - подтвердил Марко её догадку. - Моя жизнь действительно тесно связана с искусством. Порой мне кажется, что искусство и есть вся моя жизнь, а реальность осталась где-то в другом мире. В мире, где есть обычные люди и нет древних царей, великих героев и мудрых волшебниц, с которыми мне нередко приходится иметь дело. Но потом всё возвращается на свои места, я вспоминаю о том, что вокруг меня - Вена, а вовсе не мифическое царство, а люди передвигаются по улицам в каретах, а не на колесницах. Многие уходят в воображаемые миры для того, чтобы отдохнуть от реальной жизни, но есть и такие, кому отдыхать приходится в реальности, а трудиться в волшебных царствах. Каким маскарадом иногда может обернуться сама судьба человека! Трудно представить себе карнавал более пёстрый и полный неожиданностей, чем тот, который окружает нас в обычной повседневности. Возможно, вы задумывались над этим? Ваши слова свидетельствуют о глубоком знании жизни и человеческих сердец.

0

14

Интуиция ее не подвела. Ирэн почти с торжеством прищурила серые глаза. Перед ней был воистину человек искусства. Стоило только прислушаться, с каким воодушевлением он говорил.
- Жизнь, этот карнавал, как Вы сказали, научила меня заглядывать под маски, - сказала она. Вспомнила того человека, с которым приехала в Вену, его ласковую и заботливую маску, которую она ошибочно приняла за его настоящее лицо. Прогнав же его из мыслей, улыбнулась, хитро взглянув на мужчину. – И самой их носить.
Возможно, это было лишним. Возможно, стоило держать дистанцию. Но разговор затрагивал струны ее души, и отзвук невольно рвался сквозь преграду губ.
- Но всегда наступает момент, когда маски снимаются. Видишь настоящие лица. Иногда это происходит неожиданно. Иногда ты сам прикладываешь к этому руку.
На секунду ей даже захотелось коснуться пальцами кошачьей маски, но Ирэн сдержалась. Ей не хотелось бы компрометировать своего партнера лишними прикосновениями. Да и, если она хотела, чтобы он открыл ей свое лицо, дело чести (тех малых крупиц, что у нее еще остались) отплатить ему тем же. Ирэн не была уверена, что готова открыться. Впрочем, она не была уверенна также в том, что готова увидеть лицо, спрятанное за кошачьей маской.

+1

15

Молодая дама хитро улыбалась, но в словах её был серьёзный смысл, возможно, даже двойной смысл. Что-то незнакомка недоговаривала, но что именно?
С масками жизни Марко нередко приходилось иметь дело в театре, где многие артисты и музыканты больше думали о своей карьере, чем об истинном искусстве, а певцы, чтобы получить желанную партию, могли запросто прибегнуть к сомнительным методам. Возможно, эта дама - артистка, выступающая на сцене? В том, что она была артисткой по жизни, Марко не сомневался.
- И что же вам больше по душе, сударыня? - спросил Марко. - Носить маски самой или срывать их с других?
Человек, который способен сорвать маски с других и сохранить при этом свою, может быть по-настоящему опасен. Обычно именно такие приходят к власти, зачастую идя по головам своих соперников. С такими Марко пришлось много лет назад столкнуться в консерватории, где от успеха зависела вся дальнейшая жизнь учеников. Если юный сопранист недостаточно хорошо пел, его оттесняли другие, и о дальнейшей судьбе неудачливого подростка можно было только пожалеть. Самого Марко запросто могли оттереть - к интригам у него не было никаких склонностей, и спас его только голос, данный Богом. Что стало бы с ним после консерватории, если бы его голос не приводил слушателей в такое восхищение - можно было только гадать, и догадки получались нерадостными... Но пора было возвращаться к тому пёстрому миру, который сейчас для них двоих был реальностью.
- И какую же маску вы выбрали для этого вечера, сударыня? - продолжил Марко расспросы.

+1

16

– Я бы предпочла вообще обойтись без них. Искренность, настоящие лица. Но, если выбирать меньшее из двух зол, я бы лучше срывала их с других, - непринужденно ответила Ирэн. – Потворствовала бы правде. Хотя я понимаю, что при этом чувствует другой человек. Беззащитность. Будто его выволокли из панциря или повернули вверх брюхом, обнажили слабые места, в которые можно ударить.
На секунду Ирэн задумалась, не сказала ли лишнего. Ее собеседник, вне всяких сомнений, тоже отличался проницательностью, а ее задачей было заглянуть под его маску и не выдать себя. Потому что вряд ли ему понравится то, что он увидит под ее маской. «Падшая женщина!» - возможно, воскликнет он, и их танец прервется, а приятные воспоминания этого вечера растерзают в клочья стыд и страх.
– Маску загадочной собеседницы, – тихо рассмеялась француженка, голосом не выказывая волнения, хотя оно и поблескивало на дне ее серых глаз. – Маску простую и элегантную, но все еще играющую свою роль. Что-то более вычурное отвлекало бы.
Это объяснение должно было удовлетворить ее собеседника, пускай было лишь наполовину правдой. Она не могла себе позволить дорогой наряд, потому что это были не ее деньги. Итог был компромиссом между простотой и красотой.
- А Вы? Любите носить маски или срывать их? – спросила Шенье, не скрывая любопытства.

+1

17

- Что же, если ваша роль - загадочная собеседница, то она прекрасно вам удаётся, - улыбнулся Марко. - И мне приятно слышать, что вам нравится простота. В наше время естественность вышла из моды, если человек ведёт себя естественно, держится просто, одевается без изысков - то про такого говорят, что он безнадёжно отстал от моды. При этом мало кто думает, что у человека, к примеру, может быть аллергия на пудру, без которой сейчас никуда...
Сам Марко, к счастью, аллергией не страдал - но ему было известно, что некоторые господа и дамы, появившись в свете в напудренном парике, на следующий день страдали от зуда на лице и воспаления глаз. И всё же мало кто осмелился бы пойти против веяний моды.
- Люблю ли я срывать маски или носить их? - повторил Симони вопрос девушки. - В обычной жизни - ни то, ни другое. Но встречаются в жизни и такие люди, которые заслуживают того, чтобы с них сняли маску - всяческие интриганы, которые портят жизнь хорошим людям под маской дружбы или участия. С таких я сдёргивал бы маски без сожаления, даже если это причинит им боль. Однако случается так, что человек носит маску лишь потому, что смущается какой-то своей слабости или боится осуждения. Наверное, обладай я талантом читать в душах людей - с них я тоже снимал бы маски, но очень осторожно, чтобы мои прикосновения не причиняли боли, а дарили удовольствие и придавали уверенности, чтобы человеку захотелось самому расстаться с маской и показать миру настоящее лицо.

+1

18

– Благодарю за комплимент, – улыбка, чуть более искренняя, чем всегда.
Люди, которые заслуживают сорванной маски... Как хорошо это было знакомо Ирэн! Желание под маской любви, участие под маской корысти. Слишком часто приходится с этим сталкиваться. У нее невольно дрогнули губы. Последующие слова, однако, приносят еще больше боли.
– А если этот человек... достоин осуждения? Если он очернен и опорочен, и лишь потому скрывается под маской? Потому что иначе те, к кому он пытается приблизиться, в отвращении отдернут руки? – спросила Ирэн, стараясь убрать из голоса волнения. Слабый его отголосок все же остается. – Потому что под маской – нечто, недостойное любви и внимания, хоть и испуганное и не желающее причинять кому бы то ни было зло.
Она замолчала, понимая, что сейчас может заплакать. Глаза заблестели, и она отвела взгляд, сдержалась, стараясь медленно и спокойно дышать. Пытаясь удержать на лице соскальзывающую маску – но отнюдь не ту простую черную, которая сейчас красовалась на ее лице. Что будет, если она выдаст себя? Лучше поскорее отвести разговор на тропу другой темы.

+1

19

Вот тебе и прикосновения, не причиняющие боли и придающие уверенность! Кажется, своими словами он нечаянно ударил по больному - судя по тому, как изменился голос девушки, как она отвела взгляд.
Если это так, то он просто обязан загладить свою вину.
- Человек, не желающий никому причинять зла, тем более достоин любви, - заговорил он, очень надеясь, что от его слов девушке станет лучше, а не хуже. - Осуждения достойны те, кто его очернил и опорочил. Порой люди, которым причинили зло, которым жизнь нанесла жестокий удар, начинают считать себя недостойными любви - возможно, потому, что пытаются подыскать хоть какое-то объяснение страданиям, выпавшим на их долю... Однако следует помнить, что любой человек, даже тот, кому были нанесены тяжёлые раны, телесные или душевные, остаётся образом и подобием Божьим - а значит, заслуживает любви, какими бы оскорблениями ни осыпали его враги и лицемеры.
Он вспомнил тот год в консерватории, когда понял, почему люди говорят, будто певцы musico - это не мужчины в полном смысле. Ему было тогда лет тринадцать, и до того он даже не задумывался особенно, чем отличается от других и отличается ли вообще. Юному ученику консерватории потребовалось немало моральных и духовных сил, чтобы не впасть в самоуничижение и самоосуждение, чтобы поверить, что человек должен любить себя несмотря ни на что, даже если недоволен своим телом, положением или выпавшей ему судьбой.

+1

20

Ее, видимо, раскусили, потому что голос собеседника внезапно стал гораздо мягче, и заговорил он так, будто в самом деле хотел ее успокоить. Ирэн тихо упрекнула себя в том, что недостаточно хорошо играла свою роль. Ей хотелось спросить: «Даже падшая женщина, продающая себя за гроши?» Но она сдержалась. Это была бы слишком прямая подсказка к раскрытию личности «загадочной собеседницы». И слишком непристойная. Но слова незнакомца, его мягкий тембр все же подействовали. Пожар, бушующий в глубине души француженки, все же немного угомонился.
Танец подошел к концу, и Ирэн ощутила острое чувство разочарования.
– Благодарю, мсье, – легкий реверанс, изящный, оттренированный под суровым матушкиным взором. – Вы великолепно танцуете.
Она кидает взгляд в сторону дверей. Становится ясно, что ее кавалер уже не вернется. Что ж, может, это к лучшему.
– Прекрасный летний вечер, – замечает Ирэн отстраненно, скользнув по лицу в кошачьей маске взглядом. – Хотите продолжить наш разговор? Составите мне компанию в небольшой прогулке по саду?

+1

21

Танец кончился, и загадочная дама поблагодарила Марко, присев в изящном реверансе.
- И Вам спасибо, сударыня, - отвечал Марко. - Я был счастлив танцевать с такой прекрасной партнёршей.
Он обратил внимание, что незнакомка в маске сменила тему разговора. Возможно, его слова о том, что каждый человек достоин любви, значили для неё больше, чем она хотела показать?
Тем временем молодая женщина предложила пройтись по саду, чтобы продолжить разговор.
- Разумеется, сударыня, - ответил Симони. - Сегодня чудесная погода, такой вечер не стоит упускать.
Пройдя по садовой дорожке, они подошли к скамье, окруженной розовыми кустами. Каждый куст представлял свой собственный сорт, поэтому цветы радовали глаз разнообразием самых различных оттенков. Но преобладали здесь красный, розовый и белый.
- Скажите, вам нравятся розы? - спросил Марко, когда они устроились на скамье. - Не часто встретишь цветок, у которого столько поклонников. Розу называют королевой цветов, и хотя самому мне нравятся все цветы, я могу понять людей, которые отдают ей превосходство над любыми другими.

+1

22

Свежий, прохладный вечерний воздух немного вернул трезвости мыслям. И почти сразу же настигло четкое осознание: она рада, что этот вечер ей не пришлось провести в одиночестве, стоя в стороне, наблюдая за танцующими парами. И да, рада, что ее собеседник не отказался последовать за ней.
В саду действительно было очень красиво. Взгляд Ирэн скользил от цветка к цветку. Когда они сели на скамью, окруженные алыми и белоснежными розами, француженка ощутила уют, тепло, сродни тому, которое навещает тебя, стоит тебе оказаться дома. На своем месте. Здесь, в тишине сада, едва разбавленной приглушенными разговорами и музыкой, она действительно почувствовала себя на своем месте.
– Может быть, Вы сочтете меня слишком романтичной натурой, но роза – мой любимый цветок, – тихо рассмеявшись, ответила Шенье своему спутнику. – Она сочетает в себе опасность и чувственность. Острые шипы и нежные лепестки.
Она задумчиво замолчала, но лишь на несколько секунд.
– А у Вас есть любимый цветок, мсье?

+1

23

В чём-то Марко был согласен с незнакомкой: сочетание нежности и умения за себя постоять и у него самого вызывало восхищение - когда речь шла о людях. Но что касается роз, то Марко редко задумывался об их шипах - хотя, конечно, если приходилось взять розу в руку, следил, чтобы не уколоться.
- Наверное, розу в каком-то смысле можно назвать опасной, - задумчиво произнёс он. - Но в природе её шипы - орудие самозащиты, а не нападения. Не будь у розы шипов, её запросто могла бы сжевать корова. У которой, кстати, тоже есть рога, чтобы защищаться от хищников...
Конечно же, у Марко был и свой любимый цветок, хотя пышностью он не мог бы сравниться с розой.
- Я люблю незабудки, - ответил он на вопрос дамы. - Сам не могу сказать точно, что меня в них привлекает. Возможно, всё дело в их небесно-голубом цвете, цвете ясного неба, который способен напомнить человеку о Рае?
Честно говоря, эта мысль пришла Марко в голову только сейчас, а до того он просто любовался незабудками, считая их добрыми друзьями - а друзей человек любит не за что-то, а просто за то, что они есть.
Он с интересом взглянул на собеседницу, желая узнать, какое впечатление на неё произведёт его догадка.

+1

24

Шипы – как оружие самозащиты. Ирэн не могла не улыбнуться, хоть и с горечью. Этот незнакомец своей мягкой вдумчивой речью открывал для нее грани мира, которых она раньше не замечала. И укол, настигающий палец, когда неаккуратно берешь стебель, навел на мысли об отчаянной попытке, о цепляющемся за жизнь существе даже на грани смерти.
– Красивые цветы, – соглашается Ирэн, вспоминая незабудки, росшие у ее дома во Франции. Напоминали ли они ей об Эдеме тогда? Ирэн не помнит, и в этом тоже своя ирония. – Возможно, кому-то они и напомнят о Рае, но ведь кто-то может вспомнить голубые глаза любимого человека или, быть может, столь же голубое покрывало, которым мать накрывала его в детстве, когда укладывала спать.
Ирэн ненадолго закрывает глаза, вновь возвращаясь мыслями в Марсель. Она не чувствует печали, но спокойствие, быть может, лишь толику тоски по месту, куда не может вернуться.
– Они напоминают Вам исключительно о небе? – спрашивает Шенье, открыв глаза и взглянув на собеседника.

+1

25

Цветы, напоминающие о покрывале? До такого сравнения Марко не додумался бы. Цветы для него были связаны с воздухом и простором, а покрывало, напротив, - с уютом любимого жилища и теплом домашнего очага, которого, правда, в его детстве и юности было так немного. Мать же умерла, когда Марко был совсем ребёнком, и даже портретов её в отцовском доме не сохранилось.
Человека, которого ему хотелось бы назвать своей любовью, он тоже так и не встретил. Возможно, и к лучшему - ведь соединиться с возлюбленной узами брака он не смог бы.
- Наверное, не только о Небе, - ответил Марко на вопрос незнакомки. - Честно говоря, я даже не задумывался, о чём могут напомнить незабудки, пока вы о них не спросили. Просто однажды в моём детстве был случай... Мне было тогда лет шесть. Я пришёл на заброшенный пустырь, поросший травой, и там росли незабудки - всего один маленький кустик, расположившийся на границе между зелёной травой и каменной крошкой. И стоило мне их увидеть, как я понял, что незабудка отныне - мой самый любимый цветок. Пожалуй, вы правы в том, что цветы незабудки похожи на чьи-то глаза... Но вот на чьи?

+1

26

Ирэн замолкла, глянув себе под ноги. Она пыталась представить, каково это было – увидеть что-то такое. Где-то на границе пустоты и жизни. «Любишь же ты все драматизировать, – признается Ирэн себе с горькой иронией. – Это всего лишь цветы. Всего лишь камни и трава. Что в этом такого необычного?» И тем не менее...
– Действительно, на чьи? – спрашивает Ирэн, почти что с вызовом взглянув в глаза своему собеседнику. – Наверняка ведь есть человек, которого незабудки не позволяют Вам забыть.
Она усмехнулась сама себе и поднялась со скамьи.
– Быть может, Вы еще даже не встретили этого человека, но, встретив, взглянув ему в глаза, сразу же подумаете о незабудках.
С некоторой грустью она взглянула на спутника. Тихо вздохнула.
– Я думаю, мне пора идти, – призналась она. Ей не хотелось уходить, но время в самом деле было уже позднее. А завтра... А завтра нужно многое сделать. Встретятся ли они когда-нибудь еще? Сомнительно. Ирэн приседает в реверансе. – Благодарю Вас за столь приятно проведенный вечер.

+1

27

От Марко не укрылся тихий вздох собеседницы. Чем же она огорчена? Возможно, незабудки ей самой напоминают о чьих-то голубых глазах? О человеке, который оставил неизгладимый след в её жизни?
Или она хочет намекнуть, что незабудки когда-нибудь могут напомнить Марко о ней самой? Но в этот вечер Марко так и не разглядел толком, какого цвета глаза у загадочной незнакомки.
И всё же эту встречу он запомнит. Он не знал имени собеседницы, но её слова выдавали в ней женщину умную и многое в жизни изведавшую. Произношение... пожалуй, похоже на французское, но наверняка Марко не был в этом уверен.
Незнакомка же тем временем собралась уходить. Увы, время не стоит на месте, и даже самый чудесный праздник когда-нибудь заканчивается.
- Это я вас должен благодарить за то, что составили мне компанию, - поклонился Марко в ответ на благодарность дамы. - Очень приятно было с вами поговорить. И я смею надеяться, что когда-нибудь нам всё же придётся увидеться - возможно, уже без масок.
Но сумеет ли он узнать свою собеседницу, если их пути однажды опять пересекутся? Марко старался запомнить её голос, манеру держаться, двигаться. Чтобы случайно не разминуться, если незабудка сведёт их вновь.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Mozart: сцена » И в этот волшебный час мы все наденем маски