В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

17 августа 2017 г. Обновлены игроки месяца.
И обратите внимание, друзья, что до окончания летнего марафона осталось ровно 2 недели! За это время некоторые из вас еще могут успеть пересечь ближайшие рубежи и преодолеть желаемые дистанции.
Мы в вас верим!

14 августа 2017 г. Обновлены посты недели.

1 августа 2017 г. Началась акция "Приведи друга", предназначенная в первую очередь для наших игроков.

21 июля 2017 г. В сегодняшнем объявлении администрации полезная информация
о дополнениях к правилам проекта, два повода для мозгового штурма и немного наград.


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Adalinda Verlage
Адалинда почти физически ощутила нешуточное удивление, охватившее супруга, когда он вскинул брови. Вот так-то! Не ожидали, барон? Погуляйте еще год-полтора вдали от дома — и вовсе найдете свою жену-белоручку вышивающей подушки или увлекшейся разведением ангорских котиков к ужасу бедняги Цицерона. Так что оперная певица в подругах — еще не самое страшное.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



Juliette Capulet
Это было так странно: ведь они навсегда попрощались с ним, больше ни единого раза не виделись и, казалось бы, следуя известной поговорке, девушка должна была бы уже позабыть о Ромео, который, ко всему прочему, еще и являлся вампиром.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Willem von Becker
Суровые земли, такие непривлекательные для людей, тянули к себе существ, неспособных страдать от холода. Только в удовольствие было занять небольшие полуразрушенные развалины, ставшие памятниками прошлых лет, повидавшие не одну войну Шотландии за независимость от Англии. Зато никакой любопытный нос не сможет помешать существованию вампира.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Claudie Richard
- Вы! Вы… Развратник! Из-за Вас я теперь буду гореть в адском пламени и никогда не смогу выйти замуж, потому что никому не нужна испорченная невеста, - и чтобы не смотреть на этот ужас, Клоди закрыла глаза ладонями, разумеется, выпуская только початую бутылку с вином из рук. Прямиком на сюртук молодого человека и подол собственного платья.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Sarah Chagal
Cовременный мир предоставлял массу возможностей для самовыражения: хочешь пой, танцуй, снимайся в кино, играй в театре, веди видеооблог в интернете - если ты поймала волну, то у тебя будет и внимание, и восхищение, и деньги. И, конечно же, свежая кровь.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Dracula" » P.s. I love you


P.s. I love you

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s7.uploads.ru/9ISmr.png
● Название эпизода: P.s. I love you
● Место и время действия: Париж, 7 августа 1897 года
● Участники: Willem von Becker & Agness von Becker
● Синопсис: Спустя три столетия супруги фон Беккер снова встретились. Они уже не люди, а вампиры, живущие в ночи. Выполнит ли Виллем свою угрозу убить Агнесс, которая, по его мнению, предала мужа, когда обратила его и сбежала?

+

http://sh.uploads.ru/t/62iLD.gif
http://s3.uploads.ru/t/Rx4DB.gif

Отредактировано Agness von Becker (06-06-2016 22:49:52)

0

2

Столица Франции в очередной раз встретила фон Беккера проливными дождями да холодными ветрами, несмотря на то, что лето было еще в самом разгаре, а до осени оставался практически целый месяц. Казалось, еще вчера он был в этом городе, однако с последнего визита графа прошло лет десять, быть может, даже двадцать. Так трудно считать время, когда бессмертный и оно не имеет особого значения. Оно утекает стремительной рекой, унося за собой дни, месяца, а то и годы, плавно составляя столетия.
Это был шестой или седьмой визит в Париж. Однако почему-то в этот раз граф ощутил это странное и одновременное дурное чувство, так называемое дежавю. Возможно, от того, что остановился в том же самом отеле, как и  примерно сто пятьдесят лет назад,  притом, что и погода была в чем-то похожа. Помнится, на протяжении всего пребывания в столице накрапывал по-осеннему холодный дождик, больше напоминая Лондон со своей противной погодой. Честно говоря, в чем-то Виллем был рад, что выбрался отсюда по срочным делам, уехав в свои родные Нидерланды. Этот был тот самый раз, когда он встретил "Снежную Королеву" столичного театра, которой некоторое время был увлечен. Однако когда фон Беккер вернулся назад, спустя какое время, актрисы и след простыл. Ходили сплетни, что она сбежала с каким-то богатым любовником из Парижа, а другие, что она и вовсе умерла, правда, никто и не был на похоронной церемонии. В общем, все было так запутанно, что легче было вновь открыть американский континент, чем тайну пропажи известной столичной львицы.   
В этот раз граф фон Беккер приехал сюда не развлекаться, а исключительно по делам, связанных с продажей драгоценных камней. Впрочем, что мешало бы сходить на открытие очередного сезона, когда бы он уладил здесь все дела. В чем, в чем, а в светских бала их и приемах столица могла смело конкурировать со всеми модными городами Европы. Так почему бы и не провести хорошо время до того, как Джонатан Харкер отправиться вместе со своими охотниками в Трансильванию, чтобы уничтожить графа Дракулу? Виллему же тоже придется ехать в эту Богом забытую часть Румынии вместе с ним, к его большему неудовольствию. Но слово, данное английскому клерку, никто еще не отменял, так, что ничего другого и не оставалось. Правда, один момент его очень даже радовал - не придется участвовать при непосредственном убийстве этого вампирского раритета. Охотники сами об это позаботятся.
Время на механических часах, стоявших на резном комоде, показывало без четверти девять. Вампиру откровенно наскучило сидеть в своем номере, слушая, как дождь барабанит по крыше. Он успел уже насытиться человеческой кровью. Один из постояльцев этого отеля случайно подвернулся под руку, так что граф не без удовольствия выпил его кровь. Не всю конечно, лишь малую часть. Когда тот проснется на следующее утро, то почувствует лишь жуткую усталость и недомогание, легко списав это все на простуду или еще какую хворь.
"Как удобно, когда в городе есть знакомые вампиры", - с этими мыслями граф поправил высокий воротник рубашки, посмотрев на приглашение, лежавшее на прикроватном столике. Плотная дорогая бумага, каллиграфический текст, да и вензель в конце - все так и кричало о том, что приглашение шло от состоятельного лица. Надев сюртук черного цвета, граф бы с удовольствием оценил  себя в зеркале, да только, увы, оно отображало лишь окружающую обстановку. Один из минусов его бессмертного существования...
- Граф, а скажите, а Агнесс фон Беккер вам не является родственницей? Помнится, мы с ней встретились на позавчерашнем приеме. Очаровательная леди, утонченная и не без манер. Так жаль, что ее муж погиб во время одной из войн, - если бы Виллем мог подавиться вином, он бы это спокойно сейчас бы сделал. Уже сколько лет, точнее веков, он не слышал это имя. Три сотни лет, наверное. Однако он все же сумел сделать непроницаемое выражение на лице, чтобы его докучливый собеседник ни о чем не мог догадаться. Кто бы мог подумать, что казавшийся безумно скучным прием, напомнит ему о прошлом? О том прошлом, когда он еще был человеком. О том, о чем казалось, и вспоминать особо и не хотелось? Именно о том, когда внезапно почувствовал резкую боль в шею, а после резкую слабость, за которой следовала темнота. Для новообращенного вампира самые тяжелые годы - первые, когда разум свыкается с природой нового тела; когда пить кровь  становится обыденным делом; когда учишься овладевать своей жаждой. Виллем и не знал точно, жива ли его дражайшая супруга или нет, так как каким-то образом ей всегда удавалось избегать встречи с ним, специально или нет, но за триста лет они никогда не встретились на такой маленькой Европе. Хотя возможно, что та представлялась совсем другими именами. Что с ней стало после той ночи, разделившей жизнь самого фон Беккера на "до" и после"? Но, если бы она была рядом, нидерландец бы почувствовал. Сила крови, связавшая их, должна была в любом случае проявиться.- Граф?
- Что? М-м-м... Да, это моя дальняя родственница, мы с ней давно не виделись, - наплел с три короба вампир, чувствуя себя, как никогда растерянным. Виллем не мог признаться малознакомому, но очень словоохотливому человеку, который просто навязался в его компанию в этот скучный вечер, когда даже музыканты были готовы уснуть от тоски. - Вы не могли бы подсказать, где она сейчас остановилась? Очень бы хотелось увидеть ее.
Вампир сделал акцент на слове "очень". Растерянность постепенно началась сменяться злостью. Вдова, значит. Честно говоря, было неприятно, что уж говорить. Само собой, во время своих путешествий по Европе, он не представлялся женатым человеком, однако и не называл себя вдовцом, носил обручальное кольцо не на пальце, а на шее, на золотой цепи. Агнесс позволяла представляться вдовой, очень "мило" с ее стороны. Технически-то да, вампир был мертв - он не дышал, и сердце его не билось, однако все равно было не очень-то и приятно.
- Ой, мсье фон Беккер, что-то она говорила про отель, где остановилась, но у меня вылетело из головы. Кажется, она упомянула, что с ее окон открывается чудесный вид на Сену. Я думаю, что она тоже почтит этот прием своим присутствием.
- Да? Что ж я буду рад встретить ее вновь, - к счастью, собеседник не услышал весь сарказм в голосе у вампира. Виллем обдумывал, как поступить дальше. Если Агнесс все-таки появится здесь, семейных разборок явно не избежать. А меньше всего этого хотелось делать прилюдно. Ах, какие сплетни пойдут, если это произойдет на самом деле. Нидерландец хмыкнул. Придется действовать по-другому. - Прощу прощения, барон. Мне нужно отойти.
Вампир извинился перед собеседником, отставив бокал с вином на поднос одного из официантов, обслуживающих этот прием. Значит, Агнесс обитала в одном из отелей на берегу Сены. Таких вроде было три, если ничего не изменилось с  тех пор, как он здесь последний раз был. Для вампира - расстояние не помеха. Чтобы обойти каждый, не понадобиться и часа. У него в голове уже возник план, что делать дальше. Он слишком долго ждал этого момента...
- Да, миледи Агнесс живет здесь, - кивнул портье, купившись на вампирское обаяние. Впрочем, одного запаха хватило, что понять, что его очаровательная супруга проходила здесь совсем недавно. Тонкий аромат крыжовника и сирени все еще витал в воздухе. Виллему не составило труда учуять его. Второй отель оказался временным приютом для его жены. - Вот ее визитка, кстати.
Граф взял в руки аккуратный кусочек картона, на котором было написано ее имя и да, это слово, которое все еще коробило его - "графиня, вдова героя войны". Интересно, Агнесс и правда думала, что он мертв? Или это всего лишь какая-то уловка? Не нравилось все это, ох, как не нравилось.
- Пожалуй, навещу графиню в другой раз, если она, как вы говорите, успела отъехать по делам, - мило улыбнулся вампир. - Только прошу вас, не говорите ей, что ее кто-то спрашивал. Пусть этот будет сюрпризом.
Вампир перегнулся через стойку, засунув в верхний карман форменной куртки несколько купюр. Так сказать, за молчание. А после удалился. Но лишь для того, чтобы вернуться вновь, незаметно пробравшись в номер к Агнесс. Нидерландец успел заметить в книге регистраций ее имя и номер, где она соизволила остановиться.  Как же все-таки удобно быть вампиром, когда нужны такие возможности, как подглядеть в регистрационную книгу, расположенную в паре футов, на конторке.
Спустя четверть часа, вампир уже сидел в номере отеля, вытянув ноги к камину. Угольки тлели, но вампир не чувствовал жара, исходящего от них. Он ждал. Ждал, когда вернется его жена, которую он видел, поменьше мере триста лет. Для смертного ужасно длинный срок, но для бессмертного...Достаточно долго для, чтобы случайно превратиться в пепел под лучами солнца или умереть от осинового кола в грудь.
Стрелки на каминной полке медленно, но верно отмеряли свое время, маленькая медленно-медленно, большая - куда быстрее. На самом деле граф мог ждать сейчас, самую что ни на есть вечность. Что он мог сказать? Разные слова крутились в голове, но трудно было выбрать что-то одно, правильное. Виллем уже не тот, что раньше. Не тот молодой граф, каким был сотни лет назад, когда был человеком. Он изменился, вся его сущность изменилась. И наверняка Агнесс уже не та, что была когда-то. Их всех изменил кровожадный зверь, живущий внутри каждого, усилив при этом в стократ все негативные человеческие качества. В этом было все дело. Где-то в глубине души, под слоем ярости и обиды, скрывалось осознание того, что он не знает, что делать с этой новой Агнесс, которую не видел уже больше трех сотен лет.
Вампирский слух вырывает стук каблуков из тишины, прерываемую разве что ходом стрелок часов да тресканьем угольков камине. Виллем знает, что это она. Чувство крови, что теперь их связывало, дало о себе знать, нарастая по прогрессии. Знал, что такое есть, но никогда не испытывал. Если бы сердце могло биться в грудной клетке, оно бы непременно участилось. Но оно было мертво, как и много лет тому назад. И вновь эти тонкие ароматы сирени и крыжовника.
Казалось, что время замерло, остановившись часами на каминной полке, когда Агнесс вошла в свой номер. Естественно, она знала, что ее муж здесь. Виллем не видел ее лица, сидя спиной к ней в большом кресле, однако чувствовал ее страх. Сила крови помогает чувствовать эмоции друг друга - еще одно интересное открытие за этот вечер.
- Какая неожиданная встреча, правда? - вампир усмехнулся, наконец, поднявшись со своего места. И нисколько ведь не изменилась. Только взгляд стал несколько другим. Впрочем, чему удивляться - вампиры не меняются со временем. - Сюрприз, моя дорогая вдова героя войны. А герой-то внезапно воскрес. Вам не кажется это удивительным?  Мне вот очень даже кажется.

+1

3

- Останови, Тайлер. Я хочу прогуляться.
С помощью услужливого кучера Агнесс выбралась из экипажа и вышла на набережную Сены. Сейчас здесь было крайне малолюдно, никто не нарушал покой графини. Она смотрела на черные воды, которые освещали огоньки, мерцавшие то тут, то там. И видела лишь грязную речушку, которая вот-вот задохнется от человеческой жизнедеятельности, если парижане срочно не примут меры. Да, с романтизмом у графини всегда было туго. По крайней мере, с тех пор, как она выбрала путь Вечности и практически неизбежного для вампиров одиночества.
Последние сто лет бессмертной проходили в путешествиях, увеселениях, кутежах и прочих недостойных настоящей леди занятиях. При этом, вампирша раз в год обязательно приезжала сюда. В Париж. В город любви и ненависти. Агнесс сжала руками бортик, украшавший набережную, так что побелели костяшки пальцев, а затейливая лепнина раскрошилась, став пылью, которую тут же унес ветер. Графиня плотнее закуталась в меховую горжетку, накинутую на плечи. Она была еще голодна и чувствовала себя отвратительно. Она даже отказалась от мысли поехать на очередной званый прием, и с пол пути повернула назад в гостиницу. Но вот и до нее не доехала. Ее заела тоска. Агнесс чувствовала себя совершенно потерянной и разбитой. Будь она человеком, наверное, утопилась бы сейчас в Сене. Но она – вампир, поэтому максимум – наглотается этой мерзкой грязной воды и испортит дорогое платье и меха. Все это модное великолепие, кстати, было куплено на деньги последнего богатого поклонника. После того, как дражайший супруг, Виллем, граф фон Беккер, несколько веков назад стал вампиром, пути их разошлись и содержать ее стало некому. А жить Агнесс привыкла красиво и со вкусом.
При мысли о муже, лицо ее осталось непроницаемым. Если у графини и были больные темы, то Виллем стоял среди них на первом месте. Беда в том, что она любила мужа. Всегда. С первой их встречи, в день помолвки. Даже когда обратила его, и он стал вампиром. Хищник из фон Беккера получился прекрасный. Сильный, и в то же время острожный, не испытывающий жалости или сомнений в отношении своих жертв. Откуда Агнесс знала это? После обращения Виллема, она сбежала. Но, спустя год, заскучала так, что отыскала его и тенью следовала за ним долгие годы. Видеть мужа хотя бы издалека было для нее счастьем. Их кровная связь в первое время ощущалась довольно слабо, так что Виллем, возможно, даже не чувствовал присутствия жены. А, может, и знал о ней, да не подавал вида.
Попадаться на глаза ему было страшно, Агнесс отчего-то казалось, что он не простит ей обращения и последовавшего за этим исчезновения. С годами эти сомнения стали настоящей убежденностью. Виллем был сильнее ее, она чувствовала это, и если он захочет убить ее, скорее всего, ему это удастся. Покидать подлунный мир вампирша не торопилась, поэтому всякий раз отдаляла момент их встречи
Однако сто лет назад все изменилось. Приехав следом за мужем в Париж, Агнесс узнала пренеприятнейшее известие – Виллем увлекся какой-то бездарной актриской, мнящей себя неизвестно кем. Это был настоящий удар. И любовь ее окрасилась в цвета ненависти. Мертвое сердце графини жаждало мести. А деятельная натура – действий. Прошло какое-то время, и история увлечения графа фон Беккера мадемуазель Бернар закончилась ничем. Приложила ли к этому руку Агнесс, так и осталось ее маленькой тайной, но вечеринку, которую графиня закатила тогда, Париж помнил еще долго. Однако с тех пор в сердце ревнивой графини острым осколком засела обида на Виллема. И она перестала следовать за ним, а вскоре и вовсе потеряла из вида. Тогда неистовая натура рыжеволосой вампирши проявилась во всей красе. Последние сто лет она колесила по миру, нигде надолго не задерживаясь. Балы, банкеты, приемы, интрижки.
Кровь, кровь, кровь.
И раз в год поездка в Париж, как воспоминание о том, кого она потеряла. В то время и добавилась на ее визитных карточках надпись «вдова героя войны». Маленькая, но такая приятная месть неверному супругу.
Этот ее визит в Париж не предвещал ничего интересного. Агнесс, как обычно, поселилась в одной из самых дорогих гостиниц, посетила все модные магазины, нанесла визиты наиболее уважаемым представителям местного высшего общества. Через пару дней она собиралась уехать, отправиться куда-нибудь в Вест-Индию, отдохнуть от светской жизни и бесконечных кутежей. Все так бы и было, если бы не это внезапно обострившееся чувство, словно между двоими натягивается незримая нить. Агнесс знала, что это значит. Ее дражайший супруг в Париже.
- Мадемуазель, - раздался голос за спиной, - вы здесь одна в такое позднее время?
«А вот и ужин подоспел». Агнесс обернулась и улыбнулась молодому человеку самой обворожительной из своих улыбок.
- Уже не одна. - Ресницы вампирши затрепетали. – Вы поможете мне, мсье?
Через час Агнесс подошла к своей гостинице. Пятен крови после ее пира на набережной Сены не осталось, а тело бедняги теперь покоится на дне реки. Она всегда осторожна, когда речь идет о ее репутации.
В холле вампирша остановилась и сжала пальцами виски. В ушах зазвенело, кровная связь давала себя знать снова и снова. Похоже, граф фон Беккер остановился в той же гостинице. От этой мысли Агнесс испытала смесь радости и страха. С одной стороны, она не видела мужа целых сто лет. С другой – Виллем вряд ли встретит ее с распростертыми объятиями. Ему есть в чем упрекнуть супругу. Как и ей, впрочем.
«Рано или поздно наша встреча все равно произойдет, так есть ли смысл убегать?», - подумала графиня фон Беккер. Конечно, он, наверняка уже знает о том, что Агнесс здесь, в гостинице. Поглощенная своими мыслями вампирша вошла в свой номер. И хотя она знала, что Виллем где-то рядом, от прозвучавшей в тишине фразы: «Какая неожиданная встреча, правда?», едва не подскочила. Сдержалась только каким-то чудом. Вот как. Оказывается, у нее гости. Агнесс чертовски хотелось развернуться и убежать, только было уже поздно. И она это понимала.
- Почему же неожиданная? – Проговорила Агнесс, изо всех сил стараясь сохранить спокойствие в голосе, только получалось пока паршиво. – Видимо, вы очень соскучились по своей маленькой жене, и, наконец-то, решил ее навестить.
Услышав про «героя войны», вампирша не удержалась и попятилась к двери, предвкушая семейную феерию в лучших традициях фон Беккеров. Всё так всегда и начиналось с подчеркнутой официальности и взаимных колкостей. Но сдаваться она не собиралась.
- Вас не было триста лет, вот я и решила, что вы сгинули где-то на полях сражений.
В голосе Агнесс слышалась просто таки ангельская кротость. Но только Виллем, знавший ее, пожалуй, лучше всех смертных и бессмертных, способен был понять, как она может быть обманчива.

Отредактировано Agness von Becker (16-07-2016 21:16:20)

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Dracula" » P.s. I love you