В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

17 августа 2017 г. Обновлены игроки месяца.
И обратите внимание, друзья, что до окончания летнего марафона осталось ровно 2 недели! За это время некоторые из вас еще могут успеть пересечь ближайшие рубежи и преодолеть желаемые дистанции.
Мы в вас верим!

14 августа 2017 г. Обновлены посты недели.

1 августа 2017 г. Началась акция "Приведи друга", предназначенная в первую очередь для наших игроков.

21 июля 2017 г. В сегодняшнем объявлении администрации полезная информация
о дополнениях к правилам проекта, два повода для мозгового штурма и немного наград.


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Adalinda Verlage
Адалинда почти физически ощутила нешуточное удивление, охватившее супруга, когда он вскинул брови. Вот так-то! Не ожидали, барон? Погуляйте еще год-полтора вдали от дома — и вовсе найдете свою жену-белоручку вышивающей подушки или увлекшейся разведением ангорских котиков к ужасу бедняги Цицерона. Так что оперная певица в подругах — еще не самое страшное.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



Juliette Capulet
Это было так странно: ведь они навсегда попрощались с ним, больше ни единого раза не виделись и, казалось бы, следуя известной поговорке, девушка должна была бы уже позабыть о Ромео, который, ко всему прочему, еще и являлся вампиром.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Willem von Becker
Суровые земли, такие непривлекательные для людей, тянули к себе существ, неспособных страдать от холода. Только в удовольствие было занять небольшие полуразрушенные развалины, ставшие памятниками прошлых лет, повидавшие не одну войну Шотландии за независимость от Англии. Зато никакой любопытный нос не сможет помешать существованию вампира.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Claudie Richard
- Вы! Вы… Развратник! Из-за Вас я теперь буду гореть в адском пламени и никогда не смогу выйти замуж, потому что никому не нужна испорченная невеста, - и чтобы не смотреть на этот ужас, Клоди закрыла глаза ладонями, разумеется, выпуская только початую бутылку с вином из рук. Прямиком на сюртук молодого человека и подол собственного платья.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Sarah Chagal
Cовременный мир предоставлял массу возможностей для самовыражения: хочешь пой, танцуй, снимайся в кино, играй в театре, веди видеооблог в интернете - если ты поймала волну, то у тебя будет и внимание, и восхищение, и деньги. И, конечно же, свежая кровь.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Romeo et Juliette" » Блюз "господи-почему-ты-меня-не-любишь"


Блюз "господи-почему-ты-меня-не-любишь"

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://s4.uploads.ru/s5amf.png
Лучший эпизод сезона: лето 2016

● Название эпизода: Блюз "господи-почему-ты-меня-не-любишь"
● Место и время действия: пятый день, ночь
● Участники: Marcella, Letizia
● Синопсис: Любовь, отчаяние и немного вина способны изменить девушку до неузнаваемости. Очередные страдания Марселлы из-за безответной любви. Попытки Летиции сохранить семью от позора и сплетен.

0

2

Распрощавшись с Тибальтом, Марселла обнаружила себя охваченную смешанными чувствами. Вроде бы очередная встреча, она смогла поговорить с юношей, даже узнать его с другой стороны. Ведь раньше она и подумать не могла ни о чём подобном! Чтобы говорить с самим Тибальтом! Да это ей снилось только в самых сладких снах. При этом она редко задумывалась над тем, что чувствует к ней сам Тибальт. Почему? Просто потому, что до определённого времени это было как-то неважно. Однако любимая сестра так ненавязчиво напомнила ей, что этот момент очень важен.

И с тех пор Марселла только и думала о том, как относится к ней Тибальт. Особой любви и расположения не выказывал. Но ведь должен же что-то чувствовать! Какие мысли к нему приходят, когда он слышит имя "Марселла"? Как относится к её признанию? Почему молчит? Почему не дал ни малейшую подсказку о том, как сам к ней относится? Она очень надеялась, что если Тибальт и явится к ним ещё раз в дом, то только за тем, чтобы попросить у синьора Мартино руки его дочери. Но нет... Он был здесь, но ничего подобного не случилось. Марселла приуныла, помня причину прихода Тибальта. Ведь даже пришёл он к ним в дом не по доброй воле, а по поручению лорда.

Зная каким сильным бывает её уныние, Марселла стала передумывать всё снова. Раньше ведь Тибальт не являлся с поручениями от лорда Капулетти! И ведь носить почту и передавать слова дело слуги, а не знатного синьора! Может быть Тибальт сам вызывался, чтобы увидеть Марселлу? Может быть, даже хотел серьёзно поговорить с отцом девушки, но свои тяжкие думы взяли верх.

В общем, девушка окончательно запуталась. Под вечер Марселла таки поддалась своему отчаянию. Потому и вела себя так, как обычно поступает, когда сильно расстроена. На вопросы близких о своей мрачности она отвечала уклончиво, отказалась от ужина и не смогла сомкнуть глаз ночью. Когда стало совсем невыносимо ворочатся с боку на бок, девушка тихо спустилась в гостинную. Не зажигая свечей, она бродила по дому, смотрела в окно и нечаянно забрела в отцовский кабинет.

В этот уголок в доме она в принципе не совалась. Так как всё, что здесь происходило было не её ума дела. Да и отец не любил, когда его тревожат. Однако сейчас она с интересом рассматривала стол родителя, заваленный письмами, бумагами и образцами драгоценных камней. А ещё в кабинете было вино. Марселла не была падкой на горячительные напитки. Да и пригубить она решила, только потому что хотела пить. Однако задумавшись (всё о том же Тибальте) она не заметила, как выпила уже изрядное количество. Сколько не считала, но щёки стали розовые-прерозовые, а голова начала кружиться.

+1

3

Весь день Летция просидела в своих покоях, запершись, несмотря на бесконечное ворчание старой неугомонной служанки, которая присматривала за золотоволосой синьорой еще с малолетства. Есть ей не хотелось, прогуляться по саду, дабы «совсем не обратиться в каменную статую», со слов старухи, она тоже отказалась.
Уж лучше обратиться в статую. Камень то никакой душевной боли не чувствует, ему нет дела ни до чего… Ах, как же хорошо быть этим самым камнем, лежишь себе на дороге, солнце припекает да пыль вокруг вьется…
Вот о чем думала практически целый день Летиция, апатично рассматривая зеленые деревья во дворе, и  неподвижно сидя в глубоком кресле, которое служанки нарочно поставили у окна, дабы их госпожа могла хоть немножечко подышать свежим воздухом.
Однако, через несколько часов, молодая вдова сдалась, и разрешила-таки покормить себя, словно маленькую девочку. В конце концов, если она не желает есть, то ее еще нерожденному ребенку голодать совершенно не к чему. Ее сыночку нужно расти и быть здоровым… А после принялась нехотя ковырять иголкой непонятную вышивку, которую услужливо подали ей.
В золотоволосой головке упорно вилась одна только мысль – зачем? К чему ей сейчас вышивать? Джованни нету, стало быть, эту вещицу и подарить то будет некому!
От слуг она знала, что сегодня приходил Тибальт… Но особого интересна эта новость не вызвала, ну пришел и пришел, ей то что до этого?
На мгновение, Летиция было оживилась, когда услышала, что возможно этот синьор пришел для того, что бы просить руки ее младшей сестры, но это оживление прошло более чем быстро. Опять-таки этот праздник ее не касается, теперь ей осталась одна только скорбь и воспоминания о былом счастье. Ей нет места в этих счастливых мгновениях, которые принадлежат Марселле…
Вот почему спать легла золотоволосая синьора рано. Сон вообще был спасением для Летиции в последнее время. Засыпаешь и во сне все хорошо, она вновь подле своего любимого Джованни… Жаль, что нельзя было бы спать целую вечность.
А все потому, что ближе к ночи голод разыгрался. Причем так сильно, что уснуть не представлялось никакой возможности.
Накинув на себя шаль, потихоньку, словно ночной вор молодая синьора спустилась вниз, и прихватив с кухни пару яблок, отправилась было к себе. Но вот когда она проходила мимо кабинета синьора Мартино, внимание ее привлек несильный шум. Будто в покоях кто-то был.
«Странно, отец в это время всегда спит! Неужели же воры?» - мелькнула испуганная мысль, и повинуясь первому порыву, молодая вдова отворила двери кабинета и заглянула внутрь.
Благодарение Богу… Никаких посторонних. Всего лишь рыжеволосая синьорина Мартино, которой тут тоже не следовало бы находиться.
- Марселла? Ты чего тут делаешь? Отец будет гневаться, если узнает, что ты была в его кабинете… Еще накажет тебя. - В Летиции вновь проснулась маленькая девочка, которая смертельно боится гнева грозного родителя.

0

4

"Тибальт... А, синьор Тибальт? Вы мне говорили, что живёте как в клетке сегодня. Говорили, что вы защищаете честь семьи, и за это же слышите упрёки от своей семьи..." - Марселла покрутила в руках бокал, наполовину наполненный вином. Красная жидкость расплескалась на руку, ночную рубашку и даже кресло, в котором сидела синьорина. Однако она ничего этого не заметила. Сейчас это было неважно! Также неважно, как и вести счёт выпитому вину. - "Я ведь вас прекрасно понимаю... Хотя, нет, не могу я вас понять. Не в силах синьорина понять то, что творится в душе у мужчины. Ваша печаль другая, наверняка более серьёзная, чем моя недавняя хандра. Ну, подумаешь влюбилась в Тибальта! Ну призналась ему в своих чувствах и не услышала ничего в ответ, подумаешь!.. Вот теперь жди и гадай, почему же ответ был таков... Нет, в том-то и дело, что ответа совсем не было. Ничего! Молчание! А ведь... Ах, нет, мои переживания наверняка такие детские и беспочвенные... Такие... такие... жалкие!"

Марселла могла продолжать до бесконечности. А захмелевший разум, если дай волю, и вовсе пустился бы так размышлять, что может быть к утру синьорина Мартино заключила бы, что Тибальт - это исчадие ада и вовсе не объект её мечтаний. Но Летиция вновь пришла вовремя на помощь, не дав сестре прийти к такому выводу, а потом жалеть о принятом решении.

- Ах, ну да, конечно, - рассеянно ответила Марселла сестре, - он меня обязательно накажет... Надо наверное пойти спать...
Девушка неуклюже поднялась на ноги. всё ещё сжимая в руках недопитый бокал вина. Однако она не сделала и двух шагов, как уронила бокал и пролила содержимое на пол.

- Ой, - хихикнула Марселла, прикрыв ладонью рот, - и за это он меня тоже накажет! Какая я неуклюжая!.. Какая неуклюжая!
Синьорина Мартино, которая говорила всегда тихо (разумеется, когда не истерила) и смеялась бесшумно, вдруг начала хохотать во всё горло не  лучше какой-нибудь торговки.
- Накажет! Ха-ха-ха!.. Какая я неуклюжая!.. Просто смех! Летиция, а помнишь, как я наступала на ноги синьорам во время танца?.. Как ты думаешь, может быть поэтому на последнем балу я простояла весь день возле стенки? А на бал к Капулетти я вообще не пойду!!!

+1

5

Вначале золотоволосая синьора попросту не могла понять, что это такое приключилось с ее младшей сестренкой. Откуда эти красные пятна на белоснежной ночной рубашке? Неужели ее милая рыжеволосая малышка поранилась ненароком?! Пожалуй, еще секунда и Летиция принялась бы звать на помощь… Один Господь знает, почему она решила промолчать и попытаться разрешить это беду сама.
Однако бокал с вином, который сжимала в руках синьорина Мартино, графин все с тем же вином. Он был всегда полон, а теперь хмельного напитка в нем было примерно чуть меньше половины… Неужели…
«Быть того не может…» - Прокомментировала свои же собственные нелепые предположения, ибо они ну никак не могли быть правдой! Даже предположить то, что молчунья Марселла ночью тайком пробралась в отцовский кабинет, словно воришка и принялась распивать вино…
Но сомнения рассеялись, когда юная рыжеволосая синьорина принялась говорить какую-то ерунду, а после хохотать как умалишенная. Стало быть все эти предположения не такие уж и нелепые…
Сказать, что Летиция была ошеломлена, это не сказать ничего. Ее тихоня сестра кажется… Кажется была пьяна. Хотя слово кажется, в данной ситуации было совершенно лишним. Просто – была пьяна.
- Марселла… Ты… Ты что такое створила с собой? – Выпалила золотоволосая синьора, подскакивая к юной бунтарке, и подхватила ее за талию, ибо ей показалось, что еще немного, и она упадет. – Тише ты! Не голоси, словно торговка на рынке! Тсссс…
Продолжая бормотать что-то невнятное, относительно того, что ночью нужно соблюдать тишину и покой, молодая вдова практически силком потащила сестру в свои покои. Просто ничего умнее Летиция не смогла придумать, и обязательно надобно будет тут прибраться, иначе утром синьор Мартино заметит этот беспорядок, пропажу вина и тогда жди неприятностей.
«Вполне вероятно, что отец даже и не подумает о том, что это могла быть Марселла, но тогда уж непременно обвинит кого из слуг! Почему они должны буду страдать из-за глупых поступков моей безрассудной сестры?»
- И конечно я помню последний бал… И ничего ты не неуклюжая. Просто разволновалась, вот и оступилась тогда, со всяким может случиться… Давай-ка пойдем милая моя, пойдем. Нечего тут полуночничать! И зачем же отказываться от бала у самих Капулетти, еще неровен час там тебе твоя зазноба посватается за тебя!
Более всего Летиция переживала за то, что на этот шум сейчас сбегутся люди и тогда скандала избежать, точно не удастся. А если еще и вспомнить о том, как болтливы эти несносные служанки, то можно смело считать, что весь город вскоре будет знать об этом сомнительном приключении.
«А после таких вот слухов, все, решительно все женихи в городе будут избегать Марселлу! Слухи и сплетни это самое страшное, что только может быть! И тогда останется один только путь ля бедной моей девочки это монастырь!».
Правда вслух озвучивать эти свои соображения молодая вдова не стала, а вместо этого покрепче ухватила за талию, что бы та не вздумала упасть или еще чего сотворить и озвучила другой беспокоящий ее вопрос.
- Дорогая моя, что такого произошло, что ты вздумала так проводить ночные часы?

0

6

- Тихо-тихо! - передразнила Марселла сестру. - Надоело быть тихой! Я - покорно хожу на службу в собор, не спорю с матушкой, не убегаю из дома... Ну, ладно... убегала... но случайно!.. Но почему когда я - примерная дочь никто даже ласкового слова не скажет! Стоит один раз оступиться, и уже все судачат о твоём промахе! Почему так? Почему жизнь так несправедлива?!

Всё-таки Марселла повиновалась и поплелась следом за сестрой подальше от кабинета отца. Сейчас она не думала о том, что синьор Мартино будет в бешенстве, увидев такой беспорядок в своём кабинете. Особенно накануне поездки. А ещё могут проснуться слуги или матушка. А что если отец решил, будто его кабинет собирались ночью ограбить? Ведь он торговал драгоценными камнями, товаром, который был не только притягателен для молодых барышень. Разбойники также проявляли интерес к рубинам, сапфирам и изумрудам.

- Ха-ха-ха!.. Бал у Капулетти! Как бы мне хотелось туда пойти и увидеть Тибальта среди танцующих пар!.. Чтобы он пригласил меня на танец! - Марселла начала фантазировать и увлечённо даже зажмурилась, - Ах, Летиция, я бы тогда была самой счастливой! И пусть другие с завистью  смотрят мне в спину, как когда-то я смотрела на синьорин, которых приглашал Тибальт на балу!

Это всё вино. Хмельной напиток развязал ей язык. Без него она бы никогда не стала рассказывать о своих мечтах, особенно о Тибальте. Добравшись до кровати, Марселла рухнула на подушку и громко вздохнула.
- Но нет, Летиция, этого не случиться потому, что наш многоуважаемый отец решил не пускать меня на бал из-за того случая с Бальтазаром.

Марселла подняла голову с подушки и взлохматила себе волосы. Она засопела, посмотрела в пол и замолчала. Задумалась? Нет, стало уже даже думать сложно о Тибальте. Потому, что любые размышления заканчивались одинаковым умозаключением, от которого ей становилось очень грустно.

- Летиция, - Марселла сама нарушила молчание, заговорив упавшим голосом, - я думаю, что Тибальт меня не любит!.. Не любит!.. Но почему? Почему так случилось?

+1

7

- Да-да, так оно всегда и бывает, всегда не честно и не справедливо…Жизнь вообще штука крайне не справедливая! Ты только тише, родная моя, не шуми! – растерянно шептала Летиция, поддерживая рыжеволосую синьорину Мартино, и почти силком таща ее по коридору, по направлению к своей комнате.
Мысленно молодая вдова молилась только об одном – хоть бы никто не услышал шума, особенно слуги и не сунули своего длинного носа сюда. Иначе беда! Сомнений нет, на завтрашнее утро вся Верона будет знать скандальные подробности нынешнего инцидента. И не просто знать их, а еще и старательно приукрашивать их собственной богатой фантазией. В итоге, зная фантазию веронских сплетниц, выйдет что и она сама, и Марселла принимали у себя ночью каких-то сомнительных синьоров, распивали с ними вино и вообще вели себя как девицы легкого поведения.
Но, вероятно, Господь был на стороне Летиции, посему до своих покоев они добрались без приключений. Усадив захмелевшую сестру на кровать, молодая синьора поспешно затворила за собой двери, закрыла ее на засов. Потом подумала, и еще зачем-то приставила тяжелый стул, дабы никто не сумел проникнуть сюда.
«Интересно, что отец сотворит с нами узнав, что тут произошло? Сразу убьет? Или же сначала будет долго кричать, а только потом? Или прикажет прилюдно выдрать, как безродных служанок, а только потом убьет? Господи, сестра, и о чем ты только думала?».
Хотя  долго искать ответа на последний вопрос не пришлось. Ну конечно о Тибальте! Черт бы его побрал! Ну, вот что ее милая тихоня-сестра нашла в этом забияке?!
Зато теперь понятно было отчего сиьорина Мартино принялась за эдакое неженское занятие, как поглощение вина в больших объемах. Ей запретили идти на бал, где будет ее сердечная зазноба! Он будет веселиться, танцевать, ловить на себе влюбленные взгляды  первых красавиц Вероны, а бедная Марселла будет сидеть дома, в наказание за тот проступок.
Что сказать на это? Как подбодрить? На эти вопросы Летиция ответов не находила, и прекрасно понимала отчаяние своей сестрицы.
«Как бы мне хотелось верить в то, что моя сестрица была счастлива! Господи, услышь меня! Она как никто другой заслуживает этого! Что бы ее любили и защищали от всех горестей!»
А Марселла все говорила, говорила, говорила… И ни на один из озвученных вопросов Летиция не находила ответа. Тяжко вздохнув, золотоволосая синьора села рядом со своей сестрой и обняла ее, словно маленькую девочку.
- Я не знаю, Марселла. Я ничего не знаю… - несколько растерянно вздохнула она. – Может быть потому что любовь это величайшее сокровище во всем белом свете и не всем посчастливиться найти ее? Мне в жизни не повезло. Едва только я сумела найти ее, как тот час же потеряла. И шансов на счастье у меня более нету, ведь моей соперницею стала Смерть. Против нее я бессильна. А у тебя еще есть надежда, поверь мне. Вполне вероятно, что твой Тибальт любит тебя, но просто не решается признаться в этом. И… если желаешь, я поговорю с отцом, упрошу его, что бы ты пошла на бал Капулетти. Я уверенна, что синьор Мартино послушает меня.

+1

8

Марселла слушала сестру очень внимательно. Хотя смотрела в другую сторону и словно думала о своём. Она вдруг подумала о том, что наверное за это недолгое время, что Летиция знает её тайну, она успела ей уже все уши прожужжать про Тибальта. Может быть у вдовствующей синьоры скоро приступ тошноты будет начинаться, едва она услышит это имя. Марселла зареклась больше не говорить о Тибальте и не думать, но через мгновение уже нарушила свою клятву, которая была наверное сотая или тысячная по счёту.

- Нет... Нет... Нет... - замотала головой Марселла до звёздочек в глазах, - спасибо, но это не поможет. Даже если отец разрешит и я пойду... Это ничего не изменит...
Девушка замолчала. Она вспоминала их сегодняшний разговор и то, как долго рыдала после в своей комнате. Глупая! Она ведь даже не знает, насколько правдиво умозаключение, до которого она додумалась! А что если всё не так страшно? И на самом деле всё так ка говорит Летиция? Но почему-то слова сестры казались простым утешением.
- Для меня нет места в сердце Тибальта... - грустно вздохнула Марселла, - ... пока... Я поняла это сегодня, когда он приходил. Он меня не любит и пока не сможет полюбить...

Может быть это вино прибавило столько уверенности? Марселла говорила так, словно синьор Капулетти сам ей сказал об этом. Хотя всё это были не более, чем простые доводы девушки.
- Не сможет полюбить ни меня, ни какую-нибудь другую синьорину... Поэтому к чему мне идти на бал? Да, я с ним увижусь, но заветных слов я не услышу всё равно. Не хочу мозолить ему глаза. Я так долго собиралась, что выбрала неудачное время, чтобы рассказать о своих чувствах.

Марселла подошла к окну и посмотрела на звёздное него.  А что если Тибальт полюбит другую? Что тогда? Она согласна ждать ответных чувств столько, сколько потребуется, но что если места в его сердце для неё так и не будет? Что она будет делать тогда?
- Может быть, мои признания для Тибальта даже ничего не значат?..

+1

9

Ну конечно до тошноты от одного упоминания имени этого самого синьора Тибальта было еще далеко. Скорее молодая вдова испытывала просто легкое раздражение… Но с такими темпами, до отвращения не далеко. А вместе с ним и до тошноты. Проще говоря, на симпатию со стороны синьоры Ферерро Тибальт мог не рассчитывать.
«Ах, сестренка, как же я тебе сочувствую! Но что же мне делать, если ничем я помочь тебе не могу? Самое большое, на что я способна, так это идти в церковь и молиться за тебя…» - раздумывала про себя Летиция продолжая гладить Марселлу по голове, словно она была маленькой девочкой, потерявшей любимую игрушку. И слов утешения как назло не находилось.
- Ну и зря ты так, Марселла, - несколько устало покачала головой золотоволосая синьора и вновь тяжело вздохнула. Она чувствовала себя смертельно уставшей и совершенно беспомощной. – Один только Господь знает, что ждет тебя в грядущем дне. Вполне может быть, что именно на этом балу твоя сердечная зазноба, осознал, какой алмаз ты есть…
Если уж такое решительное «нет-нет-нет» услышала Летиция в ответ на свое предложение, то настаивать она не стала. Но и отказываться от идеи поговорить с отцом на эту тему тоже не стала. Ее рассуждения были более чем разумны, и матушка наверняка поддержит свою старшую дочь…
«А вполне возможно и то, что сама Марселла на этом балу встретила бы кого… Синьора, который понравился ей намного больше Тибальта. Ведь это возможно! И не будет этой головной боли, связанной с Капулетти!».
- Любовь приходит внезапно, Марселла. Сегодня ты считаешь, что в твоем сердце нет места этому чувству, а на завтра просыпаешься и понимаешь… Жизни то тебе и нет, если именно этот человек не будет подле тебя все оставшиеся дни.
Слова весьма банальные и обычные, такими речами утешают многих, но с ней все произошло именно там. Проснувшись одним прекрасным утром, она поняла, что влюблена в своего Джованни и это было таким великим счастьем! Которое теперь стало такой великой болью. Проследив взглядом за рыжеволосой бунтаркой, которая встала и ушла к окну, молодая женщина на мгновение прикрыла глаза. От всех этих переживаний у нее кружилась голова.
«Следует поберечь себя. Если не ради самой себя, то, по крайней мере, ради моего сыночка, которому еще только предстоит увидеть свет!».
- Я не могу в это поверить. Сердце любого, даже самого бесчувственного синьора дрогнет, когда ему в чувствах признается такая прелестная синьорина как ты.

+1

10

Отчего-то вдруг потянуло на философию. Вернее, причина-то известна и она наполовину выпитая осталась в кабинете отца. Марселла никогда не пила так много вина. Более того,  направо и налево она твердила о том, что один глоток вызывает у неё головокружение. В этот раз она опустошала бокалы не думая о том, что будет если выпьет слишком много. Сможет ли она потом, утром, не краснеть за свои слова и поступки?

Вот и сейчас настроение с унылого сменилось на философское. Захотелось поспорить, высказать свою точку зрения и доказать Летиции, что она ну совершенно неправа. Желание рождалось не из большой нелюбви к сестре. Всё было до банальности просто - Марселла слишком много (для своего непривыкшего к вину организма) выпила.

Ей бы стоило только посмотреть в уставшее лицо сестры и вспомнить о страшной тайне, которую теперь они разделяют, да и отпустить сестру спать. Самой же тоже как мышь прилечь на кровать и притвориться спящей, чтобы сестрица смогла спокойно уснуть. А то ведь не сможет, если Марселла всем своим видом будет показывать, что сейчас ей совсем не до сна.

Только вместо всего этого синьорина Мартино была настроена спорить с той, которая совсем не разделяла её желания. Это означало лишь то, что ничего не получиться. Однако синьорина Мартино очень надеялась на то, что высказать все свои аргументы у неё будет случай.
- Это ты так говоришь потому, что я твоя сестра, - отмахнулась Марселла. - Ты меня знаешь, вот и говоришь так. А кто я для Тибальта? Кто я для него, если он ко мне ровным счётом ничего не испытывает?.. Всего лишь синьорина, которая что-то говорила о своей любви к нему!.. Тем более, что признание вышло плохим. Я всё время запиналась и что-то бормотала себе под нос... Не так поэтично, как пишут в стихах и сонетах...

Марселла забралась на кровать босыми холодными ногами и смахнула с лица растрепанные рыжие пряди волос.
- Сегодня... сегодня, Летиция, мне и вовсе показалось, что Тибальт не может никого полюбить. А моего признания он просто... не слышал... Он так погружён в свою печаль, у него такая злость и чернота в душе непросто так!
Последние слова девушка и вовсе заявила с видом знатока человеческих душ и ни капли не сомневалась в том, что сказанное ею непременно окажется истиной. Даже чуточку сомнений не было!
- Даже боюсь представить, что с ним могло приключиться, чтобы он был настолько мрачен. Представляешь, он сказал, что у него нет друзей. Совсем нет...

+1

11

Единственное что сейчас чувствовала Летиция, так это смертельную усталость. Ей уже было все равно, что будет. Увидит отец Марселлу или нет, подумает ли, что кто из слуг посмел хозяйничать в его кабинете…
По-хорошему, эту рыжеволосую дебоширку следовало бы силком уложить спать, а утром напоить горячим и крепким чаем. Но воевать с сестрой, которая была полна энергии и жизненных сил молодая вдова просто не могла.
«Да будь проклят этот Тибальт! Отнял сон и покой не только у моей сестры, но и у меня, у моего ребенка! Толкает Марселлу на какие-то необдуманные поступки! Задурил ей всю голову, и верно сам доволен, как… Как кот, налакавшийся сливок!».
Для себя старшая дочь синьора Мартино решила, что при оказии, при самой малейшей возможности надобно будет непременно  поговорить с этим самым Тибальтом. Постараться разузнать, что он вообще себе думает на счет ее сестрицы.
«Хотя, если это чудо и свершится, и мне удастся, где-либо встретить этого синьора, то лучше спросить напрямую. Что бы уж наверняка, так сказать!».
Идея была не дурна, даже очень. Но вот только в глубине души Летиция очень сильно сомневалась в том, что ей хватит мужества вот так дерзко поступить. Первой заговорить с совершенно незнакомым синьором. Да еще и на такую щекотливую тему, как душевные переживания. А если кто увидит как она разговаривает с ним? Сплетен то потом не оберешься…
Марселла в это время наконец вновь уселась на кровать, чему молодая вдова несказанно обрадовалась. Возможно, теперь ее удастся уложить спать? Время то уже позднее. Но синьорина Мартино, казалось и не думала об этом. Все ее мысли занимал один только Тибальт.
- Тогда нужен ли тебе этот человек, если ты и сама говоришь, что у него черная душа? – едва слышно прошептала золотоволосая синьора, плотнее запахиваясь в свою шаль. Словно бы она могла огородить ее от  всяческих бед и волнений…
Глупо конечно, но Летиция и правда верила в это. Ведь эту шаль ей подарил ее любимый Джованни… Сказал, что она будет согревать, если его рядом не будет.
«Так и вышло, любовь моя, так и вышло. Ты словно знал, словно чувствовал все. Тебя нет, а шаль тут, она согревает меня и нашего сына!».

+1

12

Приятно наблюдать за ночным городом, когда улицы пустые и очень тихо. Иногда конечно встречаются ночные прохожие, но редко. А вообще, вот так увидишь человека  из окна и думаешь о том, что же заставило его покинуть стены комнат и куда он держит путь ночью? Может быть, он грабитель, который решил нажиться на чужом горе? Может быть, он головорез, поджидающий рассеянных горожан с острым ножом за углом? А может быть, он просто несчастный влюблённый, который потерял покой и сон, и теперь крадётся к дому любимой, чтобы хоть издалека полюбоваться ею?

Этот абстрактный влюблённый для Марселлы мог носить только одно лицо - Тибальта. Остальных всех она сочла недостаточно красивыми. Задира всея Вероны казался Марселле просто образцовым мужчиной - таким... смелым и отчаянным, а ещё невероятно красивым! Потому было странно сегодня слушать его и понимать, что он - такой же человек, вполне себе земное божье создание со своими грехами и дурными помыслами (иногда!). Однако Марселле очень не понравился эпитет старшей сестры о душевном состоянии её ненаглядного.

- Нет, не говори так! - даже пожалуй злобно огрызнулась младшая синьорина Мартино. - Почему сразу "чёрная душа"?! Ты так говоришь, словно Тибальту самое место сгнить в сырой тюремной камере!
То что её ненаглядный Тибальт часто сам затевал кровопролитные драки - Марселла просто не вспомнила, а может и не знала вовсе.
- Чёрная душа!.. Он просто очень мрачный... Всегда. Даже когда улыбается, - тут девушка застыла с открытым ртом с осознанием ужасного, - Летиция, я никогда не слышала, как он смеялся... Только злобно усмехался и всё! Его же никто и никогда не любил по-настоящему! Понимаешь?

Марселла вновь обратила свой взор на луну и звёзды. Как же прекрасно было бы любоваться ночным небом вместе с любимым! Об этом же каждая девушка мечтает! Но неожиданное осознание того, что этого никогда не будет перечеркнуло все мечты.
- А знаешь, - вдруг громко и бодро заговорила Марселла, в два шага подскочив к своей кровати и сдёрнув энергичным движением одеяло, - ты знаешь, Летиция, если Тибальт меня не любит, то пусть полюбит другую. Я не обижусь - честно! Пусть и он испытает это прекрасное чувство. Главное, чтобы эта синьорина тоже хорошо к нему относилась. А он пусть бы пришёл ко мне и сказал как на духу, мол, я полюбил другую. Она прекрасна как утренняя заря, и загадочна как ночное небо... И прочее. Пусть бы так пришёл и сказал! Я бы поревела! Да, поревела бы день, второй, но уже бы не надеялась ни на что! А так, Тибальт проводил меня домой, обещал встречу, подарил надежду, пригласил на прогулку и что?.. Всё! Молчание! Разве так честно поступать с нами, с синьоринами?! Разве можно дарить надежду, а потом томить в ожидании?! Ух, Тибальт! А я ещё жалела его!.. Ловила каждое движение, каждое слово! Ух!..

Последние слова Марселла буквально прошипела, сминая от злости одеяло. А потом со всей силы швырнула его на пол.
- Всё, я решила! С этого момента, Тибальт для меня умер! Вот так! Умер! Не хочу я больше страдать! Устала!..
Последнее вырвалось как-будто само. Марселла тихо зарыдала, присев на корточки у кровати.

+1

13

Летиция, обессилено сидя в кресле, все же не сводила настороженного взгляда со своей сестры. В этой рыжеволосой синьорине, находящейся слегка навеселе, она не узнавала свою скромную, вечно робеющую  малышку Марселлу, которая и слова то поперек не решится сказать.
«Что же это с нею происходит? Неужель же любовь так действует на людей? Но я же не изменилась, после того как стала женою Джованни. Я оставалась такой же, какой и была… А Марселлу словно подменили! Я верю ей, что она любит по настоящему… Значит…».
Выводы были не слишком утешительными, для золотоволосой синьоры. Получалось, что в жизни совей Летиция не знала настоящей любви. Ее выдали замуж по желанию отца, за человека, которого она никогда не видела.
«Нет! Все это глупости! Я любила и люблю моего супруга! Просто мы с Марселлой совсем разные.. У меня было тихое и спокойное семейное счастье с самым заботливым и нежным мужчиною во всем белом свете. А у нее вон какие страсти бушуют! Господь мне свидетель, я ей не завидую!».
От всех этих  размышлений ее отвлек сердитый тон сестры, которая требовала что бы о ее бесценном Тибальте не говорили дурно. Молодая вдова обреченно вздохнула.
- Хорошо сестра. Прости, я не хотела оскорбить твоего возлюбленного, и уж вовсе не имела ввиду то, что ему место в тюремной камере…
Хотя идея о тюрьме для главного забияки всея Вероны определенно понравилась Летиции. Что-то в ней было эдакое.
«Вот посидел бы пару денечков… С недельку, а лучше даже и две недельки! Месяцок! Авось тогда бы перестал задираться ко всем, и уж точно осознал бы, что негоже дурить голову моей милой сестренке!».
Правда озвучить эти мысли вслух Летиция не согласилась бы, даже под страхом смерти. Потому как осознавала, насколько важна для Марселлы поддержка и понимание в такие сложные времена. Вот почему она просто молчаливо кивала, наблюдая за постоянной сменой настроения сестры.
Она то злилась, во воодушевленно тараторила, то металась по комнате. И казалось, конца этому не будет. Но завершилось все намного быстрее, чем предполагала синьора.
- О, Господи! Марселла! – перепугано вскрикнув, Летиция бросилась к рыжеволосой бунтарке, и принялась поднимать ее. – Маленькая моя, ну что за беда? Ну не плачь, девочка моя дорогая! Все будет хорошо, вот увидишь!
Усадив сестру на кровать и сев рядом, она обняла ее одной рукой, а второй принялась вытирать слезы, словно синьорина Мартино и впрямь была маленьким раскапризничавшимся ребенком.
- Глупенькая ты моя! Ну не плачь, ведь в сущности все не так скверно! Подумай сама, твой любимый жив, здоров, он обратил на тебя свое внимание! Вполне вероятно, что он и сам смущен теми чувствами, которые у него возникли к тебе… Можно ли упрекать за это? Вот посмотришь, ты еще будешь счастлива…А сегодняшнюю ночь будешь вспоминать со смехом!
Сказать по совести сама Летиция не верила ничему из того, что только что наговорила. Но что поделать? Дабы утешить сестру можно и приврать!
- Давай-ка, ложись, я тоже лягу, сегодня будем спать вместе, ты же не против этого?

+1

14

"И действительно, чего я так?.." - упрекнула себя Марселла, которая моментально отрезвела из-за этого всплеска эмоций. - "Разревелась и из-за чего?.. Тибальт наверное спит себе спокойно, а я тут из-за него слёзы лью да и ещё сестре спать мешаю".

Марселла только сейчас заметила какой усталой была Летиция и ей стало очень стыдно за своё поведение. Кому лучше стало от того, что она проснулась посреди ночи и стала страдать по ненаглядному Тибальту? Разве что только его это никак не коснулось. А Марселла лишила сна не только сестру, но и ребёнка, которого та носила под сердцем. Да и сама - выпила вина... Теперь кружится голова. Что будет утром? И неизвестно, как отец отреагирует на пропажу доброй половины вина?

Но сейчас голова была слишком тяжёлой, чтобы размышлять о подобном. Марселла медленно поднялась на ноги и сделав шаг кровати, буквально упала на неё без сил, даже не укрывшись. Сил не было. Эта злость на Тибальта забрала все силы. Только сейчас Марселла поняла, что любить - это вообще очень тяжело. Ведь постоянные беспокойства о возлюбленном забирают очень много сил. И кто только придумал, что любовь окрыляет? Впрочем, поначалу, когда она только мечтала о встрече, то было всё прекрасно. Ведь в мечтах всё так и было. А потом... начались эти метания и тревоги... Неизвестно, когда же они закончатся...

- Прости меня, Летиция... Я не хотела... Помешала тебе спать... Прости, - бормотала Марселла не в состоянии даже перевернуться на бок.

Постепенно головокружение прекратилось, но голова была ещё слишком тяжёлой для того, чтобы ясно мыслить. Часто моргая, Марселла так и смотрела в одну точку пока не заснула, надеясь на утро забыть всё ночное происшествие.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Romeo et Juliette" » Блюз "господи-почему-ты-меня-не-любишь"