В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

17 августа 2017 г. Обновлены игроки месяца.
И обратите внимание, друзья, что до окончания летнего марафона осталось ровно 2 недели! За это время некоторые из вас еще могут успеть пересечь ближайшие рубежи и преодолеть желаемые дистанции.
Мы в вас верим!

14 августа 2017 г. Обновлены посты недели.

1 августа 2017 г. Началась акция "Приведи друга", предназначенная в первую очередь для наших игроков.

21 июля 2017 г. В сегодняшнем объявлении администрации полезная информация
о дополнениях к правилам проекта, два повода для мозгового штурма и немного наград.


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Adalinda Verlage
Адалинда почти физически ощутила нешуточное удивление, охватившее супруга, когда он вскинул брови. Вот так-то! Не ожидали, барон? Погуляйте еще год-полтора вдали от дома — и вовсе найдете свою жену-белоручку вышивающей подушки или увлекшейся разведением ангорских котиков к ужасу бедняги Цицерона. Так что оперная певица в подругах — еще не самое страшное.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



Juliette Capulet
Это было так странно: ведь они навсегда попрощались с ним, больше ни единого раза не виделись и, казалось бы, следуя известной поговорке, девушка должна была бы уже позабыть о Ромео, который, ко всему прочему, еще и являлся вампиром.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Willem von Becker
Суровые земли, такие непривлекательные для людей, тянули к себе существ, неспособных страдать от холода. Только в удовольствие было занять небольшие полуразрушенные развалины, ставшие памятниками прошлых лет, повидавшие не одну войну Шотландии за независимость от Англии. Зато никакой любопытный нос не сможет помешать существованию вампира.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Claudie Richard
- Вы! Вы… Развратник! Из-за Вас я теперь буду гореть в адском пламени и никогда не смогу выйти замуж, потому что никому не нужна испорченная невеста, - и чтобы не смотреть на этот ужас, Клоди закрыла глаза ладонями, разумеется, выпуская только початую бутылку с вином из рук. Прямиком на сюртук молодого человека и подол собственного платья.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Sarah Chagal
Cовременный мир предоставлял массу возможностей для самовыражения: хочешь пой, танцуй, снимайся в кино, играй в театре, веди видеооблог в интернете - если ты поймала волну, то у тебя будет и внимание, и восхищение, и деньги. И, конечно же, свежая кровь.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Dracula" » Once upon a time at the funeral


Once upon a time at the funeral

Сообщений 1 страница 30 из 60

1

● Название эпизода: Once upon a time at the funeral
● Место и время действия: 20.07.1808, Франция, Марсель
● Участники: Anabel Forest & Willem von Becker
● Синопсис: Неожиданная встреча нового знакомого  спустя одиннадцать лет, однако при довольно интересных обстоятельствах. Очередное замужество мисс Форест закончилось весьма благополучно...смертью супруга.

0

2

Вечер на побережье Марселя выдался на редкость приятным. Догорающее солнце почти скрылось за горизонтом, ощущение было, что оно садится прямо в море. Из-за рассеянного закатного света кроны деревьев казались золотисто-розовыми. Легкий ветерок дарил прохладу. В воздухе витали ароматы цветов.
Все было бы хорошо, если бы не…
- Дети мои, мы собрались сегодня здесь, чтобы проводить в последний путь нашего друга, любимого сына и мужа Андре де Полиньи.
От этих слов молодая вдова де Полиньи – невысокая рыжеволосая женщина, одетая во все черное, пошатнулась, но была вовремя поддержана заботливыми руками присутствующих на похоронах людей. Всхлипнув, она чуть приподняла черную вуаль и приложила платок к глазам.
- Он был из тех, кто все свои средства вкладывает в прогресс. Всегда с уверенностью смотрел в будущее. – Старался священник.
«А еще он громко храпел и был не дурак приволокнуться за дамской юбкой, когда выпьет». Пользуясь тем, что под вдовьей черной вуалью почти не видно лица, Анабель закатила глаза. Преставление явно затягивалось. И если еще кто-то из присутствующих решит предаться воспоминаниям, он ляжет в могилу вместе с Полиньи. Она об этом позаботится лично.
- Мадам Полиньи, вам нехорошо? – Услышала вампиресса приторно-заботливый шепот над ухом. Один из друзей покойного, пользуясь моментом, похоже, решил приударить за ней. Можно будет пригласить его на ужин. А то она уже порядком проголодалась от всех этих скорбных ритуалов.
- Все в порядке, Жером, благодарю. – Ответила Бель, трогательно сжав холодными тонкими пальчиками руку мужчины.
Вообще-то она приехала во Францию пару недель назад за модными платьями и тканями. Но на пути ее возник Андре де Полиньи, весьма состоятельный промышленник. Вскружить ему голову рыжеволосой бестии не составило труда, он уже через несколько дней после знакомства готов был жениться. И возлюбленная (о, чудо!) ответила ему «да». Правда, счастья своего Андре не вынес. На второй день после свадьбы умер от удара, оставив Анабель безутешной, но весьма состоятельной вдовой. Никто так и не узнал, что удар этот был тупым предметом по голове.
- Проститесь с покойным.
Громко всхлипнув, мадам де Полиньи первой шагнула к гробу и положила на него букет коваво-красных лилий и обручальное кольцо. Оно ей было более не нужно.

+1

3

- Дети мои, мы собрались сегодня здесь, чтобы проводить в последний путь нашего друга, любимого сына и мужа Андре де Полиньи. - Виллем еле удержался от того, чтобы зевнуть. Какая, однако, скука! Если бы он знал, что эти похороны окажутся такими скучными, то, возможно, никакая сила бы не заставила прийти сюда, на погребение неизвестного ему человека. Точнее, практически незнакомого, потому как познакомился граф с ним всего лишь несколько дней назад, когда приехал обсудить кое-какие дела связанные с вложением денег в одно намечающееся, но очень прибыльно дело. Но, увы, тот умер быстрее, чем успел подписать все необходимые бумаги. Это так недавняя женитьба на него повлияла? Что уж говорить, несвободная жизнь вредно влияет на здоровье. Свое обручальное кольцо господин де Полиньи успел показать, а вот свою новобрачную нет. Он в красочных эпитетах успел сообщить, какие у супруги красивые глаза и волосы, цвета расплавленной меди. И это на второй день после свадьбы. Жаль, что сам Виллем не мог присутствовать на этом фарсе лично, было бы интересно посмотреть на столь бурное увлечение прагматичного магната.
От одного вида крестов мутило, что уж говорить  об отблесках заходящего солнца изредка проявляющегося между густыми марсельскими облаками. Вампир не был в церкви на отпевание, зато успел на кладбище. Он решил встать недалеко под деревом, стараясь особо не выходить из тени. Взгляд остановился на вдове, чье лицо было скрыто за густой вуалью. Однако этого вполне хватило, чтобы понять всю природу влюбленности бедняги де Полиньи. Запах вампира ни с чем не спутаешь. Запах древнего вампира, тем более. Бедняге просто не повезло. И все эти рыдания и скорбь, не более, чем фарс. Уж он-то знал, какова в действительности цена человеческой жизни. Не дороже каких-нибудь туфель, обшитых золотыми нитями. Однако, что-то в этой "безутешной" вдове настораживало. У вампира возникло ощущение, что он ее где-то уже видел.
"Как интересно...А не встречались ли мы где-нибудь раньше?" - прикинул так фон Беккер. Уж очень силуэт вдовы, облаченной в траурное платье, был знаком. Или ему казалось так? Не хотелось быть на месте этого бедняги, кто бы мог подумать, что любовь - коварная штука со смертельным исходом, как побочной стороной ее.

+1

4

- Дочь моя, вы скажете что-нибудь о своем супруге? - Священник заботливо склонился к ней, и Анабель едва сдержалась, чтобы не отшатнуться от его распятия, висящего на груди. Она отрицательно покачала головой и изобразила страдание: плечи затряслись в безмолвном рыдании, а из глаз по щекам скатились две слезинки. О, да, изображать безутешную вдову она умела! Все действия был так отрепетированы, что вампирессе не нужно было даже стараться, чтобы в нужный момент пустить скупую слезу.
- Давайте заканчивать. Мне нехорошо. - Прошептала она священнику, и тот понимающе закивал. За Анабель к гробу Полиньи потянулись с цветами остальные присутствующие, они напоминали вереницу плакальщиков, и баронесса поняла, что это театрализованное действо затянется еще на какое-то время. Отвратительно.
В этот момент, когда безутешная вдова с тоской взирала на траурную процессию к месту последнего приюта Полиньи, взгляд ее выхватил силуэт мужчины, стоявшего под деревом почти напротив. Их разделял этот фарс, который у людей принято назвать прощанием с покойным. В отличие от остальных плакальщиков, он, изучая траурное действо, ухмылялся. Анабель видела это из-под своей вуали. Так цинично относиться к похоронам может только одно существо. Вампир. Поправший смерть, шагнувший в Вечность. И точно! Едва она подумала об этом, как у нее появилось весьма назойливое ощущение, подтверждающее догадку. Да, рядом находится вампир. Что он тут, интересно, делает?
Баронесса даже на какое-то время забыла о том, что должна изображать безутешную вдову. Сейчас она напоминала скорее легавую на охоте, замерев, прислушиваясь и присматриваясь. Благо вуаль позволяла ей делать это незаметно для окружающих, продолжавших самозабвенно рыдать над гробом. Они не могли видеть, как удивленно поползли вверх брови и вытянулись в тонкую линию губы вампирессы.
- Мадам Полиньи. - Пропел в этот момент кто-то над ухом, и Анабель от неожиданности вздрогнула. - Проводить вас до экипажа?
Она отвлеклась, а когда взглянула в сторону, где стоял вампир, его там уже не было. Дьявол!
Баронесса оглянулась, мучительно стараясь улыбнуться. Жером, этот заботливый мальчик только что подписал себе смертный приговор.
- Я не могу уехать, пока не закончится прощание с моим бедным супругом. Но немного прогуляться не откажусь. - Проговорила она с кротостью, которой позавидовала бы сама Мария Магдалина. Анабель чувствовала досаду и голод, и решила перекусить Жеромом немедленно.

Отредактировано Anabel Forest (09-07-2016 15:48:13)

+1

5

А это маленькое представление под названием "похороны" и не думало завершаться. Виллему только оставалось, что  стоять под деревом,  с интересом  разглядывая безутешную вдовушку, которой определенно досталось все состояние почившего промышленника, потому как других наследников он не имел. Какая удобная схема, на самом деле. В чем-то Виллем даже восхищался такими профессиональными "черными вдовами". Окрутить, женить на себе, а потом в ближайшее время хитроумно избавиться от мужа, чтобы прибрать в свои ручки его денежки. И так до следующего раза. Особенно это хорошо получалось у вампирш, чье обаяние и привлекательность в разы были выше человеческих.     
"И все-таки где-то я ее видел", - вампир крепко призадумался, наблюдая за похоронной церемонией. Походить и класть цветы на могилу промышленника, как это делали другие присутствующие здесь гости, он передумал, ведь все его внимание было привлечено к бессмертной вдове, так трогательно и наигранно оплакивающую столь "безвозмездную утрату". Если гости и купились на это, только не Виллем. Губы вновь растянулись в ухмылке. Кажется, она тоже почувствовала присутствие вампира. Граф чувствовал ее взгляд на себе. Возможно, так это ему казалось. Из-за густой черной вуали нельзя точно было сказать, но ощущения не могли обманывать.
Как только вдова отвлеклась, фон Беккер покинул кладбище. Ему осточертело смотреть на этих скорбящих людей, придавших землей своего соплеменника. Отправился же вампир в дом к умершему промышленнику, чтобы лично принести свои соболезнования его жене. Кажется, он начал догадываться, кто скрывался за этой вуалью. Но сказать точно не мог. Вдруг ошибся и за подобной ширмой скрывается совсем другой древний вампир. Однако поговорить с ней было бы неплохо, учитывая, что по ее вине у Виллема нарушились планы.
В доме покойного де Полиньи было тихо. Оставалось только дождаться жену покойного, усевшись в одно из кресел в гостиной. От скуки вампир даже стал рассматривать портреты, висевшие на стенах. Признаться, господин де Полиньи был обделен красивой внешностью, так что-то совсем ниже среднего. Только ради денег можно было с ним что-то иметь общего. Виллем подошел к столу, налив себе вина в бокал. Только, чтобы скрасить время ожидания.
Стукнула дверь, раздался стук каблуков по паркету. В гостиной появилась вдова, но без вуали. Вампир явно почувствовал кровавый флер, исходящий от нее. Да, это была она. Та самая баронесса.
- Браво! А я почти поверил в вашу скорбь, - вампир резко оказался у нее за спиной, пару раз хлопнув ладонями, будто находился на знатном представлении. - Только чего-то не хватает, мне кажется.

+1

6

Экипаж подъехал к дому де Полиньи, вышколенный слуга открыл дверь и опустил ступени. Сначала из сумрака кареты показалась черная бархатная туфелька, затем в пене черного кружева, которым был отделан подол платья, мелькнула стройная ножка. Анабель подала руку слуге и с неторопливостью безутешной вдовы сошла по ступеням. Перед домом она остановилась и оценивающе изучила свое наследство. Полиньи при его деньгах мог бы купить себе особняк и побогаче, продажа дома вряд ли принесет ей большую прибыль. Правда, у него еще есть магазин. И это уже куда интересней. Нужно изучить бумаги, оставшиеся в кабинете Полиньи, тогда она поймет масштабы своего состояния. В ближайшие дни ей предстояла встреча с адвокатом, и вступление в наследство.
Анабель вошла в дом, внутри было сумрачно и тихо. Слуги Полиньи обладали одним ценным качеством – они старались не попадаться хозяину на глаза, если он не нуждался в их помощи. Правда, вампиресса догадывалась, что ее они еще и побаиваются. Женитьба их хозяина была столь стремительной, никто из слуг не знал, чего ожидать от новой госпожи де Полиньи. Особенно сейчас, когда она стала полновластной владелицей всего в этом доме.
«А у меня, кажется, гости», - подумала Анабель, испытав то же самое ощущение присутствия рядом бессмертного, что и на кладбище. «Не думала, что Монреаль в это время года так пользуется популярностью у вампиров», - усмехнулась баронесса, направляясь в гостиную, на ходу срывая вуаль, которая ей уже порядком надоела. Если вампир явился к ней не за тем, чтобы свести счеты, соблазнить или ограбить бедную вдову, то он должен ждать ее именно там.
Оказавшись в гостиной, она услышала насмешливый голос за спиной.
- Рада, что вам понравилось. – Невозмутимо ответила баронесса, не спеша оборачиваться. - Судя по всему, вас это немало развлекло. На следующее представление вход будет платный.
Она сразу узнала его еще там, на кладбище. Не так уж и много за эти годы встречалось на ее пути вампиров такого возраста. Еще меньше имело столь ядовитый характер. И всего один спас ее однажды от лучей восходящего Солнца, а потом исчез, оставив короткую записку и бездыханное тело дворецкого.
- Не хватает? – Вкрадчиво спросила Анабель, оборачиваясь к вампиру, так что оказалась с ним лицом к лицу. – Чего же?

+1

7

- Мне кажется, вам нужно больше экспрессии, моя дорогая баронесса, - вампир растянул губы в улыбке, с некоторым интересом разглядывая Анабель. Можно было понять этого беднягу промышленника, купившегося на подобную женскую красоту, приправленную обаянием вампира. Бледная кожа, напоминающая мрамор; синие, словно небесная лазурь глаза; и рыжие, да, цвета расплавленной меди, волосы. Как тут устоять простому смертному? Правда, мало кто знал, что за этой привлекательной внешность скрывается кровожадный хищник, поправший все понятия о человеческом сострадании как таковом. Однако, что и говорить, Виллем был рад встретить ее снова. - Знаете, в восточных странах, где-то в Индии, кажется. Вдовы восходят на погребальный костер за своим мужем. Такая традиция, знаете ли. Кто не взошел - страшный позор и осуждение на всю жизнь. Думаю, у нас костер - это перебор, а попытаться прыгнуть в могилу за своим очередным супругом. Думаю, выглядело бы это очень даже эпично. И правдоподобно. Какая трагедия - потерять мужа через несколько дней после свадьбы! Мне нравится. Мертвый муж, убитая горем супруга. И все эти люди, пришедшие на похороны...Кто они все? Изображают скорбь или просто пришли потому, что так надо?
Вампир отошел от баронессы, усевшись на роскошный диван, при этом расслабленно вытянул ноги. Вся та же Анабель, которую он встретил в тех швейцарских лесах. Все тот же взгляд, все тот же сарказм в словах. Помнится, в последний раз им не удалось попрощаться, вампир покинул ее замок практически с закатом, когда солнце едва-едва село. Но оставил, же ей записку, правда, особо и не рассчитывал, что когда-нибудь встретится с ней.
- Но я рад вас видеть, если честно, в этом провинциальном  французском городишке, где нет ни одного знакомого лица. И такая жуткая тоска, - признался граф. Хорошо, что в скором времени он вернется в  Нидерланды. А вот куда направится баронесса, можно было предположить, что в свой замок - тратить денежки еще одного покоившегося неудачника-кавалера.

+1

8

- Прыгнуть в могилу? – В синих глазах вампирессы на мгновение вспыхнуло удивление, прежде чем она осознала сарказм, которым было пропитано каждое слово, срывавшееся с губ ее гостя. – Ну, уж нет. – Фыркнула Анабель. – Переигрывать плохо и в радости, и в горе. Я – не какая-нибудь актриса погорелого театра, а почтенная вдова. Весьма состоятельная, к тому же.
В последней фразе ее слышалось неприкрытое самодовольство. И было отчего. Она ехала во Францию потратить свои деньги на новые наряды, а в итоге приобрела целое состояние, дом и магазин. Неплохо. И весьма практично. На вырученные от продажи недвижимости деньги можно купить, по меньшей мере, пять новых гардеробов, состоящих из самых модных нарядов. Парижский шик!
- Вы бы первый освистали меня за такую дурную игру, господин пересмешник. – В голосе ее не было ни капли раздражения, разве что совсем беззлобная насмешка. – Люди… Они везде одинаковы. Их показательные завывания и наигранная скорбь на похоронах Полиньи, которого многие из них даже не знали, были просто отвратительны. Я не хочу уподобляться им. Предпочитаю действовать проверенными методами.
Стоит ли скрывать от него, что это не первая и далеко не последняя авантюра, которую она провернула в целях укрепления своего благосостояния? Вряд ли. Анабель не чувствовала исходящей от него угрозы, он – не враг. И нет, ей ни капли не стыдно. Более того, она впервые за время своего путешествия встретила вампира, с которым ей было комфортно, как со старым знакомым, хоть они и виделись всего один раз.
Конечно, их первая встреча была далеко не такой безоблачной, баронесса даже думала тогда, что он просто добьет ее, найдя израненную в лесу, почти перед самым рассветом. Но все разрешилось лучшим образом, если не считать ожогов от солнечных лучей, которые вампир получил, когда нес ее в замок.
- Я тоже рада нашей внезапной встрече в этой французской глуши. – Проговорила баронесса Форест. – Но мне до сих пор интересно, что вы делали на похоронах моего бедного… Кхм… Мсье де Полиньи. Неужели просто мимо проходили? – Скрыть иронию в своем вопросе она даже не попыталась.
В нарушение всяческих норм и правил приличия Анабель поставила ногу в бархатной туфельке на диван, на котором расположился вампир и, опираясь о колено рукой, внимательно смотрела на своего гостя, ожидая ответа.

+1

9

- Вам соврать или сказать правду? - вампир усмехнулся, переведя взгляд на баронессу Форест. И все-таки было в ней все то, что Виллем любил. И очаровательная прямота, с которой она говорила о своем покойном супруге, явно давая понять, что этот брачный союз у нее не первый, да и не последний; и эта милейшая язвительность в словах, когда Анабель отбила замечание графа относительно истинной скорби.  В общем, можно было смело сказать, что баронесса вызывала в нем  симпатию и некое уважение. Последнее вообще было редкостью для фон Беккера. Возможно, у  них больше общего, чем та сцена спасения в швейцарском лесу и  обескровленный дворецкий. - Мимо я не проходил. Не люблю гулять по кладбищам. Слишком уныло, да и аллергия на кресты никуда не девается, знаете ли. Но ваш драгоценный супруг, павший жертвой ваших профессиональных чар, должен был подписать кое-какой документ, благодаря которому должен был начаться оборот в этом мелком и ужасно скучно городишке металлов, вроде золота и пф... серебра.  Но, увы, он не успел. Так что, я оплакиваю потерю вместе с вами, моя милая и очаровательная вдова. Я скорблю вместе с вами.
Виллем ухмыльнулся. В его голосе так и сквозил сарказм. Со смертью промышленника нужно было перестраивать все свои планы, касательно этого морского городка. А он только-только наладил связи здесь. И этот мсье приказал долго жить. Не сам, конечно, но  с помощью мисс Форест, так очаровательно и кокетливо расположившую свою ножку на диване.
Злился на нее? Скорей всего нет. Случайно стечение обстоятельств, когда интересы двух древних вампиров пошли вразрез друг с другом. Графу то и нужно было, чтобы этот мсье де Полиньи подписал пару нужных бумажек, а там, пусть помирает хоть сто раз. Можно сказать, что фон Беккеру просто не повезло. Анабель опередила его.
- Кстати, что вы собираетесь делать с имуществом покойного муженька? Его родственники наверняка уже спали и видели, как заполучить все его состояние, а тут вы отобрали у них такую сахарную косточку, - вампир рассмеялся. Ему нравилось выражение на лицах у тех людей на похоронах. Еле скрытое чувство досады об упущенном богатстве. Виллем просто обожал такие эмоции, считая их самым настоящими. Ни любовь, ни радость, ни преданность. А именно черная зависть в глазах и ненависть в сердце. Все это такое искреннее.

+1

10

- Благодарю. – Чопорно произнесла баронесса, принимая соболезнования, снова входя в роль безутешной вдовы, делая вид, что не замечает иронии в голосе гостя. Ей нравилось играть, даже если зрителя эта игра откровенно забавляла. Как, например, сейчас.
- Как это что? – Удивленно взглянула на гостя Анабель. Она плюхнулась на диван, на ходу расправляя складки траурного платья, особо не заботясь о правилах приличия. Кому они нужны, эти правила, когда вампир уже видел ее в таком неприглядном и растерзанном виде, что остального уже можно и не стыдиться.
Баронесса покосилась на мужчину, как будто спрашивала: «Что, правда, не знаете?». Он, такой умный и предприимчивый, неужели не догадывается, что делать с ненужным ей, по сути, барахлом, в виде старого дома, магазина и еще кое-каких мелочей. Ну, не родственникам же покойного отдавать!
- Я все продам в ближайшее время. Интересно взглянуть на магазин, но не думаю, что он меня сильно впечатлит. Да и мороки с ним больше, чем дохода. – Баронесса махнула рукой, ей, действительно, не хотелось быть привязанной к этому несчастному магазину. А без хозяйки там все быстро разворуют, в этом она была уверена.
- Вы так и не назвали мне своего имени, милейший господин В.ф.Б. – Анабель расслабленно откинулась на спинку дивана. – А я горю желанием узнать, кто же спас меня тогда, что за таинственный герой? – Сейчас уже вампиресса щурилась лукаво. – Предлагаю, кстати, выпить за упокой души моего бедного супруга.
Баронесса крикнула в приоткрытую дверь:
- Марселин! Принесите нам пару бокалов.
Затем обернулась к гостю, поясняя:
- Экономка. Отвратительная баба, обворовывала своего хозяина практически у него на глазах. Я видела домовую книгу с расходами. Это ужас, скажу я вам.
Через минуту в гостиную вошла женщина средних лет. Лицо у нее было чем-то похоже на любопытную мышиную мордочку. На небольшом подносе Марселин несла два пустых бокала и смотрела на свою новую хозяйку несколько недоуменно. Зачем им пустые бокалы? У господ свои причуды.
- Подойдите. – Коротко приказала баронесса, глядя на экономку немигающим взглядом. – Поухаживайте за дамой? – Эти слова были адресованы уже вампиру, Анабель надеялась, что дорогому гостю не придется объяснять, чего она от него хочет.

+1

11

-  Хорошая идея, - одобрительно кивнул граф, прикидывая в уме, во сколько же обойдется продажа всего имущества покойного промышленника. Вполне кругленькая сумма, судя по всему. Достаточно, чтобы некоторое время жить в довольствии и согласии с собой и со своими потребностями. А после, баронесса наверняка найдет новый источник дохода, окрутив очередного богатого и свободного кавалера вокруг пальца, забрав вскоре не только все богатство, но и жизнь. Вампиры ведь так легкомысленно относятся к чужим жизням, пожалуй, слишком легкомысленно.
- Правда? Помнится, я называл его, кажется, Тристан, - если мне не изменяет память. Виллем ухмыльнулся, вспоминая тот день, когда повстречал Анабель. Почему-то именно этим глупым именем, от которого отдавало душком древней, как мир историей любви, и пришло в голову назваться графу. Но на записке он указал настоящие свои инициалы. - Из меня герой - совершенно никакой. Пожалуй, даже очень никакой. Я люблю брать от жизни все, не считаясь с остальными. Как впрочем, и вы, моя дорогая баронесса. А герои - они же и костями лягут, но и от зла спасут принцесс, и победят дракона. И, в конце концов, выхватят еще половину королевства. Милые и добрые сказки. Так что просто думайте, что это небольшой вклад в наше возможное сотрудничество и только. Но раз вы так хотите знать мое имя. То, пожалуйста, меня зовут Винсент фон Брис.
В очередной раз соврал фон Беккер, не моргнув даже глазом, уже согласовывая свое имя с теми буквами, что были написаны в записке. Он еще пока полностью не доверял этой древней, осторожность не помешала бы никогда. Да и, какая ей впрочем, разница?
- А вот за упокой души вашего супруга, я, пожалуй, выпью, - кивнул вампир. Он расположился  с комфортом на диване, ожидая пока войдет экономка, которую позвала баронесса. - А прислуга всегда такая. Глаз да глаз нужен. Если вы отвернетесь, то ждите, что чего-то можете и не досчитаться. Хорошую прислугу трудно найти. Так что вашему муженьку с ней не повезло.
Виллем пожал плечами. Уж он знал, как порой трудно найти приличную прислугу, даже с кучей рекомендаций, большая часть из них любила подворовывать то, что плохо лежит. Естественно, за это граф по голове не гладил, превращая очередного неудачника-дворецкого в десерт. Так что он прекрасно понимал все негодование баронессы.
Экономка вошла внутрь. Виллем уже слышал стук ее сердца, отчего жажда крови, только усилилась. Достаточно было только слов Анабель, чтобы резко оказаться за спиной у служанки. Граф резким движением вытащил из-за голенища сапога  тонкий стилет, вонзив его в человеческое горло, точным ударом проткнув следом и сонную артерию. Фонтан из алой крови полился в пустые бокалы.
- Этот предсмертный хрип - просто прелесть, - растянул губы в улыбке, заполнив второй бокал, после чего, наконец, отпустил экономку, пытавшуюся закрыть рану рукой. Граф оттолкнул ее от себя, отчего Марселин упала на пол. Вампир вернул оружие на место. Перешагнув тело, фон Беккер спустя секунду, оказался рядом с баронессой, протянув ей бокал, после чего коротко ударил об него свой.
- За вас, дорогая. И за ваше удачное вдовство, - он сделал глоток крови. Да, вполне ничего.

+1

12

«Тристан?». Анабель уже и забыла нелепое имя, которым представился ей тогда вампир. Учитывая ее плачевное состояние в их первую встречу, не было ничего удивительного, что память не сохранила этот эпизод. «Ну, да, а я тогда принцесса Изольда. Вон, и волосы как раз рыжие, как у ирландцев», - хмыкнула баронесса, выжидательно глядя на гостя. К чему эта осторожность и нежелание называть свое имя? Он ведь сам сказал, что они похожи. Оба расчетливы и до определенной степени бессердечны. Оба авантюристы, считающие, что цель оправдывает средства. Возможно, он, как и вампиресса, просто никому не доверяет. И это Бель как раз могла понять.
Вампир тем временем назвал новое имя, и оно повисло в воздухе, окончательно разочаровав почтенную вдову. Винсент фон Брис? Такое ощущение, что имя существует отдельно, а этот вампир - отдельно. Похоже, он снова солгал ей. Но, это его право, не тащить же из него теперь правду клещами. Анабель хмыкнула и промолчала, подавив желание съязвить, что ему это имя совершенно не идет.
Ее ждало развлечение поинтересней.
Баронесса с напускным равнодушием наблюдала за последними минутами жизни экономки. Она считала такой исход для Марселин справедливым. И даже весьма гуманным. Рука вампира ударила стилетом точно и без промаха, так что их пища почти не мучилась. За те годы, что Марселин совершенно наглым образом обворовывала де Полиньи, считая себя полноправной хозяйкой в этом доме и вообще самой умной и хитрой, расплата была не так уж чтобы и очень жестокой. Бель взглянула на вампира с невольным уважением, он сделал все так быстро и чисто (даже ковер не испортил!), и вел себя пока как исключительно галантный джентльмен.
- Да. – Кивнула вдова, беря бокал с кровью. – В этих предсмертных хрипах жертв есть свое очарование, предвещающее скорый ужин. Но что мы все о ней, да о ней. Давайте поговорим о вас, Винсент.
Баронесса буквально впилась взглядом синих глаз в своего гостя, словно проверяя, как он отреагирует на это имя. Случайное имя, как она была уверена.
- Может, герой из вас и никакой, но меня вы тогда в лесу очень выручили, и я в некотором роде перед вами в долгу. Хотя мой супруг нас покинул, возможно, я смогу вам помочь вместо него в ваших делах. По счастливой случайности, у меня есть право подписи всех бумаг де Полиньи. – Сообщила баронесса, отпивая крови из бокала. Скрывать, как она довольна этим фактом, Бель даже не пыталась.

+1

13

- Да? И о чем же вы хотели поговорить, моя дорогая?  - вскинул бровями вампир, делая еще один глоток из бокала, ничуть не меняясь в лице при  имени "Винсент". Ему показалось, или действительно уловил в голосе баронессы нотки сарказма и иронии? Быть может, Анабель догадалась каким-нибудь своим женским чутьем, что это имя совсем не принадлежит ему. Оставалось только догадываться, что же крылось за этими интонациями, а граф предпочел бы и вовсе не спрашивать. Какая разница, Винсент или все же Виллем? За все годы своего существования, нидерландец начисто отучился от привычки во всем доверяться и полагаться на кого-либо, особенно на вампиров, у которых нет какой-либо совести вообще.
- Продолжайте, продолжайте, - кивнул  граф, когда баронесса начала вести к тому, что вроде как может помочь в его делах. Значит, теперь ему не придется искать обходные пути, находить других людей, чтобы завершить, наконец начатое в этом городе дельце. Уж слишком скучным показался фон Беккеру этот французский городишка. Провинция, что с нее взять? А Виллему только и нужно было, что подписать некоторые документы, всего-то. Если у мисс Форест есть такая привилегия, то почему бы и не воспользоваться ею? Отлично будет даже, если  ее подписи появятся на документах на день раньше кончины ее дражайшего супруга. - Вы просто прелесть! Вы меня очень и очень выручите, моя дорогая!
Вампир растянул губы в подобие улыбки, сделав еще один глоток алой крови. Кровь была вкусна, дела постепенно начали решаться, так что у фон Беккера даже настроение немного, но поднялось. И все благодаря его старой знакомой. Иногда полезно иметь такие знакомства.
- Тогда, пожалуй, я могу принести вам завтра после заката все необходимое, вы подпишите, дату поставим, например, за день до того, как ваш супруг изволил почить легкой смертью. Хотя, в принципе, это не так важно, -  вдруг резко передумал граф, переведя взгляд на Анабель. Ему определенно нравилось иметь с  баронессой дело. Кто знает, может они еще где-нибудь встретятся. Жизнь вампиров очень долгая.

+1

14

Анабель мило улыбнулась, по привычке не размыкая алых губ.
Как, однако, приятно складывается вечер. Эта маленькая игра с вампиром ее положительно забавляла. Они были похожи и прекрасно понимали друг друга. С ним ей не нужно изображать безутешную вдову, оплакивающую своего безвременно почившего супруга. Взаимные намеки и подколки, полные иронии, стали приятной вишенкой на торте.
Редко встретишь в подлунном мире такого собеседника, как этот Винсент. Вампиры, особенно древние, в большинстве своем слишком заносчивы и занудны, светская беседа с ними всегда нагоняла на баронессу смертельную скуку. Недавно обращенные вампиры часто глупы и подвержены рефлексии или чересчур жестоки. Так что приличной девушке с клыками даже и поговорить не с кем. Но не сегодня.
Винсента ей послал этой ночью сам Дьявол. Баронесса взглянула на мужчину из-под трепещущих ресниц, заметила его наглую ухмылку и поняла, что кокетством его не проймешь. Ну, и ладно. О главном они уже все равно договорились. И тут Бель не могла сдержать торжествующей усмешки. Так удачно получилось вернуть ему давний должок, особо для этого не напрягаясь, да еще за счет покойного де Полиньи. Ее не интересовало, какие бумаги нужно будет подписать. Если вампир затеял за счет ее бедного Андре (которого и при жизни любой мог обвести вокруг пальца) какую-то аферу... Да и пусть развлекается. На поход по парижским модным салонам за новыми платьями и украшениями она уже заработала, остальное – неважно. Зато она ничего больше не будет должна Винсенту за свою спасенную Вечность. Вдовство и, правда, на этот раз получилось весьма удачным.
- Как вам будет угодно. - Расцвела баронесса. - Сделаем все, как нужно. Завтра я встречусь с нотариусом, он огласит завещание. После этого я смогу принять вас и уладить все ваши проблемы с бумагами. А пока, расскажите, давно ли вы во Франции и где рекомендуете задержаться, после того, как я скуплю все модные парижские магазины на деньги моего покойного супруга. Правду говорят, что в Лионе какие-то древние вампиры организовали игорный дом, и последний проигравший там становится их ужином? - Анабель желала знать все новости и выглядела, как любопытный ребенок. - Хотите еще крови? У Полиньи есть белошвейка, юная, с аппетитной фигуркой, но, увы, тупая, как пробка. Типичный десерт вампира. М?

+1

15

- Вот и договорились. С вами приятно иметь дело, - отметил фон Беккер, все еще ухмыляясь. Как удачно складывались для него дела. Даже напрягаться не пришлось, чтобы получить свое. Никаких лишних телодвижений, нервотрепки с поиском необходимых ему людей. Все решилось само собой. Такое редко бывало в жизни. И все же вампир надеялся, что больше препятствий не возникнет, и он в скором времени покинет Марсель. Всего-то, что оставалось сделать, так это огласить завещание, да баронессе подписать необходимые бумаги. Анабель - жена покойного, а значит, и ей достанется все его имущество. Насколько помнил сам Виллем, то детей от каких-либо браков у промышленника не было. Французский мсье точно не упоминал об этом в разговоре, намекая, что все состояние достанется в случае его смерти, жене. 
- Во Франции? Да не так, чтобы и давно. Пару месяц от силы, - задумчиво протянул вампир, веря в руках бокал с кровью. Франция навевала свои воспоминания, особенно ее столица. Так что, граф особо и не хотел задерживаться здесь. Только дела связывали его по рукам и ногам, так что фон Беккер успел побывать не только в Марселе, но и в других крупных городах. - Если хотите потратить деньги, то поезжайте сразу в Ниццу. Милейший город. И такие вкусные горожане. Мне кажется, с какой-то примесью итальянской крови. В остальных частях Франции как-то слишком скучно, но колоритно. По крайней мере, для меня скучно. Не люблю Францию.
Вампир вытянул удобней ноги, рассматривая свою собеседницу.
- Я слышал про Лион, но никогда не был в том игорном доме. Да, это чистейшая правда. Надо же как-то вампирам питаться. А тут неудачники, что хотят легких денег. Вот как не воспользоваться подобной ситуацией? Вы же должны понимать, моя дорогая. А карточный долг - святой долг. - Виллем допил свой бокал, поставив его на столик. Предложение баронессы ему показалось заманчивым. - О, против десерта я точно бы не отказался. Я все еще помню тех белошвеек, которых вы мне любезно предоставили за поджаренную на солнце спину.

+1

16

- Не любите, правда? – Анабель смотрела на вампира во все глаза. Она раньше не встречала никого среди бессмертных, кто был бы так категоричен к этой стране. Были те, кто говорил о ней с усталостью, но они просто слишком долго жили на этом свете и успели пресытиться своей Вечностью. Но чтобы не любить… Наверное, Винсент пережил здесь какую-то драму или просто имел неприятности. Оттого и стремиться поскорее разделаться с делами и покинуть страну. Ей ужасно хотелось расспросить его об этом, но она промолчала, решив, что раз он не доверяет ей, то, скорее всего, отделается отговоркой, может, еще и съязвит чего.
Сама же Анабель во Францию ездила всякий раз с интересом и ожиданием чего-то нового. Ее, словно магнит, манили модные магазины и возможность светских развлечений, которых в том же Париже в вечернее и ночное время было немало. Засидевшись в своем замке, спрятанном в швейцарских горах, баронесса с восторгом окуналась в эту бурную жизнь больших и не очень французских городов, полную блеска, риска и флирта, и развлекалась на всю катушку, ни в чем себе не отказывая. Французы умели понравиться женщине. Они красиво ухаживали и были так заманчиво щедры. Ну, как тут устоять и не съесть такую аппетитную плюшку? Полиньи был лишь очередной жертвой, купившейся на кротость синих глаз и нежную улыбку баронессы. Несчастный не знал, что она таит острые клыки, несущие смерть. А когда понял это, было уже слишком поздно.
Нет, Франция определенно страна грез и богатых легковерных дураков. Анабель надеялась, что еще не раз вернется сюда, чтобы овдоветь. Или хотя бы просто развлечься. А то она, живя в Швейцарии, совсем стала провинциалкой. Да и деньги имели свойство кончаться. Правда, теперь, благодаря состоянию Полиньи, об этом можно какое-то время не думать.
- Ах, да, конечно-конечно, помню. – Кивнула баронесса. – Мне не особо везет с искусными мастерицами среди белошвеек, в виде десерта от них больше пользы. – Она, чуть усмехаясь, взглянула на вампира. – Вам есть куда пойти? Где вы остановились? Если хотите, можете остаться здесь. – В синих глазах появилось лукавство. – Не бойтесь, приставать к вам я не стану. У меня траур. – Клыкастая вдова с самым пафосным видом кивнула на свое черное одеяние. – Если решите остаться, десертик вам подадут прямо в постель.

+1

17

- Хорошую прислугу так трудно найти, - посетовал вампир. Уж он-то понимал, как трудно найти людей, способных, как хранить тайны, так и отлично выполнять свои обязанности. Даже рекомендации частенько не могут помочь в правильном выборе. Естественно, что в таких случаях проще избавиться от такого обслуживания, чем надеяться, что лишняя информация всплывет в свет. Виллему меньше всего этого хотелось. - И вы каждую плохую белошвейку, отправляете на десерт?
Вампир ухмыльнулся, однако не ему, в конце концов, читать мораль баронессе. Скорее, это было похоже на дружескую поддевку, чем какой-либо укор или осуждение. Ему определенно нравилась баронесса. В какой-то мере фон Беккер чувствовал какое-то даже сродство характеров. Например, желание получить от жизни все любыми способами. А также пренебрежение чужими интересами в угоду себе, совершенно не стыдясь этого.
- Вообще, есть. Но как я могу отказаться от вашего предложения? - вампир довольно улыбнулся. Сейчас он вообще расслабился, не оглядываясь на время. До рассвета оставалось несколько часов, так что можно было вполне продолжить их милейшую беседу с баронессой. - Не помню, чтобы я боялся чего-то подобного. Пф, траур. Вам совсем не идет черный цвет. И мне кажется, что вы от него избавитесь, как только распродадите все имущество покойного. Если не раньше. Ведь так?
Голос вампира звучал дружелюбно, без саркастических интонаций. Настроение было превосходным. Так что язвить Виллем уж никак не мог. Если только самую чуточку, и только дань своему характеру. А так, ему все больше и больше нравилось общение с Анабель.
- Решусь, конечно же, как я могу вам отказать, когда вы предлагаете? - сказал граф с таким видом, будто действительно отказать было чем-то сверхъестественным. Не говоря про вкусную кровь глупой белошвейки. - Расскажите, что делали все это время? Сколько еще мужей довели до...кондиции?
Пусть и звучало несколько неприлично и бестактно, но кто они такие, чтобы стыдиться своих способов добывания денег? Человеку не понять, а вот вампиру...

+1

18

- И не только белошвеек. – Кивнула баронесса. – Дворецкие, горничные, конюхи, садовники… - Бледное лицо Анабель оставалось бесстрастным. Ей, действительно, было все равно, сколько нерадивых слуг она отправила на тот свет за свою вечную жизнь. Да и к чему тратить нервы? Если человек чем-то разочаровал ее, туда ему и дорога, в виде пищи он принесет гораздо больше пользы. Зато расторопность, верность и умение своих слуг держать язык за зубами вампиресса ценила, и не жалела денег за их службу.
- В моем замке немного слуг, но все они вышколены и прекрасно знают свое дело. – Баронесса изучала кольцо с большим рубином на своем пальце – подарок Полиньи на помолвку, и прикидывала, насколько дорого его можно продать. – Они также в курсе, что их ждет, если они меня разочаруют. Вам обязательно нужно еще раз приехать ко мне в Альтдорф, Винсент, мы прекрасно проведем время. – Баронесса мило улыбнулась. – Я не дам вам заскучать.
Этот вампир ей нравился все больше. Умен, язвителен, находчив, красив. Бель поймала себя на мысли, что в последнее время симпатии она в основном разыгрывала. Как с Полиньи, например. Ей нужно было его состояние, и она изображала чувства. Это было легко, и в то же время она стала забывать, как это – испытывать настоящее притяжение, без оглядки на обстоятельства. Винсент напомнил ей об этом, он волновал ее, заставляя вспомнить, что вампирам ничто человеческое не чуждо, хотя некоторые предпочитают думать иначе.
- Вы, может, и не боитесь. – Баронесса оказалась за спиной вампира, ее голос звучал вкрадчиво, совсем рядом, над самым его ухом. – Я боюсь и не могу ручаться за себя. А я ведь вдова. – Тихий смех бубенцами зазвучал в комнате, Анабель нравилось дразнить своего гостя. Она знала, что Винсент ее поймет и, скорее всего, поддержит эту маленькую игру в силу сходства их характеров.
- Траур я сниму завтра, как только будет оглашено завещание. – Сообщила баронесса, с брезгливостью задвигая ногой бездыханное тело Марселин за кресло. Оно плохо вписывалось в интерьер уютной гостиной. – Что делала? – Анабель на минуту задумалась. – Я много путешествую, ищу развлечений. Осень и зиму обычно провожу в своем замке в Швейцарии. А весной выхожу на охоту. Состоятельные кавалеры в это время года особенно щедры и безрассудны. А вы как проводите свою Вечность? Удалось за эти годы осесть где-то?

+1

19

- Даже так? - Виллем приподнял брови, однако нисколько не смутился. Ему нравилось общество баронессы, что уж говорить, все больше и больше. И на приглашение Анабель приехать к ней замок вампир мысленно ответил согласием. Да и как вообще можно отказать? Граф с удовольствием посетит те места, возможно, даже чуточку предастся легкой ностальгии, когда спас баронессу от солнечных лучей, героически получив при этом ожоги на спине.  И вообще, раз она обещала, что скучно не будет, значит, фон Беккер действительно проведет отлично время. Вампир даже прикинул в уме, когда вообще может освободиться и посетить тот чудесный замок, спрятанный в горах. - Мне нравится, это ваше "я вдова". Звучит как-то интригующе и многообещающе, знаете ли.
Виллем заметил действие баронессы, и это нисколько его не смутил. Он даже подумал, что неплохо бы избавиться от трупа экономки. В скоро времени он  начнет разлагаться из-за тепла комнаты, и появится не самые приятные запахи. Возможно, граф бы смог помочь с этим. А может, Анабель и сама с этим прекрасно справиться. Ей наверняка не впервой избавляться от человеческих тел, судя по фразам о том, что ей не впервой отправлять на тот свет нерадивых слуг.
- Отлично, - кивнул фон Беккер, вытягивая ноги. - Вам и, правда, не идет черный цвет. Будь моя воля, я бы стащил с вас это уродливое платье немедленно.
Вампир усмехнулся, надеясь, что баронесса воспримет это высказывание правильно, а не оскорбится и не выставит его вон,  подумав, что ее так нагло домогаются. Хотя вряд ли Анабель такое подумает, уж слишком похоже было мышление.
- Я, как и вы, тоже много путешествую, - задумался вампир о том, стоит ли все рассказывать о себе. Все-таки привычка не доверять другим вампирам никуда не делась. - Единственное, что летом, я возвращаюсь в Нидерланды. У меня там, что-то вроде дома. В остальное же время я занят всякими темными делами, которые приносят хорошую прибыль. Если как-нибудь соберетесь в гости, приезжайте. Я буду только рад вашему визиту. Между вереницей мужей, разумеется. Весна - вообще отличное время года для этого. Знаете, бушует кровь и все дела. А тут и вы, как расчетливый охотник. Мне нравится. Я бы тоже воспользовался такой схемой, но это слишком утомительно.

+1

20

«О, какой горячий этот Винсент, оказывается». После слов вампира о ее платье (которое, кстати, было вовсе не уродливым, а очень даже красивым и дорогим), у баронессы только брови удивленно взлетели вверх. Более она ничем свое удивление не выдала. А еще говорят, что среди вампиров нет страстных личностей, и что чувственность им незнакома. Вранье! Яркое подтверждение этого сидит прямо перед ней.
Анабель поклясться была готова, что Винсент лишь с виду кажется невозмутимым, какие страсти кипят в его душе, остается только догадываться - по его взглядам, по ироничному изгибу губ, по излому бровей. По словам, которые он говорит ей. Вампиресса сама себе усмехнулась. Давно ли она стала читать по лицам? Вот что значит неспешная беседа с приятным гостем за бокалом крови.
- Так у вас есть дом в Нидерландах? - Анабель с неподдельным интересом взглянула на вампира. Становилось все интересней и интересней. Что за темные дела, которые приносят ему прибыль? Контрабанда? Махинации с ценными бумагами? С его вампирским обаянием он мог бы жить припеваючи за счет богатеньких дам, примерно как она, несколько раз в год разыгрывавшая безутешных вдов. Но, видимо, Винсент, не искал легких путей, зарабатывая себе состояние иными способами. И это было достойно уважения.
- Вереницей мужей? – Переспросила баронесса и заливисто рассмеялась. Она вдруг представила себе эту картину и нашла ее удивительно забавной. – Если бы мы не были с вами в деловых и дружеских отношениях, я бы решила, что вы ревнуете. – Анабель не смогла удержаться от небольшой шпильки. – Только я не думаю, что вам всерьез хотелось бы оказаться на месте бедняги Полиньи.
«Кто же ты, Винсент? Почему скрываешь свое настоящее имя?». Загадка этого вампира манила баронессу неудержимо. Она была уверена, что этот бессмертный из тех, у кого в рукаве всегда припасен джокер. Именно за ними остается последнее слово. И все-таки пыталась обойти его и узнать о нем хоть что-то.
- Я бы с удовольствием навестила вас в вашем доме в Нидерландах, только не будет ли ваша супруга против?
Невинный взгляд синих глаз из-под ресниц предвещал вампиру шах и мат в их маленькой игре, которая была намного интересней шахмат. Если у Винсента сплошные загадки в биографии, то неплохо бы разузнать, что у него на сердце.

+1

21

- Да, что-то вроде милого дома, - кивнул граф, предпочитая не вдаваться в подробности о размерах своего "жилища", в конце концов, если баронесса действительно согласится на его приглашение, то увидит все собственными глазами. Этакий сюрприз по прибытию. Хотя, он где-то сомневался, что Анабель согласиться принять такое предложение. Но совсем чуть-чуть. - Расположен он в северной части Нидерландов. Хотя, наверное, название провинции вам мало, что скажет.
Давненько он там не был. Граф знал, что по приезду его не будет ждать разруха, потому как оставил вполне себе достойную обслугу, которой платил огромные деньги за работу, а также за молчание. Впрочем, он несколько раз неожиданно заявлялся в свой замок, и все было идеально. Кажется, даже уборку делали во всех комнатах едва ли не каждый день.
- А как назвать иначе ваш поток мужей? - едва не рассмеялся фон Беккер, но всего лишь довольно улыбнулся. - Пара? Пара-тройка? Отряд? Я хочу попасть в какой-нибудь светлый промежуток, когда вы уже овдовели, но еще и не собираетесь под венец. Кстати, могу вас сопроводить в Париж, если вы сразу же отправитесь туда. А не к себе в Швейцарию или какое-нибудь еще место.
А что, вполне неплохая идея. В столице Франции у графа была пара незаконченных дел, которые он все откладывал в долгий ящик. А тут представится возможность и хорошо провести время в компании баронессы, и закончить все свои дела.
- Вот на месте бедняги Полиньи я точно не хотел бы оказаться. Так глупо закончить свое существование. И все любовь и ваше коварство, моя дорогая, - разумеется, Виллем пропустил мимо ушей высказывание баронессы о ревности, зато и не упустил немного съязвить насчет скоропостижной смерти промышленника. Может и ревновал, если бы знал Анабель чуть больше, и точно не к смертному существу, которому легко бы свернул шею при удачной возможности.
- О? Так вы согласны? - в этот момент фон Беккер перевел взгляд от картины над камином на баронессу. Он усмехнулся. Анабель затеяла какую-то тонкую и хитрую игру, возможно, решив выведать немного информации о своем визави. Не будет ли против супруга? Ха! Знал бы он, где вообще сейчас находилась Агнесс. Прошло уже много времени, но она так и объявилась. И самое главное, что Виллем никогда не слышал ее имя среди светских сплетен. - А с чего вы взяли, что она у меня вообще есть?

+1

22

- Отряд? Нет-нет. – Покачала головой Анабель. – Звучит слишком воинственно для смертных человечков. – Цепочка питания. Да, думаю, это наиболее всего подходит к ситуации.
Баронесса мило улыбнулась. Она уже забыла, что значит ощущать себя простым человеком, уязвимым практически для всего окружающего. Иногда ей даже интересно становилось узнать, что чувствует человек, которому жить осталось считанные часы или даже минуты. Да хотя бы вот эта белошвейка, которую она пообещала на десерт Винсенту. Скорее всего, она уже дрыхнет и не догадывается, что видит последний в своей жизни сон. Как беспечно!
- Полиньи не был плохим человеком, а я не настолько уж и коварна. – Проговорила Бель задумчиво. – Просто он оказался не в то время не в том месте. Решил приударить за мной, используя свои деньги и положение. Когда пища сама идет в руки, да еще тащит с собой дорогие подарки и сыплет комплиментами… Как тут удержаться?
Баронесса пожала плечами. Она не хотела, чтобы это выглядело как оправдание, поскольку не видела в смерти Полиньи своей вины. Это обычный процесс. Закономерный для тех, кто живет лишь в свете Луны.
- Было бы неплохо, если бы вы составили мне компанию. – Кивнула Бель. – Может, даже решите задержаться в Париже, уверена, мы прекрасно проведем время. Обещаю, по магазинам вас не водить. – Баронесса тихо рассмеялась, она представила себе Винсента, увешанного коробками из модных магазинов, крайне недовольного и злого. Нет-нет, это прерогатива жен - так издеваться над их супругами. Друзья не должны быть друг другу в тягость. Даже если речь идет о модных магазинах, хм.
Вампиресса старалась оставаться спокойной, хотя на самом деле, едва не подскакивала на месте от радости. Предложение Винсента было крайне заманчивым и обещало новые эмоции и приключения. Уж они-то точно найдут их. Вне всякого сомнения. Но даже если он просто проводит ее до Парижа, уже хорошо. Путешествовать вдвоем гораздо веселее, чем в одиночку.
- Я лишь спросила. – Отозвалась баронесса, стараясь, чтобы ее голос звучал как можно беззаботней. – От этого во многом зависит мое согласие или не согласие посетить вас в вашем доме. Не люблю, знаете ли, быть в тягость или становиться причиной раздора, особенно между супругами.
«Небось, думает, что мои слова – это просто обещание. Ха! Ну, пусть думает. А я вот возьму и нагряну к нему», - размышляла Анабель, глядя на Винсента. Она была весьма расположена к вампиру, но доверять больше ему от этого не стала.

+1

23

- Значит, договорились, - довольно кивнул вампир, услышав, что баронесса согласна с ним отправиться в Париж. Пусть  от столицы Франции и веяло некоторыми воспоминаниями, но граф был уверен, что в компании с Анабель лишние мысли просто не будут лезть в голову. Пусть Виллем изначально и не планировал поездку, но как тут устоять? Романтикой фон Беккер не страдал, к юнцам не относился тоже, однако эта новость несколько приободрила его. В этом городе найдется множество развлечений. - Как решим все дела здесь - вы с распродажей законно нажитого имущества, я же тоже решу все свои насущные дела. И тогда, скажем Марселю - прощай. Надеюсь, что навсегда. Хотя город довольно мил, но ужасно скучен.
Вампир поморщился. Если бы не Анабель, наверное, уже давным-давно умер от скуки. Люди хоть и приветливые, но ужасно тоскливые, с некоторой долей недалекости. Вот отчего, нидерландец так хотел покинуть этот милый морской город, где такие чудесные виды на море. Про виды Виллему успел сообщить его деловой партнер, но это все равно не добавляло к этому городу хоть какую-то каплю симпатии.
- А насчет вашего визита ко мне... не беспокойтесь, никаких раздоров вы точно с собой не привезете, - вампир говорил уверенно, так как знал, что Агнесс там точно не появится. За все это время она так и не появилась в их семейном гнезде. - Но я, правда, буду вас рад лицезреть вас в Нидерландах, раз побывал в вашем уютном замке в Швейцарии. Пусть и случайно это вышло.
Граф ей вроде и не полностью доверял, все же привык быть настороже, особенно, с бессмертными. Только вот ему действительно хотелось пригласить Анабель к себе в замок. Пусть и не надолго.
- Только как-нибудь скажите, в какое время года решите нанести визит. А то я могу и уехать куда-нибудь, и меня не будет на месте, - фон Беккеру нравился ход беседы, все происходило так ненавязчиво, что он не испытывал никакого дискомфорта, лишь сплошную расслабленность. Вампир напоминал сейчас собой хищника, сытого после охоты, но все равно готового в любой момент выпустить когти в свою жертву, если появится такая возможность.

+1

24

- Прекрасно. – Просияла ослепительной улыбкой безутешная вдова, как будто это и не она несколько часов назад надрывно рыдала над гробом покойного супруга. – Думаю, мы сможем отправиться в дорогу через пару дней. Нужно лишь дождаться оглашения завещания и решения ваших дел. Распродажу имущества я поручу поверенному, иначе, чувствую, все это может растянуться на недели, а то и на месяцы. Задерживаться в этом городе я не хочу. Тут даже сходить некуда кроме жуткого ресторана в центре. Полиньи однажды водил меня туда, так он едва не умер потом от отравления какими-то трюфелями. Я так боялась, что он не дотянет до свадьбы!
Анабель рассуждала с присущим ей цинизмом профессиональной вдовы, но с Винсентом ей не нужно было разыгрывать благородство и прочие не присущие ей качества. Тем он ей и нравился. Ну, когда она еще так славно проведет время за неспешной беседой?
- А когда врач делал ему кровопускание, была угроза, что не дотяну я. – Баронесса вспомнила, как стояла рядом с кроватью своего тогда еще жениха, и старалась не сорваться, впиваясь в ладони острыми ногтями. А аромат крови пьянил и кружил голову. Ах, лучше не вспоминать об этом, все равно все закончилось наилучшим для нее образом. И доказательство этому – сегодняшний дивный вечер.
- Вот как… - Задумчиво протянула Анабель. Значит, у Винсента нет жены. Еще одна ниточка, распутав которую можно было узнать об этом вампире хоть что-то, с треском оборвалась. Но было в этом и хорошее. Отсутствие у ее гостя супруги придавало их будущему совместному путешествию в Париж остроты и пикантности. Кто знает, куда заведет их жажда развлечений? Какие эмоции будут бурлить в их мертвых сердцах во время совместных прогулок по Монмартру или в моменты охоты на смертных?
- Думаю, я навещу вас будущим летом. А перед этим пришлю письмо, в котором сообщу более точную дату своего приезда, чтобы мой приезд не стал для вас неожиданностью.
Возможно, кому-то могло показаться, что баронесса слишком оттягивает свой визит в Нидерланды, но для вампиров, живущих вечность, год был, по сути, не таким уж и большим отрезком времени.
- Ну, что, Винсент, позвать к нам ваш десертик? Посмотрите. Оцените. А то, может, вам не понравится, так вы уж сразу скажите. Я найду, кем ее заменить. У Полиньи еще достаточно слуг. И никого из них мне для вас не жаль.

+1

25

- Кстати, я понял про какой ресторан вы говорите, моя дорогая, - припомнил вампир, потому что и сам в нем был буквально пару дней назад. И собственно графу там совсем не понравилось. Но и других, более приличных заведений в этом провинциальном городишке, суд по всему  и не было. Так что приходилось довольствоваться, чем есть. Еще один повод, чтобы скорее покинуть это злополучное место. - Я там был пару дней назад. И что вам хочу сказать, там подают ужасное вино. Какая-то кислятина, пить невозможно. Неудивительно, что там еще и отравиться можно. Я этому совсем не удивлен. Как у них там еще никто не умер, я только удивляюсь.
Вампир представил на миг, как выпускают кровь из бедняги промышленника, а баронесса стоит рядом с ним, чувствуя запахи крови, но без возможности выпить ее. Наверное, самая настоящая пытка. Так как ни укусить, не испробовать кровь на вкус - невозможно. Виллем даже где-то посочувствовал баронессе, прекрасно зная, что такое жажда крови.
- Но к вашему счастью, ваш покойный муженек дожил до свадьбы, а не умер от какой-нибудь там холеры. Иначе мы бы не сидели тут, и не обсуждали его скоропостижную кончину. Да, в любом случае он бы не дожил до старости. Но тогда бы мы оба остались в некотором проигрыше, - вампир знал, что будь промышленник жив, то согласился бы на сделку не без выгоды для себя, а так, Анабель только подпишет нужные бумаги и дело с концом. Все-таки полезно иметь подобные связи. Не зря же в лесах Швейцарии, граф спас ее, рискуя своей спиной. Но какие плоды принесли подобные инвестиции!
- Будущим летом? Отлично, тогда буду вас ждать. Напишу только подробнее, как найти мой дом, - кивнул удовлетворенно вампир. Главное, чтобы неожиданно не передумала, и на ее пути не появился очередной муж, ради которого можно было бы стать вдовой. Виллем не любил ждать, особенно, при этом  не получив обещанное в конце.
- Зовите, зовите десертик. Но я не такой уж привередливый в гостях, так что, чем угостите, тем угостите, моя дорогая, - вампир сейчас говорил с такой интонацией, будто и в самом деле разговаривал о десертах, а не о людях. - Я тронут вашей заботой, серьезно. Что там еще в наборе из ленивых и недалеких слуг? Конюх, который ни одной юбки не пропустит? Глухой дворецкий? Или кухарка, отвратно готовящая суп?

+1

26

- Вот видите, и вы тоже попались на уловку «лучший ресторан Марселя, главная достопримечательность города». Пффф. – Анабель неодобрительно покачала головой, вспомнив, с какими присказками их с Полиньи встречали зазывалы. Хорошо, что она тогда ничего там не ела, лишь делала вид, незаметно скармливая плохо прожаренное мясо местной кошке, которая все терлась у ног. Кошка, кстати, после «изысканного блюда» выжила, а вот Полиньи спасли только местные эскулапы. Баронесса уговаривала жениха предъявить этой «главной достопримечательности города» претензии, но Полиньи накануне свадьбы был слишком счастлив, чтобы затевать конфликтный процесс. А потом было уже слишком поздно.
- Напишите, напишите, буду ждать. – Закивала головой вдова. Ей совсем не улыбалась перспектива колесить «по северной части Нидерландов», разыскивая вампира, которого предположительно зовут Винсент.
Его скрытность даже немного оскорбляла баронессу. Он знает о ней многое. Даже с мужем ее бывшим был знаком. А сам скрывает о себе все, что только можно. Слишком уж недоверчивый ей попался гость. Ну, да ладно. Что мешает ей завтра заглянуть в бумаги, которые она обещала подписать, и прочитать настоящее имя вампира там? Винсент, вероятно, действительно, не придавал всем этим формальностям большого значения, но Анабель все же предпочитала знать, с кем собирается ехать в Париж.
- Я лишь стараюсь проявлять гостеприимство, дорогой. – Проговорила баронесса, потягиваясь с ленивой грациозностью кошки. В этот момент ее черное вдовье платье, которое вампир нашел уродливым, весьма выгодно подчеркнуло достоинства ее фигуры. Жест был непринужденный и вряд ли заранее спланированный, соблазнять Винсента раньше времени баронесса не собиралась. Анабель легко поднялась с дивана, на котором сидела, бросила на столик свой «плакательный» платок из черного гипюра, и на пару минут вышла из гостиной. Вернулась она, волоча за собой заспанную девицу, одетую в одну ночную сорочку почти до пят. Баронесса крепко держала ее за руку, чуть выше локтя.
- А вот и наша белошвейка. – Не обращая внимания на попытки девицы что-то сказать, баронесса рывком сорвала с нее сорочку и представила гостю, что называется, товар лицом. – Ну, как? Нравится? Хотите попробовать?
С невозмутимым видом Бель толкнула белошвейку в сторону Винсента, а сама отошла плотнее прикрыть дверь, чтобы никто не слышал воплей их жертвы.

+1

27

- Так я и не помню, чтобы в этом городе было что-то приличнее этого заведения. Мне так сказали, - пожал плечами вампир, прекрасно помня тот момент, когда узнавал обо всех приличных заведениях этого города. И все наперебой хвалили эту грязную забегаловку, утверждая, что это самый лучший ресторан Марселя. Тогда какой здесь был самый худший? Наверное, там смело бегали крысы по залу и подавали рагу с тараканами? Туда бы вампир точно никогда не сунулся. Вот и верь после этого рекомендациям. По прикидкам самого графа, все эти местные наверняка ничего лучше этого третьесортного заведения в жизни не видали.
- Хорошо, моя дорогая. Наверное, даже завтра я вам оставлю свой адрес. Сегодня уже не время, да и не настроение не то. А завтра, когда будем подписывать бумаги, я его незамедлительно вам сообщу, - в чем-то вампир даже рисковал, давая адрес своего постоянного места пребывания. Однако он и сам знал о баронессе много чего. Например, взять тот же ее замок в Швейцарии. Или чем Анабель зарабатывает себе на свои наряды. Что ж, пора и графу раскрыть часть своих карт. К тому же провести лето с приятным собеседником... Эта мысль не давала покоя. За время нахождения в Париже они точно должны узнать друг друга лучше.
- Не каждый может проявить столь щедрое гостеприимство, моя дорогая, - заметил  Виллем, вальяжно подперев рукой голову. Естественно, он не смог не заметить  аппетитных округлостей баронессы. Черт, за вдовьим нарядом скрывается действительно роскошная фигура. И ему во второй раз захотелось стащить это платье, только уже для других целей, которые вампир все-таки не озвучил вслух. Пока фон Беккер размышлял над этим, в гостиную вернулась Анабель вместе с белошвейкой. Граф сразу успел оценить аппетитные формы девушки. Бедняга не знала, что в скором времени умрет. Если бы она только был девственна. Такая кровь особенно ценилась среди вампиров, так как была невероятна вкусна.
- Не бойся, милая, больно не будет, - разумеется, девица была напугана. Ее сердце билось, словно птица в клетке. Вампир слышал это. Ее сладкая кровь шумела в артериях, пульсировала, заставляя хищника выпустить клыки. Аппетитные формы только добавляли изюминку к предстоящему десерту. - Наверное.
Граф оказался мгновенно возле служанки. Она даже пискнуть не успела, как клыки впились в ее шею, а Виллем с жадностью начал пить кровь.

+1

28

- Не каждый может сделать мой вечер столь приятным. - Отозвалась баронесса с милой улыбкой. В кои-то веки ей не приходилось делать никаких усилий, чтобы быть гостеприимной. Не нужно говорить заученных вежливых фраз, расшаркиваться или изображать вселенскую скорбь почтенной вдовы.
Зачем притворяться, если так хочется обласкать ее сегодняшнего гостя, угостить свежей теплой кровью, обеспечить ему достойный отдых и надежный ночлег. Винсент (или как там его зовут на самом деле?) казался баронессе совершенно родственной душой, и их взаимное недоверие Анабель считала делом временным. Возможно, совместная поездка в Париж как-то изменит эту ситуацию. Но, даже если и нет, она все равно будет рада обществу вампира как в Марселе, так и в любом другом городе. И уж, конечно, нужно обязательно посетить его имение в Нидерландах. Баронессе было страсть как любопытно хоть одним глазком взглянуть на жилище Винсента. Иногда дом может рассказать о его владельце очень многое. Раз сам хозяин молчит, то ли нагоняя таинственности, то ли, действительно, не желая раскрываться.
Анабель прикрыла дверь и обернулась. Может, им стоило запереться на ключ? Но баронесса решила предоставить возможность оставшимся в доме слугам сыграть в рулетку с Судьбой - если кто-то из них, не совладав с любопытством, войдет в эту комнату, тут же умрет. От ее руки. Потому что граф занят более приятным делом.
- Bon appetit, mon ami. - Проворковала вампиресса. Она скрестила руки на груди и любовалась на волшебную, захватывающую сцену встречи хищника и его жертвы. Винсент, при виде беззащитной белошвейки, действительно, стал похож на большого опасного зверя. Движения его обрели плавность и стремительность, в них появилась грация и спокойная уверенность в собственных силах. «Тигр. Истинно тигр!». Он так ловко и чисто управился со своим «десертиком»... Бель сладострастно прикусила губу. Она была настолько увлечена захватывающим зрелищем, что ее собственный зверь так и не проснулся, лишь тонкие ноздри трепетали от аромата крови, расползающегося по комнате. «Интересно, сколько лет назад он был обращен? И кто отправил его жить во тьму?». Этого Анабель, скорее всего, не узнает. Но кем бы он ни был, выбор оказался чертовски правильным. Из Винсента вышел идеальный вампир.
- Проводить вас в вашу комнату? - Спросила баронесса, когда ее гость, наконец, оторвался от живительного источника теплой крови.

Отредактировано Anabel Forest (22-08-2016 16:28:44)

+1

29

Кровь оказалась безумно вкусной, так что вампир вряд ли смог бы оторваться от несчастной жертвы, пока не выпил бы ее до последней капли. И граф пил человеческую кровь, жадно, не сдерживая своего внутреннего хищника, который требовал утолить полностью голод. Капли артериальной крови стекали ему в рот, отчего вампир получал истинное наслаждение, понятное лишь  остальным детям ночи. Виллем слышал стук сердца, плавно угасающий в грудной клетке. Такой первоначально звонкий, будто барабанная дробь, возвещающая о начале военного похода. Лишь спустя несколько минут более глухой, как звуки пушек, ядра которых летели во вражескую крепость. А после, оно совсем остановится, замерев навеки. Ничтожный кусок плоти, вскоре превратившийся и вовсе в гниль. Как и все те люди из прошлого графа, что воевали с ним бок о бок, где-то в глубине своей души надеясь, что оставят свой след в вечности. Как же, кроме костей от них ничего не осталось. Кто бы мог предположить, что лишь граф фон Беккер сможет преодолеть смерть. Но какой ценой? 
"Девственница...Славный был десерт от баронессы...", - по достоинству оценил подарок Анабель, наконец, отпустив от себя безжизненное тело. Он не чувствовал ни капли сожаления. Это чувство притупилось давно, когда фон Беккер испил крови от своей первой жертвы. Наверное, тогда-то оно в  нем и начало постепенно умирать. Раз за разом, с каждой новой жертвой. Этот пустой взгляд в глазах, это приятное чувство насыщения...
Граф задвинул обнаженное тело подальше от лишних глаз, вытащив из кармана своего камзола платок, чтобы вытереть остатки крови со своих губ. После чего Виллем сыто улыбнулся баронессе, поджидающей его на пороге комнаты.
- Благодарю вас, моя дорогая. Десерт был, что надо. Но я не откажусь от вашего предложения. Проводите, - любезно кивнул вампир, подхватив Анабель под руку. - А то я еще потеряюсь в таком незнакомом месте. Ужасно ориентируюсь на незнакомой местности. Кстати, не покажите комнату, где спал бедняга покойный, а то он так хвастался своей огромной кроватью, что мне стало жутко любопытно ее увидеть.

+1

30

- Рада, что угощение вам понравилось. – Улыбнулась баронесса, чувствуя себя гостеприимной хозяюшкой. Обычно это не приносило ей особого удовольствия. Но сейчас ей нравился довольный тон вампира, было приятно от мысли, что он накормлен и хорошо отдохнет в одной из комнат дома Полиньи. Для его безопасности она отдаст ему ключ, так что он сможет запереть дверь изнутри и не бояться незваных гостей, пока будет спать мертвым сном вампира. Все пока складывается удивительно удачно. Что же касается двух обескровленных женских тел, об этом Анабель особо не беспокоилась. О них позаботится ее слуга, с которым она приехала из Швейцарии, надежный малый, сделает все чисто и лишнего не сболтнет. Баронесса щедро платит ему за его молчание и исполнительность. Ей же следует проводить своего гостя в его комнату.
- Хвастался огромной кроватью? – Удивилась Бель, она на мгновение замерла посреди коридора, глядя на Винсента. – Андре? Не замечала за ним подобного прежде. Он мне казался довольно скромным человеком. Хотя, может, я просто толком не успела узнать его. А обо мне он вам говорил что-нибудь?
Женское любопытство все-таки взяло верх над холодным разумом вампира. Баронесса поймала себя на том, что не хотела бы, чтобы Полиньи хватался друзьям своей новой супругой, как в целом, так и отдельными ее достоинствами и формами. Если бы она узнала о подобном, то, наверное, убила бы Полиньи второй раз.
- Ладно, сначала я покажу вам вашу комнату, а потом зайдем в спальню моего усопшего муженька.
В конце концов, в этом нет ничего такого. Если Винсент хочет увидеть комнату Полиньи, пусть посмотрит. Любопытство – не порок.
Они прошли по длинному коридору, и остановились почти в самом его конце. Анабель сняла со связки маленький ключик и открыла неприметную дверь. В небольшой, но уютной комнате царила тьма, окна здесь были затянуты плотной черной тканью, даже лунный свет сюда никогда не проникнет.
- Тут вы будете отдыхать. Вот ключ. – Баронесса вложила в руку Винсента ключик. – Кровать здесь, конечно, не такая большая, как у Полиньи, зато здесь безопасней и вас никто не потревожит. А теперь идемте, я покажу вам обещанное.
Они миновали еще три комнаты, наконец, баронесса открыла массивную дверь.
- Прошу, проходите.
В спальне Полиньи впечатляло все. Высокие потолки, дорогая мебель и, конечно, кровать. Она занимала большую часть комнаты и на ней легко могли бы уместиться, наверное, все обитатели этого дома.
- Ну, как вам?

Отредактировано Anabel Forest (26-08-2016 02:20:17)

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Dracula" » Once upon a time at the funeral