Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Альтернативное прочтение "Mozart" » И у огней небесных стран сегодня будет тепло


И у огней небесных стран сегодня будет тепло

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

● Название эпизода: И у огней небесных стран сегодня будет тепло
● Место и время действия: поместье Шенье, поздняя ночь, зима
● Участники: Silvan Zweig, Irene Chenier
● Синопсис: Родителям Ирэн приходится ненадолго уехать, и она остается одна ночью дома, если не считать служанок. Услышав странный шум с кухни, она решает проверить, в чем дело и находит голодного продрогшего мальчишку, который при виде нее тут же пытается ускользнуть. Но что-то в нем так напоминает Ирэн о маленьком беззащитном котенке…

0

2

Белые мухи. Все в белых мухах, насколько хватает взгляда сощуренных от ветра, слезящихся глаз. Странным образом зимой горизонт будто вставал вверх дном, свет исходил от земли, усыпанной покрывалом снега. Утопая чуть ли не по пояс в этих облаках, Сильван уже из последних сил пробирался сквозь снежную бурю, не разбирая дороги, ничего не слыша, кроме треска ломаемых веток и воя ветра.
Он ненавидел зиму всеми фибрами души. И тем не менее, сбежать он решил именно зимой, руководствуясь чем угодно, но только не здравым смыслом. В тот вечер все пошло не так и прежде чем он успел понять, ноги в дырявых ботинках уже несли его прочь от кованых ворот, хоть куда-нибудь, где можно найти укрытие. Любой мальчишка из приюта назвал бы его поступок безрассудным, любой сказал бы, что это нарушение негласного правила, однако соблюдение правил всегда было его слабым местом. Он заступился за младшего, только и всего. Большой Генри не любил восстания, считая свой авторитет непоколебимым. Из всех старших он был самым крупным, самым ожесточенным. Сильван подозревал, что его ждет безрадостное будущее отброса общества, бандита, а может, он закончит трупом в канаве. Однако его власть в приюте была разрушительной, никто не осмеливался перечить ему, даже за косые взгляды он мог избить, да так, что не будет видно воспитателям. Пожалуешься - изобьет еще сильнее, заставит всех  вокруг поливать тебя грязью день за днем. И юноша встал на его пути, отвлекая внимание от мальчонки лет пяти, новенького, прибывшего к ним уже со следами побоев, запуганного до смерти. Безрассудный поступок, за который он мог "случайно" скатиться в лестницы, мог выпасть из окна четвертого этажа, мог утонуть в реке. Он знал, что Генри способен на это и знал, что за его дерзость одним избиением не отделаешься. И он сбежал, потому что лучше быть бездомным, чем калекой или мертвецом. "Дети иногда умирают, несчастные случаи, что поделать", - так говорили воспитатели. Если бы они знали, было бы им до этого дело?
Путь его кажется бесконечным, он должен был идти по направлению к городу, должен был хотя бы наткнуться на близлежащие деревни, однако прошло два дня, небо затянули тучи и Сильвану казалось, что он ходит кругами по этому редкому лесу. Дорога затерялась в сугробах еще в самом начале пути, не было видно дыма из трубы, не было видно саней вдалеке и никогда еще он не был так свободен и так одинок. Лишь ветер что-то шептал в обожженные холодом уши.
За этой невыносимой, бесконечной метелью он не сразу понял, что видит живой, желтоватый свет огней. Сначала ему показалось, что это всего лишь злая шутка воображения, оптический обман, однако огоньки приближались с каждым его шагом и Сильван, едва не свалившись от удивления и радости, прибавил шаг, хотя почти уже не чувствовал ног. Задыхаясь от кашля, он почти что бежал, пока не уткнулся в живую изгородь, которую поначалу пытался обойти, а затем просто перелез, оцарапав лицо и ладони о замерзшие ветки. Но боль не волновала его сейчас, лишь свет и тепло.
От изгороди до огромного поместья, как оказалось, было еще топать и топать. Поначалу мальчик принял его за небольшую усадьбу, в ней могли бы жить торговцы, однако чем ближе он подходил, тем больше и богаче становился этот островок благополучия. Яблоневые сады, закрытый на зиму розарий, пышные кусты и великолепные статуи встречались ему на пути, подтверждая и без того очевидные вещи. Он забрался на участок знатных, богатых людей. Разве он мог просто постучаться и попросить ночлега? Оборванец в заштопанных брюках, в дырявых ботинках, взрослом пальто, висящим на плечах, в шарфе, намотанном до ушей, в дырявых варежках. Возможно, они бы смилостивились, но страх оказался сильнее надежды.
Тихо и незаметно, мальчик обошел дом в поисках открытого окна и, словно по волшебству, не запертым оно оказалось именно на огромной кухне. Зацепившись негнущимися пальцами за оконную раму, он кое-как влез внутрь, едва не уронив с ходу какую-то миску и поймав ее в последний момент. Сердце колотилось в груди, словно колокол на главной площади во время пожара. Это и был пожар внутри него. Он влез в чужой дом. И это еще Генри свернет на кривую дорожку, как же. Он мог бы и дальше мучиться угрызениями совести, но тепло, такое приятное, почти забытое, разморило его в считанные секунды. Однако собранности Сильвана хватило на исполнение плана. Взять немного еды, выскользнуть обратно, спрятаться в конюшне. Кивнув самому себе, видимо, для храбрости, юноша торопливо, почти что вслепую начал искать хоть что-нибудь съедобное. Быстро отыскав половину буханки хлеба и кусок вяленого мяса где-то в свертках в одном из шкафов, он едва не потерял сознание от невозможно вкусного запаха.
Собираясь уже с добычей выбираться и искать угол для ночлега, он вздрагивает и оборачивается, увидев на стенах пляшущие тени от свечи. Молодая девушка. Безупречная, словно созданная для этого места, в изящном, теплом халате поверх ночной рубашки, с чуть растрепанными локонами и свечой в серебряном подсвечнике. На лице ее замешательство и Сильван, преодолев оцепенение, поспешно кладет все на стол трясущимися руками.
- Простите! Пожалуйста, простите! - щебечет он едва шевелящимися губами и отчаянно пытается вновь забраться на оконную раму.
Руки, онемевшие, негнущиеся от прилива долгожданного тепла, ноги, словно набитые ватой. Его лицо обрамлено мокрыми от талого снега волосами, с одежды уже начало капать, а в глазах застыла паника. Его поймают, ведь он вор, он забрался в чужой дом, взял чужую еду. Его поймают и заставят ответить.

Отредактировано Silvan Zweig (09-07-2016 20:55:28)

0

3

Ночь была снежная и темная. Снегопад был таким сильным, что, глядя в окно, Ирэн лишь с огромным трудом могла разглядеть очертания деревьев и других построек поместья. Танец снежинок ее завораживал. Медленный, спокойный, он успокаивал и ее, сидящую на краешке своего кресла, с одинокой свечей, горящей на столике рядом.
Родителям из-за работы отца пришлось уехать. Они не хотели оставлять Ирэн одну, но она заверила их, что все будет в порядке, «что ее никто не съест, пока они будут в отъезде». Тем более, в доме оставались служанки, и Ирэн могла позвать ее, если вдруг что-нибудь случится.
И что-нибудь случилось. Ирэн даже подскочила в кресле, когда услышала шум с кухни. Кухня находилась как раз под ее комнатой, поэтому она слышала, как кто-то там возится, как тихо поскрипывают ящички. «Вор?» - подумала она с испугом. Сердце быстро-быстро забилось, но Ирэн решила не поддаваться страху. Поднялась, взяла свечу и тихо, на цыпочках, направилась вниз.
Она знала, что это опасно и что, по-хорошему, нужно было позвать кого-нибудь. Она знала и все равно упрямо, в одиночку спускалась по широкой лестнице на первый этаж. В какой-то степени ей даже нравилось это чувство, сжимавшее сердце. Это было какое-никакое приключение. Подумав немного о технике безопасности, она взяла из гостиной кочергу. При необходимости ей можно было бы отбиться, если у вора возникнет желание напасть.
Каково же было удивление Ирэн, когда она, попав на кухню, увидела оборванного, мокрого от талого снега мальчишку. Всего лишь мальчик. Года на четыре младше Ирэн. Когда он обернулся и увидел ее, первое, что захотелось сделать Шенье, - отчитать его, отругать и стукнуть розгами по рукам. Но мальчишка, вопреки ожиданиям, не попытался сразу же сигануть в окно, сжимая все «награбленное», а, дрожа как осиновый лист, положил все на стол. И уже после этого попытался выбраться из дома. У Ирэн от жалости кольнуло сердце. Отставив свечу на стол, прислонив к нему же кочергу, которой совсем недавно собиралась защищаться от вора, она приблизилась и положила мальчику на плечо руку.
- Стой, погоди, - сказала она вполголоса и как можно мягче, чтобы не напугать его еще больше. Отодвинула незнакомца и закрыла окно, потому что по ногам уже начал гулять сквозняк. – С ума сошел? Там же дико холодно.
Взглянула на него с упреком, хотя уже без злости. Тихо вздохнула, поправляя халат. Не очень приличный вид, чтобы принимать гостей, но он все же застал ее врасплох.
Впервые она подумала о том, что, красивые и изящные для нее, снежинки этого мальчика были острыми кинжалами холода, вонзающимися в тело. Она поймала его за руку. Пальцы его были почти что ледяными, хотя уже начали потихоньку согреваться в тепле помещения.
- Странный ты воришка, - улыбнулась она, показывая, что не собирается его наказывать. – Либо очень наглый, либо совсем отчаявшийся. И я почему-то думаю, что второе.
Взглянув на то, что он вытащил из ящичков, Ирэн отпустила его руку, взяла еду и протянула ему.
- Вот. Поешь. Как тебя зовут, мальчик? Хочешь чаю?
Он был похож на бездомного котенка, а у Ирэн всегда была слабость к этим милым маленьким созданиям. Ее собственная кошка, мяукнув, спустилась с лестницы и потерлась об ее ногу. Затем принюхалась к юноше. Не зашипела, даже толкнула лбом его голень, хотя тут же отошла подальше, потому что одежда у него была сырая от снега. «Хороший знак. Он вроде бы не плохой человек», - подумала Ирэн. И еще отметила про себя, что нужно сходить за полотенцем, иначе ее незваный гость точно простудится.

+1

4

Воображаемые псы, конечно же, отправленные в погоню услужливой фантазией, уже кусали его за ледяные пятки, когда теплая маленькая ладонь легла на облепленное талыми снежинками пальто. От неожиданности юноша вздрогнул и кинул затравленный взгляд через плечо на девушку. Поднимет тревогу? Постарается задержать? Однако незнакомка лишь мягко остановила его безнадежный порыв, отодвинула от окна и, ежась от холода, торопливо закрыла его. Бархатный, спокойный голос не таил угрозы или страха, что больше удивило Сильвана, нежели обрадовало. Осторожно следя за действиями девушки, чуть подрагивая от холода, он был готов в любую минуту сорваться с места, бежать, лишь бы не попасть за решетку, лишь бы не возвращаться назад.
Все та же теплая рука ненавязчиво коснулась его пальцев, почти ободряюще их сжала и юноша едва сдержался, чтоб не отпрянуть. Дело было не в страхе, не в злости, дело было в том, что настолько чистое создание, будто из другого мира, коснулась его грязных, мокрых от снега пальцев, торчащих из старых драных варежек. Сама мысль об этом казалась ему чужеродной, в этом теплом, богатом доме он был лишь назойливой крысой.
Одной улыбки молодой госпожи хватило на то, чтобы разогнать мрачные мысли и правый край губ Сильвана дернулся в подобии нервной, кривой усмешки, а глаза, слово у пойманного на шалости кота, были широко распахнуты. Разве она может быть так добра к нему? Он же просто оборванец, да еще и вор, пробравшийся на ее кухню. Добрая, с мраморной кожей в обрамлении темных локонов, с нежными руками и ясными глазами она была похожа на ангела, а ведь сегодня было даже не Рождество.
Маленькие, ловкие пальцы на миг отпустили его, а затем вложили в трясущиеся от напряжения руки то, что он рискнул попытаться утащить. Он хотел было снова начать извиняться, хотел положить еду туда, где она была, лишь бы его отпустили, но живот при запахе мяса неприлично заворчал. Он мог бы питаться этим без малого неделю, он и так не ел последние три дня и отказаться от такого дара было выше его сил.
- С... Сильван... Меня зовут Сильван, - хрипя и запинаясь, почти прошептал юноша, смутившись и опустив взгляд.
Чем он заслужил такую милость? Своим низким поступком? Сложно было поверить в то, что даже после такого кто-то мог быть добр к нему, ведь в приюте за доброту порой влетало больше, чем за подлость.
Увидев ухоженную кошку у собственных ног, мальчик несмело улыбнулся и даже чуть приободрился, рискнув вновь поднять взгляд на идеальное лицо молодой госпожи. Взгляд, в котором светились благодарность, робкая надежда и вина.

0

5

Ее маленький гость, видимо, начал понемногу смелеть, хотя все еще неуверенный, возможно, в том, что на него сейчас не нападут с розгами и руганью. Ирэн тихо вздохнула. Хорошо, что родителей нет дома, иначе бы они наверняка проснулись. Ирэн любила своих родителей и знала, что они – добрые, благородные люди, но они наверняка не отнеслись бы к маленькому воришке так же, как она. Отец – может быть. Мать – навряд ли. Что ж, не иначе, как сама судьба привела сюда этого мальчика, именно в эту ночь.
– Сильван? Какое красивое имя, – улыбнулась она и наклонилась, чтобы развести огонь. Прислуга, конечно, спала и спала крепко, а Ирэн бы не рискнула будить их, поэтому с чайником пришлось справляться самостоятельно. – Можешь звать меня Ирэн.
Она подумала было о том, чтобы взять подсвечник с собой в ванную, чтобы взять полотенце, но в кухне стало бы слишком темно. Сейчас, когда свет исходил и от камина, и от свечей, кухню заполняло приятное, уютное золотистое свечение. Конечно, Ирэн немного побаивалась темноты, но и оставлять гостя в холодном полумраке не хотелось.
– Подожди здесь, Сильван, – она отодвинула стул, приглашая его присесть. – Я принесу полотенце. Ты, наверное, совсем замерз. Сильная там метель, да?
Последний вопрос, конечно, был риторическим. Погода – благословение для нее, домашнего существа, была проклятьем для этого милого мальчика, замерзшего и голодного. Ирэн подавила очередной приступ жалости и отправилась в ванную. Прошла по коридору, задевая кончиками пальцев мебель, чтобы лучше ориентироваться, чуть не напугалась своего отражения в зеркале, но все-таки добралась. Взяла большое, мягкое полотенце и вернулась в комнату тем же путем, не забыв укоризненно глянуть на зеркало.
Она надеялась, что Сильван не сбежит за то короткое время, пока она отходила, но он и не сбежал. Все так же был на кухне. Ирэн приободряюще улыбнулась ему и протянула полотенце.
– Вот, держи. Ты же не хочешь заболеть?

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Альтернативное прочтение "Mozart" » И у огней небесных стран сегодня будет тепло