В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

17 августа 2017 г. Обновлены игроки месяца.
И обратите внимание, друзья, что до окончания летнего марафона осталось ровно 2 недели! За это время некоторые из вас еще могут успеть пересечь ближайшие рубежи и преодолеть желаемые дистанции.
Мы в вас верим!

14 августа 2017 г. Обновлены посты недели.

1 августа 2017 г. Началась акция "Приведи друга", предназначенная в первую очередь для наших игроков.

21 июля 2017 г. В сегодняшнем объявлении администрации полезная информация
о дополнениях к правилам проекта, два повода для мозгового штурма и немного наград.


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Adalinda Verlage
Адалинда почти физически ощутила нешуточное удивление, охватившее супруга, когда он вскинул брови. Вот так-то! Не ожидали, барон? Погуляйте еще год-полтора вдали от дома — и вовсе найдете свою жену-белоручку вышивающей подушки или увлекшейся разведением ангорских котиков к ужасу бедняги Цицерона. Так что оперная певица в подругах — еще не самое страшное.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



Juliette Capulet
Это было так странно: ведь они навсегда попрощались с ним, больше ни единого раза не виделись и, казалось бы, следуя известной поговорке, девушка должна была бы уже позабыть о Ромео, который, ко всему прочему, еще и являлся вампиром.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Willem von Becker
Суровые земли, такие непривлекательные для людей, тянули к себе существ, неспособных страдать от холода. Только в удовольствие было занять небольшие полуразрушенные развалины, ставшие памятниками прошлых лет, повидавшие не одну войну Шотландии за независимость от Англии. Зато никакой любопытный нос не сможет помешать существованию вампира.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Claudie Richard
- Вы! Вы… Развратник! Из-за Вас я теперь буду гореть в адском пламени и никогда не смогу выйти замуж, потому что никому не нужна испорченная невеста, - и чтобы не смотреть на этот ужас, Клоди закрыла глаза ладонями, разумеется, выпуская только початую бутылку с вином из рук. Прямиком на сюртук молодого человека и подол собственного платья.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Sarah Chagal
Cовременный мир предоставлял массу возможностей для самовыражения: хочешь пой, танцуй, снимайся в кино, играй в театре, веди видеооблог в интернете - если ты поймала волну, то у тебя будет и внимание, и восхищение, и деньги. И, конечно же, свежая кровь.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Mozart: l'opera rock" » Звук скрипки так дивно звучал


Звук скрипки так дивно звучал

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

● Название эпизода: Звук скрипки так дивно звучал
● Место и время действия: 29 июля 1782 года, Бургтеатр
● Участники: Marcus Montalvo & Loreen
● Синопсис: После разговора с Томашем, Лорин по своей наивности и исключительно из благих побуждений решает пойти в Бургтеатр, чтобы договориться о повторном прослушивании названного брата. Однако в бесконечных коридорах театра девушка немедленно теряется. Услышав неподалеку дивные звуки скрипки, она идет на их звук, и видит Маркуса, который репетирует и вообще страшно занят.

0

2

Музыка плавно полилась переплетениями нот, когда смычок осторожно коснулся струн. Нечто легкое и воздушное, как порыв теплого ветерка, пронеслось по периметру маленькой комнаты, захламленной ненужными декорациями, требующими починки или просто-напросто того, что бы их, наконец, выбросили из театра. Однако скрипач особо не обращал на подобные неудобства внимания. К черту их, ему нужно было место, чтобы отрепетировать отрывок, который у него не особо-то и получался в виду особой сложности. А тут и время появилось и место, где его никто не потревожит. Репетировать в концертном зале - означало бы, что ему кто-то да будет мешать, потому как там был практически проходной двор. Другие музыканты, работники сцены, в конце концов, там еще и балерины репетировали свои партии. Вот  и где репетировать? Конечно, можно было и дома, под бубнеж его горячо любимого брата, который непременно сказал бы пару ласковых слов, касательно его игры. Марку привык к этому, не в привычку было так играть, полностью погрузившись в мелодию, в такты и гаммы, разучивая новую арию. Да, в конце концов, он мог бы закрыться в одной комнате, пока его кузен рисовал очередной свой шедевр на заказ.
Но именно сейчас мелодия требовала особого подхода к ней со стороны скрипача. Маркус улыбнулся, чувствуя, что он получается почти идеально. Чуточку есть помарки, но едва слышные. Как хорошо, что в театре есть такие места, где можно спрятаться, не боясь, что один из коллег внезапно позовет тебя, тем самым отвлекая от дела. Да и расположена комната была в глубине здания, так что посторонние вряд ли сюда заходили. Только рабочие сцены изредка. Ох, уж и пыльно было! Монтальво едва не чихнул, музыка на миг оборвалась. Затем скрипач вновь продолжил играть, возвращая потерянное настроение.  Композиция и правда была прекрасна. Легкая, словно легкое дуновение ветра. Нежная, словно дорогой шелк. И прекрасная, словно закат над Флоренцией. Взгляд скрипача немного затуманился. Он был и здесь, и в то же время в свои мыслях, совершенно не замечая ничего вокруг.

+1

3

«Ну, вот. Кажется, я заблудилась», - с тоской подумала Лорин, прижимая к груди бубен. Она уже больше получаса бродила по коридорам Бургтеатра в поисках «самого главного человека», который бы согласился еще раз прослушать ее названного брата Томаша. Сам он не особо рвался сюда снова, но танцовщица чувствовала, что если бы его взяли работать в настоящий театр, его жизнь изменилась бы, и все эти опасные идеи о революции отошли на второй план. А, может, и совсем выветрились бы из его головы. Томаш – талант, и достоин самого лучшего. Эти мысли придали ей смелости отправиться в Бургтеатр одной, ничего не сказав Собу. Ох, и влетит же ей теперь от него! Но об этом думать пока не хотелось. У Лорин были проблемы посерьезней. Например, выбраться как-нибудь из хитросплетений этих коридоров. Поначалу ей встречались люди, однако все они были так заняты, что не обращали внимания на бедно одетую девушку с бубном. Может, решили, что она – артистка в образе нищенки. А, может, им, действительно, не было до нее дела. По крайней мере, когда она пыталась обратиться к ним, они просто пробегали мимо. В итоге она забрела в какие-то пыльные дебри из декораций и с унылым видом перелезала через сваленный в беспорядке театральный хлам. От пыли щипало в носу, а от отчаяния – в глазах. Лорин чувствовала, что еще немного, и она точно расплачется. Помощи просить не у кого, куда идти неизвестно. Не зря говорят, что благими намерениями выстелена дорога в ад. Хотела сделать как лучше, а получилось как всегда.
Вздохнув, танцовщица села на одну из декораций, лежащую на полу и задумалась, решая, куда ей идти, чтобы, наконец-то, выбраться из этого страшного Бургтеатра. «Вперед? Или назад? Но назад я уже ходила и там тупик. А еще паутина. Ох. Значит, вперед… Но вдруг и там тоже тупик?». Не в силах решить, куда двигаться, Лорин продолжала сидеть на месте и дышать пылью. Внезапно среди тишины и безысходности раздался звук. Танцовщица замерла, напряженно прислушиваясь. Ну, точно, это звук скрипки! И где-то совсем рядом!
Он был как нить Ариадны в лабиринте Минотавра. Нежный звук, ласкающий слух, касающийся самого сердца. Чтобы отыскать его источник, девушке потребовалось всего несколько минут. Юноша сидел в крошечной захламленной комнате и играл так, что Лорин даже на мгновение забыла о своих бедах. Но в этот момент из рук танцовщицы выскользнул бубен и с пронзительным звоном упал на пол, а ей самой захотелось провалиться сквозь землю.

+1

4

Маркус вдохновлено играл на скрипке, полностью погрузившись в свою мелодию, отчего казалось, что даже время остановилось на этот миг. Казалось, что за пределами этой комнаты ничего и не существовало. Да, скрипач полностью отдал всего себя во власть этой прекрасной композиции, пусть и написанной совершенно другим человеком. Но сочетание нот было удивительно-прекрасным, пусть и сложным для исполнения новичку. Возможно, именно в этом отрывке, где соната достигала своей творческой кульминации, можно было выявить все мастерство музыканта. Потому-то итальянец так тщательно шлифовал свою игру, оттачивая раз за разом. И вроде бы неплохо получилось на этот раз, тот  сложный переход дался ему на редкость хорошо. Пока...
Резкий звон раздался за его спиной. Такое чувство было, что кто-то нарочно кинул что-то очень дребезжащее, наподобие огромных металлических тарелок, что использовались да концертов. Погруженный в свою музыку, музыкант вздрогнул от неожиданности, мелодия резко оборвалась. Ему ничего не осталось сделать, как развернуться на этот шум. Маркус чуть свел брови к переносице, заметив девушку. Он точно никогда ее не видел. Ни к балеринам, ни к певицам она явно не относилась. И среди разнорабочих и просто работников театра он ее не видел.  Возможно, она пришла сюда устраиваться на работу и заблудилась? Что ж такой вариант тоже мог быть. Сразу вспомнился тот день, когда Монтальво встретил своего друга. Первый раз, когда еще пришел прослушивание. Кто бы мог подумать, что в скором времени они еще и подружатся. А ведь они едва ли не сцепились там, уже после того, как Томаш вышел из концертного зала злым и недовольным.
- Доброго дня, - вежливо поздоровался с незнакомкой, немножко раздраженный тем, что его прервали. - Вы что-то ищите? Или заблудились? Просто здесь не место для посетителей.
Честно признаться, сразу вспомнилась та история с сестрой Моцарта. Вот сейчас ему очень не хотелось водить незнакомую девушку по театру. Может все обойдется лишь словесным описанием? Маркус вздохнул. Ему хотелось продолжить играть, но, кажется, не выйдет. Он внимательно посмотрел, ожидая ответа. Да та была милой внешности, но сейчас явно не тот момент, чтобы отвлекаться на красоту барышни.

+1

5

Лорин, конечно, хотела обратиться за помощью к этому милому молодому человеку, но только когда он закончит играть. Однако все получилось как всегда, и танцовщица теперь мучительно краснела от своей неловкости. Юноша хоть и старался быть вежливым, но вряд ли обрадовался тому, что его так беспардонно прервали. Он же, наверняка, репетировал, а тут она со своим бубном наделала шума.
Пауза затягивалась, и нужно было что-то отвечать. А то этот музыкант решит, что она немая, или, того хуже, слабоумная, и прогонит ее. Лорин прижала к себе бубен, чтобы он снова не выскользнул из рук.
- Простите, герр скрипач, что отвлекаю. Я пришла в театр по важному, очень важному делу! И заблудилась! Шла, шла по коридору, потом свернула куда-то… не туда. И теперь не знаю, как мне выбраться. Кругом только пыль, какой-то хлам и… и… пауки! – Тут Лорин весьма правдоподобно всхлипнула, она, действительно, была на грани отчаяния. – Я думала, что театр – это красиво, а оказалось… ужас!
Девушка опустила голову, ей было мучительно стыдно перед этим юношей, а еще очень обидно, что все ее представления о Бургтеатре не подтвердились. Она представляла себе прекрасный дворец, наполненный людьми в красивых одеждах, цветами и музыкой, а увидела только мрачные коридоры, пыльные закутки и суетливых работников, которым совсем ни до кого нет дела. Может, этот юноша с серьезным лицом, окажется другим? Он хотя бы говорит с ней. Уже от одного этого ему хотелось доверять и рассказать обо всех ее злоключениях в Бургтеатре.
- Я долго ходила по коридорам, хотела спросить кого-нибудь, но от меня все отмахивались. А потом стало совсем тихо, и я услышала вашу музыку. Герр скрипач, она прекрасна! Моему названному брату она бы тоже понравилась. Он приходил сюда на прослушивание, но ему отказал этот противный… - Лорин сделала неопределенный жест рукой, пытаясь вспомнить чудную фамилию, которую упоминал Томаш. – Ка-паль-ди. – Произнесла она по слогам. – Я его и искала. Хотела сказать ему, как он не прав. Потому что мой брат – самый талантливый певец на свете! Вот! – Танцовщица тряхнула головой, и бубен в ее руках воинственно звякнул. – Вы мне поможете?

+1

6

- С непривычки здесь легко можно заблудиться, это да, - подтвердил скрипач. Только что за интересное такое дело толкнуло ее прийти в этот театр? Что не просто важное, а очень важное! Маркус усмехнулся про себя, отметив, какими бесхитростными и простыми были ее слова о том, как девушка оказалась в театре и сколько здесь пыли, сколько хлама. Ничего в этом не было удивительного, потому как столичный театр всегда воспринимался в возвышенном ключе, оттого и мыслей о том, что, как и в любом месте, где работают люди есть такая же пыль и грязь, ненужные декорации и прочий хлам, как-то не возникало. Только проработав в  подобном месте, месте понимаешь, что даже в храме музыки и балета, есть свои скелеты в шкафу, количество которых можно смело оценить в неплохое такое кладбище.
- Что же вы искали? - вскинул бровями, перехватив скрипку за гриф более удобно, при этом с интересом разглядывая девушку с бубном. Неудивительно, что на нее не обратили никакого особого внимания, посчитав наверняка за какую-нибудь танцовщицу в костюме. Сейчас самый разгар рабочего дня, все спешат по своим делам, вряд ли кому-то есть дело до помощи незнакомой девушке. - Спасибо, что вы так лестно оценили мою  игру.
Чуть насмешливо произнес скрипач, ничуть не собираясь задеть незнакомку с бубном. Последующие слова и вовсе заставили едва не прыснуть от смеха, но Монтальво все же сдержался, чтобы совсем не обидеть столь наивное и милое создание. Какой-то названный брат, который пробовался в театр. Знала бы она, сколько сюда приходит молодых и талантливых певцов и все им отказывают?
- Ох, фройляйн, - покачал головой музыкант. Если она пойдет к Капальди, он и слушать ее не станет, а лишь сморщит свой нос, глядя на ее одежду, да вышвырнет вон. - Если бы вы знали, сколько таких, как ваш названный брат здесь бывает. И все думают, что они певцы... от Бога. Только вот начальство так не думает. Но раз вы хотите убедиться в этом, хорошо...Я помогу, - итальянец поморщился. когда бубен вновь издал звуки. - Только не бренчите им, хорошо?
Хотя стоило отговорить, наверное. Но видя какой решительностью горят ее глаза, Маркус понял, что вряд ли его слова смогут ее переубедить.

+1

7

Пока юноша говорил, Лорин едва не подскакивала на месте. Ей хотелось спорить с этим молодым скрипачом, переубеждать его и доказывать, что Томаш – не все! Он один такой. Единственный! Певец от Бога! Алмаз неограненный. И что там еще можно сказать, чтобы юноша ей поверил? Но в то же время танцовщица понимала, что это все слова. Он не слышал пения Томаша, и имеет полное право сомневаться.
Наверное, все было так, как он говорил, и в Бургтеатр постоянно приходили певцы и музыканты в надежде, что их талант заметят и предложат работать на настоящей сцене. Правда, Лорин пока не слишком впечатленная театром, могла понять их с большим трудом. Томаш же рассказывал со слов какого-то своего друга, что платят тут гроши и вообще сотрудников своих особо не ценят. В общем, сама она пошла бы сюда искать работу только в случае крайней нужды, да и то вряд ли.
Но девушка также знала, что она видела далеко не весь театр, а только его пыльное закулисье. Никогда не стояла на настоящей сцене. Поэтому осуждать непризнанных талантов, стремящихся в Бургтеатр, как пчелы на мед, она не могла и не хотела. У каждого свое счастье. У нее городская площадь, а у Томаша должна быть настоящая сцена.
- Ваше начальство, правда, такое строгое? – Лорин перехватила покрепче бубен, чтобы он своим звоном не раздражал скрипача. – Мне брат говорил, что этот противный Ка-паль-ди его прогнал. – Девушка насупилась и погрозила невидимому злодею кулаком. – Я вот увижу его, все ему выскажу! Нельзя так с талантами обращаться! Нельзя!
Судя по всему, Лорин была настроена по отношению к заместителю директора Бургтеатра весьма воинственно. Она даже мысли не допускала, что этот Капальди всемогущий может просто выкинуть ее из театра или, того хуже, сдать жандармам. Ей казалось, стоит только поговорить с ним, и Томаша пригласят на прослушивание. Наивность родилась раньше Лорин. Но очень уж она хотела для своего названного брата счастья.
- Как мне найти этого злодея Ка-паль-ди? – Девушка вопросительно смотрела на скрипача, ожидая, что он если не проводит ее, то хотя бы просто объяснит, куда надо идти, чтобы поскорее добраться до руководства театра.

Отредактировано Loreen (05-08-2016 00:05:10)

+1

8

- Скорее, нудное и противное, чем строгое, - рассмеялся скрипач. А девица была забавной, Маркус уже даже не злился, что та помешала ему играть сложный кусок из арии. И где только такие берутся? За все время, что музыкант работал в театре, он успел чего только не увидеть, а вот такую девушку впервые. И ведь не за себя пришла хлопотать, а за своего брата. Скольких тут отсеяли от большой сцены, не сосчитать. Наверное, достаточное количество. И все вроде и были и талантливые, и обладали хорошим голосом и слухом, но, увы, недостаточным, чтобы петь здесь хотя бы на второстепенных ролях. - Он многих прогоняет, ваш брат не исключение.
От слов девушки "я вот увижу его, все ему выскажу! Нельзя так с талантами обращаться! Нельзя!", скрипач не удержался и прыснул от смеха. Правда, что за сосредоточие наивности? Хотелось бы посмотреть на этого ее брата, которого она так упорно защищает. Вон даже пошла в театр, не боясь, что ее попросту выгонят. С такими здесь долго не разговаривают. Но как сказать ей об этом, если глаза горят праведным огнем? То же самое было и с его другом, такая же уверенность в себе. И чем закончилась?
- Злодей Капальди сейчас наверняка у себя в кабинете, - задумался скрипач. Вроде бы кто-то из оркестра сегодня у него был в кабинете. Так что, возможно, он сейчас там. А может, и нет. И тогда девице, ищущей справедливость за брата, сегодня точно повезет. - Если вы действительно так хотите к помощнику директора, то вам нужно выйти, после чего свернуть направо. После пройти по коридору, а затем свернуть налево и подняться по лестнице на второй этаж. Там уже справа, второй кабинет по счету.
Маркус произнес это специально, более путано, чем на самом деле, чтобы незнакомка отказалась от идеи. Зачем? Зачем она так упорно туда, куда не следует? Ничего она этим не добьется. Только вышвырнут вон. Уж такой, как Капальди никогда не будет слушать девушку, одетую в бедной одеяние. Лишь перед богатыми он выстилается и лебезит.
- А впрочем, давайте я вас провожу, - внезапно у Маркуса возникла идея, как обмануть незнакомку, но при этом, сделав так, чтобы та, ни о чем не догадалась. Что итальянец ее надул и привел совсем не в то место,  однако, тем самым спасая ее от  возмущения Капальди. Тот явно еще до сих пор не отошел от визита Томаша.

+1

9

- А это еще хуже, чем строгое. – Заверила танцовщица. - Ну, что вы смеетесь-то, а? – Скорее растерянно, чем возмущенно спросила Лорин. Что она такого смешного сказала? В этом театре, похоже, было, как и во всей Вене. У власти – заносчивые и напыщенные выскочки, а работники, эти истинные таланты и служители искусства, или вкалывают за гроши, или вообще выкидываются на улицу как ненужная вещь. От этого Лорин было невыносимо грустно. И хотелось изменить хоть что-то. Хотя бы в отдельно взятом театре. Но смех скрипача вернул ее с неба на землю.
«Ничего я тут, похоже, не добьюсь. Разве только того, что и меня выкинут, как Томаша, а ему дорога сюда будет заказана», - подумала вдруг девушка, и это, наверное, была первая здравая мысль, посетившая ее в наивном рвении помочь брату пробиться на музыкально-вокальный Олимп. Только вот беда – сдаваться так просто Лорин была совершенно не обучена. Улица научила ее идти до конца в любом своем начинании. «Боишься, не делай. Делаешь, не бойся», - так обычно говорил ее друг Питер. Следовательно, нужно идти к Капальди и пытаться убедить его прослушать Томаша еще раз. Если же он раскричится и захочет прогнать ее, она всегда сможет отбиться бубном. Благо, это орудие свободы всегда при ней.
На лице скрипача явно читалось недоумение. Ну и пусть! Она все равно это сделает, даже если он не захочет проводить ее к этой всемогущей «грозе Бургтеатра».
- Свернуть направо. Пройти по коридору. Подняться по лестнице на второй этаж… Или сначала вернуть налево? - Бормотала Лорин шепотом вслед за скрипачом, чувствуя, как у нее от этой кривой географии Бургтеатра начинает буквально закипать мозг, и отчаяние вновь завладевает всем ее существом.
«Мне никогда этого не запомнить. Никогда! А у кого я потом дорогу спрошу? У пауков? Там только они и висят по углам», - думала девушка, понимая, что у нее в голове перемешались все повороты и лестницы. И если она выйдет из этой комнаты, то немедленно снова заблудится. На этом фоне слова юноши «давайте я вас провожу» прозвучали сладкой музыкой.
- Правда? О, спасибо! Спасибо вам, герр! – Тут же, просияв, защебетала Лорин, едва не нарезая вокруг скрипача круги от нетерпения. И было отчего. Через несколько минут она, наконец-то, достигнет своей цели! Даже не верится!

+1

10

- Да, - кивнул скрипач, тихо вздохнув. А ведь она совсем не подозревает, что Маркус собирается обмануть и привести в совсем другое место. Но делает это с благородной целью. Ведь если итальянец действительно приведет ее к кабинету Капальди, то скандалу точно быть. И наверняка девица с бубном будет что-то требовать за своего брата, которого помощник венского театра выгнал. Наверное, за недостаточным имением таланта. А может, просто потому, что в этот день у Капальди было в тот день плохое настроение, а может просто потому что у того парня не хватило связей. Пел бы в каком-нибудь другом театре, их достаточно в Вене. Но подавай всем главную сцену столицы, где высока вероятность прославиться, и быть обласканным императором. Как вот, например, та певичка Кавальери. Ей прощают все истерики и капризы только потому, что она  главная солистка и протеже одного из композиторов. Даже срывы репетиций, когда что-то не пришлось по нраву диве. - Идемте. Иначе, он уйдет.
Маркус отошел в сторону для того, чтобы убрать скрипку и смычок в футляр, аккуратно закрыв его на защелку. Он взял его в руку, посмотрев внимательно на девушку. Та действительно все еще была настроена решительно на встречу с Капальди. Знала бы, на самом деле, какой это мерзкий тип, то ни за что бы сюда не пошла. Да ему выгнать с полицейскими эту бедно одетую девушку раз плюнуть. Еще и упекут на пару дней в тюрьму, чтобы неповадно было.   
Музыкант пропустил фройляйн вперед, чтобы она вышла из этой захламленной комнаты, после чего вышел сам. Итак, нужно было придумать, куда повести эту девицу. Например, к комнате, где они переодеваются перед выступлениями. На ней нет таблички и она постоянно закрыта, если, конечно, музыканты  не готовятся к выступлению, переодеваясь внутри. Сейчас было как раз вполне подходящее время.
- Следуйте за мной, только не отставайте, а то вновь потеряетесь, - бросил он через плечо, после чего пошел вперед, петляя, словно заяц. На самом деле, Монтальво просто уже подзабыл, что говорил, потому и решил вот таким обманным путем довести ее до нужно места. Вдруг, цыганка что-то и запомнила из его слов-указаний?

+1

11

Какой все же милый этот молодой человек! Рассудительный. Серьезный. Согласился помочь ей в ее чрезвычайно важном деле и даже репетицию прервал, чтобы проводить до этого злодея всея Бургтеатра. При мысли о Капальди Лорин вновь возмущенно засопела и сжала руки в кулаки, так что ногти впились в нежную кожу ладоней, оставляя багровые лунки. Если бы не ее желание договориться с ним о втором прослушивании для Томаша, она бы этому пюпитру венской оперы (Лорин была свято уверена, что однажды подслушанное ею у подвыпивших музыкантов в трактире слово «пюпитр» - ругательное) такое устроила! Он бы надолго запомнил и ее повадки дикой кошки, и бубен, от удара которым потом еще неделю в голове звенит. Но Лорин старалась ради друга, так что от нее требовалось быть хорошей девочкой. По меру возможного, конечно.
«Может, он меня вообще выгонит, и слушать не станет», - подумала девушка, но отступать было уже поздно. Не для того она столько проплутала в коридорах Бургтеатра, пугая местных пауков. Да и сама не меньше их пугаясь.
Она послушно шла за юношей, стараясь не отставать от него ни на шаг. Снова заблудиться ей не хотелось. А то чего доброго злодей Капальди уйдет, и она не успеет переговорить с ним! Тогда все будет напрасно и зря. И скрипач только время потеряет из-за нее.
- Вы давно здесь работаете? Почему сюда все так стремятся, словно тут медом намазано? – Поравнявшись с молодым человеком, спросила танцовщица. Ответ на этот вопрос волновал ее уже давно. Она душу готова была продать, чтобы хоть одним глазком взглянуть на настоящую театральную сцену. То, что Лорин уже видела в Бургтеатре, ее ни капельки не впечатлило.  Но сцена… Музыканты (те, которые с «пюпитром»), говорили о ней с придыханием. И, видимо, была тому причина.
- О, мы, кажется, пропустили поворот. Или его тут и не было? – Девушка поймала себя на том, что окончательно запуталась в том маршруте, который объяснял ей скрипач. - Вас тоже Капальди прослушивал, прежде чем взять на работу? Думаете, он не станет со мной говорить, да?
Она сыпала вопросами, словно мало дитё, но не ради того, чтобы просто заполнить затянувшуюся паузу. Ей, действительно, все это было очень интересно. И важно. Очень важно.

+1

12

- Я? - переспросил Маркус, наклонив голову, чтобы посмотреть на девушку, идущую рядом с ним. Так уж вышло, что из-за высокого роста часто приходилось смотреть вниз, чтобы посмотреть на своего собеседника. А незнакомка была ниже его едва ли на две головы. Так что скрипач уже привык к тому, что ему редко попадались люди, которым можно было просто смотреть в глаза. - Чуть больше года, где-то. Примерно месяцев пятнадцать, если не ошибаюсь.
А и, правда, так быстро пролетело время. Казалось еще вчера, он проходил прослушивание, а сейчас уже больше года проработал в этом столичном театре. Если бы эта синьорина не сказала бы, то Маркус и не вспомнил это даже. Казалось, что и работает здесь не один год, а примерно с десяток.
- Ну как почему? Леди, здесь престижно. Здесь ставят свои оперы самые знаменитые композиторы Австрии. Ну вы даете, - скрипач покачал головой, однако в голосе не прозвучало какой-то издевки. В конце концов, ей не обязательно это знать. По ее одежде и бубну нетрудно было предположить, что она танцует где-нибудь на площади. Или в какой-нибудь таверне. Как, например, Томаш, который устроился в трактир к Карлу. Всякая работа - работа, если зарабатываешь честным трудом. А не грабишь карманы честным гражданам империи. - Да, здесь платят не очень хорошо. Но сюда ходят слушать музыку все сливки общества. Мы играем только классическую музыку. Не как в трактире - глупые народные песенки вроде "Августина". Наверное, в этом все дело.
Монтальво задумался, вспомнив тот день, когда помог своему приятелю. Странно, но почему-то эти простенькие песни вызывали в душе у таких простых людей больше отклика, чем тяжеловесные произведения именитых композиторов. Возможно, что слова и музыка была им ближе, чем сложные арии, исполненные голосистыми оперными певицами.
- Я решил провести вас немного по-другому пути, в принципе, разницы нет. Но я хочу глянуть по дороге, пришел ли мой приятель или нет. Два дела сразу сделать, - на ходу врал скрипач. Запомнила же про поворот! - Меня прослушивал директор театра. Он придирается обычно к провинциальным певичкам или певцам. Если умеешь прилично играть, то и проблем не будет. Иногда прослушивает Капальди. Честно говоря, я бы не надеялся на то, что он будет слушать вновь вашего брата, если прогнал его раз. Но надежда умирает последней, ведь так?
Итальянец улыбнулся девушке, чтобы она совсем не расстраивалась.

+1

13

Лорин послушно шла за скрипачом, стараясь от него не отставать. Она, по правде, уже успела не раз пожалеть о своем отчаянном решении пойти в Бургтеатр одной и обо всем договориться для Томаша. Ей это казалось таким простым делом. Какой же глупой и наивной она была. Поговорить с Капальди совсем не одно и то же, как, например, договориться с трактирщиком о возможности выступать там и веселить по вечерам публику своими песнями и танцами. Он птица иного полета. И очень высокого, судя по словам скрипача. Чем ближе они были к цели, тем меньше становилось решительности у Лорин, но юноша был прав, нельзя сдаваться, даже не попробовав. Надежда умирает последней, все так.
Но как же ей здесь не по себе! Девушка чувствовала себя совсем чужой в этих холодных стенах. И если бы не Томаш, точнее, желание помочь ему, ноги бы ее тут не было. Ей и на площади танцевать неплохо.
- Престижно? – Переспросила Лорин. – А что это значит?
Дальнейшие слова юноши несколько прояснили, что он имел в виду. Но танцовщицу это нисколько не впечатлило и уж, тем более, не убедило. Что за честь выступать перед богачами, которые приходят в театр в первую очередь себя показать, а все остальное для них – лишь фон? Ей однажды рассказывал об этом один музыкант в трактире. Он также жаловался, что им там платят сущие гроши. Но при этом все равно был страшно горд, что играет в одном из театров Вены, а не где-нибудь в трактире.
- Глупые народные песенки? – Переспросила Лорин, мрачнея, позвякивая бубном.– Что же в них глупого? И чем они хуже этой вашей классической музыки? Эти ваши «сливки» как-то по-другому хлопают? Или они вообще не хлопают? Я слышала, что большинство их – это напыщенные индюки, которые только о себе и думают.
Девушка нахохлилась и смотрела на юношу, ведущего ее в кабинет Капальди, исподлобья. Может, не стоило ему вот так сразу доверять? Выбора у нее, правда, все равно особо не было. И еще неизвестно, сколько бы она так проплутала без чьей-то помощи. Но эти его заявления… Как можно быть таким противным? Ее благостное первое впечатление об этом скрипаче несколько поугасло. И она всерьез задумывалась о том, чтобы развернуться и начать искать выход. Самой. Здесь все, похоже, настроены враждебно к таким, как она, с ее «глупыми народными песенками».

+1

14

- Ну...Я имел в виду, что они достаточно простые в исполнении, - поправил себя скрипач, посмотрев на свою спутницу. Кому он это объясняет? Вряд ли девушка, одетая в бедную одежду, поймет его сейчас. Особенно, когда он посмел высказать свое мнение о песнях из народа. Но они в действительности были такими! Незамысловатый текст, простой, но слишком прилипчивый мотив и все шедевр готов. А для того, чтобы написать хотя бы одну арию, сколько сил и труда нужно вложить в нее! Ведь, к примеру, опера - это труд не только композитора, но и либреттистов, а также целого оркестра и дирижера, который не даст музыкантам превратиться в кучу малу, где играет каждый сам по себе, превращая их практически в единый организм.  - А классическая музыка сложна в исполнении, не каждый сможет ее играть, особенно, если какое-то произведение длится не один час. На самом деле, это очень утомительно, если ты новичок.
Маркус терпеливо объяснял это, будто цыганка не видела очевидного. Да и вообще, мог бы уйти и оставить ее в одном из коридоров венского театра, чтобы она, наконец, могла встретиться лицом к лицу с Капальди. Или другим представителем администрации театра. Тогда бы ее точно выставили за порог вместе с ее бубном, который позвякивал, в такт движению самой девушки.
- Ну не все так плохо, как говорят. - Маркус рассмеялся на слова девушки о том, что большинство людей, что приходя в венский театр - напыщенный индюки. Конечно, есть такие, что посещают Бургтеатр ради того, чтобы на людей посмотреть и себя показать во всей своей красе. Но есть и те, кто получают истинное удовольствие от музыки. - На самом деле, все наоборот. Все-таки больше тех, кто приходит в театр для того, чтобы насладиться красивой музыкой. Ну мне так кажется. И хлопают, и также выражают эмоции, но, конечно не так бурно, как...
Маркусу припомнился тот день, когда он подыграл Томашу, и как отреагировала на это местная публика, с  каким восторгом она подпевала певцу, стоящему на сцене.
- Как в трактире. Но все это на вкус и цвет, - добавил дипломатично итальянец, приведя к двери, которая прикрывала вход в совсем не кабинет правой руки директора театра, но должна была сейчас быть в качестве таковой. - Вот здесь он работает. Можете постучаться и заходить.
И зачем он только ввязался в эту авантюру? Мог же ведь спокойно себе репетировать в той маленькой комнатке.

+1

15

Лорин уже собиралась обидеться на скрипача за то, как решительно он провел грань между народной и классической музыкой, причем, не в пользу первой. Но вовремя притормозила с эмоциями. И просто внимательно выслушала доводы юноши. Иногда бывает очень полезно помолчать и послушать. Мало того, что есть шанс сойти за умную, так еще есть возможность разобраться в том, чего она не понимает. Юноша казался на редкость терпеливым. Мало того, что вызывался проводить ее до кабинета этого злодея Капальди, так еще и говорил с ней о музыке. А мог бы просто поиздеваться над необразованной простушкой. В общем, поразмышляв, Лорин пришла к выводу, что музыкант прав, и обижаться она на него не станет. Тем более, она вот-вот будет у цели. Поэтому ей следует поберечь силы для убеждения Капальди в безусловном таланте своего названного братца.
«Что если он меня не станет слушать? Просто выкинет из кабинета и все?». Эти не слишком веселые мысли преследовали ее неотступно и сейчас набросились на нее с новой силой. Что она будет делать в этом случае, Лорин просто не знала. И пока из всех вариантов решения проблемы ей нравился только один – прежде чем ее выкинут из кабинета и вообще из театра, нужно успеть угостить хорошенько Капальди бубном по голове. Пусть узнает силу народной музыки, злодей! Подобные хулиганские размышления явно привели бы в ужас молодого скрипача, идущего рядом, но необычайно подняли Лорин боевой дух. Она вновь настроилась только на победу. Иначе и быть не должно. Ведь она борется за правое дело.
А вот, похоже, и заветная дверь. Скрипач тут же подтвердил ее догадки.
- О, герр, спасибо! Спасибо! Вы так добры! Так выручили меня. Что бы я без вас делала в этих бесконечных коридорах? – Благодарность Ло была искренней. Если бы не этот юноша, она неизвестно сколько еще блуждала бы по театру.
Танцовщица приблизилась к двери, она была… обычной. Ничем непримечательной. Неужели за ней и сидит этот всемогущий человек, вершащий судьбы молодых талантов? Интересно, как он выглядит? Капальди рисовался в воображении Лорин исключительно непривлекательным типом, похожим на жабу. Впрочем, лучше один раз увидеть. И девушка решительно толкнула дверь.
- Закрыта! Герр, она закрыта. – Лорин обернулась к скрипачу, который, кажется, только собрался уходить. – Это точно она? Вы уверены? Ну, как так может быть-то? Неужели я опоздала? Эх! – На лице отразилась почти детская обида и разочарование. Но вместо того, чтобы пойти искать выход из театра, танцовщица подобрала юбку и села прямо на пол, решив ждать Капальди сколько потребуется. Хоть до завтра!

+1

16

- Да как бы и не за что, - скрипач пожал плечами, сделав вид, что для него это было сущим пустяком. Будто он не раз и не два водил девушек по закоулкам театра, чтобы довести их до нужного места. Один раз, правда, такое и было. С сестрой Моцарта. Но это было уж слишком давно. И, тем более что она всего лишь искала своего брата, а не пришла с какими-то претензиями к правой руке директора венского театра. Кажется, что дамочки, у которых брат, так или иначе связан с этим заведением, просто его профиль. Или так уж и везло на них. Маркус не знал. Как и не знал, что теперь делать с этой цыганкой, когда она узнает, что дверь заперта на ключ и никакого Капальди за ней не будет? Что она предпримет даль? Неужели, пойдет уже к самому директору Бургтеатра? Но как искренне звучали ее благодарности, что музыканту несколько стало стыдно за такой обман. Но обман все же был во благо. Он почему-то не хотел, чтобы эту милую девушку, пусть и облаченную в цыганское тряпье, силой вышвырнули за пределы театра. Это в лучшем случае. В худшем же сдали жандармам, а там неизвестно, чтобы с ней стало. Уж слишком рьяно она рвалась защищать своего названного брата, имени которого, Монтальво так и не спросил. Да и не интересно это ему было. Сколько этих певцов и певичек приходят за славой и богатством, а уходят ни с чем? Много, все и не упомнишь, и не увидишь. - Мне кажется, вы бы все равно нашли выход, только чуть дольше бы проплутали. С первого раза в любом месте не все возможно найти сразу.
А если бы  она не встретила Маркуса? Тогда бы что? Вряд ли б кто-то согласился проводить  девушку, представительницу одного из низших слоев Вены. Как удивительно, что она вообще смогла добраться до комнаты, где находился скрипач. Она ведь все-таки находилась уже в глубине здания, а не шла самой первой по счету. 
- Да? правда закрыта? - сделал удивленное лицо скрипач, по крайней мере, попытался сделать его удивленным, хоть и прекрасно знал, что комната заперта. Кто же оставит-то ее открытой? Как же теперь вывернуть все в хорошую сторону, чтобы танцовщица и об обмане не догадалась, и в тоже время ушла отсюда, не нарвавшись на правую руку директора. Задача простая на вид, но если копнуть глубже. - Странно, вроде бы был с утра.
Скрипач подошел ближе, деловито дернув за ручку.
- Хм...Да, действительно. Наверное, ушел по своим делам, - итальянец вновь пожал плечами, удивленно взглянув на цыганку. - Это чего вы это делаете? Думаете, что дождетесь его? Если он уйдет, то это уже до завтра.
Еще чего не хватала, чтобы Лорин ждала его здесь. У всех на виду. Коридор-то был общий. И тем более, музыканты должны несомненно вернуться вскоре. И тогда его обман точно раскроется!

+1

17

- Закрыто. - Танцовщица кивнула, не скрывая своего разочарования.
Как же так?! Она была так близко к цели. Так долго искала, шла, а дверь заперта. И это значит только одно - Капальди там нет. Нет! Хотя, если попробовать постучать рукой... А лучше ногой. Кхм.
Или лучше все же просидеть, подождать немного. Сколько потребуется подождать.
- Ну... - Лорин взглянула на юношу с легким недоумением. О чем он ее вообще спрашивает? Конечно же, она собирается сидеть под дверью до победного, пока не встретит этого всемогущего Капальди и не убедит его принять Томаша в «Бургтеатр», или хотя бы просто еще раз прослушать, не отмахиваясь. Именно за этим она и пришла сюда. Странно, что сам скрипач этого еще не понял.
Или это она чего-то никак не сообразит?
- В общем, да. Я буду ждать его здесь, пока он не вернется. - Кивнула Лорин. - Спасибо, что проводили меня, герр. Вам воздастся за вашу доброту.
Ей, действительно, очень повезло встретить в этом странном страшном месте добрую и отзывчивую душу. Девушка вздохнула и обхватила себя руками за плечи, задумавшись. Может, в зрительном зале и красиво, как она слышала. Большая сцена, усыпанная розами, стулья, обитые дорогим бархатом, расписные потолки и золоченые колонны (впрочем, не исключено, что посетители трактира, где она танцевала, рассказавшие ей об этом, могли и приврать). Но за кулисами театра оказалось все не так радужно. Серо, пыльно, запутанно, суматошно. Только в этой суматохе всем было не до нее. Кто знает, что стало бы с Лорин, не встреть она этого милого юношу. Наверное, так и блуждала бы по бесконечным коридорам, в надежде отыскать заветный кабинет Капальди, и все просьбы ее разбивались о равнодушие местных «звезд». Небось, на сцене они совсем другое разыгрывают. А в жизни… Может, и не стоит Томашу рваться сюда? «Нет же, что я говорю? Настоящий театр в любом случае лучше трактира!».
- Почему вы не уходите, герр? - Отвлекшись от своих раздумий, Лорин с удивлением обнаружила, что юноша все еще здесь. - Вы и так потратили на меня много своего времени и отвлеклись от репетиции. - Танцовщица прищурилась, в душе ее шевельнулось подозрение. - Мне кажется, вы что-то не договариваете. Это ведь кабинет Капальди, да?

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Mozart: l'opera rock" » Звук скрипки так дивно звучал