Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Mozart: сцена » Капризы примадонны


Капризы примадонны

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

● Название эпизода: Капризы примадонны
● Место и время действия: Бургтеатр, 22 февраля 1782 года
● Участники: Julia Huber, Marco Simoni
● Синопсис: Юлия Хубер, художник по костюмам в Бургтеатре, страдает от капризов примадонны Катарины Кавальери, которая придирается к её эскизам для "Похищения из сераля". Марко Симони, как может, пытается утешить Юлию.

Отредактировано Marco Simoni (28-07-2016 21:12:46)

+1

2

Юлия поднимала с пола гримерки упавшие листы бумаги и тщетно стараясь не разрыдаться. Ну за что ей это все достается? Она трудилась над этими рисунками несколько недель, отвлекаясь лишь на еду и отдых, а приме оперы вдруг не понравился её костюм. Ну не виноват художник, что по сценарию у певицы должен быть наряд турчанок, а не платья Древней Греции или средневековой эпохи ?
Прима Катарина Кавальери явно так не считала.
Зайдя в костюмерную, посмотреть на эскизы она закатила ужасную сцену, говоря, что выступать в таких не будет и что бросит театр, и что пожалуется Розенбергу.
Юлия пыталась объяснить, что не виновата, но прима даже слушать не стала и ушла из костюмерной, смахнув напоследок ее наброски. Фрау Хубер оставалось лишь молиться, чтобы эскизы не пострадали.

Подняв с пола последний лист, Юлия всхлипнула. Если бы тут был Леон, но как назло у него в этот день был выходной, в который он отправился навестить старого друга. Леон бы помог ей, поддержал, но мужа не было, и девушка, аккуратно сложив рисунки на стол, расплакалась. Никогда же такого не было ! И взбрело в голову либреттисту сделать большую часть сцен в турецком гареме, им то ничего, а она вот расплачивается.
Стук в дверь заставил ее вытереть слёзы и вспомнить, что на костюмы смотреть сегодня должна была прийти ни только Катарина.
- Войдите, - сказала Юлия, пытаясь, что бы в ее голосе не было слышно недавних слез. Получилось, правда, плохо.

Отредактировано Julia Huber (28-07-2016 12:28:55)

+2

3

В новой опере "Похищение из сераля", премьера которой должна была состояться через несколько месяцев, не было партии для мужского сопрано, а потому Марко Симони знал, что не будет в ней петь. Но музыкальная жизнь в Вене била ключом, оперные спектакли на сцене Бургтеатра постоянно сменяли друг друга, так что на скуку и безделье Марко жаловаться не приходилось. Полчаса назад костюмер представил знаменитому сопранисту костюм для очередного его спектакля, и Марко пришёл в восторг. Узнав, что над костюмам работала художница Юлия Хубер, он тут же решил от души поблагодарить её. Осторожно постучав в дверь мастерской фрау Хубер и услышав приглашение войти, Марко переступил порог.
Он понимал, что фрау Хубер может быть занята, и надеялся, что его визит окажется не слишком некстати. Но всё вышло не так, как предполагал Марко.
Ещё за закрытой дверью ему показалось, что голос художницы странно дрожит, как будто молодая женщина чем-то расстроена, и теперь он всё больше сомневался в том, что выбрал подходящее время. Но просто так уйти теперь нельзя было тем более.
- Я помешал вам, фрау Хубер? - осторожно спросил он. - Я лишь хотел поблагодарить вас за тот костюм, который вы для меня придумали. Он прекрасен.

0

4

Юлия внутренне сжалась перед тем, как посетитель вошел в комнату. Если это еще один певец из несчастного "Похищения", то она не выдержит. Но, к счастью, зашел Марко Симони, слава Богу, не имевший отношения к премьере.
Юлия нашла в себе силы приветливо улыбнуться ему и выслушать его благодарность.
- Спасибо, вам, за добрые слова Герр Симони, рада, что хоть кому-то нравятся мои работы.
Фрау Хубер смутилась и отвела взгляд. Зря она так сказала.
- Вы не подумайте, пожалуйста, что я буду плакаться вам. Просто Катарине Кавальери не понравился эскиз костюма, вот и все. Раньше просто такого не было...
Юлия снова замолчала, избегая смотреть на Марко. Ну кто ее тянул за язык?! Наверняка, Симони будет считать ее несчастной истеричкой, готовой ради жалости сделать что угодно. А ведь так этого не хочется.
- Я...,- девушка слегка замялась, пытаясь переменить тему разговора. В голову не шло ничего хорошего, и художница ляпнула первое, что пришло ей в голову.
- А как вы относитесь к премьере "Похищения из сераля" ? Последние дни только и говорят, что о нем и о музыке Моцарта.  Как вы думаете у оперы будет успех? Наверное, будет, если Катарина не бросит театр, как грозилась.
Ну вот опять она свела разговор на эту тему. Юлия покраснела и потупила глаза. Рука девушки потянулась к платку, лежащему на столе, но пальцы задели листы с эскизами, собираемые так долго, и наброски полетели на пол.

+1

5

Значит, всё дело в Катарине Кавальери. Примадонна Бургтеатра была известна своим капризным нравом и успела попортить нервы не только персоналу, но и коллегам-артистам. Пожалуй, если бы госпожа Кавальери исполнила угрозу и бросила театр, многие работники вздохнули бы с облегчением, но вот директор Розенберг вряд ли был бы доволен.
Подняв листки с эскизами, которые Юлия случайно смахнула на пол, Марко не удержался и взглянул на них.
- Вам хорошо удалось изобразить восточное женское одеяние, госпожа Хубер, - сказал он. - Могу сказать, что как бы ни считала госпожа Кавальери - на зрителей эти костюмы произведут впечатление, а для успеха оперы это очень важно.
Положив листки на стол, он продолжал.
- Что же касается оперы "Похищение из сераля", то я сам с большим интересом жду премьеры. Честно говоря, мне жаль, что в этой опере нет партии для мужского сопрано - но господину Моцарту виднее. Думаю, что австрийским зрителям нужна опера на их родном языке - ведь не все знают итальянский настолько хорошо, чтобы понимать слова итальянских опер. А если человек не понимает слов, то нередко видит лишь внешнюю сторону спектакля, не вникая в заложенный смысл.

0

6

- Второй раз за этот день вынуждена сказать вам спасибо, герр Симони, - произнесла Юлия  когда рисунки оказались на столе, - для нас художников наши работы превыше всего. Наверное, как и для вас, певцов. А насчет языка...
Фрау Хубер задумалась, вспомнив оперу, которую как-то посетила вместе с матерью.
- Знаете, я как-то была в опере. Тоже здесь, но тогда я еще не была художницей по костюмам. Мне было лет пятнадцать. Итальянский язык я не знала, но спектакль поразил меня. Я догадывалась о чем пели актеры по выражению лиц, переживала за них, как будто они были моей семьей. И музыка... Герр Симони, мне кажется, что если композитор талантлив, то музыка и без языка скажет о происходящем на сцене. К сожалению, я пока не слышала музыку Моцарта, но надеюсь, что она будет в духе этого спектакля.
До Юлии очень поздно дошло, что она наговорила лишнего.
"Дурочка, как могла дочь хозяина гостиницы, которой ты представляешься попасть в оперу. А тем более в Бургтеатр. Марко же все поймет."
Вообще опасность разоблачения давно не пугала фрау Хубер, но сейчас девушка вдруг ясно представила себе, как выясняется ее происхождение. Конечно, ничего особо страшного ее не ожидало, но все равно приятного было мало. Да и сейчас некоторые артисты, не стесняясь, задают вопросы. Откуда она так хорошо знает историю? Откуда научилась так хорошо рисовать? Откуда знает содержание произведений по которым ставятся спектакли.
Осталась лишь надежда, что Марко ничего не заметит.

0

7

Марко несколько удивился, услышав, что Юлия Хубер в пятнадцать лет побывала в опере - насколько он помнил, отец фрау Хубер был хозяином гостиницы. Впрочем, Марко никогда не пытался специально разузнать о происхождении того или иного работника театра, а потому мог и перепутать что-нибудь. Да и мало ли какие бывают обстоятельства - возможно, отец Юлии был влюблён в искусство и специально откладывал деньги на посещение театра?
- Возможно, вы правы, - ответил Марко. - Музыка может сказать очень многое, но ведь не зря всё же в опере, помимо музыки, есть ещё и либретто. Для того, чтобы спектакль получился по-настоящему хорошим, важны все его стороны - музыка, игра артистов, либретто, декорации, костюмы. Вот почему в театре важен каждый человек, который работает над спектаклем. Но творцом оперы, конечно же, является композитор. Будет ли музыка господина Моцарта в духе того спектакля, который вы видели - в этом я сомневаюсь, потому что его музыка не похожа ни на что из того, что было ранее. Но могу сказать, что она будет не хуже.
Он вновь взглянул на эскизы. Что ещё могло прийти в голову Катарине Кавальери? Какой каприз она придумала на этот раз?

0

8

У Юлии словно гора с плеч упала. Герр Симони ничего не заметил, и это можно было считать удачей. "А может быть, он слишком деликатен, чтобы спрашивать", - закралась в голову мысль, но художница отмела ее. Марко явно был не из тех, кто сует нос в чужие дела.
- А какова музыка Моцарта,- с интересом спросила девушка.
Слава композитора дошла и до Вены, но фрау Хубер, по горло заваленная работой, как-то не особо интересовалась этим молодым человеком, но она настрожилась, услышав слова Симони, что она ни похожа на ни на что другое.
- Вы меня, наверное, не так поняли, герр Симони. Я хотела сказать, что музыка должна быть в духе либретто. Просто это турецкий гарем, а в Турции своя музыка, совершенно не похожая на нашу. И, согласитесь, в музыке к такому сюжету должно быть нечто восточное. Равно, как и в декорациях и костюмах. Иначе опера не удастся.
Юлия вновь заметила взгляд Симони, обращенный к эскизам.
- А что вы все смотрите на мои работы? Нет, мне не жалко, просто интересно. Вы нашли какую-то ошибку?
Девушка задумалась. Она, кажется, просчитала все до мелочей, и ошибки быть не могло, но мало ли вдруг. Над половиной этих костюмов она трудилась за полночь и вполне могла пририсовать что-нибудь лишнее.

+1

9

Как можно ответить на вопрос, на что похожа музыка? Ведь музыка не поддаётся описанию словами, её нужно просто слушать, погружаться в неё, тогда она скажет всё без слов. Поэтому Марко попытался объяснить так, как мог.
- Музыки к "Похищению из сераля" я и сам ещё не слышал, - признался он. - Но что касается музыки господина Моцарта, то она поражает своей естественностью. Кажется, что для Моцарта нет особой разницы между античным героем и нашим современником, нет чистой трагедии и чистой комедии - всё переплетается, как и в жизни. Возможно, именно в этом его успех. А ещё его мелодии легко запоминаются, у многих слушателей входит в привычку мурлыкать их себе под нос - потому что совершенство высокой музыки сочетается в них с простотой народных песен.
Но тут Юлия выразила беспокойство по поводу того, что Марко смотрит на её работы.
- Простите, - сказал он, откладывая эскизы, - нет, я не вижу никаких ошибок, а на ваши рисунки смотрю лишь потому, что они мне нравятся. По-моему, вам очень точно удалось передать восточный колорит этой истории. А могу я поинтересоваться, чем недовольна госпожа Кавальери? Возможно, я смог бы поговорить с ней и попытаться найти компромисс?

0

10

Найти компромисс с Катариной Кавальери на взгляд Юлии вряд ли было возможно. Что ни говори, но прима была действительно ценным работником в Бургтеатре. Конечно, Катарине все равно придётся одеть на премьеру турецкий костюм, но кто сказал, что ей не придется рисовать новый эскиз? Ведь директор во всем потакал прихотям певицы.
- Мне была бы кстати ваша помощь, Герр Симони. Работы у меня всегда достаточно и лишняя вряд ли будет нужна. А вы уверены, что сможете найти с Катариной компромисс?
Странно, но Юлии казалось, что Марко сможет договориться с капризной примой оперы. Этот человек в таком небольшом разговоре сумел утешить ее. Другим на это понадобилось бы больше времени.
- Недовольно она костюмом в целом. Она, судя по-всему, привыкла выступать в пышных платьях. А здесь... Шаровары и вуаль. Ей это не понравилось, она и закатила мне скандал. Сейчас она, наверно, у Розенберга. Жалуется.
- Герр Симони, - произнесла Юлия после некоторого молчания,- я благодарна вам за предложение помощи и вашу поддержку. Поддержка мне требовалась как никогда. Спасибо вам большое.

0

11

Тёплые и искренние слова Юлии наполнили сердце Марко радостью и облегчением. Он никогда не говорил об этом, но, пожалуй, одним из самых непростых испытаний для Марко Симони было видеть другого человека расстроенным и знать, что помочь он не в состоянии - но в то же время не может и отвернуться, пожав плечами. В подобных случаях Марко нередко злился на собственное бессилие, хотя не показывал этого внешне.
В случае с Юлией, похожи, слов оказалось достаточно, и Марко был этому рад.
- Ах, так госпожу Кавальери не устроили шаровары, - ответил он с улыбкой, которая вышла более задорной, чем хотелось бы певцу. - Что же, тогда можно попробовать её убедить. Как известна, госпожа Кавальери любит и ценит мужское внимание, а для того, чтобы привлечь мужчину, женщина должна обладать какой-то "изюминкой", таить в себе что-то неизвестное и загадочное. Восток - это край, которые многие находят таинственным, вот почему восточные мотивы пользуются спросом, а знатные кавалеры в салонах порой глаз не могут отвести от восточных танцовщиц. Если госпожа Кавальери поверит, что турецкие шаровары могут стать той "изюминкой", которая привлечёт к ней мужские сердца - а это, кстати, вполне вероятно, - наверняка она переменит отношение к костюму Констанцы. Как вы находите?

0

12

Юлия была поражена. Как же Марко Симони умел находить слабые места человека. Внимание мужчин... Ну, конечно, Катарина питала слабость к этому. Юлия видела с каким довольным лицом Кавальери принимала цветы и конфеты от поклонников, читала любовные записки... Да и задавалась вниманием мужчин перед молоденькими исполнительницами, о чем они рассказывали Юлии, забегая поглядеть на костюмы.
- Поразительно, герр Симони, - прошептала Юлия, - но как заставить её поверить в это. Ее же никто не видел в этом наряде. Более того, это только эскиз. Костюм еще не готов. Его лишь начинают шить. А если и сошьют быстро, то опера не скоро и кого Катарина будет очаровывать в турецких шароварах? Есть, конечно, меценаты, но не ходить же ей в костюме весь день. И перед важными гостями.
Неожиданно Юлии в голову пришла замечательная мысль.
- А может сводить ее в этом наряде в маскарад? Вряд ли, что-то случится с костюмом, а мужское внимание будет ей обеспечено. Как вы думаете, герр  Симони ? Вот только как мы ее туда сводим? Вряд ли, у нас получится уговорить Катарину пойти туда. А уж тем более в шароварах.

+1

13

А Юлия была очень сообразительна. Идея с балом-маскарадом очень понравилась Марко, и он был уверен, что сам никогда бы до неё не додумался.
- Это интересно, но вряд ли костюм, в котором госпоже Кавальери предстоит выступать в опере, разрешат использовать для маскарада, - ответил Симони. - Ведь он принадлежит театру, а не ей и не нам. Однако над вашими словами стоит подумать. Что, если пригласить госпожу Кавальери на маскарад, где среди гостей будет дама в восточном наряде? Если этой даме удастся привлечь внимание кавалеров, а госпожа Кавальери это увидит, ей наверняка захочется примерить подобный костюм самой. И даме в этом случае ничего не грозит - ведь её лицо будет закрыто маской, а значит, госпожа Кавальери не сможет узнать имя своей соперницы и отыграться на ней при случае. Как раз через неделю в Вене состоится маскарад, я мог бы достать для него восточный женский наряд, и билеты раздобыть сумею. Вот только не уверен, кому поручить роль восточной красавицы. Думаю, что вы бы с ней справились - но не знаю, как отнесётся к этому ваш супруг.
О господине Хубере Марко и вправду было известно не много. Не начнёт ли он ревновать, если на Юлию обратят внимание другие мужчины?

0

14

С одной стороны Юлия была совершенно не против сходить на маскарад. Одно это слово навеевало воспоминания о жизни в качестве дочери графини Бруннер, а не художницы по костюмам. Если бы вся эта жизнь была такая, как маскарад. Краски, таинственность, маски. Несбыточная мечта...
Девушка отвлеклась от грустных мыслей и подумала о другой стороне своего похода на праздник. А что если Марко прав, что если Леону не понравится, что его благоверная расхаживает по маскарадам?
" Мы вместе уже семь лет и никогда он не ревновал меня ни к кому. Со сколькими мужчинами общаюсь я каждый день и ни разу ничено похожего на ревность", - убеждала себя Юлия.
- Я расскажу Леону об этом предложении, - произнесла фрау Хубер, - он не будет против.
Конечно, не будет. Юлия расскажет ему все, и ее любимый обязательно согласиться, что жене не нужны лишние  недосыпы и сидение за эскизами до полночи. Тем более, что ее здоровье сейчас не так уж и хорошо.
- А вы уверены,  что она пойдет с вами на маскарад? Не думайте, что я считаю, что у вас оставляют желать лучшего обаятельность, красота. Просто Катарина она...такая...

+1

15

С главной частью плана Юлия была согласна, и это не могло не радовать. Только одна деталь заставляла художницу сомневаться.
- Боюсь, вы не совсем верно поняли, - сказал Марко. - Я не собирался приглашать госпожу Кавальери на бал как свою даму, я хотел лишь подарить ей пригласительный билет, а решит ли она пойти на маскарад одна или с каким-нибудь кавалером - это уже ей решать. Но вряд ли она откажется от приглашения. Что касается нарядов для вас с супругом - я могу дать адрес одной прекрасной венской портнихи и оплатить для вас восточный наряд с шароварами. Я могу даже устроить, чтобы он походил на тот, который вы готовите для госпожи Кавальери.
Кажется, Марко Симони стал героем комической оперы, полной розыгрышей и переодеваний. Сам он, разумеется, тоже будет на маскараде, и его лицо тоже будет скрыто под маской. Интересно, узнает ли его госпожа Кавальери? По фигуре может узнать - как все певцы musico, Марко отличался высоким ростом и чересчур изящным для мужчины сложением. А вот узнает ли он её - неизвестно, но это не так важно. Главное - чтобы примадонна сама захотела надеть костюм, который сошьёт Юлия. А для этого Юлия должна получить как можно больше комплиментов.

0

16

Юлия слегка покраснела. Марко оказывается не собирался приглашать Катарину на маскарад, а собирался просто подарить ей билет. А Катарина пойдет, Юлия была уверена в этом. Однако следующая часть реплики Симони заставила Юлию насторожиться .
- Что вы, герр Симони, не надо, - произнесла девушка, услышав, что Марко может оплатить наряды для нее и мужа, - спасибо за адрес, но неужели вы думаете, что у нас с Леоном нет денег на наряды?
Юлия не лукавила. Жили они с мужем, конечно, скромно, но могли позволить себе такие траты. Ведь, что ни говори, а зарплата в Бургтеатре была достаточно приличной. Даже портнихи, с которыми фрау Хубер обсуждала костюмы имели золотые украшения. Не от лучших ювелиров, но все-таки.
А Юлии с мужем это было, неудобно что ли...  После побега два отпрыска знатных родов как-то старались подчеркнуть, что к высшему свету они не принадлежат.
Кстати, о свете . Юлия долго выбирала у кого спросить о графе Александре Эдере, который по слухам появился в Вене. Ведь многие певцы будут только рады назадавать лишних вопросов. А Марко.... Юлия неожиданно поняла, что он не станет этого делать.
- Герр Симони, вы возможно слышали о графе Эдере, который появился в Вене. Мне бы очень хотелось узнать о нем кое-что. Среди портних ходит слух, что у графа есть внебрачная дочь и воспитанник, и будто бы они находятся в Бургтеатре. Это правда ?

+1

17

- Простите, сударыня. Как вам будет удобно.
Похоже, что он и в самом деле перестарался. Фрау Хубер могло быть неприятно, что ей предлагают оплатить костюм, словно сомневаясь в их с мужем достатке.
К счастью, Юлия заговорила совсем о другом - о неком графе Эдере, который недавно прибыл в Вену.
Марко не старался специально прислушиваться к сплетням, но кое-что доходило и до него. И разговоры о внебрачной дочери и воспитаннике графа ему приходилось слышать, и пересуды о том, что они будто бы скрываются в Бургтеатре. Правда, особого значения этим слухам Марко не придавал - мало ли чем сплетникам вздумалось себя потешить в очередной раз. Сегодня они судачат о внебрачной дочери графа Эдера, а завтра, глядишь, начнут утверждать, будто в подвалах Бургтеатра водится привидение.
Однако голос Юлии звучал серьёзно, что Марко понял - спрашивает она не из праздного любопытства.
- Да, я слышал об этом, - так же серьёзно ответил он. - И о внебрачной дочери графа Эдера, и о воспитаннике, и о том, что они устроились на работу в Бургтеатр. А можно узнать, почему вас это интересует?

0

18

- Да... так, - уклончиво ответила Юлия и схватилась рукой за столешницу, дабы не упасть.
Значит, граф Эдер, приемный отец Леона и ее родной отец таки объявился в Вене. Более того, он их ищет. Не самый лучший вариант развития событий будет, если граф их найдет. Далеко не самый лучший.
-Мне было просто интересно, герр Симони, - произнесла девушка, пробуя улыбнуться,- в Бургтеатре скрываются дети двух знатных родов. По-моему, ерунда, но вот хористки, молодые певицы так не думают. Лучше бы к операм готовились,а они судачат. Представляете, некоторые думают, что эти таинственные дочь и воспитанник - я и мой муж. Вот и захотелось узнать.
"Где же ты был, граф Эдер и родной папа, когда мне и Леону действительно требовалась помощь. Конечно, лучше появиться сейчас, когда деньги у нас есть, жилье есть, работа есть. Сейчас, конечно, проще разыгрывать роль заботливого отца, но у меня один отец граф Карл Бруннер, и плевать, что он мне не родной,"-мысли в голове Юлии были посвящены только Эдеру.
Нет, не стоит переживать из-за него. Все будет хорошо. Она и Леон будут работать в Бургтеатре и никуда из него не уйдут. Все будет хорошо...
- Вы обещали мне адрес, герр Симони, - произнесла Юлия, стремясь перевести разговор на другую тему.

+1

19

Юлия пыталась заверить Марко, что её вопрос о графе Эдере - просто любопытство, но за столешницу она схватилась так, что становилось ясно: никакое это не любопытство. И её упоминание о том, что внебрачной дочерью графа Эдера считают её саму, было слишком явным намёком, чтобы возможно было его не понять.
Как бы Юлия в обморок не упала. Может быть, предложить ей воды? Но только Марко собрался открыть рот, чтобы это произнести, как фрау Хубер перевела разговор на другую тему, спросив его про адрес. Какой адрес? Ах да, адрес портнихи, у которой Юлия будет шить восточный наряд...
- Да, конечно, - поспешно заговорил Марко, стараясь делать вид, будто ничего не случилось. - Есть у вас чернила, фрау Хубер? Я написал бы вам адрес на бумаге.
Так значит, Юлия Хубер, художник по костюмам из Бургтеатра - внебрачная дочь графа, а её муж - воспитанник того же графа. И она решила довериться Марко, рассказав ему об этом. Почему?
- Вы можете быть спокойны, фрау Хубер, - сказал он серьёзно. - Я не буду распространять эти... сплетни.

0

20

- Вы догадались, верно? Благодарю, за то, что вы не будете сплетником.
Юлия по-прежнему держалась за столешницу, но чувствовала себя намного лучше. Итак, Марко догадался. Что же, уж лучше он нежели Катарина или кто-то из юных сплетниц. А чтобы было, если бы узнал Розенберг?
-Да, чернила есть. Вот,- произнесла девушка, ставя на стол чернильницу, перо и чистый лист бумаги.
Фрау Хубер совершенно забыла про маскарад. И вдруг поняла, что особо ничего страшного не произошло. Ну ищет граф Эдер ее и Леона. Пусть ищет. Все равно ему, наверное, и в голову не придет, что они скрываются под личиной художницы по костюмам и бутафора.
А ее и мужа ждет маскарад. Веселый праздник, который никакому Эдеру не испортить.
-Я еще раз благодарю вас, герр Симони, за то, что вы не будете распространять слухи о моем истинном происхождении. И маскарад не отменяется. Ведь, что может быть увлекательнее такого торжества? Скажите, где состоится маскарад, у кого?
Юлия с улыбкой взглянула на Марко. Он не выдаст ее и Леона, а значит можно не опасаться.

Эпизод

Марко, закругляемся. Твой пост-последний.

+1

21

- А я благодарю вас за доверие, - отвечал Марко, окуная перо в чернильницу, чтобы написать адрес портнихи. - Что касается маскарада, то его устраивает госпожа Иоганна Хоффман, и думаю, что роскоши и веселья там будет не меньше, чем на любом из её прежних балов.
Представив себе ожидавшее их праздничное торжество, Марко улыбнулся, на мгновение забыв даже о поведанной ему тайне.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Mozart: сцена » Капризы примадонны