В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

17 августа 2017 г. Обновлены игроки месяца.
И обратите внимание, друзья, что до окончания летнего марафона осталось ровно 2 недели! За это время некоторые из вас еще могут успеть пересечь ближайшие рубежи и преодолеть желаемые дистанции.
Мы в вас верим!

14 августа 2017 г. Обновлены посты недели.

1 августа 2017 г. Началась акция "Приведи друга", предназначенная в первую очередь для наших игроков.

21 июля 2017 г. В сегодняшнем объявлении администрации полезная информация
о дополнениях к правилам проекта, два повода для мозгового штурма и немного наград.


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Adalinda Verlage
Адалинда почти физически ощутила нешуточное удивление, охватившее супруга, когда он вскинул брови. Вот так-то! Не ожидали, барон? Погуляйте еще год-полтора вдали от дома — и вовсе найдете свою жену-белоручку вышивающей подушки или увлекшейся разведением ангорских котиков к ужасу бедняги Цицерона. Так что оперная певица в подругах — еще не самое страшное.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



Juliette Capulet
Это было так странно: ведь они навсегда попрощались с ним, больше ни единого раза не виделись и, казалось бы, следуя известной поговорке, девушка должна была бы уже позабыть о Ромео, который, ко всему прочему, еще и являлся вампиром.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Willem von Becker
Суровые земли, такие непривлекательные для людей, тянули к себе существ, неспособных страдать от холода. Только в удовольствие было занять небольшие полуразрушенные развалины, ставшие памятниками прошлых лет, повидавшие не одну войну Шотландии за независимость от Англии. Зато никакой любопытный нос не сможет помешать существованию вампира.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Claudie Richard
- Вы! Вы… Развратник! Из-за Вас я теперь буду гореть в адском пламени и никогда не смогу выйти замуж, потому что никому не нужна испорченная невеста, - и чтобы не смотреть на этот ужас, Клоди закрыла глаза ладонями, разумеется, выпуская только початую бутылку с вином из рук. Прямиком на сюртук молодого человека и подол собственного платья.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Sarah Chagal
Cовременный мир предоставлял массу возможностей для самовыражения: хочешь пой, танцуй, снимайся в кино, играй в театре, веди видеооблог в интернете - если ты поймала волну, то у тебя будет и внимание, и восхищение, и деньги. И, конечно же, свежая кровь.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Альтернативное прочтение "Mozart" » Ангельская пыль


Ангельская пыль

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

● Название эпизода: Ангельская пыль.
● Место и время действия: модерн ау, Вена, студия Луиджи Монтальво.
● Участники: Luigi Montalvo, Silvan Zweig.
● Синопсис: У каждого художника когда-нибудь происходит такой момент, когда Муза покидает его и приходится как-то искать новое вдохновение. Но еще хуже, когда уже мало что поражает воображение. Так два художника решили поискать новые образы в, так сказать, иных материях.

0

2

Хриплый голос солиста популярной в Америке группы перекрывал шелест шин и гомон вокруг, пока Сильван лавировал между плетущихся с работы офисных клерков. Это же надо было попасть в район бизнес центров именно под конец рабочего дня. Подрезая миловидную блондинку на головокружительных каблуках, юноша едва слышно прошептал извинения и метнулся дальше. Как там говорят? В любой непонятной ситуации притвориться камушком на дне реки? Вот именно этот способ решения проблем подходил ему больше всего.
Быстро преодолев самую оживленную часть улицы, серб шмыгнул за угол и уткнулся в здание, служившее раньше какому-то производству, теперь же переделанное в один из наиболее популярных жилищных корпусов Вены. Здесь он был уже не в первый раз, а потому, не теряясь, ввел на навороченном экране замка код и открыл обшарпанную и по-своему очаровательную в своем несовершенстве дверь. Да, именно это и было сейчас модно. Сейчас в моде была небрежность, сочетание не сочетаемого, смелость и яркость выраженная в мнимой неброскости. Фыркнув, юноша проскользнул в подъезд. Он познакомился с Монтальво на одной из своих очередных подработок ассистентом и не сразу признал его. Лишь увидев художника в деле и сложив два и два, он, глупо выпучив глаза, пролепетал "У меня на ноутбуке целая папка для ваших работ выделена". Желание умереть на месте накатило на него спустя несколько секунд, которые потребовались им обоим на осознание сказанного, но почти так же быстро ушло, когда итальянец весело рассмеялся и начал вдохновенно о чем-то вещать. Вскоре, Сильван отучился обращаться к нему чрезмерно официально, а потом они и вовсе отлично подружились. Луиджи был одним из тех, для кого Сильван всегда мог найти щелку в тесном расписании между подработками, основной работой и хобби. В конце концов, и объединяла одна немаловажная деталь - искусство. А люди искусства всегда друг друга поймут.
Поднявшись на нужный этаж и с грохотом сдвинув решетку старого лифта на место, серб остановился у огромной железной двери, вынул наушники и снял капюшон явно великоватой ему толстовки. Быстро осмотрев себя и пригладив вихры волос, художник легко постучал костяшками пальцев по металлу и, услышав шаги за дверью, широко улыбнулся в глазок.
- Тук-тук! - возвестил он и для наглядности помахал рукой в просторном рукаве.

0

3

- К черту... - нда, пожалуй, только такой вердикт Луиджи мог вынести о том, что сегодня "наработал". Есть у художников, музыкантов, поэтов и писателей такое дивное состояние души... когда совершенно не прет. Казалось бы, что такого, всего лишь нарисовать новую картину, или написать песню или же настрочить очередной рассказ. Вроде бы и мысли есть и идея витает где-то рядом и нужный образ вот он, только руку протяни. Но когда тянешь эту самую руку, образ распадается, тает в воздухе будто мираж. Или, что еще хуже, оказывается бессмысленной пустышкой, недостойной внимания.
- Уф... да что за такое? - итальянец запустил пальцы в и без того спутанные волосы и озадаченно потряс головой, будто стараясь хоть так отыскать в ней нужные мысли и образы. И ведь, казалось бы, все предельно просто. Что просил заказчик? Правильно - что-то новое. Что новое? "На твое усмотрение, Луиджи, я тебе доверяю!".
- Доверяет! Ой, как круто! - с досадой выдохнул художник отходя от холста. Проблема оказалась банальной до безобразия - при всем множестве идей, ни за одну из них Монтальво не мог зацепиться. Паршивое ощущение, ничего не скажешь.
И ведь, казалось, что ему мешало творить? Вчера вернулся домой пусть и довольно поздно, после той вечеринки, на которой и умудрился поймать этот чертов заказ. Пока ехал в такси, любуясь ночным городом, не покидало то самое дивное ощущение, когда вдохновение переполняет тебя, причем настолько, что готов писать хоть вот, да, мелькающий пейзаж за окном, отблеск витрины в стекле, или, хоть в луже на асфальте. Мир наполнен образами, только протяну руку. Воодушевление, пьянящий восторг. Впрочем, стоило признаться, что дело здесь было не только в воодушевлении, и что причина у этого воодушевления была довольно банальная. В конце концов, на этой вечеринке Луиджи не просто так появился, а с целью расслабить. Проблема заключалась в том, что стоило ему дойти домой, зайти в свою квартиру и кайф начал медленно сходить на нет. Несколько минут художник носился по студии, хватаясь то за одно, то за другое. И... он честно не помнил как так получилось, что опустившись на диван, сам не заметил как отключился. Утро же его встретило легкой головой болью, неприятной сухостью во рту и... полным отсутствием идей.
- Иду... - стук в дверь заставил отвлечься от унылых мыслей. Оставив и холст и все остальное в первоначальном виде (и это после нескольких часов попытки, что уж тут лукавить, чуть ли не изнасиловать Музу), Монтальво поспешил к двери. И кого принесло в такую рань? Или уже не рань?
- О, Сильван, заходи, - дверь открылась с глухим скрежетом. Итальянец улыбнулся и запустил юное дарование в квартиру. Да, именно юное дарование. Монтальво видел, что у Цвейга определенно есть талант и, что не менее важно, свои оригинальные идеи, совершенно уникальные и удивительные. - Будешь что-нибудь? У меня кажется сок был... вроде.
На лице художника появилось почти по детски растерянное выражение. Такое ощущение, что он несколько дней дома не был. А может так оно и было? После последней выставки, жизнь проходила слишком насыщенно - какие-то встречи, интервью, посещение выставок в ответ. Но все это как-то тускло. Да... вот оно, то самое слово. Тускло.

+1

4

Тяжелая дверь, наверняка поставленная здесь еще при строительстве здания, с протяжным звуком отворилась и взору юноши предстал явно измученный, но, как всегда, по максимуму приветливый Луиджи. Разулыбавшись в ответ, серб шмыгнул в просторную квартиру. Сразу же скидывая рюкзак на пол у входа, он развернулся на носках к художнику и, всмотревшись пристальнее, вздохнул.
- Выпью что дашь, я надышался пыли с дорог и соглашусь даже на средство для прочистки труб, - со смешком ответил он и чуть нахмурился. - А вот тебе не помешало бы хотя бы кофе выпить. Опять был на какой-то гламурно-хипстерской тусовке?
В голосе Цвейга угадывался упрек вперемешку с беспокойством. Он прекрасно знал, что художник периодически ходил на такие вечеринки, но так же знал, что они не приносят ему удовольствия, что после них он бывает вялым и подавленным. Из своего замкнутого, циклично повторяющегося день за днем мира он мог видеть не так много, понимал все иначе, проживая совсем другую жизнь и почти не соприкасаясь с миром Монтальво. Они были совсем разными, однако не волноваться за итальянца Сильван не мог, все же, они были друзьями. Чтобы читать нотации он был еще слишком неопытен, слишком юн, а потому делал все, что было в его силах, поднимал настроение и просто занимал как мог своим обществом этого талантливого, вдумчивого человека, ставшего ему наставником и братом.
- А я вот вчера бился над заказом для одного сайта четыре часа! - сокрушенно пожаловался Цвейг, чуть взлохматив рукой только что приглаженные волосы. - Такая безделица, а сколько нервов! В итоге возненавидел все и вся и пошел в круглосуточный за газировкой и начос.
Рассмеявшись, юноша прошел чуть дальше в квартиру, отмечая пустой мольберт и разворошенную постель. Видимо, не ему одному муза дала от ворот поворот. да, они были абсолютно разными. Разные уровни, разные жизни. Однако было рисование для них обоих было жизнью и несло за собой одинаковые радости. Одинаковые печали.

+1

5

- Ммм... да? - отозвался художник, направляясь к холодильнику. Так, сок там действительно обнаружился и, кстати говоря, даже всего пару дней назад купленный. Как и бутылка Мартини. Вот откуда она взялась Луиджи точно не помнил. Неужели кого-то из дам к себе приглашал после приема? Вытащив ее из холодильника, итальянец с каким-то удивлением уставился на этикетку, уже, наверное, пятый раз пробегая по слову глазами. После чего, не особо задумываясь, поставил ее на стол, вместе с соком. - Это ты опять пешком шел? Или на улице так пыльно? Извини, я не знаю, я последние дня три только вечером из дома выходил, да и то только до такси и из такси до двери. У одного моего приятеля выставка была, - теперь рядом с бутылкой оказался стакан, куда итальянец каким-то образом плеснул только сока, не доливая туда алкоголя. - Мы с ним еще со студенчества знакомы.
Ха-ха, студенчества. Так Монтальво обычно называл те полтора года, которые он провел в академии искусств еще в родной Флоренции. Почему так мало? А потому что понял, что не хочет рисовать так, как там учат. И плевал он на то, что местным профессорам не нравились его картины. Ну и где теперь эти профессора, а где он?
- Вот Ансельмо на мою прошлую выставку приходил, а потом позвал на свою. Ммм... - подвинув стакан Сильвану, Луиджи взял еще один и уже каким-то привычным жестом налил туда из бутылки. Благо хоть не стал сразу пить. - У него такие сочетания цветов на картинах, Марк Ротко отдыхает. Я бы тебя позвал посмотреть, но он так неожиданно меня вызвонил, а я вообще не знал, что он в городе. Потом мы с ним ходили еще на одну выставку, - итальянец слегка прикусил губу, задумавшись. Пальцы при этом стучали легкую дробь по поверхности стакана. - Не помню как ее звали, Хельга, кажется, одна из знакомых Ансельмо. Так у нее выставка была среди ночи. Представляешь, у нее картины флюоресцентными красками нарисованы. Там даже не в картинах дело было, а в самой постановке этой выставки. Ощущение было, что в космос попадаешь. Она еще и боди-артом занимается. Это было просто нечто - идешь среди всего этого космоса и тут силуэт с картины отстраняется и идет навстречу, - на это даже слов не хватало, и Монтальво только улыбнулся шире и не глядя отхлебнул из своего стакана. Тут же слегка поморщился, удивленно уставившись на пахучую прозрачную жидкость. - Пф... что это я? А... ну ладно, - тут же отмахнулся он, пока не убирая стакан в сторону. - А кофе я не хочу. Я его сегодня пил... вроде, - честно признаться, итальянец вообще не помнил что сегодня делал. И не помнил ел ли вообще. Кажется да, что-то перекусывал. Все его мысли были заняты этим проклятым проектом, а точнее тем, что он не получался.
- Ооо! - услышав про злоключения приятеля, Луиджи тихо рассмеялся. - Да мы друзья по несчастью? Я сегодня все утро бьюсь над этой картиной, - итальянец облокотился на барную стойку, которая служила ему столешницей на кухне и указал взглядом на пустой холст. - Не правда ли, столько экспрессии, столько нового, - тоном, которым обычно говорят критики, проговорил он, а после горько усмехнулся, теперь уже намеренно делая глоток из стакана. - Вчера идей было море, а сегодня пустота. Хоть рисуй в центре картины черную точку и называй это "Тщетность бытия" или "Художественный порыв в действии". Кошмар какой-то... - выдохнул Монтальво опуская взгляд. - И почему вчера не сел за это, когда... хм... ну, в общем вдохновение было.
Да, пока кайф не прошел. Только говорить это Сильвану прямым текстом художник не решился. Он до сих пор не мог понять, как юное дарование относится к этим его "поискам вдохновения".

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Альтернативное прочтение "Mozart" » Ангельская пыль