Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Dracula: сцена » A secret affair


A secret affair

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://s1.uploads.ru/t/XpoIG.png
http://s9.uploads.ru/t/ST2Gx.jpg

● Название эпизода: A secret affair / Тайное свидание
● Место и время действия: 1 октября 1589 года, Нидерланды
● Участники: Willem von Becker & Agness Villard
● Синопсис: Несколько дней назад состоялась их помолвка. По традиции до свадьбы жениху и невесте видеться не положено. Но разве могут запреты остановить двух юных влюбленных, особенно, когда чувства вспыхнули так внезапно?

0

2

Будущий граф фон Беккер незаметно выбрался из родительского замка, едва солнце успел сесть за край горизонта. Осенние сумерки уже сгустились над землей, так что его вряд ли могли заметить. В конце концов, в замке готовились к завтрашнему торжеству, так что Виллем улучил момент, чтобы сбежать, не используя окно и веревку, которой пользовался в те дни, когда ему нужно было незаметно оказаться в городе. Будущий граф прокрался к конюшне, в полутьме выискав для себя лошадь. На его счастье, конюха не было (а может, и спал беспробудным сном), так что даже не пришлось оборачивать копыта лошади, чтобы подковы не стучали по каменной дороге. Он осторожно пробрался в стойло, проведя пальцами по голове лошади, чтобы она не испугалась, и не встала на дыбы. Убедившись, что никто так и не появился, молодой человек вывел животное на улицу, лишь после забрался в седло. 
Путь фон Беккера лежал в соседние земли, где и находился замок Виллардов. Он страсть, как хотел увидеть свою будущую жену, даже, несмотря на то, что завтра уже должна была состояться свадьба. Но Виллем не смог удержаться, не хотелось ждать до завтра. Потому и лошадь неслась во весь галоп, поднимая в воздух сухую листву и дорожную пыль. Дорога не должна была занять слишком долго. Минут тридцать, а может чуть больше. Кажется, во время помолвки, она вообще заняла четверть часа, по ощущениям самого фон Беккера. Сейчас же, наоборот, казалась слишком долгой.
Когда будущий граф прибыл на место, звезды уже зажглись на осеннем небе. Ловко перебравшись через изгородь, фон Беккер осторожно поспешил, чтобы его никто не смог заметить к тому мету, куда выходили окна его невесты. Наверное, в этом время Агнесс или готовилась ко сну, или уже спала. Как же привлечь ее внимание? Виллем задумался. Осмотревшись по сторонам, будущий граф обнаружил мелкий камешек под ногами. Он, а после и еще второй, полетели в ставни. Юноша надеялся, что Агнесс поймет все правильно и выглянет в окно. Стоило ли говорить, что фон Беккер прискакал к своей невесте не с пустыми руками? Одна интересная вещь приятно оттягивала карман.

+1

3

Весь день у нее прошел кувырком. В замке готовились к предстоящей свадьбе, и невесте даже минутку не удавалось побыть одной. То ее звала к себе матушка, чтобы дать наставления, как следует вести себя добропорядочной жене и будущей матери наследника двух знатных родов. То нянька спрашивала, какие именно платья следует положить в ее сундук с приданым, и не будет ли вон тот темно-зеленый наряд слишком выбиваться на общем фоне. Жирную точку в терпении рыжеволосой дочери Виллардов поставили швеи, хлопотавшие над ее свадебным платьем. Они безжалостно кружили девушку и втыкали в нее иголки, думая, что пришпиливают подол и рукава. Агнесс только шипела и дергалась, мечтая, чтобы этот день поскорее закончился.
С другой стороны, завтра их с Виллемом свадьба. От этой мысли было сладко и одновременно тревожно. Ее жизнь навсегда изменится. Но в то же время, они будут вместе. При мысли о женихе сердце Агнесс сладко замерло. К Виллему фон Беккеру ее с самой их помолвки тянуло неудержимо, причем так, что о добропорядочности и речи ни шло. Зря матушка старалась и читала ей нотации. Ее дочь каждую минуту думала о нем. И мечтания ее были вовсе не так невинны, как положено романтичной юной невесте. Сказывалась ее страстная стихийная натура. Ну, и любовь, конечно, вспыхнувшая между молодыми людьми так внезапно. Прежде всего, любовь.
- Хватит! – Решительно заявила Агнесс и отпихнула от себя суетящуюся швею. – У вас было больше недели, чтобы все закончить. Теперь оставьте меня в покое!
Более не говоря ни слова и не слушая их растерянное кудахтанье, дочь Виллардов выпроводила женщин из своей комнаты и закрыла дверь.
«Наконец-то одна!», - пронеслось в голове. Девушка подошла к портрету будущего супруга, на нем так и остались усы, нос и кошачьи уши, нарисованные в день их помолвки. Агнесс коснулась пальцами холста: «Мой милый, завтра мы будем вместе навсегда». Не сдержавшись, поцеловала будущего супруга в намалеванный им же самим нос.
Она расчесывала волосы перед зеркалом и уже готовилась ложиться спать, когда услышала тихий стук в окно, а потом еще один. «Кто бы это мог быть?». Вообще-то это мог быть всего один человек, но он находился далеко, в соседних владениях.
Рыжеволосая выглянула в окно и не поверила своим глазам. Под окном стоял ее жених собственной персоной.
- Виллем? – Агнесс говорила громким шепотом, хотя ей казалось, что сердце ее стучит так громко, что выдает ее с головой. – Что ты тут делаешь?

+1

4

- Агнесс! - он крикнул едва слышно, чтобы не привлечь к себе лишнего внимания. Мало ли где-то поблизости находился кто-то из слуг, те же конюхи, к примеру. Или еще кто-то. А там и шумиха, и лишние разговоры. К чему они вообще? Ведь можно незаметно пробраться к своей невесте накануне свадьбы. Хоть и правила приличия и запрещали жениху и невесте это делать. Будущему графу было как-то наплевать на это, поэтому он был здесь. Да и Агнесс должна была быть только "за". - Я приехал к тебе.
Вот так взял, оседлал лошадь, пустив ее галопом, только для того, чтобы увидеть свою будущую жену. Пусть и  завтра должна была уже состояться свадьба, где их священник назовет их мужем и женой. Но это уже завтра. Честно говоря, молодой фон Беккер и сам где-то в глубине души волновался перед этим событием. Само собой, не показывал это открыто. Это только девчонки льют слезы, волнуются перед таким днем. Но только не мужчины, которым, по сути, должно было быть все равно.
- Я сейчас! - расстояние до окна было приличным, но разве могли остановить будущего графа такие трудности? Тем более что когда Виллем размышлял над тем, как бы забраться к своей невесте по разросшемуся плющу, ему прилетела веревка. Довольна толстая и прочная. Юноша обхватил ее руками, подтягиваясь вверх, после чего уперся ногами в камни, из которых и был построен замок. В темноте чертовски неудобно было карабкаться. Один раз нога будущего графа  соскользнула вниз, но все равно смогу держаться, благо веревка выдержала его вес. Еще совсем немного. Сколько там было до окна? Футов десять, может быть и меньше. Падать совсем не хотелось. И достаточно болезненно. Он прекрасно помнил, что под окнами у его будущей жены были не кусты, которые бы смягчили удар, а камни.
- А вот и я, - молодой фон Беккер схватился пальцами за каменный карниз, после чего подтянулся, оказавшись на окне и тут же спрыгнув вниз. Только сейчас юный фон Беккер понял, как соскучился по ней. Та же лукавая искорка все еще блестела в синих, словно небо, глазах. И волосы, в свете свечей, они казались куда красивее. К тому же еще и были распущены. Виллем затаил даже дыхание на миг, но тут же очнулся, улыбнувшись ей. - Я принес тебе подарок.

+1

5

Что может быть лучше одного безумно влюбленного? Правильно! Двое безумно влюбленных, только что поправших все возможные правила приличия. Агнесс проглотила испуганное восклицание: «Мы же не должны видеться до свадьбы». Оно так и не сорвалось с ее губ. Все это были лишь предрассудки, сама она так не думала. Рыжеволосая невеста даже мечтать не могла, что увидит Виллема сегодня. Но, видимо, чудеса все же случаются. И она была не просто рада этому, а по-настоящему счастлива.
Даже не верилось, что всего несколько дней назад она планировала побег из дома, не желая выходить за «какого-то там фон Беккера». Кстати! Собираясь бежать, Агнесс спрятала у себя в гардеробной отличную веревку, с помощью которой собиралась спускаться через окно. Вот она и пригодилась! Только не для спуска, а для подъема.
- Подожди! – Прошептала Агнесс, оглядываясь, не наблюдает ли кто-нибудь за ними. Но вокруг никого не было, все в замке, включая слуг, так утомились подготовкой к свадьбе, что отдыхали в своих комнатах. Тем лучше.
Агнесс метнулась в гардеробную и отыскала веревку. Все остальное было делом техники. Размотать ее, привязать один конец к ножке кровати, скинуть другой конец веревки Виллему. Ну, а он уже знает что делать. Ее будущий муж такой сильный и ловкий! Агнесс с восхищением наблюдала, как он поднимался к ней. А в голове была только одна мысль: «Он приехал! Чтобы увидеть меня!». Сердце от этого билось часто-часто, и девушка едва дождалась того момента, когда жених окажется рядом. В голове звякнул еще один пережиток прошлого: «Хорошо, что свадебное платье швеи унесли в свою комнату, и Виллем не увидит его раньше церемонии». Пусть хоть один обычай будет соблюден, приличия ради. Правда, сама Агнесс сейчас меньше всего думала  о приличиях.
- Виллем! – Радостно взвизгнула дочь Виллардов, когда юноша показался в оконном проеме. Она прижала руки к груди, едва сдерживаясь, пока он не окажется в ее комнате. И когда это произошло, девушка рыжим ураганом ринулась к фон Беккеру и крепко обняла, пряча лицо у него на груди. Скрывать своих чувств она особо не умела никогда.
- Милый… Милый… Сумасшедший… - Лепетала юная невеста, трепеща в объятиях жениха. - Как же я рада тебя видеть. Но ты так рисковал! И только ради того, чтобы что-то мне подарить? О, Виллем!
Они оба рисковали, устроив это тайное свидание, но Агнесс не желала об этом думать. Главное то, что он здесь. Он рядом!

+1

6

- Т-ш, а то кто-нибудь еще услышит, - тихо рассмеялся Виллем, но был только рад такому бурному проявлению эмоций. Конечно, ничего хорошего ему не светило, если бы  кто-то из слуг или из родителей Агнесс обнаружили жениха в спальне у невесты до свадьбы. Но как тут вообще устоять, когда рыжеволосый ураган по имени Агнесс едва не снес его с ног. Юный фон Беккер обнял будущую жену порывисто, прижимая к себе, не без удовольствия зарываясь носом в ее густые волосы.
- И я безумно рад тебя видеть, милая, - выдохнул он, сказав абсолютную правду. Иначе бы не приехал сюда, в потемках лишь для того, чтобы увидеть свою невесту, которую бы и так смог увидеть завтра, после полудня. Именно на это время была намечена свадьба. Как странно все получилось. И вроде бы не хотел изначально жениться. Но после сумбурной помолвки все изменилось. Что и говорить, а она была запоминающейся. И дохлая мышка, и неудавшаяся попытка сбежать - все это дополнило картину того, что Виллем понял, насколько нескучно его будет семейная жизнь. В конце концов, он осознал то, как много у них в действительности было много общего. - Не так, чтобы я уж очень рисковал. Но оно того стоило, поверь.
Виллем провел рукой по густым волосам будущей жены, довольно улыбнувшись. Он был твердо уверен, что поступает правильно. И что все эти глупые заповеди о том, что жених не должен видеть невесту до свадьбы  сплошной фарс. Почему бы и нет, когда само сердце рвалось к Агнесс? И к тому же, со всеми этими церемониями, со всеми этими брачными пирами  они  останутся наедине только поздно вечером.
- Смотри, что у меня для тебя есть, - фон Беккер сделал шаг назад, не желая откладывать дело в долгий ящик. Он заснул руку в карман, вытягивая нитку крупных бус из жемчуга, которые бы подошли к завтрашнему свадебному наряду. Разумеется, молодой человек брачный наряд невесты не видел. Но предполагал, что вполне окажется уместным это украшение. - Это фамильное. Когда мать еще была жива, она их носила. Хочу, чтобы они достались тебе, как моей будущей жене.
Юноша смущенно улыбнулся. Он так и не научился говорить красноречивые и высокопарные слова, когда пытался кому-то что-то подарить. Но все шло от чистого сердца.

+1

7

«Не так, чтобы я уж очень рисковал». Агнесс кивала в ответ на его слова, но он не хуже ее знал, чем могло обернуться их тайное свидание, если хоть одна живая душа о нем узнает. И, тем не менее, успокаивал ее, не желая волновать перед свадьбой. Но сердце все равно то билось пойманной птичкой, то сладко замирало, когда ее возлюбленный был так близко, что она чувствовала его дыхание на своей щеке.
Агнесс зажмурилась, сильнее прижимаясь к Виллему, безуспешно напоминая себе о том, что невесте следует быть в присутствии жениха скромной и держать глаза долу, краснея. Кто вообще придумал такие глупости? Зачем изображать холодную статую, когда ей каждую секунду хочется быть с ним рядом, касаться его, целовать... Ох, матушка бы высекла ее за такие мысли, и заставила дня два молиться о смирении. Как хорошо, что завтра она будет совершенно законно принадлежать Виллему! Всей душой, всем сердцем. И им уже не нужно будет таиться от всех и вздрагивать от малейшего шума. Как же ждала она этого момента!
- Это... мне? - Выдохнула юная невеста, глядя на нитку драгоценных бус. - О! - Девушка, как зачарованная, касалась пальцами крупных белоснежных жемчужин, не в силах отвести от них взгляд. Перламутр таил спокойный, сдержанный отблеск настоящей роскоши. Подобные бусы, в которых идеально подобрана каждая жемчужина, большая редкость. Но дело было не только в этом. Она прекрасно понимала - Виллем дарил ей фамильное украшение, и это было дороже всего. Таким образом он словно впускал ее в свое сердце.
- Спасибо, Виллем. - Агнесс чуть привстала на цыпочки и порывисто поцеловала юношу в щеку, замирая рядом с ним, не зная, что еще сказать, потому что горло перехватило от нахлынувших чувств и эмоций. Он любила его. Любила так, что не могла даже мечтать о подобном, выходя замуж «по расчету».
- Я хочу надеть их. Поможешь мне с застежкой? - Девушка потянула жениха к большому, почти во весь рост, зеркалу, стоявшему напротив гардеробной. Бусы, подаренные Виллемом, идеально подошли по размеру и на шее смотрелись так, словно собирались неизвестным ювелиром специально для нее. Она ведь тоже будет носить когда-то титул графини фон Беккер.
- Такие красивые... - Агнесс задержала руку жениха на своем плече, накрыв ее своей рукой. Так что непонятно было - относится ее последняя фраза к подаренным Виллемом жемчужным бусам или к влюбленной паре, отражавшейся в зеркале.

+1

8

- Здесь есть кто-то еще? - Виллем довольно рассмеялся, явно получая удовольствие от реакции своей невесты на подарок. Вот кто, если она достояна того, чтобы надеть это фамильное украшение? Разве не Агнесс станет следующей графиней фон Беккер? Вот этим и руководствовался юноша, решив подарить драгоценность ей до того, как она станет официально его женой. Можно сказать, что и был его предсвадебный подарок, из-за которого он проехал много миль, чтобы вручить его до начала церемонии. - Я рад, что они тебе пришлись по вкусу.
Смущение, как рукой сняло. Он не без удовольствия ощутил на своей щеке поцелуй, после чего порывисто обнял ее, всего пару секунд. Но будущему графу этого вполне хватило, чтобы осознать, как скорее хотелось наступления того момента, когда он назовет Агнесс своей женой. И сможет обнимать, целовать и просто прижимать к себе столько, сколько захочет. И ему никто ничего не сможет сказать. Потому что все формальности соблюдены: кольца на пальцы надеты и священник сказал важную фразу. Дождаться бы до этого момента!
- Да, конечно, - охотно кивнул фон Беккер, подходя с невестой к зеркалу. Осторожно  перекинув часть густых рыжих волос девушки через плечо, он опустил само драгоценное украшение ей на грудь, чтобы застегнуть на шее. В полутьме комнаты с застежкой пришлось немножко повозиться, так это ожерелье надевали давно. Но все-таки справившись, Виллем посмотрел в отражение. Да, идеально. Будто действительно было создано для нее. Будущий граф еще раз убедился в правильности своего выбора, пусть и вначале навязанного собственным родителем.
- Как и сама будущая графиня, - Виллем наклонился к рыжеволосой невесте, прошептав ей возле ушка. Как тут устоять от того, чтобы сказать Агнесс пару приятных слов. Однако юноша не удержался, легко поцеловав свою невесту в щеку, довольно улыбнувшись. Все остальное можно ведь и на завтра оставить. - Я, правда, рад, что тебе понравился подарок. Надеюсь, что ты его наденешь к своему платью.
Виллем немного отстранился от Агнесс, но только для того, чтобы взять ее ладони в свои руки, смотря будущей графине в глаза.

+1

9

- И будущий граф. – Эхом отозвалась Агнесс, улыбаясь своему отражению. – Мой граф. – Она уже смотрела влюбленными глазами на жениха и думала о том, какой он красивый и мужественный. - Я обязательно надену их завтра. Они – само совершенство и прекрасно подойдут к платью.
Ощутив прикосновение губ Виллема к своей щеке, Агнесс прикрыла глаза, золотистые ресницы затрепетали, на щеках появился легкий румянец. Как много может, порой, сказать, такое простое и вполне невинное касание губ! Какие потрясающие ощущения можно пережить вместе с любимым человеком!
Все это было так странно, так волшебно. Еще совсем недавно матушка грозила ей монастырем за непослушание, а ее дочь чувствовала себя несчастнейшей из смертных! Чего она только не делала, чтобы не позволить родителям подчинить ее своей воле. И посуду била, и сбежать пыталась, и даже конюха собиралась соблазнить. От этой мысли Агнесс едва не передернуло. Какой же она была дурой! Что было бы, если бы их не застали тогда? Отдаться какому-то конюху просто назло родителям! Это несмываемое пятно позора преследовало бы ее всю жизнь. И она никогда бы себе этого не простила. Просто потому, что теперь хотела всецело принадлежать лишь одному человеку. Своему будущему мужу. И юная невеста была счастлива, что достанется ему невинной. Чистой, как этот белоснежный жемчуг, который он подарил ей только что.
Ждать, когда их назовут мужем и женой, осталось совсем недолго. Только вот сначала придется пережить свадьбу. Эта часть на пути к счастью смущала ее больше всего. Агнесс еще хорошо помнила помолвку, когда пришлось сидеть на виду у всех и слушать шутки родичей с обеих сторон о том, какое большое потомство будет у них с Виллемом. То-то еще их ждет на свадьбе. Там, наверняка, их просто заклюют подколками о предстоящей брачной ночи. Как бы хотелось ей обвенчаться с ним где-нибудь в тихом месте, где будут только они. Но это, пожалуй, невозможно. Родители никогда не пойдут на такое, потому что свадьба отпрысков двух знатных родов должна пройти громко и с размахом. А Агнесс, наверное, впервые хотелось оберегать их любовь от лишних глаз и шептать Виллему клятву на ухо, чтобы только он слышал от нее самые главные слова.
Юная невеста взглянула в сторону окна и чуть нахмурилась.
- Как думаешь, слишком неприлично будет, если ты останешься у меня до утра?
Кажется, она снова покраснела, хотя ничего дурного не имела в виду, просто не хотела, чтобы ее любимый скакал в ночи на лошади, подвергая себя опасности.

+1

10

- Только твой граф, - не мог не сказать Виллем, с теплотой улыбаясь своей невесте. А ведь буквально меньше пары недель назад, он и думать не смел, что будущий брак окажется таким удачным. И все благодаря усилию того  горе-художника, так отвратно нарисовавшего портрет Агнесс (жаль, конечно, что он успел скрыться в неизвестно направлении, а то бы младший фон Беккер непременно приказал всыпать с десяток плетей, чтобы больше не рисовал подобную дрянь). Но помимо красивой внешности, у будущей невесты был тот еще характер, такой же огненный, как и ее волосы. Как хорошо, что выбор Вильгельма фон Беккера пал на Виллардов, а не на вандерберговский выводок, где одна девушка была "краше" другой. Когда-то сам Виллем слышал, что дочери вышли такими невзрачными только потому, что их род постоянно заключал внутрисемейные браки. Даже представлять не хотелось никакую из них на месте Агнесс. - Они тебе очень идут. Правда. Насколько я знаю, мой отец подарил  их перед свадьбой матери. И его отец тоже, кажется, дарил. Я подумал, почему бы и не соблюсти традицию?
Ведь церемонией они уже точно не смогут увидеться, все эти сборы и последние приготовления, а после уже и сам обряд, так что подарить семейную драгоценность у него действительно бы не получилось. А так и свою невесту увидел, и подарил  Агнесс подарок.
"Наверное, надо уже уезжать", - будущий граф с какой-то тоской посмотрел в окно. Из-за осени солнце садилось очень быстро, как и быстро сумерки превращались в ночь. Хорошо, что еще небо не было затянуто тучами. Иначе бы  точно заплутал вместе с лошадью по дороге в местных лесах.
- Ох, Агнесс, уже то, что я здесь вверх неприличия, - юноша тихо рассмеялся, вновь притянул свою будущую жену к себе, аккуратно поцеловав ее носик. С одной стороны нужно было ехать, но с другой стороны, где-то в  глубине души фон Беккер боялся, что на обратном пути ему может не так повезти. - Я думаю, что лучше будет, если уеду на рассвете, чтобы никто не обнаружил, что я здесь был, если ты не против. А там уже увидимся в часовне. Жду не дождусь увидеть тебя в платье.

+1

11

Агнесс с замиранием сердца ждала ответ Виллема.
О чем она вообще спрашивает? Конечно же, ее предложение – просто верх неприличия, и уж точно не должно исходить от невесты жениху перед свадьбой. Ее набожная матушка, наверняка, грохнулась бы в обморок, узнай она об этом. Агнесс все это знала и понимала. Только страх за жизнь и здоровье любимого был сильнее глупых предрассудков. Стоило девушке представить, как Виллем поедет назад верхом по этой ужасной проселочной дороге, которая местами еще и проходит через лес, и она готова была начать горячо убеждать юношу остаться. Даже просить и умолять, если потребуется.
И все-таки ей было важно, как отреагирует ее жених. Конечно, Агнесс казалось, что они очень похожи, и он уже однажды не обманул ее надежд, совершенно волшебно ответив на дохлую мышь, которую ему преподнесла невеста. Но все же. Вдруг сейчас фон Беккер станет упрекать ее в недостойном поведении или вообще поднимет на смех? «Нет, нет, это не мой Виллем». Он словно услышал ее мысли, притянув к себе. И Агнесс даже зажмурилась, когда юноша заговорил. Она так переживала, что не сразу осознала его фразу «лучше будет, если уеду на рассвете». А когда поняла, что он остается, вновь едва не кинулась жениху на шею, но вовремя себя одернула. Еще слишком рано для таких стихийных проявлений чувств. Завтра… Завтра она сможет насладиться каждым мгновением рядом с ним. Пока же следует держать себя в руках, насколько это вообще возможно, когда они вместе.
- Конечно, я не против. – Кивнула Агнесс, закрывая окно, поскольку в комнате стало весьма прохладно. – Так будет гораздо лучше.
И спокойней. А то она бы до утра глаз не сомкнула, думая, добрался ли ее любимый до дома в добром здравии. И явно ужасно выглядела бы после бессонной ночи на свадьбе. Девушка вновь подошла к зеркалу, чтобы еще немного полюбоваться на подаренные Виллемом бусы. Ей не хотелось с ними расставаться, и, подумав немного, Агнесс оставила их на шее. Она помогла снять жениху сапоги, словно репетируя, как будет делать это, когда они поженятся. Одна половина кровати была в полном распоряжении юноши, а дочь Виллардов устроилась на другой, натянув на себя одеяло почти до подбородка. Между ними оставалось еще приличное расстояние, так что дань целомудрию была отдана сполна.
- Знаешь, я так жду завтрашний день, но и немного боюсь его, точнее, ту толпу гостей, которые станут смотреть на нас, со своими дурацкими шутками. – Проговорила Агнесс, влюблено глядя на Виллема со своей стороны кровати. – Как бы я хотела сбежать вместе с тобой от них всех. Жаль, что это невозможно.

+1

12

- Тогда я точно остаюсь, - Виллем надеялся, что его не хватятся. Хотя с чего бы? Когда он уезжал из дома, слуги все еще готовились к предстоящему  торжеству, а отца вообще не было видно. Один черт знал, где находился в тот момент фон Беккер старший. Возможно, что уже начал праздновать скорее даже не свадьбу сына, а такое удачное объединение соседних земель. Ведь Виллардам принадлежал просто лакомый кусок земельных угодий с прекрасными пастбищами. И как на них не наложить свою руку, зная, что единственный наследник женского пола? Но, разумеется, фон Беккеру младшему было плевать на такое приданное, он был без ума от самой невесты. - Я надеюсь, что никто из твоих родных не забредет сюда, чтобы там, не знаю, проверить, как у тебя дела. Особенно, твоя нянька.
Юноша усмехнулся, усевшись на край кровати, представив на миг, что было бы, если бы ее старая нянька увидела жениха в комнате своей подопечной. Виллем помнил еще тот момент, когда ведерко с водой с помощью не слишком хитрого приспособления вылилось ей на голову. И какие же были причитания! Здесь явно их будет не меньше, а скорее всего, даже больше. Она наверняка уже привыкла к причудам Агнесс, но явно не к тому, что и жених окажется со своей дурью.
- Спасибо, - почему-то была приятна такая помощь, хотя в ней ничего сверхъестественного не было. Точнее, это само по себе разумеющееся явление, но юноша едва удержался от того, чтобы не поцеловать свою невесту, напомнив самому себе, что осталось совсем немного до свадьбы. Он отложил сапоги для верховой езды в сторону, после чего стащил с себя камзол, оставшись в  одной рубашке. Будущий граф забрался на кровать, по другую сторону от Агнесс, с довольным выражением на лице вытянувшись на мягкой перине.
- Я тоже жду завтрашний день, - кивнул юноша, перекатившись на бок, чтобы видеть свою невесту, при этом подперев голову рукой. Она говорила, а Виллем соглашался с каждым ее словом. Он сам не хотел вновь выслушивать эти вечные, как мир шуточки про постельное ложе и количество будущих детей. Да и пожелания были близки к этому. Как же хотелось пропустить тот момент, когда они скажут клятвы друг другу и останутся наедине. Или просто обвенчаться без всех этих любопытных глаз. Чтобы свидетелем их любви был Господь, но только не родственники, жадные до новых земель. - А знаешь, у меня появилась идея! - будущий граф улыбнулся, смотря на Агнесс. - Давай, едва солнце встанет, обвенчаемся сами в маленькой часовне недалеко отсюда. Будем только я и ты. Что ты на это скажешь?

+2

13

- Сюда никто не войдет. – Успокоила Агнесс. – Я дверь закрыла. Если начнут ломиться и спрашивать, почему я заперлась на ключ, скажу, что устала и хотела побыть одна. А то тут днем дым коромыслом стоял. Все бегали, суетились, а швеи вообще пришпиливали ко мне свадебное платье иголками во время последней примерки. – Девушка тихо рассмеялась. Сейчас, когда ее любимый был рядом, предсвадебная суета уже не казалась ей концом света. Хотела вот пожаловаться жениху, а теперь смеется. Чудеса!
Что? Что он сказал? Агнесс поначалу показалось, что она ослышалась. Девушка и сама прекрасно понимала, что ее желание быть в день свадьбы только вдвоем с Виллемом – мечта, увы, несбыточная. Фон Беккеры и Вилларды уже две недели готовились к этому событию, когда два знатных рода породнятся и объединят свои владения, станут вести общие дела. Вся округа гудела и стояла на ушах, слуги сбились с ног. В общем, пир готовился, что называется, на весь мир.
И все же Виллем сказал это. Девушка даже привстала, чтобы лучше увидеть своего жениха, лежащего на другой половине кровати. В комнате уже царил полумрак, и ей было очень важно сейчас видеть его лицо. «Какой он красивый!», - подумала Агнесс, вспомнив тот портрет, который ее поначалу так оттолкнул. В свете Луны благородные черты лица фон Беккера-младшего проступали четче, девушка видела чувственный рот, прямой нос, глаза, казавшиеся в полумраке комнаты почти черными. Он, действительно, был очень красивым. И очень хорошим, это Агнесс тоже оценила по достоинству. Учитывая, что завтра их свадьба, он мог бы воспользоваться ситуацией и неопытностью невесты, тем более, что лежат они в одной постели. Но он не сделал этого, решив, видимо, оставить все самое сладкое для первой брачной ночи. И Агнесс, хотя ее уже и обуревали первые желания в отношении Виллема, полностью его в этом поддерживала.
- Ты предлагаешь… Обвенчаться тайно? – Девушка сидела на постели, прижав руку к груди, золотые волосы ее рассыпались по плечам, она во все глаза смотрела на будущего мужа. – Только ты и я?
Тайное венчание – дерзко, рискованно, но так заманчиво! Их родственники будут еще крепко спать, когда Агнесс и Виллем соединят свои сердца в маленькой часовне, без лишних глаз.
- Я согласна. - Юная невеста, кажется, была настроена весьма решительно, хотя все еще терзалась сомнениями, ведь если их поймают, скандал обеспечен. Но если готов рискнуть Виллем, то рискнет и она. - Думаешь, все получится?

+1

14

- Да, я предлагаю обвенчаться тайно, - теперь, когда он знал, что сюда никто резко не войдет, можно было уже думать об этом, не прислушиваться к шагам. Правда, все же стоило не повышать голоса, на всякий случай. Никто не исключает возможности, что нянька Агнесс будет проходить рядом. А тут - мужской бас. К своим годам голос у Виллема уже сломался окончательно, так что вполне можно было принять за мужской, совсем не за юношеский. - Только ты и я. И больше никого не будет. Хочу, чтобы наши клятвы были произнесены только для нас двоих. Не перед моими самодовольными родственниками. Или перед отцом, который уже начал отмечать нашу же свадьбу.
Будущий граф вздохнул. Если бы была возможность вообще избавиться от всех этих родственников, прибывших из разных концов провинции. Виллем бы точно ее не упустил. Зачем это все? Особенно фон Беккер просто не переваривал все эти пожелания о плодотворном браке с кучей детей. Было ли в них хотя бы капля искренности? Наверное, нет. Но традиции обязывали это желать новобрачным. К черту традиции, пусть завтра с утра в маленькой часовне перед Богом соединятся узами брака два влюбленных сердца.
- Ты, правда, согласна? Ох, Агнесс! Это так здорово! - на самом деле, зная авантюрный характер своей невесты, он ни капельки не сомневался, что та согласился. А если уж вспомнить день помолвки, то и вообще можно было быть уверенным, что на такое интересное предложение его будущая супруга не ответит отказом. Все-таки было в этой затее что-то необычное, чего еще никто не делал. И потом, они же оба горячо хотели оказаться вдали от своих докучливых родственников в этот важный день. Точнее, в тот момент, когда они будут клясться в своей любви перед алтарем. Вечер уже можно будет как-нибудь пережить.
- Я думаю, что все получится. Слушай, план такой, - Виллем придвинулся к своей невесте, чтобы никто уж точно не смог подслушать. - Я спускаюсь по веревке вниз, а ты, через вход, которыми пользуются слуги, выйдешь ко мне. Я буду ждать тебя у левых боковых ворот. У меня там привязана лошадь. Дорога до часовни займет совсем немного по времени. Так что  мы еще успеем вернуться до того, как наши родственники проснутся.

+2

15

- Конечно, согласна! – Горячо заверила жениха Агнесс. Она просто ушам своим не верила, что Виллем ей все это предложил. Вот уж правду говорят, «муж и жена – одна сатана», будущая семья фон Беккеров еще до свадьбы являла яркий тому пример. И это было прекрасно, рыжая бестия просто не верила своему счастью. Выйти замуж по расчету за человека, которого безумно любишь? Ей определенно повезло. И семейная жизнь их явно скучной не будет. Только не с Виллемом.
Если у нее еще оставались некоторые сомнения относительно тайного венчания, то это был просто результат строгого воспитания и обычная предсвадебная паранойя. И то, и другое юная невеста благополучно преодолела. А уж когда ее жених придвинулся к ней, чтобы рассказать свой план, дочь Виллардов и вовсе позабыла о своих страхах и сомнениях. Он говорил, а она видела только его губы, слышала голос, от которого мурашки шли по телу. Боги, боги, она, действительно, влюблена в этого человека по уши. От этой мысли было сладко и немного страшно. Ее первая любовь. Так сладко замирает сердце, когда Виллем смотрит на нее.
-  Да-да, я поняла. – Закивала Агнесс. – Я спущусь к тебе.
План ее любимого был настолько прост, насколько и рискован. Его могли заметить проснувшиеся слуги, когда он станет спускаться из окна ее спальни. Хозяйскую дочку, идущую куда-то ранним утром через черный ход, могут задержать. Ох. Лучше не думать об этом вовсе. Все будет хорошо, и у них обязательно все получится. Не может не получиться. Ведь за них любовь. И пусть их алчные родственники делят земли, решают свои дела, они с Виллемом есть друг у друга, и этого у них уже не отнять. Она собиралась спросить у жениха что-то еще, но услышала тихие шаги в коридоре. Едва слышные, они, кажется, приближались к двери ее комнаты.
«Неужто нянька проверяет – сплю ли я, и не сбежала ли накануне свадьбы?», - подумала Агнесс. Такое было вполне возможно, поскольку рыжеволосая воспитанница крайне непредсказуемая и своенравная, а после фокусов во время помолвки она и вовсе вышла у своего семейства из доверия. Девушка быстро среагировала и положила палец на губы Виллема, предупреждая его следующую фразу.
- Тссс. Тихо. – Едва слышно проговорила она. – В коридоре кто-то есть.

+1

16

- Вот и отлично, - удовлетворенно улыбнулся юный фон Беккер. План действительно был прост, но разве не гениальность в простоте? Зачем создавать дополнительные сложности, когда Агнесс могла просто выйти из своей комнаты и воспользоваться лестницей, которую используют слуги, чтобы не показываться на глаза хозяевам при исполнении своих прямых обязанностей. Виллем рассчитывал на то, что когда они отправятся в путь, то все слуги еще будут спать. Так образом, его невеста беспрепятственно спустится вниз, где уже фон Беккер будет ее ожидать. Рискованно, конечно. Но риск оправдывает цель. Будущего графа тоже могут неожиданно заметить, когда он будет спускаться вниз по веревке. Или в тот момент, когда будет отвязывать свою лошадь. Все-таки это уже не вечерняя темнота, в которой можно было буквально раствориться. А утро с предрассветными сумерками. И все-таки нидерландец самоуверенно думал, что у них все получится. Не может быть иначе. Если сильно захотеть, то вся обязательно пройдет гладко. И два влюбленных сердца непременно свяжут друг друга священными узами брака.
- Что такое? - начал было он, но вовремя спохватился и замолчал, чувствуя пальчик своей невесты на своих губах. Чьи-то шаги в коридоре. Негромкие, но все их можно было различить за дверью. Значило ли это, что кто-то решил проверить, как там сейчас Агнесс? Скорей всего да. Учитывая, какой характер был у его невесты, то вполне возможно, что леди Виллард опасалась побега собственной дочери перед свадьбой. Да, у нее будет побег, но только с будущим мужем.
- Нянька? - Виллем спросил так, что услышала это только Агнесс. Вряд ли человек за дверью смог бы услышать этот вопрос. Юноша посмотрел на дверь, ожидая стука в нее. Ведь, как известно, его будущая жена успела закрыть дверь на ключ. А это было очень подозрительно. На крайний случай, он мог бы нырнуть под кровать, если нянька (если это действительно была она) будет стучать в дверь. Сейчас фон Беккер был готов и к такому варианту развития событий. Главное только - не забыть сапоги.

+2

17

«Нянька?». Агнесс не торопилась с ответом. Она замерла, напряженно прислушиваясь к осторожным шагам. В этом замке не так уж и много было ночных ходоков, походку каждого хозяйская дочь, привыкшая засиживаться допоздна, знала и могла отличить на слух. Дворецкий Бартэль, например, уже стар, но у него сохранилась военная выправка, поэтому, когда он обходит замок, будто чеканит шаг. Нянька тоже в годах, она женщина грузная, и походка у нее слегка шаркающая. Но, когда нужно, эта лиса может передвигаться совершенно бесшумно. Хитрая – жуть! Не раз она обводила Агнесс таким образом вокруг пальца в детстве, когда ловила на шалостях. Правда, о большинстве из них родители все же так и не узнали, нянька умела держать язык за зубами. По большей части потому, что за проделки своей воспитанницы получила бы сполна и она. Был у них еще один работник – Дедерик, тот по ночам шастал в комнату к кухарке, и путь его тоже лежал мимо двери Агнесс. Все остальные в это время уже спали праведным сном. Осталось затаиться и подождать, что будет дальше. Девушка посмотрела на жениха, взглядом призывая его хранить молчание. Скоро они все узнают.
Шаги, тем временем, замерли как раз где-то в районе двери в спальню Агнесс. «Значит, все-таки нянька», - подумала девушка. Мда. Родня, видимо, решила подстраховаться. Это было в чем-то даже обидно, неужели они так и не поняли, что она полюбила Виллема всем сердцем? Или были слишком заняты объединением земель? Тем временем, под дверью послышалось тихое сопение, словно кто-то не решался войти. Потом дверь дрогнула, как будто ее слегка подтолкнули плечом. Хорошо, что дочь Виллардов предусмотрительно закрыла ее на ключ. Теперь ее жениху не придется прятаться под кроватью, потому что она просто никого сюда не пустит.
- Агнесс, птичка моя, - раздался из-за двери тихий голос няньки, - ты спишь?
Какой глупый вопрос! Девушка молчит, глядя на Виллема. Пусть нянька думает, что она спит и видит сны. Правда, ее молчание может быть расценено и как-то иначе.
- Сплю. – Все же отзывается Агнесс, стараясь, чтобы голос ее был сонным. – Ступай к себе.
Няньке, похоже, только того и надо было, потому что шаги почти сразу же стали удаляться, и скоро совсем затихли. Девушка выдохнула и упала на подушки. Какое же все-таки счастье, что завтра она избавится от этой навязчивой опеки. 
- Ложись, она больше не придет. – Шепнула Агнесс. – До рассвета несколько часов, нам нужно немного поспать.
Не сдержавшись, она потянулась и поцеловала жениха в щеку. Ей все еще не верилось, что этот юноша, такой красивый и желанный, завтра станет ее мужем.
- Спокойной ночи, Виллем.

+1

18

- Агнесс, птичка моя, ты спишь? - значит, точно нянька! Пришла проведать свою подопечную на предмет наличия ее в своей комнате. Как хорошо, что у самого Виллема не было такой докучливой прислуги. Был, конечно, гувернер, который научил будущего графа читать и писать, но никогда он не носился с ним, словно курица с яйцом. И юный фон Беккер чувствовал себя относительно свободным, даже, несмотря на то, что его как будущего графа максимально оберегали от опасностей в виду того, что остальные дети рождались хилыми и вскоре умирали.
Виллем едва удержался, чтобы не рассмеяться. Вопрос был гениальным по своей сути. Это разве можно у спящего человека спрашивать о том, спит ли он? Ради шутки он хотел было сказать своим басом, что-то вроде: "сплю я, отстань!". Но сдержался, предоставив это сделать своей будущей невесте. Все-таки услышь старя нянька мужской голос, несомненно, подняла бы тревогу. Хотя шутка получилась бы знатная. Но не с самым удачным исходом.
- Она всегда такая? - вопросительно посмотрел на свою невесту, хотя сам понимал, что этот вопрос риторический. Нянька была такой же суматошной и в день их помолвки. Хорошо, что не стала проверять - действительно ли спит ее подопечная или просто притворяется, чтобы избежать своей свадьбы. Пришлось бы точно прятаться под кровать. Виллем услышал, как шаги стихли и сам облегченно выдохнул, упав на кровать. - Да, в этом ты права. Нужно спать. Завтра у нас будет слишком долгий день.
Он и сам не удержался, поцеловав свою будущую жену в щеку. Уже завтра они будут мужем и женой. Уже завтра начнется новая глава в его жизни. Какой она будет? Почему-то была уверенность, что с Агнесс он точно будет счастлив. Ведь жена - это уже плоть от плоти мужа, его поддержка.  А в будущей графине он ни капельки не сомневался. Наверное, сама Судьба свела их вместе.
- Приятных снов, Агнесс, - отозвался он, прикрыв глаза, накрывшись одеялом. Завтра их ждал трудный день, но вместе они точно справятся со всем. Будущий граф и не заметил, как заснул, однако спал вполне чутко, будто оберегая сон будущей жены.

+2


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Dracula: сцена » A secret affair