В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

17 августа 2017 г. Обновлены игроки месяца.
И обратите внимание, друзья, что до окончания летнего марафона осталось ровно 2 недели! За это время некоторые из вас еще могут успеть пересечь ближайшие рубежи и преодолеть желаемые дистанции.
Мы в вас верим!

14 августа 2017 г. Обновлены посты недели.

1 августа 2017 г. Началась акция "Приведи друга", предназначенная в первую очередь для наших игроков.

21 июля 2017 г. В сегодняшнем объявлении администрации полезная информация
о дополнениях к правилам проекта, два повода для мозгового штурма и немного наград.


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Adalinda Verlage
Адалинда почти физически ощутила нешуточное удивление, охватившее супруга, когда он вскинул брови. Вот так-то! Не ожидали, барон? Погуляйте еще год-полтора вдали от дома — и вовсе найдете свою жену-белоручку вышивающей подушки или увлекшейся разведением ангорских котиков к ужасу бедняги Цицерона. Так что оперная певица в подругах — еще не самое страшное.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



Juliette Capulet
Это было так странно: ведь они навсегда попрощались с ним, больше ни единого раза не виделись и, казалось бы, следуя известной поговорке, девушка должна была бы уже позабыть о Ромео, который, ко всему прочему, еще и являлся вампиром.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Willem von Becker
Суровые земли, такие непривлекательные для людей, тянули к себе существ, неспособных страдать от холода. Только в удовольствие было занять небольшие полуразрушенные развалины, ставшие памятниками прошлых лет, повидавшие не одну войну Шотландии за независимость от Англии. Зато никакой любопытный нос не сможет помешать существованию вампира.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Claudie Richard
- Вы! Вы… Развратник! Из-за Вас я теперь буду гореть в адском пламени и никогда не смогу выйти замуж, потому что никому не нужна испорченная невеста, - и чтобы не смотреть на этот ужас, Клоди закрыла глаза ладонями, разумеется, выпуская только початую бутылку с вином из рук. Прямиком на сюртук молодого человека и подол собственного платья.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Sarah Chagal
Cовременный мир предоставлял массу возможностей для самовыражения: хочешь пой, танцуй, снимайся в кино, играй в театре, веди видеооблог в интернете - если ты поймала волну, то у тебя будет и внимание, и восхищение, и деньги. И, конечно же, свежая кровь.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Dracula" » Le ciel et l'enfer


Le ciel et l'enfer

Сообщений 31 страница 35 из 35

31

- Нет, все хорошо, благодарю, - как не странно, но Джонатан почти не лукавил. Даже не смотря на то, что силы еще не полностью восстановились и все эти несколько дней клерк почти не вставал с постели, но сейчас он чувствовал прилив сил. Или же это приезд невесты и, то, что сейчас будет долгожданное венчание, позволяли выдержать все. Пока же, Харкер вполне мог стоять на ногах, более того, мог передвигаться сам, пусть и понимал, что в любую минуту сестра Анна готова поддержать его под руку. Только нет, это было лишним.
«В такой важный день для нас, я должен выглядеть достойно», - странная ирония. Он бы выглядел достойно, если бы венчание проходило в Лондоне, как и планировалось. Если бы на нем был праздничный костюм, который Харкер уже знал где можно купить, а на Вильгельмине чудесное белое платье. Ведь она хотела взять именно такое – из чудесных белых кружев, так, что выглядело бы как настоящий ангел. Только Судьба распорядилась иначе и все, что они могут себе позволить, это чтобы одежда была в меру чистой и выглядела опрятно. И разве в том, как выглядит церемония дело? Не важнее ли то, что очень скоро они станут мужем и женой перед Богом и только это главнее всего.
В какой-то момент Харкер чуть было не споткнулся, но когда монахиня попыталась поддержать его, жестом остановил ее. Не нужно – справится сам.
«Проникся нашей историей. Ох, как же, должно быть, красиво она выглядит со стороны. Невеста преодолевает долгий путь, чтобы воссоединиться со своим женихом, находящимся на грани между жизнью и смертью. Красивая история, если не вдаваться в подробности и не знать, сколько мрака в ней кроется…» - думать об этом не хотелось. Шаг за шагом, но они приближались к церкви и очень скоро оказались под ее сводами. Казалось бы, обстановка была очень простой и скромной, только множество свечей вокруг сияли теплым светом и церковный запах, дарящий ощущение какой-то святости происходящего. И это внушало надежду, что таинство брака, которое произойдет здесь, поможет им с Миной избежать всех бед и ни одна из темных тварей, живущих в этом страшном краю, не сможет причинить им вреда.
«Да, так и будет. И мы сможем справиться с ними. Только вместе…» - Джонатан первым подходит к алтарю. Сестра Анна занимает свое место рядом с сестрами и о чем-то перешептывается с ними, пока церемония не началась.
- Как он себя чувствует? – клерку показалось, что эта фраза прозвучала несколько раз. Да, сестры все еще волновались за него, пусть и заметили, что выглядит англичанин уже намного лучше. Сам же Харкер пробежал взглядом по помещению, пока не остановился на двери. Скоро ли придет Мина и когда начнется церемония? Нет, он не торопил невесту, понимая, что она, быть может, не меньше волнуется, чем он сам, но больше опасался, как бы ни потребовалась посторонняя помощь, если вновь закружится голова или, что еще хуже, снова начнется лихорадка.
«Нет, все должно пройти хорошо…» - повернув голову в сторону распятья на стене, Джонатан, должно быть, в первый раз устыдился, что не был настолько набожным как некоторые его знакомые, и тем более не как эти заботливые женщины, которые все это время ухаживали за ним и буквально помогли вернуться с того света. Хотелось вспомнить какую-нибудь молитву, но в голове было только «Отче наш»,да и то, к своему стыду, клерк хорошо если помнил половину этой молитвы. Но хотелось прочитать хоть ее, хоть мысленно и поблагодарить Всевышнего за то, что удалось дожить до этого вечера. Джонатан мог разбиться о камни, когда выпал из окна замка Бран, мог захлебнуться или замерзнуть в ледяной воде. Но он выжил и снова может быть с любимой невестой. И совсем скоро они станут мужем и женой. Значит, что бы там не говорили, но какой-то ангел-хранитель у него был.

0

32

Она вышла из боковых дверей к центральному проходу в сопровождении монаха. Низко склонённая голова была покрыта тонким кружевом ткани, заменяющей невесте фату. Где уж её раздобыли монахини, Мина не знала, но было решено, что невинной невесте грех идти по венец с непокрытой головой. Девушка буквально кожей ощутила, как тотчас все взгляды приковались к ней. Стало как-то не по себе.
Стараясь справиться с волнением, Вильгельмина покрепче сжала импровизированный буке невесты из роз, что выращивали монахини, и представила себе, что среди этих незнакомых ей людей есть и Люси, и тётушка, и даже тётушкины подруги. Да кто угодно, лишь бы почувствовать себя в своей тарелке. Она медленно подняла глаза.
"Какой же длинный этот проход!"
Ей казалось, сколько не перебирай ногами, до Джонатана жутко далеко. Не дойдёт! Испугается, запнётся, упадёт. Сердце девушки будто бы пропустило в груди несколько ударов, а затем забилось ещё быстрее. Она взглянула на монаха. Лицо его было скрыто капюшоном, и хоть она не видела его глаз, но, казалось, он тоже смотрит на неё и ждёт. Чего ждёт? Того, что она пойдёт вперёд или развернётся и сбежит, сгорая от нежданного стыда?
Для неё эти мгновения казались мучительно долгими. Да, она этого хотела, но как решиться? Она нервно облизнула губы и снова взглянула на Джонатана. Он стоял там, у алтаря, такой родной и одновременно непохожий сам на себя.
"Мина, но ведь ты уже убедилась, что это он... он прежний, так к чему заставлять его ждать?" - корила она саму себя.
Вы когда-нибудь чувствовали, что какой-то один человек из всех смотрит именно на вас, а не сквозь вас? Вот и девушка ощутила на себе такой взгляд, взгляд Джонатана, ласковый, терпеливый, но в то же время ожидающий. И она понимала, что он не будет ждать её целую вечность - у них попросту нет столько времени.
Она сделала нерешительный самый первый шаг, но, понимая, что пол под нею не проваливается и на ногах она стоит вполне уверенно, то дальше пошла решительнее. И почему-то так некстати вспомнился взгляд того незнакомца с вокзала. Сам мужчина не проронил ни слова, но казалось тот взгляд говорил ей, будто именно её он ждал целую вечность. И только ей самой было ведомо, как она корила себя за это нежданное воспоминание. Встретившись взглядом с Джонатаном, она чуть смущённо улыбнулась и ощутила, словно бы его взгляд был путеводной нитью, способной привести её к нему через абсолютно все преграды.
В какой-то момент даже хотелось сорваться на бег, лишь бы только успеть и не упустить эту тоненькую нить связи меж ними, но ситуация не позволяла да и рядом шествующий монах явно не оценил бы такого перепада. Но, наконец, она оказалась рядом с Джонатаном, протянула ему похолодевшую ладошку и улыбнулась чуть свободнее.
- Дети мой..., - зазвучал голос отца Иохима, заставляя внимать ему и не отвлекаться от того, ради чего она здесь, наконец, собрались.

0

33

Будь это церемония в Лондоне, кто знает, может быть Джонатан договорился бы чтобы в церкви присутствовал еще хор, чтобы придать церемонии торжественность. Или же договорился о том, чтобы украсить проход белоснежными цветами с нежным запахом. Это бы очень подошло его милой невесте, идти между ними, будто ступая по облакам. Как ангел, настоящий ангел. Именно такой виделась ему Вильгельмина, когда она медленно ступала по проходу, держась за руку монаха. Что ж, увы, ее родной отец не мог бы присутствовать на свадьбе дочери даже будь она в столице Великобритании. Иногда священников называют "святыми отцами". Честно признаться, Харкер, никогда особо не углублявшийся в религию, не знал причин этого. Все его знание, вся его вера сводилась в воскресным проповедям, на которые в детстве его водили родители. Было ли это хорошо? Об этом сложно сказать. Пожалуй, об этом он впервые задумался, оказавшись в этой стране. Да, после того, как узнал, что этих тварей, которые хотели выпить его кровь, можно задержать с помощью подобных религиозных символов, будь то распятие или святая вода, а может  и еще что. Джонатан пообещал себе лучше изучит эту странную тему, даже не смотря на то, что это может вызвать ненужные вопросы. Это все не важно. Главное защитить Мину и себя от этих тварей. При одной мысли о них, пальцы сами сжимались в кулак. Нет... это лишнее сейчас. Сегодня день его свадьбы. Да, день их с Миной свадьбы. Он, наконец. настал и этот день не должен быть омрачен чем-то неприятным, в том числе и этими гадкими мыслями.
Джонатан смотрит на нее и не может налюбоваться. Простое белое платье, кружевная ткань на голове, но какой же невероятно красивой выглядит его невеста. Должно быть прекраснее, будь у нее хоть самое роскошное платье во всей Великобритании. Нет, ей этого не нужно - Мина и сейчас так прекрасна, как ни одна из невест во всем белом свете.
И вот уже она рядом с ним. и Джонатан бережно берет ее ладонь в свою. Так хочется  коснуться губами пальцев, но церемония не позволяет этого. Только стоять и любоваться ей, слушая медленную, будто нараспев речь священника. Стоило ему заговорить, как все другие голоса в часовне стихли. Лишь таинство, связывающее два любящих сердца священными узами брака. Речь отца Иохима звучащая на латыни, придает больше торжественности. Харкер почти не понимает его слова, и слышит лишь звук голоса, словно церковные песнопения. Впрочем, так, должно быть, и было. Все это неважно. Важно лишь видеть ее глаза и смущенную улыбку. Нет, все проходит так, как должно было быть.  Такой и должно быть их венчание, пусть и в чужой стране, пусть и среди чужих людей. У него есть только его милая Вильгельмина, а у нее лишь он.
Берет ли он в жены эту девушку? Разве может быть об этом вопрос. Берет и будет заботиться и любить ее до конца своих дней, делить горести и радости, защищать ото всех невзгод. "Да" - это единственный ответ, который может быть произнесен. "Да" и только "да".

0

34

Зачем же всё ему нужна была такая скорая свадьба? Мина могла предположить достаточное количество вариантов, что зрели в светлой голове, как гроздь винограда, но никогда бы не подумала, что это - способ защитить. Но что толку было теперь думать об этом и о том, как всё могло бы быть. Мина едва не потеряла своего возлюбленного жениха, сама не без труда добралась сюда - в эту странную страну, которая казалась дикой на фоне воспоминаний о цивилизованной и чопорной Англии.
Но старушка-Англия спала себе в туманах, совершенно не представляя, что где-то там могут таиться во мраке странные существа, чьё существование подрывает все представления о привычном, в том числе и о Боге. Но, с другой стороны, именно страх вампиров перед символами веры доказывал то, что за ними кроется нечто более сильное и реальное, хоть и тоже неподвластное человеческому разуму.
Пожалуй, именно сегодня и именно здесь Мина отчётливо ощущала, что всё, во что её когда-то учили верить - это не пустой звук. И, возможно, именно Божьи промысел привёл её сюда, уберёг Джонатана и позволяет им сейчас сочетаться браком.
Она смотрела в лицо своего жениха, то и дело смущённо опуская взгляд и чувствуя на себе чужие взгляды, но не могла оторваться от него. Её милый Джонатан... Теперь только её! Болезнь ещё оставила след бледности и усталости на его лице, но не изменила его, как могло показаться по-началу. Тепло его бережных рук медленно переливается в её холодные пальцы, разбегается по телу и вызывает лёгкие мурашки. Такой простой и естественный жест казался в этот миг таким личным и значил больше, чем все клятвы, что провозглашал монотонный и глубокий голос священника, раскатываясь под самым куполом.
Вся эта атмосфера казалась нереальной: гипнотизирующий голос, запах ладана и свечей. В какой-то миг Вильгельмина прикрыла глаза и чуть-чуть покачнулась, чувствуя, как мир вокруг уплывает, растворяется в дымке, а она сама вот-вот провалится куда-то. На короткий миг Мина вдруг испытала страх, сродни тому, что накрыл её в келье перед тем, как ночью она пришла к жениху.
"Отче наш..." - стала мысленно повторять Мина, немного сильнее сжимая ладонь возлюбленного.
Она верила ему, верила в него. И ощущение его поддержки, его касания - это было тем единственным, что позволяло удержаться на ногах. Девушка уже даже не слышала толком, что говорит священник, поэтому, когда он задал ей самый главный вопрос, в воздухе повисла пауза замешательства. Вильгельмина открыла глаза, с лёгким недоумением глядя на отца Иохима.
- Да, - она облизнула губы, давая себе мгновение, чтобы заговорить уже увереннее, - Согласна...

0

35

- Ох, они такая красивая пара… - сестра Анна в порыве эмоций, прижала платок к груди, чувствуя, как на глаза вновь наворачиваются слезы. Она еще очень хорошо помнила тот ненастный вечер, когда они с сестрами шли за водой к ручью и проходя мимо «реки принцессы» услышали как будто тихий стон у заводи. Там они и обнаружили несчастного Джонатана, замерзшего и едва живого. Как он оказался здесь? Но молодой англичанин был слишком слаб, чтобы рассказать о чем-то. Только назвал свое имя и просил скорее забрать его отсюда, прежде чем снова потерять сознание, так и объяснив ничего. Той же ночью началась лихорадка и в бреду, несчастный говорил странные, пугающие вещи. Шептал про какого-то графа, несколько раз пытался сорваться с постели и кинуться куда-то. Несколько раз говорил про свою невесту, которая сейчас в опасности. О чем он говорил? Что же за страшные картины рисовало его измученное сознание? Сестрам оставалось только молиться о его душе и прилагать все усилия, чтобы помочь несчастному победить болезнь. Когда же клерк попросил отправить письмо в Лондон, монахини решили, что в этом письме он хочет попрощаться с родными. Но, как же они радовались теперь, видя не только то, что Джонатан медленно идет на поправку, но и то, что вот, перед ними, его свадьба. Словно бы молодой англичанин стал за это время для них родным, потому и видеть, как сияют его глаза, когда Харкер смотрел на невесту, было для сестер настоящим счастьем.
«Почему она молчит? Неужели сомневается?» - пауза, повисшая под сводами церкви, казалась бесконечно долгой. Но вот милая Вильгельмина поднимает на жениха взгляд и говорит самый важный ответ, которой он мог услышать.
«Да. Она согласна быть его женой», - на губах замирает растерянная, но в то же время счастливая улыбка, а пальцы крепче сжимают пальцы возлюбленной. Когда же святой отец объявляет их мужем и женой перед Богом, Джонатан подается навстречу, осторожно касается губ Вильгельмины нежным поцелуем. Простой жест, но в этот миг в нем было больше значения, чем во всех прежним поцелуях, что они дарил друг другу. Теперь они связаны узами брака и хотелось верить, что никто и ничто не сможет разлучить их. Быть может наивное желание, но разве не мечтают об этом все молодожены? В печали и радости, пока смерть не разлучит их. Но каждый раз им кажется, что теперь, достигнув своего счастья, оно будет длиться бесконечно, как и любовь, связавшая сердца.
Сестры же смиренно опускают глаза, пряча улыбки и приглушенно читая молитвы. Вот теперь, слава Господу, все будет хорошо. И раз Всевышний выполнил желание мистера Харкера, то значит поддержит его и дальше. Не просто же так они смогли спасти Джонатана в тот вечер.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Dracula" » Le ciel et l'enfer