В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

17 августа 2017 г. Обновлены игроки месяца.
И обратите внимание, друзья, что до окончания летнего марафона осталось ровно 2 недели! За это время некоторые из вас еще могут успеть пересечь ближайшие рубежи и преодолеть желаемые дистанции.
Мы в вас верим!

14 августа 2017 г. Обновлены посты недели.

1 августа 2017 г. Началась акция "Приведи друга", предназначенная в первую очередь для наших игроков.

21 июля 2017 г. В сегодняшнем объявлении администрации полезная информация
о дополнениях к правилам проекта, два повода для мозгового штурма и немного наград.


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Adalinda Verlage
Адалинда почти физически ощутила нешуточное удивление, охватившее супруга, когда он вскинул брови. Вот так-то! Не ожидали, барон? Погуляйте еще год-полтора вдали от дома — и вовсе найдете свою жену-белоручку вышивающей подушки или увлекшейся разведением ангорских котиков к ужасу бедняги Цицерона. Так что оперная певица в подругах — еще не самое страшное.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



Juliette Capulet
Это было так странно: ведь они навсегда попрощались с ним, больше ни единого раза не виделись и, казалось бы, следуя известной поговорке, девушка должна была бы уже позабыть о Ромео, который, ко всему прочему, еще и являлся вампиром.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Willem von Becker
Суровые земли, такие непривлекательные для людей, тянули к себе существ, неспособных страдать от холода. Только в удовольствие было занять небольшие полуразрушенные развалины, ставшие памятниками прошлых лет, повидавшие не одну войну Шотландии за независимость от Англии. Зато никакой любопытный нос не сможет помешать существованию вампира.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Claudie Richard
- Вы! Вы… Развратник! Из-за Вас я теперь буду гореть в адском пламени и никогда не смогу выйти замуж, потому что никому не нужна испорченная невеста, - и чтобы не смотреть на этот ужас, Клоди закрыла глаза ладонями, разумеется, выпуская только початую бутылку с вином из рук. Прямиком на сюртук молодого человека и подол собственного платья.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Sarah Chagal
Cовременный мир предоставлял массу возможностей для самовыражения: хочешь пой, танцуй, снимайся в кино, играй в театре, веди видеооблог в интернете - если ты поймала волну, то у тебя будет и внимание, и восхищение, и деньги. И, конечно же, свежая кровь.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Альтернативный кроссовер » Промежуточная ступень между тенором и человеком


Промежуточная ступень между тенором и человеком

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s3.uploads.ru/t/FahGO.jpg

● Вселенная: Mozart: L'Opera Rock
● Название эпизода: Промежуточная ступень между тенором и человеком
● Место и время действия: 15 августа 1784 года, Вена.
● Участники: Сarlos di Falco (Sarah Chagal), Sophie von Erckert.
● Синопсис: Первый выход в венский свет новоявленной четы ди Фалько казалось прошел просто блистательно. Но, как выяснилось уже после, было множество нюансов, которые не пришлись по вкусу Карлосу.

Отредактировано Sophie von Erckert (20-09-2016 21:18:58)

0

2

[AVA]http://s3.uploads.ru/2pcnW.png[/AVA] [NIC]Сarlos di Falco[/NIC] [SGN]---[/SGN]

Оказывается, на этом свете везёт не только дуракам, но ещё и отъявленным сволочам. Да ещё и не просто везёт, а передаётся из поколение в поколение. Антонио ди Фалько был любимцем судьбы, родившимся не только в рубашке, но и с золотой соской во рту, ибо род его вёлся от весьма знатного итальянского герцога, что в своё время  едва не породнился с королём Испании. Уж больно у того герцога была хороша дочь, да вот только заключить морганатический брак не вышло, однако, последующие поколения ди Фалько могли не слишком-то беспокоиться за финансовое благополучие - дочь герцога и последующие поколения были весьма обеспечены благодаря красоте синьориты и её познаниям в постельных утехах.
Признаться, Антонио не отставал от своей далёкой родственницы. К тому моменту, как его женили, наконец, на одной весьма благовоспитанной девице, он уже успел заработать себе не только славу художника, архитектора, карточного везунчика, но и того ещё ловеласа. К моменту появления на свет Карлоса ди Фалько, по самым скромным подсчётам у Антонио уже могло быть около десятка маленьких бастардов, но признавать ни одного из них он не собирался. Слишком уж не любил он мараться, а слухи всегда оставались слухами. Мало ли что в народе говорят...
А говорили всякое, что Антонио женился по завету родителей на какой-то слабоумной и чахлой француженке, что к тридцати годам он уже был несостоятелен, как мужчина, и болен сифилисом, а Карлос был нагулян где-то на стороне. Сам же Карлос прекрасно знал правду, но слишком сильно не любил копаться в этом грязном белье. И даже собственной супруге предпочитал не рассказывать о том, как ему жилось, когда его мать, Алессандра, скончалась после долгой и мучительной болезни, едва ему исполнилось семь. Как пил отец, запираясь у себя в мастерской, не желая видеть сына. Как угасал медленно от сифилиса отец Карлос уже не знал, он был отправлен в пансионат для мальчиков, где обучался многочисленным премудростям науки и искусства, где впервые постиг и азы музыки.
В семнадцать лет обучение было закончено и юноша был выпущен "на вольные хлеба". Но даже строгое обучение в закрытом пансионате не могло наставить Карлоса на путь истинный. Скорее наоборот, мятущаяся творческая энергия искала выхода, а природа одарила юношу сполна и внешностью, и умом, и харизмой, и голосом. Он не гнушался никогда и ничем, и, пожалуй, превзошёл бы собственного отца в лямурных делах и профессиональных, но Антонио сделал сыну подлянку. Чтобы полностью вступить в наследство, ему требовалось жениться.
В планы Карлоса женитьба не входила. Он слишком любил себя, свой голос, работу в театре, которую уже успел получить через несколько лет учёбы у многих знаменитых композиторов. Он не был кастратом, как некоторые другие певцы и по праву считал себя тем, кто придёт оным на смену, что именно его голосом будет звучать новая эпоха в искусстве. Но какого бы мнения о себе он ни был, а жениться было нужно, ведь куда гораздо приятнее иметь титул и наследство, чем быть очень талантливым, но безродным певцом. А тут во Франции очень вовремя ему подвернулась Софи...
Любила ли она его? Карлоса это интересовало мало. Его устраивало то, что она не контроллирует его каждый шаг, позволяет приходить, когда вздумается и уходить, когда вздумается. А ещё она была хороша собой, воспитана и не требовала золотых гор. Впрочем, удовлетворять супругу и её капризы Карлос пока что был настроен. Впрочем, что касалось капризов, так творческая натура Карлоса их преподносила чаще, чем супруга. То ему мало было оваций и цветов на представлении, то недоволен он был костюмом, то ему хотелось выпить на ночь с друзьями и провести ночь в борделе, то он мог буквально весь день провести со своим концермейстером - Фальком, разучивая новые партии. Впрочем, чем ещё они с Фальком занимались наедине, Софи вполне могла догадаться по слухам в театре.
Однако, сейчас, как и было положено, после медового месяца, во время которого Карлос вёл себя весьма прилично и обходительно, новоявленная чета вышла в свет. Карлос весь вечер купался в лучах славы и внимания, однако, ближе к полуночи, всё больше мрачнел, а потом и вовсе затребовал экипаж...

- Мы должны уехать. Собирйтесь, моя дорогая, - уважительное обращение никак не вязалось с металлом в голосе и мрачно-решительным выражением лица.
Всю дорогу Карлос молчал, отрешённо глядя в окно, будто ехал в экипаже совершенно один. Его нервные, гибкие пальцы то теребили кипельно-белые перчатки, то пролетали по волосам. Карлос презирал напудренные парики и никогда не прятал свою чёрную шевелюру под них. Его зелёные глаза, тёмные волосы, сильное, гибкое тело и драматический тенор сводили с ума не мало девиц. Немало сводили с ума они и юнош, чего уж греха таить.
Об одном из них Карлос сейчас и думал. Кристиан... он тоже был на балу. Поэт и пианист, он тоже был весьма любопытной персоной, но в планы Карлоса не входила встреча с его бывшим любовником. Особенно при новоявленной супруге.
Он молча покинул экипаж, а Софи помог сделать это слуга.
- Анна, ванну! - приказал он, буквально врываясь в зал и плевать, что полночь уже давно минула.
Его зелёные глаза были тёмными от гнева. Карлос рванул с шеи платок, бросая его на пол и расстёгивая сюртук.
- Анна!! Куда запропастилась эта ленивая девчонка?! - позвал он ещё громче. Капризный изгиб губ делал выражение его мужественного и красивого лица каким-то странным... Он притягивал и отталкивал одновременно. Казалось, ещё немного и буря разразится прямо здесь, а служанка будет лишь предлогом - невинной жертвой, которую Карлос растерзает прямо здесь, прямо на глазах у молодой супруги...

+1

3

- Tesoro, - голос Софи прозвучал устало и чуть с укоризной. Таким тоном обычно разговаривают с маленькими детьми, которые расшалились не на шутку. Не понятно, чего же крик поднимать, если на дворе ночь и все давно спят. С едва слышным вздохом она нагнулась и подняла так небрежно брошенный шейный платок. От приподнятого настроения от встречи с друзьями детства не осталось и следа.
Жаль было уезжать, жаль было покидать веселую компанию и милую Гретхен, которая устраивала прием в честь своей скорой свадьбы. Сама Софи даже и не предполагала, что так сильно соскучилась по своей дорогой подруге, которая, казалось, еще больше покруглела, за эти полгода.
Жаль было платья, которое специально готовилось к этому случаю и собственно так и осталось толком не выгулянным.  А ведь она была так хороша в нем, нежно голубой цвет так дивно подчеркивал нежный цвет лица и золотистые локоны.
- Ежели желаете, душа моя, я пойду, распоряжусь относительно ванны. Приказать, что бы после Вам подали чаю? Или, может кофе?
«Бесценный алмаз» полковника всеми силами постаралась сделать вид, что не замечает того, что Карлос был, мягко говоря, не в настроении. Причем совершенно не понятно, по какой причине, ведь вначале все шло вроде как гладко.
Шел второй месяц с того момента как Софи стала супругой Карлоса ди Фалько, блистательного тенора, род которого был знатен, происходил от какого-то там герцога… В подробности Софи не вдавалась. Ей было все равно. Ее судьбу устроил батюшка по договоренности с каким-то старинным приятелем.
Любил ли Карлос  ее? Наверное нет, но Софи это волновало менее всего на свете. Любит – хорошо, нет – тоже не дурственно. Красив собой - несомненно плюс, был бы не слишком красив – не страшно.
Если бы папенька выдал ее за старика лет шестидесяти, с плешью на голове и отсутствием зубов, она не стала бы противиться.
Сердце не обманешь, Софи все еще любила лже-князя Кавальканти, ну или точнее Родерика, и думала о нем, мягко говоря, непозволительно много, то есть практически постоянно. Ах, она отдала бы многое, что бы сейчас оказаться подле него. В подвале ли, в снятой комнатушке ли… Неважно. Только что бы рядом. Только что бы вместе. Навсегда.
Но вот судьба распорядилась иначе. Ее супругом стал Карлос ди Фалько, который, по словам простодушной Гретхетн был  «аж дух захватывает, до чего хорош, чертяка». И с этим сложно было спорить. Он действительно был дивно красив. Идеален, словно древнегреческий бог.
Супруга Софи величала: милым другом, дорогим, ненаглядным да бесценным. По имени она мужа называла редко, все боялась оговориться и вместо Карлос произнести Луиджи...
А еще надо признаться, жена из нее вышла более чем хорошая. На все слухи относительно амурных увлечений своего благоверного не обращала внимания. На отлучки тоже.  Даже на странные капризы относительно сюртука не того цвета или слишком маленького букета цветов тоже закрывала глаза. А в какие-то моменты Карлос был так галантен и обходителен, что она испытывала нечто навроде  нежности к своему благоверному.
И все же ей вполне себе было покойно и хорошо наедине с самой собой и в компании своей незаменимой французской мадамы, с которой они давно стали добрыми подругами. Собственно жизнь Софи мало изменилась, покуда они жили в Париже. Как и в последнее время, она все больше затворничала.  Но теперь, когда они вернулись в Вену, по правилам хорошего тона следовало нанести визиты и представить супруга всем знакомым.
«Манеры, манерами, а ехать не стоило… Вон чего вышло из этого всего. И с какой стороны подступиться? Что сказать? Господи, как же я хочу к дядюшке в Зальцбург. Сидеть в своих комнатах, пить ароматный кофе с корицей, вышивать… Или же читать. Все, что угодно, но не делать вид, будто я сама не своя от счастья!».

+1

4

[AVA]http://s3.uploads.ru/2pcnW.png[/AVA] [NIC]Сarlos di Falco[/NIC] [SGN]---[/SGN]
- Ma dai! Кристиан? Неужели ты уже вернулся? - Карлос расплывается в широчайшей из своих лучших улыбок, широко разводя в стороны руки и подходя к свотловолосому французу. Юноша был хрупок, голубоглаз и хорош собою ровно настолько, насколько позволяли ему правила приличия в обществе, не гнушающемся ничем - чертовски хорош и мил, словно юный паж при королевском дворе.
Но вместо того, чтобы крепко и по-мужски обнять Кристиана, Карлос слегка приобнимает белокожего юношу за плечи в покровительственном, почти нежном жесте.
- Какая встреча, Карлос! - юноша улыбается и смущённо опускает глаза, словно девица на выданье, - Да, буквально вчера только прибыл из Италии. Концерты, ангажименты..., - пояснил он.
- Benissimo! Уверен, всё прошло, как нельзя лучше, - Карлос смотрит на старого друга, как довольный и сытый кот, - Ты же мне не откажешь в чести спеть с тобою пару романсов? Ноты...
- Глупости, - юноша машет рукой, - Я помню твой репертуар наизусть. А где же Фальк? Ты не с ним?
Карлос слегка меняется в лице, явно затрудняясь с ответом.
- Видишь ли... Сколько тебя не было? Год? Полгода? Возникли некоторые обстоятельства...
Но тут к мужчинам подходит хозяйка бала, подруга Софи. Милая девица, впрочем, намётанный взгляд Карлоса говорит о том, что она уже на сносях и интереса не представляет абсолютно.
- Господа артисты, как хорошо, что вы вместе! - улыбается Гретхен, - Думала, что мне придётся убить остаток вечер, разыскивая по дому каждого из вас. Так что, не окажите ли вы честь мне и гостям, не споёте ли и не сыграете что-нибудь?
- Негоже отказывать даме, особенно..., - начал Кристиан, склоняясь к ручке Гретхен.
- Особенно такой прелестной, - закончил Карлос и покосился на спутника.
"И в таком интересном положении..."

***

- Что?? Так ты теперь женат??? - натягивая камзол Кристиан едва ли не кричал от возмущения.
- Не кричи ты так..., - поморщился Карлос с меланхоличным видом поправляя рубашку. Она должна была сидеть безукоризненно.
- Не кричи! - фыркнул Кристиан, но уже значительно тише, - Я её знаю?
- Фон Эркет. Софи фон Эркет, - невозмутимо ответил Карлос.
"Чёрт подери! А как не хотелось портить такой чудный вечер..."

***

А она была не здесь и не с ним всё это время. То есть, конечно, физически присутствовала и даже иногда делала вид, что ей есть дело до супруга, а не только до его каких-то проблем, но видит Бог, мыслями Софи зачастую витала очень далеко. Казалось, ей было всё равно даже тогда, когда речь заходила о выполнении супружеского долга. Признаться честно, такая апатия со стороны дражайшей супруги Карлосу быстро наскучила. Первое время он даже пытался быть нежным, но сейчас старался не навязывать девушке своё столь близкое общество. Они вместе завтракали и ужинали, вместе гуляли, выходили в свет, где почти нежно держали друг друга за руки, но по сути своей никогда не были вместе, ни минуты.
И если свои физические потребности Карлос легко удовлетворял в объятиях тех, кто его действительно желал и отдавался ему со всей страстью, то моральные потребности удовлетворить было сложнее. Иногда ему казалось, что если бы не обожание толпы и восхищённый взгляд Фалька по ту сторону рояля, то он морально бы зачах ещё в начале их знакомства с Софи. Он так любил себя, а ей было всё равно. Что может быть хуже? А она была до зубного скрежета лояльна и невозмутима. Казалось, даже если бы он застала супруга с Фальком и ещё парой-тройкой девиц лёгкого поведения на супружеском ложе, она не повела бы и бровью. А только ли казалось?
- Коньяка, - отрезал Карлос, едва сдерживая злость и обиду, но тон Софи, не поддающейся на провокацию, отрезвлял. Отрезвлял, когда так хотелось напиться!
Но тут, наконец, подоспела Анна. Немного помятая и заспанная, она находу поправляла передник.
- Господин..., - начала она, но Карлос грубо оборвал её, мгновенно подходя к молоденькой девушке угрожающе близко.
- Почему так долго? - почти прошипел он сперва, а затем спросил уже громче, - Почему я должен просить дважды?!
Он взвёл к потолку очи-горе и резко развернулся к Софи с выражением вселенской скорби на лице.
- В этом доме никому нет дела до моих желаний. Никому нет дела до меня..., - и тут же бросил резко через плечо Анне, - Ванну, живо! Не то уволю!
Служанку сдуло, как ветром.
- Душа моя, а не пойти ли вам... "к чёрту?"... спать например? - поинтересовался он у Софи с деланой обходительностью.
Он, конечно же знал, что она с удовольствием снимет с себя обязательство быть хорошей супругой и со спокойной совестью отправится наверх. А как же иначе? Он для неё пустое место. Бедный, бедный Карлос...

+1

5

- Коньяка… Конечно, сию секунду, - кивнула Софи, голос которой прозвучал почти виновато. Словно она просила прощения, что так сглупила  и сама не догадалась предложить своему благоверному  этого самого коньяка. Поспешно подойдя к столику, на котором стоял пузатенький графинчик, она принялась возиться с ним и стаканом, краем уха слушая сетования Карлоса относительно того, что он в этом доме пустое место.
«Нет, мой Луиджи никогда бы не стал так себя вести со слугами! Никогда! Он просто воплощение вежливых и учтивых манер, несмотря на то, что живет как бродяжка! Только не Луиджи, а Родерик… Бедняжка мой, как он? Право слово, душу дьяволу продала бы, только что бы разузнать, как он поживает!».
Ну, вот чего набрасываться с угрозами и криками на бедную служанку? Что такого дурного она сотворила? Вопросов была масса, а ответов ни одного. Надо потом поговорить с мадемуазель Колбейн. Она всяко больше знает мужчин…
«Что же такого произошло на этом приеме, что он так разозлился? Вроде бы вначале был так весел, надо бы узнать, что бы в дальнейшем избегать таких вот ситуаций! И перед Гретхен следует извиниться, что мы так вот уехали, толком не попрощавшись! Может это я сделала или сказала что-то недопустимое, что могло оскорбить его?».
Но потом эти мысли отошли на второй план, и Софи принялась раздумывать о том, что ей совершенно необходимо разыскать Родерика. Хоть одним глазком посмотреть на него, удостовериться, что он жив-здоров, не сотворил с собой смертного греха. А может и поговорить с ним…
На мгновение у белокурого ангелочка мелькнула мысль о том, что у всех (ну практически у всех) дам из высшего общества есть любовники, и может быть, если это не оскорбить Рика… То они могли бы встречаться ну хоть раз в неделю. Ах, как бы счастлива она была тогда! Но тут же покраснев от таких гадких мыслей, едва заметно тряхнула головой. Нет. Это гадко, ведь она клялась в верности другому, а клятвы нужно выполнять.  Хотя с другой стороны... Если всем можно, то отчего ж ей запрещено?
«Нужно разыскать Лорин! Обязательно! Она может хоть что-то знать про судьбу моего любимого… Завтра же! Завтра же встречусь с ней, да и потом… Надо бы и ей представить Карлоса, ведь он теперь мой муж…».
За всеми этими размышлениями и рассуждениями Софи чуть было не прослушала последнего вопроса, который задал ди Фалько.
- О, благодарю Вас, милый мой. Вы так заботливы  и внимательны ко мне! Я и правда очень устала, и хочу спать, - а еще ей страстно хотелось побыть наедине со своими мыслями. Весь этот дом, каждая вещица была наполнена горькими воспоминаниями. О счастливом времени, когда Софи искренне полагала, что будет самой счастливой на всем белом свете, потому как любит и любима.
Подав стакан с коньяком своему благоверному, молодая женщина  отошла к креслу и села на его краешек.
- Отправлюсь спать, как только удостоверюсь, что ванна будет приготовлена.  Вы же не будете против, душа моя, если я сегодня буду спать в комнатах моей матушки? А Вы шикарно устроитесь в той комнате, которую приготовили для нас…
Выражение лица Карлоса словно бы кричало о том, как он несчастен. Софи вновь показалось, что она разговаривает с маленьким капризным мальчиком, который и сам не знает, чего именно ему хочется. Которого до безобразия избаловали няньки, мамки и любяще родители. А ей теперь возить с этим капризулей…
Ну, вот что обычно делают, когда дети капризничают? Успокаивают, утешают или напротив со всею строгостью говорят, что ежели бунтарь не успокоится, то наказание будет неизбежно. В ее случае второй вариант не подходит, стало быть…
- И, прошу Вас, милый мой, не говорите, что до Вас тут нет никому дела. Ведь это не правда. Я сделаю решительно все, только что бы Вы были счастливы.
И внезапно заулыбавшись, встала с кресла, подошла к Карлосу и протянула ему тот самый шейный платок, который все это время теребила в руках.
- Ну, вот ты только скажи, чего желаешь, и я непременно исполню это! Сейчас и сию минуту, только, прошу, умоляю, не огорчайся больше! Луиджи, еще я хотела просить тебя…
И обмерла слегка побледнев. Все-таки оговорилась! Вот ведь конфуз! Оставалось только надеяться на то, что ди Фалько, поглощенный жалостью к самому себе, просто не заметит этой оговорки.  
- Ваша ванна… Я, пожалуй, пойду и потороплю Анну...

0

6

[AVA]http://s3.uploads.ru/2pcnW.png[/AVA] [NIC]Сarlos di Falco[/NIC] [SGN]---[/SGN]
Почему-то люди, которые любят и умеют почти профессионально закатывать истерики ни-ко-гда не считают себя истеричками... Так вот, Карлос истеричкой себя не считал, воистину по-мужски решив, что это развлечение исключительно для барышень. С тем же, кто посмеет поспорить, Карлос, вероятно, спорить будет, прилагая все усилия, а в случае недостатка аргументов, возможно, даже устроит истерику. Весомый аргумент, не так ли?
Софи возилась с бокалом и графином коньяка, упорно игнорируя страдания супруга. Играть же высшую степень покинутости и разочарования в жизни без публики не имело ни малейшего интереса. К сожалению, врождённая тяга к публичности требовала пристального внимания извне даже при пустяковых происшествиях, а тут... подумайте только!... такое горе: бывший любовник закатил скандалище да ещё какой! С бранью, криками, слезами и заламыванием рук в порыве горя. Карлосу на силу удалось угомонить юношу прежде, чем гости или прислуга смогли понять причину раздора. А причиной, конечно, была жуткая ревность. Конечно, как же так Карлос мог променять своего сладкоголосого мальчика на какую-то...кхм, девицу. Девицу! А увещевания про необходимость такого манёвра услышаны не были. Как не были услышаны и обещания частых встреч.
И вот теперь пришло самое время выплеснуть всё то, что накипело за эти душераздирающие моменты скандала. И на кого, если не на ни в чём не виноватую прислугу и тем более ни в чём не виноватую жену? Кисло улыбнувшись, мужчина принял стакан и, поморщившись, сделал большой глоток. Крепкий алкоголь обжог нутро, но ему не сравниться было с тем пожаром, который пылал в голове ди Фалько, не привыкшего к подобному обращению со стороны кого бы то нибыло. Он привык, чтоб им восхищались, гадили по головке и восхищались, а тут... Одни огорчения!
- Ну, что вы! Как я могу? Я ведь не деспот какой, чтобы перечить вашим желаниям..., - его было крайне сложно понять, говорит ли Карлос правду или же ломает комедию под названием "Догадайся сама, отчего я обижен".
Внезапный переход Софи от учтивости к заботе, казалось, давал надежду, что она догадалась о том, что Карлосу так было необходимо её внимание. Он даже обернулся к ней, слегка удивлённый, отставил бокал, принимая из нежных ручек платок. Но предательски сорвавшееся  с прелестных губок имя, заставило Карлоса в один момент стать мрачнее тучи.
- Что, простите...? - опешил мужчина, медленно вставая и сжимая в руках платок так, будто это была шея неведомого ему Луиджи.
- О, нееет, - тихо и угрожающе протянул Карлос, сокращая расстояние между ним и супругой до неприличия, - Пустое, ванна подождёт. А вы мне сейчас немедля расскажете, чьим именем сейчас так ласково меня назвали. Иначе...
Шейный платок многозначительно, словно змея, скользнул по спине девушки на уровне талии, притягивая её к Карлосу почти вплотную. Его тёмные глаза буквально впились в лицо девушки в ожидании ответа, а губы были плотно сомкнуты, будто сдерживая из последних сил всё то, что было недосказано.

+1

7

- Как же подождет, она же остынет, и потом будет холодной, а как же холодную… - невнятно лепетала «бесценный алмаз» полковника, втягивая голову в плечи и никак не решаясь поднять глаза на Карлоса. – Лучше Вам идти прямо сейчас, а я бы пока распорядилась относительно белья… Там в Ваших комнатах надо поменять, что бы все было как Вы любите.
Более всего на свете сейчас Софи хотелось исчезнуть с лица земли. Раствориться. Превратиться в крошечную мушку, которая с легкостью может улететь из этих комнат, и никто не остановит ее. Только бы не пояснять, кто такой этот самый Луиджи. Кто этот проклятый обманщик, который занимает все ее мысли! О котором она думает каждую ночь, каждое утро, каждый день, каждый вечер. Когда она одна, и когда она вместе с Карлосом…
Если бы это можно было взять да так просто пояснить, но увы, это было невозможно!
Ох, не зря мадемуазель Колбейн в свое время не раз и не два говорила своей воспитаннице, что самую ужасную ошибку, которую может совершить женщина, это вот так вот глупо оговориться! Это практически равносильно смерти. И, если раньше Софи смеялась над такими вот словами, то теперь понимала, что это правда.
«Да что ж такое! Это видимо кара Божья, ведь я клялась быть верной, а сама посмела подумать про другого!» - правда после на ум вновь пришло, что остальные дамы то не только одного, но и двух воздыхателей имеют. И ничего. Все довольны и счастливы.
- Чьим… Чьим…Чьим… - голос белокурой фрау звучал так, будто еще немножко и она расплачется, хотя она и старательно делала вид, будто улыбается.
Но тут же она взяла себя в руки, вспомнив, что на самом деле ей нечего бояться. Ничего дурного она не сделала. Да, оговорилась, да думала о своем женихе. Бывшем. Ну что с того? Можно смело сказать, что плоды воспитания французской мадамы давали таки свои плоды, и в благопристойной венской фроляйн таки появилась крошечная частичка хитренькой и ловкой француженки, которая очень мило моет слукавить, дабы выгородить себя. И очень кстати.
«Просто надо умаслить его, вот и все! Ведь уже все знают как он любит внимание к своей персоне! Заверить, что он мой единственный и любимый!».
–Я не успела договорить, душа моя, как ты уже  кажется, стал подозревать меня Господь весть в чем! И как тебе только не стыдно? – внезапно с этими словами Софи прильнула к ди Фалько, словно кошка, выпрашивающая внимания и ласки. – Луиджи это тот юноша, который на сегодняшнем вечере пел. Сначала один, потом все с тобою что-то взволнованно обсуждал. Помнишь? Его, кажется, представили как Луиджи... Да?
С этими словами Софи буквально силком заставила сесть Карлоса в ближайшее кресло, а сама, словно маленькая девочка уселась ему на колени, как-то подозрительно весело улыбаясь и хитро сверкая глазами.
-  А ну-ка, признавайся, что ты там себе напридумывал про меня? М? Вот ведь ревнивец, а так и не скажешь, – и вновь засмеявшись, молодая женщина звонко поцеловала своего супруга в щеку. Пожалуй сейчас Софи была словно сама не своя. – Я просто подумала, что нам в любом случае надобно будет устраивать званый вечер, когда приедет батюшка. А этот Луиджи так очаровательно пел… Отчего бы нам не пригласить его, как это сделала и Гретхен? Думаю, гости будут в восторге от такого дивного певца. Что скажешь, душа моя?

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Альтернативный кроссовер » Промежуточная ступень между тенором и человеком