Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Tanz der Vampire: репетиции » Bossu, boiteux et borgne, с'est lui qu'on élira


Bossu, boiteux et borgne, с'est lui qu'on élira

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

● Название эпизода: Bossu, boiteux et borgne, с'est lui qu'on élira / Горбатый, хромой, кривой, его мы и выберем (фр.)
● Место и время действия: осенняя ночь 1895 года, лагерь цирка невдалеке от одного из румынских городов.
● Участники: Koukol (17 лет), Graf von Krolock
● Синопсис: Юноша-урод, даже не обретший настоящего имени и попавший в руки управляющего цирком, не ждал от жизни ни нового, ни хорошего. И в самом деле - единственный человек, который был к нему по-настоящему добр, давно в могиле, а все остальные воспринимают его лишь как средство легкой наживы. Но, быть может, даже в такой безвыходной ситуации жизнь способна преподнести несколько сюрпризов? Вот только окажутся ли эти сюрпризы действительно хорошими...

+2

2

Этим осенним вечером все места на выступлении были заняты и зрители восприняли представление бурными восторгами. Люди любили смотреть на что-то необычное. Смешное и пугающее одновременно. Они смотрели на происходящее, смеялись, получали свой заряд впечатлений и уходили домой, обсуждая увиденное с приятелями. Но никто не видел изнанку цирка и даже не представлял, какая жестокость стоит за всей этой мишурой и весельем.
Прошло уже больше часа после представления, и как обычно все отмечали успешный вечер, распивая что-то крепкое у костра. Оттуда доносились громкие голоса и смех. Горбун же сидел в дальнем шатре рядом с каким-то старым цирковым реквизитом, и отсутствующим взглядом смотрел на колесо для метания ножей. И почему этот номер так давно не ставили? Иногда он представлял, как сам участвует в этом номере, а к колесу привязан управляющий цирком или кто-то из этих злобных карликов. Он представлял ужас в их глазах, ведь как такой кривой урод сможет не покалечить их с первого раза? А ведь они его недооценивали: с ножами он управлялся весьма неплохо, хотя, конечно, в людей пока никогда не метал. Легкая тень усмешки проступила на его лице. Да, этот номер определенно имел бы успех у зрителей. Громкий лай собаки вернул его из своих мыслей в реальность. Стало как-то на удивление тихо, что странно, ведь обычно все эти гулянки затягивались до глубокой ночи. И каждый раз горбун надеялся, что про него забудут и не придут ночью, чтобы вновь начать свои издевательства. Но через некоторое время послышались шаги и голоса. Он вздохнул. 
– Эй, урод, опять ты решил с нами в прятки поиграть? Забыл, чем это заканчивается? – донесся до него хриплый голос. Управляющий цирком собственной персоной. Весьма необычно, что он сам лично пришел к нему посреди ночи. Попытки бегства давно потеряли всякий смысл, ведь кто-то обязательно ловил его, и потом становилось только хуже, он уже и не помнил, сколько раз его избивали. А управляющий обычно приходил к нему только в подобных случаях. Интересно, что же не так на этот раз? Далее последовал какой-то очень странный бред про некого господина, который появится в скором времени, и который желает пообщаться с ним – с горбуном. Какая-то глупая пьяная шутка, пьяные бредни, очередной розыгрыш, чтобы потом поиздеваться… других мыслей по поводу этого всего не было. Но управляющий цирком вел себя слишком странно, выглядел взволнованным и даже слегка напуганным. Все происходящее весьма заинтриговало. – И не вздумай выкинуть что-то из этих твоих штучек, – напоследок пригрозил мужчина. Горбун лишь фыркнул и что-то пробубнил себе под нос. Он даже не представлял чего сейчас ожидать, какого таинственного гостя ждать и ждать ли вообще. Он и не слишком то поверил во все эти бредни, все же восприняв это все как странный розыгрыш. Хотя, зачем в этом участвовать самому управляющему цирка? Но и зачем какому-то таинственному господину приходить ночью к такому горбатому уроду? Мало было представлений, чтобы посмотреть? Он же никому не был нужен. Разве что ради выгоды, ради привлечения внимания. Слишком много вопросов поселилось в голове. Его стало раздирать любопытство и одолевать волнение. В какой-то момент даже захотелось выйти из своего укрытия, чтобы больше разузнать о происходящем, но он остался на месте, лишь прикрыл глаза, прислонив голову к стене и ожидая непонятно чего… и кого.

+3

3

Чем проще всего измерить вечность? Пролетающими калейдоскопом веснами? Ветшанием обстановки старого жилища? Медленно, но неумолимо меняющейся природой? Или... человеческими жизнями, что заканчиваются слишком быстро для того, кто застыл в безвременьи навсегда.
Для графа фон Кролока вечность отмерялась сменой слуг. Слишком быстро старевшие, нередко умиравшие раньше срока по причине несчастного случая или из-за того, что кто-то из паствы не сумел совладать с беспрестанно терзающей жаждой, они тем не менее были единственным (не считая год от года пополнявшуюся свиту), что действительно менялось в замке. К тому, что ему необходим слуга-человек, граф пришел еще в первые годы бытия вампиром - слишком ненадежными ему казались дни, когда он был вынужден глубоко и беспамятно спать до самых сумерек. Но кто добровольно согласился бы служить такому, как он? На кого смог бы положиться вампир, чудовище?.. Разве что на существо, у которого нет иного выбора, нет иной возможности быть нужным, который точно так же, как и сам Кролок, загнан в угол, и... которому некуда будет идти, если работа в замке чем-либо его не устроит.
Этим и пользовался граф, раз за разом подбирая тех, кому не посчастливилось родиться с нормальной человеческой внешностью - иногда это были отказники, воспитывавшиеся при церкви или монастыре, иногда - деревенские юродивые или, как сейчас, "артисты" цирка уродов. Но с неравномерной регулярностью в замке был нужен новый слуга, и Кролок с невозмутимостью выполнял эту повинность, давая приют и возможность быть полезным (вкупе с обязанностями, сравнимыми разве что с работой на привязи в одном из опаснейших уголков земли) одному из юных отщепенцев текущего столетия.

В этот раз ему, можно сказать, повезло. Слухи о цирке, где выставляют горбатое чудовище, застали его уже в первом городке, где он остановился, покинув замок - не далее как неделю назад его крайний слуга, еще вполне бодрый и полный сил, неловко свалился с лестницы и сломал себе шею. К счастью, солнце в тот момент уже зашло, и страдавшая от жестокого голода паства смогла поживиться кровью умирающего.
До нужного населенного пункта он добрался через пару ночей, благо путешествовать в одиночку было легко и не затратно. Обратный путь, надо думать, займет больше времени и сил. Оставив невдалеке от лагеря цирка лошадь с легкой повозкой, на полу которой хранилось все необходимое для нового Куколя, Кролок уже под покровом ночи проник на территорию шатров, шумных разговоров вокруг костра и жестоких шуток кочующих балаганных артистов.
Он давно уже не думал о том, насколько чужд этому миру - чувство это закостенело, заледенело, будто высохло и более не тревожило его. Он почти не пытался подстраиваться под окружающую изменившуюся действительность, предпочитая, чтобы действительность сама прогибалась под него, если он ей чем-либо неудобен. Но когда подивившийся его нежданному визиту управляющий алчно закивал головой, услышав предложение, Кролок невольно ухмыльнулся краешком губ. Люди все те же. И любая проблема все так же легко решается звонкими монетами. Почти любая.
Денег у него практически не было, а вот из драгоценностей, сохранившихся с тех времен, которые были ему родными, а сейчас считались глубокой древностью, еще оставались и перстни, и подвески. Одно из колец, сейчас украшавшее его длинные аккуратно-изящные пальцы, он и собирался отдать взамен. Потом. Как только выяснит, действительно ли ему подходит этот паренек, которому так не повезло родиться уродом.

Заключив договоренность на словах, управляющий ненадолго исчез, а потом, кланяясь и что-то подобострастно высказывая, проводил Кролока к одному из дальних шатров. Хотел было зайти следом, но короткий жест графских пальцев, на одном из которых сверкнул вожделенный перстень с крупным камнем, остановил его на пороге. В шатер Кролок вошел без сопровождения и, задернув за собой полог, остался наедине с юношей, чей внешний вид, однако, не оставлял сомнений, что жизнь к нему была не слишком щедра и справедлива.
Выпрямившись во весь рост, вампир смерил его взглядом и едва заметно улыбнулся своим мыслям, ничуть, впрочем, не выказав на лице ни отвращения, ни страха.
- Здравствуй, - голос его прозвучал негромко и словно бы мягко. - Я граф фон Кролок. И... у меня есть для тебя работа.
Он представился, но имени урода не спросил - это не имело для Кролока никакого значения. В любом случае, если этот паренек ему подойдет, звать его будут иначе - тем именем, что брало корни в человеческой жизни графа. А не подойти он может. Уродство далеко не всегда сопровождается физической силой и выносливостью, а брать в услужение существо хилое и болезненное Кролок не стал бы. Именно потому он и высказал желание посмотреть, так сказать, "товар лицом", прежде чем перстнем скрепить сделку с управляющим.
- Но мне надо убедиться, что ты для нее подходишь. Поднимись.

+3


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Tanz der Vampire: репетиции » Bossu, boiteux et borgne, с'est lui qu'on élira