Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Romeo et Juliette" » C`est le jour


C`est le jour

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

● Название эпизода: C`est le jour/Этот день
● Место и время действия: день седьмой, после полудня, улицы Вероны
● Участники: Marcella, Tybalt Capulet
● Синопсис: Марселлу с самого утра терзает нехорошее предчувствие и пусть она решила для себя, что постарается забыть Тибальта, но он не выходит у нее из головы. Направляясь на площадь по поручению матери, она вдруг видит его и тяжелое предчувствие становится только сильнее. Поэтому девушка решает догнать его и поговорить, не зная, что Капулетти собирается убить Ромео Монтекки.

0

2

Верите или нет, но Марселла изо всех сил старалась сдержать обещание, данное себе самой ночью, будучи немного навеселе. Кстати, той же ночью спустя четверть часа, она вдруг вскочила с кровати и решила скорее помчатся к... Тибальту, дабы высказать всё то, что поднялось в её душе. А почему бы и нет? А почему бы не в ночной рубашке? И почему бы не ночью?! Но на этот раз у самых дверей её остановила Сара и таким образом именно эта юная служанка уберегла свою госпожу от позора. Впрочем, вскоре слова и чувства, вспыхнувшие в душе предались забвению и Марселла спокойно уснула.

На бал она не пошла и отчасти потому, что решила сдержать обещание и забыть Тибальта. Конечно, там бы она встретила много других красивых и интересных юношей из достойных семей клана Капулетти, но у Марселлы были сразу две веские причины. Во-первых, пока Тибальт был и оставался самым красивым, и храбрым, и умным, и... в общем список можно было продолжать до бесконечности. Во-вторых, Тибальт был там... А значит, есть вероятность, что прежние чувства, вспыхнувшие в душе ночью, снова дадут о себе знать и тогда Марселла может просто не сдержаться, а потом жалеть о содеянном. Но в том случае нельзя было ничего поправить. Репутация семьи Мартино будет испорчена окончательно. Конечно, никуда не делся и запрет отца.

В течении дня Марселла всячески старалась отогнать от себя мысли о том, кто так некрасиво и бесцеремонно похитил её сердце. Во время церковных служб она усердно молилась и просила Господа помочь ей обрести душевный покой. Потом она решила посвятить себя заботе о старшей сестре. Марселла целый день провела с Летицией и старалась поднять ей настроение. А ещё она наконец-то рещила, что пора подумать о замужестве сестры, новом замужестве. Однако прежде всего она провела ещё какое-то время в молитвах, пытаясь в такой беседе через Господа объяснить покойному синьору Ферреро, что его жена не предаст его, что это необходимо.

Утром следующего дня как обычно была служба, на которой Марселла молилась с особым усердием. После она нарисовала смешную историю в картинках, желая развлечь Летицию, но матушка попросила срочно найти отца, который после обеда отправлялся в путь. По словам синьоры Мартино, письмо, которое должна  была передать Марселла было слишком важным, чтобы передавать через слуг. Взяв в сопровождение Сару, служанку, Марселла отправилась в дом Капулетти, по дороге убеждая себя в том, что она совсем не обязательно должна встретиться с Тибальтом.

И вот на одной из улиц она встретила его... Причём почти столкнулась с Тибальтом нос к носу. И в душе снова возникло то, чувство с которым она так усердно боролась. Только теперь Марселла поняла, что это были не гнев и обида, а какое-то дурное предчувствие.
- Добрый день, - тихо поприветствовала его Марселла, стараясь выглядеть спокойной.

0

3

В этот день Тибальт Капулетти проснулся с первыми лучами солнца. А, впрочем, нет, племянник леди Анны и не спал этой ночью. Слишком много мыслей, слишком много даже для него. В эту ночь кошачий царь словно вспоминал всю свою жизнь с самого детства, которое только помнил. В эту ночь, сидя в одиночестве в темной комнате, он понимал, что жизнь его разделена на несколько частей и перебирал каждую из них. Первая почти стерлась в его памяти. Это дом родителей, когда сам Тибальт был еще маленьким. Очень смутные воспоминания, настолько, что он уже почти не помнил лица отца и матери. Но вот их не стало, и мальчик оказался в доме Капулетти. Все стало иначе. Нет, тетушка его любила, но как не крути, а все равно юноша был в этом доме чужим. Просто родственник, которого взяли под опеку. Которому внушали ценности семьи, ценности, которые он готов был защищать. А потом, в его жизни появилась она. Ангел, нежный цветок, свет его жизни. Джульетта… одна только Джульетта. Прелестное дитя, с которой он мог проводить все свое время, даже забывая про юношеские развлечения с друзьями. Очаровательная девушка, ради которой Тибальт готов был жертвовать жизнью, ради которой он мог отбирать чужие жизни. Мог… но только ей было это не нужно. Как не нужна была и его любовь.
Первые лучи солнца окрасили стены комнаты Тибальта алыми всполохами. Как огонь, как кровь, как цвета клана. Кошачий царь еще раз пробежал глазами письмо, которое только что написал. Вызов. И если ублюдочный Ромео не ответит на него, значит Капулетти сам найдет его и прикончит, но не вызывая на дуэль, а как разбойника на площади. Когда же слуга убежал отдать письмо в дом Монтекки, Тибальт отправился в комнату, где обычно тренировался. И каждый раз нанося удар мечом, он видел перед собой лицо ненавистного Монтекки, видел как тот обнимает его Джульетту, как смеет касаться ее губ поцелуем. То, чего сам племянник леди никогда не мог себе позволить.
Тибальт шел по улицам, почти не смотря по сторонам. Там, на площади ждали его люди, и с ними уже собирался отправиться на поиски Ромео, если тот не изволил явиться, получив письмо. Но, что-то подсказывало Капулетти, что тот даже не удосужился это послание прочитать.
«Трусливая тварь. Достойный представитель своего клана», - он сильнее стискивает зубы, отчего на лице появляется оскал, как у хищника. Да, Тибальт будто отвечает своему имени, он дикий хищный кот, ищущий свою добычу. И ей не скрыться от него.
- Осторожнее, синьорина! – девушка как-то неловко влетает в него и молодой человек не сразу узнает ее. Слишком заняты мысли другим. Но, когда синьорина отстраняется, на губах племянника леди появляется ухмылка. – Ооо, и вам доброго дня, синьорина Марселла. Вы снова бежите куда-то не разбирая дороги? Не слишком ли беспечно с вашей стороны? Разве не говорил я вам, что на улицах может быть опасно? Или вы забыли в каком городе живете?
Сегодня, здесь и сейчас, Тибальт не настроен на любезности. Слишком сильно кипит кровь в его жилах, слишком жаждет он отмщения, и слишком желает увидеть, как кровь Монтекки окрасит камни мостовой.
- Впредь будьте осторожнее, - холодно говорит он и уже собирается обойти Марселлу, дальше направляясь на площадь. Да, Тибальт все еще помнит, что эта девушка любит его. Помнит, но только ему уже нет дела до этого. Не после того, как его сердце ранено намного сильнее, и потому уже нет желания проявлять милость к кому-то.

Отредактировано Tybalt Capulet (27-12-2016 11:38:10)

0

4

В другом случае Марселла бы ударилась в слёзы и может быть приняла все слова очень близко к сердцу. Так было бы, не возникни в её жизни любви, безответной и даже в какой-то мере несчастной. Но две встречи с Тибальтом придали ей уверенности... Немного... Да и к тому же последний разговор с синьором Капулетти (тот, где он неожиданно разоткровенничался) уверил её в том, что надо забыть все эти глупости.

Только если б это было так просто! Забыть-то совсем несложно. Надо всего лишь отвлечь себя каким нибудь занятием. Например, вышивка или рисование. Они порождают приятное чувство увлечённости. Оно, конечно же, не такое сильное как любовь, но всё же. Вот Марселла с утра уже выбросила из головы Тибальта (как ей казалось), но вот он возник перед ней. Так неожиданно. И вот оно снова волнение и эта самая непонятная дрожь.

А между тем Тибальт был не очень приветливым. Впрочем, он всегда был вежливым и учтивым, но каким-то мрачным. А сейчас от манер не осталось и следа. И при этом весёлости не прибавилось.

"Что случилось?" - Марселла замерла на одном месте и взглянула в лицо Капулетти.
Вряд ли он сам ей ответит на вопрос. К тому же, Тибальт уже собирался уходить, тем самым показывая своё нежелание вести разговор.
Только девушка не заметила ни грубых слов, ни бесцеремонного поведения. Она была занята мыслями о том, в каком расположении духа находится её возлюбленный.

- Иди, и выполни поручение синьоры Мартино, - коротко и очень твёрдо обратилась она к служанке. - Иди!
Возможно девушка сказала что-то ещё, но Марселла уже развернулась в противоположную от неё сторону и побежала вслед за Тибальтом.

- Стойте... Подождите!.. - приговаривала она, но не очень громко. Ведь даже закричи, Тибальт не остановится.
Шестое чувство подсказывало, что так и будет. Расталкивая людей и спотыкаясь, Марселла совсем выбилась из сил, догоняя Тибальта. Наконец его спина оказалась совсем рядом, на расстоянии вытянутой руки. Девушка, будучи не в состоянии говорить, коснулась его плеча и немного переведя дух сиплым голосом обратилась к Капулетти:
- Постойте... Скажите... куда... куда вы идёте? Что случилось?

Умом Марселла не успела ещё осознать, что задала вполне прямые вопросы прямо в лоб. И вообще, если Тибальт решил умолчать о том, что у него случилось, значит Марселлу это касается в последнюю очередь.

0

5

Марселла осталась за спиной и Тибальт только прибавил шагу. О да, как всегда этот ее взгляд, не то загнанный, не то все так же с испуганным обожанием. Глупости, все это глупости. Кому она нужна эта чертова любовь? Она причиняет только боль и ничего более. И племянник Капулетти знал это как никто другой. Все эти сказки о том, что двое могут полюбить друг друга. Не здесь, не в этом городе.
Пальцы сжимаются на рукояти меча. Кошачий царь будто здесь и сейчас видит паршивца Монтекки. Видит эту его довольную улыбочку и как он смеет обнимать милую Джульетту, как тянется к ней, как касается ее губ своими грязными губами. Нет, он больше не позволит этого!
"Глупая девочка, да что ты нашла в нем?!" - за это утро Тибальт будто выворачивал свою душу наизнанку, проклиная Монтекки, впадая в ярость, то тут же огонь злобы сменялся отчаянием, стоило лишь вспомнить как сияли ее глаза. Да, сияли для него, для Ромео, мерзавца, недостойного даже одного ее взгляда. Ветреного романтика, который играет в любовь. Откуда ему знать, что это такое, когда у него эта любовь меняется каждую неделю? Будто бы не слышал племянник леди Анны слухи о том, что сегодня он влюблен в одну и вздыхает у нее под балконом, а завтра уже другая стала объектом его страсти. Так же будет и с Джульеттой? Нет, ее верный рыцарь не позволит этого! Лучше пусть она будет плакать над телом этого ублюдка, чем они будут вместе.
Прохожие, шедшие навстречу, и видевшие гримасу злобы, искажавшую лицо молодого человека, старались как можно скорее отойти в сторону. У Тибальта и так была скверная слава, и слухи о том, что он может прикончить кого-то просто от того, что у него сегодня дурное настроение, были не на пустом месте. А здесь, это самое "плохое настроение", казалось, мрачным призраком шло впереди него.
"Герцог запретил дуэли, но разве его это остановит?" - думали жители Вероны, стараясь уйти с его дороги. Капулетти же был этому только рад и только быстрее шел вперед. Однако, не все пошло так, как ему хотелось. Вот он слышит как его окликнули и вновь хватается за меч.  Тибальт не узнает ее голос и оборачивается уже собираясь не в самой приятной форме ответить о том, что задерживать его - это плохая идея. Но вот он видит перед собой все те же светлые глаза. О чем она спрашивает? Куда он идет?
Капулетти недоуменно склонил голову набок и развернулся так, чтобы девушка не касалась его.
- Что случилось? - переспросил он, чуть прищурив глаза. - Синьорина, с каких это пор я должен вам рассказывать. что со мной происходит, а тем более объяснять куда я иду и зачем? У меня важная встреча с один синьором.
При этом он презрительно фыркнул после слова "синьор", явно выражая тем самым свое отношение к этому самому синьору.
- Если это все, то я, пожалуй, вас покину, - раздраженно проговорил Кошачий царь, вновь собираясь уйти. Ей не все ли равно, кого он собирается сегодня убить? Ах да, она же в него влюблена. Но разве это должно его волновать?

0

6

С каким выражением лица он развернулся к ней! А рука! Рука лежала на рукояти меча! Марселла словно застала Тибальта врасплох и увидела его выражение лица. Она увидела его искренние эмоции, а не маску... И тут перед глазами всплыло воспоминание о том, как он за неё заступился. Он быстро приближался к Монтекки также стремительно, хмуро глядя вперёд. Теперь же девушке стало ясно, что тогда была лишь маска ненависти. То, что обычно выставляют напоказ. Испытывал ли Тибальт жгучую ненависть именно к тому, конкретному синьору? Скорее всего нет. Теперь же то, как он произнёс "с одним синьором", говорило об обратном. В этот раз Тибальт тоже злился, но злость его была другая. Какая-то более глубокая, более сильная.

Марселла смотрела, но не узнавала в этом разгневанном и отчаянном молодом мужчине того учтивого синьора, который приходил к ней в дом, говорил с отцом, гулял с ней по городу и слушал сбивчивые признания. Ведь она считала его своим защитником, ангелом-хранителем. А сейчас видела, что он сам нуждается в ангеле-хранителе потому что будто сам стремиться на верную смерть. Предчувствие говорило именно о том, что будь Тибальт в таком состоянии, он непременно встретит свою смерть, или же сам нарвётся на неё без особых усилий.

И как же было страшно Марселле представить своего любимого, Тибальта, мёртвого на каменной мостовой! В один миг всё остальное стало таким мелким и незначительным. Она была даже согласна на ненависть со стороны Тибальта. Главное, чтобы он был жив. Отчаяние и страх за жизнь любимого заглушили прочие внутренние страхи. Марселла просто в один миг перестала бояться.

- Постойте, - вновь окликнула она юношу, но уже немного твёрже и громче. - Прошу вас, не ходите туда! Не надо!
Она хотела сделать всего шаг к нему на встречу и всё. Но неведомая сила толкнула Марселлу на большее. Она догнала его, крепко вцепилась его меч и даже потянула на себя, словно пытаясь отобрать его. Девушка даже не осознавала, что таким образом сама может попасть под горячую руку главного задиры всей Вероны.
- Пожалуйста, не ходите!.. Пожалуйста!.. Вы погибнете!.. Пожалуйста, не надо!

Она продолжала тянуть меч Тибальта на себя, видя в этом какое-то спасение. Будто бы не будь у него меча, Тибальт не погибнет. При этом она сама не понимала, откуда взялась эта тревога? Ведь Тибальт уже дрался на дуэлях и не один раз! При одной она даже присутствовала лично... В самом её начале...

0

7

Она смотрит на него все так же - испуганно, но при этом у Капулетти появляется четкое ощущение, что даже если он попытается прогнать Марселлу (что он и пытался сделать, пока еще вполне вежливо), она просто не уйдет.
"Да что ж за день сегодня такой?! Сначала пристал Валентино со своими расспросами, теперь еще и она! Что дальше? Сам герцог встанет на моем пути! Да только мне и герцог не будет помехой!" - слушать дочку синьора Мартино, а уж тем более разговаривать с ней у кошачьего царя не было ни желания, но, что еще важнее, не было времени. Пусть идет куда хочет со своей любовью. Это паршивое чувство не дает ничего. Только боль. Но на этот раз Тибальт готов поделиться своей болью. Да, он полностью отдаст ее Ромео Монтекки, пока тот не захлебнется собственной кровью. Осталось немного - пара кварталов и уже будет площадь, а на площади должен быть его главный враг.
- Какого черта?! - однако, похоже, Капулетти рано расслабился, думая, что можно просто подвинуть девушку и идти дальше. Он снова слышит ее отчаянный призыв, а дальше, к еще большему своему удивлению и негодованию видит, как Марселла еще и вцепилась в его меч. - Уберите руку, не позорьтесь!
Остановят ли ее такие слова? Или эта девчонка совсем обезумела от своей глупой любви, что не понимает что делает? Должно быть картина выглядела весьма комичной, и прохожие начали останавливаться, наблюдая за тем, как хрупкая рыжеволосая девушка, пытается отобрать у синьора меч, да еще и голосит на всю улицу. Тибальт только скривился на это. Отлично, ничего не скажешь.
- Хватит, я сказал! - кошачий царь бросает гневный взгляд в сторону собравшихся зевак и шипит это сквозь зубы. Здесь не на что смотреть. Если хотят увидеть настоящее представление, то лучше пусть идут на площадь, куда направлялся и сам племянник леди Анны. Люди любят наблюдать за казнями, а значит им понравится то, как Капулетти прикончил ублюдочного Ромео.
Однако, толпа и не думала расходиться, как не думала Марселла отпускать своего возлюбленного.
"Глупая девица", - молодой человек сильнее стиснул зубы, а потом перехватив девушку за руку, утянул ее за угол. Там был проход между домами, где не так часто ходили люди.
- Вы что здесь устроили?! - чуть ли не прижав Марселлу к стене поинтересовался Тибальт. - И что это за бредовые мысли? С чего вдруг меня убьют на этой дуэли? Это даже не смешно, - на это он тихо фыркнул. Нет, этот Монтекки едва ли даже меч умеет держать, куда ему кого-то убить. Только и может, что дурить девушкам головы своими речами. - Я лучший фехтовальщик Вероны, меня не убить этому ублюдку.
То, что выражаться при даме подобным образом это дурной тон, как и стоять к ней так близко почти наедине, Капулетти едва ли волновало. К тому же, она первая устроила это представление с попыткой его остановить. Что вообще происходило в голове у этой девушки, раз она позволяла себе подобное? Это до сих пор было для Тибалльта загадкой, как и все другие ее мотивы. Уж не ему ли было знать, что любовь может свести с ума, но, должно быть, это безумие у каждого проявлялось по-своему.

0

8

Марселла даже сама удивилась своей храбрости. Подойти к Тибальту и ещё пытаться отобрать у него меч! Нет, в здравом рассудке она бы ни за что не решилась на подобное. Даже подумать было страшно. Сейчас тревога за любимого заглушила стыд и прочие стоп-сигналы, которые должна развивать в себе каждая синьорина из приличной семьи. Главное, чтобы Тибальт остался. Остыл. Не надо ему идти на площадь. Марселла даже не замечала ни попытки юноши "охладить" ее, ни зевак, которые с любопытством наблюдали за этой сценой.

И вот только когда Марселла оказалась в узком переулке между домами, почти прижатая к стенке, она будто очнулась и поняла, что позволила себе лишнее по отношению к Тибальту. Невежливо было окликать его и не давать идти дальше, когда он явно дал понять, что спешит и не может долго с ней беседовать. И вообще возможно не стоило так отчаянно пытаться остановить?

Марселла вжалась в стенку и виновато посмотрела на Тибальта. Да, она жалела, что пришлось устроить на улице целое представление. Но её не покидало чувство, что она так и должна была поступить. Дурное предчувствие прежде никогда не было столь сильным и в этот раз Марселла на удивление самой себе прислушались к своему внутреннему голосу.

Слово "ублюдок" прозвучало так резко, что Марселла даже вздрогнула. Всё же при ней никто и никогда не выражался подобным образом. Даже отец будучи в гневе. Однако она не могла упрекать Тибальта в том, как он говорит с дамой. Ведь видно было же что юношу просто разрывает от злобы и обиды.
- Не сердитесь, - мягко ответила Марселла (чему даже сама удивилась), - у меня плохое предчувствие. Вам не надо идти на площадь. Не надо вызывать на дуэль кого-либо! Вы сейчас сильно разгневаны, а ярость - это плохой советчик. Пожалуйста, послушайте меня! Прошу вас!

Она положила руки ему на плечи и немного потрясла. Остановят ли юношу эти простые слова?

0

9

Вот и что было можно о ней сказать? Даже сейчас, оказавшись совершенно бесцеремонно прижатой к стене, Марселла продолжала смотреть на своего возлюбленного, пусть и со страхом, но больше виновато. Зачем? В чем она извиняется? Что вела себя так неподобающе юной синьорине? Что не стоило вот так бросаться на мужчину, пытаться его остановить? Да, синьорины из высшего общества не должны так поступать. Она же не какая-то крестьянка, которая готова броситься на своего супруга с оглоблей и пытаться его остановить, голося на всю деревню. Нет, синьоринам из хорошей семьи было совершенно неприемлемо так себя вести. Девушки из таких семей как ее, должны следить за собой и своим поведением. И как бы сильно любовь не ударила в голову, это не повод устраивать подобное представление.
Глупая, глупая девчонка! Вот и что она опять смотрит на него таким взглядом? Неужели думает, что добьется этим чего-то? Да что они сговорились все сегодня?! Почему не дают Капулетти выполнить свой долг? Почему считают, что убийство, мерзавца Монтекки это какой-то грех? Разве грех заступаться за честь той, кто тебе дорог? Разве грех защищать то, что ты любишь? Разве не из-за этой проклятой любви он и собирается убить негодяя?
- Какие глупости, синьорина, - Тибальт тихо усмехнулся, но хватку на миг ослабил. - Я не могу не пойти на площадь. Вам этого не понять. Здесь дело касается чести. Затронута честь семьи, моя честь и... - тут он делает небольшую паузу. Стоит ли ей говорить о Джульетте? Не все ли равно? Едва ли кому-то важны те чувства, которые испытывает племянник Капулетти. Его любовь  так и останется с ним. Убив паршивого Монтекки он не заслужит любовь Джульетты. Всего лишь не позволит ей стать несчастной из-за него. Почему? Причина проста - из-за любви. Тибальт не хочет, чтобы та, кого он любит так сильно, страдала. А она будет страдать из-за этого мерзавца, в этом Капулетти был уверен совершенно точно.
"Этот мерзавец не достоин ее. Он разобьет ей сердце, когда наиграется, я это точно знаю. Пусть Джульетта меня ненавидит, но потом поймет, что я хотел только добра для нее. Пусть уж лучше выйдет замуж за Париса", - нет, от этих мыслей не становилось легче, но хоть что-то, хоть как-то объяснить свой поступок. Не только то, что Тибальт ненавидит Ромео из-за ужасной ревности, раздирающей душу. За то, что она подарила ему поцелуй, настоящий, не те, невинные, не значащие ничего, которые Джульетта дарила ему.
- Хватит, Марселла! - слова эти звучат, должно быть, слишком резко. И кто они друг другу, чтобы позволять себе называть ее по имени. Да только все равно. Эта девица и сама не особо хочет его слушать, продолжая говорить о том, что у нее плохое предчувствие и прочие глупости. Нет, как можно руководствоваться какими-то предчувствиями? Что за глупости она говорит? Ярость - плохой советник. Да это же даже не смешно!
- Меня бесполезно останавливать, потому что я знаю куда иду и зачем, - Тибальт перехватывает ее руки и чуть сжимает пальцы на запястьях девушки, не пытаясь сделать больно, а просто удерживая. Слишком много она себе позволяет всем этим. Лучше бы шла обратно домой, а не пыталась встать у него поперек дороги.

+1

10

Вот и он. Вот и этот миг, которого Марселла так сильно боялась. Сколько бессонных ночей она провела, ворочаясь в кровати с боку на бок и раздумывая над этим! Сколько раз она вздрагивала при мысли, что её любимый и ненаглядный Тибальт может полюбить кого-то другого! А то, что его сердце занимает другая девушка Марселла не сомневалась. Вернее, почти не сомневалась. Вот откуда такая бешеная злость к своему противнику и в принципе нежелание говорить и слушать. И с каким жаром он сказал слова про то, что затронута честь семьи! Всё же любовь - это самая страшная сила, которая движет человеком, заглушая остальные чувства.

Марселла сглотнула, чувствуя как земля будто уходит из-под ног. И она бы не прочь была сейчас потерять сознание и проснуться, осознав, что всё это не более чем дурной сон. Однако самообладание Марселлу не подводило, вопреки ожиданиям. Только стало горько и обидно, что всё закончилось, что она уже никак не может претендовать на место в его сердце. На какой-то миг Марселла впала в такую меланхолию, что готова была разрыдаться прямо здесь и сейчас. В подтверждение этому она даже почувствовала на ресницах слёзы.

На смену пришедшей пустоты вернулась тревога за любимого. Ведь он мог лишиться своей жизни, ослеплённый яростью!.. Только Тибальт не хотел этого слушать...
- Поймите же вы, Тибальт! - в сердцах воскликнула Марселла, позволив себе впервые в жизни повысить голос на синьора (домашние-то знали о её криках не понаслышке), - Неужели вы настолько не цените собственную жизнь, чтобы отдать её?.. Если вы не хотите думать о себе, то представьте как сильно будут горевать те, кто вас любит, если с вами что-нибудь произойдёт на площади! Что бы вы не говорили, но есть те, кто любит и заботятся о вас!..

И через этот крик она словно выплеснула всю горечь и опустошение и снова почувствовала в себе силы.
"Ну и пусть Тибальт полюбил другую!.. Ведь сейчас это не главное! Главное, чтобы он остался цел и невредим... или хотя бы жив.." - успокаивала себя мысленно Марселла и даже начала сомневаться в своих догадках, - "И потом, что я опять переживаю зря? Может быть, обыкновенная стычка с Монтекки... И злится Тибальт так потому что ненавидит их всех душой?.. И никакой любви тут нет? А у меня уже слёзы на глазах! Эх, Марселла!"

+1

11

Только, похоже, слова Тибальта на Марселлу не произвели совершенно никакого впечатления. И, честно говоря, это раздражало все больше. Нет, быть может стоило прислушаться и бросить эту идею. Ведь не просто так уже второй человек пытается его остановить.
"Ну конечно, я буду слушать слова этого напыщенного Валентино или какой-то влюбленной девчонки", - про слова младшего брата Меркуцио вспоминать совсем не хотелось. Особенно его слова о том, что этот поступок в первую очередь очернит имя Джульетты, а не самого Тибальта. Это был шантаж чистой воды, как и обещание выполнить эту угрозу лично. Если бы не было у задиры Капулетти более важного дела, то младший делла Скалла не ушел бы просто так. Да, племяннику леди Анны было совершенно нечего терять. Главное, чтобы мерзавец Ромео отправился к праотцам, а уже какие последствия от этого будут, совершенно не волновало.
- Я сказал хватит! - раз синьорина позволяла себе такие дерзости, как повысить на мужчину голос, то значит и ему ничего не мешало так сделать. Или же она не понимает таких простых вещей? - Вы оскорбляете меня уже тем, что предполагаете, что меня может победить этот выродок! Я что, по-вашему, не умею сражаться?! Спросите любого в этом городе и вам ответят, что никто не сравнится со мной!
Однако, этот разговор начал ему надоедать. Отстранившись от девушки, он отошел на шаг назад.
- Вам не понять, Марселла. Именно ради тех, кого я люблю, я и иду на этот поединок. А потому хватит смотреть на меня так. Этому мерзавцу не победить меня, говорю еще раз, - как не странно, сказано это было уже намного спокойнее и в чем-то отрешенно. Будет ли Джульетта грустить о нем, если его отправят в изгнание или казнят? Может и так, но скорее, она будет оплакивать своего разлюбезного Ромео, который не достоин ни одной ее слезинки.
Тибальт смотрит девушке в глаза и тихо усмехается. Вы только взгляните - еще немного и она опять бросится ему наперерез. Зачем ей это? Или же проклятая любовь так сильно вскружила голову? Она вообще, будет слушать то, о чем ей говорят или же так и будет пытаться его остановить, а потом лить слезы, что не смогла этого делать? Не хотелось бы, чтобы девица бежала за ним до самой площади и выглядело это так, будто она пытается остановить своего супруга.
- Любовь настолько ослепила вас? - он склоняет голову набок и чуть прищуривает глаза. - Страх о том, что вы потеряете того, кто вам дорог, но кто не принадлежит вам?  - шаг навстречу и они вновь почти вплотную друг к другу. - Любовь порой слишком жестока.
"Порой? Нет, она жестока всегда. Особенно с тем, кто как никто другой предан ей и готов отдать всего себя этому чувству. Нет, она благоволит таким паршивцам как Ромео Монтекки, меняющим свои симпатии по дням недели. Тем же, кто готов отдать жизнь на свою любовь, она позволяет лишь смотреть со стороны на чужое счастье. Стоит ли тогда превозносить ее? Все эти песни и стихи, которые так любят наивные девы, все лишь обман и не более", - и разве не ради своей любви, Марселла пытается встать у него на пути? Да, ради нее и только ради нее. Не смотря ни на что.

0

12

"Любит?.. Он сказал, что идёт на поединок ради тех, кого любит?! Значит... Он... Её... Любит... Любит? Любит... Ох, и должно быть как он её любит, раз стремится на встречу собственной смерти! Готовность пожертвовать своей жизнью ради того, кого любишь. Вот о чём говорил святой отец на проповеди! Господь ведь тоже отдал свою земную жизнь ради всего человечества. Вот так выражалась его любовь ко всем людям... Вот так и выражается любовь во всех своих воплощениях... Будь она к народу или к любимой..." - если бы не весь трагизм момента, то его можно было бы посчитать одним из великих.

Когда же ещё приходит озарение о сущности любви? Не каждый день ты вдруг понимаешь саму суть любви и она вдруг становится такой понятной и очевидной. Теперь кажется, что ничего нет проще на свете, чем ответить на вопрос: "Любишь или нет?" Марселле теперь вот ясно, что Летиция любила Джованни (царство ему небесное...). Ведь хотела отдать свою жизнь, если бы это могло его оживить. Только старшей сестре повезло немного больше. Ведь она была женой того, кого любила, а Марселла?..

"Как верно Тибальт отметил - он не принадлежит мне... И никогда не принадлежал. Даже когда приглашал меня на прогулку. Даже когда я впервые слушала о его горестях... " - Марселла даже улыбнулась тому, что теперь ей стало всё так очевидно и понятно.

Теперь осталось только найти в себе силы, чтобы отпустить того, за чью любовь она так усердно сражается. Осталось только уступить той самой, ради которой Тибальт идёт на собственную погибель... Да, несмотря на все слова и мысли, к Марселле настойчиво возвращалось осознание того, что видит возлюбленного последний раз... Синьорине Мартино осталось пожелать любимому счастья и самой искать своё, которое по-видимому не будет связано с судьбой этого человека. Всего-то! Кажется таким простым...

Но Марселла не могла отступить. Что-то держало её, мешало ей опустить руки и уйти домой. Это либо надежда, которая умирает последней, либо её ослиное упрямство.
- Вы не пойдёте туда... - упрямо тряхнув головой, сказала Марселла. -  Я не позволю...

Марселла вскинула голову и перегородила ему путь.
- Вы желаете наказать одного из Монтекки, что же я вас понимаю... Но, в таком случае, вам придётся сначала лишь меня жизни...

+1

13

Знать бы, что происходило в голове у этой странной девушки, быть может тогда бы Тибальт мог точно знать, что ей говорить и что делать, чтобы она, безумная, ушла с его пути. Пока же оставалось лишь вглядываться в черты ее лица и пытаться понять, что же движет ею сейчас.
"Ты прекрасно знаешь, Тибальт, что ею движет. То же, что движет тобой в этот же самый миг. Только ты, в отличие от нее, хочешь лишить жизни из-за любви. Она же стремится, быть может ценой своей жизни, спасти жизнь того, кто ей дорог. Глупая, глупая девочка", - от этих мыслей становится грустно. Нет, не потому, что Капулетти становится жаль эту девушку. Едва ли есть жалость у того, чье сердце разрывается от боли. В такие моменты у человека есть жалость только к себе и движимый этой жалостью он совершает поступки, порой необдуманные, а еще чаще опасные. Да, именно как Тибальт сейчас.
Марселла вновь стоит у него на пути и ее светлые глаза горят решимостью. Должно быть так матери защищают своих детей от опасности, забывая о том, что это может причинить боль в первую очередь им самим. Нет, для них существует лишь собственное дитя и желание защитить его, на грани с безумием.
"Да только я не дитя и меня не нужно защищать..." - оттолкнуть бы ее и идти своей дорогой, а там уже видно будет метнется ли она следом, снова ведя себя так непристойно и пытаясь остановить синьора, или же образумится и останется здесь. Но вместо этого Тибальт медлит. И медлит непонятно зачем, в то время как паршивец Монтекки все еще разгуливает невредимый по улицам города. Кто знает, может он, прознав, что Тибальта нет дома, снова решит наведаться к Джульетте. А может он уже там и вновь дурит наивной девице голову своими сладкими речами. Медлить нельзя, но Капулетти медлит. И все из-за нее, из-за влюбленной девчонки, стоящей у него на пути.
"Угрозы на нее не действуют, так же как и на Валентино, и она точно так же пытается меня шантажировать, пусть и несколько другим способом. Должно быть мне нужно задуматься о том, что уже второй человек становится у меня на пути. Быть может это сам Господь пытается остановить меня, чтобы я не совершил убийство, но..." - меньше всего в этот миг Тибальту хочется думать о милости Бога. Меньше всего, по той простой причине, что будь Господь действительно милостив, племянник леди Анны не испытывал бы такие страдания из-за своей любви. Быть может не любил бы вовсе. Да только нет, и он вынужден терпеть эту бесконечную муку.
- Это как же вы не позволите мне, Марселла? - миг и руки молодого человека обвивают ее талию, привлекая девушку к себе. Что ж, значит и с ней придется действовать хитростью, так же как и с племянником герцога. - Или же считаете себя сильнее меня? Или же попытаетесь остановить каким-то другим способом? - все это Тибальт шепчет почти касаясь ее кожи губами. У Марселлы нет ничего общего с Джульеттой, ни в одной черте ее лица, ни в характере и даже в звучании голоса. Потому так странно держать ее в своих объятиях сейчас, так странно почти целовать, касаясь кожи дыханием.  Странно и нелепо, как и сама попытка остановить Капулетти.

+1

14

Казалось бы, благодари Бога за то, что оказалась наконец в объятиях того, о ком грезила так долго! Радуйся! Чего же тебе ещё надо? Но нет. В этот момент Марселле стало так ... гадко и тошно, что едва ли сдержалась не плюнуть в лицо своему возлюбленному. Девушка вдруг ощутила такой внутренний протест, который раньше никогда не испытывала. Однако, это вовсе не значит, что она вмиг взяла и разлюбила Тибальта. Нет-нет! Она по-прежнему за него боялась, по-прежнему леденела от страха при мысли о его смерти.

Однако... Этот невероятно сильный по эмоциональности момент был пустым, холодным, не настоящим... Быть может, кого-то и устроило такое положение дел. Пусть без любви, пусть думает о другой, на главное, что это ты в его объятиях, а не та другая. Марселла любила Тибальта всем сердцем, то есть, не просто хотела быть рядом с ним и видеть его, а ещё больше желала, чтобы он был счастлив, жив и здоров. Именно поэтому она повиновалась своему внутреннему протесту. Вместо такого же шепчущего ответа, она с раздражением оттолкнула его в сторону и энергично замахала руками.

- Это что вы себе позволяете, синьор Тибальт??? - задыхаясь от накатившегося раздражения проговорила девушка. - Что вы думаете обо мне?! Я - девушка из приличной семьи, а вовсе не какая-нибудь продажная девка!

Небольшая пауза, во время которой Марселла жадно хватает губами воздух, а затем торопиться высказать всё то, что поднялось в её душе:
- Да, я намного сильнее вас! А знаете почему? В отличии от вас, я не бегу сломя голову на смерть из-за несчастной любви. Ах, если бы вы знали, сколько слёз я выплакала из-за вас! Сколько ночей не смогла глазу сомкнуть, думая о вас! Сколько раз я хотела выдрать волосы какой-нибудь девице, которая гуляла с вами под ручку! Но Господь послал мне это испытание за тем, чтобы сделать меня сильнее. Очень жаль, что ВЫ этого не понимаете! Хотите смерти? Идите тогда! Я вас держать не буду!

В конце Марселла закашлялась. Но впервые смотрела на Тибальта не с боязнью, а с раздражением.

0

15

Она оттолкнула его. И было это настолько неожиданно, что Тибальт невольно сделал пару шагов назад, больше не предпринимая попытки снова поймать Марселлу за плечи. Неужели он недооценил ее? Или думал, что она так и будет скромно наблюдать за ним со стороны и потом вдали от всех плакать о своих чувствах? Если так, то было бы странно то, что синьорина так яростно пыталась его остановить каких-то несколько минут назад. Теперь же девушка смотрела на него с той же яростью в глазах, но теперь в другом смысле - точно глаза выцарапает, попробуй он только прикоснуться к ней снова. Но это не имеет значения, когда Тибальт слышит ее слова и каждое из ее слов наносит свой удар, будто бы это с ней Капулетти шел на поединок. И каждый удар достигал цели. Вот только что же добивалась Марселла всем этим? Или же всего лишь выплескивала сейчас все что накопилось, все те эмоции, что приходилось сдерживать. Вот только что она хотела остановить его, говоря, что чуть ли не кинется ему наперерез, но не пустит на поединок, как вот ее слова переменились.
«Продажной девкой? Я и не думал о ней так», - но слова эти так и остаются непроизнесенными. Племянник леди Анны сжимает губы, даже не кривя их в гримасе, а скорее стараясь сдержать себя. Нет, не потому, что не хочет сказать ей какую-то грубость в ответ или доказать, что она не права. Ее слова задевают его, они как пощечина, и если эта пощечина и отрезвляет, то не от того, от чего синьорина Мартино хотела отговорить его только что. Тибальт смотрит на ее губы, на то, как судорожно она ловит воздух прежде чем заговорить вновь, своими словами только сильнее загоняя его во тьму. Губы, которые на какой-то ничтожный миг Тибальту захотелось поцеловать, прежде чем девушка оттолкнула его.
«Вот значит какого вы обо мне мнения, синьорина. Что ж, уверен, что не только вы. Тогда понятно, почему обо мне сложилась такая дурная слава. И… бегу на смерть из-за несчастной любви. Вот как? Интересно… - он медленно отходит от нее на пару шагов, пока не отводя взгляд. – Я хочу защитить ту, что дорога мне, но вновь мои слова и действия искажаются в глазах других людей. Милое дело, ничего не скажешь».
Руки, которые Тибальт чуть было не поднял в примирительном жесте, так и остановились на миг, но после правая рука привычно легла на рукоять меча. Так становилось спокойнее. Так было привычнее. Но в ушах, будто звоном колоколов в церкви звучали ее слова.
"…я намного сильнее вас", - и от слов этих становится тошно. Быть может, в знак протеста, племянник Капулетти и передумал бы идти на дуэль. Что же теперь? Тибальт зачем-то поднимает взгляд, посмотрев куда-то вверх, на небо, туда откуда светило жаркое солнце, все сильнее вступающее в свои права и погружая Верону в полуденный зной. Лучше поспешить, иначе и вести бой во время такого пекла будет невыносимо.
Кошачий царь вновь смотрит на девушку и видит в ее глазах совсем другие эмоции. Если до этого она пыталась его остановить, то теперь сама же и отправляет на смерть.
"Меня не так-то просто убить, синьорина", - хочется повторить уже избитую фразу, но вместо этого Тибальт только тихо усмехнулся.
- Тогда прощайте, синьорина, - и не говоря ничего больше, он разворачивается и быстро покидает переулок. Что ж, быть может это действительно так и она намного сильнее его, раз смогла вырвать из груди это чувство, будто сорняк. Хотелось сказать самому себе, что не все ли равно что Марселла решила, но Тибальт отгоняет эти мысли. К черту все. Сейчас его ждет поединок и в этом поединке он победит. Должен победить. А дальше уже будь что будет.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Romeo et Juliette" » C`est le jour