Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Beyond monday

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

● Название эпизода: Beyond monday
● Место и время действия: Киберпанк модерн АУ, не слишком далекое будущее, столица одного из ведущих государств, время в эпизоде меняется несколько раз.
● Участники: Maximilian Menke, Silvan Zweig
● Синопсис: Вторжение инопланетных сил, которого никто не ожидал, новые бактерии, новые потери и новые возможности. Два подразделения, призванные охранять покой граждан. И два бойца, которых шутница-судьба упорно сталкивает лбами.

0

2

Пришельцы. Ну разве это не бред? Настоящие всамделишные пришельцы на космических кораблях. Словно "The Day the Earth Stood Still", но никаких дурацких сияющих костюмов, никаких роботов, лишь чистая инопланетная материя. В первой половине 21 века все еще казалось, что пришельцы - лишь часть развлекательной культуры, фантастика и выдумки для скучающих любителей видео игр и "Звездного пути". Никто не отрицал вероятности существования другой разумной жизни во Вселенной, однако все это казалось бреднями фанатиков. До того самого дня, когда первый исследовательский корабль приземлился в небольшом парке на окраине Сеула, разделив все время на "до" и "после".
Все попытки властей скрыть пришествие инопланетян оказались провальными и медленно, через горы недоверия и критики, мир узнал ошеломительные новости. Гости не были агрессивными, но и узнать их намерения было невозможно. Абсолютно отличаясь от землян по всем параметрам, превосходя их на тысячи лет развития, они не понимали ни речи, ни жестов, даже не стремились их понять, пока что лишь разведывая обстановку. Проблемы начались в момент, когда начали пропадать группы людей и если до этого мотивы пришельцев не были понятны, то сейчас все стало очевидно. Не колонизация, не захват ресурсов, не уничтожение, а поиск новых форм жизни и биоматериала. Планета, крутящаяся вокруг умирающей звезды, истощенная и загрязненная больше, чем на 40% не годилась для полноценного изучения и заселения, однако ее коренное население представляло интерес.
Ожидаемо, человечество было сильно против. Разразилась самая странная в истории Земли война, в которой слабая сторона была слишком агрессивна и неопытна, а сильная слишком терпелива и упряма. Люди продолжали исчезать, корабли продолжали прибывать и отследить их становилось все сложнее. Общество любителей научной фантастики с пеной у рта сначала восхищалось, а затем ужасалось. Правительством всех стран было принято решение: все силы, все доступные ресурсы бросить на разработку новых технологий, на разработку новейшего оружия. Захваченные корабли разбирали на запчасти, как и членов экипажа. Постепенно угрозу удалось минимизировать, однако на смену опасности извне пришла опасность локальная. Под воздействием новых, чужеродных бактерий, извлеченных при захвате кораблей, и вскрытии незнакомых форм жизни, небольшой процент людей начал меняться. Медленно, но верно, своеобразный вирус пересек границу Азии и пробрался в Европу, а затем расползся по всему миру, удивительно проворный и живучий. Бактерии уживались лишь в ничтожно малом проценте населения с определенными показателями, на некоторых людях реакция была резко негативной, на некоторых же давала совершенно невероятные результаты, в разы увеличивая те или иные показатели, мутируя и подстраивая организм под свой ритм, в результате чего некий процент людей обрел то, что многие могут назвать суперспособностями.
Планета стремительно менялась под воздействием столь агрессивных раздражителей, вспыхивали все новые и новые войны, нерешаемые конфликты и противоречия, в мире царила анархия и паника, в результате чего всего за полвека образовалась абсолютно новая власть, новые государства. Новые бактерии на пару с массовыми беспорядками и гражданскими воинами проредили ряды, и, как итог, на месте старых городов выросли новые города-гиганты, когда-то престижные районы стали трущобами, а на месте пустырей возвышались все новые и новые столбы зданий.
После установления власти, первым делом ООН занялась тщательной подготовкой обороны, старая полиция уже не годилась для новых задач, а потому создалось три новых элитных подразделения: для устранения угрозы вторжения инопланетян, для устранения угрозы со стороны мутантов, и для устранения угрозы со стороны обычных людей, во время беспорядков завладевших немалой долей новейших технологий.
Сильвану было десять, когда он твердо решил уйти в элитные войска. На месте бывшего государства Сербии сейчас были сравнительно небольшие пристройки к мегаполису, где они с матерью и жили. Едва сводя концы с концами, они гнили там, сколько юноша себя помнил. Осознание пришло лишь тогда, когда Шейна серьезно заболела. Вещи стали видеться четче, если ничего не сделать, она умрет, а он станет попрошайкой или в какой-то момент просто пойдет на органы, став жертвой охотников на мясо. В 11 он сбежал из дома и прошел первый рубеж, за который домой отправилась некоторая сумма, которая должна была помочь матери продержаться. За каждый рубеж домой отправлялись такие вот пайки и здесь ты либо выигрывал, либо очередным поездом ехал домой в черном мешке из морга. Все просто.
Юноша хмыкнул, невпопад вспомнив первые годы обучения, первые раздробленные кости, первые сотрясения, первые нервные срывы. Он прошел через этот ад на земле. Прошел и обеспечил свою мать всем необходимым, как и мечтал с 11-ти лет. Прошел и выбрался из осточертевшей коробки на окраине города. Прошел и оказался там, где, наверное, и должен был в итоге оказаться.
Машина приближалась к точке высадки, указанной на карте патрульными. Третье подразделение, борьба с чокнутыми фанатиками технологий и просто психами, решившими побузить. Вот, кем они были. Худшие из лучших, охотники за головами на королевской службе. Он не был лучшим, не был худшим. Его преимущество было в том, что он был почти незаменимым, он был правой рукой капитана и негласным талисманом команды. Тихий и шустрый, верный и не обделенный мозгами, он сразу вписался в ячейку, выделенную будто специально для него. Готовясь из одного пекла попасть в другое, при распределении он попал в общество людей, которым теперь доверял больше, чем себе самому. Резкий звук тормозов выдернул Цвейга из кокона воспоминаний и заставил резко подскочить а месте.
- Пошли-пошли! - крикнул капитан в динамик, сопровождая приказ жестами, выпуская команду из автоматически открывающегося кузова и выскакивая следом.
Ничего сложного, захват небольшой банды, которую они уже частично брали несколько месяцев назад. И когда эти крысы успевали снова и снова набирать вокруг себя толпу? Перехватив штурмовую винтовку крепче, Сильван вышел на позицию, присматриваясь. Что-то было не так. Слишком вызывающие, бесстрашные действия чертовых крыс? Отсутствие обычного разгрома? Опасения подтвердились еще более несвойственными для них действиями. Внезапно со всех сторон посыпались небольшие дымовые шарики.
- Завеса. Эти придурки серьезно считают, что это сработает! - раздался в динамике насмешливой голос капитана. - Экипировать шлемы.
Быстро экипировав свой шлем легким нажатием на небольшую кнопку на браслете, юноша бесшумно двинулся вперед, крепко держа винтовку и внимательно осматривая плотную пелену тумана. Внезапно в дымке возник неясный силуэт, а затем и сам его обладатель, первым делом наткнувшийся на дуло.
- Кто ты и какого черта тут делаешь? Тебя не распознает мой сканер, ты не из наших, - тихо проговорил Цвейг, присматриваясь сквозь линзу-сканер к проступившей в тумане фигуре в форме без опознавательных знаков, как и у них самих. Кто бы это ни был, на мирного гражданского он не тянул даже если очень напрячь воображение.

+1

3

Когда приходится вставать в несусветную рань, усыпляет все. Мерное гудение мотора, сопровождающая всю поездку болтовня и тупые шуточки, стучащая в виски нарастающая головная боль – от всего этого клонило в сон.

С недавних пор Рене полюбил выезжать на задания. Прошло некоторое время, прежде чем он свыкся с мыслью, что мутанты, несмотря на отсутствие внешних отличий, уже не были людьми в привычном понимании этого слова. Но он быстро приспособился. Это вообще было его отличительной чертой – приспосабливаться. Пожалуй, именно поэтому он все еще был жив.

Во второе подразделение его определили довольно поздно – ему тогда уже было двадцать шесть. Изначально он и вовсе не планировал связывать свою жизнь с постоянным риском. Ему повезло родиться в относительно благополучном районе Парижа – одного из немногих уцелевших городов Европы с пока еще державшейся на плаву экономикой. Отец занимался разработкой спецоружия, без проблем обеспечивая их семью всем необходимым. Рене собирался пойти по его стопам. Он успел отучиться два курса на инженерном, когда удача от них отвернулась. Всеобщая паранойя добралась и до Парижа. На улицах то и дело вспыхивали гражданские беспорядки. Во время одного особенно неспокойного вечера брошенная каким-то вопящим умником самодельная граната угодила в окно их квартиры, и разразившийся пожар забрал жизни матери и отца. Рене спасло только то, что в тот вечер он занимался допоздна. Так решилось его будущее. На следующий день он уже стоял в очереди желающих пройти первый рубеж.

После первого был второй. Потом третий, на котором ему пришлось особенно туго. После четвертого он перестал считать и просто проходил их один за другим, выкладываясь на полную и особо не заботясь о возможном летальном исходе. Смерть его не пугала. Когда мир и сам находится на последнем издыхании, уход из жизни кажется чем-то вполне естественным. По крайней мере, мертвым не приходится думать, что делать с нашествием пришельцев и разгребать прочее связанное с этим фактом дерьмо.

На этот раз вызов поступил из неожиданной точки. Раньше там проблем не наблюдалось.  Смешанная группа, что уже само по себе было странно -  обычно мутанты предпочитали держаться исключительно рядом с себе подобными. Конечно, это могло быть и ошибкой, но ребята-патрульные свое дело знали, и ложные вызовы поступали крайне редко. Отчасти потому, что за такое «верхние» могли им хорошенько настучать.

- Эй, француз, ты чего, спишь?

Делакруа вздрогнул, когда до этого бубнящий где-то возле уха голос взял ноту повыше.

- Не сплю. Просто отключился на секунду. Голова сегодня какая-то мутная.

- Хреново. Может, у кого-то из наших остались таблетки...

- Спасибо, обойдусь.

- Ну, смотри. Так, о чем это я? А. Короче, повторяю, как это работает. Всякие микробы и прочая научная фигня тут не причем. На самом деле они посылают оттуда сверху специальный сигнал, сканируют пространство, все дела. А потом уже выбирают подходящий экземпляр. Обычно похищают девок пожопастее, чтобы… - голос упал до доверительного шепота. - Ну, ты понял.

Адамс. Все никак не угомонится. Несмотря на некоторую наивность, он был неплохим парнем, и в трудную минуту на него можно было положиться. Рене это знал не понаслышке – они работали в паре уже около года. Была только одна проблема: перед каждой крупной «зачисткой» с Адамсом случался словесный понос. Рене не имел ничего против – все-таки у каждого свои способы бороться со стрессом. Брильман, например, вообще по слухам злоупотреблял синтетикой. Устав это, ясное дело, запрещал, но начальство на многое закрывало глаза. Когда имеешь дело с в разы превосходящим тебя противником, в ход идет все, что может хоть как-то уравнять шансы. Но конкретно сегодня слушать напарника было особенно тяжело. Рене едва заметно вздохнул, стараясь вместе с кислородом вобрать в себя и немного терпения.

- … и все, некоторых уже потом можно не искать. Но кого-то они возвращают обратно, и у них эта… Как ее там… Ну, когда не помнишь нихрена…

- Амнезия?

- Ага, ага, вот.  А потом через несколько дней они уже ходят во-о-от с таким брюхом, понимаешь? И все, рождаются как раз такие уродцы, которых мы сегодня будем разносить.

- Уродцы, ага. Себя-то в зеркало видел? – глумливо вставил кто-то сзади. За замечанием последовал довольный гогот и почти сразу после этого ругань. Кто-то пихнул остряка в бок.

Его напарник фыркнул, обиженно замолчав. Уродцем он не был, но его лоб и щеки все еще покрывал внушительный слой вечно красных угрей, поэтому к замечаниям по поводу внешности он относился довольно болезненно. Рене оперся локтями о колени и потер виски, стараясь немного взбодриться. Кажется, он снова задремал, потому что не почувствовал, как они остановились.

- Приехали, выгружаемся!

Кашлянувшая статическими помехами команда как по волшебству сбросила с него сонное оцепенение. Рене привычным движением активировал защиту и поудобнее перехватил плазменник. Никогда не знаешь, когда придется пустить его в ход. Мутанты, как правило, были куда непредсказуемее обычных людей и недооценивать их было огромной ошибкой. В прошлом излишняя самонадеянность почти стоила ему жизни. Со временем он научился быть осторожнее.

Прежде всего стоило внимательно осмотреться. Да, в шлеме имелись специальные датчики, улавливающие испускаемое мутантами излучение, но бывало и такое, что они не срабатывали. Пока что все было тихо. Остальные ребята уже успели разбиться на группы и теперь прочесывали периметр.

Что-то со свистом рассекло воздух, с негромким стуком приземлилось в нескольких шагах от него и покатилось в сторону, оставляя за собой быстро растущий шлейф едкого дыма. Дымовая шашка. Скорее всего, ее кинул кто-то из «рядовых». Мутанты редко прибегали к подобным ухищрениям. Помимо генетических изменений, вызванных инопланетным вирусом, они так же унаследовали от его носителей презрение ко всему примитивному. Вслед за первой неподалеку просвистело еще несколько. Рене переглянулся с напарником, отрицательно покачал головой. По негласной договоренности в непонятных ситуациях он всегда действовал один.

Он шагнул в тут же сомкнувшуюся за спиной дымовую завесу, держа оружие наготове. Датчики молчали, не улавливая никакой угрозы в радиусе десяти метров, но расслабляться не следовало. Он понял, что не ошибся, когда в поле зрения возник движущийся ему навстречу подсвеченный желтым силуэт с винтовкой наперевес. Ясно, что не мутант – иначе силуэт был бы красным. Кто-то их «рядовых»? Тоже не похоже. Они предпочитали держаться стаей. Когда силуэт приблизился еще на несколько шагов, Рене чертыхнулся, опуская ствол пушки. Похоже, сюда за каким-то чертом занесло «троечника». Только этого не хватало.

Он остановился, позволяя рукам свободно повиснуть вдоль тела. Насколько ему было известно, ребят из третьего снабжали оборудованием из принципа «дешево и сердито», поэтому вполне вероятно, что обладатель винтовки его не увидит, пока не приблизится вплотную. Словить случайный выстрел он не боялся – напичканный нанотехнологическими примочками костюм был способен выдержать и не такое – но все-таки предпочел бы этого избежать. 

«Троечник» увидел его, когда до столкновения оставалось не больше двух шагов. Рене отдал должное его выдержке – на совсем еще юношеском лице не отразилось испуга, и парень не стал палить во все стороны, созывая подмогу, вместо этого соизволив вступить в диалог. Говорил он тихо, и Рене пришлось напрячь слух, чтобы понять, что сопляк интересуется кто он и какого черта здесь делает. Внутри коротко полыхнуло раздражение, тут же сменившись вспышкой веселья от абсурдности ситуации.

- Рене Делакруа, боец второго подразделения, - отчеканил он, насмешливо заглядывая в трогательно-детские карие глаза. – А теперь изволь не путаться под ногами, малыш. Я тут, в отличие от тебя, не на прогулке.

0