Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Fantome: сцена » Другая сторона таланта


Другая сторона таланта

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s7.uploads.ru/GxjHf.jpg

● Название эпизода: Другая сторона таланта
● Место и время действия: 25 июля 1870 года, «Опера Популер»
● Участники: Katerina de Lancour & Isabella Sorelli
● Синопсис: В скором времени в «Опера Популер» премьера оперы «Ганнибал», до нее остались считанные дни и всего пара репетиций. На одной из них встретятся две леди, влюбленные в танец. Их ждет непростой, но важный для обеих разговор.

0

2

« В моей семье говорят: сегодня убьёшь демона, завтра сразишься с Дьяволом. Но даже танцуя на могиле этого демона, ты задаешься вопрос. Был ли этот демон один, или тебя ждут враги ещё опасней. И пускай ты победил в битве, готов ли ты к войне».

Катерина Де Ланкур всегда любила искусство, музыку, литературу. Всё
прекрасное всегда окружало её с самого рождения, и не только потому что девочка была самым долгожданным и собственно единственным ребёнком в семье. Просто её родители тоже увлекались искусством. Например её отец, Джозеф, занимался живописью и на досуге, когда не было никаких важных дел, он уединялся в своей мастерской для того, чтобы рисовать. Рисование помогало ему так же выражать эмоции или избавляться от них. Это могли быть чаще всего негативные. Но этот негатив никто не видел, так как Джозеф никогда не показывал плохие эмоции на людях даже в семье. Катерина этим пошла в отца. Она просто не может взять и от увиденного ею чуда ахнуть, как большенство окружающих её юных девиц. Временами её можно принять за без эмоционального человека. Не привлекая к себе внимания. Нет, Кэт конечно же могла покривляться, но только в подходящей для этого обстановке.
Но истинную красоту мира Катерина увидела только тогда, когда в первый раз вошла в Большой Театр, тогда она просто заболела танцами и пением, на что её родители могли только радоваться. Если Катерина де Ланкур чем-то и занималась, то отдавала себя целиком и полностью.
И вот сейчас в жизни Катерины настал отличный момент показать себя. Представление " Ганнибал" в театре « Опера Популер» , которое обещало быть грандиозным и захватывающим, к которому тщательно готовились не только артисты и танцоры, но и публика. Как обычно бывает у богатых, на любой выход в свет надеть все самое лучшее, подучить список светских тем для разговора. У дам доходило до того, что они могли надеть украшения, которые совершенно не подходили к платью. Но зато они были большими и видными. Фи, Катерина никогда не могла позволить себе такое, не так часто носит брильянты, она всегда носила на шее свою прекрасною Камею, которая была подарена ей известным ювелиром Италии и другом отца. Которую кстати девушка носила почти всегда и оно подходило совершенно под все. Очередная, одна почти из финальных репетиций в театре, и вот труппа решила разойтись. Сегодня девушка тоже танцевала, а когда была свободна, лишь наблюдала со стороны. Подмечала чужие ошибки и делала выводы, за что могла ударить палкой мадам Жири. А этот тонкий на вид стручке мог оставить серьёзные красные полосы на коже рук, ног. На женщина и была хорошим учителем танцев. Но вот учителем пения в театре наверняка всегда был и будет лишь Призрак. О да, юной мисс довелось с ним свидеться и побывать в его холодных, сильных руках, ощущая как сама смерть дышит ей в затылок. Никакая мантия невидимка, палочка или воскрешающий камень не помогли бы ей избежать смерти. Однако брюнетка повела себя смело, гордо и сдержанно. На что была освобождена и получила она благословение на продолжение своего дела. Вокруг ходило много слухов: как Катерина смогла получить одну из ведущих ролей в танцах, неужели она на хорошем счету у Мадам Жири? Нет, связи отца и женщины тут не причём, какими бы хорошими друзьями они не были, больше всего часов в день и ночь Кэтти проводит в зале репетиций, чем дома. На то и есть результат, что бы ещё какие-то выскочив из кордебалета указывали ей, как танцевать. Да, все девушки завидовали ей, а все мужчины хотели её. Глупо полагать, что девушка об этом не знала, но она не была на этом зациклена. Девушка присела на чтобы поправить пуант как заметила женскую фигуру недалёко от себя, и сразу же узнала в ней Изабеллу Сарелли. Возможно некоторые субъекты этого театра могли бы только восторженно подбежать к Изабель и начать ее восхвалять, просить дать пару советов. Просто завалить ее разнообразной лестью, которая сочилась бы без раздумий, лишь бы угодить собеседнице. Однако Катерина продолжала заниматься своим делом, а именно шнуровать свои персональных пуанты из белого шелка. Только иногда поглядывая на мадемуазель Сарелли.

Отредактировано Katerina de Lancour (04-12-2016 12:36:07)

+1

3

Репетиции, классы, репетиции, классы, репетиции… В последнее время прима-балерина просто не выходила из классов. Порой она покидала репетиционные залы, когда на дворе было уже далеко за полночь. Ноги ее были стерты в кровь, все суставы болели, а все же именно эти физические страдания приносили огромное счастье. Ведь именно вот так, через каждодневные мучения у станка и в партере, она становилась еще лучше. Побеждала саму себя прежнюю.
Истинное счастье понимать, что сегодня ты маленькими шажками двигаешься на пути к совершенству! Хотя, сказать по чести, этого самого совершенства в танцах попросту не существует. Танцора, который не ошибается, просто не может существовать на белом свете. Но, для самой себя, Белла давно уже решила – чего бы ни стоило, но она добьётся этого самого идеала. Пусть для этого ей придется отказаться от всего, что так ценят и чем дорожат обычные женщины.
В Опера Популер вот-вот должна была состояться постановка новой оперы Ганнибал. Оперы, ах, какая досада! Лучше бы конечно это был полностью балетный спектакль… Но даже тут у Сорелли была сольная партия, посему особо расстраиваться она не думала. Напротив хотелось уже как можно скорее попасть на сцену, когда весь зал полон зрителей, и забыв про все и всех отдаться танцу… Самый волнительный и сладкий момент, ради которого пожалуй и стоит жить.
Хотя уровень подготовки кордебалета и даже некоторых ведущих солистов и солисток не могли не печалить. Как же сильно раздражало это!
У многих девочек есть талант, способности… А они не хотят вкладывать душу в Танец! Отдаться своему делу полностью и самозабвенно, им куда более по душе сплетничать в кулуарах театра и засматриваться на мужчин.
На сегодня репетиция была закончена, труппа расходилась, кто куда, но уходить домой Белла вовсе не собиралась. Хотя сегодня она просто дьявольски устала, и ей отчаянно хотелось побыть одной, в тишине и покое, принять ванну  и ароматическими маслами. Возможно, выпить бокал вина с корицей и гвоздикой. Но, мало ли чего ей хочется…
Изабелла прекрасно понимала, что ее жизнь принадлежит искусству, и ее желания должны быть принесены жертву Его Величеству Танцу.  Вот почему и сегодня мадемуазель Ла Сорелли собиралась остаться в классах и продолжить свою репетицию. Невзирая на свою усталость. У нее в первом акте был сольный танец, рабыни-наложницы, и пройти его еще несколько раз будет весьма недурно. Она должна блистать! Обязана быть лучше других
«Мне надо более следить за руками, в них мало выразительности. А это для меня просто непростительно…».
Более всего на свете Изабелла любила оставаться в репетиционном зале одна. Ей не нужен был аккомпаниатор, не нужны были ничьи указания. Порой, наедине с самой собой и в полной тишине, приме удавалось сконцентрироваться и подготовить роль куда более тщательно, нежели за многие дни репетиций вместе с труппой.
Но сегодня этому не суждено было свершиться. Уже все разошлись, а какая-то темноволосая девица все мешкала.
«Как же ее звать? Как же ее звать? Катерина вроде…» - стыдно признаться, но Изабелла, вечно погруженная в репетиции и обдумывания образа, роли, движений практически не запоминала имен тех, с кем общалась мало. Можно было бы пойти в другой зал, но где гарантия, что и там нет какой-то копуши? После таких раздумий и выводов, Изабелла подошла к станку, решив, что вначале стоит еще немного потянуться. А уже после и танец порепетировать.

0

4

« Внутри каждого из нас живёт демон. Иногда вы управляете ими, но парой он подчиняет вас. Он всегда голоден, он питается похотью, страстью. Ты можешь задремать, но демон никогда не спит. Он искушает, искушает тебя пересечь всякую границу, которую ты начертила. Он следит за тобой, преследует тебя. Заставляет запутаться, кто друг а кто враг. И как только он превращает твоих близких в недругов, он поглотит тебя целиком».

Наконец закончив со своими пуантами и затянув аккуратный бантик шелухой ленты, брюнетка обратила внимание на Изабеллу, которая не прижала ей никакого значения. Может быть это и правильно, ведь Катерина не бегала за ней, как за ведущей танцовщицей театра, что бы та дала ей какой-нибудь дельный совет или позволи бы подержать ей свои пуанты в руках, боже мой. Какая глупость. Катерина конечно же хотела достигнуть в танце высот. Но ничего просто так не дается, даже если вечер или ночь будет благосклонна к физическим нагрузкам, на утро все будет отдавать болью в суставах и нервах, от чего захочется лишь остаться в постели и ничего не делать, пока горничная не принесет чай с корицей и жасмином. Можно назвать жизнь Катерины прекрасной, девушка, которая вертится в мире элиты, красоты, еще и танцует на сцене. Может быть ее можно узнать не сразу, потому что среди зрителей есть и те зеваки, которые больно не и смотрят на сцену, не замесят лиц, костюмов, движений. Тогда навязываться вопрос: Зачем вы мисье/миледи и вовсе пошли в театр. Ах да, показать новизну совет платья или красоту больших, тяжелых украшений. Вся эта праздность была не для Катерины. Ее первых поход в театры состоялся в совсем юном возрасте и она как завороженная фокусником, смотрела на сцену, дабы не упустить ни единого движения красивой девушки в пуантах, которая танцевала. Танцевала одна на сцене, наверное это и называется - сольная партия. Которых у Катерины было не так уж и много, но если они были, девушка всегда выкладывалась на все сто, двести. И так, наконец поднявшись на ноги, девушка заметила, как Ла Сорелли начала заниматься у стоянка, и наверное бы Катерина ей мешала, но все же такая возможность.
– Как часто вы остаетесь до поздна?.- немного робкий вопрос, хотя может быть нужно было спросить, как у вас дела? Но и навязываться девушка тоже не хотела. Поэтому она аккуратно встала перед зеркалом и встала в позицию для под тяжки рук. Как же говорила милая малышка Верной? Тянуть ручки выше к солнышку, чтобы болели пальцы. Забавно. Ее будет учить ребенок, но черт, пары критика позволяет стать нам намного лучше, чем мы есть. Хотя в упрямости девушке не занимать. Она найдет тысячу и тысяч причин для того, что бы на стоять на своем, пусть даже это будет не так выгодно для нее в начале. Откинув рукой темную прядь волос с лица назад. Которая была составляющей частью ее прически, де Ланкур посмотрела на приму и слегка нежно ей улыбнулась.
– Мои познания в танце пока не так колоссальны, но я хочу достигнуть большего. Потому что театр для меня все, так же пологая и для вас?.- манеры, тембр в голосе Кэтрин говорит о том, что она никакая нибудь дворовая девка, которая танцует в кардебалете трактира. Хотя другие девушки в труппе тоже были милые, по эту выделяла осанка, дергание головы, манеры. Сложно скрыть аристократическое воспитание и кровь.

Отредактировано Katerina de Lancour (15-12-2016 11:52:17)

+1

5

Что отличает настоящего танцовщика от, так сказать, простого смертного, которому не дано Танцем выражать свои чувства и эмоции? Конечно же умение слушать и слышать себя. Прислушиваться к своему телу, понимать какую именно нагрузку ему необходимо дать сегодня…
Вот именно сегодня тело Изабеллы готово было заниматься еще и еще, дабы стать еще лучше, хотя морально она была порядком измотана…
Премьера это всегда ответственно. Всегда волнительно. Не сказать, что перед спектаклем Изабелла испытывала панику, что у нее холодели хуки и она не понимала где находится (а были в Опере Популер и такие танцовщики). Нет-нет, напротив. Ей скорее хотелось попасть на сцену как можно скорее. Раствориться в Музыке и полностью отдаться Танцу… Но волнения это не отменяло.
А теперь, к этому волнению перед премьерными показами, примешивался страх перед страшным Призраком Оперы, который казалось, объявил войну всем артистам. Особенно рыжеволосой Карлотте, к которой негласный хозяин театра казалось неровно дышал…
«Какое счастье, что к балетным пока у Него нет нареканий! Ну если не считать парочки крыс…И того жуткого черного кота! Безусловно, это дурная, скверная, страшная примета… Но кот, это же не декорация, которая рухнула тебе прямиком на голову и чуть было не убила. И не подол платья, объятый огнем… Так что, можно сказать, что пока гнев Призрака обходит меня стороной!».
Задумавшись о всех этих насущных проблемах, Белла положила ногу на станок, и легла на нее. Растяжка дело болезненное и не приятное. Порой кажется, что легче бросить все это, нежели терпеть такие вот страдания… А потом, незаметно для себя привыкаешь к этому. А потом… Потом этих вот ощущений отчаянно не хватает. Возникает какая-то странная зависимость, словно у людей, пристрастившихся к морфию. Отчаянно хочется пойти в классы и «помучить» себя…
Задумавшись про все эти насущные проблемы Ла Сорелли совершенно забыла о том, что сейчас находилась в классах не одна… А с какой-то девицей из кордебалета. Которая напомнила о себе неожиданным вопросом: «как часто вы остаетесь допоздна?».
Вздрогнув от неожиданности, Изабелла обернулась. Незнакомка все еще была тут, и кажется не думала уходить домой. Напротив, скорее готовилась продолжить репетицию. Не сказать, что это умозаключение, что сильно обрадовало приму...
- Каждый день, - лаконично ответила Ла Сорелли, силясь вспомнить, как именно зовут эту черноволосую танцовщицу. Пока, увы, эти попытки не увенчались успехом.
Возможно, стоило ответить более развернуто, что да, она проводит в классах каждую свою свободную минуту, потому как без такой самоотдачи невозможно стать настоящей балериной. И так далее, и тому подобное…
«Но, в конце концов, она меня об этом не спрашивала. А спросила только, как часто я остаюсь  тут по вечерам».
- Не имею части знать, что именно значит театр для Вас, мадемуазель. Но лично для меня, это все. Вся моя жизнь. Если Вы понимаете, о чем я толкую…

0

6

« Улыбнись Катерина, кто-то может влюбиться в твою улыбку».
Нельзя сказать, сколько раз девушке приходилось перешагивать через себя, через боль в мышцах, когда посреди ночи ногу " охватывала" судорога, из-за тренировок, растяжки и ее дай бог травм во время танца, как бы выразится зритель" у нее заплетаются ноги". Да не ноги это заплетались, корефейка просто уставала, но не спала на ходу. Пару увлажняющих ванн с липесками роз, немного пряного вина. Фрукты. Вон они, парочка дней отдыха после выступлений. А еще прогулки по городу, или например выход в свет на бал, благотворительный вечер, например ответив на приглашение мэра. Девушка и любила такие выходы и не очень. Нужно было вести себя сдержанно, конечно быть милой и улыбаться. Что если там она встретит свою любовь, ах любовь. Верила ли она в нее? Наверное, только не так как начитанные девочки, которые уделяли время любовным романам, а потом в толпе высматривали своего единственного. У каждой был свой идеал, черты лица, положение в обществе( а это было главное!). Что касалось самой Катерины, то она не грезила о любви, по ее мнению, любовь и супруг приложатся к основной жизни. Сейчас для Катерины был важен театр, музыка. И нужно было-бы найти свой идеал, к которому нужно было стремиться. В пении например, для де Ланкур примером не была Карлотта Гудечели , хоть они и заключили некий союз. Но нужно знать, что Дьявол всегда получает то, что ему нужно. Какой бы исход сделки не был. В его пользу или нет. Ведь ответное " да" Катерины на предложение рыжеволосой примы было сказано осознано, будто брюнетка понимала, на что идет, и что будет там, впереди. Ради своего будущего, ради искусства! Катерина хотела танцевать, танцевать небольшой сцене, пока не за кружится голова и она не потеряет сознание. Глупо, глупо полагать, что можно просто танцевать. Все должно быть слаженно, для этого нужно обратиться к мадам Жири. Танец это некий диалог между артистом и зрителем, и что бы он был слаженным и понятным, нужно выучить не одну букву или словосочетание. Например можно начать с раз мирки или растяжки, чем сейчас решила заняться прима театра. " Я хочу танцевать так как она, но ты для неё просто девчонка из кордебалета, оскорбительно. Да, Катерина?". Словила девушка себя на этой гнустной мысли, но внешне вида не подала, да с ней вообще все было прекрасно. Укрепив темные пряди волос на затылке, девушка заняла боковую позицию у стоянка и начала выполнять « плие».
– Скажем так, даже под страхом смерти, я высказала бы свое желание отдать жизнь театру. Ну знаете, сейчас слухи о смерти актуальны, если учесть случаи в театре.- уточнила Катерина, без малейшей возможности при глушить свои слова. К чему скрываться, распространять слухи. Если даже Призрак и слышит их,( что скорей всего не так) то смысла второй раз покушаться на жизнь Катерины де Ланкур у него не было. Ведь она ничего такого не сделала, что вызвало бы его гнев. Да и кого же ей бояться? Простого человека? Он человек, она ощущала его дыхание и стук сердца в груди. Даже если он думает, что его у него нет.

+1

7

Изабелла, опять склонилась к станку, ложась на ногу. Отчего-то сегодня связки тянулись особенно скверно, будто бы таинственная сила мешала ей выложиться на полную силу.
«Только этого мне и не хватало, особенно накануне премьеры, я обязана быть лучшей! Во-первых, потому что на меня будет смотреть мой зритель, и я не имею права его разочаровывать. Во-вторых, если я посмею ошибиться, гнев Призрака настигнет и меня, как скажем бедняжку Карлотту!».
И последнее было намного страшнее, нежели возможные технические недочеты, которых зритель мог и не увидать, не обратить внимания, не понять…
Балерина свято верила в то, что таинственный Призрак, обладая некой таинственной силой играется и ними со всеми, словно кукловод марионетками. Ах, как же это страшно! И совершенно не понятно, почему жертвой страшного Хозяина Оперы стала рыжеволосая обладательница сопрано. Ведь Карлотта такая талантливая, такая яркая, пусть и со сложным характером, но диве позволено чуть больше, нежели обычному человеку.
Усилием воли, отбросив все эти мысли Ла Сорелли хотела было вновь заняться собой, точнее своим телом, не обращая внимания на безымянную девицу. Смысл пытаться вспомнить имя этой мадемуазель, которая так же решила остаться в классе, если у нее даже предположений нет. И, если уж говорить по чести и совести, то способностей к танцам этой незнакомки Ла Сорелли вспомнить не могла.
Для примы это могло означать только одно – не так уж и хорошо танцует эта брюнетка. Ну, или ей еще не давали таких уж серьезных ролей, что бы прима могла начать беспокоиться.
Ведь всем известно, что конкуренция среди танцоров балета в театрах просто огромная. Не сможешь, сдашься, ошибешься и все, твое место уже займет другой человек. Вот почему несмотря на всю осталось, плохое настроение и практически постоянную боль в ногах нужно продолжать стараться, постоянно доказывая, что именно ты лучше всех остальных.
При упоминании о костлявой старухе Смерти, и страшных, таинственных трагических случаях в Опере, Ла Сорелли неодобрительно поджала губы. Мало того, что присутствие этой незнакомки раздражало и мешало сосредоточиться на репетиции… Так еще и эти разговоры! Они доводили суеверную приму почти до обморочного состояния.
- Прекрасно понимаю Вас, но полагаю, что разговоры о таких вещах в классах просто не допустимы. Тут необходимо заниматься балетом, оттачивать свое мастерство, а не болтать Бог весть о чем. Для сплетен, слухов и глупых разговоров есть коридоры.

0

8

❝ Меня осуждают прежде, чем узнать. Вот поэтому лучше быть одному.❞
Возможно люди не те, кем они являются на самом деле. Кто-то любит грустить в тишине а на людях веселиться что есть сил.Или например льстецы, так они привыкли нравиться людям, что бы получить то, то им нужно или просто быть в центре внимания. Есть разнообразные, людские маски, и Катерина могла применить их все. Ведь девушка родилась и росла в светском обществе. Хоть ее мать была выходцем из простой семьи, вторым ребенком в семье, у нее была сестра, которая вышла замуж за не очень богатого но известного скрипача. И после этого их дороги жизни разошлись, и встретились после смерти одной из них, сестры Амелии( матери Катрины). Девушка не очень сильно горевала по мертвой тёте , так как не знала её, каким она была человеком? Катерина знает только то, что у нее была дочь, и все. Может быть этого достаточно, когда живешь другой жизнью, когда ни в чем не нуждаешься. Это и отличало ее от других. Катерина уже привыкла, что ее считали избалованной девочкой из общества голубой крови, и она решила во что бы то не стало исправить это мнение своими поступками: благотворительность( подать пару момент нуждающимся на улице), ходить в церковь по выходным и праздникам, но все же считать себя католичкой, но не знающей ответа, верит ли Катерина в Бога? Возможно верит, потому что пару раз девушка уже была на пороге смерти, один раз она заблудилась в катакомбах под театром, и ее чудесным образом нашла Кристина Даэ. Которой же случай, это гримёрная комната Карлотты, где ее чуть не убил сам Призрак Оперы, и вот ярый скептик поняла, что человек, который якобы может управлять театром - человек. Простой человек, как Катерина и Изабелла, которая сейчас интенсивно занималась. Девушка сняла ногу со стоянка и провела пальчиками по мышцам, слегка скривив личико от легкой боли.
– Едиснвенный урок, который я приняла сегодня - это интенсивные тренировки в зале танцев. Спасибо за эти пару минут.- говорила девушка и начала расшнуровывать пуанты и сняла из, переобулась в легкие туфли, перед этим размяв пальчик на ногах и блаженно вздохнула.
– Надеюсь, еще увидимся, всего доброго, не стоит оставаться тут до поздна.- сказала девушка с искренней и не перед взятой заботой,  после взяла свою сумку и юркнула в дверной проем зала, действительно оставив приму одну. Тем более у Катерины были дела в семье, которые не ждали отсрочки.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Fantome: сцена » Другая сторона таланта