Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: сцена » Два крыла любви


Два крыла любви

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

● Название эпизода: Два крыла любви
● Место и время действия: день седьмой, до полудня, улицы Вероны
● Участники: Romeo Montaigu, La Nourrice
● Синопсис: Стоило Ромео отойти в сторону, убегая от вопросов друзей, как на площади появляется кормилица Джульетты. Ее-то юный романтик и ждал с таким нетерпением. Отогнав, чуть ли не в буквальном смысле, своих друзей от кормилицы Капулетти, Монтекки спешит к ней, чтобы рассказать о предстоящем венчании.

0

2

"Как же неудачно все складывается..." - иначе было просто не сказать. Казалось бы - всего лишь дождаться посланника от возлюбленной на площади, рассказать обо всем о чем договорился с братом Лоренцо и лишь ждать часа, когда тот обвенчает два любящих сердца. Но нет. И почему только Ромео не догадался о том, что на площади его будут ждать друзья? Почему не думал о том, что у них будут вопросы? Это же было вполне предсказуемо. Да, наследник Монтекки скрылся от них прошлым вечером. Да и что в этом плохого? В тот миг Ромео не мог думать ни о чем другом, кроме как снова увидеть ее. Светлый образ Джульетты полностью занял все его мысли, все его сердце и душу. Для юного Монтекки, находиться так рядом с ней, но не видеть ее, было настоящей пыткой. Да, он перебрался через стену и побежал к ней. Да, ему было все равно, что кто-то его увидит. Пусть хоть сам Тибальт. Быть вдали от милой синьорины было намного страшнее смерти.
"А теперь я вынужден бежать от их расспросов. И что если сейчас, как раз, кто-то подойдет и будет искать меня, а я где-то бегаю, - о том, что из-за того, что гонец не дождется его и уйдет, по коже пробежал холодок. Только не это! Страшнее всего было именно то, что Джульетта, из-за какой-то такой ошибки решит, что ее избранник не достоин ее. Да и не удивительно - едва ли можно назвать правильным, когда не выполняешь данные тобой обещания. - Нет-нет, нужно вернуться!"
Обратно на площадь юный Монтекки чуть ли не летел. Только бы успеть, только бы... Благо еще, что отошел не так далеко. И что же предстало его взгляду? Что ж, посланник от милой сердцу синьорины пришел, вот только на этого самого посланника, а точнее на посланницу, тут же набросились друзьям Ромео. Монтекки даже губу прикусил. Это еще лучше! Уже отсюда романтик мог заметить, что Бенволио и Меркуцио не особенно церемонились. И, даже еще хуже - откровенно хамили представительнице Капулетти. Впрочем, нужно отдать ей должное - кормилица отвечала им тем же. Сцена сама по себе могла бы быть комической, если бы наследнику Монтекки не было так стыдно и за своих друзей и за то, что сам он позорно сбежал от них с площади, тем самым поставив няню Джульетты в такое некрасивое положение. А потому нужно было как можно скорее эту ситуацию разрешить.
- Все-все-все! Хватит, Меркуцио, Бенволио, прошу вас, - казалось, что еще немного и они точно устроят потасовку прямо здесь и сейчас. - Она ищет меня и вот он я, - осторожно взяв кормилицу за плечо, наследник Монтекки отвел ее в сторону, подальше от этой компании. То, что вокруг были и другие представители обоих кланов, которые кто с недовольством, кто с откровенным негодованием смотрел на то, что сын леди Монтекки отошел в сторону с женщиной из вражеского клана, его мало волновало. Пусть смотрят. Главное поговорить с ней.
- Я Ромео Монтекки, - уже тише проговорил юный романтик. - Вы искали меня? У меня есть вести для вашей госпожи.

+1

3

Ромео, к сожалению кормилицы, явился далеко не сразу. Какой же злой была Карлотта после встречи с представителями клана Монтекки. Впервые она поняла ненависть к ним Тибальта. Они были ужасными нахалами, самоуверенными и мерзкими! И как они могли говорить с ней так грубо? Всё же она была настроена к ним более дружелюбно сначала, но потом и она не могла себя сдерживать. Они довели её до такого гнева, что когда перед ней оказался Ромео, она чуть не набросилась с ругательствами и на него. То, что это тот самый избранник Джульетты кормилица осознала не сразу. Только когда тот, к её сильному возмущению, взял её за плечо и отвёл в сторону.
Всё ещё злясь на Монтекки, женщина слегка отстранилась от юного синьора. Она понимала, что их разговор не должен быть подслушан, но и старалась не скомпрометировать себя связью с представителем вражеского клана. К тому же ей наконец выдалась возможность рассмотреть Ромео и составить своё личное впечатление о нём.
Гнев утихал, и молодой человек начал вызывать у кормилицы лёгкую симпатию. Красивый, пылающий юностью и с любовным огнём в глазах, он невероятно подходил Джульетте. Наверняка такой же мечтатель о большой и чистой любви, единственной до конца жизни.
Кормилица тихо вздохнула, когда-то и она мечтала о чём-то таком, но жизнь сложилась не так, как ей хотелось. И теперь нужно приложить всевозможные усилия, чтобы свести Джульетту с Ромео. И чтобы не было неприятных последствий.
- Ромео... Наконец-то, - облегчённо выдохнула она, переведя дух после встречи с его собратьями. Подходящие слова никак не шли на ум. Она впервые была связующей между двумя влюблёнными, и её сердце уже болело за их судьбу.
- Ромео, - снова повторила имя парня кормилица, не сразу решаясь задать главный вопрос, - ты действительно любишь Джульетту? Ты уверен?
Голос Карлотты был таким же тихим. Это всё было слишком личным, касалось самого дорогого ей человека и не должно было дойти до чужих ушей. Ожидая ответа, она с волнением смотрела на юношу. Ей ужасно не хотелось нести своей воспитаннице плохие новости, но она и не могла позволить Монтекки обмануть наивную девушку. Она должна была убедиться, что чувства Ромео искренни, и что он более чем серьёзен в своих намерениях жениться.

Отредактировано La Nourrice (22-01-2017 23:37:25)

0

4

Если задуматься, Ромео было немного стыдно перед друзьями. Он прекрасно понимал, как это все могло со стороны смотреться - отказался от разговора с ними, чуть ли не сбежал, а потом вот так вернулся и ушел разговаривать с одной из Капулетти. Да, серьезного разговора было потом не избежать, но только это все потом. Сейчас было куда более важное дело.
"Она ждет ответа, это намного важнее того, что друзья могут обидеться на меня. И, если они мне действительно друзья, то не станут осуждать меня за то, что я встретил ту, кто стала для меня дороже всех. Ту, с кем хочу провести всю свою жизнь", - быть может, это звучало немного наивно, но раз юный Монтекки без раздумий решился на такой важный шаг, как венчание, говорило, должно быть, о том, что он готов к этому серьезному шагу. И готов именно с ней, с той чудесной синьориной, что настолько покорила его сердце.
"Брат Лоренцо не сегодня ли говорил мне, что я ветреный и что меняю своих возлюбленных слишком быстро? И что Розалина была права, отказав мне? Но любил ли я прежде? Была ли это любовь?" - и снова слова эти звучали так восторженно и по юношески наивно. Пусть так, но все равно звучали они от самого сердца. Что ж, да, немного наивный и бестолковый, или не немного, а очень наивный и бестолковый, но каждый раз его чувства по-настоящему искренние. Но эта любовь была намного сильнее прежних. Эта любовь ни шла ни в какое сравнение со всем тем, что было до этого. Кто-то сказал бы, что причина на то была проста - любовь во сто крат сильнее, когда она взаимна, когда тот, кого ты полюбил, испытывает к тебе те же чувства. И свет вашей любви горит только ярче.
- Да, - без раздумий отвечает Ромео и на губах его сияет нежная улыбка, с какой он мог смотреть только на милую Джульетту. - Люблю. Люблю как никого и никогда прежде. И... - юноша вздрагивает и опасливо смотрит по сторонам. То, что он собирается сказать дальше не должен слышать никто. Монтекки снова аккуратно придерживая кормилицу за плечо, отводит ее еще дальше, продолжая говорить почти шепотом. - Я готов доказать свою любовь к ней.
Пока ему важно знать, нет ли у синьорины каких-то важных дел на сегодня. Что если родители решат занять дочь чем-то, или же в доме Капулетти снова намечается какой-то прием, на котором Джульетта должна присутствовать. Быть может получится договориться с духовным наставником на другой день и другое время, но какой же мукой был каждый миг без любимых глаз. Нет, задуманное должно свершиться сегодня и только сегодня. Однако, не смотря на всю муку ожидания, Ромео не спешил рассказывать кормилице весь свой замысел. Еще решит, чего доброго, что юный наследник тот еще ветрогон, как часто говорил Лоренцо. Вот только не в этот раз и ни когда Монтекки как никогда прежде не был уверен в своих чувствах.

+1

5

Карлотте не хотелось долго оставаться рядом с представителям рода Монтекки, слишком уж недобро они на неё посматривали. А когда она отошла в сторону вместе с Ромео, заметила в глазах некоторых мужчин откровенную злость, а в глазах женщин - ревность. Они не доверяли ей, и это было более чем взаимно.
Женщина старалась не замечать взглядом и шепотков других. Ей нужно было сделать своё дело, убедиться в том, что Ромео осознаёт всю ответственность, а потом уйти и никогда больше не возвращаться в это логово распутников и змей. Так что, стиснув зубы, она терпела и слушала горячие заверения юноши. Он говорил, что действительно любит Джульетту. Сердце Карлотты сжалось. Всю жизнь она делила девочку с её матерью, а теперь у неё мужчина. Мужчина, который заявит свои права на неё всю. Заявит же? Кормилица с сомнением глядела на Ромео, он и слова не сказал о женитьбе.
- Готов доказать свою любовь? - женщина была взволнована и скептична. Если Ромео не убедит её, то она ни за что не отдаст свою крошку Джульетту в его руки. И как бы она ни страдала потом от разбитого сердца, это всё же лучше, чем предавать род попусту.
Предавать род. Карлотта поймала себя на мысли, что яд вражды добрался и до неё, бывшей до этого на нейтральной стороне, а теперь ощущающей к Монтекки неприязнь. Это открытие не понравилось ей, и она снова посмотрела на Ромео.
- Пока я слышу только слова. Любовь. Люблю. Как просто сказать это. Мужчины говорят такое каждой женщине, которую хотят, чтобы добиться её благосклонности и доверия. Но я уже давно не юная синьорина и не поведусь на громкие слова, Ромео. Как именно ты готов доказать, что твои чувства к Джульетте — это не обман? Что она действительно та единственная для тебя? Хорошо подумай, но не медли с ответом. Бедняжка весь день сама не своя. Отменила все дела, только и ждёт твоего ответа.
Кормилице тяжело было видеть состояние Джульетты теперь. Она стала так переменчива. В одну минуту смеялась, в другую — переживала и страдала, боясь, что Ромео передумает, что он забудет. Утром она танцевала, а через пару часов не произнесла ни слова. «Ситуацию надо было скорее решить, а то она ещё заболеет чего доброго» - хмурилась женщина.

Отредактировано La Nourrice (21-02-2017 16:57:48)

0

6

"Ох, она мне не верит", - и не удивительно. Мало какой матери понравится, когда в жизни ее дочери вдруг появляется молодой человек, да еще и просит ему верить. Пусть Джульетта и не была ребенком кормилицы, но, насколько Ромео мог знать, была для нее едва ли не роднее чем свое дитя. А может в чем-то она была для дочки Капулетти ближе чем мать.
- Но я не... - юный романтик пытается возразить, но замолкает, позволяя женщина высказать все своим мысли на эту тему. А кто бы не волновался? Милая Джульетта познакомилась с ним лишь вчера, но как-то очень быстро все завертелось, так что теперь они и жить друг без друга не могли. Потому юный Монтекки и был с утра на ногах, да что там, вообще спать не ложился. Каким же долгим казалось это утро. Да, долгим потому что каждый миг в разлуке казался настоящей мукой.
- Милая кормилица, я правда готов на все ради Джульетты. Я докажу, что моя любовь это не просто слова! - последние слова на волне эмоций прозвучали слишком громко и наследник Монтекки аж вздрогнул, озираясь по сторонам. Не слышал ли кто-то? Но друзья все так же стояли в стороне. Кажется даже переговаривались о чем-то. Не важно. Ромео уже пообещал себе, что все им расскажет позже. Да, после того как они с Джульеттой станут мужем и женой перед Богом и тогда уже никто не сможет отговорить его от этого. Разве не говорило то, что он даже самым своим близким друзьям ничего не рассказывал до поры, о том, насколько серьезные его намерения? Ромео был готов пойти против всего мира ради того, чтобы быть рядом с ней. Теперь только Джульетта была его миром, центром этого мира и самим миром.
- Послушайте... - это было сказано уже тише и аккуратно взяв няню дочки Капулетти под руку, наследник отошел в сторону, подальше от любопытных глаз и ушей. То, что, как сказала кормилица, Джульетта отменила все свои планы, было только на руку всей затее Ромео. Значит можно было избежать лишних вопросов о том, сможет ли она прийти в келью к брату Лоренцо.
"Она волнуется? Но ведь и я тоже на нервах и весь в нетерпении. Только и могу думать что о часе нашего венчания. А после... впрочем, про "после" пока не стоит думать", - хотя думать не получалось. Хотелось скорее снова заключить возлюбленную в объятия, тонуть в ее глазах, почувствовать вкус ее поцелуя. От одной только мысли о возлюбленной, счастливая мечтательная улыбка так и озаряла лицо юного романтика. Он любит ее, всем сердцем и теперь уже по-настоящему.
- Сможет ли ваша госпожа сегодня в полдень быть на исповеди у брата Лоренцо? - а вот это уже было сказано заговорщическим шепотом, почти на ухо кормилице.

+2

7

Разговаривая с юношей, Карлотта внимательно следила за каждым его движением, за его эмоциями и словами. Сейчас это было важно. Если бы она уловила хоть тень его сомнения, то тут же развернулась бы и ушла. Сказала бы Джульетте, что он ей не подходит, успокаивала бы её, но зато была бы уверена в своей правоте. Однако Ромео, казалось, говорил искренно. Его глаза горели энтузиазмом, в движениях угадывалось нетерпение. Женщина не знала, что и думать.
Ромео не перебивал её, не пытался яро доказывать, что он чист, непорочен и вообще лучший мужчина на свете. В нем не было высокомерия, свойственного для людей его положения, он даже не стеснялся того, что так открыто говорит со служанкой, с кормилицей, к тому же из враждебного клана. Он был вежлив, обходителен и, пожалуй, достаточно убедителен.
Карлотта и сама не знала, чего она хочет больше. Того, чтобы он действительно оказался порядочным мужчиной, любил Джульетту и сделал её своей женой, сделал её счастливой. Или же чтобы она уловила неискренность в его речи, оборвала бы мечты Джульетты, уберегла её от тяжестей, которые принёс бы этот брак. А ведь проблемы явно возникнут. Разные кланы. Враждующие кланы. И уже несколько лет никаких шагов к их примирению.
Ромео всё говорил, пылко и страстно, затем тихо, будто скрывая свои намерения. Впрочем, это было и к лучшему. Не стоило трезвонить на всю Верону об отношениях Джульетты с Ромео, ведь слухи здесь распространяются быстро. И кто знает, что будет, если они дойдут до глав кланов? Или если их услышал Тибальт? Не дай Боже. Драк и распрей не миновать. А может даже и смертельных дуэлей, жертв.
- Исповедь у брата Лоренцо? - таким же шёпотом повторила женщина, глядя на Ромео. Она была не глупа и примерно представляла, что имел в виду юноша под этим вопросом. Казалось, теперь она должна была принять решение. Сказать «да», и обратного пути уже не будет. Или солгать, обезопасить свою воспитанницу, своё дитя. Обезопасить ли? Все матери хотят для своих детей лучшего. Хотят, чтобы их дети были счастливы. Карлотта на секунду прикрыла глаза и представила Джульетту. Улыбающуюся, в красивом платье под руку с любящим её человеком. Пожалуй, ради этого стоило рисковать.
- Да, пожалуй, она может прийти на исповедь к брату Лоренцо сегодня в полдень, - вот она это сказала. «Полдень, как же это скоро!» - в ужасе думала кормилица, а затем снова посмотрела на Ромео.
- Прошу не скрывать от меня ничего. Что вы планируете делать? - Карлотте хотелось знать наверняка. Хотелось услышать от него прямо, собирается ли он сделать Джульетту своей женой. Зачем эти уловки и недомолвки между ними? Отчасти от неё зависело их с Джульеттой счастье, и юноша должен был это понимать.

0

8

Кормилица все еще смотрела на юного Монтекки очень недоверчиво, но на вопрос ответила, так, что захотелось чуть ли не в облака воспарить. Да, Джульетта сможет прийти на исповедь и это самое главное. Ромео с трудом сдерживал эмоции, чтобы не кинуться обнимать посланницу возлюбленной. Как же славно все сходится! И ведь до полудня оставалось всего ничего, а значит нужно поторопиться. Нет, в том, что духовный наставник подождет наследника Монтекки, сомнений не было. Все ж таки священник сказал, что ему нравится эта идея, а значит все прекрасно. Значит, их союз уже благословили небеса. Да и как иначе? Сама Судьба свела их с Джульеттой на балу, на котором Ромео и быть не должно было. Сама Судьба толкнула их в объятия друг друга среди огромного шумного зала. Судьба... иначе и не получалось.
- Да-да, - торопливо зашептал Монтекки, но продолжить не успел, потому что кормилица вновь заговорила. Да сколько же можно? Почему она не хочет верить его словам? Или же репутация у наследника вражеского клана не самая хорошая? Но почему так? Ведь не все так плохо, как могло быть. Пусть и мечтатель, пусть и ветер в голове, но с самой встречи с милой Джульеттой, Ромео будто стал другим. Он чувствовал, он был уверен, что она, наконец, "та самая". Его жизнь, его настоящая любовь.
- Об этом я и пытаюсь рассказать. - со вздохом говорит юный романтик. Зачем так тянуть время? Зачем, когда любящие сердца так хотят быть вместе? Но нет, только разговоры, постоянные разговоры. Никогда еще лишнее сотрясение воздуха не казалось Ромео таким неуместным. Казалось бы, общаясь с Меркуцио, пора было к этому привыкнуть, но дело сейчас было слишком серьезным, чтобы тратить время на слова.
- Приведи в полдень свою госпожу в келью к брату Лоренцо. Там я буду ждать ее и священник обвенчает нас. Я обо всем уже договорился, - хотелось верить, что уж эти слова покажут няне Джульетты, насколько серьезно настроен избранник дочки Капулетти. Все уже решено и стоило лишь дождаться, когда прелестная синьорина придет к назначенному часу в условленное место. - А после, мне нужен надежный человек, для одного очень важного поручения.
Почему Ромео просит об этом кормилицу? Да потому что если он возьмет себе в помощь, да хоть своего Бальтазара, то это может закончится очень скверно. Люди Капулетти заметят человека из вражеского клана на своей территории и ему, а что еще хуже, самому наследнику Монтекки, придется бежать. Бежать прочь тогда, когда он должен быть с возлюбленной. Представить страшно...

+2

9

Недовольство от её разговоров и дополнительных расспросов на лице юноши отразилось моментально. Но и он должен её понять, Джульетта — нежное и ранимое дитя, подобное хрупкому цветку. Карлотта любила её всем сердцем, посвятила ей жизнь и считала, что имеет право выспрашивать у Ромео всё, что ей угодно. «Хочет жениться — пусть отвечает», - подумала женщина с лёгким недовольством. Его нетерпение было объяснимо, но всё же следовало держать себя в руках. Особенно если он хочет убедить её, что достоин. Что это искренние чувства на долгие — долгие годы, а не сиюминутное желание. С другой стороны... Кормилица вспоминала себя в годы юности. Она тоже была несколько нетерпелива, она пользовалась каждой возможностью, чтобы увидеть того, которого любила. И если её задерживали, она злилась. Как же давно всё это было.
Вздохнув, женщина замолкла, дав юноше вставить хотя бы несколько своих слов. Надо же ему было оправдаться, убедить её и ответить на вопросы. Забавно, Карлотта чувствовала небольшое напряжение между ними. Почему? Они ведь были связаны любовью к Джульетте, оба хотели видеть её счастливой и улыбающейся. Но между ними всё равно как будто была стена. Ревность? Недоверие? Карлотта не могла сказать точно.
- Келья брата Лоренцо. Полдень, - женщина кивнула в ответ на слова юноши, всем видом давая понять, что поняла и запомнила. Однако сердце её защемило. Венчание уже в полдень. Как быстро она должна отдать своё любимое дитя мужчине. Как быстро она выросла. Карлотте хотелось остановить мгновение. Подольше насладиться юностью её воспитанницы, никуда не отпускать от себя, но это было ей неподвластно. Оставалось только самой молиться за то, чтобы её судьба была счастливой, а любовь крепкой и долгой. Чтобы Господь защитил этот союз, уберёг от той боли и слёз, что пережила когда-то она сама. Она готова была взять всю боль мира на себя одну, лишь бы у Джульетты всё сложилось иначе.
Вновь тяжело вздохнув, Карлотта посмотрела на юного синьора. Поручение? Какое ещё поручение? Во что они ещё хотят втянуть её? Впрочем, она и без того уже была втянута в эту историю, в эти тайны и секреты. Возможности отмотать время обратно не было, как и возможности отказаться.
- О каком важном поручении вы хотите попросить меня? - говорила женщина сдержанно, хотя любопытство раздирало её изнутри. И почему-то она одновременно боялась услышать ответ на этот на первый взгляд невинный вопрос.

0

10

"Полдень... это уже так скоро. Нужно спешить и ей еще нужно дойти обратно в поместье Капулетти и сказать своей госпоже обо всем. Да и привести ее в назначенное место. О, как же тягостно ожидание, даже если до самого венчания осталось всего около часа..." - Ромео хотелось бегать кругами, а то и, что уж говорить, самому бежать во вражеский дом, чтобы рассказать все возлюбленной. Только, пожалуй, это было бы настоящим самоубийством. Одно дело, когда он пробрался туда среди ночи, пусть рядом и продолжался роскошный бал, а другое, явиться среди бела дня. Это все равно что зайти в дом и постучать в комнату Тибальта.
"Только что они все так носятся с этим Тибальтом?" - этого Монтекки не понимал. Да, у племянника леди Анны была весьма дурная слава, но и что из того? Взять тех же Меркуцио и Бенволио, так и о них было множество разговоров по всему городу. Часть из этих разговоров были, впрочем, основаны на настоящих "подвигах" друзей Ромео, другие же были лишь слухами. Иной раз наследнику клана "синих" казалось, что друзья нарочно сами их пускают. Не ясно было только зачем им это нужно.
- О, кормилица, я и не просил вас утруждать себя этой просьбой. Мне нужен надежный человек, который спустил бы с балкона синьорины Джульетты веревочную лестницу, чтобы я мог подняться к ней... - тут юный романтик запнулся. Не слишком ли непристойно это все звучит? А почему непристойно? Разве не будет он мужем милой Джульетты после венчания. А раз так, то после того, как союз их будет заключен, то и нет ничего такого в том, чтобы два любящих сердца были вместе. И, да, как ее супруг, Ромео будет иметь право провести ночь в спальне своей юной жены. Ох, от этих мыслей только сильнее разгоралось нетерпение в груди. Скорее увидеть возлюбленную... какое же томительное ожидание.
- Я не могу просить об этом моего слугу, потому что ему закрыт вход в дом Капулетти, и это будет слишком опасно не только для него, но и для меня, для Джульетты, для всей этой затеи в целом, - а после, на завтрашнее утро, они объявят всему городу о том, что поженились и уже никто и ничто не сможет разлучить их. Но только когда их обвенчают, когда любовь их не будет казаться пустым звуком, а будет скреплена небесами. - И утруждать вас этим я тоже не могу, - это и так все выглядело слишком странным в том плане, что даже просить о подобном у кормилицы дочки Капулетти было как-то, неловко что ли.
"И потом уже, я уверен, все примут наш союз и, кто знает, может брат Лоренцо прав и это станет началом примирения двух семей в Вероне. Как бы это было прекрасно. Ведь разве может быть что-то сильнее этого дивного чувства? И разве не оно должно нести свет в этот мир? Разве не она несет добро и счастье? Так и есть, а потому наши семьи и другие жители Вероны должны понять это..."

+1

11

Новая просьба Ромео заставила сердце кормилицы рухнуть. Вот оно. Только недавно разговоры были о любви и о браке, а теперь уже о постели. Куда так торопиться? Нет, оно, конечно, понятно. Постель — важное продолжение брачного ритуала, но... Женщина почему-то всё равно задыхалась от возмущения и наглости юноши. Как он может её о таком просить так открыто? Её, ту самую, что четырнадцать лет охраняла Джульетту. Неужели именно она должна теперь впустить её мужа в дом? В покои девочки, что стала ей родной?
Нет, это было уже слишком серьёзно. Слишком быстро. Она не была готова к этому, хотя и казалось, что одно вытекает из другого. Но в праве ли она была решать за Джульетту? Ведь она наверняка хотела бы провести ночь любви и нежности со своим законным супругом. Кажется, у неё опять не было выбора. Снова она должна была помочь влюблённым, хотя это тоже был риск, если кто-нибудь узнает. Ей бы досталось в первую очередь, ведь это, наверное, расценивалось как предательство своих господ. По сути она должна была впустить врага из другого клана прямо в дом Капулетти. И самое ужасное, она поступит по своей воли. - Хорошо, - с большим трудом выдавила из себя ответ Карлотта. Хотя в конце-концов на что она надеялась? На чисто платонические отношения двух влюблённых? Сама она на их месте поступила бы точно так же. Да и почему поступила бы? Так же было, когда она вышла замуж за Пьетро. И здесь нечего было стыдиться. И не на что было злиться.
- Я выполню вашу просьбу, синьор Ромео. Только если вы причините ей боль... Или воспользуетесь этим, отнесётесь легкомысленно, то пеняйте на себя.
Угрозы женщины не могли быть так убедительны и устрашающи, как угрозы того же Тибальта. Однако она должна была предупредить юного Монтекки, что не оставит его безнаказанным в случае чего. Она даже будет готова сама сдаться в руки синьора и синьоры Капулетти, если что-то пойдёт не так и по её вине что-то случится с милой Джульеттой, её нежным ангелом, смыслом жизни... Сердце кормилицы снова защемило. Не так она представляла судьбу своей воспитанницы. Всё должно было быть публично, с благословения обоих родителей, а не вот так тайно и на скорую руку. В этом было что-то неправильное. И это что-то не давало Карлотте покоя. Но она уже дала слово и не могла забрать его обратно. Может это действительно приведёт к соединению семей и долгожданному примирению? Откуда ей знать? Остаётся только сообщить Джульетте о свадьбе и смиренно ждать...

+1

12

Неужели Карлотта настолько не доверяла ему? Или же просьба все же вызвала у нее не самые приятные мысли? Ох, как же все это сложно. Впрочем, не сложнее, как если бы Ромео напрямую пришел к лорду Капулетти просить руки его дочери. Что бы тогда сказал глава вражеского клана? Выставил бы вон? А после, как можно скорее, выдал бы дочь за другого, чтобы только она не досталась ненавистному Монтекки? Об этом подумать было страшно. С того самого мига, как юный романтик увидел ее, такую нежную и прекрасную, жизнь его перестала существовать без его милого ангела. А потому, наследник Монтекки был готов пойти на любые безумства, лишь бы снова оказаться рядом с ней. О, Джульетта, как же легко она покорила сердце мечтательного юноши, но на этот раз чувство это было намного сильнее всех прежних. Ромео верил, нет, Ромео точно знал, что только она та самая единственная. С ней он хочет провести эту жизнь вместе. И его не сможет остановить ни герцог, ни лорд Капулетти, ни Тибальт, ни вся Верона, если она вдруг разом обрушится на него.  А потому, понимать, что няня его возлюбленной не собирается так просто начинать доверять какому-то молодому человеку, тем более из чужого клана, было не особо приятно.
- Я правда люблю вашу госпожу, - тихо проговорил Монтекки, поднимая на кормилицу взгляд. Как же достучаться до нее? Да и можно ли? Ведь для нее он, скорее всего, чужак, желающий забрать ее дитя. В чем-то, Ромео понимал, что родительская забота иной раз может переходить все рамки. У него на глазах был прекрасный пример. Иногда материнская забота и постоянная тревога о том, где же находится ее единственный отпрыск, казались чрезмерными, но…
«Быть может я, когда-нибудь, когда у нас с Джульеттой будут собственные дети, пойму все то, что сейчас чувствуют наши родители, но пока, единственное мое желание, это быть рядом с возлюбленной», - так странно было размышлять о том, что будет, когда они поженятся. Да, у них начнется своя жизнь, и, да, будут свои дети и свои заботы. Но пока хотелось только одного – снова оказаться рядом с ней.
- И я не обману ее, - взгляд молодого Монтекки был серьезен как никогда. – Потому и прошу синьорину Капулетти стать моей женой, а не пытаясь заполучить ее нечестным путем. Она дорога мне, дороже всего в этом мире.
Сколько раз, на примере, своих друзей Ромео видел, как можно кружить девушкам голову, дурманить красивыми словами, но только лишь для того, чтобы получив желаемое, так же стремительно скрыться. Меркуцио и Бенволио всегда говорили, что любовь это глупости, что девицы не стоят того, чтобы растрачивать себя на них. Для них игры в любовь были лишь забавой. Для них каждая новая красавица была лишь очередной победой. И как бы не любил Ромео своих лучших друзей, но ему становилось противно от одной мысли о том, что к прекрасным синьоринам можно относиться вот так.  Вот и сейчас ему хотелось, чтобы кормилица перестала воспринимать его как такого же дамского угодника, как и его друзья.

+2

13

Ситуация вызывала в Карлотте противоречивые чувства. Она должна была радоваться за Джульетту, за то, что всё складывается, что они любят друг друга и поженятся, но страх... Страх сковывал сердце женщины, заключая радость в плен. Призраки родителей Джульетты преследовали кормилицу, нашёптывая на ухо, что всё это плохая идея, сердце ныло, предвкушая недоброе. Но всё же надежда теплилась где-то глубоко — глубоко в груди. Попробовать стоило, пусть даже если она будет расплачиваться за это всю свою оставшуюся жизнь.
Ромео казался женщине искренним, действительно любящим, по крайней мере по манере речи он уже отличался от своих собратьев, с которыми ей пришлось встретиться чуть ранее. Может он действительно был серьёзнее и рассудительнее, может хоть для него любовь — это не шутка. Слушая юного Монтекки, Карлотта верила. Поверила ему. Решила отдать самое дорогое, что у неё есть — красавицу Джульетту, ведь слова могут солгать, а глаза не обманут. Глядя на юношу, кормилица кивнула.
- Хорошо. Я верю вам, синьор Ромео. Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы помочь вам соединиться. Я передам все ваши слова Джульетте.
А ведь неизвестно сколько времени уже Карлотта вне дома, наверняка её воспитанница с ума от беспокойства сходит, гадает хорошо ли всё прошло, положительный ли ответ. Пора было возвращаться, тем более, что женщина свою роль выполнила и узнала то, что хотела узнать. А тут ещё и времени до самого венчания оставалось мало, она должна была помочь синьорине подготовиться, достать платье. Ведь даже если свадьба проходит вот так, тайно и тихо, то это всё равно волшебный и самый запоминающийся момент в жизни любой девушки. Проход пред алтарём, клятвы любви, наступление нового этапа в жизни. Без подготовки никак нельзя. Но тут волноваться точно не стоило, она поможет ей подготовиться по высшему разряду. Карлотта слегка улыбнулась, свадебные хлопоты были делом тяжёлым, но по-своему приятным. Она даже загорелась этой идеей.
- Пожалуй, нам обоим следует завершить некоторые дела до венчания. Всего доброго, синьор Ромео. Очень надеюсь, что вы не передумаете, - Карлотта слегка улыбнулась и распрощавшись с женихом Джульетты, поспешила вернуться в дом Капулетти. Слишком долгая и нервная прогулка вышла. Её уже могли хватиться, особенно Джульетта. Женщина по себе знала, каким долгим бывает ожидание, особенно то, что касается любовных дел. «Они любят друг друга. Господь благословит их брак. Всё будет хорошо», - успокаивала себя Карлотта, но всё же её сердце по-прежнему было не на месте.

Отредактировано La Nourrice (21-04-2017 17:56:56)

+1

14

- Благодарю, кормилица, - понимала ли кормилица, как важно для Ромео было слышать слова о том, что она верит ему? Быть может. Но скорее всего, няня дочки Капулетти продолжала волноваться за свою воспитанницу. И еще, за всю эту затею. Иначе и быть не могло. Даже юный Монтекки не был полностью уверен в том, что все пройдет так, как запланировано. Что если брат Лоренцо передумает, посчитав, что это слишком поспешное решение для детей двух давно враждующих семей. Или же, что это опасно и ни к чему хорошему не приведет.
"Нет, прочь мрачные мысли", - Ромео мотнул головой. Не стоит об этом думать. Пусть будет что будет. Пока же важнее было рассказать обо всем возлюбленной и мчаться со всех ног в келью Лоренцо, чтобы ждать ее там, считая минуты.
"Минуты до того прекрасного мига, когда нас обвенчают", - о, как сладко сжималось в груди от одной этой мысли. И как хотелось сейчас чуть ли не упасть в ноги кормилице и благодарить ее за то, что она пришла сюда, и за то, что принесет радостную весть своей госпоже. Или же заключить в объятия и закружить по площади, стараясь поделиться тем восторгом, что переполнял душу. Только нельзя. И так Ромео буквально чувствовал как на него смотрят из всех концов площади. Слишком много внимания вызвала эта неожиданная, как могло показаться, встреча.
- Тогда поспеши скорее к Джульетте и передай ей мои слова. Я же пойду в келью к брату Лоренцо и буду ждать ее там. Но... только быстрее, молю. Это важно для нее так же сильно как и для меня, - он улыбается шире, просто не может не улыбаться. - Не передумаю. Ни за что в этой жизни.
Быть может, слова эти и звучали бы наигранно, если бы за ними не следовало такой безумный, как могло показаться, поступок как венчание. Нет, Ромео хотел провести с возлюбленной всю дальнейшую жизнь. С ней одной и только ради этого стучало теперь его сердце. Все мысли и мечты лишь о ней одной. Милый ангел, каким-то чудом оказавшийся на этой грешной земле и полюбивший быть может слишком мечтательного юношу. Но и этот юноша полюбил всем своим сердцем. А значит, они должны быть вместе, раз сама Судьба решила так.
И потому, стоит кормилице проститься с ним и направиться к поместью Капулетти, как юный Монтекки уже бежит к духовному наставнику. Она права и стоит подготовиться к таинству венчания. Ведь этот день должен стать особенным для двух юных сердец. И этот день таким и будет. Он уже стал таким.

+2


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Romeo et Juliette: сцена » Два крыла любви