Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Mozart: сцена » Je commence à vous plaire


Je commence à vous plaire

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

● Название эпизода: Je commence à vous plaire / Я начинаю вам нравиться
● Место и время действия: 25 мая 1782 года, обувная лавка герра Вальца, около полудня.
● Участники: Anna Frey, Christian Bonnot.
● Синопсис: Каждый новый посетитель в лавке герра Вальца обслуживается с большим вниманием, особенно сестра частно практикующего врача, особенно когда заказ сулит больших денег. И вот, все силы брошены на помощь юной фройлян, лишь бы только угодить ей во всем. Сапожник несется к лучшему торговцу кожей всех цветов и размеров, маленький подмастерье Курт отправлен за партией украшений, а к разборчивой посетительнице приставляют местного счетовода, благо, того научили на всякий случай снимать мерки с прелестных девичьих ножек. Сама же Анна уже воображает, как бы ей крутить самым подходящим для внимания молодым мужчиной.

0

2

С самого утра настроение у фроляйн Фрай было просто превосходным, она готова была стрекотать, шутить, танцевать, флиртовать со всеми. Не то, что вчера вечером, черт побери!
А как, спрашивается, это самое настроение могло быть хорошим, если Амалия пришла в новых туфельках, да еще и по самой последней моде! А у нее, у нее таких не было! Да какое же сердце смогло бы вынести подобное разочарование?
Вечер в компании подружек для Анны оказался безнадежно испорченным, и после, дома, было пролито немало слез относительно того, что никому она бедняжка не нужна. Никто не беспокоится о ее судьбе. О том, что она без таких же туфелек будет выглядеть как настоящее посмешище…
Далее и продолжать не стоило. Конечно же любящая матушка, а именно такой и была фрау Фрай, поспешила заверить, что завтра же утром они отправятся в обувную лавку и закажут ее дочери самое лучшее. Не только несколько пар туфель, таких, каких только пожелает сама Анна, но и сапожки. Ведь нарядной надо быть не только весной, но и осенью.
- Ну и, конечно же, новые платья к этим самым туфлям, дабы ты, звездочка моя, блистала и сияла, - гладя любимую дочку по голове, приговаривала Агна, у которой сердце разрывалось, когда она видела слезы в глазах дочери. Такие речи могли бы утихомирить даже самую сильную истерику у капризницы.
Вот почему сегодня у Анны, которая в компании матери и еще одной служанки направлялись в лавку к башмачнику, было сегодня такое радужное настроение.
- Ох, матушка, я хочу что бы туфельки были из красной кожи! И с кисточками, тоже красными. У Амалии золотистым украшено, но это выглядит вульгарно,  - тараторила Анна, не давая даже возможности вставить словечко своей родительнице.  – А сапожки я хочу с вышивкой, я видела такие у какой-то знатной дамы, которая к братцу приходила.
Ту даму, роскошно одетую и наряженную она разглядела очень хорошо. И успела обзавидоваться роскошному шелковому платью, меховой накидке и бархатным перчаткам. И манеры у нее были такие изящные…
«Она конечно была хороша, но я в таких одеждах была бы еще лучше! Потому как у меня дивный носик, а у этой фрау нос был похож на кусок  неровно отрезанной рульки! И румянец не настоящий! Да и пудра казалось еще немного и начала бы отваливаться от щек!».
За всеми этими воспоминаниями и чувством собственного превосходства Анна даже и не заметила, что они уже и дошли до обувной лавки герра Вальца. Чаще всего именно там семейство Фрай и заказывало обувь для всех. Качество и приемлемая цена, отличная кожа – чего еще можно пожелать? Но сегодня, как оказалось, всего этого было мало. Сегодня нужно было нечто совершенно особенное!
Пока фрау поясняла Вальцу, что именно им надобно, Анна с горделивым видом уселась на лавку и тщательно расправив свое новенькое платье, нежного розового цвета, и принялась осматриваться. Последний раз она была тут с полгода назад… Ничего нового.
«Этот Вальц как был похож на паука, так и остался таким. Такой же пузатый и с тоненькими ручками и ножками. Да если бы я ему кивнула, в ответ на его речи, то небось помер бы от счастья!».
Мальчишка подмастерье, который копошился в уголке, был удостоен милостивой улыбки и мысленного сравнения с цыпленочком. А вот молодой мужчина, сидящий за письменным столом у самого окна, привлек особое внимание девицы.
«Какой симпатичный! Немного похож на брата… А уж как смотрит то на меня! Ну это понятно, где ж он еще бы смог увидать такую красивую фроляйн как я».

0

3

С самого утра в лавке не было посетителей от слова "совсем". Однако, удивительным было не отсутствие новых клиентов, а то, что герр Вальц внезапно не был занят работой. Мужчина посиживал где-то наверху в своей комнате и обычных своих приказаний не отдавал. Причиной такого праздненства являлось то, что все заказы были выполнены и либо уже отданы, либо ожидали своих хозяев, лежа в ровном ряду на полочке, позади Кристиана, который единственный трудился в этот день, записывая в огромной книге приход и расход кожи, а так же, сколько ещё нужно будет её заказать у поставщика. В лавке царила тишина, нарушаемая лишь поскрипыванием пера и шорохами из уголка, где укрылся маленький Курт, играя с какими-то безделушками и кусочками ненужной ткани.
-Идут-идут-идут! - с верхнего этажа, топая по старой лестнице, торопился сапожник, с усиленно-тревожным выражением лица. Такое бывало не часто, только в те моменты, когда к ним заходила какая-нибудь хорошо обеспеченная и оттого горячо любимая чета, которая в полном составе заказывала обувь именно у Вальца. - Чего ты расселся-то?! - не успел француз и головы поднять, как работодатель уже принялся отчитывать его, на мальчика, конечно, он и не взглянул.
Кристиан терпеть не мог, когда к ним заходили в случаях дорогого заказа не слуги, а именно сами господа, так как это неизменно сопровождалось бестолковой суетой. Лавочник и сам носился по мастерской, как курица с отрубленной головой, и других заставлял бегать, хотя зачем - оставалось загадкой. Просто нужно было создавать видимость бурной деятельности и все.
-О, фрау Фрай! - восторженно лепетал сапожник, целуя ручку мадам и почтенно кланяясь её дочери. - Что Вам угодно? У меня есть прекрасные образцы кожи, ни у кого в Вене нет ничего подобного!
Француз встал, поприветствовал вошедших улыбкой и почтенным поклоном, а затем опять сел за стол - хоть от него и потребовали "не рассиживаться", но когда вихрь утихнет, то потребуют, чтобы все расчеты были уже закончены. Тем не менее, парень отметил, что старшую Фрай он знает - она была у них с месяц тому назад, заказывала удобные сапожки для весенней погоды взамен старых, размокших от Австрийской погоды, а он младшая Фрай если и появлялась тут, то только до того, как он устроился работать счетоводом.
-О, я знаю, о чем Вы говорите! продолжал щебетать герр Вальц. - Секундочку! - Он быстро стянул со стола Кристиана папку с новыми образцами кожи и стал презентовать каждый лоскуток так, будто каждый был сделан из золота и украшен рубинами. - Как Вам такой? Или такой? - мужчина заливался соловьем, бегая вокруг дам. - Ах нет, я знаю, что Вам нужно! Это совсем новый материал, недавно доставленный из Индии! Я принесу Вам его, если Вы согласитесь выпить у нас чаю! Буквально пара минут! - француз сдержал улыбку - при всем желании полный хозяин лавки не смог бы сбегать до их поставщика кожи за две минуты, этого и Курту-то не удавалось, шустрый маленький мальчишка управлялся за десять минут. Тут как раз про "пасынка" и вспомнили, - Ну же, Курт, надо забрать новые украшения! Бегом!
Молодой человек уже начал чувствовать, что и его сейчас приплетут к всеобщей суете. Так и произошло. Герр Вальц распорядился принести гостьям чаю, а после - если он не успеет вернуться (а он и не успеет) - снять мерки с ножки юной фройлян. Кристиан с эти делом был уже знаком - его обучили этому нехитрому мастерству на случай, если сапожнику захочется отправиться в ресторан или просто на прогулку с женой, а в это время заявятся клиенты.
Спустя несколько мгновений, француз уже подавал чай, заваренный в лучшем чайнике, с двумя лучшими чашками, из которых не разрешалось пить никому, на посеребрёном подносе.
-Кристиан, к Вашим услугам. - склонил голову юноша, - Я могу начать снимать мерки сейчас, или же когда Вы пожелаете. - учтиво произнес он, обращаясь к фройлян Фрай.

+1

4

Ух, ну как же сильно раздражал этот герр Паук, то есть Вальц своей чрезмерной любезностью. Мечется из стороны в сторону, размахивает тонкими ручками. Вот забавно было бы, если бы он взял да и растянулся тут посреди комнаты, споткнувшись обо что-нибудь.
Особой добротой и терпимостью к людям, которые ей не нравились, Анна не отличалась. Гадостей в лицо конечно не говорила, все так же мило улыбалась. А вот мысленно любила представлять себе какие-либо нелепые ситуации, в которые попадает этот самый неприятный ей человек. Сейчас таковым был именно лавочник! Попал так сказать под раздачу.
После фантазий на тему, как эффектно было бы падение тут, на глазах у знатных посетителей, Анне подумалось, что еще забавнее будет, если бы герр Пацук рухнул бы прямиком на городской площади, в грязную лужу! Да под всеобщий хохот прохожих. А уж как будут довольны маленькие бродяжки, от такого великолепного зрелища… А если уж, на нем был бы светлый камзол!
А вот речи мастера отвлекли девочку от ее злобновато-насмешливых фантазий.
«Из Индии?! Да я же буду, словно самая настоящая восточная принцесса! Мне все подружки буду страшно завидовать!» - мысленно возликовала фроляйн Фрай, прислушиваясь к быстрой речи лавочника, который суетился и метался из угла в угол. Будто за ним пчела летает! И вообще, с такой внешностью нечего спускаться к посетителям, только распугать всех можно. Вместо того, что бы бегать, суетиться и попискивать,
Признаться честно, ждать и тем более распивать тут чаи Анне вовсе не хотелось, она бы с куда большим удовольствием потом зашла в кофейню… Да и как же пить чай из такого безвкусного сервиза?
Но, что ж поделать, придется потерпеть! Надобно ждать, когда принесут те самые образцы кожи, которые герр Вальц  так нахваливал. Оставалось надеяться, что лавочник не обманул. Да и потом… Скучать тут явно не придется!
Потому как рядом с ней появился тот самый очаровательный молодой человек, который так похож на Маттиаса.
«Какой же обходительный и милый! Вот если бы хозяином лавки был он, сюда стало бы ходить куда больше людей» - рассуждала про себя Анна, решив, что когда она будет замужем и начнет вести собственное хозяйство, то обязательно будет смотреть, что бы все слуги в доме были молодые и красивые. И куда важнее, что бы красивые! Потому как порой на улицах она видела господ в почтенных летах, но они были такими элегантными и представительными, что волей неволей начинала любоваться ими.
А вот имя этот милого молодого человека, как-то не понравилось девочке. Звучало оно слишком уж сладко, и совершенно немужественно! И вообще, самым красивым мужским именем на всем белом свете было австрийское. Такое же как и у ее милого папочки. Ральф! А все остальные, были в понимании темноволосой фроляйн не красивыми.
- Конечно сейчас, - милостиво и чуть кокетливо улыбнулась Анна, косясь на матушку, которая целиком была занята рассматриванием оставленных образцов кожи.- А Вы что же, не из Вены?

0

5

Считается, что дети лет с двенадцати уже достаточно взрослые, но Кристиан каждый раз видел лишь глупеньких малышей, которые хотят быть как окружающие их дяди и тети. Впрочем, на счет последних тоже имелись сомнения в отсутствии глупости... Анна безусловно чувствовала себя юной красавицей, которая ловко кокетничает с мужчинами и любого в состоянии очаровать. В каком-то смысле она была права, наверняка все знакомые молодые люди (впрочем, и не молодые тоже) пытались добиться её расположения и внимания. Сейчас это предстояло и Бонно, во-первых, ему крайне не хотелось получить нагоняй от герра Вальца, а во-вторых, пока не просили "прислуживаться", он был вполне рад общаться с людьми.
-Хорошо. - по простому ответил юноша, не видя смысла расплетаться витиеватыми фразами, этого в лавке будет предостаточно, когда вернется хозяин и начнет лобызать дорогих во всех смыслах клиентов. - Нет, не из Вены. - улыбнулся Кристиан, отходя к своему обычному рабочему месту, чтобы снять камзол, уж возиться на полу лучше было в одной рубашке с жилеткой.
Девушка оказалась чрезвычайно наблюдательной, француза даже не на шутку заинтересовало, что же выдало в нем не австрийское происхождение? Акцент? Но ещё ни один человек за последние года полтора не говорил ему, что в его голосе слышно нотки другого государства. Внешность? Да, сам парень явно чувствовал различия во внешнем облике общей массы французов и австрийцев, но едва ли это сильно бросалось в глаза. Так что же? Или, Анна просто обладает настоящей женской интуицией?
Кристиан снял с крючка метрическую ленту, прихватил карандаш и лист бумаги, и подошел к девушке, становясь на колени. Теперь предстоял самый трудный этап - записать все возможные размеры стопы, да ещё и так, чтобы посетительница осталась в благожелательном расположении. Впрочем, кажется она не показывала признаков недовольства.
-Как же Вы догадались, что я не здешний? - поинтересовался молодой человек, раскладывая рядом принадлежности для снятия мерок. - Можно? - он осторожно коснулся пальцами обуви Анны. По инструкции от герра Вальца он должен был завались гостью потоком лести, но Бонно казалось это лишним.
Кристиан чувствовал себя очень неловко, он вообще не очень любил прикасаться с посторонним людям, тем более, к таким местам, как ступни. Ладно, когда нужно было обслужить мужчин, но женщины... Как-то это было слишком уж сильным нарушением личного пространства. К тому же, Бонно не слишком умел говорить правильные вещи в общении с противоположным полом... Хотя, если считать, но сейчас он находился на месте слуги, то едва ли такие прикосновения можно считать чем-то особенным - прислуга обычно не считается за полноценных представителей общества, так что - все было в порядке. Но все равно неловко.

+1

6

Сомнений в том, что этот молодой человек очарован и покорен ее красотой, у Анны не было. В ее черноволосую головку, даже прийти не могло эдакого варианта развития событий, что она может просто не понравится кому-либо из представителей сильного полу. Нет, нет, это просто нелепость.
«Конечно, очарован! Хотя, чего уж тут удивляться? Ведь я настоящая красавица и мною сложно не залюбоваться!» - так ей говорили решительно все ее няньки, служанки и в это сама фроляйн Анна свято верила.
А то, что этот молодой мужичина вел себя так сдержанно и даже робко, только подтверждало ее тщеславные, и в то же время такие наивные, совершенно еще детские  мысли и рассуждения.
Рассматривая инструменты для снятия мерок, и копошащегося на полу Бонно, фроляйн задумчиво покусывала нижнюю губу, думая о том, как жаль, что такой вот симпатичный, и даже красивый мужчина совсем не из Вены, и вообще зовут его как изнеженную девицу.
«Нет, все же самое прекрасное мужское имя во всем белом свете это Ральф. Когда у меня будет сын, то я непременно назову его так, в честь моего папочки!».
От этих радужных размышлений ее отвлек вопрос молодого мужчины, который поинтересовался, как именно она догадалась о том, что он вовсе не из Вены.
- Так Вы же сами сказали, что Вас зовут Кристиан, - совершенно простодушно воскликнула Анна, в секунду превращаясь из великосветской разбивательницы сердец в маленькую, немного растерянную девочку, которая не знает, как поступить. – А у нас, в Вене, так мужчин не называют. Наши имена более…
И тут же мадемуазель Фрай замялась, так как скажи она, что австрийские имена более мужественные, получалось не слишком-то вежливо. Хотя, чего обижаться на правду? Ведь так оно и есть!
- Короткие! А вот иностранные напротив, витиеватые и мудреные, – нашлась наконец-то Анна, и с радостью ухватилась за последний вопрос Кристиана, дабы переменить тему разговора. Безусловно, их национальные имена самые прекрасные, во всем белом свете, но обижать человека не следует, не хорошо все это. Да и в конце концов, этот милый молодой человек не виноват в том, что ему не повезло родиться австрийцем. - Да, конечно. Конечно. 
Придерживая свои шелковые юбки, дабы они не мешали снимать мерки с ноги, Анна довольно засопела, представляя себе, какими роскошными будут ее обновки, и как все подружки будут ей завидовать. И чувство того, что она просто роскошная фроляйн, в которую влюблены все окружающие мужчины вновь вернулось к ней.
- А откуда же Вы приехали? И что же более всего Вам нравится в нашей милой Вене? Отчего решили покинуть свою родину?
Голос девочки звучал лукаво и кокетливо. Она не отказалась бы выслушать историю в духе: он увидел ее на улице своего родного города, влюбился с первого взгляда, а потом узнал, что очаровательная незнакомка из Вены. И тут же бросил все и всех, отправился в Австрию, дабы быть ближе к даме сердца.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Mozart: сцена » Je commence à vous plaire