24 июня. Обновлены посты недели.

17 июня. Обновлены игроки месяца.

16 июня. Ребята, нашими общими усилиями весеннее голосование Звезда сезона окончено. Ура победителям!

1 июня. Друзья, солнечно поздравляем вас с первым днем лета!) Пусть оно принесет вам много тепла, морюшка, витаминов, вдохновения... и наградок по итогам голосования Звезда сезона, которое мы открыли по итогам весны. Наград нам не жалко, осталось только выбрать победителей - с вашей помощью. Не стесняемся и голосуем!

18 мая. Поздравляем с днем рождения Магду!

Catarina Cavalieri Она смеялась над ним, смеялась каждым пассажем, каждым широким скачком, прикрыв глаза, будто звала по имени своего нынешнего любовника, не его — не Антонио. Вряд ли когда-либо ещё оратория на текст Священного Писания была исполнена с такой несвященной страстью, где вместо переливов "Аллилуйя! Слава тебе, Воскресший и живой!" звучала насмешка обиженной девушки. Обиженной за каждый состоявшийся поцелуй Сальери, за несостоявшийся, за одну только надежду. [ читать полностью ]

La Nourrice Ах, это женское коварство. Но, к счастью, она об этом не знала, а значит у двух влюблённых ещё был шанс. Очень призрачный. Ведь Ромео Монтекки теперь изгнан. Бедная Джульетта! Оставалось надеяться, что она не отправится следом за ним. На что только не идут молодые сердца ради своей любви. И всё же, Карлотте не хотелось терять Джульетту. Тем более, что в изгнании её жизнь была бы очень тяжёлой. Но тяжелее ли, чем жизнь без Ромео? Как же быстро всё рухнуло… [ читать полностью ]

Willem von Becker — М-м-м-м…— протянул вампир, вспомнив то самое чувство, несколько подзабытое, когда приходилось прикладывать свою руку помощи в выборе предметов гардероба, а в особенности, платья для выхода в свет. Как часто бывает, выбор носит мучительные оттенки, потому что два платья сразу невозможно надеть, а хочется и то, и другое, и то синее с искусно сделанными бархатными розами, и то, изумрудное, которое так хорошо оттеняет глаза. — Я думаю, что… [ читать полностью ]



Игра по мюзиклу "Призрак Оперы" закрыта.

Мы благодарим всех, кто когда-либо играл в этом фандоме, поддерживал его и наполнял своими идеями, эмоциями и отыгрышами. Мы этого не забудем! А если кому-нибудь захочется вспомнить и перечитать старые эпизоды, они будут лежать в архивном разделе, чтобы каждый мог в один прекрасный день сдуть с них пыль и вновь погрузиться в мистическую атмосферу "Опера Популер".

Это были прекрасные 6 лет. Спасибо, The Phantom of the Opera!

Magda Магде нравилась эта смешливая девчонка, вечно гораздая на разного рода проделки. Стоит признать, что без проказ рыжей чертовки жизнь у Шагалов была бы куда менее весёлой и куда более скучной. А скука в деревне была именно такая, какую принято называть смертной. И кстати, это название как нельзя более оправдывало себя, особенно зимой. Особенно вблизи старого замка в глубине леса… Впрочем, сейчас настроение служанки было совсем не тем, чтобы пускаться вслед за мрачными мыслями... [ читать полностью ]
Antonio Salieri
Graf von Krolock
Главный администратор
Мастер игры Mozart: l'opera rock
Dura lex, sed lex


Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор
Мастер игры Tanz der Vampire
Мастер событий

Juliette Capulet
Мастер игры Romeo et Juliette

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры Dracula,
l'amour plus fort que la mort
Модератор игры Mozart: l'opera rock


Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта! Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Dracula: сцена » Jingle bells


Jingle bells

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://s3.uploads.ru/t/xnBW3.png
Лучший эпизод сезона: зима 2019


http://s2.uploads.ru/2PjR5.png
*by Willem von Becker

● Название эпизода: Jingle bells
● Место и время действия: Нью-Йорк, наши дни, канун Рожества
● Участники: Willem von Becker & Kit Collum
● Синопсис: Виллем сто лет не отмечал Рождество. А, может, и двести. Кит решает подарить ему настоящий праздник. Но это окажется не так просто сделать.
● Предупреждение: невозможное возможно (18+)

Отредактировано Kit Collum (25-12-2016 22:53:47)

0

2

- Да, Элис, я все забрал. Успел, ага. Спасибо тебе. – Кит говорил, прижав телефон щекой к плечу, за это время он завел машину и вывел ее со стоянки. В последние несколько дней он всегда спешил и все равно везде опаздывал. Вот сейчас, например, он опаздывал к Виллему. Уже примерно… эээ… на полтора часа. Они собирались провести тихий праздничный вечер вместе, перекусить, выпить пива, посмотреть спортивный канал, пока оба не уснут на диване. По крайней мере, такие планы у них были, пока Виллем не обмолвился, что уже не помнит, какое оно - настоящее Рождество.
Кит бросил телефон на соседнее сидение машины, одной рукой удерживая руль, другой -  открыл записную книжку и вычеркнул запись: «Nb: Элис, т. 212175698». Еще одно дело сделано. Кажется, на сегодня он закончил. Или все еще что-то забыл? Хм.
Конечно, можно было успокоиться, не рваться, и провести этот вечер, как они и планировали изначально. Только так они проводили время обычно в любой день года, а Рождество должно стать самым-самым. Особенно для Виллема. Кит хотел этого больше всего на свете.
- Ммм… Совсем забыл! – Он заметил еще одну не зачеркнутую строчку в своих записях «Nb: Марли, Стейтон стрит, 15». Хорошо, что это рядом. Без искусницы Марли этот праздник будет неполным. Кит проехал перекресток и свернул на Стейнтон стрит. Выскочил у нужного дома и забежал внутрь. Закончить дела быстрее у него никак не получалось. Вилли убьет его, и будет прав. Эх.
Прошло пол года с тех пор, как они повстречались в самом сердце Нью-Йорка. Древний вампир, познавший жизнь во всех ее проявлениях. И оборотень, скрывающий свою сущность под строгим костюмом скромного офисного клерка. Такие разные, они сразу нашли общий язык, и с тех пор не расставались. Они понимали друг друга с полуслова, и, кажется, между ними никогда не было недосказанности. Глупо пытаться скрыть что-то от древнего вампира. Равно как и от оборотня.
- Есть. – Коллум сел в машину, положил на заднее сидение небольшую коробку и вычеркнул Марли из списка своих важных дел. Ударил по газам, машина зарычала и сорвалась с места. Нужно торопиться. Даже сложно представить, что там уже надумал Виллем, дожидаясь его один на один с остывающей пиццей, которую так любит Кит. «Все будет хорошо. Рождество же».
Подъехав к дому, где жил вампир, оборотень вышел из машины, нацепил на голову красный колпак Санты, плотнее намотал шарф на шею (чтобы Виллем не удавил его им сразу же при встрече за такое опоздание). Поднялся на этаж, провозился некоторое время с ключом, который никак не хотел поворачиваться в замочной скважине, и вошел в квартиру. Она была небольшой, но весьма уютной. Кит любил бывать здесь, недавно вампир дал ему ключ от входной двери, и оборотень оценил этот жест доверия.
- Привет. – Коллум сразу же ощутил, что что-то не так. В квартире было темно и очень тихо. Нет, конечно, они оба прекрасно видели в темноте, но… Меньше всего сейчас квартира напоминала о Рождестве. Не горели даже гирлянды, которые Кит повесил на окно. Зато в комнате четко проступал силуэт Виллема. «Упс», - подумал Кит, но все же двинулся навстречу вампиру, широко улыбаясь.
– Я дома!

Отредактировано Kit Collum (26-12-2016 09:33:38)

+1

3

Лед медленно таял в стакане с виски, а расплавленный сыр на пицце постепенно твердел, обещая в скором  времени превратиться в жесткую корку, которую невозможно будет есть. Но на самом деле, это специфическое блюдо итальянской кухни было предназначено совсем не для того, кто предпочитает всем кухням мира человеческую кровь в пакетах. Пицца была для одного оборотня, так резко и неожиданно вошедшего в жизни древнего вампира, что он и сам не понял, как это вообще произошло. Одна встреча в одном из ночных клубов Большого яблока решила все. И теперь, по пришествию шести месяцев, Виллем терпеливо ждал в своей квартире этого несносного представителя сверхъестественных существ, постепенно впадая в какое-то  уныние. Кит опаздывал, причем очень сильно. Стрелка на часах уже давно переползла за цифру восемь, а ведь на это время они условились еще вчера. Только его все не было. Странное дело, но вот уже который день подряд оборотень возвращался поздно, оправдываясь всевозможными отговорками. И что задержался в офисе, помогая своему коллеге делать годовой отчет, и что подвозил беременную секретаршу до дома, так как у той сломалась машина, а ехать ей в другой конец города. И прочее, прочее, прочее. Сначала, фон Беккер верил, даже не обращал особого внимания. Но сегодняшний день был просто последней каплей. Может, оттого что сегодня было Рождество? Да плевал вампир на религиозную составляющую часть этого праздника, ему не нужны были эти все гирлянды и горящие огоньки, и вовсе не нужна была наряженная елка и веточки омелы, под которыми необходимо было целоваться. Виллем хотел провести этот вечер со своим бойфрендом, пусть и не в свойственной для вампира манере, но все же ему действительно хотелось просидеть всю ночь в обнимку, попивая пиво и смотря спортивный канал с повтором какого-нибудь интересного матча по европейскому футболу. Но вместо этого он пил виски в одно лицо, разглядывая, то коробки с остывающей пиццей, то окно, украшенное маленькими лампочками, через которое можно было увидеть загорающиеся одну за другой неоновые вывески магазинов напротив. Мысли в данный момент были разные, но одна хуже другой. За то время, что древний прожил на этой земле, он многое повидал и пережил. В том числе и предательства людей, которых считал своими близкими. Почему же этот случай не исключение?  Он не хотел себя наматывать на негатив, но так уж получалось.
"Ну и где же?" - вампир хмыкнул, допив свой стакан с алкоголем. Мысль о том, чтобы убить по прибытию Коллума, обретала все большую уверенность. Он же ведь все равно вернется, рано или поздно. А что там боятся оборотни? Серебра? В этом они были похожи. Виллем уже начал было фантазировать, в какой форме он это сделает, но раздался лязг в замочной скважине. И вампир ощутил запах своего волка.
"Наконец-то!" - мелькнула мысль, и вскоре фон Беккер увидел того, о ком думал все последнее время. Вампир стоял напротив окна, выделяясь на его фоне.
- Ну привет. - как-то даже мрачно ответил вампир, прикидывая, чем он мог сейчас запустить в  довольного оборотня. Полупустой бутылкой из-под виски или горшком с цветком. Виски как-то даже было жалко, а убирать с ковра раскиданную после удара землю, все равно придется ему. - Ну и где же ты была, моя дама с орхидеями? Неужели секретарша с работы рожала, и ты принимал роды, мой акушер года?

+1

4

Виллем злился. Нет, не так. Он был злой, как черт. Кит не обижался, он понимал вампира и считал, что заслужил столь прохладный прием. Все-таки опоздал почти на два часа, даже не предупредив. Да еще в такой день. Учитывая, что в последнее время он то и дело где-то задерживался и пропадал под благовидными и не очень предлогами. Легкий вздох, но улыбка все же не сошла с губ оборотня
Коллум всегда считал, что задуманное надо довести до конца, даже если на пути возникает цунами или другое какое стихийное бедствие. Поэтому колкие слова вампира его не остановили. Он все равно подошел к фон Беккеру и крепко его обнял, в любой момент ожидая удар под дых. Пусть Виллем знает, как дорог ему. И никогда об этом не забывает. Даже сейчас, когда злится на Кита и, наверняка, уже надумал что-нибудь нехорошее. Оборотню хотелось поцеловать возлюбленного, до одури, до дрожи в коленях. Притяжение между ними всегда было велико. Сейчас, когда вампир язвил и злился, особенно.
- Нет, Виль, с секретаршей все в порядке. – Примирительно проговорил Кит, с нежностью глядя на вампа. – Просто…. У меня были неотложные дела. Перед праздниками много работы.
Не слишком убедительно. Да и не совсем правда. Конечно, можно было ответить Виллему в его же стиле, с какой-нибудь колкостью. Например, что акушерство стало его официальной подработкой, и он теперь не возвращается домой, не приняв пару-тройку младенцев у сотрудниц своего офиса, да и всех соседних билдингов. Тогда бы ему точно что-нибудь в голову полетело. Он слишком хорошо знал вампира. Но Кит не хотел ссориться. Однако и сказать об истинной причине своих постоянных отлучек последнего времени не мог. Пока не мог. В конце концов, это сюрприз, его нельзя раскрывать раньше времени.
- Прости за это опоздание. – Он придвинулся к вампиру, и был так близко, что теплые губы практически касались уха Виллема. – Я скучал по тебе. – Проговорил тихо, скользя по шее фон Беккера легкими поцелуями. Он уже чувствовал, как где-то в груди закипает тот огонь, который люди обычно называют страстью. Возможно, его суровый любимый растает. Хоть немного.
- Вилли, я…
Договорить Кит не успел, в кармане куртки ожил и завибрировал телефон. Оборотень нахмурился: «Как не вовремя». Он заметил проницательный взгляд вампира, в котором, похоже, с новой силой ожили все его подозрения. Черт!
- Алло. – Выдохнул с досадой Коллум.
- Дорогой, ты кое-что забыл у меня. – Раздался в трубке сладкий голосок Марли. Кит снова взглянул на Виллема и ушел на кухню, чтобы нормально договорить, прежде чем его испепелят взглядом. Вернулся он с непроницаемым лицом, ругая про себя свою рассеянность. Как можно было оставить в мастерской Марли часть заказа, вообще не понятно. Хотя, конечно, все объяснимо. Он очень торопился.
- Извини. – Вот теперь Кит выглядел по-настоящему виноватым. Он поймал себя на мысли, что в последние дни только и делает, что извиняется перед Виллемом за свои проступки и проколы. Хочется верить, что игра стоит свеч. Потерять любимого вампа, да еще в Рождество, в его планы не входит.

Отредактировано Kit Collum (30-12-2016 23:04:57)

+1

5

Виллем нахмурился, старался держать себя в руках. Но как трудно было это все-таки сделать.  Хотелось заехать чем-нибудь тяжелым по этому сияющему, словно начищенный пенс, лицу. Наверное, этот факт, что Кит был в весьма хорошем расположении духа, хотя мог бы и не показывать этого, кидал в копилку плохого настроения вампира свой вклад. Что ж такого делал, что такой довольный? Закрадывались мысли, одна противнее другой. И самое главное, что воображение тоже пыталось вывернуть всю эту ситуацию с бесконечной задержкой на работе в свою сторону. Не самую положительную.
«Перед праздниками всегда много работы…» - и ведь не поспоришь. Перед выходными, особенно, если это праздники всегда много работы. Как тут докопаешься. Идеальное же прикрытие, чтобы скрыть что-то. Например, поход на «левую сторону». Хоть и в оборотне своем не сомневался нисколько, опасения все же были. Так трудно сдерживать свою ревность, что тугими кольцами сейчас пыталось обвить не только сердце, но и разум, которые по идее должен быть холодным и расчетливым. Но как это сделать, если от одной мысли, что Кит может быть с кем-то другим, кого-то обнимает, и дальше, дальше…просто хотелось убивать. И убивать самыми жестокими способами. И Виллем держался, особенно сейчас, когда оборотень удерживал в своих объятиях. Как тут устоять?
- Когда же она разродится? – все еще продолжал бухтеть вампир, но поцелуи делали свое дело. Боже! Если бы сердце в грудной клетке билось, то оно бы точно ушло в пляс. В такие момент вампир чувствовал себя легкомысленной дамочкой, а не вампиром, чей возраст уже перевалил за столетний юбилей. Но черт, поцелуи Кита волновали до дрожи в пальцах, до подкашивающих колен. И это только с ним. Нидерландец чувствовал, что с каждым касанием к шее, злость постепенно улетучивается, хотя он бы еще сказал много красноречивых нецензурных слов  по поводу вечного опоздания.  – И я скучал…
Момент испорчен звонком со стороны смартфона. Вампир тут же нахмурился, взглядом едва ли не поджигая мебель вокруг. Кто бы это мог быть? Голос из трубки был женский. И фон Беккеру показался он совершенно незнакомым и очень премерзким. Жаль что нельзя сразу сломать шею его обладательнице.
- Дорогой, ты забыл кое-что у  меня, - передразнил фон Беккер девицу наиболее мерзко, на сколько вообще был способен его бас.  – И что же ты забыл, мой дорогой?
Взгляд вампира не сулил ничего хорошего. Жаль, что большую часть разговора он пропустил. А хотелось бы очень услышать. О чем там договаривался его благоверный?
- Ну и кто это был, м? – вампир свел брови к переносице, пытаясь успокоиться и не рубить, так сказать, с плеча. Но если бы  Кит не скрывал что-то, разве ушел бы в другую комнату? Впрочем, наличие у него «левого» увлечения вполне себе  объясняли всего опоздания. Только вот нисколько не объясняло, почему оборотень не возвращался домой, пропитанный женскими духами. Тонкий нюх вампира в любом случает обнаружил это. Но это еще не факт.
- Ну…расскажи мне, - фон Беккер сложил руки на груди, переведя взгляд на своего парня.

+2

6

Кит вздохнул, все шло не так, как было задумано. Да что там! Все просто летело к чертям. А ведь он так старался, так хотел, чтобы это Рождество стало для них самым лучшим и запоминающимся. Ну, теперь-то Виллем его точно запомнит. Да уж.
Нужно было сделать что-то. Предпринять. Объясниться. Иначе вампир его просто убьет, решив, что Кит все это время зажигал по девочкам, причем, так лихо, что у одной даже что-то забыл. «Марли, Марли, как же не вовремя ты позвонила…».
Глядя на рассерженного вампира, Коллум и сам начинал нервничать. Вилли, конечно же, почувствует это. И, вероятно, решит, что оборотень что-то скрывает от него. Что-то ужасное. Стоп. Сначала следует успокоиться. Кит прикрыл глаза, считая в обратном порядке, ориентируясь на стук своего сердца.
У него было два варианта дальнейшего развития событий. Он продолжает скрывать все, что задумал на сегодня, и за свои неправдоподобные оправдания получает блюдом с пиццей по голове, и даже, возможно, разрыв отношений. Либо он рассказывает вампу все, как есть, но тогда сюрприз будет испорчен. Точнее, он в принципе уже не получится. На весах сейчас было слишком многое и важное для оборотня. Он знал, что не позволит Виллему уйти, даже если тот в пылу обиды решит это сделать. В конце концов, если он не сможет остановить его, огромный мощный волк, живущий внутри него – сумеет. Но до ссоры и открытой конфронтации доходить не хотелось. Рождество на дворе, тихий праздник, который близкие люди проводят друг с другом.
Но они не люди.
- Ты что, ревнуешь? – Примирительно улыбнулся Кит, но глуповатая улыбка так и застыла у него на губах, наткнувшись на тяжелый взгляд вампира. – Это была Марли, она… Я… заказывал у нее… кое-что. Но в спешке оставил у нее часть заказа.
«Не верит. Он мне не верит».
- И вообще, Виль, я только тебя люблю. – Коллум махнул рукой на нависшую над ним опасность и подошел к вампиру. Остановился в пол шаге от него, глядя прямо. Пусть вампир знает, что ему нечего от него скрывать. – Ну, правда. – Он уткнулся в плечо стоявшего неподвижно, точно скала, вампира лбом. – Мне никто кроме тебя не нужен. И я готов тебе это доказать. – Шепнул он на ухо Виллема. – Собирайся.
На этот раз голос его звучал решительно. Кит принял компромиссное решение. Да и пора уже начинать праздновать Рождество. А они еще даже не там, где должны быть.
- Я тебя похищаю на все праздники. – Безапелляционно заявил он. – По дороге заедем к Марли за остатками моего заказа, и ты своими глазами увидишь, кого записал ко мне в любовницы. – Не сдержавшись, Коллум тихо хохотнул, предвкушая реакцию Виллема. – И поторопись, мой сердитый любимый вампир. До Рождества осталось не так уж много времени.

+1

7

«Нет, мне действительно приятно, что мой парень ходит от меня налево», - Виллем в этот момент лишь сильней нахмурился, заметив на лице у своего партнера (как модно сейчас называть) глуповатую улыбку, будто самое время гордиться тем, что вывел на ревность древнего вампира. Мысль запустить в оборотня цветочным горошком была как никогда актуальной. И плевать, что придется убирать влажную землю с пушистого, белого ковра, стоившее ему целое состояние. Кит, благодаря своей ловкости оборотня, может и увернется, но тогда Виллем точно выставит его за дверь. Вместе с этой глупой ухмылкой на лице.  Нет бы сделать виноватый вид. Мол, да, виноват, залез на чужую женскую (слава Дьяволу не мужскую) ногу, звериные инстинкты и все такое. Но нет же. Складывалось ощущение, что так и надо. Ни в чем себе не отказывать.
- Ну и что же ты у нее «заказывал», - в голосе прозвучала явная сталь, нисколько не перекрывавшая собой еще и ядовитый сарказм. Хотелось бы послушать, да только Виллем особо и не верил. Сказать что угодно можно. Да еще и в спешке оставил часть заказа. Вот как это уже называется. Может, к той самой даме вернулся муж, и пришлось в  спешке что-то оставлять? Так сказать, это все условные обозначения к конкретным вещам.
Виллем посмотрел на оборотня. Да, где-то в глубине своей проклятой души его затронули слова, фразы о том, что «я только тебя люблю» или «мне никто кроме тебя не нужен». Возможно, он слишком сильно хотел это услышать, чтобы успокоить нервы. Хотя мог бы и за всю свою жизнь и не верить в подобные, несколько слащавые фразы. Иногда, за ними ничего не стоит, абсолютная пустота. Но Кит так говорил так убедительно.
- Куда? – вопросительно вскинул брови, тут же получил ответ на свой вопрос. В какой-то странной форме. У них будут рождественские праздники? Серьезно? – Но я никогда не праздновал и не праздную Рождество.
И Кит это прекрасно знал. Тогда зачем это вот все? Еще и заехать якобы к той самой Марли, чтобы посмотреть на нее. Вот чего-чего, а этого хотелось меньше всего. Но, может, и правда стоит перестать быть букой и вместо «нет», ответить положительно на данный вопрос. Хотя его мнение тут совсем не учитывалось. Но вампир мог и заартачиться. Этот мыслительный процесс отражался на бледном лице у нидерландца.
- Ладно, твоя взяла, - кивнул фон Беккер, будто начиная заряжаться рождественским настроением от Кита. – Что ты там придумал?
Когда он последний раз праздновал этот праздник? Будучи человеком, определенно. Но тогда было все иначе, и не было этого настырного оборотня, так внезапно появившегося в жизни вампира. И не собиравшегося никуда из нее исчезать.

+2

8

- Ну, ты потерпи еще немного, и увидишь - что. 
Он все еще сердит и, похоже, ревнует. Киту страшно было представить - что там надумал себе вампир, пока ждал его. Конечно, он виноват, что опоздал настолько. Он в последнее время везде опаздывал, в сутках ему очень не хватало одного часа, двадцать пятого. Впрочем, он бы и тогда, наверное, употребил его для решения всех этих бесконечных неотложных дел, образовавшихся накануне Рождества. Да и могло ли быть иначе, если он хотел устроить настоящий праздник своему любимому бессмертному вампу?
«А ведь я мог и потерять его», - подумал Коллум, пока ждал Виллема, который, кажется, нарочно не торопился. Ну, еще бы, явно идея заехать к Марли его не особенно привлекла. Небось, думает, что это одна из любовниц Кита, с которой он развлекается в свободное от работы время. Или что там обычно фантазируют себе ревнивцы. Впрочем, Коллум и сам бы, наверное, не обрадовался, если бы Вилли вел себя таким образом. Они не так уж и давно были вместе, но Кит привык считать вампира своим, и его чувство собственника все чаще поднимало голову и заявляло свои права на фон Беккера. Когда он думал, что может потерять Виллема, внутри все сжималось, хотелось перекинуться и завыть, вскинув морду к Луне. Уйти в лес, и бежать, бежать, пока сердце не разорвется.
«Стоп, стоп, стоп», - остановил себя Коллум, чувствуя, как внутри, действительно, просыпается зверь. Никто никуда не уйдет. Даже наоборот. Они сейчас соберутся и поедут в одно уютное местечко, о котором заранее позаботился Кит. У Виллема, наконец-то, будет настоящее Рождество. А если вамп вдруг захочет уйти в приступе ревности, Коллум привяжет его к стулу, заколотит окна, запрет дверь, и никуда не отпустит. Будет скакать вокруг голый в одном колпаке Санты, с бутылкой шампанского, распевая «Jingle bells». Кто знает, может, подобное шоу и смягчит сердце вампа, заставит оттаять. Потому что для кого еще Кит на такое способен? Только для него. Его одного.
- Готов? - Коллум снова собрал все свои авоськи (и зачем он только тащил их в квартиру?), открыл дверь, пропустил Виллема вперед, словно боялся, что вамп в последний момент передумает и заартачится. - Идем, хочу успеть до праздника. - Сказал Кит. - Надеюсь, что отмечать мы его начнем в самом скором времени. - Добавил он уже тише, погрузил все свертки в машину, разогрел мотор. Через четверть часа они остановились на Стейнтон стрит у дома Марли, где он совсем недавно был.
- Аллоу, Марли, я подъехал. Будь так добра, вынеси мне мой заказ на крыльцо, нет времени заходить. - Сказал в телефонную трубку Коллум и подмигнул фон Беккеру.
Он вышел из машины и поднялся на крыльцо. Дверь открылась, из дома вышла улыбающаяся старушка, ей было уже хорошо за 60, но она еще отчаянно молодилась.
- Поспешишь, людей насмешишь. - Сказала Марли, и голос у нее оказался неожиданно молодым. - Держи. - Она протянула Киту сверток.
- Спасибо. - Коллум забрал остаток своего заказа. - С Рождеством, Марли!
Он махнул ей рукой на прощание и сел в машину, развернул сверток, достал из него темно-красный теплый шарф с новогодним рисунком, шапку и варежки в тон, положил их Виллему на колени.
- Вот. – Только и проговорил он, не зная, что еще сказать. – Тебе.
И ударил по газам, увозя своего вампира прочь из города.

+1

9

- Угу, - кивнул вампир, как-то все еще пребывая в состоянии, когда ничего, вот абсолютно ничего не хочется. И ехать куда-то тоже не хочется. А еще и заезжать к этой самой Марли, у которой весьма противный голос. И праздновать это самое Рождество тоже не особо тянет. Зачем оно вампиру? Оно ведь для людей. Праздник, дарующий надежду на светлое будущее. А у вампиров нет надежды и нет будущего. Весь жизненный путь – лента Мебиуса, одно вытекает из другого, но через какое-то время все повторяется вновь, с некоторыми отличиями, но повторяется. Да и сам праздник чествование света и появление божественной силы на свет. Дети Тьмы в эту когорту явно не входят. Что уж говорить, если от одного вида креста уже воротит. Но Кит же упертый, и если захочет, то так достанет, что придется согласиться. Вот как сейчас. Виллем с какой-то даже тоской взглянул на остывшую пиццу с четырьмя видами сыра. Почему бы собственно не остаться дома? Может оборотень еще передумает? Но взглянув на него еще раз, понял, что решимости в этот раз хоть отбавляй. Или твердолобости. Ничего не поделаешь, придется ехать.
Вампир накинул на себя куртку, а сверху повязал длинный полосатый шарф. На самом деле, холод нисколько не грозил существу, давным-давно умершему, но выделяться из общей массы людей как-то не хотелось. Уж как-то не принято у теплокровных ходить в одном свитере в минут пятнадцать градусов по Цельсию. Всем своим видом бессмертный показывал, как далеко не в восторге от задумки оборотня. И с чего ради это ему пришло в голову?
- Посмотрим, что там за Марли, - ехидненько так добавил фон Беккер, усевшись на переднее сидение, пристегнув ремень безопасности. По радио играли одни рождественские песни (ничего удивительного в этом не было), но вампир лишь поджал на это губы, уставившись в окно. Город сиял рождественскими огнями. Повсюду стояли красиво украшенные елки. Фигуры оленей, огромные елочные шары всевозможных цветов. Сколько там до Рождества осталось? Всего-то несколько часов. Такая характерная инсталляция в виде колыбельки с  младенцем в яслях и тремя волхвами. В этой колыбельке Иисус - будущий  спаситель человечества от первородного греха. Но только не спаситель заблудших и потерявшихся во Тьме душ, вроде той, что представлял собой Виллем.
На пару минут вампир закрыл глаза, Джордж Майкл пел из радиоприемника, что в прошлое Рождество он отдал свое сердце, но его вернули обратно, в следующее он подарит его кому-то другому. Ха! Чтобы спасти себя от слез не следовало бы вообще его кому-то  отдавать. Люди такие люди. Все надеются на что-то, и платятся за это.
Машина остановилась на лице, на которой Виллем никогда не был. Не доводилось как-то бывать здесь. Всюду свои большие, двухэтажные дома.
Вампир закатил глаза, стоило ему посмотреть на оборотня.
- Не знал, что тебе нравятся девушки в возрасте, - не преминул сказать он, как только эта самая Марли исчезла из поля зрения, отдав Киту  средних размеров сверток. В нем, как позже оказалось, были шарф, шапка и варежки. – Хмм…Спасибо, Кит.
Вещи были из разряда приятно-бесполезных, но они смутили вампира. Был бы человеком, точно покраснел. Этакое проявление заботы. Не менее приятные на ощупь. Из чистой английской шерсти. Такие подарки требуют ответного дара, но Виллем совсем не был готов к такому повороту. Он даже праздновать не собирался!
- Так куда мы едем? – вопросительно посмотрел он, удерживая в руках подарок. Может все не так уж и плохо?

+1

10

- Скоро узнаешь. Потерпи еще немного. – Сказал Кит. Он не хотел портить сюрприз.
Оборотень был доволен, Виллем получил часть своего подарка, и даже не съязвил ничего по этому поводу, он убедился, что никаких измен между ними нет и в помине. Что Коллум все это время думал только о нем. Даже когда безбожно опаздывал к нему на свидания. 
В воздухе порхал снежок. Из радио в машине звучали рождественские песни. Почти все они были о празднике, любви и надежде. Улицы Нью-Йорка светились разноцветными огоньками, в витринах магазинов стояли фигурки, изображающие сказочных и библейских персонажей. Когда-то в детстве Кит любил подолгу стоять у таких витрин и рассматривать каждую деталь этих рождественских сценок. Потом он узнал о своей животной сущности, и стало не до этого. Коллуму потребовалось время, чтобы принять себя таким, какой он есть. Это сейчас все уже воспринималось как должное, а тогда ему приходилось непросто. Хорошо, что все это уже позади, и теперь можно подарить праздник своему любимому вампиру.
«Лишь бы только все получилось». Когда он решил сделать это? Наверное, еще до того, как Виллем сказал, что никогда не праздновал Рождество. Просто… Встреча с этим колючим и чрезвычайно острым на язык вампиром изменила жизнь Кита. Это было больше, чем просто случайная интрижка или даже дружба. Коллум любил Виллема всем сердцем, в котором каким-то чудом уживались зверь и человек. И он хотел, чтобы его любимый был счастлив. И чтобы у него было самое лучшее в мире Рождество, которое они впервые проведут вместе.
Пока обстоятельства складывались против него. Эти его постоянные опоздания, глупые объяснения. А теперь еще и история с Марли, которая, по сути, яйца выеденного не стоит, но могла серьезно испортить им праздник, если бы Виллем не захотел поверить ему еще раз. Как же хорошо, что он все-таки поверил! И он больше не обманет это хрупкое доверие своего вампира. До их лесного домика, который Кит снял для того, чтобы отметить Рождество с Виллемом, осталось ехать всего ничего. Они уже были за городом. Еще пара поворотов и они на месте. К счастью, снег не успел засыпать дорогу, и машина нигде не застряла в сугробах. Иначе они бы точно встречали Рождество в автомобиле посреди леса. Если бы вампир не прибил его раньше, конечно.
- Приехали. – Торжественно объявил Кит. Впереди посреди соснового леса стоял небольшой домик. – Вот и наше уютное гнездышко, где нам никто не помешает в это Рождество. Как мне сказали, сотовая связь тут ловит разве что с крыши, да и то через раз. Так что на этот праздник ты только мой. – Кит коварно стрельнул глазами, остановил машину у дома и заглушил мотор.

+1

11

Машина все ехала и ехала по заснеженной дороге, так ловко петлявшей между деревьев, густо сплетенных где-то вверху своими кронами, лишенных на этот  сезон года своей зеленой листвы, но зато голые ветви были припорошены снегом, что добавляло  пейзажу атмосферу сказочности. В какой-то из моментов, свет фар вырывал из сгустившейся темноты деревья и лесную дорогу, к вампиру возвращались его воспоминания из детства. Те кусочки памяти, казалось потерянные с годами,  к которым бы и никогда не возвратился, если бы не Кит. Он тоже когда-то праздновал Рождество. Еще будучи маленьким мальчиком, обычным человеческим существом, без дикой жажды крови фон Беккер также радовался приходу этого светлого праздника. Память услужливо подкидывала в этот момент, какой чудесный аромат печеных яблок с корицей  в карамели разносился по поместью еще с утра, когда их начинали готовить для ужина. А вспомнить тот  восхитительный запах, что витал в воздухе, когда мать сама готовила индейку, не доверяя это никому. Запахи корицы и ванили тесно переплетались с запахом еловых веток, украшенных всевозможными игрушками и сладостями. Наверное, в этом и заключалось обычное счастье. Радоваться простым вещам. Находить подарки под елкой, будто их не родители оставили, а некто сказочный. Это с годами душа черствеет, а у вампиров так тем более. Кажется, что ее и не существует вовсе. Какое живое существо может пить чужую кровь, при этом обладая душой?  Не  просто так же Виллем не может отображаться в зеркале.
- Долго еще ехать? – признаться, ему уже стало любопытно, что там сюрприз приготовил ему ирландец. Раз ради этого пришлось столько времени и усилий потратить на него. Бесконечные опоздания должны были хоть как-то быть оправданы. Ладно, черт там с этой Марли. Но все остальное? Виллем хоть и показушно строил из себя обиженную недотрогу, но все-таки любопытство перевешивало все то, что он хотел было сделать со своим парнем за его бесконечное вранье. Врать он умел так себе.
- О, да неужели? – удивился вампир, но дальше комментировать не стал. Вышел из машины, предварительно отцепив ремень безопасности. Оборотень смог его удивить. Домик располагался в весьма красочном месте. Окруженный соснами да еще и покрытый снегом, он будто вышел со страницы книжки с детскими сказками. Не тот пряничный домик, где жила ведьма, а именно тот, где жил Санта-Клаус. Только упряжки с оленями не хватает. – Красиво. Мне нравится.
Сухо проговорил Виллем, но на самом деле он был очень смущен,  и тем самым не желая выдавать себя с головой. Хотелось бы посмотреть, что там внутри домика. Наверняка не менее красиво, чем снаружи.
- Я так полагаю, ты уже и внутри успел навести праздничную атмосферу, - бессмертный приподнял бровь, подойдя ближе к оборотню. – Что там внутри? Пряничные человечки и венки из омелы? Будем целоваться, пока не надоест?

+1

12

Кит захлопнул дверцу машины. Нужно будет потом достать еще кое-какие вещи из багажника. Он покосился на Виллема. Кажется, его любимый вампир перестал ворчать и сомневаться в его верности и чувствах. Оборотню очень хотелось, чтобы праздник, к которому он так готовился, удался. Ему хотелось увидеть на губах вампира, которые он так любит целовать, улыбку. Не вымученную, не с горечью, не с ехидством, а настоящую искреннюю улыбку. Ведь все, что делал Коллум в последнее время, было ради него, фон Беккера. И их первого общего Рождества. Конечно, Виллем пока не спешил выражать эмоции по случаю всего увиденного. Но хотя бы не фыркал, что уже хорошо. Ну, а Кит приложит все усилия, чтобы настроение у вампира поднялось.
Ведь совсем скоро Рождество.
- Ну, еще не совсем успел. Но в общем, да. – Кивнул он в ответ на слова вампа. – Я приезжал сюда пару раз после работы, чтобы все устроить. – Кит копался в карманах куртки в поисках ключей от их рождественского любовного гнездышка.
Он не стал добавлять, что это были как раз те дни, когда он больше всего опаздывал к Виллему, придумывая какие-то глупые отмазки, в которые вампир не верил, хотя и делал вид, что верит, явно подозревая оборотня во всех смертных грехах. Незачем напоминать ему об этом. Да и самому вспоминать не стоит. Киту хотелось верить, что игра стоит свеч, и у Виллема в этом году будет настоящее Рождество.
- О! – Бесхитростное лицо оборотня расплылось в улыбке, когда фон Беккер к нему подошел. – Кажется, ты начинаешь проникаться духом праздника. – Кит сам шагнул навстречу вампиру и обнял его за пояс, притягивая к себе. - Целоваться, пока не надоест? Но ведь мне никогда не надоест. – Шепнул он в губы фон Беккера, нежно целуя. – Если с тобой.
Поцелуи, такие желанные, горячие, сладкие, пьянили. Кит вдруг понял, что не чувствует холода зимы, пока обнимает своего вампира. С ним он вообще забывает обо всем. И о времени. О времени?! Черт!
- Так. Предлагаю зайти в дом. – Засуетился оборотень, понимая, что Рождество наступит меньше чем через час. – Держи ключи. Там все легко… Открывается на два оборота, до щелчка. Заходи, не стесняйся. Там нет никого, кроме нас! Я пока достану вещи из багажника.
Все еще чувствуя сладко-пряный привкус поцелуев Виллема, Кит ринулся к машине, открыл багажник и достал оттуда многочисленные свертки и пакеты. Затем, вместе со всем этим добром, оборотень торжественно вошел в дом, не забыв закрыть за собой дверь на замок. Наконец-то они одни!
Дом находился в полной боевой готовности к празднику. Коллум обустроил его, украсил, наполнил холодильник продуктами, позаботился и о питательных коктейлях для любимого – запас несколько пакетов с кровью. В небольшой, но уютной гостиной неподалеку от камина стояла елка, украшенная разноцветными карамельками, мандаринами и печеньем в виде ромбиков и пряничных человечков. Пахло хвоей и цитрусом.
- Как тебе тут? – Кит положил все свертки на диван, подошел сзади к Виллему и обнял его за плечи. – Вытерпишь меня в это Рождество?

+1

13

- Я пытаюсь, - тихо фыркнул Виллем. Рождество – такой странный праздник. Особенно, если празднуют его вампир и оборотень. Да еще и вместе, в этом странном, «пряничном» домике, сокрытом где-то в лесу, хоть и совсем недалеко от города. Дорога заняла минут двадцать, если не меньше. А Киту все ни по чем. Радостный, будто выиграл сейчас миллион. Или больше. Он, конечно, не против поцелуев, фантомно разгоняющих кровь по его уже давным-давно мертвым сосудам. Был бы жив, то и сердце определенно сделало кульбит. Но все равно это ощущение, ни с чем несравнимое, пьянило, кружило голову. Он мог целовать этого оборотня вечно. Или чуточку меньше, чем вечность. В такие моменты вампир вообще забывал обо всем. О том, что существовало что-то вокруг них. – М-м-м-м…ладно.
Вампир с какой-то неохотой согласился. Раз есть этот пряничный домик, то почему бы и не войти в него? Условия там куда лучше, чем, здесь, посередине небольшой лесной поляны, покрытой толстым слоем пушистого снега, очевидно выпавшего за  последний уикенд.
- Я надеюсь, что зайду и точно не буду в шоке? – настороженный вопрос, с нотками насмешки. Вампир взял ключи от этого «пряничного» строения, где им придется провести все выходные. Он не представлял, что же там окажется внутри. Гирлянды в виде северных оленей? Куча пряничных человечков, отдающих имбирем и мятой?
Вампир все же помешкал, прежде чем воткнул ключ в замочную скважину. Наверное, тоже самое, и чувствовала Алиса, когда открывала дверь в Страну чудес. Интерес, откровенное любопытство и еще немного волнующего страха до кучи.
Виллем решился. И, вот, дверь тихо скрипнула, и нос ударил чудесный запах цитрусовых и хвои, у большинства людей крепко ассоциировавшихся с Рождеством и Новым Годом. А еще в эту лавину запахов хитро вплелись ноты имбиря, кардамона и корицы. Очень даже неплохо. Все такое уютное, домашнее, что вампиру стало немного не по себе. Заслуживали он всего этого? Такого и уютного, светлого? Он же существо ночи, ее порождение, созданное для того, чтобы пить кровь других людей. А все эти ели и пряничные человечки как раз таки для обычных людей из плоти и горячей крови.
В своих раздумьях, вампир пропустил тот самый момент, когда Кит вернулся назад.
- Мне кажется, очень даже ничего, - резюмировал он, прижавшись одним боком к своему оборотню В конце концов, ничего такого предосудительного в этом не было. Он и Кит вместе проведут Рождество, как это делают простые смертные. – А ты сам-то меня вытерпишь?
Виллем приподнял вопросительно брови, и все же сделал то, что хотел сделать. Снова поцеловал оборотня. Поцелуй, казалось, длился вечность, но на самом деле, не меньше пяти минут.
- Кстати, что у нас по программе? – улыбнувшись, фон Беккер отлип от своего парня, сбросив мешающуюся так верхнюю одежду – куртку и шарф. – Мы будем водить хороводы вокруг ели? Или ты станцуешь для меня стриптиз под Jingle Bells?

+1

14

- Вытерпеть? Тебя? Я попытаюсь. – Кит подмигнул своему вампиру и широко улыбнулся. Он намеренно поддразнивал Виллема, отвечая ему в тон его же словами. Каков вопрос, такой ответ. Все честно.
Вообще-то оборотень тихо психовал. С одной стороны, вроде бы все складывалось так, как он и задумал. Пусть и не без проволочек, они приехали в этот загородный дом, где проведут один из самых лучших праздников, который так любят люди. Люди! И вот тут была проблема. Ни он, ни фон Беккер не были людьми в привычном понимании этого слова. И Кит только сейчас, глядя на Виллема, начал осознавать это в полной мере. По лицу вампира сложно было сказать, что он чувствует, увидев весь этот праздничный антураж. Но паранойя подсказывала оборотню, что его парень не особо-то и рад, оказавшись здесь. Может, вспомнил, что он уже давно не человек, а заодно и как стал вампиром. Вряд ли это приятные воспоминания. Или все еще обижается на Кита за его постоянные опоздания и историю с Марли. Или вообще не любит этот праздник. «Наверное, все же стоило спросить его, прежде чем снимать домик для рождественских каникул», - вздохнул про себя Коллум, украдкой наблюдая, как губы Виллема в очередной раз изогнулись в ироничной полуулыбке. А он так хотел, чтобы у вампира было настоящее Рождество! С елкой, гирляндами, глупыми пряничными человечками! С Китом!
Оборотень сделал вид, что страшно занят всеми теми коробками и свертками, которые только что достал из багажника машины. Ему не хотелось, чтобы фон Беккер увидел его лицо обиженного ребенка, который так ждал рождественского подарка, но в итоге так его и не получил. «Не, ну а что ты хотел?», - взывал к нему голос разума. «Как будто не знал – какой он, твой парень!». Конечно, Кит знал. Виллем отличался редким остроумием, граничащим порой с откровенным цинизмом. Черный юмор было его второй натурой. И ждать, что вампир начнет водить хоровод вокруг новогодней елки… Ну, глупо, конечно. Но черт, черт, черт!
Поцелуй фон Беккера несколько успокоил оборотня. Может, он просто надумывает, и все не так уж плохо? Кит взглянул на вампира и поцеловал снова. И еще раз. И еще. Каждый поцелуй возвращал ему потерянное настроение, веру в праздник и в то, что все будет хорошо. Они знакомы с Виллемом всего пол года, но Кит любит его. Кажется, с самой их первой встречи. Любит и хочет, чтобы вампир всегда был рядом, и принадлежал только ему. И как бы устроить так, чтобы это Рождество стало одним из лучших дней его вечной жизни? И чтобы они потом вспоминали о нем, желая повторить совместный праздник еще не раз и не два?
- Я думал, мы оба станцуем. – Проворковал Кит, наступая на вампира, подталкивая его к дивану, чередуя слова с поцелуями, обнимая за талию. - Jingle bells, jingle bells, jingle all the way… - Пропел он тихо, сжимая руку Виллема в своей руке, переплетая пальцы. – У нас впереди целое Рождество… И вся жизнь. – Шепнул Коллум на ухо фон Беккеру. – Если захочешь.
«Я сказал это? Боже, я это сказал!». Он едва снова не поддался панике, боясь вновь увидеть ироничную усмешку Виллема. Но вовремя сосредоточился на чистке мандарина. Какой, на самом деле, праздник без этого ароматного фруктового лакомства? Хотя, если честно, оборотень предпочел бы кусок мяса, а Виллему явно больше по душе придется пакет с кровью. Но Рождество есть Рождество.
Даже если ты – оборотень, а твой парень – вампир.

+1

15

- Я подумаю об этом, - усмехнулся вампир, обхватив руками за шею своего парня. Ему показалось, или в глаза оборотня сверкнуло что-то такое, что явно можно было засчитать, как за обиду? Всего-то на пару секунд. Хотел бы он знать, что творилось у него сейчас в голове, какие мысли витали в этой голове. Ну не мог же оборотень, которому черти знает столько лет, все еще верить в существование Санта Клауса. Или в чудеса рождественской ночи. Или что там еще положено верить маленьким детям, так ждущим этого светлого праздника в году. Виллем не помнил, что он чувствовал тогда, будучи человеком. Подобные воспоминания, наверное, самыми первыми и стерлись из его памяти. Скорей всего, потому что их поглотила собственная Тьма, появившаяся после обращения. – Но сама идея мне нравится.
Виллем сказал это так, будто невзначай, довольно улыбнувшись. В конце концов, даже в этом, откровенно человеческом празднике, можно что-то хорошее. Например, они одни в  этом небольшом домике, пусть и  украшенном яркой и блестящей мишурой, но могут на пару дней вообще забыть о том, что существует кто-то еще в этом мире. Просто наслаждаться друг другом. Уделить время друг другу. Трудно вспомнить, когда в последний раз они так много времени проводили вместе наедине. Особенно, с учетом последних событий, когда Кит постоянно поздно приходил домой.
Да, у них впереди Рождество…и целая жизнь. Виллем перевел взгляд на оборотня, задумавшись над его словами. Прозвучало неожиданно. Для бессмертного существа, целая жизнь – это не несколько человеческих десятилетий, а именно что пару веков, а может даже больше, если повезет. Если бы мог, он бы вздохнул глубоко, как это делал в своей прошлой жизни, когда был человеком. Но Виллем только и осталось, что смотреть на смущенного (!) оборотня, начавшего чистить мандарин. Резко запахло цитрусом, кисло-сладким, насыщенным, так яростно ассоциировавшимся у кого-то с Рождеством и Новым годом.
Вообще, перспектива провести всю свою жизнь с оборотнем не казалась такой уж абсурдной. В Ките были свои недостатки, конечно, но и плюсов у него было в разы больше, если подумать так. По правде говоря, он как-то слабо себе представлял себе жизнь без этого оборотня, без его невозможных синих глаз, которые смотрели на фон Беккера всегда чуточку иначе, чем на других. Без его невозможных привычек и пристрастий, которые раньше бесили, а сейчас он как-то свыкся с ними. Кит всегда казался этаким положительным персонажем из фильмов про супергероев: тут он и коллегу беременную, живущую на другом конце города, подвезет домой, то бабушку переведет через дорогу, то котенка с дерева снимет. Виллем же на его фоне смотрелся совершенно невыигрышно со своим вечным сарказмом и концентрированным эгоизмом в придачу. Но было что-то такое, что удерживало их вместе. Совершенно разных существ по своей природе.
- Я хочу, - внимательно посмотрел на Кита, накрыв своей рукой руку оборотня. Он действительно хотел. И хотел, чтобы Кит оторвал взгляд от своего дурацкого мандарина, и посмотрел на него.

+1

16

И все-таки Кит был счастлив. Что придумал все это. Что они, наконец-то, вдвоем. Что он подарит своему парню настоящее Рождество. И пусть Виллем продолжал изображать из себя сурового вампира, и был крайне скуп на эмоции, Коллум верил - все будет хорошо. Ведь он любит его. И да, сейчас Рождество, прекрасный тихий праздник, который положено отмечать в кругу самых близких.
Он все еще немного смущался под проницательным взглядом вампира, даже чувствовал неловкость. Это было странно, потому что ничего подобного прежде он не ощущал. Они встречались, посещали увеселительные заведения Нью-Йорка, любили друг друга. Но этот праздник принес в их нечеловеческие жизни нечто новое. И Кит пока не понимал – что. Мандарин был полностью очищен, так старательно, что на нем не осталось даже следа от кожуры, когда на руку оборотня легла рука Виллема. Коллум почувствовал, как сердце его забилось быстрее. Всего от одной-единственной фразы фон Беккера. Но такой чертовски важной для него. «Я хочу». Я хочу провести с тобой Рождество, и всю жизнь. Все детали паззла под названием «Любовь» сошлись для них в этот момент идеально. Киту вдруг стало легко, захотелось смеяться, дурачиться, точно мальчишке. И чтобы Виллем улыбнулся тоже. Слишком уж серьезен сегодня его вампир. Слишком напряжен. Сосредоточен. Словно боится что-то сделать не так. Может, так оно и есть? А вовсе не в недовольстве происходящим, как боялся Кит? У оборотня ведь тоже было немало страхов, когда он готовил этот сюрприз. Почему у Виллема их не может быть? Пусть он и вампир, живущий не одну сотню лет. Но любовь… Она для всех одинакова. И, значит, все испытывают сходные чувства – и люди, и вампиры, и оборотни.
Кит поднял взгляд на своего парня. Он больше не хотел ничего скрывать от Виллема, наоборот, хотел, чтобы он читал его, как раскрытую книгу. Какие могут быть между ними секреты и недомолвки, когда он любит его безумно, так что ради него готов на все. И фон Беккер это знает, не смотря на все его подозрения и ревность.
- И я хочу этого, Вилли. – Прошептал Кит, заметно волнуясь. – Очень хочу.
«Иначе не притащил бы тебя сюда, клыкастая ты зараза!».
Он потянулся к вампиру, касаясь губами его губ, в нежном поцелуе, который уже через пару мгновений полыхнул такой страстью, точно разгорающийся огонь в камине. Так было всегда, когда он целовал Виллема. Кровь закипала в венах от одного лишь его прикосновения.
- Но сначала мы должны встретить Рождество. – Коллум с трудом оторвался от жадных губ вампира, взгляд его был лукавым. Он нагло дразнил своего клыкастого. Ну, а почему бы, собственно, и нет? Пора уже разрядить атмосферу. Да и Рождество встретить. Праздник же.
Он нацедил в бокал вампира крови, себе плеснул в кружку глинтвейна из термоса, который заботливо прихватил из города. Развернул из фольги индейку. Конечно, вампиру этого не нужно, но оборотню необходимо что-нибудь съесть.
Перед тем, как он «съест» Вилли.
Кит негромко включил радио, оттуда тут же полилась перезвоном бубенцов «Jingle bells». Оборотень подошел к фон Беккеру почти вплотную и подал бокал ему с кровью.
- С праздником. – Проговорил он тихо. – Счастливого Рождества.

+1

17

- Ну вот видишь, - хмыкнул вампир на это утверждение. Иногда, он совсем не понимал оборотня. Видимо, из-за различия в физиологии. Оборотни, несмотря на то, что и относились к сверхъестественным существам, все же были максимально близки к живым существам, им не требовалась какая-то особенная еда, они не боялись солнечного света или святой воды. Единственная, слабость – серебро. И что-то еще по мелочи. Вампиры же относились совсем к другой касте. И от того, фон Беккер чувствовал себя несколько неуверенно сейчас. Это Рождество, как напоминание того, что он совсем не человек, как им был несколько столетий назад. Но и в то же время, напоминание ему, что все не так уж и плохо в его бессмертной жизни, и что даже ему доступно что-то светлое. То, что, казалось, утрачено было для него навсегда. И дело было даже не только в празднике, но и в возможности испытывать взаимные настоящие чувства, а не их подобие.
Виллем целует своего оборотня, и все сомнения отметаются прочь. Виллем чувствует, как страсть разгорается в нем, с каждым новым поцелуем. Он и не может вспомнить, когда испытывал в последний раз нечто такое. В последний век, все его отношения были какими-то уж слишком пресными. Такое бывает, когда прожил на земле больше, чем полагается обычному человеку. Ничего не удивляет, все кажется уже виденным, испытанным, прочувствованным. Но встреча с оборотнем в одном из нью-йорских клубов все перевернуло в нем.
- М-м-м…- в недовольном мычании, вампир высказал все что он думал о Ките, так бесцеремонно прервавшего поцелуй. И ради чего? Ради Рождества! И что там дальше у него в планах? Бенгальские огни? Шампанское? Ныряние в сугроб нагишом?
- Я так понял, ты решил справить Рождество прям конкретно так, - вампир усмехнулся, но спорить не стал. Рождество так Рождество. Потом он все равно отыграется.
Запах крови, пусть и упакованной в пластиковый пакет, напомнил ему, что он питался последний раз примерно сутки назад. Не острый голод, но все же выпить крови ему резко захотелось.
- От глинтвейна я тоже не откажусь, - совсем недвусмысленно намекнул вампир, сделав большой глоток крови из бокала. Привкус железа и совсем легкий оттенок кислинки, который особо не любил, но просто вынужден был с ним смириться. С шеи человека вкусней, несомненно, но в современных условиях охотиться на людей стало несколько сложней. – С Рождеством!
Вампир положил руку на плечо своего бойфренда, продолжив цедить донорскую кровь из бокала. Знали бы все эти добровольцы, куда идет вся эта  кровь.
- И что у нас дальше по программе? Мы ждем Санту и оленей с подарками? Или ты будешь роль Санты? – Виллем уже представил в голове оборотня в одном красном колпаке. Ну а что? Имеет полное право!

+1

18

Его вампир хотел всего и сразу. И так трудно было ему в этом отказать. Но они приехали сюда, чтобы отметить Рождество, напомнить Виллему о маленьких сиюминутных  радостях, которые остались в его человеческой жизни. Может быть, даже возродить его веру в чудеса. Конечно, его парень привык за столько лет изображать крутого вампира, у которого ирония и сарказм – вторая натура. Но Коллум верил, что у каждого из них есть право на чудо. Он тоже в свободное от человеческой жизни время любил повыть на Луну и пожевать сырого мяса (идеально, если с кровью). Но Рождество Кит любил всегда. И сказки. И сладкое. И губы своего Виллема.
Кит отстранился от фон Беккера нехотя, на губах его еще горел его поцелуй. Умеет Вилли целовать так, что потом пол дня ходишь под впечатлением. Или пол ночи сходишь с ума. Коллуму нравилось и то, и другое. И все важные решения он уже для себя принял. Осталось лишь осведомить о них вампира. Как он еще отреагирует – это вопрос. От Виллема можно ждать всего, чего угодно. Вон каким он с сюрпризом сдержанным оказался. Но главный «сюрприз» ждал его впереди. И потому Кит все еще волновался. Хотя уже и не так, как по дороге сюда. В конце концов, они уже здесь, Виллем надежно «замурован» в «пряничном домике». Он уже выпил крови, и, кажется, подобрел. Даже, возможно, расслабился.
- Нет, Санты с оленями не будет, я их отпустил. На эту ночь ты только мой. Потом, если захочешь, можем устроить ролевую игру, ты будешь Сантой, а я – твоим северным оленем. – Кит подмигнул вампиру. – Ну, или наоборот. – Он тихо хохотнул, явно просто дразня фон Беккера. Хотя… В каждой шутке, как говорится, есть доля шутки.
- У нас в программе уютный рождественский вечер. – Кит вылил красное вино в кастрюльку и поставил ее на плитку. Следом отправились специи и еще несколько ингредиентов, без которых невозможно приготовить нормальный глинтвейн. – Все извращения, которые сейчас бродят в твоей голове – позже. – Добавил Коллум, подло улыбаясь. Он знал, чего хотел вампир. Он и сам хотел этого не меньше. Но всему свое время. Оборотень еще поколдовал над рождественским напитком, потом разлил его в стаканы. Пока Виллем отвлекся, вытащил из кармана маленькую коробочку, открыл ее, достал оттуда кольцо, его сделали на заказ из палладия, и опустил в стакан вампира. Банально – да. Избито – да. Но зато этот сюрприз фон Беккер точно запомнит.
Коллум разложил в вазе имбирное печенье и мандарины. Все это отнес на ковер к камину.  Принес плед. Уселся на пол и поманил к себе Виллема.
- Иди ко мне.
Сейчас он был спокоен и даже умиротворен. Волнение отступило. В сердце оборотня бубенцами звенело Рождество. И он, кажется, был по-настоящему счастлив. Хотя, пожалуй, еще не совсем. Осталось дождаться ответа Виллема. Его официального «да». Ведь кое-что он уже сказал. Но Кит хотел большего – уверенности в том, что это не просто слова одним рождественским вечером. А серьезное намерение, как и у него.
- Ты давно не отмечал Рождество? – Недрогнувшей рукой Коллум протянул вампиру стакан с глинтвейном. Главное, чтобы Вилли не проглотил это кольцо на фиг. Иначе самые главные слова он фон Беккеру будет говорить на рентгене. Не смешно, конечно, и ни разу не романтично, но, черт побери, жизненно.
Jingle bells, jingle bells, jingle all the way…

+1

19

- Жаль, я бы хотел посмотреть на то, как ты бы завез сюда Санту и его оленей, - вампиру растянул губы в усмешке. После нескольких глотков крови, настроение у фон Беккера постепенно улучшилось, превратилось из хмурого в благодушное, и что уж говорить, он наконец-то расслабился, мог позволить себе думать в несколько позитивном ключе. В конце концов, не все уж так и плохо, как ему виделось изначально. Можно и засунуть подальше всего его пессимистическое видение всех и вся, хотя бы на сегодня. Хотя бы на это Рождество. – Не…Тебе бы больше пошли рожки оленя.
Вампир вытянул ноги, сделал еще глоток крови. Они могли бы провести вечер за пиццей и футболом, но все же проводят его в каком-то домике, будто вырванном из страниц сказок, благо дом в действительности не был сделан из имбирного теста. Будто им в действительности разрешили устроить себе этакую волшебную сказку, даже несмотря на то, что они принадлежали к той самой касте существ, что относились к героям отрицательным, нежели положительным.
- Ладно, ладно, - махнув рукой, он как будто бы и согласился на этот уютный и очень даже рождественский вечер. Он с интересом смотрел, как оборотень готовит глинтвейн, как добавляет специи в красное вино. Смотреть и смотреть, словно в этом мире есть три важные вещи, на которые лучше это делать: вода, огонь и что-то готовящий Кит.
- Интересно, откуда ты узнал о моих извращения и о том, что они бродят у меня в голове? – вампир довольно улыбается. Ему нужно подняться, чтобы добыть для себя еще немного крови, оставшейся в пакете. Для этого приходится подняться с дивана, пусть и воспользовавшись своей силой. Всего-то пара секунд, и Виллем уже вновь восседал на своем месте, подобрав под себя ноги, со стаканом крови.
- Знаешь, нет ничего лучше крови, - хотя, кому он это говорит. Для оборотня нет ничего лучше куска слабо прожаренного мяса, а то и вовсе сырого. – Может это ты лучше ко мне?
Виллем строит из себя этакого ленивого кота, которому даже в тягость подняться со своего излюбленного места, но все же, спустя пару минут, он оказывается рядом со своим парнем, переняв бокал с красным напитком. Пахнет безумно вкусно и среди этого запаха он легко улавливает своим тонким обонянием запахи бадьяна, корицы, гвоздики, кардамона и цитруса. Божественный запах для эстета. Самое то, чтобы согреться в холодную зимнюю ночь. Или просто ощутить всеми своими вкусовыми рецепторами феерию от выпитого.
-М-м-м…много и много лет тому назад, - вампир удобней уселся рядом с оборотнем. Он даже не мог сказать, когда именно. Это было так давно. Кажется, это было в другой жизни, когда Виллем существовал, как вполне себе обычный человек, мог дышать и не боялся солнечного света. – Это было так давно, что я даже не помню. Помню, что это было еще в достаточно раннем возрасте, когда мать и сестры украшали елку игрушками и гирляндами, а потом мать готовила рождественского гуся. А отец в это время травил свои военные байки.
Глаза вампира затуманились, он снова погрузился в свою человеческую жизнь, о которой не очень то и хотелось вспоминать.
- Ладно…за только хорошие воспоминания, - он ударил стакан о стакан, а после сделал большой глоток, сначала услышав как что-то металлическое звякнуло о край стакана, и уже потом ощутив металл на своем языке. Но тот же обжег. Вампир вытащил кольцо, повертел в его руке, с некоторой долей недоумения уставившись на Кита.
- Это что, кольцо? – фрагменты паззла начали складываться в одно целое. Он еще не мог понять, что почувствовал в эту секунду на самом деле.

+1

20

Виллем выпендривался в лучших традициях вредного вампира. Даже в таких довольно необычных обстоятельствах он не изменял себе. Чего только стоят эти его взгляды и фирменные подколки, в которых оборотень не всегда разбирался – шутка это или нет. Но Киту сейчас это даже нравилось. Он перенервничал, и пикировки с Вилли его несколько расслабляли, отвлекая от главного.
- Вот только не надо мне рогов, ладно? – Кит полыхнул взглядом в сторону вампира. – Они мне совершенно точно не пойдут. Не стоит и пробовать.– Он тихо хмыкнул. - А то укушу за бочок.
Коллум так и не решил еще – правильно он сделал, что привез сюда своего вампира или нет. Возможно, им стоило остаться в Нью-Йорке, провести вечер за пивом с пиццей, даже не вспоминая о человеческих праздниках. Ведь это все для них обоих осталось в прошлом. Они давно не люди. Так давно, что Киту иногда казалось, что другой жизни у него и не было. Он мало что помнил о ней. Да и не вспоминал особо. Хотя Рождество для него так и осталось особым праздником, с ароматом хвои, мандаринов и корицы. Он сам не знал – почему. Но очень хотел разделить его с самым близким, своим любимым вампом, так неожиданно возникшим на пути. Изменившим все. Перевернувшим его мир с ног на голову.
Да, черт подери, почему он еще сомневается в правильности своих действий? По-хорошему, следовало бы безо всяких плясок и расшаркиваний просто вероломно похитить Виллема, привезти сюда и страстно поздравлять всю оставшуюся ночь, пока вампир утомленный поздравлениями не погрузится в свой сон Спящей Красавицы. Ну, или не запросит пощады, что, конечно, вряд ли. Впрочем, Коллум надеялся, что все это у них еще впереди. И, кто знает, может, когда-нибудь фон Беккер будет доверять ему настолько, что расскажет, как отмечал Рождество в своей человеческой жизни. Может, тогда и Кит вспомнит что-то из своего темного прошлого. Он не хотел, чтобы у него оставались тайны от любимого вампира. Да и не об этом сейчас речь.
«Ну, что там? Только бы не подавился кольцом. А то точно меня прибьет!». Оборотень напряженно замер с пустым бокалом в руках. Он даже не заметил, как выпил его содержимое. И чуть не раздавил в пальцах хрупкое стекло, забывшись. Слишком уж был увлечен происходящим. Что вполне объяснимо. Выражение лица Виллема, застывшего с кольцом в руках, он, наверное, запомнит на всю жизнь. Кажется, в одно мгновение на нем отразилась целая гамма эмоций. Ну, еще бы, не каждый день ему, наверное, оборотни делают столь серьезное предложение. Можно сказать, руки и сердца.
- Ну, в общем, да. – Кит кивнул, чувствуя, как под пристальным взглядом Вилли ему хочется провалиться сквозь землю, но делать это уже вроде как поздно. – Кольцо.
Он сделал паузу, во время которой вновь наполнил свой бокал глинтвейном, потому что ощутил вдруг, как пересохло в горле.
- Просто я хочу, чтобы ты был моим. И душой, и телом. Весь. – Он уселся рядом с любимым – Безраздельно. Понимаешь? – Последние два слова он почти прошептал вампиру на ухо. – Я люблю тебя, Виллем фон Беккер. И я притащил тебя сюда, чтобы сделать, возможно, самое главное в моей жизни предложение. Быть со мной. Моим. Начиная с этого самого Рождества.
Когда прозвучали эти слова, Киту сначала стало страшно, потом удивительно легко.
- Ты согласен?

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Dracula: сцена » Jingle bells