В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

17 августа 2017 г. Обновлены игроки месяца.
И обратите внимание, друзья, что до окончания летнего марафона осталось ровно 2 недели! За это время некоторые из вас еще могут успеть пересечь ближайшие рубежи и преодолеть желаемые дистанции.
Мы в вас верим!

14 августа 2017 г. Обновлены посты недели.

1 августа 2017 г. Началась акция "Приведи друга", предназначенная в первую очередь для наших игроков.

21 июля 2017 г. В сегодняшнем объявлении администрации полезная информация
о дополнениях к правилам проекта, два повода для мозгового штурма и немного наград.


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Adalinda Verlage
Адалинда почти физически ощутила нешуточное удивление, охватившее супруга, когда он вскинул брови. Вот так-то! Не ожидали, барон? Погуляйте еще год-полтора вдали от дома — и вовсе найдете свою жену-белоручку вышивающей подушки или увлекшейся разведением ангорских котиков к ужасу бедняги Цицерона. Так что оперная певица в подругах — еще не самое страшное.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



Juliette Capulet
Это было так странно: ведь они навсегда попрощались с ним, больше ни единого раза не виделись и, казалось бы, следуя известной поговорке, девушка должна была бы уже позабыть о Ромео, который, ко всему прочему, еще и являлся вампиром.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Willem von Becker
Суровые земли, такие непривлекательные для людей, тянули к себе существ, неспособных страдать от холода. Только в удовольствие было занять небольшие полуразрушенные развалины, ставшие памятниками прошлых лет, повидавшие не одну войну Шотландии за независимость от Англии. Зато никакой любопытный нос не сможет помешать существованию вампира.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Claudie Richard
- Вы! Вы… Развратник! Из-за Вас я теперь буду гореть в адском пламени и никогда не смогу выйти замуж, потому что никому не нужна испорченная невеста, - и чтобы не смотреть на этот ужас, Клоди закрыла глаза ладонями, разумеется, выпуская только початую бутылку с вином из рук. Прямиком на сюртук молодого человека и подол собственного платья.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Sarah Chagal
Cовременный мир предоставлял массу возможностей для самовыражения: хочешь пой, танцуй, снимайся в кино, играй в театре, веди видеооблог в интернете - если ты поймала волну, то у тебя будет и внимание, и восхищение, и деньги. И, конечно же, свежая кровь.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Mozart: l'opera rock" » Художник, что рисует...


Художник, что рисует...

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

● Название эпизода: Художник, что рисует...
● Место и время действия: Вена, Бургтеатр; 10 января 1782 года.
● Участники: Vincent Keller, Luigi Montalvo
● Синопсис:С той памятной посиделки в кабаке прошло несколько дней. Сунувшись случайно под кровать, Винс находит рисунок, который у него оставил Луиджи. Чтобы выяснить, что это за ерунда, он поджидает художника у мастерской в конце рабочего дня.

0

2

Одним зимним утром Винс был очень удивлен обнаружить у себя под кроватью что-то постороннее. Нет, это была не чужая одежда, которую кто-то мог забыть. И даже не клад. Нет, это было что-то абсолютно странное и не принадлежащее этому месту. Это был рисунок.
С бумаги на Винсента глядело чье-то незнакомое лицо. Мужчина, с взъерошенными волосами, по всей видимости спящий, с довольно привлекательными чертами лица. «Какая-то наглая у него морда», – задумался Винс, с интересом разглядывая находку. Кто же мог оставить у него такое? У него, конечно, были знакомые художники... Сильван? Луиджи Монтальво? Разве что кто-то из них. Винс хмыкнул и почесал щеку, пытаясь вспомнить, кто из них мог оставить такой сувенир.
И да, точно! Они ведь совсем недавно выпивали с Луиджи. Мирились, так сказать. И потом, пьяные, приперлись сюда. Он перехватил Луиджи прямо с работы – вполне возможно, что тот просто обронил рисунок, не заметил, а сквозняк задул его под кровать. Точно! А он, наверное, ищет, переживает. Винсент широко улыбнулся. Какая удача, что под кровать закатилась бутылка, и он нашел эту бумажку. Быть может, художник будет так благодарен, что подкинет пару монет на карманные расходы...
В приподнятом настроении Винс отправился в Бургтеатр. Отыскать Луиджи не составило труда, потому что и искать толком не пришлось: он был на своем рабочем месте. Винс остановился ненадолго, еще не объявляя о своем присутствии. Посмаковал мысль о вознаграждении и радостном лице Монтальво. Лишь затем приблизился.
– Эй, дружище, привет, – весьма дружелюбно обратился он к Луиджи. – Знаешь, со своими рисунками осторожнее надо быть. А то вот, сегодня у себя нашел. Твоя ведь работа? Поди обыскался.
Не переставая улыбаться, Винс протянул рисунок незнакомца художнику.
– Не думал, кстати, что ты мужиков спящих рисуешь, – гоготнул он. – Не ожидал, мягко говоря. Но ничего. Каждому свое, а?

0

3

- Ммм... мммм... - сегодня, пройдя по холлу театра, а дальше уже по извилистым коридорам до своей мастерской, итальянец услышал чудесную мелодию. Должно быть, оркестр готовился к какому-то мероприятию, которое должно быть очень скоро, а может, просто Луиджи посчастливилось пройти мимо в самый разгар репетиции. Спросить бы потом у Маркуса что там у них намечается, но, скорее всего, к тому времени пока они с кузеном увидятся дома, художник забудет о чем хотел спросить. Но, эта чудесная мелодия так и играла в голове, и, что тут скажешь, так было даже лучше. Хотелось тихо напевать ее, или же просто покачивать головой в такт. А еще, под нее очень хорошо получалось рисовать, быть может по той простой причине, что она переполняла вдохновением.
К тому времени, когда итальянец решил, что работа на сегодня закончена, он уже остался в мастерской один. Сильван к тому времени уже закончил свою работу, да и, судя по всему, юный серб чувствовал себя не очень хорошо, потому Монтальво отправил его домой. Все же в студии было не сказать чтобы тепло, плюс еще и постоянные сквозняки. Не хотелось бы, чтобы напарник слег с простудой, а то и еще чем по-хуже. Когда же Цвейг ушел, Луиджи решил закончить еще одну декорацию, но, в итоге, снова увлекся и забыл про время.
- А? - голос за спиной заставил вздрогнуть, впрочем, не сразу. То, что это к нему обращаются, итальянец понял, должно быть, только со второй фразы. Все еще погруженный куда-то в свою работу, Монтальво обернулся и удивленно уставился на постороннего. В первый момент даже не сразу понял кто перед ним. - Винс, и тебе привет, - вот только что художник был где-то на побережье восточной страны, как вот перед ним вдруг стоит работник сцены с которым итальянец при первой встрече подрался. Но, все закончилось вполне мирно. Только это не объясняет его появления. - Что ты здесь делаешь?
Однако, Келлер не особо тянул с объяснениями. Заговорил про какой-то рисунок, потом и вовсе протянул листок бумаги, на который Луиджи недоуменно уставился. Еще и какие-то намеки странные, так что только оставалось переводить взгляд то на рисунок, то на того, кто его принес.
- Да я вроде ничего не терял, - пробормотал он, однако рисунок взял. Что-то знакомое, но что? Итальянец нахмурил брови, повертел листок то так, то так и, тут до него снизошло озарение. - Ааа... точно. Это я тебя рисовал, - с этими словами, итальянец улыбнулся и протянул рисунок обратно работнику сцены. Можно было собой гордиться - помнил Луиджи в каком состоянии рисовал этот набросок, а еще как на утро голова трещала. Не удивительно, что искать это, так сказать, произведение искусства, Монтально не стал, а проще говоря, забыл про него напрочь.

0

4

Улыбка с лица Винса слетела, как последний осенний листочек от порыва яростного холодного ветра. Что? Он его нарисовал? Винс взял рисунок из рук художника и еще раз внимательно взглянул на бумагу. Действительно, сейчас, когда он начал вглядываться, он действительно мог уловить какое-то сходство между человеком на наброске и им самим, но... Да нет, бред какой-то. Не может это быть он.
– Да вообще даже не похоже! – с негодованием, которому явно не хватало энтузиазма, возразил Винс, повертев несчастный рисунок в руках. – Брось. Ты меня разыгрываешь, наверно.
Он, однако, не отрывал взгляда от портрета. Что ж, надо отдать Луиджи должное, рисовал он неплохо, во всяком случае, лучше Винса, который был способен только на черточки и фаллосы угольком где-нибудь на стене дома, но все же... Однако чем больше Винс всматривался, тем больше его начинал интересовать совсем другой вопрос.
– Погоди-погоди, – он даже поднял ладонь, хотя итальянец, вроде бы, не собирался никуда от него сбегать. – Это что, получается, ты рисовал меня, пока я... спал?
Только сказав это, Винсент перевел взгляд на Луиджи. Что-то в этом было неправильное, странное. Неприятное даже в каком-то смысле. Винс нахмурился. Неужели все художники так исподтишка рисуют свои портреты? Это же извращение какое-то!
– Я, конечно, понимаю, что я дьявольски красив, – тут Винс издал немного нервный смешок, – но это что-то новенькое.
Он опять взглянул на рисунок и даже перевернул его, будто такое простое действие могло дать ответы на все его вопросы. Однако ничего это не дало, и Винс лишь задумчиво прикусил губу. Если бы взглядом можно было протереть дыру, что ж, бумаге пришлось бы несладко.

+1

5

- Разве? - Монтальво удивленно приподнял брови, потом еще раз посмотрел на рисунок. Да ну, вполне похоже, и даже не смотря на то, что линии получились не очень четкими. Хотя, в этом была своя прелесть, в этой легкой неаккуратности, напоминавшей, собственно, того человека, который на рисунке и был изображен. - Ну, если учитывать, сколько мы с тобой тогда выпили, странно, что у меня вообще получилось его нарисовать.
Честно говоря, решив этот вопрос, Луиджи уже думал вернуться к работе. Он уже повернулся обратно к холсту и уже хотел сделать еще пару мазков, чтобы уже закончить рисовать линию волн ближе к горизонту, да только Винс, похоже, не собирался его так просто отпускать.
"Ну что еще?" - итальянец недовольно поджал губы и снова повернулся к приятелю и чуть ли не наткнулся на этот его останавливающий жест. Чего это он? Оставалось только распахнуть светлые глаза и недоуменно уставиться на работника сцены. Что ж Келлер так разволновался? Всего лишь рисунок, ничего такого. Работник сцены на нем даже не в полный рост, всего лишь одно лицо. Вот если бы тот спал на кровати в чем мать родила, а Монтальво с него это одеяло стащил и начал рисовать всю эту непристойность (хотя, почему сразу непристойность?), тогда еще можно было понять какие-то возмущенные возгласы, но здесь-то что?
- Мы с тобой тогда пришли из кабака, ты завалился спать, - принялся пояснять художник, чтобы приятель, наконец, понял всю картину. - Я рядом сидел и тебя так удачно лунный свет освещал, что это как-то само собой получилось. Сложно иногда сдержаться, чтобы не зарисовать что-нибудь интересное, когда увидел. Вот и тогда мне композиция показалась очень... ммм... - почему-то слово "красивой" говорить не хотелось, казалось что Винс поймет это не так, как нужно. - Впечатляющей, в общем. К тому же ты так неподвижно лежал, что упустить такой момент было чуть ли не грехом, - Монтальво миролюбиво улыбнулся и развел руками. - Лично я не вижу в этом всем ничего странного. Это все равно что если бы, когда мы еще в кабаке сидели, я взял лист и стал тебя рисовать. Но это было бы проблематично, потому что ты постоянно в движении был. А тут, - он тихо усмехнулся и протянув руку, легко щелкнул по рисунку ручкой кисточки, будто учитель указкой. - Будто само напрашивалось.
"Я только надеюсь, что он не из тех, кто считает, что когда кто-то рисует твой портрет, то забирает твою душу", - вот это было бы очень неприятно. Да и глупости это. Только все равно не хотелось бы с таким столкнуться.

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Mozart: l'opera rock" » Художник, что рисует...