Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Dracula" » High school


High school

Сообщений 1 страница 30 из 46

1

● Название эпизода: High school
● Место и время действия: город Нью-Йорк, наши дни.
● Участники: Kit Collum & Willem von Becker
● Синопсис: Виллем фон Беккер совсем недавно переехал из Нидерландов в США. И, как следовало ожидать, в новой школе его ждали новые знакомства и новые проблемы, связанные с тем, что он новичок.

http://funkyimg.com/i/2o8k8.gif

http://funkyimg.com/i/2o8kb.gif

https://pp.vk.me/c636925/v636925825/4af8d/jgwK7T61OWk.jpg

+1

2

- Кит! Эй, Кит!
Коллум оглянулся, а потом и вовсе остановился, улыбаясь. Малышка Джейн из группы чирлидеров была чудо как хороша. Смуглая кожа, длинные волосы, белозубая улыбка, великолепная грудь, округлые бедра. Мечта любого парня. Как жаль, что она его совсем не интересует. Хотя и очень старается заинтересовать. Аж из топика выпрыгивает. Взгляд юноши задержался на волнующих округлостях, Джейн тут же поняла это по-своему и подошла к Киту почти вплотную.
- Чем собираешься заниматься после тренировки? – Девушка мило улыбалась, и напропалую кокетничала. Кит, звезда школьной волейбольной команды, нравился ей, и она сейчас душу бы продала, если бы он хотя бы пофлиртовал с ней. На зависть всем девчонкам, кто за ним бегает.
Коллум задумался. Если Джейн решила пойти в наступление, то ему следует применить такую тактику, чтобы выиграть этот маленький поединок. Неважно, какими методами. На войне, как говорится, все средства хороши.
- После тренировки у меня свидание. – Доверительно сообщил парень на ушко Джейн. – С твоей подружкой Сьюзен. – Безжалостно добил ее Кит, и улыбка сразу сползла с ее лица, хотя она очень старалась не подать вида, как разочарована.
- Понятно. Мне пора на уроки, извини.
Коллум еще какое-то время стоял, наблюдая, как удаляется поверженная Джейн. Многие парни в школе мечтали пойти на свидание с ней. Но не он. Массовая поп-культура его никогда не привлекала. Хотя он не прочь был бы посмотреть, как Джейн и Сьюзен будут драть друг друга за волосы из-за несуществующего свидания с ним.
- Это еще кто? – Кит чуть прищурился, глядя поверх голов спешащих на уроки одноклассников. Большая перемена заканчивалась, а он из-за этой Джейн с ее глупой болтовней даже не успел съесть свой ланч. – Новенький что ли?
Коллум знал в школе если не каждого в старших классах лично, то хотя бы представлял его внешне. А этого парня он не видел прежде никогда.
- Кит, привет! – Его друг и одноклассник Сэм хлопнул по плечу. – После биологии на тренировку идем?
- Конечно. Как всегда.
Он никогда не пропускал тренировок по волейболу. И сегодня не собирался. «А…эм… где?». Коллум отвлекся всего на минуту, а когда снова посмотрел в ту сторону, парня уже не было.
«Мимолетное видение, пф», - хмыкнул про себя он и пошел в класс, а то за опоздание вместо тренировки строгий учитель мистер Смит заставит драить пол. Подобное общественно-полезное времяпрепровождение в планы Кита сегодня не входило.

Отредактировано Kit Collum (02-02-2017 17:38:34)

+1

3

Виллем тяжело вздохнул. Определенно, это не самая лучшая школа, где ему приходилось когда-либо учиться. Ее можно было смело назвать типичной, со своей устоявшейся системой из любимчиков школы, большего середняка и, разумеется, аутсайдеров, над которыми можно было издеваться. В каких-то школах эти границы были не слишком четкие, размытые, а где-то наоборот ярко-выраженными. Вот как здесь. Все показал утренний случай, когда парень, одетый в форменную куртку спортивной команды школы, выплеснул сладкую газировку на одного из учеников, стоявшего рядом с Виллемом у школьных шкафчиков. По касательной задело и самого фон Беккера, сладкие брызги оставили множество мелких пятен на его клетчатой рубашке. Которые к слову, трудно еще было замыть после в туалете.
"Из всех школ Нью-Йорка повезло очутиться именно в этой..." - меланхолично пронеслось в голове у нидерландца, когда он заходил в класс биологии. Хотя, скорей всего, в других школах ни чем не лучше обстановка. И Виллем прекрасно понимал, что чем скорее он адаптируется к местным условиям, тем будет лучше для него. Он уже успел подружиться с тем учеником, которого с утра облили газировкой, когда они вместе пытались отмыть пятна. Что ж, вполне неплохо для первого дня.
Виллем опустился на свободное место где-то вначале ряда. Никто не хотел сидеть впереди.  Уж слишком суровый вид был у преподавателя. Так что фон Беккер был уверен, что никто не будет возникать, что он уселся на уже занятое место. Пока он выкладывал свои тетради, карандаши и ручки на парту, в классе явно что-то произошло. Это-то и заставило оторвать взгляд от своего рюкзака, переведя его на вошедшего в класс ученика.
- Кит, иди к нам! - раздался кокетливый женский голос, откуда-то сзади. Виллем даже ради любопытства на несколько секунд повернул голову назад, увидев, что девица, выглядевшая скорее как стриптизерша из дешевого клуба, нежели ученица старшей школы, похлопала на место рядом с собой. В этом кабинете парты были почему-то парными. Впрочем, остальная женская половина класса тоже заметно оживилась. Он их не винил, этот самый Кит был действительно, что надо. Виллем бы сам запал на него, если бы у него были шансы  чуть больше, чем глубина Марианской впадины. Стопроцентный же натурал. Да еще и обвешанный девушками, что рождественская елка гирляндами. Ему даже на пару секунд подумалось, что даже будь он женского пола, все равно этот местный красавчик не обратил внимания на нидерландца.
Виллем взглянул на часы. До начала урока осталось пара минут. А преподаватель уже начал вырисовывать буквы на доске с названием сегодняшней темы. Пришлось хорошенько прищуриться, чтобы различить буквы. Как назло, сегодня он не успел надеть свои контактные линзы, так как сильно опаздывал в новую школу.

+1

4

В классе уже все собрались. Кит с Сэмом зашли последними. Не было только мистера Смита, учитель, начавший писать что-то на доске, вышел еще во время перемены и до сих пор не вернулся. Вероятно, директор вызвал его к себе. «Сегодня определенно мой день», - подумал Коллум. Сначала разбил сердце звезде школы - малышке Джейн, а теперь еще и так удачно избежал наказания за то, что явился в класс после звонка на урок.
Он услышал, как девчонки зовут его с задних парт, и тут же прошел туда, уселся и демонстративно обнял сразу двух подружек из группы чирлидерш. Девушки тут же притворно смущенно запищали, и Кит с наглой ухмылкой опустил руки пониже спины. Он знал, что ему можно все. И даже подобные вольности. Как тут не потешить свое самолюбие? Одна из девушек, которую Коллум лапал левой рукой, осмелела и поцеловала его в губы. Он почувствовал привкус ее помады с каким-то приторным карамельным ароматом. Интересно, если бы не волейбол, висли бы они так на нем? Кит в этом сомневался. Спорт сильно выручал его, потому что по остальным школьным предметам он знаниями особо не блистал. Учителя говорили, что это все из-за лени и неусидчивости. Что ж, наверное, они были правы. Кит во время уроков часто отвлекался и думал о волейболе, строил тактические схемы, придумывал приемы, которые можно попробовать, чтобы команда показывала наилучший результат.
- Кит, кончай сосаться. – К ним подсел Сэм. – Видел уже? У нас новенький.
- Не видел. – Коллум отпустил девушек и сел на своем месте нормально, вглядываясь в затылок новичка. – Он?
- Ага. – Кивнул Сэм. - Я сегодня утром в раздевалке облил «Колой» Денниса Рота. По чистой случайности, конечно. Так этот ботан рядом стоял, даже не пикнул. – Парень загоготал, но тут же получил локтем в бок. – Эй, ты чего?
- Ничего. Ведешь себя, как свинья. – Хмыкнул Кит. Он узнал этого новичка, свое «мимолетное видение».
- Кто это свинья? Сам-то на себя посмотри!
Коллум закатил глаза. Так не вовремя завелся Сэм. Он был, в общем-то, не плохим парнем, но иногда вспыхивал, как спичка-истеричка. Из-за этого нередко делал досадные ошибки в игре.
- Сэм, сядь и заткнись. – Попытался избежать конфликта Кит.
- Да щас! – Бушевал Сэм. – Ты чего на меня накинулся? Из-за кого? Из-за ботана этого? А еще другууууг! – Последнее слово парень произнес нечетко, растягивая гласные, медленно опрокидываясь в бок. Кит не стерпел и дал ему кулаком в челюсть.
- Кит Коллум! – Раздался за спиной голос мистера Смита. – За свое недостойное поведение и драку во время урока останетесь на уборку класса!
«Вот тебе и удачный день», - подумал Кит, с тяжелым вздохом садясь на свое место.

Отредактировано Kit Collum (21-02-2017 01:24:59)

+1

5

Преподавателя вызвали к директору, едва он успел написать название  темы урока на доске, так что класс остался один. Виллем от скуки начал рисовать на полях тетради разные узоры карандашом, чтобы убить время до прихода учителя биологии. За спиной две подружки от души сплетничали о своих парнях, и Виллему как-то было неловко встревать в их разговор, чтобы просто завести знакомство и не сидеть в гордом одиночестве, словно айсберг посреди Атлантики. Впереди него стояло две пустых парты, так что при всем своем желании перезнакомиться с одноклассниками фон Беккер пока не мог этого сделать. А потому откровенно скучал. И рисовал все, что приходило ему в голову. Пока его внимание снова не привлек нарастающий шум из конца аудитории, где сидела часть школьной элиты. Тот самый красавчик Кит, вся его свита обожательниц из группы поддержки школьной команды, о, да и еще тот тип, обливший Виллема с утра. Его юноша заметил позже, уже после того как звезда школы по имени Кит вплыла, словно океанский лайнер в класс. Неприятный тип. Хорошо, что просто прошел мимо, не скинув ничего со стола. С такого типа людей станется. Самоутверждаться за счет других, неконфликтных, а порой просто неспособных дать сдачи. Превосходство физической силы еще не повод, чтобы унижать других. Но, увы, в каждой школе есть подобные представители высказывания о том, что в присутствии силы, можно забыть про наличие даже зачатков интеллекта.
Он развернулся вполоборота, заметив прелюбопытную картину. Кит и его друг явно что-то не поделили. Что удивительно. Видно же было, что два друга не разлей вода. А тут такой конфуз. Он не мог понять из-за чего все возникло, так как начальную часть фон Беккер пропустил. Может девушку не поделили? Только этот второй кричал совсем другое: из-за кого? из-за ботана этого? За что и получил удар в челюсть. Надо признать удар вышел что надо. Виллем посмотрел на него с уважением, но это быстро закончилось, стоило пришедшему не вовремя учителю биологии, заметить это непотребное действие. И, разумеется, без наказания не обошлось. Он совершенно случайно столкнулся с Китом взглядом, буквально на пару секунд. Но тут же отвернулся в сторону доски, чтобы не нарываться в дальнейшем на неприятности.
Последний урок прошел незаметно, несмотря на то, что тема был слишком нудной. Но фон Беккер уже проходил ее в другой школе, так что, в принципе, он понимал о чем речь. Единственное, что тяжело было - это срисовывать схемы со школьной доски в виду неважного зрения...
После того, как прозвенел звонок, и мистер Смит дал задание, Виллем решил наведаться в школьный бассейн, чтобы записаться на пару занятий в неделю. Это позволяло самому нидерландцу держать себя в форме, быть подтянутым, а не пухляком, над которым можно было бы поиздеваться. Когда он заполнял необходимые формы, то заметил, что пропал его любимый мягкий карандаш, купленный им еще в Амстердаме. И жаль было терять такую вещицу. Он прекрасно помнил, что на биологии карандаш был с ним. А потом исчез. Так что, отдав обратно бланки, фон Беккер вернулся в учебную комнату, где столкнулся с Китом, отбывающем наказание за драку.
- Ты случайно не видел мой карандаш? Он такой зеленый, 2H, - решил попытаться узнать, все равно его придется искать. Правда, риск, что звезда школы огрызнется, был высок. Хотя бы потому что его заставили убираться в комнате.

+1

6

Ох, и медленно же тянется время, когда ты наказан! Кит ожесточенно тер пол шваброй. Он был зол – на Сэма, на мистера Смита, но больше всего - на себя. Кто его за язык тянул? Зачем он вообще взъелся на друга, который и раньше не отличался ни интеллектом, ни проницательностью? Кит знал ответ. Всему виной был этот новенький. Виллем фон Беккер, так, кажется, его представил мистер Смит классу.
Юноша запнулся ногой за ведро, зарычал и отшвырнул швабру в другой конец класса. Снял куртку и сел на подоконник. Его одноклассники расходились домой. Сэм и другие парни из их команды направлялись на тренировку. А он сидит тут и занимается непонятно чем! «Давай, прибери этот чертов класс, ты нужен команде», - мотивировал себя Коллум, но продолжал сидеть на подоконнике, болтая ногой.
День так хорошо начинался, пока он не увидел в коридоре Виллема. «Ну, что в нем такого? Парень как парень». Но было в нем что-то, отчего Кит, случись ему снова сцепиться с Сэмом, поступил бы точно так же. При мысли о нем, Коллум чувствовал непонятное смятение, граничившее с раздражением. Он не привык, чтобы его волновали юноши. И прежде с ним ничего подобного не было. Ему нравились точеные женские фигурки и поцелуи со сладковатым привкусом помады. «Интересно, какие на вкус его губы?». Кит цыкнул сам на себя, пошел, взял швабру и продолжил драить класс. Нужно было как-то вытеснить из головы эти мысли. Они ни к чему хорошему не приведут.
В куртке завибрировал мобильник.
- Кит, ну ты скоро там? У нас тренировка в разгаре! - Сэм говорил, как ни в чем не бывало. Он дулся на друга весь урок, а потом, увидев, как учитель торжественно вручает ему ведро и швабру, сочувственно похлопал Коллума по плечу. Они оба болели волейболом и мечтали поскорее отправиться на тренировку. И Сэм это прекрасно знал.
- Скоро буду. – Коротко ответил Кит и отключил телефон. - Если ты такой умный, пришел бы и помог, - буркнул он. Ведь именно из-за Сэма он сегодня наказан.
Из-за Сэма ли?
Коллум прошелся со шваброй вдоль последнего ряда и остановился у доски. Наконец-то, уборка идет к завершению, и он сможет уйти. Сегодня ему как никогда хотелось поскорее покинуть школу. Кит наклонился и достал из-под парты карандаш. Покрутил его в руках. Похоже, кто-то потерял. Или просто уронил и забыл.
«Ты случайно не видел мой карандаш?». Парень замер. Он никогда не слышал голоса новичка, но был уверен, что это именно Виллем. Оглянулся нехотя. Точно он. Вот, значит, кто тут карандаши разбрасывает.
- На парте своей посмотри. – Отозвался Кит не слишком доброжелательно, но и без особой злости. Он старался не заводить с ним лишних разговоров. Что-то подсказывало ему, что это обернется для него еще большими неприятностями, чем уборка класса.

Отредактировано Kit Collum (04-02-2017 00:17:40)

+1

7

- М-м-м-м...Хорошо, спасибо, - кивнул фон Беккер, направляясь к парте, за которой сидел весь урок биологии. И надо же, этот парень не соврал. Карандаш действительно сиротливо лежал на столешнице. А ведь Кит мог бы просто из вредности соврать, что не видел карандаш, в действительности же выбросив его в урну или закинув куда-нибудь за шкаф. Хоть за это ему можно сказать простое человеческое спасибо. Правда, от этой благодарности звезде спортивной команды  было ни холодно, ни жарко. Так что со стороны выглядело простой формальностью. Сказал "спасибо" и хватит, потому что дальше разговор развивать фон Беккер не стал. Уж как-то недовольно выглядел в этот момент Кит, хоть и в интонации не было особой злости. Может быть, чуточку недовольства, но совсем чуть-чуть. С одной стороны, Виллем его прекрасно понимал - кому охота оставаться после уроков, чтобы мыть полы в кабинете? Еще и тренировку наверняка пропускает, что совсем не добавляет настроения.
- Ага, вот ты где, - Виллем неосознанно сказал это на родном языке, открыв свой рюкзак. Цветная коробка, в  которой юноша хранили свои карандаши для рисования, лежала на самом дне рюкзака, что ему пришлось вытащить на свет несколько тетради и папку, в которой он хранил всевозможные свои рисунки. Нидерландец даже не заметил, что один из листов, не закрепленный ничем, вылетел из папки, спланировав куда-то под парту. Положив свой любимый карандаш в коробку, он сложил все вещи с парты обратно, направившись  к выходу. Кит домывал полы, так что фон Беккер бросил на него украдкой взгляд.
- Пока, - ради приличия все-таки надо было попрощаться со своим одноклассником. Кит казался зазнавшейся звездой школы, так что вряд ли бы он стал общаться с серой массой, в которую и входил Виллем. Друзья по  спортивной команде и, конечно же, свита из чирлидерш  - наверное, вот и все его окружение. А жаль. Где-то в глубине души ему хотелось общаться с Китом. Но это было практически невозможно. В такие касты очень тяжело попасть.
"Так, хватит об этом" - фыркнул про себя нидерландец, поправив рюкзак, при этом запретив даже думать о том, какого чудесного цвета глаза были у одной из звезд школы. Ему, как художнику, было с чем сравнить. И с грозовым небом, собравшим тяжелые дождевые тучи. А еще быть может, с черненым серебром, когда он злился. - Ни к чему хорошему это не приведет".
Виллем одернул себя. Вот действительно, хватит. Пора вообще перестать думать об этом парне. Хотя это все-таки трудно было сделать. Но фон Беккер постарается. Так себе пообещал, выйдя из школы. Стояла теплая погода, так что он решил пройтись до дома пешком.

+1

8

Кит тер шваброй пол у учительского стола. Еще немного, и его наказание можно считать отработанным. Он не первый раз занимался общественно полезным трудом. И был уверен, что не в последний. Не то, чтобы Кит был задирой или хулиганом, но он вечно умудрялся попадать в какие-то нештатные ситуации, и в итоге потом расхлебывал последствия. То на тренировке один из ребят вывихнул ногу, а Киту досталось, за то, что он не проинструктировал его перед началом о технике безопасности в спортивном зале, как капитан команды. Как будто бы это что-то изменило! То теперь он вдруг решил заступиться за одного из ботаников их класса, и в итоге снова оказался виноват!
Кит с чувством легкой обреченности мыл пол и старался не смотреть в сторону новичка. Нашел он свой карандаш? Конечно, нашел. Хорошо, что Коллум вернул его на парту, а не закинул в сердцах куда-нибудь за батарею или вообще в открытое окно. Уж очень горько ему было от мысли, что он пропускает тренировку, к которой готовился с выходных. Кит не видел фон Беккера, но зато прекрасно слышал его. Парень что-то сказал тихо, Коллум не разобрал ни слова. Кажется, это не английский язык. «Должно быть, язык эльфов», - хмыкнул про себя он.
«Ну, что он там копается?», - раздраженно подумал Кит. Мысли о том, что после уборки класса он придет на тренировку, и друзья снова станут подкалывать его из-за драки, не добавляли позитива. Парень собрался отчитать новичка за медлительность, но сказать ничего не успел. Виллем уже прощался, уходя.
- Пока. – Ответил Кит, успев «зацепить» чуть рассеянный взгляд парня.
Хорошо, что фон Беккер оказался не болтливым и не стал доставать его с разговорами. А то Кит точно не сдержался бы и сорвал на нем свое накопившееся раздражение. Как только дверь за Виллемом закрылась, Коллум поставил швабру в угол, решив, что уборка закончена. Он надел куртку, взял рюкзак и направился к выходу. Под партой, за которой сидел фон Беккер, что-то белело. «Это еще откуда взялось?», - парень наклонился и вытянул двумя пальцами лист бумаги. Когда он мыл пол, этого точно не было. Похоже, новенький потерял. «Ну, и растяпа», - Кит только головой покачал, после чего стал рассматривать рисунок. «А недурно нарисовано». Коллум не был экспертом в живописи, но отличить хороший рисунок от плохого мог вполне. Рисовать Виллем определенно умел. Кит не сразу поймал себя на том, что, задумавшись, проводит кончиками пальцев по карандашным линиям, повторяя контуры. А когда понял это, фыркнул, убрал рисунок в рюкзак, сложив между тетрадей, и вышел из класса.
Он не пошел на тренировку, как собирался. Никого не хотел видеть. Кит отправился домой, чтобы спокойно в одиночестве обдумать все произошедшее сегодня в школе.

+1

9

Виллем вернулся домой часам к трем дня. Сбросив рюкзак на пол, он немедля плюхнулся на кровать. Все-таки было что обдумать. Например, фон Беккер так и не смог отделаться от мыслей о капитане школьной волейбольной команды. Было же в нем что-то такое, что заставляло мысленно возвращаться вновь и вновь к этому парню. Пусть Кит и был типичным представителем школьной элиты, той самой, что гнобит постоянно аутсайдеров, как, к примеру, его друг, все равно Виллем не мог не думать о нем. И это несмотря на запреты, которые он дал самому себе. Это не было любовью с первого взгляда, точно, но почему-то тянуло  к ирландцу, словно магнитом. Как же избавиться от этой бессмысленной тяги? Нидерландец не знал. Пока не знал. В любом случае, фон Беккер придумает способ не думать о школьной звезде. Возможно, тот еще покажет свой характер со всей отрицательной стороны. Причем в самой гротескной форме.
- Так...пожалуй, можно порисовать, - вскорости фон Беккеру надоело лежать без дела, а потому он решил, что уроки могут и подождать, а вот карандаши просто просились сейчас в руки. Из кучи белых листов, лежащих на столе, Виллем вытащил один, положив на столешницу. На порыве вдохновения, молодой художник начал наносить  крупные штрихи, пытаясь понять, что же все-таки получится. Обычно, когда Виллем рисовал вот так, просто набрасывая карандашные линии, то иногда трудно было предположить, что же выйдет в конце. Мужчина или женщина. Он просто отдавался во власть своему воображению, рисуя случайных людей, встреченных им в течение дня. Пусть и сознание мгновенно забывало встреченные мимолетно лица, но только не подсознание. И сейчас...Виллем начал понимать, что рисует небезызвестную школьную звезду. Черт! В этих грубых набросках явно начали проступать и волевой подбородок, и скулы, да и вообще все указывало на то, что это капитан школьной команды.
"А все-таки неплохо вышло" - отметил художник, дорисовав скетч. Он ни за чтобы не показал его тому, кто был изображен на листе формата А4. Это повезет, если просто посмеется, а не устроит травлю, обвинив  Виллема в том, что тот не самой традиционной ориентации. Но взглянув еще раз на твое творение, фон Беккеру даже жалко стало, что он так и останется наброском, не превратившись в полноценный портрет. Вряд ли Кит позволит себя нарисовать. Еще и насмехаться будет.
- Ладно уж, - он засунул листок в папку между другими точно такими же, тяжело вздохнув. Нужно в срочном порядке перестать думать о Ките. Ничего хорошего из этого точно не выйдет. А страдать явно не входило в планы фон Беккера. Может, повезет и в скором времени он снова сменит школу, когда его мать переведут на другое место работы.
Но засыпая, Виллем все равно думал о нем, представляя, чтобы было, если бы Кит был обычным учеником школы, а не зазнавшейся звездой со свитой поклонниц.

+1

10

Вернувшись домой, Кит перекусил, сходил в душ и, вытряхнув на кровать тетради, решил в кои-то веки сделать уроки. Все равно настроение хуже некуда, дальше уже просто не испортишь. Он терпеливо сделал все, что им задали, и уже собирался засунуть тетради обратно в рюкзак, когда на глаза ему попался рисунок Виллема. Коллум еще раз, уже неторопливо, изучил его. Мда, никогда ему не научиться рисовать так. Ну, да каждому свое, как говорит его отец. Он в свое время забросил спорт ради того, чтобы стать скучным офисным планктоном. Именно поэтому Кит так не любил делать уроки, и часто предпочитал им тренировки по волейболу. Каждому свое, да.
Надо бы вернуть Виллему рисунок завтра. Только как это сделать? Если он подойдет к нему в классе перед уроками и отдаст лист бумаги, все это увидят. Проблемы могут быть и у Кита, и, особенно, у Виллема. Подростки жестоки, молчать не станут. Стоит ли подставлять новенького? К тому же, Коллум был уверен, если дразнить начнут его, то он снова начнет защищать себя кулаками, и, вероятно, опять останется после уроков. «Этак я стану профессиональным уборщиком», - мрачно подумал юноша.
Часть вечера он посвятил отдыху – поиграл в компьютерную игру, послушал музыку, поговорил по телефону с Сэмом, который искренне недоумевал, отчего друг прогулял тренировку. Взглядом Кит то и дело возвращался к рисунку, лежащему на столе. Чем он его так притягивает? «Он или тот, кто его нарисовал?». Коллум немедленно отогнал от себя опасную мысль, боясь ответа на этот вопрос. Действительно, странно думать об угловатом мальчишке, когда к тебе клеятся лучшие чирлидерши школы с аппетитными формами и нескромными фантазиями. С этими мыслями Кит и уснул, накрывшись одеялом с головой.
Ему приснился сон. Коллум был у кого-то из друзей в гостях, и водил в игре – ему завязали глаза, крутанули на месте, в этот момент все со смехом кинулись врассыпную, а юноша попытался их поймать. Наконец, он сцапал кого-то и, не снимая повязки, сладко поцеловал в губы. Они были по-девичьи нежными и податливыми, так что от них не хотелось отрываться. Кит сорвал повязку и увидел в своих объятиях… Виллема фон Беккера. Проснулся он от собственного крика, которым перебудил всех домашних.
Утром Коллум чувствовал себя совершенно разбитым. Он едва не опоздал в школу. Да и идти туда ему не хотелось. Кит боялся, что увидит там Виллема, вспомнит свой сон, и… И что? Он не знал, просто не знал, что с ним происходит. А ведь ему еще надо вернуть рисунок. Черт!
Зайдя в класс, юноша направился на свое место. Проходя мимо фон Беккера, он небрежно бросил:
- Задержись после уроков.
Подумал и все же добавил:
- Пожалуйста.

+1

11

Виллем бодренько проснулся после того, как лег около одиннадцати часов. Мать он так и не дождался, у нее была деловая встреча (по крайней мере, именно это она сказала своему сыну, но Виллем полагал, что это свидание с новым кавалером, потому и сделал вид, что поверил). В окна его комнаты уже вовсю светили солнечные лучи. Что и говорить, а настроение у молодого нидерландца было замечательным. И это несмотря на то, что первым предметом стояла математика, которую он не очень то и любил. А потом еще и история США, но это уже было легче, чем решать сложные математические задачки. И вообще, сегодня по плану вместо урока физкультуры в спортивном зале у него будет час плавания в бассейне. Вот это действительно кайф. Единственное, что напрягало, так это то, что на математике, как на основном предмете будет сидеть и Кит. А Виллему так не хотелось видеть его, хотя бы сегодня. Потому как весь вечер он, не переставая, думал о звезде школьной спортивной команды.  Чем реже будет его видеть, тем быстрее выкинет из головы.  Неразделенной  любви совсем не хватало еще до полного счастья.
Перехватив бутерброд и выпив залпом чуть теплый кофе, фон Беккер направился в сторону школы. По дороге он встретил того самого паренька, которого облили вчера сладкой газировкой на пару с Виллемом. И нидерландец был рад увидеть своего нового друга. Оказывается, на некоторые дополнительные предметы они даже могут ходить вместе. Все-таки уже что-то, учитывая, что в этой школе он находился всего-то пару дней. И да, Виллем никогда не делил людей на "звезд" и аутсайдеров, стараясь особо не водиться с теми, кто гнобит других в виду социального или иного различия.
Он уселся за парту с краю, потому что втором месте, ближе к стене, уже сидел другой ученик, которого не было в школе из-за болезни. Поздоровавшись с ним, фон Беккер достал практически все необходимые вещи на парту, пока не услышал голос Кита рядом с собой. Он успел удивиться тому, что звезда школы опять обратила на него внимание.
"Задержаться после уроков? Что он задумал?" - он бросил взгляд на капитана, пытаясь понять, что же тот замыслил. А то вдруг вместе со своими друзьями решили устроить молодому художнику темную? Из чистой вредности. Хотя...Это его "пожалуйста". Странно как-то. Может он не выспался? У Кита явно залегли тени под глазами.
- Хорошо, - кивнул он в знак согласия. Все равно выбора особого не было. Да любопытно все-таки было, чего там надо от него звезде школы. - Я возле класса биологии буду ждать.
После того, как он час проплавал, фон Беккер направился к классу биологии, как и обещал. Он толком не успел высушиться, потому его волосы были чуть влажными, а пуговицы на рубашке  расстегнуты на пару пуговиц больше, чем полагалось. В конце концов, ему сейчас домой идти, а не на следующий урок.

+1

12

Кит сказал ему всего лишь одну короткую фразу - несколько слов. Но за эти пару секунд он успел отметить, во что одет фон Беккер, выражение его лица и с кем рядом он сидит. И этот «кто-то» ему уже не нравился. Вот странно, никогда прежде такой пристрастности Коллум за собой не замечал. Но думать об этом сейчас хотелось меньше всего. Юноша прошел на свое место и взглянул на приятелей так, чтобы они даже не начинали его подкалывать. За годы учебы все они, так или иначе, успели ощутить тяжесть его кулака. И не потому, что Кит был таким уж задирой, просто все возникающие споры он предпочитал решать быстро и по-мужски. А с дипломатией – да, у него всегда были проблемы.
Кит не слушал, о чем говорит учитель, просто на автомате списывал с доски цифры и формулы, в которых не очень-то и разбирался. Математика – не самый любимый его предмет. Хотя она и волейбол имели, по сути, много общего. Точность была важна и там, и там. Коллум еле дождался, когда урок закончится, он сможет перестать гипнотизировать затылок фон Беккера и, наконец, выйти из класса. Следующим уроком у него была литература. Как ни странно, но к этому предмету Кит относился более терпимо. Он любил читать. А еще ему нравилось запоминать наиболее яркие цитаты из прочитанного. Чтобы потом ввернуть одну из них как бы невзначай в компании девчонок. Как Коллум успел заметить, это всегда действовало безотказно, и девушки смотрели на него с еще большим интересом. Только вот Виллема это вряд ли заинтересует или покорит. Стоп! Почему его вообще это волнует?
«Я не могу забыться сном, пока ты - от меня вдали - к другим близка», - услышал Кит строки из сонета Шекспира, который читал учитель. Он прикусил губу. Совсем скоро он увидит фон Беккера, если тот, конечно, не струсит прийти. Небось, видел вчера, как Коллум во время урока кулаками махал.
Урок закончился незаметно, после чего Кит с приятелями отправился в спортзал, где вместе с классом увлеченно гонял в мяч. Затем охладился в школьной душевой и, прихватив рюкзак, отправился к классу биологии. На то – придет Виллем или нет, впору было делать ставки. Только вот веселиться ему отчего-то сегодня совсем не хотелось. Он волновался. Да-да! Переживал, как дурак, перед встречей с этим парнем. «Что с тобой, Кит? Ты не болен?».
Он увидел Виллема издалека, когда шел по коридору. «Я только отдам ему рисунок и все». Чем ближе Коллум подходил к новенькому, тем быстрее билось сердце. Он сразу же отметил, как свежо и бодро выглядит фон Беккер. Волосы влажные – вот, значит, где он пропадал - в бассейне. Кит скользнул взглядом по его рубашке и тут же отвел глаза.
- Привет. – Он достал сложенный между тетрадей листок и протянул его юноше. – Это твое? Я вчера в классе нашел. Ты сам рисовал?
Кит вдруг поймал себя на том, что беззастенчиво пялится на Виллема, точнее, на его губы, которые были такими сладкими, когда он целовал их в своем сне.

+1

13

- Привет, - дружелюбно ответил Виллем, стоило ему приблизиться к ирландцу. Сейчас он выглядел, куда более свежее и бодрее, чем утром, когда все признаки недосыпа были, так сказать, на лицо. Вообще, фон Беккера все еще интересовал вопрос о том, зачем же все-таки его попросил остаться капитан школьной команды. Уж не собирался его позвать в школьную команду по волейболу? Звучало несколько абсурдно. Если бы так и было, в чем Виллем в этом сильно сомневался, то вряд ли бы Кит просил бы задержаться после уроков, а просто сообщил бы ему это во время перерыва между уроками. Или если бы хотел устроить ему головомойку, как новенькому, то не стал бы вообще просить или говорить, а сделал это, подкараулив у школы. Так что сейчас фон Беккер был растерян, но не подавал виду. - Это? Мое, да.
Виллем удивленно посмотрел на школьную звезду, обнаружив в его руках один из своих рисунков, нарисованных простыми карандашами. Портрет девушки, жившей когда-то с ним по соседству еще в Нидерландах.  Девица была фактурная, так что юный художник не упустил возможности ее нарисовать. Тем более что она сама напрашивалась на то, чтобы ее нарисовали. И Виллем нарисовал, правда, не без некоторой нервотрепки. Уж очень непоседливая оказалась дамочка, не могла долго сидеть на одном месте, так что иногда приходилось прерываться, чтобы она просто могла посмотреть за ходом работы и не ныть о том, что же так долго. Так что да, художнику эта работа стоила усилий. И она была в руках у Кита. Откуда?
- Да? Спасибо, что вернул, - улыбнулся юноша, расслабившись. Удивительно, но он не ожидал со стороны школьной знаменитости столь благородного поступка. В конце концов, он мог посчитать этот листок за ненужный клочок бумаги и выкинуть его или сжечь. А не оставаться после занятий, чтобы отдать его законному владельцу. Приятно осознавать, что мнение о людях иногда бывает ошибочным в позитивную сторону. - Я рисовал, это да.
Нидерландец протянул руку, аккуратно забрав лист бумаги у Кита, случайно задев его пальцы своими. На секунду ему безумно захотелось прикоснуться чуть дольше к теплой коже ирландца, сжать его руку своей и...Но тут же отбросил этот морок, вытащив свою папку с рисунками, чтобы вложить листок внутрь. В этот раз уже точно не потеряет.
- Знаешь, если хочешь...Я могу тебя нарисовать. Ну если хочешь, конечно, - фон Беккер посмотрел на капитана школьной команды, ожидая его реакцию. Интересно, что он скажет на это? Ничего предосудительного в этом не было. А вот нарисовать столь красивую в художественном плане личность было бы интересно. Хотя дело не только в этом, если быть честным.

+1

14

Кит сам до сих пор не верил, что сделал это: притащился после уроков вернуть клочок бумаги новенькому, вместо того, чтобы выкинуть его, ну, или хотя бы оставить себе на долгую память. Тем более, после того кошмарного сна, который ему приснился. Коллум вспоминал его, и по телу шли мурашки – испытанные им эмоции были настолько реальны, что избавиться от них так просто не получится. Тем более, следовало разорвать этот рисунок и все!
Но он не сделал этого. И, нет, не жалел об этом, не смотря на все доводы разума. Рисунок Киту нравился. Фон Беккер, действительно, хороший художник. И…
«Кит, беги отсюда, пока вы не начали разговаривать».
Виллем выглядел напряженным. Видимо просьба Кита остаться после уроков озадачила его. Оставалось только догадываться, что он думал про него или чего успел наслушаться от других учеников. «Может, думал, я буду его унижать или даже бить, пользуясь тем, что он - новичок?», - строил догадки Коллум с легким раздражением. Если это так, то слава у него в школе совсем дурная. Он об этом раньше как-то не задумывался. И даже гордился тем, что местные ботаники обходят его стороной. А они его просто боялись. Его и его кулаков. Мда. У него сегодня просто день открытий. И пока не самых приятных.
Внезапно Кит ощутил, как Виллем касается его руки пальцами, забирая рисунок. И эти легкие касания оставляют на его коже чуть ли не огненные полосы, так что дыхание перехватывает. Из-за этого он замешкался и отдернул руку запоздало, когда фон Беккер уже преспокойно убирал свой рисунок в папку.
Коллум, который никогда ничего не боялся, сейчас, действительно, был готов развернуться и бежать со всех ног. После прошедшей ночи ему до дрожи делалось страшно от тех чувств и ощущений, которые он испытывал, когда рядом находился этот мальчишка. С его чертовыми невинными губами, чертовым щенячьим взглядом и чертовой полурастегнутой рубашкой. «Откуда ты вообще взялся Виллем фон Беккер?».
Внезапно он услышал, как новичок еще что-то говорит ему. Кит прислушался и ушам своим не поверил. Виллем предлагает его нарисовать? Он что, шутит? Или… все же всерьез? Удивление было столь велико, что даже смятение отступило на второй план.
Что отвечать-то на это? Кит прокручивал в голове варианты: вежливый отказ, дерзкая насмешка, а, может, все вместе. Юноша уже набрал воздуха в легкие, чтобы сказать: «Нет, спасибо», но вместо этого неожиданно для самого себя выдал:
- Да, хочу.

+1

15

Да, хочу. Эти два слова несколько окрылили молодого художника. Он был на самом деле рад, что Кит согласился позировать ему. Не съязвил, не пустил едкую остроту вроде  той, что обычно сыплют про художников. И даже не нагрубил или словами показал, где вообще находилось место фон Беккера, успев еще и намекнуть на его нетрадиционную ориентацию. А ведь Виллем действительно хотел нарисовать столь фактурную личность. Полноценно нарисовать, используя  краски, а не просто, как вчера, сделать набросок простыми карандашами и сложить лист в кипу остальных. Художнику хотелось, чтобы этот набросок ожил в цветах и, кажется, его желание начинает исполняться. Прям сейчас, начиная с это минуты, когда Кит дал свое согласие. Думать о том, что могло бы быть, если б ирландец ему отказал, уже не хотелось. Да и зачем накручивать себя сейчас совсем ненужными мыслями? Когда осталось только договориться о том, в какой день  Виллем сможет его нарисовать. Хотя, конечно, было бы здорово начать прямо сейчас, ведь завтра уже должны были наступить выходные. Но это у фон Беккера может и планировался выходной, в придачу со свободным временем в пятницу. А у звезды школы могло и намечаться и очередное свидание, и тренировка, а может быть даже и игра. Так что ему недосуг  до какого-то там художника и его рисунков. Но попытаться стоило. Все же дал согласие на то, чтобы его нарисовали.
- А знаешь, - начал было художник, слегка прищурившись, почувствовав себя неловко в этот момент, будто он не нарисовать предлагал, а приглашал на свидание. Причем со всем составляющим: свечи, вино, романтика, возможно даже с сексом в придачу. Это как повезет. Виллем едва не рассмеялся своим мыслям, но вовремя успел сдержаться. Нет, хватит думать об этой звезде школы именно в  этом ракурсе. Все равно же ведь ничего не светит. Ох, как же это все-таки надоело повторять себе. Но так трудно удержаться и не думать об этом, когда к капитану спортивной команды тянуло, словно магнитом и ничего с этим нельзя было поделать. Не сказать, чтобы фон Беккер залипал на каждого встреченного им красавчика в любой школе, где он когда-либо учился. Но этот был особенным. Таким, что все равно мысли возвращались к нему. - Если ты свободен и не занят, можно отправиться в парк и тебя немножко порисую, погода как раз отличная. Но это, если ты не занят, конечно.
Виллем вопросительно посмотрел на другого парня. Он еще плохо знал Кита, его характер и привычки в том числе. 
- Было бы здорово начать прямо сейчас, - чуть смущенно улыбнулся фон Беккер, сам не заметив этого.

+1

16

«Я все-таки сказал это?». Кит сам был от себя в шоке. Зачем он согласился? Ведь собирался же вежливо отказаться и вдруг – на тебе! Видимо, подсознание опередило разум и все сделало за него. Чего уж скрывать – он совсем не против, чтобы Виллем его нарисовал. И нет, не потому, чтобы был самовлюбленным нарциссом, хотя не без этого, конечно. Коллум хотел провести время в компании фон Беккера, не смотря на свой жуткий сон. А, может, и благодаря ему.
Он слушал, что говорит Виллем, и чувствовал в его голосе какую-то трогательную беззащитность и неуверенность. Он, похоже, и в самом деле боялся Кита. Может, опасался, что он поднимет его на смех или даже толкнет или ударит. Его друг Сэм бы так и сделал, он вообще не церемонился с новичками и сразу же показывал им их место. Кит обычно не мешал другу самовыражаться, но сам в подобном никогда не участвовал. Однако сейчас он поймал себя на мысли, что если бы Сэм попытался обидеть Виллема, Кит его на клочки порвал бы. Как ни странно, ему хотелось защищать не томных девочек в вызывающе коротких маечках, которые сами вешались на шею, а этого мальчишку, робко предлагающего ему пойти в парк.
«Кит, соври про тренировку! Скажи ему, что ты страшно занят!».
- Я… эээ… как раз свободен сейчас, так что идем. Давно не был в парке.
«Отлично, Кит, ты просто мастер говорить «нет» людям»!
Сказать по правде, следовало согласиться уже только ради этого – чтобы посмотреть, что будет дальше. Ну, и еще немного побыть в компании Виллема, приятной ему. Хотя Кит ни за что не признался бы в этом, конечно.
Они пошли по коридору, спустились по лестнице в большой холл и вышли на улицу. Коллум не хотел бы в этот момент встретить кого-то из одноклассников. Он не боялся, конечно, но знал, что если их увидят вместе с Виллемом, это сразу же вызовет массу вопросов, ответы на которые явно никому не понравятся. И Кит снова с кем-нибудь подерется. Но, к счастью, все их одноклассники уже разошлись по домам, так что они никого не встретили.
До парка нужно было немного пройти, Коллум поначалу молчал, но потом все-таки нарушил повисшую паузу первым.
- Откуда ты приехал в Нью-Йорк? – Он отчего-то был уверен, что Виллем не местный, и не просто перевелся из одной школы в другую. – Тебе нравится наша школа?
Обычно такие вопросы задают из вежливости, чтобы поддержать разговор. Но Кит поймал себя на том, что ему это, действительно, интересно. И он очень старался, чтобы голос его звучал дружелюбно, а не снисходительно - требовательно, как на экзамене или на допросе.

+1

17

- Да? Тогда вообще здорово, - теперь уже облегченно выдохнул юный художник, обрадовавшись, что капитан волейбольной команды не нашел причины для отказа. Видимо, что и у него был свободный день, который он мог потратить по своему разумению, но что было еще приятней, так это то, что это время Кит проведет с ним в парке. Да, пусть и позируя для портрета, но все равно. Мог бы и отмахнуться, придумать сотни причин для отказа, тем более что сегодня была пятница. А пятница это начало уикенда, и, как правило, как закончишь этот день, так и проведешь все выходные. В теории. На практике же часто выходило все да наоборот. Но сейчас фон Беккер решил не думать над этим, простой пойти в парк вместе с ирландцем, да сделать хотя бы набросок. Возможно, уже там уговорит согласиться нарисовать того в цвете, то есть создать полноценный портрет. - Тогда идем?
Виллем вопросительно посмотрел на звезду школы и, поймав молчаливое согласие, и вместе с ним направились в парк, минуя длинный коридор и просто огромный холл, в котором по чистой случайности никого не было из старшей школы. Зачем эти лишние вопросы и любопытные взгляды? Меньше всего хотелось сейчас встретиться лицом к лицу с кем-то из друзей самого Кита. Неважно, что они в этот момент подумают, но вряд ли бы они оставили это без внимания.
Когда они вышли на улицу, солнце светило. Погода действительно стояла чудесная, по-летнему теплая. Отличное время, чтобы посидеть в парке, при этом что-то рисуя. Точнее, рисуя кого-то. Молчание, стоявшее между ними, не было неловким. Но в то же время Виллем не знал с чего начать разговор. С какого вопроса или с какой-то утвердительной фразы. Странное ощущение, он, как будто стеснялся этого самого ирландца, не знал с какой стороны подойти к нему. Ладно, уже хорошо, что Кит согласился на то, чтобы позировать ему. Но, а дальше что?
- А? - в этот момент, когда раздумья фон Беккера достигли апогея, Кит сам нарушил молчание, становившееся каким-то неловким. - Я приехал из Амстердама. Это столица Нидерландов. Но до этого я много, где жил. Мы постоянно переезжаем с места на место, и особо долго не задерживаемся на новом месте. Это все из-за работы матери, - пояснил Виллем, в его голосе можно легко было услышать легкую грусть и усталость. В какие-то моменты хочется наконец-то обрести постоянное место жительства, а не переезжать с места на место.   А ведь стоило Виллему обрести новых друзей, как приходилось уезжать. Тяжело это, на самом деле. - Школа? Да вполне ничего. Мне нравится.
Виллем уклончиво ответил, если уж и говорить правду, то это бы затронуло его друзей. А вряд ли бы Кит захотел обсуждать их.
- О, а вот мы уже и пришли! - воскликнул Виллем. Действительно, прекрасный парк. Теперь найти место, где бы им никто не помешает.

+1

18

Кит осмотрелся. В парке в это время практически никого не было. Редкие прохожие мелькали среди деревьев, они не прогуливались, а просто шли через парк по своим делам, особо не обращая внимания ни на кого. Погода была, действительно, чудесная, тепло, солнечно и очень красиво.
- Идем. Я знаю здесь одно место… - Многообещающе сказал Коллум и уверенно повел своего спутника вглубь парка. Дорога заняла всего несколько минут, вскоре они миновали пару беговых дорожек и клумб, прошли стриженые кусты и вышли к небольшому пруду. Место оказалось живописным и безлюдным - здесь не было лавочек и Кит сел прямо на траву, прислонившись спиной к дереву. Его могучая густая крона скрывала их от солнца. Зато отсюда было видно, как солнечные лучи преломляются в пруду, как по воде неспешно плавают утки.
- Подойдет? Здесь нам, скорее всего, никто не помешает. – Кит снял и положил около себя рюкзак и куртку. – Если не хочешь садиться на траву, тут в трех шагах есть пенек. Когда я был маленький, там росло дерево, оно было настолько старым, что совсем высохло и опасно нависало над водой. В итоге, его срубили.
Коллум не стал рассказывать Виллему, как он любил играть именно у этого дерева и фантазировал, что оно еще помнит племена индейцев. И он горько плакал, когда обнаружил вместо него пенек.
Углубившись в свои воспоминания, Кит замолчал. Он задумчиво смотрел на рябь, идущую по водной глади пруда, на уток, важно плывущих друг за другом. Пауза затягивалась, но фон Беккер оказался тем самым человеком, с которым даже молчать приятно. И повисшая над поляной тишина нисколько не давила. Коллум лишь изредка бросал короткие взгляды на своего нового школьного товарища, чтобы убедиться, что Виллем устроился так же удобно, как и он сам. И надо же, как он не ошибся на его счет. Парень, действительно, не местный. И приехал еще так издалека. А Киту отчего-то казалось, что они знакомы очень давно. Пока они шли в парк, напряжение стало проходить. Осталось едва уловимое волнение, но и оно было скорее приятным.
Он оценил дипломатичный и лаконичный ответ Виллема о школе. Первые дни учебы на новом месте явно были не самыми радостными в его жизни. Взять хотя бы того же Сэма, который не упускал возможности сразу же указать новичкам их место. Кроме него в школе было немало задир, желающих самоутвердиться за счет тех, кто слабее.
- Если до тебя в школе кто-то станет докапываться, только скажи, я ему быстро растолкую, что такое хорошо и что такое плохо.
Не то, чтобы Кит был благородным рыцарем, но он посчитал необходимым сказать это. Мало ли, их кто-то все же увидит вместе и станет дразнить фон Беккера. Или просто решит проучить новичка. Коллум никому не позволит обижать своих друзей.
«Оу, я уже думаю о нем, как о друге?». Впрочем, почему бы и нет?
- Как мне сесть? Так нормально? Меня никто никогда прежде не рисовал.

+1

19

Виллем был заинтригован, а потому с некоторой толикой любопытства шел за другим парнем. Куда его приведет Кит? Судя по интонациям в голосе, место это было особым. И художнику на несколько секунд представилось, что на свое, "особое" место, ирландец приходил, чтобы подумать о своем, когда ему хотелось побыть одному. Сейчас звезда школы не казался такой самовлюбленной и самоуверенной, а виделся фон Бекккеру обычным учеником старшей школы, у которой были свои мечты и стремления, возможно, даже минуты плохого настроения, когда никого не хотелось видеть. Возможно, что под всем этим фасадом напускного тщеславия и эгоцентризма, скрывался очень даже хороший человек, всего лишь нужно, что хорошо присмотреться, чтобы обнаружить это.  Он незаметно усмехнулся своим мыслям. Кит, кажется, поселился в них прочно и надолго.
- Пойдет? Здесь безумно красиво, - признался художник, когда они пришли на место. И ведь прошли-то всего ничего, каких-то десять минут. Оно так часто бывает, что самая настоящая красота находится буквально под боком. И как здорово, что здесь им никто не помешает. Художник успел оценить и освещение. Как раз то, что нужно, чтобы нарисовать портрет, точнее, сделать его набросок. И вообще, сама атмосфера настраивала на творческий лад. - Ага, спасибо. Я уже увидел его. Я представляю, каким было дерево до того, как его спилили. Наверное, огромным и прекрасным.
Виллем скинул рюкзак с плеча, стряхнув с пня мелкий мусор, удобно устроившись на нем. Он вытащил несколько простых карандашей разной степени твердости, а также белый лист бумаги,  которому предстояло стать некоторым отражением школьной звезды. Нидерландец даже пожалел о том, что сейчас у него не было красок под рукой, чтобы зарисовать этот чудесный вид на пруд, и самого Кита, поймать на бумагу момент, когда парень предавался каким-то своим воспоминаниям. Виллем даже замер на миг, чтобы не разрушить этот момент. Теперь он знал, в каком ракурсе нарисует Коллума.
- Эм? Да мне кажется, что уже не будут. Но спасибо, - смущенно кивнул, уткнувшись взглядом в лист бумаги. Не хватало еще покраснеть для пущей убедительности. А вообще было безумно приятно. Вот этого фон Беккер действительно не ожидал. Хоть и чувствовал себя какой-то принцессой, которую нужно защищать от неприятностей. Нет, все-таки нужно перестать думать о нем, до добра явно не дойдет. - Так...Чуть поверни голову, как будто смотришь на пруд. Расслабься, не сиди так напряженно. А то устанешь. И, Кит, постарайся, особо не шевелиться, хорошо? В смысле, не менять позу.
Любоваться и любоваться им, но Виллем откинул прочь все эти ненужные сейчас мысли, аккуратными и короткими штрихами начиная рисовать парня, слегка прикусив губу, как это он обычно делал, когда полностью погружался в творческий процесс.

+1

20

- Да, дерево было очень красивым. – Сдержано кивнул Кит. – Оно помнило многое, что было задолго до нас. Я любил думать об этом, когда гулял здесь в детстве.
Он никогда ни с кем не говорил прежде о своих детских мыслях и переживаниях. Не хотел оказаться непонятым или прослыть слабаком. Да и слушать его никто бы не стал. А если бы стал, то в итоге непременно поднял бы на смех. Такой вон как Сэм, которому лишь бы позубоскалить да самоутвердиться за счет тех, кто слабее его. Фон Беккер вряд ли станет смеяться. Он не такой. Не такой, как все они! Откуда Кит знал это? Наверное, просто чувствовал это интуитивно. Поэтому и не выбросил листок с рисунком во время уборки класса, не отказался позировать и предложил свою защиту.
Парень не смотрел на Виллема, чтобы лишний раз не смущаться под взглядом юного художника. Да и его самого не смущать. А еще Коллум боялся забыться, начать пялиться на него, и, тем самым, выдать себя с головой. Фон Беккер не просто нравился ему – он пробуждал интерес. И это опаснее всего. Что бывает, когда человек тебе интересен? Есть риск влюбиться. Причем, так незаметно, что потом и отступать будет поздно.
«Эй, Кит, соберись! Ты, действительно, ведешь себя как девчонка!». Но Коллум не слушал внутренний голос. Он и так слишком долго изображал из себя крутого парня, звезду школы и что там ему еще приписывали, в итоге окружающие считали его самовлюбленным эгоистом, боялись его или, наоборот, хотели быть рядом, но исключительно ради статуса - чтобы окружающие завидовали. Этот парень, сидящий неподалеку на пеньке, был таким настоящим, что Киту хотелось продлить моменты наедине с ним подольше.
Он так мило смущался. Так трепетали его ресницы. И эти губы… Коллум поймал себя на том, что все-таки пялится на своего школьного товарища, забыв его просьбу смотреть на пруд. Выругавшись про себя, он вновь уставился на водную гладь и уток, наслаждающихся прохладой прогретой солнцем воды. Виллем же хочет нарисовать его сбоку. Или как там это называется правильно – в профиль… или анфас… Арррр!
- Не менять позу? – Переспросил Кит, стараясь теперь сидеть неподвижно. – То есть, не двигаться? – Добавил он и покраснел, отчего-то эта невинная, в общем-то, фраза, вызвала у него совсем иные мысли и образы. – Хорошо, я… постараюсь. А долго надо… хм… не менять позу? – Коллум внезапно повернулся и уставился на своего маленького художника, глядя тяжелым пристальным взглядом в упор.

+1

21

- В смысле сидеть на одном месте, не шевелясь, да, - кивнул юный художник, сделав очередной росчерк карандаша по листу бумаги. Если бы еще натурщик не ерзал, то процесс бы шел гораздо быстрее. Виллем прекрасно понимал, что это совершенно новое для ирландца, но неужели нельзя было посидеть ровно, чтобы он смог нарисовать его? Хотя чего это он? Не привыкать фон Беккеру рисовать столь подвижных и неусидчивых моделей. Бывало и хуже, но Виллем рассчитывал на то, что Кит в виду того, что он капитан школьной спортивной команды должен обладать хоть какой-то сдержанностью. Ведь это качество разве не важно в таком виде спорта, как волейбол? Не шахматы, разумеется, где нужно сидеть до победного конца, но все-таки. Как ребенок. Скоро пойдут вопросы в стиле: ну что там, как получилось, можно посмотреть? И как в такой обстановке рисовать? А ведь получалось очень даже ничего. Кит, будто действительно был создан, чтобы с него рисовали портреты. Редко встретишь людей именно такого типажа. И фон Беккер был уверен, что это только начало. Нужно еще подождать немного, чтобы его мужская красота расцвела в полную силу и тогда точно от девушек и женщин отбоя не будет. Хотелось бы зарисовать этот временной разрыв, сейчас и спустя лет десять, например, как изменился за это время он. С юноши в мужчину. Только вряд ли у него такое получится.
- Что? - Виллем вновь оторвался от своего рисунка, подняв голову, и чуть не вспыхнул в смущении от пристального взгляда парня. Вот почему он вызывает такую реакцию? Он чувствовал себя, словно какая-то девчонка. Подумаешь парень, да, красивый, ну и что? Теперь краснеть и смущаться? Нужно взять себя в руки. Что фон Беккер и постарался сделать. Не хватало того, что Кит заметил его реакцию и потом бы над этим подшучивал, и это в лучшем случае. - Кит, ну что ты как маленький? - Виллем постарался сделать так, чтобы его слова не казались насмешкой, а потому старался говорить более доброжелательно. - Я постараюсь уложиться в тридцать минут. Думай о чем-нибудь приятном, например. Тогда время полетит быстрее.
Художник вновь начал рисовать потрет, вырисовывая губы ирландца, чувственные, наверняка, которые успели сорвать с девчачьих губ немало поцелуев. Эх. Виллем вздохнул, отбросив эти мысли в сторону. Хотелось испробовать их на вкус, конечно. Но лучше не думать об этом. У него нет ни единого шанса на это. Он посмотрел вновь на свою модель, радуясь, что Кит не видит того, как художник смотрит на него не как объект для позирования, а на как объект воздыхания.

+1

22

- Тридцать минут? – Кит снова принял изначальную позу, замирая. – Хорошо.
Он постарался, чтобы его слова звучали нейтрально, а тон оставался ровным и спокойным. Пусть Виллем считает, что ему все равно, и что он отправился с ним в парк только потому, что ему больше нечем заняться. А то еще заметит в нескромных взглядах Коллума нечто большее, чем простая дружеская вежливость, испугается, сбежит. Как ему потом в глаза смотреть в школе? Впрочем, он так забавно смущался, что Кит был бы не против смутить его еще раз. Хотя, пожалуй, лучше не стоит. Вообще нужно взять себя в руки и досидеть эти чертовы тридцать минут.
Тридцать минут! Всего лишь. Он был разочарован – как быстро рисует этот мальчишка. Кит провел бы в его компании гораздо дольше. Вот так, сидя под деревом в парке на небольшом расстоянии друг от друга, бросая на него косые взгляды украдкой. Он, кажется, все равно не замечает этого, слишком уж занят рисованием. Чтобы не смущать парня, Коллум изучал его теперь исподволь. Виллем был красив. Да, определенно. В его лице было что-то трогательное мальчишеское, беззащитное.
Кит задержал взгляд на губах парня. Мысли у него в этот момент были совсем не дружеские. Он представлял, какие они могут быть на вкус, если их поцеловать. Если коснуться легко губами… Будут они сурово сжатыми или податливыми и нежными, как в том его сне? Раскроются ли в ответном поцелуе? Никогда ни об одной девчонке он не фантазировал так. Может быть потому, что они легко ему доставались? А этот парень для Кита был полон загадок. И оттого еще более притягателен. Коллум хотел бы зайти в своих мечтах дальше, но боялся, что Виллем заметит его возбуждение. Этого нельзя допустить. Иначе волшебство момента может быть безвозвратно испорчено.
Больше Кит не смотрел на юного художника. И дурацких вопросов типичного неопытного натурщика, вроде «Долго еще сидеть?», «Можно ли посмотреть, что получилось?», он ему тоже не задавал. В душе Коллум злился на себя за то, что он не может реагировать спокойно на фон Беккера, что его обуревают фантазии на его счет, хотя он никогда прежде парнями особо не интересовался. Но он ничего не мог с этим поделать. Подсознание доделывало за него все само и самым подлым образом. Повисшая пауза вновь затягивалась, и хотя тишина на Кита нисколько не давила, он все-таки решил ее нарушить.
- У тебя есть девушка? – Спросил Кит, уже только от одного вопроса ощущая легкий укол ревности в сердце. В ожидании ответа Виллема он, кажется, даже дышать перестал. Что будет, если он сейчас скажет: «Да, есть»? Да ничего не будет. Просто ничего. Коллум прикусил губу и заставил себя сосредоточиться на солнечных бликах на водной глади пруда.

+1

23

"Вот и отлично", - про себя подумал художник, наконец сконцентрировавшись именно на рисунке, не думая о том, что модель в очередной раз начнет ерзать и двигаться, тем самым мешая творческому процессу. Осталось только полностью раствориться в своей работе, отбросив совсем непрофессиональные мысли о том, как все-таки прекрасна его модель. И самое главное, что с этим ничего нельзя было поделать. Кит упорно не выходил из головы, особенно сейчас, когда Виллем его рисовал. Еще чуть-чуть и можно смело петь оды в честь школьной звезды. Черт. А ведь говорил себе, что даже не думать начинать не стоит о нем. Положение художника позволяло ему беспрепятственно разглядывать другого парня, каждую черту его лица, не рискуя быть непонятым им, уличенным в своей несколько нетрадиционной ориентации. Как здорово, что он смог пересилить себя, и позвать Кита, а так бы мучился в сомнениях -  согласился бы тот или нет.
- Что? - снова переспросил художник, когда Кит неожиданно задал свой вопрос. Вроде бы и тишина, как никогда не мешала, наоборот, была такой вдохновляющей, что Виллем мог рисовать портрет парня хоть самую, что ни на есть вечность. Почему-то с ним молчание нисколько не давило, как это часто бывало, когда вроде бы надо что-то говорить, задать вопрос своему собеседнику, а сказать было нечего. Тут просто другой случай. И сейчас фон Беккер даже на несколько секунд растерялся, так неожиданно было услышать этот вопрос именно от Кита. Как будто ему действительна интересна личная жизнь нидерландца. Хотя может и спросил просто из праздного любопытства и то только потому, что его тяготило молчание. - Нет, пока что нет. Хотя мне уже предлагали встречаться с Кэтти. Ну, той, что носит очки с толстыми линзами и брекеты. Она, конечно, не виновата, что у нее проблемы и с зубами и глазами, но я бы не хотел с такой встречаться.
Виллем усмехнулся, вспомнив, как ему навязывали эту особу, которую он пару видел вовремя ланча в столовой. Понятное дело, что все это было в шутку, но  художнику в тот момент даже стало жаль девушку, которую все считали дурнушкой из-за проблем со здоровьем. Но с другой стороны сам фон Беккер ни за чтобы не стал встречаться, даже из чистой жалости.
- А у тебя, наверное, целая свита из девушек, да, выбирай любую? - Виллем тихо усмехнулся, надеясь, что эта шутка не заденет Коллума. Хотя с чего бы? Ведь так и было, на самом деле. Сколько там, у местной звезды школы было поклонниц? Это число знает только он сам. А может даже и не знает, что тоже неудивительно. Порой хотелось быть на месте таких вот, звезд, но только иногда. Ведь цена за известность, как правило, очень высока. Пусть даже и в небольшом масштабе.

+1

24

Кит напряженно замер, в повисшей тишине было слышно, как весело чирикает где-то в кустах птица. Но Виллем не заставил себя ждать с ответом. «Зубастая страшилка Кэтти? Да ладно!», - подумал Коллум, чувствуя, как приступ ревности постепенно отпускает. Он видел эту девчонку, она, действительно, была редкой дурнушкой. Видимо, над Виллемом так кто-то подшутил. И, тем не менее, ему уже кого-то сватают. Значит, вопрос его сердечных дел затрагивался и обсуждался. Как быстро! «Уши бы оборвать тем сватам», - мрачно подумал Кит. Но тут же себя одернул. А что это он так взъелся? Словно фон Беккер – его собственность. Конечно, он имеет полное право встречаться, с кем хочет. Как и он, Кит. «Нужно будет позвонить малышке Джейн, пригласить на свидание, отвлечься», - без особого энтузиазма подумал Коллум. Наверное, следует быть честным хотя бы с собой. Не нужна ему эта девица. «А кто же тебе нужен? Кто?».
Так и не ответив на этот вопрос, Кит, забыв, что он позирует, откинул голову назад, упираясь макушкой в ствол дерева. Зажмурился от солнечных лучей. Постарался привести мысли в порядок. Но где там! Стоило ему закрыть глаза, как подсознание рисовало ему совершенно неприличные картины с участием фон Беккера. Кит видел мальчишески-угловатые линии его обнаженного тела, касался их губами, ласкал по-девичьи изящные ключицы, оставлял свои метки на шее, не позволяя парню отстраниться ни на шаг от себя.
Кит вздрогнул, вспомнив, что он сюда не загорать пришел, а позировать, и что Виллем, уже и так бросавший недовольные взгляды, вот-вот снова скажет ему, что он ведет себя как ребенок. Знал бы он, какие мысли и фантазии терзают этого «ребенка», не говорил бы такого.
И все-таки отрицательный ответ нидерландца относительно девушки Кита обрадовал. Даже очень. Сердце Виллема свободно! «И что дальше? Предложишь ему встречаться?», - насмешничал внутренний голос натурала. И Кит ужасно злился. На себя самого. Какой же он все-таки дурак!
- Целая свита? – Переспросил Коллум чуть растерянно. – Мм… Нет, я бы не сказал. Точнее, они, конечно, всегда готовы, но… Я не люблю, когда мне вешаются на шею. Даже ради развлечения.
«Зачем я говорю ему все это?». Но Кит говорил и говорил, укрепляя ту ниточку доверия, что уже незаметно протянулась между ними. В конце концов, он все равно смутился и замолчал на какое-то время. Но когда Солнце скрылось за тучкой, обещая скорый дождик, Коллум спросил:
- Ты закончил? Погода портится. Думаю, нам пора по домам.

+1

25

- Да? - удивленно протянул Виллем, не ожидая такого ответа от человека, который буквально тонул в женском внимании. Как успел заметить фон Беккер, о Ките вздыхали абсолютно все девчонки, начиная от дурнушек и заканчивая самыми популярными ученицами старшей школы,  признанные "королевы улья" мечтали о том, чтобы быть рядом с ним. И понятно почему. Что уж говорить, он сам попался в эту ловушку, зная прекрасно, что у него нет ни единого шанса. Что с этим делать, Виллем не знал. Пока что не знал, возможно, через пару недель вся эта бессмысленная тяга пройдет, возможно, даже найдет себе девушку, а быть может, даже и парня. Это как повезет. В этом плане  молодой художник никогда себя не ограничивал, предпочитая, как и свой пол, так и противоположный. Но свой, конечно, больше. - Я думал, что тебе приятно подобное внимание. Ну, знаешь, когда тебе постоянно признаются в любви и хотят с тобой переспать.
Виллем усмехнулся, нанеся последние штрихи на бумагу. Ведь прав же. Многие парни хотели оказаться на месте ирландца, быть окруженными девчачьим внимание и восхищением. Ведь так сложно порой подойти к девушке, гадая о том, пошлет ли она тебя или нет? Сходит на свидание или все-таки откажет, даже не утруждая себя придумать причину. И это не говоря про самых популярных девочек в школе, о которых вообще мечтать не стоит. Такие крутятся только в своем круге общения, среди школьных спортсменов и своих подружек-черлидерш.  А оказывается, что нет. Не всем по душе такое внимание. Не сказать, что после этой фразы все представление у фон Беккера перевернулось, но он стал несколько иначе смотреть на местную звезду.
- М-м-м-м...погоди еще пять минут, - кивнул художник, с каким-то даже сожалением внутри себя дорисовывая портрет. Вот и все. Осталось только добавить свою подпись и дело будет сделано. К своему собственному чувству разочарования, художник быстро нарисовал рисунок, притом, что на некоторые другие уходило гораздо больше времени. И как назло погода стала портиться, даже потянуть время нельзя было. А так хотелось чуть дольше побыть в компании с ирландцем. - Так...хм...Ну вот и все.
В голосе Виллема легко можно было услышать сожаление. Он поднялся со своего места, перед этим сложив карандаши и папку обратно в свой рюкзак, лишь после этого протянул лист своему натурщику. Художника интересовала реакция Кита на нарисованный портрет.
- Жаль, что только в простых карандашах, мне кажется, в красках выглядело куда симпатичнее, - посетовал он, немного намекая на продолжение. Возможно, что Кит поймет намек и согласится. Нидерландец на это очень надеялся.

+1

26

Пока Виллем дорисовывал портрет, Кит раздумывал о том, была ли в его словах «м-м-м-м... погоди еще пять минут» хоть капля сожаления от того, что им пора собираться домой. Испытывает ли он хотя бы вполовину те же чувства, что и Коллум. А ему сейчас было грустно. И как-то…. Не передать словами. Словно у него отнимали дорогой подарок, только что его торжественно вручив. Эти пол часа пролетели, как одна минута. И о неподвижном сидении в одной позе напоминала лишь затекшая спина.
«Как бы ненавязчиво пригласить его еще на одну встречу?», - думал Кит. Только так, чтобы Виллем не решил, что он к нему пристает. Нужно действовать осторожно. Одна ошибка и пути назад уже не будет. Киту гордость не позволит ходить за фон Беккером и добиваться его расположения. Его в школе на смех поднимут, если узнают, что он отказался от всех этих секси-чирлидерш из-за парня. Пострадает имидж их волейбольной команды. Этого допустить нельзя.
Кит протянул руку и взял лист бумаги, который протягивал ему фон Беккер. Развернул, как следует, и с интересом уставился на свой портрет. Видеть себя со стороны было так непривычно. Но Коллум нашел в портрете определенное сходство. Виллему удалось ухватить характерные для его лица черты и перенести их на бумагу. Как тонко он, однако, все подметил! А ведь, кажется, и не смотрел на него нормально, только короткие взгляды бросал.
- По-моему, похож. – Кит переводил взгляд с фон Беккера на портрет и обратно. – У тебя талант. – В голосе парня звучали нотки уважения и чего-то еще, что он так тщательно пытался скрыть. - В красках? Хм…
«Вот оно! Вот оно! Бинго!».
- Если хочешь, можем встретиться еще раз. Прямо завтра. – Он постарался ничем не выдать своей радости, чтобы голос его звучал как можно более нейтрально. – Вот мой адрес. - Кит нацарапал название улицы и номер дома на клочке бумаги. - Приходи завтра в полдень. – Парень спрятал рисунок в рюкзак между тетрадей. - Я заберу его ладно? На память.
Вместе они дошли до выхода из парка, а после каждый пошел своей дорогой. Кит добрался до дома примерно через четверть часа. Он быстро перекусил, сходил в душ. А после достал из рюкзака рисунок и еще долго изучал его, вспоминая, как рисовал его Виллем. И сам не заметил, как уснул, лежа на животе поперек кровати.
Сон его был поверхностным, словно он балансировал на грани сна и яви. Во сне Кит делал то, на что не решился в реальности – он жадно целовал фон Беккера, его чуть капризно изогнутые губы, он касался его тела, повторяя пальцами и губами контуры и изгибы его тела. Так близко – кожа к коже. Ласки между ними становились все более смелыми, а желание – нестерпимым. Да что за наваждение!
«Кит, куда заведет тебя все это?». Он знал ответ, но не хотел думать об этом.

Отредактировано Kit Collum (24-03-2017 23:22:16)

+1

27

- Да? Собственно, почему бы и нет? - согласно кивнул художник, пытаясь скрыть свою радость о того, что Кит, во-первых согласился на предложение вновь нарисовать его, теперь уже в красках, и, во-вторых, не стал откладывать это дело в долгий ящик, пригласив фон Беккера к себе домой. Плюс его, как создателя этого, пусть и не шедевра, но вполне себе симпатичного рисунка, не могла не обрадовать реакция школьной звезды. Ему понравилось, ведь не сказал же свое "фи" о способностях  Виллем или степени прямоты его рук. Наоборот, похвалил, что сказав, что у него есть талант. Причем в голосе звучало уважение, а не снисходительная лесть, чтобы совсем не выглядеть  снобом. - Хорошо, я обязательно приду. Хм...
Виллем мельком взглянул на адрес, вроде бы знакомое название улицы, кажется, даже не в нескольких кварталах от его дома. Возможно, не понадобится пользоваться каким-то транспортом, чтобы добраться до нужно адреса. Прогуляться на своих двоих, обдумав сложившуюся ситуацию. Вроде бы и хорошо, что Кит пригласил его к  себе, но что дальше?  Дойдут ли подобные отношения хотя бы до дружеских, и не будет ли потом ирландец делать вид, что они не знакомы, отворачиваясь при каждой встрече в школе.
- Да, конечно, забирай, ты ведь там нарисован, - художник не мог не улыбнуться. Этого вполне хватило за его труды. Так сказать, признание своей модели. Что удовлетворен тем, как получилось. Виллем спрятал записку с адресом в задний карман своих джинс, удобней надев рюкзак на плечи. Что ж, пора теперь домой. Как жаль, что так быстро пролетело время. Но зато завтра уже сможет увидеть Кита вновь. И это не могло не радовать.
После парка Виллем направился прямиком к своему домой, проехав пару остановок на автобусе. Дома не хотелось делать абсолютно ничего, даже рисовать, что было несколько необычно для него, потому как фон Беккер рисовал практически каждый день, за исключением тех дней, когда он был слишком занят или болел. А тут куча свободного времени, и руки не тянулись к чистому листку бумаги. Уснул нидерландец достаточно рано, так что проснулся на следующее утром полным сил и с хорошим настроением. Быстро перекусив, он собрал все, что нужно для рисования в рюкзак, переодевшись в чистые джинсы и клетчатую рубашку с коротким рукавом, фон Беккер направился к дому ирландца. Как он и предполагал, дом находился достаточно близко всего в четырех кварталах от дома самого Виллема. Минут через тридцать он был уже на месте, предварительно, удостоверившись, что пришел именно туда, нажал на дверной звонок. Уф, что же так начало биться сердце в груди? Взглянув на ручные часы, художник удостоверился, что пришел вовремя.

+1

28

Кит проснулся, и некоторое время просто лежал с открытыми глазами, глядя в потолок. То, что происходило, очень его тревожило. Особенно эти сны, которые просто изводили его в последние дни, как только в школе появился фон Беккер. Они были такими реальными и с каждым разом становились все более откровенными, что тут поневоле есть повод задуматься.
Кит был толерантен к гомосексуальным отношениям, но сам никогда ничем подобным не увлекался и на парней не засматривался. А тут, похоже, он всерьез увлекся Виллемом. И совершенно не знал, что ему с этим делать и как себя вести. Возможно, стоило обратиться к психологу, чтобы он помог разобраться ему в себе самом. «Нет, нет, только не это!». Говорить о настолько личном Кит вряд ли отважился бы с кем бы то ни было. Значит, придется как-то справляться самому. Как унять эту противоестественную и совершенно не дружескую тягу к школьному товарищу, Коллум совершенно не представлял. Особенно, если учитывать то, что он сам вчера пригласил Виллема к себе домой.
«Черт! Точно! Он же скоро придет!». От этой мысли Кит едва не подскочил на кровати. Как он мог забыть? А что говорить ему? Как вообще смотреть в глаза после таких снов? Вдруг фон Беккер догадается, о чем думает Кит, глядя на него?
Настроение было паршивым. Голова раскалывалась. Юноша едва передвигался по дому: из комнаты в ванную, из ванной в комнату, оттуда – на кухню. Чашка крепкого кофе несколько оживила его и даже позволила привести в порядок мысли. Конечно, он ничем не должен выдавать своего истинного отношения к Виллему. Быть спокойным, сдержанным и уметь в нужный момент отстраняться. Да, так и надо сделать. Приняв решение, Кит успокоился. Он как раз допивал кофе, когда в дверь позвонили. Коллум посмотрел в окно и увидел фон Беккера. Сердце гулко ухнуло вниз, так что дыхание перехватило.
«Быть спокойным. И сдержанным», - напомнил он себе. Но внушения уже не особо помогали – Кит все-таки запаниковал. На плохо гнущихся ногах он прошел к входной двери, щелкнул замком, открывая.
- Привет. – Коллум взял себя в руки и даже улыбнулся беспечно. – Ты пришел просто минута в минуту, такой пунктуальный.
«Кит, хватит трепаться. Впусти его в дом!».
- Эм… Проходи. – Парень на мгновение замешкался, решая, куда им лучше идти, дома все равно никого сейчас нет. – Где тебе будет удобней – в гостиной или в моей комнате?
Не дожидаясь ответа, Кит повел Виллема в свою комнату, решив, что там им будет спокойней, на случай, если кто-то из родителей вернется домой. В его спальне царил суровый мужской порядок - то есть, вещи лежали по своим местам, но не слишком аккуратно. Ну, хотя бы носки не валялись где попало. И мяч не мешался под ногами.
- Располагайся. - Сказал Кит. - Где тебе удобно. Если солнце мешает, можно опустить жалюзи.

Отредактировано Kit Collum (31-03-2017 01:40:16)

+1

29

Виллем начал откровенно нервничать, прислушиваясь к звукам, исходящим изнутри дома. А что если Кит забыл об этой назначенной встрече? А что если будет не один? Например, со своими дружками? В лучше случае  поиздеваются над художником, а в худшем...Даже думать об этом не хотелось. Лучше уж думать в  позитивном ключе, что ирландец его ждет и готов к позированию для портрета. Он вздохнул, нажав еще раз на звонок. Минуту спустя послышались шаги, и фон Беккер набрал воздуха полной грудью. Словно прыжок с вышки в воду. Может, уйти пока не поздно? Развернуться и убежать, словно заяц. А потом притвориться больным и не ходить в школу с неделю.
"Перестань паниковать!" - заявил он сам себе, пытаясь держать себя в руках. Он едва не вздрогнул, когда дверь распахнулась, и на пороге появился Кит. Выглядел он мило и очень по-домашнему. Видимо, он был из тех людей, которым идет любой вид одежды. Хоть в мешке из-под овощей, а все равно будет смотреться роскошно. Как же тут устоять и не залипнуть? Хорошо, что не вышел без футболки, с оголенным торсом. Тогда бы точно фон Беккер сдал себя с головой.
- Привет, Кит, - тут же отреагировал на приветствие юноша, улыбнувшись своему школьному товарищу.  - Я боялся, что не найду нужный дом. В этом районе все-таки первый раз, но к счастью, быстро нашел. И даже не опоздал.
Хорошо, что еще и дом Кита расположен был параллельно главной дороге, а не в глубине жилого квартала. Тогда бы нидерландцу пришлось очень потрудиться, чтобы отыскать нужный дом. Или просто воспользоваться на крайний случай GPS навигатором.
Заминке в пару секунд, и вот уже фон Беккер проходит внутрь дома школьной звезды. Первые впечатления, надо сказать, приятные. Ему нравится обстановка, цвета и сама атмосфера дома. Все было так уютно, что поневоле художник заметно расслабился.
"Наверное, в твоей комнате" - подумал художник, потому как в гостиной, окна которой занавешены тяжелыми, дорогими шторами, стоял полумрак. Не особо и нарисуешь что-то. Да и не хотелось, чтобы им кто-то помешал во время творческого процесса. Но не успел Виллем озвучить свои мысли, как Кит сам повел его в свою комнату.
- А у тебя здесь очень мило, - не без интереса разглядывал внутреннюю обстановку. Как он и представлял, здесь все напоминало о том, что Кит - капитан школьной команды по волейболу. В том числе и многочисленные награды и призы. Он даже удивился, что их так много. Но в целом, было достаточно аккуратно. Даже стало немного стыдно за свой творческий беспорядок.  - Так... - художник задумался, решив устроиться за письменным столом ирландца, бросив рюкзак рядом с ним. - Нужно придумать тебе позу. Чтобы подчеркнуть в рисунке все, что нужно.
В фон Беккере проснулся художник, так что он позабыл про стеснение, решительно начав руководить процессом.
- Так, стань вот сюда, ближе к окну, чтобы свет падал, но не полностью, - Виллем задумчиво прикусил нижнюю губу. - Так...встань расслабленно, будто смотришь в окно. И, наверное, плечи лучше вот так развернуть, - художник подошел близко к своей моделе, положив руки ему на плечи, несильно нажимая, заставив Кита встать в нужную позу. - Идеально.
Виллем отошел дальше, взяв в руки рюкзак, чтобы достать краски и кисточки. Чего-то не хватало. Но чего?

+1

30

- Ммм… Правда? – Кит улыбнулся, реакция Виллема на окружающую обстановку отчего-то показалась ему забавной. – А мать утверждает, что комната у меня просто эпицентр стихийного бедствия.
Он тихо рассмеялся, вспомнив, как на его драгоценную матушку, обожающую порядок во всем, однажды из верхнего ящика шкафа высыпался целый ворох спортивного инвентаря вперемешку с журналами и кассетами совсем не детского содержания. С тех пор она никогда ничего в его комнате не трогала и шкафов не открывала. Видимо, так впечатлилась в прошлый раз, что боялась найти что-то подобное снова. Ей было достаточно того, что сын не увлекается наркотиками и ведет здоровый образ жизни. А уж чем он там интересуется и как изучает взаимоотношения полов, пусть остается на его совести. Про тычинки и пестики родители ему еще в пятом классе рассказали, и в этом отношении свой долг перед сыном считали выполненным.
«Интересно, а у Виллема случались такие казусы?». Коллум попробовал представить, что у фон Беккера может храниться под матрасом, но быстро понял, что это не самые лучшие размышления в данный момент. Потому что все мысли его сводились к одному, запретному, и Кит рисковал выдать себя перед школьным товарищем с головой. Слишком уж странно влиял этот парень на него. И эти сны…
«Кит перестань стоять, как дурак, сосредоточься на том, что он тебе говорит». Ну, да… Иначе Виллем решит, что он – умственно отсталый. Или просто недалекий, как некоторые спортсмены, слишком уж увлеченные своим делом, но абсолютно неразвитые интеллектуально. Коллум ощутил легкое раздражение от этих мыслей. Ему с подобным отношением приходилось сталкиваться не раз, даже в школе. Но фон Беккер не похож на тех высокомерных зануд и зазнаек, которые кичились своим IQ. Нет, он другой… Забавно, но чем дольше Кит общался с этим парнем, тем больше убеждался в этом. И это лишь подогревало его интерес к новенькому.
- К окну? Хорошо. – Проговорил он несколько рассеянно, делая то, что говорил фон Беккер. – Так встать? Нет? Готово.
Самым сложным оказалось не встать в нужную позу, а изобразить расслабленность. Как тут расслабишься, когда он так близко? А тут еще Виллем с невинным видом подошел к нему и положил руки на плечи. «Да он что, издевается?». Киту потребовалась вся его выдержка, чтобы остаться невозмутимым. На самом же деле ему очень хотелось начать распускать руки и посмотреть, как на это отреагирует фон Беккер. Опасная мысль. Но! Действительно, что бы он сделал? Смутился, возмутился? Или поднял бы его на смех? А вдруг ответил бы, м? «Черт, черт, черт!».
Кит так увлекся своими фантазиями, что даже не слышал, что еще сказал ему Виллем и теперь мучился догадками, правильно он стоит или нет. Впрочем, если нет, у фон Беккера будет повод подойти к нему еще раз. К такому непонятливому.
- Что мне делать теперь?

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Dracula" » High school