Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Mozart: сцена » Where we draw the line


Where we draw the line

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://s4.uploads.ru/qSAev.gif http://se.uploads.ru/wFOMY.gif

● Название эпизода: Where we draw the line
● Место и время действия: 22 августа 1782 года, улицы Вены, затем дом доктора Фрая
● Участники: Loreen & Matthias Frey
● Синопсис: Доктор Фрай даже не предполагал, что всего через несколько дней после столь запоминающегося знакомства с Лорин, он встретит ее снова. И опять – совершенно случайно, на улице. Маттиас пытается понять: простое совпадение это или все-таки случайности не случайны, и Судьба свела его с этой девушкой не просто так?

0

2

Прошло всего несколько дней с того удивительного происшествия с доктором Фраем. Рана, нанесенная инфицированным ножом, тем не менее, начала заживать, пусть и медленно, но Маттиас видел, что никаких признаков гнойного воспаления нет, не говоря уже о других каких-то осложнениях в виде новых приступов лихорадки, сильных головных болей или общего недомогания. Доктор вернулся домой, пробыв еще какое-то время у гостеприимной девушки. С одной стороны, ему была приятна забота цыганки, но с другой стороны доктор не хотел обременять ее своим присутствием, когда она была вынуждена кормить еще один лишний рот. Так что, уходя, Маттиас незаметно оставил ей немного денег, будто бы случайно, чтобы не задеть гордость Лорин. Найдет - пусть купит себе что-нибудь, ведь некрасиво было бы просто сунуть деньги в руки, смотрелось с его стороны как подачка. А Фрай совсем не хотел обидеть девушку, так трогательно ухаживающую за ним все это время. Он ощущал себя чем-то вроде благородного рыцаря, готового постоять за честь дамы в любой момент. Но пора было и честь знать, наверняка его родные уже начали волноваться. Да и оставлять Макса одного в доме совсем не хотелось. Но с того времени, как венский доктор покинул маленькое убежище танцовщицы, он постоянно возвращался мыслями к Лорин, думая о том, где же она могла находиться в данный момент. И даже сейчас, возвращаясь от одной богатой пациентки, жалующейся на мучительную мигрень, Маттиас подумал о том, что неплохо было бы встретить цыганку вновь. Хотя бы просто отблагодарить за все старания и усилия, благодаря которым Фрай не лежал где-нибудь мертвым, пав от приступа сжигающей внутренние органы лихорадки.
Маттиас сегодня проходил мимо одной из городских площадей, обратив внимание на собравшуюся толпу. Они чем-то бурно восторгались, так что заметить это было просто невозможно. Маттиасу стало интересно даже, что такого там происходит, что толпа восторженно улюлюкает? Доктор подошел чуть ближе, несколько обогнув край толпы, заметив источник этого всего. Лорин! Она танцевала на площади, босая, да так что ее широкие цыганские юбки, будто жили своей жизнью. Звенели браслеты на ее руках, позвякивал бубен в темп ее движению. Что и говорить, а девушка была прекрасна, свободна, словно вольный ветер, полностью растворившись в своем танце. Даже казалось, что все эти восторженные крики толпы совсем не трогают девушку. Фрай поймал себя на том, что не может оторвать взгляда от этого зрелища. И понял, что лучшего времени поговорить с Лорин у него просто не было. Где он еще встретить вновь? Судьба это или случайность, кто знает? Доктор решил подождать пока закончиться этот импровизированный танец, и только тогда, он сможет поговорить с танцовщицей.

+1

3

День выдался погожим – с самого утра светило солнце, отчего городская площадь, на которой танцевала Лорин, казалась праздничной. Сегодня здесь и людей было гораздо больше, чем обычно. Одни неспешно прогуливались, другие останавливались посмотреть на ее танец. Подыгрывал ей слепой Ганс. Музыкант недавно перенес тяжелую простуду и был еще очень слаб, поэтому после третьего танца Лорин шепнула ему на ухо, чтобы отдыхал, высыпав в карман друга все монеты, что в этот момент были у нее в косынке. А сама вновь закружилась в танце, выстукивая ритм пальцами с помощью бубна. Зрители ловили этот ритм, хлопали ей и притопывали в такт. Атмосфера всеобщего веселья захватывала всех.
Лорин, танцуя, почти не различала лиц людей, смотревших на ее выступление. Она легко кружилась, в танце взлетали юбки, звенели браслеты на руках. Когда танцовщица высоко подбрасывала бубен и ловко ловила его, толпа неистовствовала, в косынку летели звонкие монеты. А это значит, несколько дней она может не задумываться о поиске пропитания. Возможность честно зарабатывать на жизнь весьма радовала. Особенно в последнее время. Конечно, кошельки из чужих карманов она по-прежнему умела вытаскивать виртуозно. Но девушка решила раз и навсегда отказаться от этого легкого, но опасного способа заработать. Произошло это после встречи с доктором Фраем, так мужественно закрывшим ее от бандитов из шайки Миро Олафсона.
Маттиас провел у нее некоторое время, Лорин, как умела, заботилась о том, чтобы после полученного ранения он восстановил силы. Когда он спал, танцовщица не сводила с его бледного лица глаз, всматривалась в благородные черты, стараясь запомнить их, чтобы потом, когда он, окрепнув, вернется домой, вспоминать о нем. Он казался ей таким добрым, честным, смелым! Так что Лорин, задумываясь о воровстве, теперь останавливала себя: «Что бы сказал Маттиас, если бы узнал, что спас воровку?». Она даже представляла его взгляд в этот момент. И ей сразу становилось стыдно.
Впрочем, с тех пор, как доктор ушел, Лорин его не видела. Судя по тому, что он оставил на столе несколько монет, Маттиас считал труды танцовщицы оплаченными. Больше никто никому не был должен. Поначалу Лорин хотела выкинуть эти монеты в окно! Потом все же передумала. И сейчас они звенели у нее на одном из браслетов в качестве мониста. Конечно, она могла бы купить на эти деньги что-то полезное и нужное. Но пусть хоть какая-то память останется о той удивительной встрече.
Лорин закружилась, подбросила бубен, резко крутанулась и ловко поймала его, звеня, прогнулась в спине, так что ее гибкое тело образовало дугу. Толпа вокруг заволновалась, захлопала. Танцовщица распрямилась и раскланялась, не без удовольствия слыша, как со звоном падают в косынку монеты. В этот момент ей показалось, что среди зрителей она заметила знакомое лицо.
«Он? Неужели…?». Лорин решила для себя, что если еще раз встретит доктора, то сделает вид, что они не знакомы. Но сейчас она поняла, что просто не сможет так поступить. И девушка, махнув Маттиасу рукой, направилась к нему.
- Доктор Фрай. – Голос Лорин звучал официально, но сияющие глаза выдавали ее. – Рада видеть вас. Как ваша рана? Не сильно беспокоит, надеюсь?

+1

4

Маттиас просто не мог отвести от танцующей девушки взгляда. Лорин была прекрасна в своей стихии, ничуть не смущаясь взглядов толпы. Наоборот, она делала все, чтобы поймать их восхищенные взгляды и возгласы одобрения. Легко, иногда казалось, что цыганка не касалась своими босыми ногами грубой брусчатки площади, а словно бабочка порхала, танцуя один только ей известный танец. И было в этих движениях что-то волшебное, что-то действительно магическое, отчего, совсем не хотелось отвести взгляда, не говоря уже  про то, чтобы пройти мимо. Браслеты звенели на ее тонких запястьях легко и мелодично, добавляя некоторого озорства в танец. Колдовство? Фрай бы так и подумал на это, ведь терпеливо ждал, пока танцовщица закончит свое выступление. После того, что случилось пару дней назад, его весьма интересовала дальнейшая судьба девушки. Не вернулись ли те бандиты? Не причинили ли ей чего худого? Нужно было вернуться и узнать, но доктор закрутился с делами, стоило ему только вернуться домой. И в какой-то момент, ему просто стало не до цыганки. А сейчас Маттиасу даже неудобно стало, что  не пришел на следующий день, отблагодарить за столь трогательную заботу о нем самом. Но ведь сейчас тот момент, когда может это сделать? Просто идеальный случай, подкинутый, кажется, самой судьбой. Мужчина невольно улыбнулся от подобных мыслей.
Бубен перестал греметь, и на косынку со звоном посыпались монеты. Местную публику действительно заинтересовал пламенный танец Лорин. Впрочем, что и говорить, Маттиас был тоже поражен им. Хоть и относился к подобным представлениям несколько скептически, но и понимал, что любой труд хорош, если только не связан с насилием и убийствами.
- Лорин? И я рад вас видеть, - начал Маттиас, стоило цыганке подойти к нему и поздороваться. Выглядела она просто замечательно. В глазах стоял явный озорной блеск, отчего девушка казалась еще краше. Видно же было, что в танце она жила, а не просто двигалась под звон собственного бубна, зарабатывая тем самым себе на еду и крышу над головой. - Насчет раны...Да, все хорошо. И все благодаря вашим усилиям. Наверное, я бы еще долго лежал в лихорадке, если бы не вы.
Возможно, это звучало, как откровенная лесть. Но Фраю хотелось высказать свою благодарность за то, что она  и рану обработала, и не позволила доктору совсем свалиться в лихорадку.
- Кстати, я хотел вам предложить, отужинать сегодня со мной и  моим сыном. Макс уж очень хотел увидеть вас. И теперь я точно не могу отказать ему в этой просьбе, когда увидел вас. Что скажете? - доктор Фрай вопросительно приподнял брови, дожидаясь ответа цыганки. В том, что это честная и добрая девушка, он нисколько не сомневался.  Особенно после того, что Лорин сделала для него. Этого не забудешь. У танцовщицы доброе сердце и светлая душа.

Отредактировано Matthias Frey (28-03-2017 20:46:56)

+1

5

«Он здесь! Он пришел!». Эта мысль серебряными колокольчиками звучала в голове, заглушая все остальные. Да, Лорин была рада видеть Маттиаса снова. И это не смотря на то, что она так старательно убеждала себя в обратном, и даже собиралась сделать вид при встрече, что они не знакомы. Одного взгляда доктора было достаточно, чтобы танцовщица передумала. Прежде она подобным не страдала. Но не сейчас, когда он так близко и смотрит на нее спокойно и ласково. Улыбается тепло. Ни у одного мужчины она не видела такой чудесной улыбки. Ей хотелось улыбаться ему в ответ, забывая обо всем, что происходит вокруг.
«Что со мной?». Лорин никогда раньше не любила по-настоящему. В ее мире это было опасно. Любить в ее понимании значило доверять кому-то. А доверять нельзя никому. Даже самым близким и друзьям, потому что в сложной ситуации абсолютно любой человек может повести себя не так, как от него ждут. Лорин слишком много знала печальных примеров обманутых возлюбленных и преданных друзей. Бедность, порой, толкала на страшные поступки. Люди теряли достоинство и лицо, отчаявшись, шли на преступления. Танцовщица не любила разочаровываться в людях, именно поэтому старалась никем не очаровываться и никому не доверять. Даже Питер… Ее старый друг Питер, порой, смотрел на нее так странно, что Лорин становилось не по себе.
Хотя Питер вообще отдельная история. Они познакомились, когда Лорин приехала в Вену, он научил худенькую, испуганную и вечно голодную девчонку выживать на улице. По возможности следил за тем, чтобы ее никто не обидел, и чтобы она не умерла, где-нибудь под забором, замерзнув зимой в своих лохмотьях. Они часто вместе делили один кусок хлеба на двоих. Когда Лорин подросла, Питер настойчиво внушал ей, чтобы она никогда никуда не ходила с богатыми господами. Даже если они будут обещать ей за это приличное вознаграждение. «Им бы только развлечься», - говорил ее друг.
- Отужинать? – Лорин, кажется, не смогла скрыть удивления. Она не ослышалась? Маттиас приглашал ее в свой дом, и даже хочет познакомить с сыном? Ее? Уличную танцовщицу? «Должно быть, я неправильно поняла его», - подумала Лорин, она пребывала в крайней степени смущения. Все-таки, когда доктор Фрай был в ее комнате – это одно, а вот она в его доме – это совсем другое.
- Вы приглашаете меня на ужин? – На всякий случай переспросила девушка, словно желая убедиться, что это не сон. Она чувствовала себя едва ли не Золушкой, с одной только разницей, что туфелек на ней сейчас не было вообще – после выступления Лорин еще не успела обуться.
– Я согласна. - Девушка решила, что ломаться в этой ситуации просто некрасиво. Да и провести целый вечер в компании Маттиаса и его маленького сына она была совсем не против.

+1

6

- Да, именно так, приглашаю, - кивнул доктор, невольно улыбаясь смущению бедной девушки. Но делал этот по-доброму, прекрасно понимая ее в этот момент. Вряд ли кто-то до этого момента захотел позвать в свой дом цыганку, да еще и одетую в не самые дорогие одежды.  Оттого на лице у Лорин можно было заметить не только смущение, но и доля удивления на пару с сомнением.  С одной стороны, на ее месте Маттиас тоже засомневался. А не подвох ли какой часом? Люди, привыкшие жить на улице, в подобных не самых лучших условиях жизни,  полагались исключительно на себя, потому как закон выживания еще никто не отменял.  Но Фрай исключительно с благими намерениями решил пригласить цыганку к себе в дом,  просто благодарить за оказанную помощь. Да и собственно, ему  нравилась компания девушки, что уж говорить. Лорин - милая и отзывчивая девушка, совершенно искренняя в том, о чем она говорила, в отличие от всех этих светских дам, пусть и демонстрирующих знание этикета и правила приличия, но достаточно лицемерных, чтобы вызвать антипатию к ним. В этом и была загвоздка, что в высших кругах трудно найти человека, не погрязшего во лжи и грязных сплетнях, пересудах других людей.
- Это замечательно, что вы согласны, Лорин. Макс будет рад вас видеть, - заверил тут же доктор, услышав согласие от цыганки. Вот и  замечательно! Главное, чтобы после не пожалела о своем решении. И все-таки пришла на ужин. Кстати, Лорин же не знает, где он живет. Действительно, чуть не забыл об этом сообщить! - Чуть не забыл сказать вам адрес. Вот смотрите. - Он протянул ей небольшой клочок бумаги с адресом, вытащив его из кармана. Когда-то он писал название своей улицы и номер дома, но это ему не пригодилось. Так что сейчас эта бумажка была как никак кстати. - Вот это название улицы и дома. Не очень понятно написано. - Маттиас озвучил вслух, несколько извиняющееся. В принципе почерк доктора можно было разобрать, но он боялся, что девушка совсем не умеет читать. А потому, чтобы ее не обидеть этим, Фрай решил назвать адрес именно так.
- Буду ждать вас к семи вечера, хорошо? - он отдал ей клочок бумаги, назначив время. Как раз к семи часам доктор уже будет дома после осмотра всех пациентов. А пока он вынужден был бежать по своим делам, хотя в глубине души хотел остаться и поговорить еще немного с девушкой. - Мне, к сожалению, надо еще идти на один вызов. Я буду рад, если вы сегодня придете. Тем более что мой сын тоже будет вас ждать.

+1

7

Лорин стояла у дома, его номер был написан на клочке бумаги, который дал ей днем Маттиас. Она нашла его без особых проблем – когда живешь на улице и регулярно скрываешься от жандармов, знаешь каждый закоулок в городе. Дом снаружи показался танцовщице большим и очень красивым. Она даже и мечтать не могла, что попадет однажды внутрь.
Сейчас, когда она стояла на ступенях, ее воображение рисовало добротную обстановку при внешней сдержанности интерьеров, тяжелые портьеры, массивную мебель. Уют и надежность, благородство и скромность – качества, которые непременно должны быть присущи жилищу доктора Фрая. Не зря ведь говорят, что дом – это отражение его владельца. Проверить или подтвердить это утверждение Лорин не могла, у нее была крохотная комната на чердаке с минимумом обстановки. Если бы у нее была возможность, танцовщица превратила бы ее в райский уголок. Но сейчас это невозможно. Тем более, фрау Шпигель то и дело угрожала ей выселением, особенно, когда хотела поднять плату за аренду или просто была в плохом настроении.
Девушка поймала себя на том, что ей безумно интересно увидеть дом изнутри. Ошиблась она или все же была права на счет внутреннего убранства? И в то же время Лорин было немного не по себе. Она никак не ожидала от Маттиаса приглашения на ужин. То есть, это было бы нормально, если бы она имела благородное происхождение. Но ведь Лорин – простая уличная танцовщица, с хорошей примесью цыганской крови, к тому же.
Когда доктор ушел, толком не прощаясь, девушка решила, что на этом их знакомство и закончится. Маттиас явно не станет более общаться с девушкой сомнительного происхождения. И будет прав. Наверное. Особенно принимая во внимание темное прошлое танцовщицы, в котором она не брезговала чужим кошельком. А что он ее спас – так это в силу благородства сердца. Ей была нужна помощь, и он помог ей, не взирая на социальный статус. Этим ее Маттиас сильно зацепил тогда. И заставил смотреть на себя так, как бедной девушке нельзя смотреть на благородного человека. Иначе пропадет.
Да она и так уже пропала. Когда думала о нем, после того, как он ушел. Когда подошла к нему после танца на площади. Когда взяла листок с адресом. Когда собиралась, отчаянно выбирая наименее залатанное платье из своего скудного гардероба. «Увяз коготок, всей птичке пропасть», - она не раз слышала эту пословицу от местных бедняков. Но сейчас она вызывала в груди у Лорин не испуг и смятение, а какое сладостное томление, стоило только представить, что за дверью ее ждет Маттиас, вместе со своим маленьким сыном.
«Ну, же, Ло, давай, сделай эти два шага». Она сама себя подбадривала, не решаясь подойти к двери. Но топтаться на крыльце вечно невозможно. Да и заставлять ждать хозяев нехорошо. Лорин  сосчитала мысленно до пяти, решительно звякнула браслетами и постучала в дверь. Чтобы унять сердцебиение, пришлось прикрыть глаза и сделать глубокий вдох.

Отредактировано Loreen (01-05-2017 15:48:48)

+1

8

Сегодня Маттиас вернулся непривычно рано домой. И дело не в том, что на этот вечер пациентов было не так, чтобы и много, отчего доктор даже успел прийти до ужина, переодеться и еще при этом у него осталось достаточно времени для общения  с сыном. Причиной нарушения привычного, пусть и несколько нестандартного распорядка дня была одна. Цыганка по имени Лорин, которая вот-вот должна была прийти на ужин. Возможно, кому-то подобная идея показалась бы несусветной глупостью, потому как впускать в свой  дом цыган - это последнее дело, а особенно ужинать с ними. Не досчитаешься и столовых приборов, и какой-то антикварной мелочи, да и всего то, что можно запросто заснуть себе за пазуху и вынести из дома. В том числе и деньги. Возможно, это и относилось к остальным цыганам, промышлявшим воровством, срезавшим кошелки у достопочтенных  граждан Австрийской империи. Вот их доктор Фрай бы точно на порог своего дома не пустил. Но Лорин была совсем другой. На порядок отличалась от своих соплеменников. Пусть и знал ее не слишком то и долго, всего ничего, но был твердо уверен в своем решении и считал, что поступает правильно.
- Все готово к ужину? - Маттиас уже дал указания, что нужно добавить еще один набор приборов, что сегодня у них будет гость. Точнее, гостья. Наверное, самая долгожданная за последнее время. В какой-то момент доктору даже подумалось, что Лорин не осмелится прийти. Или просто не захочет. Смутится той разницы в социальном положении, что была сейчас между ними. Но тут же напомнил себе, что танцовщица пообещала прийти. И доктору казалось, что она из тех людей, кто держит свое слово. Хотя мог и ошибаться. В ввиду совершенно разных причин.
Время тянулось медленно, будто специально растягиваясь, превращаясь в томительное ожидание. Макс был слишком занят своими игрушками, так что для него время ужина наступило практически незаметно. Так что стук в парадную дверь оказался слишком неожиданным, сколь и долгожданным. В этот раз Фрай сам пошел открывать дверь. Во-первых, чтобы не смутить девушку  подозрительными взглядами со стороны слуг. Он, разумеется, предупредил их, что гостья будет несколько необычная. Но косых взглядов, брошенных в сторону бедной танцовщицы, еще никто не отменял. Особенно непроизвольных.  А во-вторых, уж очень сильно хотел ее поскорее увидеть. Как и Максимус, отправившийся встречать Лорин вместе с ним. 
- О, добрый вечер Лорин. Я раз вас видеть, - доктор окинул взглядом девушку. - Вы чудесно выглядите. Проходите, проходите. Хорошо, что вы пришли. Это мой сын Макс.
Между делом Фрай впустил танцовщицу внутрь дома. Даже в не шибко дорогой одежде, Лорин выглядела очаровательно. И это говорило о том, что не одежда красит человека, а наоборот.

+1

9

Дверь, тихо скрипнув, отворилась. Лорин на миг прикрыла глаза. Она ожидала, что ее откроет кто-то из слуг доктора. Какая-нибудь напыщенная домоправительница или смазливая горничная. Откроет и изобразит на лице то гадкое выражение, словно видит перед собой насекомое или нечто столь же отвратительное.
Больше господ танцовщица не любила только их слуг. Казалось бы, они такие же, как и она, бедные, без рода и племени, и потому вынуждены работать в домах состоятельных горожан. Однако, попадая к таким господам, их слуги кардинально менялись и выглядели часто более важно, чем их работодатели. Они начинали открыто презирать даже тех, с кем когда-то ели из одной миски суп в трактире бедняцкого квартала. Смешно. Но и грустно. Лорин обычно старалась по возможности избегать встреч с такими зазнавшимися слугами. Сейчас же она была готова и к высокомерию, и к насмешкам, и к нежеланию пускать цыганку дальше порога. Но ее худшие опасения не подтвердились – дверь открыл сам доктор Фрай. При виде его, сердце девушки радостно затрепетало. И не только потому, что она знала – Маттиас ее не обидит ни словом, ни делом. У него уже была масса возможностей для этого, но он проявил себя как истинный джентльмен с добрым и сострадательным сердцем. Она просто рада была видеть его снова, говорить с ним. И поэтому, услышав его голос, Лорин, не смотря на волнение, тепло улыбнулась.
- Добрый вечер, Маттиас.
Она сразу же назвала его по имени, как друга, хотя приличия требовали официального  обращения «доктор» или «герр Фрай». Но так ей хотелось сейчас – чтобы между ними было как можно меньше официальных преград и барьеров. Для Лорин это была особая встреча – ведь Маттиас пригласил ее к себе домой. Впустил, можно сказать, в святая святых. Это дорогого стоило. И требовало максимальной открытости с ее стороны.
- Спасибо, вы очень добры. - Танцовщица ощутила, как горят щеки под взглядом мужчины, в этот момент ей казалось, что он замечает все – и слегка стоптанные туфли, и местами заштопанное платье. Но постаралась отогнать от себя эти мысли и прошла в дом.
От волнения она даже сразу не запомнила ни обстановки, ни убранства. Все внимание ее сосредоточилось на мальчике, которого доктор представил как сына.
Макс оказался милым ребенком, и был, похоже, совсем не избалован. Даже в таком юном возрасте глаза его смотрели серьезно, и Лорин каким-то шестым чувством угадала, что сюсюкать с ним не стоит.
- Приятно познакомиться, Макс, я – Лорин. – Девушка чуть наклонилась и, обращаясь к ребенку точно к взрослому, энергично пожала его маленькую ручку. – Какой чудесный мальчуган, такой серьезный. – Улыбнувшись, танцовщица взглянула на доктора. Как ни странно, присутствие сына Маттиаса несколько успокоило ее. – Я очень рада видеть вас снова. – Голос Лорин чуть дрогнул, и она поспешила отвести глаза, чтобы они не выдали ее мыслей и чувств.

+1

10

- Он все опасался, что вы не сможете прийти, - добавил доктор, улыбнувшись. Макс чуть нахмурился, будто отец выдал один из его самых тайных секретов, но возражать не стал. Маттиас прекрасно видел, что его польстило, что обращаются с ним как с взрослым, а не сюсюкаются, не тискают за щечки и не умиляются при одном только его виде. Как это обычно и бывало, стоило появиться на пороге любой особе женского пола, неважно какого возраста, будь это молодая девушка или пожилая леди. Всем непременно хотелось потискать малыша, казавшегося им безумно милым. Но не мог Фрай и резко вырвать из цепких женских рук собственного сына, тем более, что беспочвенно, только основываясь на том, что его сыну не особо и нравятся чужие объятия и прикосновения.
- Что же мы стоим? Идемте, а то уже все остынет. И вы, наверное, успели проголодаться, - доктор пропустил вперед цыганку, и сам вместе с сыном пошел за ней. Он действительно был рад, что девушка все-таки соизволила нанести визит, а не сослалась, допустим, на недомогание или еще какую-то незначительную причину, из-за которой сегодняшнее посещение доктора стало бы невозможным. Мало ли какие мысли успели посетить голову Лорин. Может быть, в глубине души, ее посещали сомнения касательно истинных мотивов, почему же все-таки состоятельный господин пригласил простую девушку на ужин. Уж больно велика была разница в их социальных статусах. Но для доктора это явно не имело значения.
- М-м-м...как уже вкусно пахнет, - стоило войти в гостиную, как в нос ударил приятный запах куриного супа с грибами. А ведь доктор еле в последний раз этим утром. И, естественно, его желудок просто не смог не отреагировать на подобные божественные ароматы. - Макс, ты помыл руки?
Маттиас со всей строгостью посмотрел на сына, и тот утверждающе кивнул. Вообще, он старался особо и не баловать, как это часто бывало, когда единственного наследника превращали просто в изнеженное существо, неспособное на то, чтобы ухаживать за собой или слишком эгоистичное в своем поведении. Так что особых поблажек со стороны доктора не было. Возможно, что со стороны это и выглядело суровым воспитанием, но на самом деле, он всего лишь хотел сделать из Макса хорошего человека, не  самовлюбленного эгоиста.
- Проходите, Лорин, - доктор  выдвинул стул из-за большего обеденного стола, показав тем самым, где будет сидеть танцовщица, вместе решив поухаживать за ней, дабы она совсем не засмущалась. Все-таки, наверное, первый раз в подобном доме. Хотя это было всего лишь предположением доктора, потому как совсем не знал истинную судьбу девушки.

+1

11

Ситуация, в которой оказалась Лорин была весьма необычной, если не сказать – щекотливой. Бедная девушка приходит в дом к благородному господину по его приглашению. Маттиас, к слову, тоже был сейчас в странном положении. Люди его круга вряд ли одобрили бы этот его поступок. Но доктор вел себя непринужденно и естественно, так что и Лорин не думала о плохом. Напротив, ей было на удивление спокойно, тепло и даже уютно – ощущение, которое она, не привыкшая к домашнему уюту, испытывала едва ли не впервые. Так странно…
Они с Маттиасом словно жили в двух разных мирах, но при этом у танцовщицы было чувство, что они знакомы давно, точно два друга, повстречавшиеся после долгого расставания. Как может быть такое? Ощущение, что в ее жизнь вошло нечто новое и прекрасное, не покидало ее и наполняло каким-то радостным предвкушением. Чего? Она и сама не знала. Будучи подростком, Лорин, имеющая бурную фантазию, иногда представляла себя прекрасной принцессой, которую злые волшебники заточили в высокую башню. И вот в один прекрасный день появлялся смелый и благородный принц и спасал ее. Обычные девичьи грезы… Только жизнь не сказка, и она уже ощутила это в полной мере. Хотя доктор Фрай в их первую встречу спас ее от головорезов из банды Олафсона. Чем не принц? Но Лорин запрещала себе развивать эту мысль. Что-то опасное было в этом. Слишком уж велик риск замечтаться.
Однако, хотя бы поесть прилично она имеет право? Сама танцовщица не видела в этом ничего предосудительного. А уж когда она ощутила аромат куриного супа с грибами, то и думать забыла о своих сомнениях. В желудке заурчало, и девушка с великим трудом смогла сохранить вежливую неторопливость, с которой уселась за стол, расправив складки своего старенького платья.
Она с улыбкой наблюдала, как доктор общается со своим сыном. Кому-то Маттиас мог показаться строгим, но Лорин видела, что он сильно любит мальчика. Это читалось в его взгляде, полном заботы и той скрытой тревоги, знакомой каждому родителю за свое чадо. И танцовщица ни секунды не сомневалась в том, что доктор вырастит своего сына таким же достойным человеком, каким является сам.
Не смотря на то, что Лорин была голодна, она ела суп медленно, с чувством, наслаждаясь его великолепным вкусом. Меньше всего ей хотелось опозориться перед доктором и его сыном, показав отсутствие у нее манер.
- Суп чудесный, очень вкусный. – Проговорила танцовщица, когда стало видно дно тарелки. – Я тоже как-нибудь угощу вас грибным супом, специально сготовлю его для вас сама. – Пообещала она. - В пригороде есть небольшие перелески, там можно найти и грибы, и ягоды. Вы любите гулять в лесу? – Она подняла на доктора глаза. – Я – очень.
Она хотела сказать что-то еще, но осеклась, задумавшись, не сморозила ли глупость. Действительно, спрашивать благородного господина – любит ли он ходить в лес, было глупо. Но Маттиас не такой, как все эти напыщенные богачи, не удостаивавшие ее даже взглядом. Он другой. И тем приятнее ей находиться в его обществе и в обществе его маленького сына.

Отредактировано Loreen (29-07-2017 18:24:43)

+1

12

Все выглядело насколько правильным, что Маттиас нисколько не сомневался в том, что пригласил эту бедную девушку на ужин в свой дом. Да, платье танцовщицы выглядело бедно, но разве это имело сейчас какое-то особое значение? Как книги, у которых важнее содержание, чем обложка, так и людей важнее душевные качества, нежели количество шелковых оборок и атласных лент на платье. Россыпь бриллиантов нисколько не добавит душевной доброты или отзывчивости черствому человеку. А Маттиас прекрасно видел, что Лорин - добрая и честная девушка, хоть и зарабатывающая себе на жизнь, танцуя на площади. Доктору понравилось подобное зрелище, этого отрицать нельзя. Кто же назовет плавные движения изящной девушки отвратительными или уродливыми? Никто. Только, возможно, что завистники этой красоты.
- Да? Мне тоже понравился, - согласно кивнул Фрай, распробовав суп. - Я передам нашему повару, что суп пришелся вам по душе. Это порадует старика. Он безумно любит, когда его блюда оценивают по достоинству. Макс, а ты не балуйся за столом, - строго добавил Маттиас, заметив, как сын уже начал от скуки и недостатка внимания играть с ложкой, откровенно ковыряясь в тарелке с супом.
А ведь только стоит только отвернуться, и уже все - пошла шалость в ход, хоть ему и строго наказано вести себя прилично за столом, особенно, когда приходили гости. С одной стороны Фрай прекрасно понимал, что все это издержки молодости, когда хочется резвиться и играть, даже тогда, когда не надо. Когда скучно и уныло. Но с другой, нужно ведь с малых лет приучать своего сына к этикету, чтобы после не упасть в глазах общества из-за дурных манер.
- Я думаю, что был бы не против отведать вашего супа, Лорин, - охотно ответил девушке, подумав, что ее суп будет ничуть не хуже того, что они ели сейчас. Возможно, что даже чуточку лучше. - Хм...- Маттиас задумался над вопросом цыганки. А все потому что он уже не помнил, когда последний раз вообще был в лесу. Может, это было еще во Франции? Но в Вене точно нет. Потому что после переезда все в один миг навалилось. Работа в столичном госпитале, частная практика. Плюс еще обустройства собственного дома, совсем еще крохотный Макс. Даже в свой выходной день Маттиас был совсем занят.
- Честно говоря, я даже не могу сказать. Уже и позабыл. Не помню, когда последний раз был в лесу. Все знаете работа и пациенты. Некогда даже выделить времени, чтобы пройтись дальше, чем главная улица Вены. Но думаю, что за городом сейчас красиво. И часто вы выбираетесь в лес? - полюбопытствовал доктор Фрай. Почему-то ему было это очень интересно.

Отредактировано Matthias Frey (14-08-2017 03:12:46)

+2

13

Лорин зажмурилась, словно все еще не верила в реальность происходящего. Никогда в жизни ее не приглашали на обед господа, подобные доктору. Они могли предложить ей деньги, могли ухватить за юбку с известными намерениями, но никогда не относились к ней, как равной. «Каждый сверчок знай свой шесток», - любила повторять фрау Шпигель. И эта смешная поговорка как нельзя лучше отражала истинное положение дел в современном обществе, где разделение на богатых и бедных было весьма четкое и однозначное. Первые смотрели на вторых, словно на второй сорт, а то и вовсе не смотрели, считая бедняков недостойными своего внимания. И тем удивительнее было такое отношение Маттиаса к бедной танцовщице.
Теплый ароматный суп и звук голоса доктора действовали на Лорин умиротворяющее. Ее страхи и сомнения будто бы отошли на второй план. Она старалась запомнить каждую минуту в этом доме, за этим столом, чтобы потом долгими холодными вечерами согреваться воспоминаниями об этом на своем чердаке. Ей казалось, что она говорит какие-то глупости. Ну, и пусть. Тем более, Маттиас столь воспитан и любезен, что поддерживает разговор, отчего атмосфера, не смотря на необычность ситуации, кажется даже непринужденной. А слова доктора Фрая про то, что он был бы не против отведать супа, приготовленного Лорин, и вовсе заставили ее покраснеть. Не от смущения. Ей было очень приятно слышать такое. Тем более что сказано это было искренне, девушка сразу бы почувствовала фальшь.
- Не так часто, как хотелось бы. – Ответила танцовщица. Ей вдруг показалось, что она ощутила запах гари, тонкий, едва просачивающийся в прикрытую дверь, это заставило ее насторожиться. – Днем я обычно выступаю на площади, а вечерами пою и танцую в трактирах. Так что мои дни мне почти не принадлежат.
Она не стала добавлять, что для нее это возможность зарабатывать на жизнь честным путем, используя свои умения. Не стоит пугать доктора и заставлять его пожалеть об этом благородном жесте – приглашении бедной танцовщицы на обед. Вряд ли его обрадовали бы факты биографии гостьи о том, как она мастерски умеет вытаскивать кошельки из карманов знатных господ, а потом так же ловко уходит от жандармов.
- Но было бы здорово, если бы мы с вами…
Она хотела сказать: «Было бы здорово, если бы мы с вами и с Максом однажды сходили вместе прогуляться в лес, недалеко от города, там сейчас как раз можно найти последнюю спелую землянику». Но так и не договорила фразу. Внезапно Лорин сорвалась со своего места и выбежала из гостиной, едва не перевернув стул, на котором сидела. Запах гари ощущался уже весьма отчетливо, так что найти дорогу к кухне можно было легко – из приоткрытой двери шел густой едкий дым.

+1

14

- Вот, даже у вас нет времени, чтобы выбраться в лес. У всех сейчас хронически не хватает времени, чтобы просто получить удовольствие от отдыха на природе. Хотя она буквально в двух шагах, - Маттиас  прекрасно понимал, что вряд ли праздный отдых излишне позволителен девушке. Это богатая знать, чтобы скрасить время может позволить себе и на бал отправиться, и за городом устроить пикник. Или какие еще  там забавы сейчас модны среди праздных баловней судьбы. Фрай не то, чтобы не знал, скорей просто не хотел вникать, потому что работа забирала у него практически все время. И с этим ничего нельзя было поделать. Да, впрочем, он и не сильно расстраивался, потому что куда лучше спасти чью-то жизнь, пусть и не самого богатого члена общества, чем выслушивать глупости от очередной жеманной  дамочки, бесцельно болтающей обо всем на свете, называя это «светской беседой». И, главное, что приходиться это выслушивать из чистой вежливости, потому что оборвать на полуслове не очень-то и тактично, хоть и безумно желательно для сохранения трезвости рассудка. – Я думаю, что почему бы и нет?...
Ему показалось, что он действительно в тот момент уловил то, что хотела сказать Лорин. Тот смысл фразы, которую она не успела сказать. «Почему бы не отправиться прогуляться в лес?». Что-то примерно в этом духе. Но, конечно, доктор Фрай не обладал даром телепатии, чтобы сказать наверняка, действительно ли это то, о чем подумала танцовщица с площади или нет. И невозможно было получить ответ, поскольку ее и следу уже простыл. Матиас удивленно приподнял брови, но вскорости и сам ощутит неприятный запах гари, что бывает, когда что-то да горит.
- Макс, сиди здесь, - строго наказал сыну, чтобы тот не пошел за ним из чистого любопытства. И сам направился а кухню, оттуда уже шел густой, черный дым, пробиваясь сквозь кухонную дверь. Дым щекотал ноздри, скребясь в горле. Кажется, что кто-то забыл снять еду с огня.
- Боже, что творится?! – всплеснула руками дама достаточно преклонных лет, служившей у Маттиаса кухаркой. – Пирог горит!
Почему она забыла про него, это уже вопрос, требующий разбора после того, как подручными силами потушат пожар. Доктор закатал рукава, пока все слуги, что находились сейчас в доме соберутся в одном месте, а их было не так, чтобы и много. Время уходило, не хватало, чтобы еще огонь перекинулся на другие комнаты.
- Воды, найдите воды, срочно! И всех остальных тоже, - отправив служанку выполнять свое распоряжение, Маттиас приоткрыл дверь, чтобы оценить полноту картины. – Отлично сегодня поели. Просто с огоньком, - пошутил он, закашлявшись. Дым случайным образом оказался в легких у доктора.

+1

15

Лорин ненавидела огонь. Боялась его, точно дикий зверек, живущий инстинктами. С одной стороны, он не раз согревал ее, когда приходилось ночевать на улице, где-нибудь под мостом, на задворках трущоб. С другой – он дотла уничтожил ее последнее жилище, до того, как она перебралась в дом фрау Шпигель. Лорин так и не знала, что стало причиной пожара, то ли упавший на пол по неосторожности огарок свечи, то ли кто-то все же поджег ее ветхое жилище. Не то, чтобы у нее было много недоброжелателей… В венских трущобах это могли сделать не из злого умысла, а и просто так, ради развлечения. В любом случае, теперь она это не узнает. Да и надо ли уже. Тот пожар уничтожил весь ее нехитрый скарб. Лорин только и успела выскочить, хорошо сама жива осталась. Но с тех пор запах гари приводил ее в состояние ужаса, смешанного с яростью и ощущением безысходности. Мерзкое, в общем, чувство. И оно лишь усилилось, когда пожар начался в доме доктора Фрая, к которому танцовщица относилась самым лучшим образом. Она просто не могла допустить, чтобы он или кто-то из его близких пострадал от огня.
Девушка стрелой промчалась в сторону кухни, именно оттуда шел дым, так что никто уже не мог сомневаться – в доме начинается пожар. Перед тем, как войти туда, Лорин вдохнула поглубже, схватила полотенце и ринулась к очагу возгорания. Она делала это бездумно, просто потому, что сердце велело ей действовать.
«Что у нас тут? Мдааа…». Похоже, кухарка забыла о пироге, и именно он сейчас стремительно превращался в черные головешки, а огонь грозил перекинуться на стоявшие неподалеку стол и стулья. «Вкусный, наверное, был пирог». Девушка схватила графин и выплеснула воду на пламя, после чего попыталась сбить языки пламени полотенцем. Конечно, сама она со всем не справится, но, может, выкроит минуту-другую, пока подоспеет подмога.
Так, в общем-то, и случилось. Вскоре в кухню вбежали люди во главе с той самой кухаркой, они забегали, засуетились, начали тушить остатки пожара. Дым стал потихоньку рассеиваться. И Лорин почувствовала, что здесь уже не нужна. Больше она ничем не поможет. Она развернулась, собираясь покинуть кухню, и тут же столкнулась с Маттиасом, практически лицом к лицу, услышала его слова. Он даже в минуту опасности умудрялся сохранять спокойствие, и даже шутить. Танцовщица могла только восхищаться такой силой воли доктора. У нее самой сердце стучало где-то у горла. А на бледной щеке чернела небольшая полоса от сажи - девушка неосторожно провела по лицу рукой, отводя волосы, пока сбивала огонь.
- С огоньком, да. – Повторила Лорин, чувствуя, как напряжение, сковавшее тело, проходит, а на губах расцветает улыбка. Она испытывала к этому мужчине странную нежность, природа которой была еще непонятна ей самой. – Вы в порядке, Маттиас? – Она обеспокоенно взглянула на кашляющего доктора.

+1

16

Вот почему никогда не бывает так, как изначально задумано? Риторический, на самом деле, вопрос. Всегда случаются какие-нибудь казусы, которых так или иначе нельзя предугадать. Вот как сейчас. Как можно было предсказать, что кухарка забудет про пирог в печи, и тот превратится в один большой и сплошной уголек? И вместе дым от него заполонит не только саму кухню, но и близлежащие комнаты. Черт знает, когда это все вообще выветрится. И после тушения, предметы  обихода, и в том числе и шторы на окнах не будут издавать не самые приятные запахи. А ведь Маттиас надеялся, приглашая Лорин в гости, что вечер пройдет достаточно беззаботно. А не в таком темпе, что его гостья еще и будет тушить пожар. Что ж это было слишком храбро и самоотверженно. И не могло не тронуть доктора.
- Да, я в полном порядке, - отвечает на вопрос Фрай, хоть и в горле несколько саднит от едкого дыма.  Огонь успел захватить не только сам пирог в печи, но и несколько парочку предметов из мебели. Что конкретно, доктор не  мог увидеть. Небольшое помещение все еще было забито дымом. Хоть огонь уже и был потушен. И опасности больше никакой не угрожало. – Успел просто вдохнуть дыма. Случайно. Но в целом да, в порядке.
Маттиас  несколько виновато улыбнулся. Называется, пригласил в гости. И вроде бы не его вина, что все произошло так, как и произошло. А тот эффект, возникший, когда Лорин вошла в дом, был, кажется, потерян.
- Вы очень храбрая девушка, - не мог не выразить свое восхищение доктор. Не каждая вообще девица отправиться гасить хоть и небольшое, но пламя, рискуя еще и надышаться угарным газом. Любая другая девушка предпочла бы остаться в безопасном месте, ожидая, пока слуги потушат пожар. Но только не участвовать в его тушении. Просто какой-то нонсенс для подобных изнеженных барышень. Но ведь Лорин совсем не такая. И в этом была ее прелесть. – Мне очень жаль, что так получилось. Я совсем не думал, что наша кухарка решит побаловать нас свежими угольками. И дымом в придачу на десерт. Так что я прошу прощения за этот не очень приятный случай. Идемте, думаю, что остальную часть работы сделают и без нас.
Доктор Фрай вытащил из кармана платок, протянув его девушке.
- У вас немного сажи на щеке, и если вы позволите, то я вытру, - в конце концов, нельзя ж вот так взять и просто вытереть небольшую полоску копоти с лица уличной танцовщицы. Это как-то все-таки неприлично, пусть и  Лорин была совсем не из богатого сословия. Но это и неважно. Главное, что в ней благородства было на целую дюжину богачей.

+1

17

«Как хорошо, что он не пострадал», - мелькнула в голове мысль, заставившая танцовщицу вновь улыбнуться. Слуги все еще суетились на кухне, Лорин слышала их приглушенные голоса и торопливые шаги. Но опасность уже миновала, все возвращалось на круги своя. Пирог, конечно, было жаль, но главное, что все живы и здоровы. И дом доктора Фрая практически не пострадал, хотя, конечно, слугам теперь придется отмывать кухню и наводить там порядок.
- Храбрая? О, нет, я, наоборот, очень испугалась, когда почувствовала запах гари. – Тихо рассмеялась Лорин.
Напряжение спадало, а близость Маттиаса действовала на девушку умиротворяющее, так что Лорин обрела способность вновь мыслить здраво. И теперь она задумалась – правильно ли сделала, что в нарушение всяческого этикета сорвалась с места и понеслась тушить пожар, сверкая пятками? Монашки в монастыре, откуда она в свое время сбежала, такое точно бы не одобрили. Сказали бы: «Плебейское поведение». Настоящей леди следовало, почувствовав запах гари, поднести к носу надушенный платок, всплеснуть руками, а потом упасть в обморок. Предоставив джентльмену спасти ее. А после спасения вознести горячую молитву Пресвятой Деве Марии. Маттиас это тоже, конечно, знал. Он-то в отличии от Лорин – человек воспитанный. А ее уличная жизнь, полная опасностей, научила иногда прежде действовать, а потом уже и думать. Но, наверное, впервые Лорин было по-настоящему важно, что она могла что-то сделать не так. Чудеса да и только.
- Спасибо. – Девушка чуть приподняла голову, длинные, прямые как стрелы ресницы трепетали, когда Маттиас касался ее лица, стирая сажу. Так деликатно, осторожно, ласково. Лорин чувствовала себя кошкой, которую гладит добрый хозяин. Ей совершенно бессовестно хотелось мурлыкать. И еще ей хотелось, чтобы эти мгновения никогда не заканчивались. И доктор Фрай был так близко всегда.
«Глупая, глупая, размечталась», - укорила сама себя Лорин. Она отступила на два шага от Маттиаса, пожалуй, даже слишком поспешно. Ей не следует забываться, где она и с кем. Доктор относится к тому сословию, которое не очень-то жалует таких, как она, нищих, не имеющих, порой, даже корки хлеба на ужин. Конечно, он не такой, как все эти напыщенные индюки, но окружающее его общество вряд ли поймет их дружбу.
- Это ничего, что пирог немного…хм… сгорел. Зато все остальное очень вкусное. И…вы уж не ругайте кухарку. Думаю, она и так осознала, что случилось, и теперь будет более внимательной.
Замечание было лишним. Маттиас, похоже, и не думал ругать своих слуг, по крайней мере, в присутствии гостьи. Он даже с некоторым юмором отреагировал на произошедшее. Лорин была этому очень рада, ей не хотелось портить образ доктора Фрая, пусть в ее памяти он остается таким благородным и безупречным во всех отношениях. Она не думала, что этот ужин еще когда-нибудь повториться, и хотела запомнить каждую минуту этого ужина.
Они вернулись в гостиную, где уже успел заскучать Макс. Но, тем не менее, он не посмел ослушаться отца. Хороший мальчик. Проходя мимо ребенка, Лорин не удержалась и погладила его по голове, думая, что Маттиас не видит.
- У вас замечательный дом. Вы давно в нем живете?
Поддерживать светскую беседу Лорин было очень сложно. Но необходимо, потому как танцовщица решила все же закончить с ужином, он был такой вкусный, что оставлять его недоеденным – форменное преступление. Да и хотелось ей еще немного побыть рядом с Маттиасом и во власти своих грез.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Mozart: сцена » Where we draw the line