В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

17 августа 2017 г. Обновлены игроки месяца.
И обратите внимание, друзья, что до окончания летнего марафона осталось ровно 2 недели! За это время некоторые из вас еще могут успеть пересечь ближайшие рубежи и преодолеть желаемые дистанции.
Мы в вас верим!

14 августа 2017 г. Обновлены посты недели.

1 августа 2017 г. Началась акция "Приведи друга", предназначенная в первую очередь для наших игроков.

21 июля 2017 г. В сегодняшнем объявлении администрации полезная информация
о дополнениях к правилам проекта, два повода для мозгового штурма и немного наград.


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Adalinda Verlage
Адалинда почти физически ощутила нешуточное удивление, охватившее супруга, когда он вскинул брови. Вот так-то! Не ожидали, барон? Погуляйте еще год-полтора вдали от дома — и вовсе найдете свою жену-белоручку вышивающей подушки или увлекшейся разведением ангорских котиков к ужасу бедняги Цицерона. Так что оперная певица в подругах — еще не самое страшное.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



Juliette Capulet
Это было так странно: ведь они навсегда попрощались с ним, больше ни единого раза не виделись и, казалось бы, следуя известной поговорке, девушка должна была бы уже позабыть о Ромео, который, ко всему прочему, еще и являлся вампиром.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Willem von Becker
Суровые земли, такие непривлекательные для людей, тянули к себе существ, неспособных страдать от холода. Только в удовольствие было занять небольшие полуразрушенные развалины, ставшие памятниками прошлых лет, повидавшие не одну войну Шотландии за независимость от Англии. Зато никакой любопытный нос не сможет помешать существованию вампира.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Claudie Richard
- Вы! Вы… Развратник! Из-за Вас я теперь буду гореть в адском пламени и никогда не смогу выйти замуж, потому что никому не нужна испорченная невеста, - и чтобы не смотреть на этот ужас, Клоди закрыла глаза ладонями, разумеется, выпуская только початую бутылку с вином из рук. Прямиком на сюртук молодого человека и подол собственного платья.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Sarah Chagal
Cовременный мир предоставлял массу возможностей для самовыражения: хочешь пой, танцуй, снимайся в кино, играй в театре, веди видеооблог в интернете - если ты поймала волну, то у тебя будет и внимание, и восхищение, и деньги. И, конечно же, свежая кровь.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Le Fantome de l'opera" » La tentation de Catherine


La tentation de Catherine

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://s9.uploads.ru/t/Fot5Y.png
Лучший эпизод сезона: весна 2017
http://s0.uploads.ru/OIYM7.gif
http://s4.uploads.ru/hIp7T.gif

● Название эпизода: La tentation de Catherine / Искушение Катерины
● Место и время действия: 31 июля 1870 года, «Опера Популер»
● Участники: Le Fantome & Katerina de Lancour
● Синопсис: В честь премьеры «Ганнибала» в театре праздник, артисты и гости веселятся на красочном маскараде. Заскучавший средь шумного бала Призрак замечает в зале Катерину де Ланкур – этим вечером он заставит юную мадемуазель, недавно чудом избежавшую смерти от его руки, пройти через непростое искушение.

0

2

Маски, маски... Маскарад! Эрик Лакруа пробирался сквозь толпу разряженных гостей. Их лица, как и его, были скрыты. Такие праздники - его единственная возможность находиться среди людей, потому что никто не замечает человека в простой черной маске, скрывающей лицо. На маскараде это нормально, и он, можно сказать, сливается с толпой. «Такой как все» - Эрик не любил эту фразу, но для него она, все-таки, имела особый смысл. Иногда можно и побыть в самом центре бурной жизни «Опера Популер». Тем более что такие праздненства после прихода новых директоров в театре стали не редки. А он слишком привык жить во мраке и быть невидимым кукловодом, дергать за ниточки тогда, когда этого никто не ждал.
Официант, проходя мимо с подносом, на котором стояли бокалы с шампанским, притормозил рядом с ним, но Эрик покачал головой. Сегодня он не хочет затуманивать разум алкоголем. Призраку было скучно, и он искал, чем себя развлечь. Но так, чтобы без паники и криков окружающих. Поэтому расшатывать и ломать механизм люстр он не будет. Поджигать парик Карлотте - тоже. И даже подставлять подножку Абальдо Пьянжи не станет. Хотя в прошлый раз ведущий баритон растянулся прямо посреди зала весьма забавно. Но все это уже, увы, не ново. И не радует так, как прежде. Эрик огляделся. Следовало срочно найти себе какое-то новое развлечение. Но какое?
Он не видел сегодня в толпе виконта де Шаньи и Кристин Даэ. Между молодыми людьми ничего еще не было явно, но, кажется, это лишь вопрос времени, и скоро они перестанут скрывать свои чувства. Наверное, следовало отыскать их, подслушать разговоры, чтобы держать ситуацию под контролем. Но зачем? Все, увы, и так читалось в глазах его ученицы. Но Призрак намеревался бороться за ее любовь, за ее талант, который следовало развивать, а не хоронить, становясь виконтессой.
Нет, он не пойдет искать их. Не сегодня. Не сейчас.
Лакруа увидел, как мимо продефилировала Карлотта. Наряд ее был ярким и вызывающим, а маска украшена сверкающими камнями и перьями. Следом за ней шел Абальдо Пьянджи, как всегда важный и самовлюбленный. Может, устроить что-то этим двоим? Уж больно велико искушение. Эрик потер руки в черных перчатках, размышляя. Но быстро охладел к этой затее, слишком часто он досаждал им. Вопли Карлотты уже не так будоражили кровь. Нужно поискать что-то действительно стоящее, такое, чтобы его черное сердце замирало от восторга и радовалось по-настоящему.
И в этот момент Призрак увидел ее. Катерина де Ланкур впорхнула в зал легко и невесомо, точно маленькая яркая птичка. Она была в маске, как и все в зале, но не узнать ее  невозможно. Идеальная осанка, горделивая стать - эта девушка знает себе цену. Но главное, она живет в мире танца, и это сквозит и угадывается в каждом ее движении. При виде мадемуазель де Ланкур на лице Призрака зазмеилась коварная улыбка. Кажется, только что нашлась идеальная жертва для него.
Конечно, он помнил их встречу в гримерной Карлотты, когда Эрик собирался убить примадонну, но руки его по фатальной случайности сомкнулись на шее Катерины. Помнил, как стучало ее сердце, как сбивалось дыхание, когда он дышал ей в затылок, размышляя, что делать со случайной свидетельницей. Его нелепая ошибка едва не стоила девушке жизни. Но то, как смело и даже дерзко она держалась, будучи в смертельной опасности, заставило Лакруа пересмотреть свои планы и оставить мадемуазель де Ланкур в живых.
Сегодня он тоже не собирался убивать ее, в общем-то. Он уже понял, что Катерину этим не испугаешь и не сломишь. А, значит, это и не интересно вовсе. У Призрака были другие планы на нее. Более изощренные.
Медленно, точно большой хищный кот, Эрик двинулся через весь зал навстречу мадемуазель де Ланкур.

0

3

« Когда вокруг тебя происходят необыкновенные вещи, значит ли это, что ты тоже необычный?".

Раз или два в год, в каждым городе обязательно проходят массовые, напыщенные и обширные мероприятия. Например такие как благотворительные вечера или же маскарады. На вторых мероприятиях нет определенного стиля в одежде, поэтому всегда можно было на один вечер стать тем, кем не можешь быть в обычной жизни. Особенно, если ты не из высшего общества, и не можешь себе позволить носить дорогие платья, ушитые камнями. И большие украшения. Однако на такие вечера и не позовут простолюдина, верно? Что касалось самой Катерины, то как только в её руки попало приглашение от директоров театра " Опера Популер", она немедля начала готовиться к этому вечеру. Тем самым оповестив Мадам Клодетт( именитую швею на весь Париж) что бы она начинала шить ей платье. И решение пойти на это мероприятие было правильным, как считала девушка. Она же тоже является частью этого театра, частью той творческой труппы, частью этой тайны о Призраке. В руках которого она к сожалению успела уже оказаться и храбро смотря ему в глаза, отстояла  право на жизнь. Это было похоже на быструю и опасную поездку на лошадях. Одно резкое движение или слово, и животное могло встать на дыбы, и девушка бы погибла. Однако Призрака Оперы можно еще сравнить с Морем. Такое темное, глубоко и опасное. Оно поглощает и не отпускает. После того случая в гримерной Карлотты, девушка ни разу не встречала призрака, не слышала его голоса, как иногда утверждала Кристин, с которой Катерина проводила время на репетиции предстоящего представления. Катерина же скептик, и не верит во все эти сказки про призраков, летающие черепа и глаза, в которых был огонь. Ее в уверенно и твердых руках в кожаных перчатках держал человек. Это брюнетка ощущала его горячим дыханием на своей коже.
После последних приготовлений, Катерина и её семья на карете подъедали к месту проведения маскарада, а именно к самому театру, где в большом холле с разветвленной лесницей по обе стороны второго этажа и проходило торжество. Со всех сторон слышались разговоры, музыка и главное - все были в масках. Мало кого можно было узнать сегодня вечером без суеты в глазах, только маски. Расставшись с родителями в холле, Катерина сняла с себя накидку и протянула её гардеробщице. Таким образом Катерина осталась в темно-синем платье с отливом серебра, отшитом капельками темных камней. На шее как всегда была ее камея, и темно-синяя лента.  Волосы уложены в аккуратную прическу, в которой так же можно было увидеть капельки камней.Можно было и сразу сказать, что девушка никогда не выступала в этом театре, и посещала его только в качестве зрителя. Однако ее осанка и плавные движения выдавали её, для опытного учителя танцев. Мимо девушки пронесся парнишка с подносом  шампанского, однако ей не удалось ухватить бокал с алкоголем, от чего она удрученно вздохнула. Все эти долгие репетиции, утомили её, и она надеялась, что хотя бы на этом вечере ей удастся не надолго расслабиться. И побыть не " жителем" оперы а лишь Катериной де Ланкур. Дочерью аристократа. Однако тот самый желанный бокал, который она планировала взять, уже был в руке примы театра Карлотты Гудечелли, которая заприметив Катрину на удивление не отвернулась от нее а лишь приподняла бокал в знак пришествия и улыбнулась, при этом находясь в обществе своего спутника  Абальдо Пьянджи. Оба они были в наряд весьма вызывающих и приметных. Кажется Карлотта всегда все одевалась, только сегодня в её наряде было больше перьев и шика, которые отдавали ее камни.
" Когда это мы успели стать лучшими подругами?".- словила себя на мысли Катерина и усмехнулась. Неужели тот самый уговор, на одном из благотворитеных вечеров ими двумя заключанный - еще в силе? Может быть и хорошо, что девушка сейчас будет в здравом уме. И в своей маске. О да, под ней Катерина чувствовала себя защищенной, когда никто не сможет узнать её истинных страхов, желаний и боли. Ведь синяки от танцев можно было запрягать пудрой, однако моральную боль - никогда. Доля секунды и ей на глаза попадется незнакомец, который идёт именно к ней, он смотрит на нее в упор, совершенно не замечаю людей, которые могли быть у него на пути. Вместо того, что бы оглядываться по сторонам, Катерина встретила незнакомца с лукавой улыбкой.
– Весьма оживленный вечер, не правда ли?.- спрашивает де Ланкур, все еще держа себя сдержанно.- Мы знакомы?.- сразу же не ждет следующий вопрос.

+1

4

Бал был в полном разгаре – оркестр старался изо всех сил, кружились пары, одетые вычурно и ярко, как и положено на маскараде. И повсюду маски, маски, маски… Как приятно все таки бывает почувствовать себя частью этой пестрой толпы, когда никто не шарахается и не бежит от тебя в ужасе. Эрик хоть и любил одиночество и уединение, но иногда ему хотелось испытать это чувство причастности к обществу. Такое настроение было, как правило, мимолетным, и быстро улетучивалось, уступая место лютым приступам мизантропии. Вот и сейчас Лакруа, прежде развлекавшийся на балу среди масок, уже начинал скучать. Скуку, наверное, придумал сам Дьявол, чтобы заполучить себе как можно больше человеческих душ. Но появление в зале мадемуазель де Ланкур дало Призраку надежду на то, что остаток вечера он проведет весьма недурно.
Он продвигался вперед медленно, но верно, искусно лавируя между танцующими парами, обходя официантов с подносами, на которых стояли фужеры с шампанским. И уже не упускал ее из вида, точно хищник, заприметивший добычу. Куда бы ни пошла Катерина, она была под прицелом зорких глаз Призрака. И он стремительно сокращал расстояние между ними. Когда до нее оставалось буквально двадцать шагов, Эрику под ноги бросилась какая-то девица, видимо, из приглашенных гостей, растерялась в толпе и заметалась, потеряв ориентиры в пространстве. Первая реакция Призрака была – отшатнуться в сторону, в груди громко заколотилось сердце, сказывалась все-таки его уединенная жизнь во мраке. Но он смог быстро взять себя в руки, усмехнулся  и поддержал девушку под локоток.
- О, мсье, простите. – Пролепетала она, зардевшись. - Право, не знаю, как так получилось. Я такая неловкая.
- Ничего страшного, мадемуазель. Надеюсь, вы в порядке. – Учтиво проговорил Эрик, не глядя на нее. Он наблюдал сквозь толпу за Катериной – было бы слишком обидно потерять ее из вида именно сейчас. Отпустив руку незнакомки, не имея никакого желания более продолжать с ней общение, Призрак направился прямо к мадемуазель де Ланкур.
Конечно, он помнил их недавнюю встречу в гримерке Карлотты. Не самое приятное воспоминание лично для него – он тогда допустил непростительную ошибку, приняв Катерину за Карлотту. Но и мадемуазель де Ланкур явно без особой радости вспоминает то происшествие – Призрак ведь ее чуть жизни не лишил. Только за то, что она оказалась не в том месте, не в то время. Лишь отчаянная смелость девушки, с какой она держала удар, спасла ее от неминуемой гибели. Ну, и эта роковая случайность, конечно, несколько умерила пыл Лакруа, хотя его пальцы были на нежной шейке девушки – одно движение, и ее уже ничего бы не спасло.
«Интересно, как Катерина отреагирует, когда узнает во мне того самого кровожадного убийцу, планам которого она тогда помешала воплотиться? А она ведь спасла жизнь синьоре Гудичелли – эта глупая курица живет и не знает, чем она обязана мадемуазель де Ланкур», - так думал Призрак, подходя к Катерине.
На этот раз он повел себя как истинный джентльмен. Учтиво поклонился девушке, отмечая про себя, что образ ее продуман тщательно и со вкусом – от прически и украшений до платья и туфелек. И как легка ее поступь и грациозна осанка. Мадемуазель де Ланкур заговорила первой, и Эрик увидел в этом хороший знак.
- Да, вы правы, господа директора театра знают толк в увеселениях, балы здесь всегда столь пышные, что о них потом еще долго говорит весь Париж. – Призрак сделал шаг к Катерине, останавливаясь настолько близко, насколько позволял светский этикет. – Возможно. – Уклончиво ответил Лакруа на вопрос мадемуазель де Ланкур о знакомстве. – Не настолько близко, чтобы вы знали мое имя. Зато я хорошо помню вас.
Слова эти могли значить все, что угодно, например, что он видел Катерину на сцене или на балу. Вряд ли она заподозрит что-то сразу. Хотя… Может, он снова недооценивает эту девушку?
- Разрешите пригласить вас на танец, мадемуазель. – Оркестр как раз заиграл вальс, и Эрик с поклоном протянул Катерине руку, затянутую в черную перчатку, точно такую же, как в тот вечер, когда он едва не убил ее в гримерной Карлотты.

0

5

« Прощение не должно быть в тягость, это дар. Это будет волшебный вечер».

– Возможно? Что ж, я уверена, что наша с вами встреча могла быть весьма незабываемой.- ответила брюнетка, незаметно для него самого, пробежалась по нему взглядом, будто пытаясь распознать в нем знакомого человека, раз уж он знает её, она точно должна была запомнить его. Однако Катерина могла словить себя на мысли, что он мог знать её отца, а Джозеф как знала Кэт, всегда  любил рассказать что-нибудь о своей любимой дочери. Но всегда только хорошее, её успехи. Однако остановив свои карии глаза на маске незнакомца, она будто посмотрела в черноту. Было в них, что-то пугающее, только то, что могла в них увидеть Катерина. Она будто снова пережила тот день, когда чуть не умерла. Тогда девушка видела такую же всепоглощающую черноту, ощущала тот же дискомфорт и холод внутри. Как-будто  все добро вынули из её сердца и оставили мрак и страх, смешанные с отчаянием. Проведя кончиками пальцев по своим темным волосам, Катерина решила нарушить между ними молчание, что повисло.
– Да, директора театра любят шик и блеск. Ведь " Опера Популер" считается местом, где каждый может найти в искусстве что-то своё. будь то танцы или пение, согласны? Вы часто посещаете театр?.- решила спросить девушка, дабы утолить свой творческий голод. Для неё была важна жизнь театра: как за кулисами, так и вне их. Кроме своей обычной жизни, де Ланкур очень любила театр. В нём она видела начало своей творческой карьеры танцовщицы, возможно даже в будущем, Примы! Катерина де Ланкур всегда была наблюдательной. Когда некоторые разглядывали других людей, более или менее, уделяя больше времени разговорам на заранее задуманные темы. Но мисс де Ланкур обращала внимание на детали, детали в речи, в голосе, в одежде или же даже отметинах на теле. Сейчас же молодой человек предложил Катерине потанцевать, на что она согласилась. Ведь не зря она пришла на бал сегодня, надела красивое платье, что бы танцевать, танцевать до утра. А утром, это место превратится в обычный холл, где будет пусто днем. «  Не может быть, этого просто не возможно, это те же перчатки что были на Призраке в той самой гримерной. Катерина, ты ведь запомнила их, и не спутаешь ни с чем, он хотел убить тебя в них. Эта черная кожа впивалась тебе в шею..»,- подумала она и медленно подняла глаза с руки на лицо мужчины, чем могла вызвать вопрос с его стороны. Может быть внешне она была спокойна, но внутри нее бушевал пожар, и возможно её немного трясло, из-за той мысли, что это мог быть тот самый ЧЕЛОВЕК. Да, он же всего-лишь человек, тогда Кэтти в этом и убедилась. Но что если она лишь долгое время думала об этом, и у неё началась паранойя, от чего она в каждом мужчине в таких кожаных перчатках видит призрака. Мало ли, кто еще носит их, они же не одни на весь Париж, верно?
– Это традиция,-  сказала она и вложила свою ладошку в его руку. По ее телу пробежал электрический ток, но она не придала ему значения. Если сегодня Катерина сыграет с самим Дьяволом, она примет этот бой с уверенностью в том, что одержит победу над своими внутренними демонами. Иначе девушка завтра же обратится к мозгоправу с проблемой параноидальной слежки.

+1

6

Музыканты оркестра заиграли вальс. Пестрые яркие пары в масках закружились в танце, в этот момент зал был похож на цветник с редкими экзотическими цветами. Смотреть на них было отдельным удовольствием и усладой для глаз искушенного эстета. Эрик давно бы уже поднялся на технический этаж, чтобы наблюдать за балом с высоты, если бы не его прекрасная партнерша. В этом многоцветье она была точно свежая юная роза. Такая же изысканная и хрупкая. Если она продолжит также рьяно заниматься танцами, как сейчас, возможно, в будущем достигнет впечатляющих высот.
Эрик уважал стремление этой аристократки посвятить свою жизнь танцу, хотя она имела возможность пользоваться всеми привилегиями своего происхождения, просто наслаждаясь жизнью, посещая светские рауты, ничего особо не делая. Когда она только появилась в театре, Лакруа отнесся к этому скептически, как к прихоти богатой особы. Но постепенно, видя ее трудолюбие в репетиционных залах и успехи на сцене, изменил свое мнение, и уже не смотрел на Катерину де Ланкур, как на капризную аристократку. Она стала частью «Опера Популер» и с полным правом делила сцену с остальными балеринами. Конечно, их первая встреча могла закончиться для Катерины печально, но ее смелость и умение держать удар, не теряя достоинства, спасли ей жизнь. Даже Призрак Оперы был вынужден отступить.
Подобные юные особы вызывали у Эрика интерес. Ему доставляло удовольствие исследовать глубину их личности, чистоту их порывов и благородство души – качеств, которых у него самого уже никогда не будет. И этот вечер обещал ему много открытий. И первое испытание для Катерины – его перчатки. Черные, гладкие, точно вторая кожа. Не может быть, чтобы они не вызывали в ее сердце воспоминаний о том памятном вечере, когда жизнь девушки была в руках опасного и хладнокровного убийцы. Как она поведет себя, вложив руку в его раскрытую ладонь? Что станет делать? Что говорить?
Лакруа, не меняясь в лице, осторожно сжал тонкие пальчики девушки и повел ее в танце. Движения их были плавными и слаженными, эта синхронность и гармония всегда радовала Призрака. Будь то Музыка, или Танец.
- Да, я весьма частый гость в «Опера Популер». – Эрик решил, что юная особа в своем непростом испытании достойна только правды и нисколько не покривил душой. – Театральное искусство доставляет мне ни с чем несравнимое удовольствие. Мне нравится, когда то, что я вижу на сцене, становится откровением. На это способны лишь очень талантливые артисты, которые не жалеют своих сил ради искусства. Вы согласны со мной, мадемуазель де Ланкур? Ваш отец не был против вашего увлечения театром?
Он говорил, нисколько не сбивая при этом дыхание. И вел свою партнершу в танце, сохраняя четкий ритм, так важный для вальса. Раз-два-три, раз-два-три… Шаг вперед, шаг вперед, поворот… Когда-то ему приходилось считать шаги про себя, сейчас Лакруа целиком и полностью отдавался во власть Музыки – она лучше всего помогала выдерживать ритм и чувствовать уверенность в каждом своем движении.
- Наша встреча и была весьма незабываемой. – Проговорил Эрик, обнимая девушку за талию, привлекая ее к себе чуть ближе, прежде чем сделать плавный поворот и три шага в танце. - Я видел вас на сцене вчера. – Добавил он, то ли поясняя свою фразу о незабываемой встрече, то ли просто переводя разговор в новую плоскость.

0

7

Еще пара секунд оценивающего взгляда мисс де Ланкур, и ее ладошка оказывается в ладони незнакомца, которая была обтянула черной кожей. Может быть это было ощущение очередного повтора, паранойи. Называйте как хотите, но Катерина была уверена, что знает когда и как эта рука может сомкнуться. И сейчас возможно девушка подпишет себе либо забавное увлечение на этот вечер, либо же безумное приключение.
– Здесь бывает так много людей, что всех не упомнить. Есть просто толпа зевак, что приходит поглядеть на красивые костюмы выступающих на сцене. Есть истинные учители искусства, которые в двери театра заходят чаще, чем в церковь. Есть же любители, которые не знают, как провести вечер, поэтому и приходят сюда. Я уверена, вы относитесь ко второй группе, но, возможно, вы человек, который сочетает в себе все три качества: любите глазами, ушами и чувствуете каждую ноту сердцем. Ах, не слушайте меня. Иногда я могу слишком увлечься темой театра.-  Девушка умело заняла свою позицию  партнерши в танце и начала движение. Раз. Два. Три. Раз. Два.Три. В детстве у мисс Катерины был хороший учитель танцев, от него она и переняла эти плавные движения, наклоны и чувство ритма.
– Мой отец..что же, он может пойти против моей очередной прихоти. Но не против того, что у меня хорошо получается. Ведь мне не пять лет, и я сама могу выбирать, чем мне заниматься.- не совсем уклончиво, но и не совсем открыто сказала девушка. Ведь на его вопрос она все таки ответила : её отец не против.
– Но скажу по секрету.- она приближалась к его ушку и шепнула.- Он не оставляет попыток меня от говорить. И быть лишь зрителем в этом театре а не артистом.- отпрянув в свою первоочередную позицию, Катерина улыбнулась слегка. Джозеф принял выбор дочери, и пожалуй будет делать все, что бы у неё не вышло все комом. Это все же театр а не дом девушек легкого поведения, верно? С характером и нравом Катерины, мало кому удастся её отговорить от того, что она задумала. А ещё девушка учится только на своих ошибках. От слов незнакомца о том, что он видел её на сцене, глаза девушки заискрилось легкими искрами восторга, и волнения. все же не каждый человек может приятно критику в свой адрес спокойно, и сделать выводы.  Что если это так, и он правда видел её со стороны? Тогда у него сложилось определенное мнение о ней, о её танце.
– Что вы можете сказать обо мне как об актрисе? Хочется услышать мнение со стороны, со стороны зрителя а не мадам Жюри. Которой редко когда можно угодить..- пробурчала она конец фразы, и посмотрела на партнера. Держа приемлемую дистанцию для вальса. Когда мужчина немного ближе протянул её к себе, она цокнула, показывая свое недовольство.
– Никаких вольностей, Незнакомец. Я уверена, что лишние слухи вам не нужны, так же как и мне.- с легкой резвостью ответила она, и слегка мило улыбнулась. Показывая тем самым, что она не злится, но все же может сделать легкое замечание. Что бы внутри неё не бурлила кровь, когда он так близко. Еще немного, и его дыхание может оставить след на её коже. Катерина сама, если честно не всегда придерживалась каких-либо рамок, правил. Своеволие - одна из её черт. Однако всему нужно знать границы, знать за какими поступками следует жестокое наказание. А за какими только легкий выговор. Ребячество, за что могли хоть иногда, но осудить Катерину де Ланкур.

Отредактировано Katerina de Lancour (07-04-2017 18:51:02)

+1

8

- Ваш отец мудрый человек. – Ответил Эрик, делая вместе со своей прелестной партнершей серию вальсовых поворотов. – Он не следует слепо своему родительскому долгу, выбирая вашу судьбу за вас, а предоставляет возможность заниматься тем, что вам нравится. Вам несказанно повезло с отцом, мадемуазель.
Это было правдой. Далеко не каждый аристократ позволил бы своему ребенку сменить роль светской львицы на балах и приемах, уготованную ему с детства, на театральные подмостки. В их среде это не принято. Отцу Катерины нужно было обладать настоящей мудростью, чтобы позволить ей делать не то, что должно, а то, что у нее лучше всего получается, руководствуясь лишь родительской любовью, а не традициями и устоями. Он отговаривает ее? Конечно. На самом же деле наверняка гордится дочерью ее упорством и трудолюбием. Любой бы гордился, будь он отцом столь целеустремленной мадемуазель. Даже если ты трижды аристократ и распланировал жизнь своего семейства на несколько поколений вперед.
- Я считаю, что у вас есть все шансы снискать известность на театральном поприще. – Ответил Лакруа, не особо, в общем-то, покривив душой. – Вы трудолюбивы, и не жалеете времени и сил на свое обучение. Откуда я это знаю, спросите вы. А я отвечу, что понял это по тому, как вы двигаетесь на сцене. Рисунок танца верный, движения все – тоже. Но я все еще вижу сквозь них те усилия, которые вы прикладываете, разучивая их. Когда я перестану замечать это, и вы будете парить над сценой так, словно не было многих часов изнурительных репетиций, тогда ваш танец станет совершенством, и вы сможете очаровывать им зрителей, даже таких сухарей, как я. – Призрак улыбнулся, сделав легкий полупоклон, предваряя им новую серию танцевальных па.
Он двигался легко, не сбиваясь с ритма, выполняя каждое движение четко, ведя Катерину в танце уверенной рукой. Лакруа не был особым поклонником танцев, но сейчас вальс доставлял ему истинное удовольствие. Хорошая Музыка, умелая партнерша, и маленький сюрприз, который он приготовил для нее и лишь ждал удобного момента, чтобы открыть карты. О, как любил Эрик держать эту интригу, пребывая в сладостном напряжении, точно дикий зверь, заприметивший добычу.
«Никаких вольностей, Незнакомец». Вот как? Призрак беззлобно рассмеялся про себя. Мадемуазель Катерина строга с кавалерами, и ничего лишнего им не позволит. Сказывается железное воспитание и привитые едва ли не с пеленок манеры. Только его сегодня интересовала немного иная игра с этой милой девушкой.
- Люди любят слухи, вы правы. Некоторые живут ими с утра до ночи: кому-то доставляет удовольствие распространять их, кому-то - слушать. Уверен, что в этом зале уже не один завистливый глаз отметил, что мадемуазель де Ланкур танцует с неизвестным мужчиной. – Эрик говорил это медленно, с чувством, смакуя каждое слово. – Танцует и мило беседует, точно со старым знакомым. «Кто бы это мог быть?», - думают они, возможно, даже перебирают в памяти имена кавалеров из местной знати. Ведь мадемуазель де Ланкур не станет танцевать с кем попало. – Говоря это, Лакруа вальсировал, держа одну руку на талии Катерины, другой - сжимая ее тонкие изящные пальчики. – Интересно, чтобы сказали местные сплетники, если бы узнали, что вы танцуете с Призраком Оперы?

0

9

Вокруг мелькали люди в масках, шлейфы платьев дам и ткань костюмов мужчин, музыка всё играла и играла в своём собственном ритме, но каждый из танцующих нашёл свой собственный такт, и придерживался его. Что качалось Катерины, то большая часть её внимания была прикована к её всё ещё таинственному спутнику, который предложи ей свою партию в танце. Что для артиста оперы станцевать старый вальс? Тоже самое что для ребёнка на улице сыграть в « Классики". Движения уже давно знакомы, и ты не боишься упасть, только нужна удача, что бы попался опытный спутник, который бы не доставлял дискомфорт во время танца.
– Что ж, если я чего-то захотела, то обязательно получаю это. Не зависимо от окружающих. Но благодарить за рассердите моего таланта стоит только мадам Жюри. Нигде как у неё я не могла бы получить такой опыт в танце и дисциплине, как у неё. Скажу по личному опыту: её трость не такая уж и безобидная. В ней всегда было что-то устрашающее и больное, как скажем..удавка. Вроде бы со стороны простое и элементарное средство, но какие последствия она может привести, даже убить. Пожалуй. - Катерина сделала неловкую паузу, показывая этим, что сказала что-то не столь уместное для танца или этого вечера. Зачем портить такой вечер плохими разговорами. От личного мнения её партнёра по танцу внутри неё что-то затрепетало. Он не сказал, что она бездарность и ей лучше просиживать время в каком-нибудь дамском клубе её сословия. Нет, но ей нужно работать над собой, о чём девушка думает каждый день и каждый раз во время репетиции. Девушка сделала очередной круг вокруг своей оси, как требовал танец и вот она снова около своего спутника в загадочной маске.
– У каждого есть свой идеал. Юные девочки труппы мечтают достигнуть таких же высот, как и Мадемуазель Сарелли. Но лично для меня пример Русских балерин. Оно такие изящные, что кажется будто при неловком движении партера тело переломится пополам..- девушка с волнением выговорила эту фразу, будто бы в этот момент сама была в зрительном зале Большого Русского театра. Все было хорошо, до того времени, как молодой человек не проронил фразу о том, что возможно она могла бы танцевать с самим Призраком Оперы. Душегубом и без пяти минут её собственным убийцей. Конечно кожаная перчатка и хватка могли бы напомнить ей о том злосчастном дне, когда жизнь Катерины де Ланкур не оборвалась в гримерной Сеньоры Гудечелли, будь она не ладной.
– Если это ваш способ флирта, то он не удачный. Не стоит говорить о нём, когда все работники театра боятся ходить одно по коредорам театра...- сказала девушка и прищурилась немного, потом же она резко распахнула длинные ресницы и резко посмотрела ему прямо в душу, через глаза. Её движения замедлялись по мере озарения всей сложности ситуации. Может быть это всего лишь шутка?
« Оно возьмёт то, что ты хочешь похоронить внутри себя и будет использовать это».
Нет, она не будет кричать, не будет бежать, а примет эту встречу достойно, как приняла его угрозу жизни в гримерной. Ну вот не привыкла Катерина доверять эмоциям, а думать взвесив все факты.
– Ты блефуешь,- сказала она с подозрением.- этого не может быть, явился сюда в сборище людей, где тебя могут узнать и поймать.- девушка взглядом указала на охрану полиции у входов.
– Что тебе нужно?,- спросила брюнетка, не подавая вида своего замешательства или паники. Да, меньшее что сейчас было нужно, так это паниковать в толпе. В конце концов сейчас он её не убил, верно? И не убьёт, если она будет вести себя спокойно и не выдать его. Да уж, её воспитание дало о себе знать: сдержанна и почти невозмутима. Однако внутри неё бушевал настояний пожар эмоций. Ей как и любой девушке было страшно, но почему то она была уверена, что он не причинит ей вреда. Не удавил же он её тонкую шею в одном из углов театра, да и ели бы она не была ему интересна или не было бы ему что-то нужно - он бы не подошёл к ней. Не предложил потанцевать. Черт подери, оп откуда то узнал о её семье? Сейчас девушка была похожа на загнаны ого в угол щенка, такого милого, маленького, испуганного. Который скалясь и рыча хотел отогнать от себя угрозу, и не показывать, как ему страшно.

Отредактировано Katerina de Lancour (24-04-2017 20:21:07)

+1

10

Призрак поистине наслаждался этим вечером. Его очаровательная партнерша прекрасно вальсировала и еще ни разу не наступила ему на ногу. Впрочем, даже если бы она сделала это, настроение Эрика подобное не омрачило бы. Все пока шло так, как он задумал. И если Катерина правильно отреагирует на известие о том, что она вновь оказалась в цепких руках Призрака Оперы, все будет еще лучше.
Что значит «правильно»? Лакруа надеялся, что смелая девушка воспримет новость стоически и не поднимет крик – все-таки они находятся в зале, полном людей, значит, убить ее у всех на виду он не сможет. Точнее, сможет, конечно, но не станет. Эрик не любил повышенного внимания к своей персоне. Поэтому подземное озеро приняло уже не одну жертву в виде не в меру любопытных рабочих сцены, рисковавших спускаться в подземелья и заходить дальше, чем следует. Привлекать внимание толпы сегодня Призрак не планировал. О, нет. Он рассчитывал на более тонкую игру, чем погоня разъяренной толпы за тем, кого они так боятся и, как следствие, ненавидят.
Но Катерина была другой. Она не похожа на большинство балерин, которые пищат и падают в обморок при одном лишь упоминании Призрака Оперы. Эрик уже знал, с каким достоинством умеет держаться мадемуазель де Ланкур, даже стоя на краю жизни и смерти. Судя по ее словам, она не стремилась подражать Ла Сорелли, избрав своим идеалом русских балерин. Именно русский балет обещал в последнее время стать законодателем в мире балета, а имена некоторых танцовщиков русской труппы знали даже в Париже. «Души исполненный полет», - так писали потом поэты, вдохновленные их выступлениями. Так что мадемуазель де Ланкур обладала весьма прогрессивными взглядами. Правда, Лакруа ни за что бы не поверил в то, что Катерина никогда не мечтала занять место Ла Сорелли и стать примой-балериной. Именно это он и собирался использовать главным козырем в своей маленькой игре с ней.
Однако он не ошибся в ней. Катерина не закричала, хотя Эрик и успел заметить мелькнувший в ее глазах страх. Вероятно, она еще очень хорошо помнила их первую встречу, когда он чуть не лишил ее жизни сначала по ошибке, а потом уже как опасного свидетеля. Да и кто бы не боялся, после такого?
- Я не флиртую.– Спокойно сказал Лакруа, не повышая голоса, и не понижая его. – И не блефую.
Внешне ничего не изменилось – он по-прежнему кружил девушку в танце, и каждое движение их было четким, точным и слаженным. Разве что он крепче сжал пальчики мадемуазель де Ланкур, да рука его у нее на талии стала точно железная – из таких объятий не вырвешься. Ловушка захлопнулась – птичка попалась.
- Вы танцуете с Призраком Оперы, мадемуазель. – Повторил Эрик, он был так увлечен своей партнершей, что даже не заметил, как сменилась музыка, и пары вокруг закружились в очередном медленном танце. Он инстинктивно легко подстроился под новую мелодию, уверенно ведя Катерину в танце. – Но я пришел не для того, чтобы убить вас. – Добавил он все-таки, чтобы девушка не поддалась первым эмоциям и не попыталась вырваться или закричать.
Поверила ли она ему? Лакруа был уверен, что да. Ей страшно, но она, конечно, изо всех сил будет стараться держать лицо, не показывая своих истинных мыслей и чувств. Так ее воспитали. И в этом была вся Катерина де Ланкур. Тем не менее, Эрик не спешил ослаблять хватку. Не стоит делать этого, чтобы птичка не упорхнула раньше времени. Конечно, все это было неслыханной дерзостью с его стороны и даже в чем-то безумной авантюрой, но игра стоила свеч. «Определенно», - подумал Призрак, улыбаясь своей партнерше. Улыбка его из-за уродства лица и непривычной маски (которую он надел специально на маскарад, чтобы не выбиваться сильно из толпы), вышла несколько кривой и оттого еще более жуткой.
- Сегодня я предлагаю вам свою помощь.
Вот так. Не ожидала? Он внимательно взглянул в глаза девушки, стараясь не упустить малейшей эмоции. Ему доставляло это неизъяснимое наслаждение. Катерина пересилила свой страх. Сможет ли справиться с удивлением?

0

11

Что ж, самые большие и темные ожидания Катерины подтвердились: перед ней стоял Призрак Оперы. К сожалению, девушка не знала настоящего имени мужчины, однако это и не было нужно. Потому что ты чай в гримерке из своего фамильного сервиза Катерина точно не хотела и ее не распивает от желания вынести фарфориз дома. Ведь за ней следит мама, и очень строго. Готова наверное пылинки сдувать, так же когда Катерина была ещё маленькой, ценные вещи прятали куда подальше. Сейчас самым ценным для Катерины де Ланкур сохранить свою жизнь, и что бы это сделать, ей нужно не показывать то, кто с ней танцевал. Рука человека в маске сжала руку девушки сильнее а стан брюнетки оказался в более сильной хватке. Ей не то что бы повернуться нельзя было, дышать было не легче. И это карсет сжимал её грудную клетку. Весьма не удобный предмет женского туалета, который был скорей всего для красоты. Немного подняв голову выше, что бы быть почти на одном уровне с партнером по танцам и душегубом в одном лице, де Ланкур подстроилась под композицию, которая играла для вида, и танец девушку сейчас совершенно не интересовал. Но кричать или вырваться в планах не было.
– Раз я танцую с самим Призраком Оперы. Даже не знаю, радоваться мне или грустить. Все ваши дела идут впереди вас, и у каждого сложилось свое мнение о вас.- шаг за шагом, платье а точней его подол развивается в воздухе, задевая одежду других гостей.
– Помощь? Чем вы можете мне помочь? Все боятся вас. Никто не знает вашего имени, и что вам нужно. Вы наверное получаете несказанное наслаждения, забирая чью-то жизнь, или же..у вас серьезные мотивы? Не то, что бы я буду писать о вас книгу или все расскажу двум владельцам этого здания. Которые сделали свое состояние на мусоре..ой на металлоломе.- девушка посмотрела в сторону, немного закатив глаза. Да, сейчас она была немного холодной, рассудительной, но все же ей было страшно.
– А теперь серьезно, что за помощь? Между нами нет ничего общего, мне от вас ничего не нужно. У меня есть всё, что мне нужно.- она возвращает взгляд на Призрака и немного дернула руку. Но хватка была сильной, и попытка не удалась, однако человек в маске даже не шелохнулся. Конечно сейчас в девушке играло любопытство. Она просто не знала, о чем же хочет ей сказать Призрак. Но факт того, что он её не убил сейчас или не грозился сделать это позже, что бы убрать свидетеля говорит о том, что возможно он не так ужасен и не убивает без разбора, не без причины. Но чем же так нужно провиниться, что нужно сделать, что бы пасть от рук самопровозглашенного " палача" театра " Опера Популер"? Катерина не отличалась прилежным и покладистым характером, не устраивала акты вандализма в здании, не грубила. Без особого повода конечно, да и плохим словом не отзывалась о Призраке. Просто она не верила в мистику, и относилась ко всему скептически. Когда все вокруг просто говорили и визжали о промелькнувшей тени позади. Глупо, очень глупо, как считала Катрина, и достаточно смешно, что бы быть правдой. Но если бы Катерина и хотела бы отказаться от всего этого, то она бы ушла из театра. Уехала бы куда-нибудь в провинцию. И жила бы той жизнью, какой должна быть у аристократов. Но что ели ей уготована другая судьба?

Отредактировано Katerina de Lancour (15-05-2017 18:03:07)

+1

12

Эрик невозмутимо продолжал танцевать, сжимая в руке тонкие пальчики Катерины. Его объятия были крепки – из них не вырвешься, даже если захочешь. Но мадемуазель де Ланкур, не смотря на свой страх, действовала весьма дипломатично. Не кричала, не пыталась вырваться. Похоже, его расчет оказался верным. Ей стало интересно. И любопытство пересиливало страх. Да.
Она говорила, а Призрак слушал ее и улыбался. Улыбка из-за природного уродства выходила несколько кривоватой, она была холодной и от того казалась еще более зловещей. Но окружающие гости, занятые танцем и самими собой, вряд ли замечали это. Все же бал-маскарад – отличный повод развлечься подобным образом. И его маленькая шалость, скорее всего, останется безнаказанной. Мадемуазель де Ланкур, вероятно, уже поняла, что не стоит кричать и звать на помощь. По крайней мере, не узнав, зачем она понадобилась Призраку.
«Вы, наверное, получаете несказанное наслаждение, забирая чью-то жизнь, или же... у вас серьезные мотивы?». Эрик даже не знал, что на это ответить. Сказать правду? Объясниться? Или отделаться коротким: «Да, получаю». Но это еще больше испугает ее. А ему это сейчас не на руку. Как жаль, что в «Опера Популер» его считают лишь хладнокровным убийцей, и никто не слышал его Музыки.
Настоящей Музыки.
И все же она была очень наивной, эта мадемуазель Катерина. «Молодость, молодость…». Было бы весьма забавно, если бы она написала о нем книгу. О таком даже болтун Буке не мечтал. Он тоже хотел, чтобы о Призраке узнали как можно больше народа. Но предпочитал разговорный жанр, пугая хористок и балерин. Интересно, как бы юная Кэт назвала свою книгу о коварном душегубце «Опера Популер»? Хм… «Властитель удавки»? «Призрачный злодей»? А, может, это был бы не детектив, а история о любви красавицы и чудовища? Тогда как? «Маска и роза»? «Влюбленные во мраке»? Эти мысли отвлекли Эрика от его главной цели. И даже по-настоящему развеселили. Он несколько минут молчал, улыбаясь и просто ведя свою очаровательную партнершу в танце. И лишь потом заговорил – медлить с этим не следовало, томить Катерину в ее любопытстве – невежливо. Да и сам он не может находиться здесь слишком долго. Толпа слишком нервировала Лакруа. Да и риск оказаться узнанным кем-то велик. Конечно, он, скорее всего, успеет скрыться, но лишний раз устраивать переполох ему не хотелось.
- Я слышал недавно ваш разговор с Ла Сорелли во время занятий. Дива была с вами неоправданно высокомерна. – Проговорил Эрик. Голос его стал вкрадчивым, в нем появились бархатистые нотки. – Похоже, она считает, что ее место на Олимпе уже никто не сможет занять. Но в театре есть еще весьма перспективные и талантливые танцовщицы. – Призрак чуть сильнее сжал тонкие пальчики Катерины, как бы намекая – кто тут непризнанный пока талант. – И вы вполне достойны стать примой-балериной «Опера Популер».
Он вновь сделал паузу, давая ей время привыкнуть к этой мысли, осознать ее, наполниться ею, принять.
- Вы будете танцевать ведущие партии. Сиять.
Даже если Катерина де Ланкур воспитана и благородна до кончиков ногтей, сердце ее дрогнет от этих слов. Он был уверен. Потому что какая балерина не мечтает стать примой? Да любая! Это вполне нормальное желание человека, который влюблен в искусство, в то, чем занимается и ставит превыше всего. А Катерина любила танец, в этом сомнений не было. И, конечно, в своих мечтах видела себя примой-балериной. Даже если сейчас она станет отрицать это. Другой вопрос – на что она готова ради этого?
На что?

0

13

Если раньше танцы, песни и гости этого праздника завлекали девушки процентов на 65, она меланхолично но со свойственной ей радостью от таких балов наслаждалась обстановкой и вкусом игривого шампанского на губах, то сейчас все иначе. Гости, музыка - потеряли смысл после того как она узнала, кто перед ней сейчас стоит. Сам Призрак Оперы ласкает её слух вполне мирными речами, вместо угроз смерти, расправы. В прошлый раз он чуть не убил её, по ошибке скорей всего, но что заставило Призрака оставить её в покое? Может быть стойкость и благородство Катерины в его руках. Или же оставил марионетку на потом? Что тут гадать, девушка не знала ответа на этот вопрос, но гадала, что ему потребовалось от неё сейчас.
– Я так и знала, что вы никогда не останетесь  в стороне от тех событий, что происходит в этих стенах. Между мной и Ла Сорелли действительно был разговор в танцевальном классе, но как вы верно подметили - он не завязался. Она и правда слишком много отдает занятиям. Я даже не удивлюсь если у неё нет друзей, знакомых, семьи.- хмыкнула девушка, да у нее уже сложилось весьма скудное мнение о той особе.
– Занудная, скучная..может быть в танце и нужно...забыть импровизацию и точно отдаваться движениям. Вы выдели её выступления, они не плохи, но я видела и лучше, намного лучше.- девушка немного склонила голову на бок и ощутила как он сжал её ладонь. Будто бы намекая на то, что подающей надежды девушкой, которая могла бы танцевать свои партии, могла быть сама Катерина. Зачем таить правду, де Ланкур и правда хотела бы танцевать на сцене, одна. Сложную, с переливами партию. Свет был бы обращен к ней, маэстро бы плавно давал команду музыкантам сменить тему музыке, болели бы руки и ноги, но есть ради чего. От всей этой картины, которую девушка представляла много раз у неё стал отдаленный взгляд. Поэтому ей нужно было немного покачать головой и моргнуть.
– Даже у такого успеха есть своя цена, почему то мне кажется, вы предложите мне что-то алчное, гнусное и не хорошее. Все ваши слова правда, я хочу танцевать, но как известно все вертятся только вокруг Ла Сарелли.- обидчиво, наиграно надула губки. Всё это было некой игрой, сделкой с Дьяволом. Будут ли жертвы или же всё пройдет гладко. Катерина и не ожидала легкого пути к большой карьере. Она могла бы пару раз топнуть ножкой перед влиятельным отцом, пустить слезы и сказать ему о том, что именно она должна танцевать на сцене театра, никто другой. Ведь наверное так бы и поступила любая другая девушка её круга? Постойте, нет. Любая другая бы не надела пуанты и не танцевала с другими девушками труппы. Любая другая бы предпочла сидеть с другой стороны сцены, в качестве зрителя. Даже странно, что у Катерины проявился такой видный талант к танцу, потому что простую любительницу по кружиться в красивой одежде мадам Жюри бы не приняла в ряды балетной труппы. Но все же Катерина всегда будет выделять среди других. Начиная сшитыми только для её ножек пуантов и заканчивая шпильками в темной капне волос.

+1

14

Он был терпелив. И не торопил Катерину с ответом, предоставляя ей возможность проникнуться обрисованными им перспективами, принять их, оценить. Когда заключаешь сделку с Дьяволом, поспешность ни к чему. А эмоции лишь провоцируют на неверный шаг. Целью Призрака в случае с мадемуазель де Ланкур был именно сам процесс искушения, а не результат, хотя ничего из несбыточного он сейчас Катерине не обещал. Он обожал эту тонкую игру с другим человеком. С его мыслями, чувствами. Душой. Видеть, как от его сладких речей меняется взгляд, линия губ, как трепещут ресницы и бурно вздымается грудь… Что может быть лучше, чем пить это сладкое вино искушения вместе с тем, другим. Проверять на прочность все струны его сердца.
Он видел, что попал в точку. И мадемуазель де Ланкур, действительно, не против стать примой-балериной. Да и кто из танцовщиков «Опера Популер» в здравом уме не хотел бы этого? Призрак любил наблюдать за людьми, это давало ему бесценные знания, которые не почерпнешь в книгах. Иногда во время репетиций он прятался где-нибудь в зале или в закулисье, смотрел, наблюдал за артистами, отмечал малейшее изменение в их лицах, их реакцию на слова, друг на друга. Благодаря этому Эрик знал безо всяких сплетен – кто кого недолюбливает, кто кому завидует и прочие тонкости общения в труппе. Бесценный материал для манипуляций. А он так любил чувствовать себя кукловодом.
Интересно, догадывается ли она, что за будущее примы-балерины и лучшие ведущие партии ей придется заплатить определенную цену? Ведь ничего в этом мире не дается просто так. Особенно слава. Готов ли Призрак был зайти так далеко, чтобы убрать с пути мадемуазель де Ланкур Ла Сорелли? Пожалуй. Тем более партия будет разыграна таким образом, что Катерина сама нанесет решающий удар сопернице. А он лишь немного поможет. В том случае, конечно, если мадемуазель де Ланкур, конечно, решится заключить сделку с Дьяволом. А сделать это ой, как непросто. Особенно девушке с аристократическим воспитанием, с детских лет прививающим определенные принципы о чести, морали и нравственности.
Призрак знал это. И не завидовал Катерине. С одной стороны на весах лежало ее будущее – такое, о каком она сама мечтала. С другой – все то, чему ее учили, что отличает настоящую леди от остальных. Один шаг. Всего один шаг от Бездны, манящей своими желаниями, которые сбываются по одному лишь мановению хорошеньких тонких пальчиков.
Он обещал ей не просто протекцию, в результате которой она стремительно взлетит на Олимп и займет место поверженной соперницы. Такое мог устроить и отец Катерины, если бы она попросила его об этом. Призрак сулил мадемуазель де Ланкур развитие ее таланта, рост мастерства и заслуженное место примы-балерины, на которое ее на руках занесут сами господа директора «Опера Популер». А Ла Сорелли станет историей.
Ее слова: «Даже у такого успеха есть своя цена, почему то мне кажется, вы предложите мне что-то алчное, гнусное и нехорошее» заставили Лакруа улыбнуться. Сдержанно, одними губами. Выражение глаз его не изменилось, осталось спокойным, внимательным и несколько холодным.
- Вы правы, мадемуазель. – Он поцеловал ручку Катерины, не выпуская ее из своей руки. – Цена есть у всего. За мою помощь вам потребуется проявить определенную решительность. Вам нужно будет оклеветать Ла Сорелли. Ославить перед всем театром и господами директорами. Показать, что она, действительно, такая, как вы о ней говорите. Это поможет нам убрать ее с вашего пути раз и навсегда.
Призрак крутанул мадемуазель де Ланкур в танце, после чего вновь привлек к себе, внимательно глядя в лицо аристократки.
- Итак, мадемуазель. Вы согласны заключить со мной эту маленькую сделку? – Голос Лакруа упал до шепота. Чтобы Катерина услышала его, Эрику пришлось приблизить губы к самому ее ушку. Так что в какой-то момент девушка даже смогла ощутить щекой холодную твердость маски Призрака Оперы.

+1

15

Раз уж в этот вечер Призрак обратился именно к ней, значит от него ничего не может быть скрыто. Возможно у него есть много тайных мест, откуда мужчина мог наблюдать за всеми в театре, видеть эмоцию каждого, видеть отношения между людьми, что кипели между ними. Ведь театр это яркий пример арены для славы. Лучшие блистают на Олимпе, средние и худшие ниже. Катерина же считала себя жителем Олимпа, хотя бы по происхождению. Она ведь девушка голубой крови и стоит лишь спать ей одно слово отцу, театра не будет вовсе. Это будет её маленькая месть.
« Методы нашего выживания не определяют нас».
Сейчас перед девушкой становился не самый простой выбор: отказаться от этого плана, от такого прекрасного предложения, и показать слабину. Или же пойти вперед, на всё, что потребуется ради места Ла Сорелли. Все действия зависили только от неё. Тут играло роль воспитание девушки. Конечно она привыкла добиваться своего не честными способами, но в стенах театра она дала себе слово, что будет поступать честно. Даже с ведущей примой. Девушка была слишком молода для ведущей роли, и ей нужно ещё учиться и учиться азам танца. Резкий разворот и девушка снова оказывается около ПО, и на её руке горел поцелуй. Он был вежлив, до поры до времени, пока не затягивает на шее удавку, верно? Тогда уж он точно выпускает своих внутренних демонов наружу и умирают люди. Предложение вызвало у девушки мурашки по коже, точней метод свержения примы. И тогда она должна быть полна решимости, что бы окружающие не увидели в её глазах подвоха. Но решение девушки само идёт из её уст.
– Ваше предложение звучит очень заманчиво, но откуда мне знать, что это не способ выдворить меня из театра, выставить на всеобщее негодование и презрение. Мне нужны гарантии- она делает паузу и сжимает его ладонь, впервые за долгое время, что толкает её на более опрометчивый поступок.. Ей нужна была поддержка, ей нужен был он. Она боится признаться в этом, может быть не сейчас, потом она будет готова на серьезный удар. А пока что, она надеется не быть убитой во второй раз. Но так же, быть уверенной, что за нее есть кому постоять. Переговоры, или же пора плавно ретироваться отсюда. Подскажет решение Призрака Оперы. Невозмутимая Катерина лишь создает себе круг союзников, да и друзей здесь она не собиралась заводить, если только парочку. Кристина, Эжени, может быть еще малышка Мэг. С ней девушка виделась только на репетиции нового выступления. Но всё желание познакомиться отбила очередная партия Карлотты. Голос у той между прочим был специфичным, но ум тоже имелся. Поэтому она и заключила с Гудечелли некий союз. А Катерина не такая уж и милая, невинная и благородная? В жизни случается всё, и чаще всего ей приходится думать самой. Нежели её родители могли помочь.

+1

16

Музыка звучала, окружающие танцевали и весело смеялись. А их маленькая игра продолжалась. О, это была весьма увлекательная игра! Она нравилась Призраку все больше. Как и несравненная мадемуазель де Ланкур. Он, оказывается, совсем не знал ее. И был уверен, что для этой представительницы аристократии с ее незыблемыми принципами и понятиями чести и благородства (которые им прививают чуть ли не с пеленок) иного ответа, как возмущенное «Как вы смеете мне такое предлагать?», не существует. Он ждал отказа, предвкушал его. Готовился перехватить тонкое запястье занесенной для пощечины руки.
Однако его ждал сюрприз. Вместо гневного отказа, Катерина де Ланкур подняла ставки, которые и без того были велики. Все становилось еще интересней. Она, кажется, готова согласиться и стоит в шаге от этого. Но сделать его не хватает решительности. Ей нужны гарантии? Гарантии от Призрака Оперы? «Ха-ха, смелая девушка!». Губы Лакруа дрогнули в улыбке. Не отчаяние толкало ее на это. Смелость. И готовность рискнуть, поставив все на кон. Это было, как минимум, достойно уважения. Эрик даже мог понять ее сомнения. Катерина мечтала связать свою жизнь с театром, учиться, работать над собой, чтобы, в конце концов, стать примой. Она легко могла бы добиться всего, чего пожелает с помощью связей своего отца, но мастерство и зрительская любовь не продаются и не покупаются. Они даются только ценой огромного труда, постоянного самосовершенствования и работы над собой. И именно этим рисковала мадемуазель де Ланкур. Она все правильно понимала. Где гарантия, что Призрак не подставит ее, бросив в самый неподходящий момент, когда ей больше всего будет нужна его помощь и поддержка? Кто поручится, что он не развлекается таким образом, чтобы, действительно, выставить ее на всеобщее посмешище? И тогда она потеряет все, к чему стремилась? Да никто.
- Я никогда не даю никаких гарантий, мадемуазель. – Призрак вновь коснулся губами тонких пальчиков Катерины, сжимавших сейчас его руку. – Но у меня нет цели - выдворить вас из театра или предать всеобщему позору и последующему забвению. – Он крутанул ее в танце, после вновь привлекая к себе. - Да вы рискуете, но риск всегда сопровождает подобные…хм… предприятия. Ставки высоки. И вам придется либо поверить мне на слово и рискнуть, либо отказаться и оставить все, как есть. В этом случае единственное, что я могу вам обещать, разговор наш останется только между нами. Никто никогда не узнает, что могло бы произойти в «Опера Популер», если бы вы сказали мне сейчас «Да».
Он снова ставил ее перед выбором. При этом весьма честно описывал все возможные перспективы и в одном случае, и в другом. И даже предупреждал о последствиях. Эта маленькая игра забавляла его, доставляла удовольствие, и он не торопил Катерину с принятием решения. Не подталкивал, вынуждая сделать этот последний шаг. Она должна решить все сама. Потому что если в ней не будет решимости и воли к достижению цели, ничего не получится. Более того, может произойти то, чего опасается мадемуазель де Ланкур – она потеряет театр. Вход туда ей будет заказан. Стоит ли игра свеч? Эрик считал, что да. Но что обо всем этом думает Катерина? Призрак надеялся, что скоро узнает это.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Le Fantome de l'opera" » La tentation de Catherine