В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

2122 июня 2017 г. Поздравляем с днем рождения Тессу!

19 июня 2017 г. Обновлены посты недели.

17 июня 2017 г. Обновлены игроки месяца.

16 июня 2017 г. Подведены итоги голосования Звезда сезона: весна 2017. Ура победителям!

12 июня 2017 г. Поздравляем с днем рождения Катерину де Ланкур!

9 июня 2017 г. Не пропустите объявление администрации об актуальных ивентах, наградах и грядущем лете.

1 июня 2017 г. Поздравляем вас с первым днем лета и приглашаем всех желающих присоединиться к летнему марафону!


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Matthias Frey
Возможно, кому-то подобная идея показалась бы несусветной глупостью, потому как впускать в свой дом цыган - это последнее дело, а особенно ужинать с ними. Не досчитаешься и столовых приборов, и какой-то антикварной мелочи, да и всего то, что можно запросто заснуть себе за пазуху и вынести из дома. В том числе и деньги.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



Le Comte Capulet
Что если придется отменить всю договоренность? Или же стоит навести справки и больше узнать о графе Парисе? О том, откуда он приехал, чем занимается и прочее. Нет, то, что он богат, знатен и в неком родстве с герцогом, говорило в его пользу, но что за вздорный характер молодой человек показал в чужом доме? Так посудить, это отбрасывает тень и на дом Эскала Веронского тоже.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Willem von Becker
Обычная матросня, которой так много в морских портах. Не блещущая ни умом, ни каким-то выдающимися способностями. В морских баталиях - пушечное мясо. В рационе вампиров - то, чем можно поживиться на корабле, когда путешествие уж больно слишком затягивается, а берега все не видно.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Eugénie Verneuil
Пожалуй, мечтать об этом девочка могла просто постоянно. Рассказывать о том, какие красивые платьица у нее будут, какая грим-уборная, какие букеты цветов ей будут дарить… На зависть всем остальным танцовщицам. А, и еще все директора театров, которые существуют в мире, будут сражаться за то, что бы сам Эжени Верной танцевала у них!
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Eloisa Borghese
Великая ирония жизни заключена в том, что имея счастье родиться в семье именитых родителей, с пеленок окруженный роскошью и всеми доступными благами, человек попросту перестает замечать те маленькие чудеса, что его окружают. Он все воспринимает как должное, погрязая в заботах, поддаваясь тоске и скуке, ищет остроту ощущений в опасных авантюрах и губительных связях.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Marcus Montalvo
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Dracula" » The Thirst


The Thirst

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://savepic.net/7527236.png
Лучший эпизод сезона: весна 2017

http://sf.uploads.ru/v1Ftu.gif
● Название эпизода: The Thirst / Жажда
● Место и время действия: 18 октября 1898 года, на корабле, идущем в Шотландию
● Участники: Willem von Becker & Kit Collum
● Синопсис: Приключения в Ларне для союзников не закончились, а только начались. На корабле, который везет их в Шотландию, Киту предстоит в полной мере осознать, что его напарник Виллем фон Беккер – вампир.
http://s7.uploads.ru/4WMuz.gif
http://sd.uploads.ru/C4XLK.gif

+1

2

Еще утром было солнце, а к обеду небо заволокло тучами, усилился ветер. Слышно было, как он свистит на палубе, задувая под двери кают. Корабль качался на волнах. От этого запросто могла разыграться морская болезнь, а Кита обычно такая качка лишь убаюкивала. Но сейчас ему было не до сна. Коллум лежал в гамаке и смотрел в потолок, время от времени хмурясь.
Они плыли на корабле уже два дня. Поначалу все было хорошо, они даже вполне поладили с фон Беккером, и Кита уже не так обуревало желание убить напарника, потому что он – вампир. А Виллем, кажется, стал меньше язвить, дразня охотника. Или Коллуму это просто показалось? Мужчина вздохнул и сел, опустив ноги на пол. Теперь он уже ни в чем не уверен.
Сегодня утром, выбравшись из каюты, Коллум услышал, как моряки переговариваются между собой – один из их товарищей пропал. Конечно, не стоит делать поспешных выводов. Кто-то вроде бы видел, как он надирался вечером, а утром его гамак был пуст. Высока вероятность, что он просто напился и уснул где-то в грузовом отсеке, между тюков с товарами и вещами пассажиров. Но Кит не мог отделаться от мысли, что к исчезновению моряка, возможно, приложил руку один его знакомый вампир. Виллем как раз спал днем в грузовом отсеке, где, по слухам, пировал моряк. Фон Беккер запросто мог решить, что ему подали ужин прямо на блюдечке и воспользоваться этим. А кто бы из вампиров не воспользовался столь легкой добычей?
Только в их ситуации было одно «но». На корабле не так уж много людей, и если они начнут пропадать, это вызовет подозрения, и у них могут быть большие проблемы. «Сам виноват. Связался с вампом – теперь не жалуйся». Коллум даже не заметил, как сжал кулаки. Поднимаясь на борт корабля, он совсем не подумал о том, что фон Беккеру нужно чем-то питаться. Был под впечатлением от их приключений в Ларне, и хотел побыстрее оттуда убраться. А нужно было хотя бы спросить Виллема, как долго он может обходиться без крови. День, два? И выяснить это до того, как они выйдут в открытое море. Теперь, если что-то случиться, виноват будет Кит! И гибель людей на корабле останется на его совести.
Охотник вздохнул, снова ложась в гамак. Качка все же делала свое дело – ирландец чувствовал, что сон завладевает его сознанием. Проснулся он только под вечер, на палубе слышались громкие голоса матросов. «Что-то случилось, похоже». Коллум рывком поднялся, надел рубашку и куртку, влез в сапоги и вышел из каюты. Первое, что он увидел – это потерявшийся матрос. Судя по его потрепанному похмельному виду, он, действительно, где-то спал после целой ночи обильных возлияний. Товарищи не скупились на подколки, собственно, из-за них Кит и понял, что пропажа нашлась. И он был жив… А вот здоров ли? Охотнику очень хотелось проверить – нет ли на шее у матроса двух аккуратных дырочек от вампирских клыков. Но как это сделаешь, не возбуждая подозрений у окружающих?
«Наверное, нужно дождаться пробуждения фон Беккера и спросить обо всем у него самого», - подумал Кит. Солнце как раз садилось за горизонт, так что ждать осталось совсем недолго.

+1

3

Два дня назад корабль вышел из порта, направив свой курс на Шотландию. С предзакатными сумерками, ветер надул паруса небольшого судна, расправив их, будто дав сил на очередное путешествие по холодному, серому, словно сталь морю. Виллем особо не любил подобные путешествия, стараясь их избегать. Вокруг вода, холодная, словно лед, навевающая уныние и тоску. Шум волн, бьющихся о борт, и совсем худо, когда начинается шторм. Тогда корабль становится игрушкой в руках морской стихии. Начинается безумная качка и чехарда, где ставкой на кону становится человеческая жизнь. Разумеется, вампиру, что вода, что холод нипочем. В любом случае он не умрет, но вот сама эта сумятица действовала на нервы. Но больше всего, граф  не любил путешествовать по морю из-за собственной жажды. Да-да, именно жажда была причиной того, что вампир использовал чаще всего наземные средства передвижения, в том числе лошадей или поезда. В этом же случае у Виллем просто не было выбора. Слишком долгая езда, слишком ограниченное пространство, столь мало людей, чтобы незаметно справить свою потребность в крови.
В грузовом отсеке, где удобно устроился граф, было достаточно комфортно для нежити, если вообще можно было назвать комфортной поездку в месте, где хранится багаж людей. Но фон Беккер не хотел к себе привлекать лишнего внимания, ведь просыпался он исключительно после заката проклятого солнца. Лишь днем, ближе к закату его покой нарушил пьяный матрос, от которого за несколько футов несло резким запахом выпитого грога. Как отвратительно. Около часа он пел залихватские песни о пиратах и сундук мертвеца, отчего вампиру, просто хотелось его придушить, чтобы он, наконец, заткнулся. Питаться грязной матросней ему  претило. Пусть даже и ощущая легкую жажду крови. Жаль, что в списке пассажиров нет юных барышень, с которых можно было сцедить пинту крови.
Сегодня Виллем очнулся от своего сна чуть позже, чем обычно. Приведя себя в порядок, вампир поднялся на палубу. Он уже два дня не пил человеческой крови, но вполне мог держать себя в руках. Их путешествие в скором времени должно закончиться, и уж тогда, насытиться теплой и вкусной человеческой кровью. Погода портилась, но без намека на шторм. Серые волны лениво накатывали на корабль. Ощутимо пахло солью и рыбой. Мерзко. Вампир поморщился, выхватив фигуру своего партнера, направившись к нему. К своему удивление, он уже не так раздражал, возможно, граф начал свыкаться с мыслью, что ему еще долго находиться рука об руку с этим охотником, вечно нарывающимся на неприятности. Ну и, разумеется, события в Ларне тоже сделали свое дело.
- Мерзкая погода, - начал он, вглядываясь в морскую даль. Где-то далеко, за сотни миль, их ждал берег Шотландии. - Не слишком укачивает на корабле? - "Белоснежка" - хотелось добавить вампиру, но не стал. Морская гладь настраивала на миролюбивый лад. Хотя мог бы съязвить в своем духе, чуть подразнив ирландца.

+1

4

Время шло. Корабль качался на волнах. От этой монотонной качки охотник терял счет времени. Сколько прошло – час или два? Киту казалось, что целая вечность! На деле же от силы минут тридцать. Как медленно течет время на корабле!
Кит встал и прошелся по каюте. От лежания в гамаке уже ныли бока. Ничегонеделанье сводило с ума. «И когда только этот спящий красавец проснется?», - подумал Коллум. Наверное, после того, как они сойдут на землю, у него еще пару дней мир будет качаться под ногами. Мда. Путешествие по морю – не лучший вариант. Особенно для компании, в которой есть вампир. Только выбора другого у них все равно не было.
Вампир…. Мысли охотника снова потекли в этом направлении. Как ему начать этот деликатный разговор с фон Беккером? Что делать, если он не даст ответы на волнующие Кита вопросы? С его вредным характером вампир запросто может отказаться говорить правду. К совести его призывать бесполезно. Напоминать о законах – и подавно. Эти законы написаны для людей. А для фон Беккера человек – лишь звено в цепи питания. Мучаясь этими невеселыми думами, Кит вышел на палубу. Там свободные матросы сидели на скамье и слушали, как их товарищ играет на губной гармошке. Среди них была и утренняя пропажа – матрос казался уже совершенно трезвым, хоть и оставался изрядно потрепанным и помятым.
«Вот он, шанс!». Постояв немного на палубе, посмотрев на приевшийся уже морской пейзаж, Кит подошел к морякам и попросил закурить. Его угостили крепким табаком. Он свернул самокрутку и задымил, слушая переливы губной гармошки. Внимание его было сосредоточено на похмельном моряке. Точнее, на его шее. Но из-за воротника толком рассмотреть ее не удавалось довольно долго. Коллум нервничал, но терпеливо ждал подходящий момент. Ему отчего-то очень хотелось, чтобы Виллем был не причем, и еще никого на корабле не успел покусать. За то время, что они были знакомы, охотник успел убедиться, что не все вампиры – безумные кровожадные твари. Теперь же ему предстояло подтвердить или опровергнуть это. В тот самый миг два матроса, одним из которых была потенциальная жертва фон Беккера, горячо заспорили и сцепились. Кит полез их разнимать, и успел заметить – шея матроса была чистой. Ирландцу даже стало немного совестно от того, что он подозревал Виллема. Конечно, не стоит обольщаться и терять бдительность. Неизвестно, на что способен оголодавший вампир.
Потеряв всякий интерес к матросам, Коллум отошел от них, вновь начав изучать однообразный и весьма унылый морской пейзаж. Ну, где же вамп? По его расчетам фон Беккер уже должен проснуться. В этот самый момент над ухом Кита раздался голос Виллема.
- Да, погода так себе. Но шторма, говорят, быть не должно. – Кивнул охотник, отмечая про себя, что вампир до сих пор не начал язвить. – Укачивает-укачивает. – Не стал отпираться Кит, он и сам был настроен миролюбиво. – Я весь день проспал от этой качки. И ничего не стал есть. А ты…уже поужинал? – Коллум очень постарался излишне не пялиться на вампира, но получалось плохо. По крайней мере, так ему казалось.

+1

5

- Как обычно. Если говорят, что не будет, он обязательно будет, - скептически пожал плечами вампир. Взгляд его устремился вперед, к линии горизонта, где сгущались тяжелые, серые, словно сталь, грозовые тучи. Ветер меж тем крепчал, раздувая шире паруса. Возможно, что кораблю и правда удастся оплыть бурю, лишь по касательной задев ее. А если же нет? Тогда влетит на полной скорости прямиком в центр шторма. Насколько устойчив ирландец к такой качке? Одно дело плыть по спокойным водам, когда море безмятежно, совсем не похожее на разъяренного монстра. Совсем другое - испытать все прелести качки, когда деревянные мачты гнутся от порыва ветра и скрипят, а высокие волны перекатываются через палубу. И соленая морская вода заливается не только за воротник, но в глаза и уши. Отвратительно ощущение, даже для бессмертного существа. Что уж говорить про обычных людей. - А ты часто плавал по морю?
Вопрос вполне обычный, поддержать разговор. Ему почему-то действительно было интересно, плавал ли по морю его новый напарник, а по совместительству еще и охотник на вампиров. Хотя с чего бы должно вообще интересовать? Но Виллем с любопытством посмотрел на ирландца. Он разительно отличался от тех охотников, с которыми когда-то доводилось встречаться графу. Все они были слишком богобоязненные и фанатичные, чтобы соглашаться на сделку с нежитью.  Слишком недальновидные, чтобы получить себе хоть какую-то выгоду. Деньги, драгоценности, славу. Возможно еще что-то. Или знания, как в случае с охотником, стоящим возле него.
- Поужинал? Пф...Чем тут собственно ужинать? Одна пьяная матросня, - пожал плечами он и поморщился. Не на тот корабль они попали, ой, не на тот. Хоть с голода и закусишь и чем угодно, но сейчас вампир откровенно брезговал выпить крови с немытой шеи, пахнущей смесью табака и пота. Или между делом запахом перегара после возлияния дешевым грогом. Скорей бы уже очутиться на твердой земле, ощутив ее под своими сапогами, а там уже и отправиться на охоту, чтобы насытиться горячей и сладкой кровью. Когда уже это отвратительное путешествие по морю закончится? - Днем один в трюме орал свои песни про сундук мертвеца. Весьма фальшиво, надо сказать. Хотелось его придушить и скинуть за борт. Но жаль, что быстро узнают о том, что он пропал, и будут искать по всему кораблю. А там и отыщут мое скромное убежище на время путешествия.
Можно было перебраться наверх, к людям, но был риск раскрытия. К тому же, не факт что графа не обожгут солнечные лучи, случайно проникшие в каюту. Уж лучше в трюме, где всегда темно. Холод или сырость особо не тревожили бессмертное существо, ведь он в любом случае не мог заболеть.

+1

6

Кит вновь покосился на вампира. Не смотря на оптимистичные прогнозы, корабль, действительно, как-то подозрительно покачивало на волнах, порывами налетал холодный ветер. Охотник поежился, погода так себе. Но хоть бы фон Беккер оказался не прав на счет шторма. Ему совсем не хотелось ощутить на себе удар стихии. Хватит и качки.
Фон Беккер задал вопрос – часто ли он плавал по морю? Кит не нашелся сразу, что ему ответить. Он чувствовал, как на лбу выступает испарина и к горлу поднимается тошнота, верный признак морской болезни. Видимо, организм все же устал бороться, и решил сдаться. Как не вовремя, однако. Может, Виллем поэтому и спросил, что заметил это. А, может, и нет. Что за нужда древнему вампиру присматриваться к человеку, если он не собирается им закусить, конечно?
- Нет, не часто. – Сказал, наконец, Кит. – Настолько, что не успел привыкнуть к тому, что на корабле пол под ногами ходуном ходит. И все время чувствуешь себя слегка пьяным.
Охотник чувствовал себя несколько смущенным из-за подобных признаний. Но врать Виллему ему не хотелось, им еще работать вместе, и на лжи легко поскользнуться. Кит был уверен, насмешек от вампира в случае чего потом не оберешься. Лучше уж пусть сейчас отыграется что ли. Коллум на все был готов, лишь бы хоть немного отвлечься от этой чертовой качки.
Рассказ фон Беккера Кит слушал внимательно – он жадно впитывал каждое слово вампира, пополняя свой скудный запас истинных знаний об этих клыкастых кровососах. Вот уж не думал он, что вампы такие брезгливые. «Ишь ты, матросы ему не нравятся». Он считал, что носферату, оголодав, набрасываются на первого встречного, кто попадется на их пути. И это роднит их скорее с дикими зверями, чем с людьми. Хм. Или подобная разборчивость - это тоже маленькая особенность Виллема? Все это было весьма и весьма интересно. Есть о чем подумать на досуге. Но сейчас Кита волновала немного другая, более насущная проблема.
- Так, значит, ты голодный? – Охотник смотрел на вампира в упор, и на этот раз без малейшего смущения. – Или сколько тебе надо времени, чтобы проголодаться? – Кит чуть прищурился, ожидая ответа фон Беккера с нетерпением. – Что будет, если ты проголодаешься, а рядом не окажется подходящей… хм… жертвы?
Кит прежде слышал выражение «вампирский жор», он якобы случается у вампиров, которые от голода слетели с катушек. Если это правда, учитывая их сверхъестественные способности, даже один кровосос способен натворить бед. Особенно, если он заперт в таком замкнутом пространстве, как корабль, качающийся на волнах посреди моря.
- У вампиров бывает жор? Или это очередные сказки церковников?
Коллум надеялся, что Виллем не свернет ему шею за столь интимные вопросы. Но подвергать опасности окружающих людей, которые вместе с ними плывут на корабле, он просто не имел права.

+1

7

- Я бы так не сказал, - несколько уклончиво ответил вампир на вопрос о том, голоден ли он? По сути, он уже начал ощущать всю прелесть жажды крови, но назвать это состояние голодом можно было с большой натяжкой.  Последний раз, когда он отведал свежей человеческой крови, пришелся на их отъезд из Ларна. Пока Кит обустраивался на корабле, вампир за это время успел выпить порядочное количество крови из шеи прилично одетого ирландца. Он выпил чуть больше крови, чем обычно, про запас, чтобы выдержать достаточно долгое путешествие по морю. Как жаль, что другого пути в Шотландию пока еще не придумано. Или не придумано транспорта, чтобы добираться по воде гораздо быстрее. Тогда бы вампиры не томились по несколько дней в дикой жажде крови, рискуя просто сорваться и не сгрызть все остальных пассажиров на борту. - День-два, чтобы ощутить просто легкий голод. А потом становится все хуже и хуже. И с каждым днем становится все трудней сдержать себя.
Граф хмыкнул, устремив свой взгляд на водную гладь. Ему почему-то не хотелось и дальше обсуждать этот момент с человеком. Охотнику не понять, что значит испытывать жажду,  просто невыносимую. Такую, что ничем нельзя утолить, кроме как  горячей и свежей кровью. И с каждым днем голода, ощущения становятся острее, и легко можно услышать биение сердец людей. Об этом не принято делиться  с другими, себе подобными существами, а уж про охотников и вообще не стоит говорить.
- Если не найдется подходящей жертвы, придется выпить крови из неподходящей, вот и все, - фон Беккер замолчал. На этой посудине, что плыла в Шотландию, было с пару десятков матросов, широкоплечих, но от которых несло не шибко приятными запахами - крепким табаком, потом, ароматом вчерашней попойки, а  еще морской солью, накрепко въевшейся в их кожу. Не слишком приятный выбор для охоты. - Такой бывает у новообращенных вампиров. Когда они не могут сдерживать свою жажду крови, контролировать сам процесс, когда   просто-напросто разрывают горло клыками. В первые недели после того, как обратили. А потом это все приходит в относительную норму.
Виллем усмехнулся, однако, не сказав Киту, что такое бывает и у древних особей, когда они долгое время не пьют человеческой крови. Уж тогда  просто невозможно остановить свой инстинкт, подчиняющий и контролирующий разум. Но вампир думал, что в его случае до такого точно не дойдет. Расстояние всего ничего, это не переплывать Атлантику.
- Слышал истории про корабли без экипажей? Никогда не задумывался почему? - было забавно наблюдать за реакцией человека, хотя кое-какая правда в этой шутке и была.

+1

8

Кит старался сделать вид, что он спокоен и что сказанное вампиром не вызывает у него внутренней дрожи. В этом опасном разговоре он ходил по краю, кто знает, как отреагирует древний на подобные вопросы человека. Людей вампиры едят, а не разговаривают с ними по душам. Тем более, с охотником. Да еще на тему, касающуюся самой сути вампира.
Он терпеливо ждал ответа, и был уверен, что Виллем, если не рассердится, то отделается насмешкой или, в крайнем случае, общими фразами. Однако реальность превзошла все его ожидания. Значит, жор случается, в основном, у новообращенных вампиров… Коллум вспомнил, как охотился на ночных тварей, больше похожих на обезумевших зверей, чем на людей. Он видел их окровавленные лица, после того, как они разрывали горло своим беззащитным жертвам, их ощеренные в оскале клыки, слышал их голодное рычание. И предсмертные хрипы, когда охотник отправлял их в ад. Без особого сожаления и угрызений совести. «Они не люди», - часто напоминал себе Кит перед охотой. Они и не были людьми по сути своей. Уже не были.
«А потом становится все хуже и хуже. И с каждым днем становится все трудней сдержать себя». Кит вздрогнул. Лишь сейчас он задумался – каково это, справляться с таким всепоголощающим голодом? Если верить фон Беккеру, он настолько силен, что даже древние вампиры, порой, не в состоянии справиться с ним. Оттого, видимо, охота на людей у них на уровне инстинктов. Ведь без пищи не проживаешь.
«С каких это пор я стал думать о людях, как о пище вампиров? Осталось еще пожалеть графа и позволить ему порыдать у себя на плече о своей нелегкой судьбе», - с возрастающим возмущением на самого себя подумал Кит. Общение с фон Беккером явно не шло ему на пользу. От слов Виллема про жор, он, действительно, ощутил робкий укол сочувствия. Вряд ли тот, кто обратил его, спрашивал его согласие. А, значит, сам фон Беккер – жертва. Чьего-то вероломства и… жажды. «Не стоит много думать об этом и превращаться в сентиментальную барышню», - осадил сам себя охотник.
Важно сейчас было другое. И на этом «другом» следовало сосредоточиться. На корабле, полном людей, находился вампир, который с каждым днем их путешествия становится все более голодным. И слова Виллема про подходящую и неподходящую жертву, и особенно про корабли без экипажей, окончательно убедили Коллума в том, что у них есть серьезная проблема.
- Слышал. – Кивнул охотник. Он был спокоен, лишь побелевшие костяшки пальцев, которыми он держался за гладкую древесину борта корабля, выдавали, как он напряжен. – Но выбирать в качестве жертвы матроса – не самая лучшая идея. Если кто-то из команды пропадет, его начнут искать, появятся подозрения. А мы еще не достигли берегов Шотландии. - Он красноречиво посмотрел на Виллема. – Может, мы просто запрем тебя в трюме с багажом, до прибытия в порт?
«И обезопасим этим сразу всех, кто находится на корабле».

+1

9

- Ты думаешь, что я этого не понимаю? - Виллем фыркнул, даже не посмотрев на охотника, но вновь обратив свой взгляд к холодному морю, от которого веяло затаившейся угрозой.  Ведь если ветер поднимется еще сильней, то морская гладь покажется всю свою силу самоуверенным  людям, плывущим на этой посудине.  Ведь так легко разрушить их хрупкую жизнь. - Если возникнут подозрения, то можно убрать всех свидетелей. Не находишь? Достаточно оптимальное решение. Приплывет пустой корабль, все концы в воду. В прямом и переносном смысле. Ладно, чего ты так напрягся? Я же шучу.
Вампир не мог не ухмыльнуться, стоило ему только повернуть голову в сторону охотника на вампиров, заметив при этом его напряженную позу. Все так и говорило о том, что ему подобные слова со стороны  графа не особо и понравились. А кому такое может вообще понравится? Особенно, если при это стоять за добро и справедливость в этом мире, уничтожая подобных Виллему, так как из-за питья крови, большая часть людей не доживает и до рассвета.
- Ты думаешь, это поможет? Я что-то сомневаюсь, - фон Беккеру не нравилась подобная идея, отчасти потому что не хотел быть запертым в трюме, и тем самым, проведя все оставшееся время среди огромных коробок и тюков. И самое главное, что вампир сомневался, что его смогут остановить какие-то преграды, установленные человеком. Сила древних огромна, им подвластны сломать любые преграды. Ну, почти. Обвешенные связками  чеснока двери, да еще и окропленные святой водой, как хороший вариант, что остановить кровососущую нежить. - Ты не сможешь запретить людям спускаться в трюм, это раз.
Как тот матрос, что пил ром и орал пиратские морские песни, любой другой желающий может спуститься вниз, да даже не для того, чтобы накачаться алкоголем, а просто исполняя свои прямые обязанности. И тогда ему точно не сдобровать. Как резко обостряются все органы чувств, стоит задержаться с приемом "пищи". Несколько суток голода, и зрение становится в разы яснее, обоняние ощущает множественную гамму запахов, а слух вылавливает среди кучи шумов и писка корабельных крыс лишь один прекрасный звук - биение человеческого сердца. Такое дразнящее, намекающее на то, что нужного немного постараться, чтобы вкусить желаемое. И даже если его обладатель грубый матрос с трехдневной щетиной и отчетливым запахом перегара. Но когда жажда начинает управлять сознание, уже нет никакого дела до брезгливости. Лишь желание испить горячей крови из пульсирующих артерий.

+1

10

«Я же шучу». Голос вампира звучал насмешливо, но Кит заметно напрягся. Конечно, он шутит. Но в каждой шутке, как известно… Охотник был почти уверен, что если бы не их маленькая сделка и его присутствие на корабле, вампир не испытывал бы особых моральных терзаний, и ни в чем себе не отказывал. Сколько бы матросов съел он в дороге? Скольких свидетелей уничтожил? Что для него человеческая жизнь? Песчинка, которую так легко растереть между пальцев.
Но Кит пока еще на корабле. И он не позволит вампу устраивать тут бесчинства. В отличие от фон Беккера Коллум знал цену человеческой жизни. И уважал ее. Сэм часто говорил ему, что ничего нет ценнее жизни. Если это не касается вампиров, конечно. Но они уже и не живут, а существуют. «Всем бы так существовать, как фон Беккер», - хмыкнул про себя Кит. Не смотря на свой незавидный статус носферату, Виллем, похоже, умел получать от своего положения удовольствие. И выглядел он вполне довольным. Сэм рассказывал, что древние вампиры – это высохшие скелеты с горящими глазами, испытывающие вечную жажду. Но фон Беккер выглядел вполне упитанным и меньше всего походил на скелета. А жажду свою он мог контролировать. По крайней мере, пока. Но времени у них не так много. И нужно что-то придумать. Предпринять.
Но что?
Кит вздохнул. В этой ситуации решение приходило само. Оно было непростым и очень не нравилось Коллуму. Но на кону стояли человеческие жизни. А он, становясь охотником, клялся, что будет защищать людей, уничтожая нечисть. И, по иронии судьбы, именно к этой нечисти он сам теперь должен идти в пасть. «В эту клыкастую ядовитую пасть», - Коллум с отвращением покосился на фон Беккера, не найдя в нем, впрочем, ничего отвратительного. Хотя бы просто внешне. Виллем до безобразия выглядел человеком, его выдавала разве что бледность. «Я должен его ненавидеть. И я буду его ненавидеть!». Ну, еще бы, после того, что ему предстоит, он точно больше не приблизится к вампу ближе, чем на пару метров. Если вообще выживет. Вампирская жажда она такая…
Охотник вновь вздохнул. Вампир, очевидно, ждал решения именно от него. А это значит, пора прекращать сопеть и ломаться, и вспомнить, наконец, что он – мужчина, и охотник. И цель у него – благая.
- В общем, если нельзя тебя запереть в трюме, то я мог бы… Хм. Поделиться своей кровью. С тобой. – Кит буквально выталкивал каждое слово, его коробило от одной только мысли, что Виллем станет пить его кровь.
Но другого выхода у них, похоже, сейчас нет.

+1

11

- Да? - вампир едва ли не рассмеялся, услышав предложение из уст охотника. Ну, надо же такое придумать! Отдать добровольно своей крови. Это так глупо и в тоже время безрассудно, в то же время отдавал таким типичным геройством, что в какой-то момент захотелось просто подойти и встряхнуть ирландца, чтобы выкинул из головы эту блажь. С одной стороны это забавно, а с другой - не очень, учитывая тот факт, что вампиру Кит нужен, чтобы уничтожить своего прямого конкурента. Где он еще возьмет охотника? Пусть и  не обладающего всеми необходимыми для охотника качествами. Например, сдержанностью и циничным расчетом. Может, Кит считал, что поступает правильно. С его точки зрения это выглядело очень даже правильно. Он потеряет  свою кровь, но спасет тем самым экипаж, состоявший далеко не из самых приличных людей. Обычная матросня, коих можно нанять в морских тавернах за небольшие деньги. В обычное время, фон Беккер даже побрезговал ими питаться. Кому охота вообще пить кровь из немытой шеи, от которой отдает запахом рыбы, чеснока, табака  изящно переплетенным с нотками вчерашнего злоупотребления ромом. Один только запах может отбить все обоняние у бессмертного существа напрочь. Так что команда корабля - это действительно последнее, к чему бы граф вообще прикоснулся. Но ресурсы крови на этой посудины ограничены. Ехали бы другие пассажиры на этом паруснике, возможно, фон Беккер закусил и ими. Но чем дольше он тянул, тем острее начинала ощущаться жажда крови, тем больше нужно было высосать из артерии, чтобы удовлетворить тем самым голод.
- Ты идиот, если думаешь, что я выпью твоей крови, - фыркнул вампир, отстраняясь от корабельного борта, тем самым, будто показывая, что разговор окончен. Кит сейчас слишком ценен, чтобы пить из него кровь. Поиски охотников на вампиров и так достаточно трудны. Ведь не каждый согласится сотрудничать со своим же объектом охоты, да еще и за такую смехотворную цену. - Я скажу так. Нет. Даже не мечтай, Белоснежка.
Вампир чуть нахмурился. Это рыцарство и стремление сложить голову во благо людей откровенно не нравилось. Кому он хуже делает? Только себе. Никто из этих людей, что сейчас плыли вместе с ним на корабле, не скажут ему и слова благодарности в последующем. Они просто не узнаю об этом.
- Мне ты нужен живым. Надеюсь, это понятно? - возможно, в другом месте и в другое время он сделал бы это - вкусил горячей ирландской крови. Но только не сейчас. Не в этот раз. Ему нужно будет придумать, как сдержаться, чтобы не высосать всю кровь у кого-то на этом судне. И самое главное, как это сделать незаметно от охотника.

+1

12

Кит тоже нахмурился. Реакция фон Беккера ему не понравилась. Хотя, чего он ожидал вообще от такого пересмешника, как граф? Что он по достоинству оценит порыв охотника спасти всех на корабле ценой собственной крови? Ха! Об этом можно даже не мечтать. Вон ведь отказывается! Наверняка, еще издевается про себя над глупым охотником. Ну, хорошо хоть не озвучивает свои мысли, потому что тогда Кит точно не сдержался бы и полез в драку. Даже не смотря на то, что победить в этом заведомо неравном бою ему не светит. Виллем сильнее. В этом он уже убедился. Хоть чему-то общение с фон Беккером его научило.
Только по-другому он все равно не сможет. Он – охотник и должен защищать людей от таких, как Виллем фон Беккер. И смотреть равнодушно на то, как вампир, обезумев от голода, начнет убивать ни в чем не повинных членов экипажа, он не станет. Кит сам не заметил, как с силой сжал челюсти, едва не скрипнув от досады зубами. Он чувствовал себя в этой ситуации беспомощным, и не знал, что предпринять. Ну, не уговаривать же, в самом деле, этого упрямого вампира укусить его! Это безумие. Полное безумие. Да и просто унизительно! Особенно после того, как Виллем снова начал дразнить его «Белоснежкой».
«Как удержаться и не врезать ему хорошенько? Пусть даже и рискуя жизнью», - думал Кит, самозабвенно представляя, как отделает эту самодовольную вампирскую физиономию. О, как хотелось ему это сделать! Но нельзя. Потому что они на корабле. И все люди, плывущие с ними, в опасности. «Мечты, мечты», - хмыкнул про себя охотник. Однако после подобных фантазий ему стало как будто легче, и даже получилось взять себя в руки.
- Это ты - идиот, если думаешь, что продержишься на диете до конца нашего морского путешествия. – Ответил спокойно Коллум. – Ты, может, и древний вампир, но голод, как говорится, не тетка. И если он возьмет тебя за горло… Я буду вынужден попытаться убить тебя. – Честно предупредил Кит. – И это в любом случае кончится плохо, как ни крути.
«Или ты, или я». Он не стал говорить это вслух, потому что все и так слишком очевидно. Либо ему повезет, и он убьет вампира. Либо ему не повезет, и вампир убьет его. На этом, собственно, их сделка и путешествие кончится. Виллем тоже, наверняка, это понимает. И ему это не на руку.
- Я не понимаю, почему ты отказываешься от моей крови. – Кит смотрел на фон Беккера пристально и в упор. – Ты же можешь не убивать свою жертву, я знаю. По-моему, то, что я предложил, это реальный выход из создавшейся ситуации.
«Ну, же. Соглашайся, вамп. Пока я не передумал».

+1

13

Надо признать, что упёртости у охотника было хоть добавляй. Как у быка. Или даже чуточку больше. Нет, все-таки больше. И то, что сказал граф, никоим образом не повлияло на его отказ от добровольного жертвования собственной кровью. Еще бы. Если  герой, то герой до конца. До последней капли крови, вытекшей из раны. Разве стоили эти все люди на корабле собственной жизни? Кит их видел первый раз в своей жизни. И, наверняка, последний. Обычная матросня, которой так много в морских портах. Не блещущая ни умом, ни каким-то  выдающимися способностями. В морских баталиях - пушечное мясо. В рационе вампиров - то, чем можно поживиться на корабле, когда путешествие уж больно слишком затягивается, а берега все не видно. И только морская гладь вокруг. Или того хуже - штиль. Вот где уж точно может пострадать весь экипаж. Уже не об одном корабле, без экипажа и пассажиров, слагали морские байки. Людям, что и оставалось, так это перешептываться в морских тавернах, рассказывая друг другу свои предположения и догадки, обычно связанные с какой-то потусторонней силой. Вроде кракенов или других морских чудовищ. Но никто не догадывается, что это дело рук тех, кто живет рядом с ними. Тех, кто так удачно маскируется под людей.
- Потому что...- черт возьми, ему предлагают собственную кровь в обмен на то, чтобы не трогать остальных членов корабля, а он еще нос воротит!  Но это особый случай. Риск, что после укуса вампира этот упрямый охотник не очнется, все-таки был. А Виллем не хотел рисковать. Тем более в таком деле, как устранение до зубной боли надоевшего конкурента. Вампир взглянул на человека.  По взгляду можно понять, что тот настроен более чем решительно. Свалился на его голову этот упрямый ирландец! И ведь ничего не докажешь. Чертов герой.
"Нет, это не тот выход из ситуации. Вообще, не выход" - мысленно возразил ему граф. Лучше съесть корабль со всем этим никчемным мясом, чем рисковать жизнью одного стоящего охотника, согласившегося на сотрудничество с объектом своей охоты. Но как переубедить ирландца отказаться от своих геройских побуждений? Скорей всего никак. И этот блеск в голубых глазах такой же, какой бывает у солдат, отправляющихся на битву.
Черт.
- Ладно. Хорошо. Твоя взяла, - с неохотой сказал вампир. Еще немного, и жажда крови должна заметно усилиться. И противостоять ей будет все труднее и труднее. Как и потребность в крови будет расти и расти.  А это значило, что и крови для насыщения нужно будет гораздо больше. - Но я тебя предупреждал.
"Если ты умрешь, то это будет только твоя вина" - на это будто и намекал вампир, говоря последнюю фразу.

+1

14

Кит вздохнул. То, что происходило, просто не укладывалось ни в какие рамки. Он охотился на вампиров. Убивал их. Но никогда… Черт побери, никогда не предлагал вампиру выпить своей крови. Да еще так настойчиво.
«Ну а что ты хотел, соглашаясь на сделку с кровопийцей?», - напомнил ему внутренний голос, отчего Кит лишь еще больше разозлился. На самого себя. На Виллема. На всех! Но легче в его душевных терзаниях не стало. Как ему пасть еще ниже? Начать умолять вампира взять его кровь? Бегать за ним, точно ручная собачонка? Или плюнуть на их договор и попытаться убить? Ведь с каждой минутой он будет лишь опасней. Где гарантия, что охотник сможет справиться с обезумевшим от жажды древним вампиром? Особенно сейчас, пока он не попрактиковался на недруге фон Беккера и не получил знаний и опыта. Шансы его в этом поединке равны если не нулю, то весьма и весьма малы.
«Потому что...». Слова эти повисли в воздухе, так и не став полноценной фразой. Что хотел сказать Виллем, но так и не произнес вслух? Какие мысли сейчас делят его меж собой? Вряд ли он расскажет ему об этом. Фон Беккер не был похож на того, кто легко доверяется малознакомому спутнику. Тем более, охотнику. Их союз вообще был весьма странным, если уж на то пошло. И Кит старался не думать об этом, чтобы не возненавидеть себя за то, что ввязался в эту авантюру.
С другой стороны, эту загадочную недосказанность можно объяснить заботой. Да-да, обычной заботой фон Беккера о своем человеческом напарнике. Он сам говорил, что Кит ему нужен. И если у него приключится жажда крови, сможет ли он вовремя остановиться? Виллем так упирается, что, похоже, сам не знает ответа на этот вопрос. Или знает, и именно потому не хочет кусать Коллума. Но тогда он еще опасней, чем можно себе представить.
«Надо было убить его сразу, когда только представилась возможность». Кит взглянул на вампира хмуро. Наверное, у него на лице отразились эти размышления. Только древний, погруженный в своим мысли, либо не заметил их, либо не подал виду, даже не отпустил своих обычных ядовитых шпилек. Более того, после недолгого размышления он все же уступил. Кит ушам своим не верил. Да неужели?..
Повод для радости был, конечно, сомнительный. Но, все же есть шанс, что он спасет людей, которые плывут на корабле и ни сном, ни духом не знают, какая опасность нависла над ними.
- Да, ты предупредил меня. – Кивнул Коллум. - Все честно. – Он помолчал пару минут, словно набираясь решимости, а потом вновь заговорил. – Итак… Когда начнем? Наверное, нужно уйти от всех подальше. И… что я  должен делать?
«Если он сейчас скажет: «Помыть шею», я точно дам ему в глаз».

+1

15

- Хорошо тогда, - кивнул вампир. Хотя хорошего в этом было мало чего. Для человека, в общем. И для нежити в меньшем размере, но все равно достаточно неприятно. Из-за собственной упертости и каких-то странных моралистических принципов рисковать собственной жизнью. Лучше в этот момент быть эгоистом, чем таким филантропом. Ему за это ничего будет. Совсем ничего. Никакой славы или чего-то там еще, чего так жаждут смертные люди, мнящими себя героями и спасателями  человеческих судеб. Не говоря уже про материальный аспект этой стороны вопроса. К подобным вещам граф относился весьма прагматично, так что подобное поведение всегда вызывало у него если не удивление, то снисходительное отношение точно.
- Начнем...? Да хоть сейчас, - действительно, чего уже ждать, раз охотник набрался решительности и готов подставить добровольно свою шею под острые клыки. И в этот раз, фон Беккер совершенно не испытывал тех эмоций и чувств, сопровождавших его, стоило только отправиться на охоту. Все выглядело слишком странно и необычно. Ничего подобного в жизни вампира не происходило. А прожил Виллем немало. Но чтобы охотник, да еще и на добровольной основе. Пожалуй, такое первый раз. - Ты же я смотрю уже готов. Чего тянуть? Идем, спустимся вниз.
Вампир направился в трюм корабля, в то самое место, где уже сколько времени пережидал утро и день. Это наиболее приемлемое место, с учетом вечно носящихся туда-сюда матросов. Вряд ли кто-то полезет сейчас сюда. Лишние вопросы совсем не нужны. Почему вдруг один взрослый мужчина кусает другого взрослого мужчину за шею. Или того хуже. Здесь им точно никто не помешает.
- Ничего не нужно. Просто стоять и все, - малочисленные фонари еле освещали путь, но вампиру легко маневрировал между многочисленных бочек и груды шпагата. Главное, не встретить очередного подвыпившего матроса, решившего спрятаться от старшего помощника в своем не слишком трезвом состоянии. - Пришли.
Не слишком удобное место, признаться, зато никто не мешает. Практически никто. Но это лучше, чем в общей каюте, вызывая излишние подозрения. При этом не рискуя обжечь кожу под солнечными, хоть и непрямыми, лучами.
- Я все еще думаю, что это плохая затея, - фыркнул граф, но как в этот момент сладостен был стук в груди у человека. Сердце, разгоняющее кровь по сосудам, обещало горячую и вкусную еду. И как тут устоять? С таким-то сроком голодовки.
"Ладно..." - никогда еще Виллем так не медлил перед укусом своей жертвы. Но все-таки решился, впиваясь клыками в шею охотника. Главное, суметь остановиться. Если бы это было так просто.

+1

16

«Просто стоять и все». Ну а чего он ожидал? Что Виллем предоставит ему подробную инструкцию, как отдать свою кровь вампиру и не умереть при этом? Похоже, оставлять свою жертву в живых или нет, решает только сам кровосос. И то, если умеет хорошо контролировать себя. Кит вздохнул, но говорить больше ничего не стал. Он свой выбор сделал, и отступать уже поздно. Гордость не позволит. К тому же, он сам так рвался спасти всех этих людей на корабле… И вот, желание его сбылось. Можно радоваться. Тогда, отчего так подгибаются колени, когда он идет за вампиром?
Однажды, когда он был маленький, отец выпил лишнего и рассказал семейную легенду об одной их пра-пра-какой-то-там-бабке, которую сожгли на костре, по подозрению в колдовстве. Он так живописал подробности, что на Кита это произвело неизгладимое впечатление. Он потом много раз представлял себе, как женщина идет на эшафот, а потом сгорает в огне в ужасных мучениях. Сейчас, идя следом за вампиром в трюм, Кит вдруг вспомнил эту историю. И подумал, что теперь отчасти понимает чувства этой несчастной, обреченной на гибель женщины. Он тоже не знает, чем закончится эта опасная авантюра для него. И назад уже не повернуть.
«Главное, не показывать, что мне страшно». Сэм учил его никогда не сдаваться. Никогда не уступать своим врагам – вампирам. Убивать их сразу и без жалости. А он шел добровольно кормить вампа, внушая себе одну-единственную мысль: он делает это ради спасения людей. Но с каждым шагом убеждения действовали слабее. И Киту все больше хотелось развернуться и удрать. Инстинкт самосохранения бунтовал. Он требовал немедленно уходить! Чтобы выжить.
Надо отдать должное фон Беккеру, он тоже изображал недовольство. Похоже, эта ситуация не нравилась и ему. Ну, еще бы, он заключил сделку с охотником, и теперь его план может сорваться. Кит буквально прожигал взглядом спину вампа. Интересно было бы узнать, о чем он думает сейчас. Хотя, догадаться не сложно. Впрочем, как знать. Он ведь не человек и уже давно.
Трюм показался Коллуму ужасным. Темным, тесным, неуютным. Но другого более укромного места на корабле не было. Однако, вот странность, когда он переступил порог, его внутренний страх сменился каким-то равнодушным спокойствием. Эмоции ушли, осталась лишь уверенность – он должен это сделать. И Кит, не колеблясь, подставил вампиру шею.
- Я понял. Но других затей у нас нет. Приступай.
Он был готов к тому, что когда Виллем укусит его, будет больно. Но в какой-то момент ему стало очень больно, охотник попытался вздохнуть, но не смог. Он прикусил губу, сжал руки в кулаки – касаться вампа, цепляться за него пальцами, чтобы не упасть, ему не хотелось принципиально. Кровь уходила из него по капле, даря жизнь другому существу. Кит даже не заметил, как, слабея, в какой-то момент тихо скользнул во тьму, потеряв сознание.

+1

17

- Кит? - вампир вопросительно посмотрел на охотника, усевшись рядом, стоило ему услышать, как человек постепенно приходит в себя. С момента укуса и до этого момента, прошло, по меньшей мере, часов  восемь, и все это время охотник провалялся без сознания. Вампир выпил крови достаточно для того, чтобы утолить свой голод. Превозмогая жажду, вампир оторвал клыки от шеи человека, хотя горячая кровь туманила рассудок. Признаться, она была действительно вкусна. И как же сложно для нежити  это было сделать. Возможно, обладай Виллем меньшей выдержкой и самообладанием, то Киту определенно бы не повезло. И граф испил бы его крови до конца, тем самым убив самоотверженного героя. Это после бы, придя в себя, фон Беккер даже бы злился и на него и на себя за то, что творил. Но жажда крови, она такая, что глушит все рациональные мысли в голове. Даже древнему устоять тяжело, если кровь, истекающая из раны, слишком приятная вкус.
Виллем прекрасно помнил моменты, когда дотащил охотника до койки, не встретившись ни с кем из матросов по пути. Что удивительно. Можно так сказать, что ему повезло. Не  пришлось придумывать ничего в оправдание, почему же он тащил на себе ирландца. Стало дурно, не привык к качке, потерял сознание. Что-то такое, чему бы поверили эти людишки. Или просто перепил? Главное, что охотник лежал  в горизонтальном положении, бледный как сам вампир. Только кожа оставалась теплой на ощупь. И дыхание, как и сердцебиение, показывали, что человек жив. Только потерял некоторое количество крови.
- С добрым утром, - вампир приподнял бровь, разглядывая внимательно охотника. Скоро должно уже было подняться солнце, часика через два, так что фон Беккер успел бы добраться до своего временного прибежища. - Наконец-то ты очнулся. Три дня прошло. А ты все спишь и спишь.
Вампир усмехнулся. Он просто не мог устоять и не пошутить над ирландцем. Никогда такого еще не было в его жизни, чтобы он оставался с жертвой до того, как она очнется. Да, особым благородством вампир никогда не отличался. Пил крови, сколько нужно, оставляя жертву в живых. Но не более. А тут такой редкий случай.
- Кстати, выглядишь ты...гм...не очень. Знаешь, не хотел тебе говорить...Но, все пошло не по плану. И пришлось тебя...Хотя, сам посмотри, - вампир взял ручное зеркало и дал его Киту. На самом деле, ничего так на нем и не было. Только синяки под глазами. И больше ничего. Но фон Беккеру, словно шкодливому мальчишке, хотелось пошутить. Чуточку постебать охотника. А что тут такого? 
Вампир протянул зеркальце, ожидая реакции.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Dracula" » The Thirst