Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Анонс "Tanz der Vampire" » Почти Св. Грааль или Особенности трансильванской охоты


Почти Св. Грааль или Особенности трансильванской охоты

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

● Название эпизода: Почти Св. Грааль или Особенности трансильванской охоты
● Место и время действия: замок графа фон Кролока и окрестности 27 декабря, после заката и событий эпизода Единственно нескучная наука
● Участники: Sarah Chagal, Magda и Alfred, Graf von Krolock (чуть позже)
● Синопсис: "Как угодить Герберту, найти еду и не упасть в грязь лицом перед графом" - три, казалось бы, совершенно неосуществимые задачи, но, как оказалось, занимают они не только Сару. Но откуда в замке Магда?!

0

2

- Я танцевать хочу... (бряк-бряк) Я танцевать хочу! До сааааамого утра...- напевала себе под нос Сара, идя по очередному из многочисленных коридоров замка, едва только солнце скрылось за горизонт. Вид у девушки был боевой и крайне решительный. Для себя она решила две вещи: что спать голодной больше не ляжет точно и что надо обязательно заслужить доверие графа. И всё бы ничего, но Герберт... Хотелось разрыдаться от безысходности - этот белокурый паршивец в лиловых тонах портил абсолютно всё и ему было то ли фиолетово, то ли лилово на то, что Сара теперь одна из них.
"Ну, ничего-ничегоооо! Надо решать эту проблему. И то, что у меня в мешке, непременно сгодится. Прости, Герберт, хочешь ты того или нет, но ты мне поможешь" - думала Сара, поправляя на плече мешок, в котором лежали флакончики из ванной. Несложно было догадаться, чьи они были.
- Как будто два крылааа, природа мне дала..."Ага, два крыла летучей мыши... Интересно, я тоже так смогу, как граф?" - Пришлааа мояяя пора!(дзынь)... "Ох, не разбить бы ничего".
Сара переложила мешок на другое плечо и при этом вспоминая, где у графа ещё гостевые комнаты. Где-то ведь должен быть Альфред. Не идти же ей одной, когда они виноваты вдвоём. Хотя нет, Сара априори себя виноватой не считала, ведь она ничего не сделала, а просо позволила Альфреду себя увести с бала, пока её не съели. "А съели бы? Надо у графа уточнить..." - Сару невольно передёрнуло от такой перспективы. Поэтому, наверное, она и считала себя обязанной пойти, ведь всё просто - ей нравился Альфред и он пытался её спасти и не важно, что не вышло. Важен же ещё и настрой.
Тут за одной из дверей послышался шорох. Сара остановилась, а шорох всё нарастал. Но поскольку своё любопытство Сара считала лишь приятным недостатком, то она, конечно же, открыла дверь комнаты и...
И только вампирская скорость реакции позволила ей отпрянуть, потому что под ноги тотчас бросилась крыса, а за нею наперевес со шваброй нёсся Куколь, весь внешний вид которого и невнятное бурчание не предвещали ничего хорошего.
- Ааааа! Крысаааа! - только успела взвизгнуть Сара, но тут же ещё громче, - Ой, Кукоооль! - она прижалась к стене, позволяя горбуну пролететь мимо неё. Надо заметить, он был достаточно проворен, когда ему надо и даже успел плюнуть Саре под ноги, виимо, раздосадованный тем, что охота усложнилась.
- Извини...те, - прижав мешок к груди, буркнула вслед горбуну Сара.

+2

3

Магда кое-как собрала волосы в некое подобие причёски, подобрав часть из них и скрутив тугим узлом на затылке. По крайней мере, теперь они не путались, не цеплялись и не лезли в глаза. Она терпеть не могла ходить растрёпанной. Лента из косы где-то потерялась, а просить другую у...  да хотя бы и у Герберта (ведь у него наверняка нашлась бы лишняя, которую не жалко!) или кого-нибудь из остальных вампиров было совсем неловко и как-то не к месту. Да и с косой-то возиться не хотелось, в любом случае, ей теперь не суждено оценить результат, так что, ни всё ли равно? Как они вообще живут здесь без возможности увидеть своё отражение? Впрочем, благодаря недавней встрече с фон Кролоком-младшим, Магда уже примерно знала, как именно это происходит. Но себя, разумеется, было жаль гораздо больше, чем белокурого графского сына. Неужели она больше никогда так и не увидит своё лицо? Да она же забудет, как выглядит, через несколько месяцев! Если выживет, конечно, на счёт чего у девушки с недавних пор возникли некоторые сомнения.
Ей, кажется, очень повезло остаться невредимой, сцепившись с Гербертом, едва она появилась в замке. Потом она умудрилась поссориться с ещё одной вампиршей из-за каких то там глупых книжек. Не на шутку разозлить Куколя. Устроить форменный погром в графском склепе. Наорать на Шагала. Разбить какую-то вазу. И, главное - она находилась в замке, так и не испросив дозволения находиться здесь у хозяина. Да что там - она даже не видела его. Хотя, надо бы... Ведь со стороны это выглядит крайне самоуверенно, нагло и невежливо. Вот только как и где искать этого графа фон Кролока, Магда совершенно не представляла. Да и захочет ли он оставить у себя эдакую скандальную особу после всего, что она натворила? А если выгонит? Или, вообще, голову оторвёт? От этих мыслей стало жутко. Но, она же ведь не со зла! Просто... Просто... Белокурая не знала, что за демон в неё вселился, да и, честно говоря, не хотела этого знать. Но, она очень постарается держать себя в руках. Наверное...
- Ааааа! Крысаааа! - раздался чей-то визг неподалёку. Магда вздрогнула. "Вот дура", - зло подумала девушка про себя. Вернее, не про себя, а про ту, что, видимо, испугалась маленького серого грызуна. - "Ну крыса, ну бежит, и чего тут орать-то?"
А в следующее мгновение её едва не снёс Куколь, мчавшийся за зверьком, кажется, и вовсе не разбирая дороги.
- Мужчина, осторожнее! - раздражённо рявкнула Магда. В который, кстати говоря, раз. Однако, горбун не обратил на неё ровным счётом никакого внимания. В который раз. Лишь только вихрем пронёсся мимо, сжимая швабру, словно рыцарь - боевое копьё. И как только у него получалось так ловко бегать при его-то сложении?
- Ух! - зло выдохнула белокурая ему вслед. Она ещё не забыла, по чьей милости пересчитала все ступеньки на лестнице в графском склепе. И хотя о синяках и царапинах можно было теперь смело забыть навсегда, Магде всё равно было обидно. Шагалу, правда, досталось больше - вместе с рассыпающимся на куски гробом он влетел в какую-то вазу (впрочем, кто теперь в этой груде разномастных черепков разберёт, что это было?), неизвестно зачем поставленную или оставленную внизу. Магда уже кувыркнулась на своего бывшего хозяина сверху, приземлившись довольно мягко. Это немного утешало. Самую чуточку. Как-то совсем неудачно складывалось для неё начало новой жизни в новом статусе. Ничего, она ещё найдёт способ расквитаться с горбуном. Да так, чтобы раз и навсегда неповадно стало. Вот так вот.
От этих мыслей стало приятно, на губы белокурой вампирши вползла улыбка хищного зверя. То есть, хищный зверь наверняка улыбался бы именно так, если бы умел. Сделав ещё несколько шагов вперёд, Магда вдруг круто остановилась. Поглощённая своими мыслями, она не сразу узнала этот голос, а вернее - визг. Сара! Ошибки быть не может. Так значит, она всё-таки вернулась в замок, как и предсказывала графиня как-там-её.
- Сара! - воскликнула Магда, убыстряя шаг. И, в буквальном смысле вылетев из-за угла, нос к носу столкнулась с рыжей.

Отредактировано Magda (26-04-2017 02:02:34)

+3

4

Видимо, семейство Шагал, как и те, кто попадал в их сферу интересов, умудрялись вечно вокруг себя развести какой-то бедлам. Саре, конечно, ещё только предстояло узнать, сколько чертей скрывалось в тихом омуте у Магды за душой, но сама рыжая в долгу уже тоже перед самой собой не осталась: сорвать бал, разозлить графа, укусить Альфреда, напрочь поссориться с Гербертом...
"Надеюсь, Герберт сейчас не у Альфреда..." - провожая взглядом горбуна и продолжая тискать в крепких объятиях мешок с "приданным", думала Сара. И это, кстати, был ещё один её грешок. Последний ли? Впрочем, не в этом сейчас была беда. Нет, она, конечно, всякое в деревне слыхивала о мужских причудах, но воочию увидела только сейчас, поэтому немного опасалась за своего незадачливого спутника, совершенно не представляя, как может повести себя Герберт. И особенно, если они не найдут достойную замену еде... то есть самой Саре. То есть...
"Бррр!" - девушку невольно передёрнуло, когда она подумала, что вся свита воспринимала её только, как ходячий ужин. Обидно, унизительно и... Эх, чёрт возьми! Ну, не съели ведь! Что теперь страдать-то? Главное - это помочь Альфреду теперь. Себя-то Сара виноватой не считала даже на относительно свежую голову, проспав в гробу весь день.
Откуда-то неподалёку внезапно послышался шум, Сара зажмурилась на несколько мгновений.
"Похоже, Куколь не вписался в поворот" - мысленно резюмировала девушка и довольно ухмыльнулась. Она до сих пор по укоренившейся привычке немного побаивалась горбуна, однако, уже хватало наглости мысленно ехидничать в отместку за его неподобающее поведение. Понимая, что опасность миновала, рыжая дальше направилась по коридору, бурча себе под нос и чувствуя, как портреты сверлят её пристальными взглядами.
- Вот нажалуюсь графу за грубость - будешь зна..., - но закончить мысль девушка не успела, налетев на... На Магду?!!
Такого удивления белокурая новоиспечённая вампирша на лице подруги, пожалуй, ещё не видела. Ну, разве что, когда она однажды случайно увидела, как Йони распускал руки, приставая к Магде. А сейчас Сара, похоже, даже и не сразу признала в эдакой заправской и растрёпанной вампирше свою подругу. То, что перед нею был вампир - сомнений не вызывало, а вот, что этот вампир - её единственная подруга - осознание этого пришло не сразу.
- Ма... Ма... Магда?! - округлив и без того не маленькие глазищи, наконец, выдала Сара. Ну, да, Магда. Не мама, конечно. Та, которая стояла перед нею, на Ребекку не тянула никак, но и на привычную Магду тоже похожа не была.
- Ты? Здесь? Ух, ты ж..., - она окинула взглядом подругу с ног до головы, - Но как?!

+4

5

- Как, как... - сварливо проворчала Магда, кривя полные губы и делая большие-страшные глаза, то ли передразнивая удивлённую Сару, то ли саму себя. - Уж поверь, мне есть, кого за это благодарить. - в голосе белокурой явственно прозвучала издёвка. Ага, Шагал ей так и объявил прошлой ночью. Мол, ты, дорогая, вообще должна спасибо сказать за обретение новой, таки бессмертной жизни. Ну, она и не осталась в долгу - сказала. И при этом, одним "спасибо" не ограничилась. Куколь тому свидетель. То-то Йони так до сих пор не видно и даже не слышно. Хе-хе-хе. При этих мыслях белокурая вампирша не смогла сдержать самодовольную улыбку, обнажившую самые кончики белоснежных клыков.
Между тем, она тоже разглядывала Сару, и любопытство её было ничуть не менее жгучим, чем у рыжей. Стоящая перед нею девушка была одновременно похожа на её подругу и, вместе с тем, разительно на неё не похожа. Она по-прежнему оставалась необычайно мила, с теми же очаровательными ямочками на округлых щёчках, не оставляющих равнодушными большинство особ мужского пола. (Вон, даже граф, который хозяин замка - и тот ведь не прошёл мимо!) Но щёчки эти теперь, увы, навсегда утратили свой нежный румянец, а в зелёных глазах плясали уже не лукавые бесенята, а самая настоящая чертовщина. И вообще, теперь в Сарином облике появилось что-то такое неуловимо-хищное, острое, тонкой игрой теней навечно запечатавшее её юность в оковы безвременья вечной ночи.
- Так вот ты какая. - наконец, выдохнула белокурая. Её серебристые слова-колокольчики ударились в потолок, и, отразившись от него искажённым эхом, запутались где-то в паутине тёмных углов. Потом девушка склонила голову набок и улыбнулась. На этот раз улыбка вампирши была привычной и тёплой. Если, конечно, призывно обнажившихся клыков не считать. Всё-таки, какая бы ни была, но перед Магдой стояла Сара, её Сара - единственное по-настоящему знакомое ей лицо (Шагал, разумеется, не в счёт) в этом треклятом замке, та, на которую всегда можно рассчитывать, а теперь вот - ещё и сестра по вечности. И белокурая была ужасно этому рада. Особенно, после всего того, что с нею приключилось за эту короткую, но, в то же время, такую бесконечную пару ночей. А кто поймёт её лучше, чем закадычная подруга?
- Ох, Сара, мне надо столько тебе рассказать! - воскликнула Магда. - Я так рада, что ты вернулась. Тут все только это и обсуждали, и... Впрочем, не важно.  - девушка огляделась по сторонам, но вокруг царили сумрак и относительная тишина, судя по которой Куколь продолжал или заканчивал свою увлекательную охоту где-то этажом ниже.  - Ух, лысого чёрта кум! - буркнула белокурая в адрес последнего и снова уставилась на рыжую, вернее, на мешок в её руках. - А это что? И, кстати, тот парень, студент который? Альфред? Он с тобой?

Отредактировано Magda (15-05-2017 21:15:22)

+3

6

Рыжая смотрела на подругу во все глаза. Они сколь угодно долго и заманчиво могли пугать друг друга небылицами и правдой о вампирах, сидя в доме Шагала, что был увешан чесноком он подвала до чердака, но здесь, в замке фон Кролока, эти россказни обретали под собой самую, что ни на есть реальную почву и от того становились и страшнее, и увлекательнее. Конечно, если вдуматься, то видеть Магду вампиром было неожиданно и страшно, особенно, если учесть, что Сара не знала про участь папеньки, который теперь целую вечность будет за нею бдить, но с другой стороны, Сара теперь и сама была вампиром, а наличие верной подруги могло скрасить тёмные ночи, особенно, когда граф занят своими делами, а Альфред и вовсе чёрт знает куда запропастился. Может, уже ушёл без неё?
- Кого же? - подозрительно поинтересовалась Сара, - Тебя сюда тоже привёл граф? Или...
Она нахмурилась, пытаясь вспомнить бал. Вокруг неё были десятки рук, множество голодных глаз и тянущиеся в порыве жажды руки, словно в том самом её сне, что она видела в первую ночь здесь. Когда граф укусил её, то сон и явь смешались в одурманенном сознании, рисуя странные и жутковатые картины. Тогда она не сразу узнала Альфреда, который так самоотверженно пытался её спасти вместе с профессором, но тщетно. Смогла ли бы она в тот момент среди разношёрстной толпы узнать Магду да ещё и в таком виде? Сара пыталась перебирать в памяти оскаленные от голода лица, плохо скрываемые в таких лживо-учтивых реверансах, но лица подруги среди них припомнить не могла.
- Ты была на балу, Магда? - наконец, спросила Сара.
Если бы она могла похолодеть ещё больше, чем сейчас, то так бы это и случилось, но Сара была уже мертва, хоть в памяти и были свежи воспоминания о бале, об её собственной крови, живительной влагой то там, то здесь, покрывающей каплями паркет бальной залы и, наверное, всей дороги, что они успели пробежать от замка. И ведь граф наверняка знал, что погоня бессмысленна и беглецы вернутся сами. "Но если бы..." - Сара тревожно сглотнула - "Если бы в погоне была необходимость, что делала бы Магда?"
С невысказанным вопросом, ещё более волнительным, чем озвученный, рыжая взглянула на подругу, а память тотчас подкидывала эпизоды из их совместного прошлого, где они покрывали друг друга перед Шагалом, где Магда аккуратно штопала платье Сары, которое девушка случайно порвала, возвращаясь ночью домой, где Сара прикрывала мелкие огрехи Магде на кухне перед строгой Ребеккой. А что было бы теперь, если бы Магда стала вампиром и ей приказали?
А тем временем Магда разглядывала подругу, к счастью, не имея возможности прочесть странных мыслей, бродивших в кудрявой голове, и, кажется, увиденным была довольна. Слова подруги вывели Сару из задумчивости. Та ухмыльнулась, обнажая клыки. Всё-таки увидев привычную улыбку Магды, внутри потеплело.
- Какая? Такая же мёртвая, как и ты. Только вот тебя такой я никогда не представляла, - призналась Сара и в голосе её смешивались удивление с восхищением. Но в следующий момент, когда первый шок прошёл и недоверие ослабло, Сара ощутила странную щемящую тоску, слушая такой знакомый щебет подруги. Ей казалось, что за прошлую ночь, переполненную событиями, прошло будто бы триста лет, и вот теперь она видит перед собою близкого человека, который тоже изменился, но в памяти совершенно точно остался по-прежнему близким, а эти слова, тон, как звоночек, взывали к памяти и всему что было дорого.
- Расскажешь, обязательно расскажешь! - с жаром ответила Сара, чувствуя, как на глаза наворачиваются глупые слёзы счастья и боли одновременно, и крепко обняла подругу, повинуясь внутреннему порыву, - У нас теперь впереди целая вечность...
Так она простояла несколько мгновений, а затем отступила обратно немного смущаясь собственной реакции, но улыбаясь уже спокойно и слушая подругу.
- А куда ж ещё мне было идти? - пожала плечами Сара, попутно вспоминая свои приключения по дороге, - Вообще, мы ещё в деревню заглянули, - хихикнула Сара, и зелёные глаза её снова лукаво заблестели, но уже не от слёз, - Весёлая была ночка вобщем... Может, тоже расскажу...
Она перевела взгляд на мешок.
- Ааа, это... Это как его... у актёров бывает... Ри...ре...реквизит. Нам бы в деревню надо с Альфредом, иначе графский сын так и не успокоится за сорванный бал, - теперь уже рыжая сделала большие и страшные глаза, - Кстати, а пойдём с нами?
Могло показаться, что Сара тронулась умом, говоря о себе во множественном числе, но она-то подарзумевала и Альфреда, забывая, что подруга может быть не в курсе, какие разборки были перед рассветом у ворот замка.
- Ах, точно, ты ж ещё не знаешь! Альфред здесь, но Герберту всё случившееся очень не нравится и мы повздорили на рассвете. И теперь, чтобы загладить вину, мы должны привести ему еду поприличнее. Вот поэтому и надо в деревню. Но, думаю, нас двоих там точно уже ждут.

+3

7

- Кто, кто… Папочка твой драгоценный, вот кто! – насмешливо процедила Магда сквозь зубы. – И после смерти никак не оставит меня в покое! «Впрочем, я особенно-то и не против…» - самодовольно подумала она, вспомнив, каким вдруг на диво покладистым сделался Йони Шагал, стоило лишь решительно притянуть его к себе, да рявкнуть пару раз для острастки. И белокурая вампирша не могла не признать, что ей нравится – да, ей очень даже нравится сложившееся положение вещей. Познав искушение властью, пусть даже малую его крупицу - над несчастным (хотя, почему это несчастным? Ха!) трактирщиком, Магда открыла для себя целый калейдоскоп разнообразнейших ощущений, главным из которых была даже не новизна первооткрывателя, а удовольствие обладания. Терпкое, с такой приятной остринкой пикантности, что хотелось испытывать это наслаждение снова и снова… Одним словом, кончилось её время бояться – пусть теперь боятся другие! А Шагал… Он ведь был не так уж и плох…
Впрочем, увидев, как в одночасье изменилось лицо Сары, Магдина улыбка стремительно померкла. Рыжеволосая таращила на неё глаза, которые и так-то не маленькие, стали вдруг ещё больше. Конечно же, откуда ей знать обо всём, что случилось дома?
- Кхм, Сара… - белокурая глянула на подругу, не зная, с чего бы лучше начать. Руки смущённо потеребили выбившуюся прядь волос, которую Магда машинально заправила за ухо. – После того, как ты исчезла, - несколько растерянно начала рассказывать она,  – Твой отец бросился тебя искать… К утру его нашли замёрзшим в лесу. Вернее, думали, что замёрзшим. Ну и… в общем, вот. – девушка развела руками, как бы подводя итог сказанному и одновременно показывая на себя. - Он меня и в замок потом привёл. Никакого графа я даже не видела. А ты видела? – и тотчас же обругала себя за этот очевидно глупый вопрос, возводя очи горе. Ну, конечно, видела, раз говорит – в этом-то точно сомневаться не приходилось. – А все  думали, что тебя похитили…
Белокурая вампирша вздохнула, взяла Сару за руку, накрыла своей другой, ласково погладила. Всё-таки, несмотря ни на что, младшая Шагал очень любила своего отца, и узнать, что он присоединился к сонму умерших, побежав вызволять из опасности свою дочь – не самая приятная новость. А она тут, как дура, думает только о себе – бесцеремонно выпаливает Саре всё, что приходит в голову… Не ведут себя так подруги. Между тем, поток Сариных вопросов не кончался.
- Бал? – переспросила Магда и потупилась, почувствовав некоторую настороженность во взгляде рыжей. – Нет, не была. Что мне там делать? Среди всех этих разряженных в пух и прах мертвецов? – фыркнула она, несколько упуская из виду, что и сама, в общем-то, уже далеко не живая, а потому тоже смело может быть причислена к этому кругу. С тем лишь отличием, что по-прежнему одета не в пух и прах, иногда, кстати говоря, и в прямом смысле этого выражения, а в изорванную рубашку.
Лицо Сары более или менее прояснилось, и белокурая не замедлила этим воспользоваться:
- А ты-то, выходит, была? – засыпала она рыжую вопросами. - И какой он, этот граф? Страшный? – Магда в волнении вскинула взгляд на подругу. - Как ты думаешь, он позволит мне остаться?
А волноваться было из-за чего. Сару-то, похоже, в отличие от Магды, здесь ждали. И при этом, с большим нетерпением. И она-то, опять же, в отличие от Магды, не устраивала погрома в склепе несколькими этажами ниже. А если этот граф возьмёт, да и набросится на неё, как недавно бросился Герберт? Кто их, этих вампиров разберёт? В ней и самой временами неожиданно просыпалась какая-то поистине звериная дикость. Хотя, рыжая только что обронила, что, кажется, на ней лежит вина за сорванный бал – тут уже Магда округлила глаза, но, судя по виду, особенных волнений и угрызений совести Сара по этому поводу не испытывала. И, опять же, с её слов – недоволен почему-то остался только графский сын. «Он, похоже, вообще вечно всем недоволен…» - как-то мельком и не очень-то любезно подумала Магда, но о своей встрече с виконтом предпочла благоразумно  умолчать. И без того было, что обсуждать и рассказывать. Хоть бы и про этот ре… ри… короче, актёрский скарб – девушку снедало жгучее любопытство, зачем Саре он, вообще, понадобился. Но вот слово «еда», сладкой музыкой прозвучавшее из уст Сары, обратила все мысли Магды вспять. Измученное голодом сознание мгновенно уловило и вывело прочную связь между понятиями «еда» и «деревня». Бог с ним, с балом, Гербертом и его обидами, даже с жителями деревни, главное – утолить терзающий её, совершенно нечеловеческий, голод. Магда не помнила, чтобы когда-нибудь так хотела есть, а потому выпалила «Да-а-а-а!» даже не дослушав Сару, готовая бежать в деревню тотчас же, а потому окончание рассказа потонуло в алчной пелене, зажёгшейся в её глазах.

Отредактировано Magda (21-06-2017 22:42:05)

+4

8

- Пааа...?! - изумилась Сара, забыв не то что слово-то продолжить, но даже и рот просто закрыть, глядя на подругу и пытаясь переварить. Осознание медленно и неповоротливо всей своей неловкой тушей вползало в разум Сары, как пьяный крестьянин в двери таверны, когда любой проём меж косяками будет ему узок, но он ворча и пыхтя будет втискиваться, пока злой и красный от натуги не пролезет и не потребует...
- Йоооони?! - почти взвыла рыжая во весь голос, сама того не осознавая, как виртуозно подражает мамочке в сей момент. Ужас, паника, смятение и, что самое смешное, страх, овладели ею в доли секунды, и девушка резко замолчала, воровато оглядываясь по сторонам.
- Он что, тоже где-то здесь? - резко снизив громкость, спросила она.
Чёрт возьми, она так не боялась ни Герберта, ни уж, тем более, графа, как боялась бы сейчас быть застуканной отцом после всех своих проделок и опять услышать: "Бааа! Сара, дурында-баба! Ну, кто ж тебя просил?!"
Чувство вины же за содеянное явно запаздывало, будучи притуплённым благодаря новому образу жизни, но оно всенепременно ещё настигнет рыжую, а сейчас была просто куча проблем и без папочки, поэтому эту свинью, подложенную Ге... хм, судьбой, нужно было есть по частям.
Пытаясь собраться с мыслями, Сара молча слушала пока подруга поведала короткую, но весьма трагичную историю того, как оказалась в замке. Где-то на задворках сознания металась мысль: "Ох, Сара, что ж ты натворила, паразитка такая?!", но рыжая упрямо сопротивлялась и не давала ей ходу, прекрасно понимая, чем дело кончится. Да и что теперь исправишь раскаянием? Пустым, бесполезным и жалким раскаянием?
Шмыгнув носом и упрямо тряхнув буйными кудрями, рыжая отогнала досадную мысль подальше и переключилась вновь на Магду, прикосновение подруги, хоть и с некоторым запозданием не осталось незамеченным и помогло отогнать прочь угрызения совести. Сара немного сжала ладонь подруги. Благо, Магда её спросила о том, о чём, а вернее о ком, она могла бы рассказывать очень долго и без умолку - о графе фон Кролоке.
- Конечно, видела! - казалось, Сара даже внимания не обратила на то, что вопрос был несколько наивен, но, с другой стороны, откуда Магде-то было знать, как на самом деле всё случилось, - Граф, он так добр ко мне! Он подарил мне вот это..., - она приподняла край тёмно-коричневого платья из плотной ткани, чем-то похожего по простоте на её обычный наряд, однако ж красные сапожки она оставила. Уж больно они ей пришлись по сердцу.
- А ещё платок и огроооомную губку, - протянула рыжая, расплываясь в улыбке,- Он очень добр ко мне. Куколь передал мне сапожки и платок, чтоб я могла добежать до замка и ждал меня на опушке леса с фонарём. Была, конечно. Это был бал в мою честь, - Сара ненадолго замолчала, вспоминая детали бала: свет свечей, ну, точно таких, что продавал Йони в своём трактире, шорох тканей, музыку, круговорот лиц гостей, пренебрежительные взгляды Герберта и графа... его голос, лицо, руки, ведущие в танце через всю залу и пресекающие все попытки сопротивления перед тем, как острые клыки вспороли кожу на её нежной шее, - Я была бы на нём главным блюдом.
Она подняла на подругу глаза, плотно сжав губы, чтобы они ни на миг не скривились в гримассе ужаса от осознания того, что могло бы с нею стать, что прав был папочка, так бездумно в порыве любви желающий защитить свою дурынду-дочь. Казалось, это безмолвное мгновение, наполненное шорохом воспоминаний, растягивалось для Сары в целую мучительную вечность, в которой она тонула, как в том алом мареве из своего сна. Она снова мысленно опускалась на самое дно, захлёбываясь в ужасе воспоминаний, что застыли в зелёных глазах, но сейчас ей хватило сил оттолкнуться от этого дна и вырваться на поверхность.
- Но не вышло! - резко сменив тон, как граф в беседе с Альфредом и профессором у самых ворот, когда переборол волну меланхолии после отвлечённого монолога. Только монолог Сары был без слов, ведь иногда в молчании может быть сокрыто очень много.
- Значит, оно и к лучшему - подытожила Сара и  ухмыльнулась, обнажив острые клыки.
- Знаешь что, если ты хочешь остаться, то можешь помочь нам с Альфредом. Думаю, граф будет милостив и к тебе, если мы сможем умаслить этого... -
она понизила голос, - ... противозу - его сына. Или, если хочешь, поищём его сейчас. Но я даже не знаю, где он может быть после заката да и Альфреда нам найти надо прежде, чем возвращаться в деревню.
Решать, конечно, было Магде, хоть Сара и тоже была безумно голодна, но терять время ещё и на споры было бы глупо, а распоряжаться Магдой, как делали это маменька с папенькой, она не привыкла.

Отредактировано Sarah Chagal (04-07-2017 23:44:53)

+2

9

В следующую после бала ночь граф фон Кролок обычно просыпался со смешанным ощущением удовлетворения от завершившихся хлопот и щемящей тоски в предвкушении еще одного пустого года. Оглядываясь назад, он видел их тусклыми бусинами, нанизанными на вощеную нить, и нить эта тянулась в далекую тьму, прочная, нескончаемая. Позади оставались почти церковные ровные четки, на которых раз в сотню лет появлялся черный каменный крест, символизировавший конец еще одного века, еще одной эпохи. Года летели прочь так быстро. И в то же время мгновения, утекая сквозь пальцы и неуловимо превращаясь одно в другое, бесценные и ненужные разом, обманно казались бесконечными.
Этот бал все же выбивался из череды предыдущих — не всех, конечно, но хотя бы тех унылых и пустых, что им приходилось терпеть в последние годы. Людей в округе оставалось так мало, и все они были настолько запуганы, что рассчитывать на щедрый пир было бессмысленно. И даже тех изловить (а уж тем более — уговорить и затуманить им разум) было непросто. Однако эта ночь, пусть и после сорванного, нежданно голодного бала, невольно будоражила графа всколыхнувшимся интересом, рожденным в предутренней сцене возвращения беглецов.
Обычно новоявленных вампиров просто принимали в стаю, и дальше... что происходило дальше, как строились отношения у не привыкших к голоду новичков и звереющих от безвременья старых вампиров, Кролоку было все равно. Он не вмешивался в их распри, пока это не касалось напрямую его самого или Герберта, и потом наказанными могли оказаться обе стороны, вне зависимости от того, кто был виноват меньше или и вовсе прав. Авторитет и власть графа в его владениях не оспаривалась, потому ссоры вспыхивали нечасто или же оставались сокрыты тьмой неведенья от внимательного ока фон Кролока.
Однако в этот раз принятие новых вампиров в свиту осложнялось тем, что они, еще будучи смертными, успели поссориться с Гербертом, сорвать торжество и, едва ли не самое главное, — лишить всех обильной и вкусной трапезы. Лишь самого графа грела изнутри выпитая кровь, на время приглушая бессердечную жажду.
В замке царили уныние и безысходность — предвкушавшая сытный ужин свита готовилась умерить аппетиты, чтобы пережить еще один голодный год. Граф почти физически чувствовал их, без особой цели обходя свои владения после заката и размышляя, стоит ли приложить усилия, чтобы добыть новое пропитание своей пастве, или обречь их на муки до следующего бала, если только мертвый бог не окажется к ним благосклонен и не позволит поймать какого-нибудь неосторожного крестьянина. Впрочем, нет, одно дело у него все же было — Шагал (которому, к счастью, граф уже ничего не должен за свечи и прочий скарб — или пускай отправляется в свой трактир, пропахший чесноком) и его девица, те двое, что устроили оргию в их с сыном склепе. И, похоже, удача благоволила к графу этой ночью, потому что, свернув в один из коридоров, он услышал голоса. Замедлив шаг, Кролок бесшумно приблизился, совершенно беззастенчиво слушая воркование двух юных прелестниц. Так, значит, подружка еврейского прохиндея все еще в замке... с другой стороны — куда ей еще деваться?
— Милое дитя, — едва Сара договорила последнюю фразу, негромкий властный голос выплыл из-за ближайшего поворота, а следом за ним выплыл и сам Кролок, сменивший парадный фрак на старомодный черный камзол, но ничуть не утративший своей величественности. — Граф определенно будет милостив, если не узнает, как твой остренький язычок чествует его единственного отпрыска. О, я-то ему ни слова не скажу, не беспокойся, но отнюдь не все в замке столь благосклонны.
Улыбка на губах Кролока была едва ли не шире, чем в тот момент, когда он громким "Бу!" напугал профессора и Альфреда у ворот.

+4

10

Куколю и даже замковым сквознякам, пожалуй, следовало бы поучиться бесшумности у хозяина здешних земель. Сара, конечно, слышала фразу, что у стен могут быть уши, но внезапным был вот тот факт, что едва она успела договорить, как уже была услышана. И, мало того, получила ответ, прозвучавший мягко и бархатно со слов "Милое дитя...". Вот тут рыжая была обескуражена не на шутку, ибо знала, что бархатный плащ фон Кролока скрывает стальные объятия и холод. А ведь она только думала, что гроза миновала!
Сара замерла, мысленно сжавшись и глядя на подругу округлившимися глазами, как бы спрашивая:
"Он сзади, да?"
Однако, со спины она себя ничем не выдавала, хоть и испугалась не на шутку, будучи уверенной, что граф сейчас обрушит на её голову все казни египетские за сына. Но, понимая, что граф не мираж и растворяться не намерен, девушка прикрыла глаза, и пока граф говорил, медленно развернулась к нему, пытаясь улыбаться как можно беззаботнее во все клыки. Ну, милое дитя и выглядеть соответственно должно даже не смотря на то, что ныне Сара - хитренький рыжий еврейский вампир.
Покачнувшись с пятки на носок, девушка приблизилась на пару шагов к графу и сцепила руки в замочек, внимая его словам, но пока ещё не веря своим ушам до конца. Не ослышалась ли она про милость?
Но Саре крупно везло уже дважды: когда пустили в замок и сейчас. Правда, ни в одной из ситуаций любви к Герберту не прибавлялось. И ничего, что рыжая тоже не была в этой ситуации невинным агнцем - это для неё роли не играло.
- Ваша милость, быть может, вы научите меня обращаться в летучую мышь или туман? - и она как бы мимо ушей пропустила его слова о сыне, но про благосклонность графа в обращении отметить не забыла. А что толку-то оправдываться и каяться. Ну, сказала и сказала. Поди сам Герберт не так её костерил и не только мысленно на весь склеп не далее, как на прошлом рассвете.
- Это бы очень пригодилось в деревне нам. Ах, да... - Сара отступила в сторону, делая жест в направлении Магды, - Это моя почти что названная сестра - Магда. И..., - а вот следующие слова застряли комом в горле, потому что никак ещё не могли уложиться в голове. Хоть Саре и не нужно уже было дышать, она сделала глубокий вдох, прежде, чем продолжить, - И поскольку мой папенька, будучи укушенным кем-то из вашей свиты...
"А бесхозные вампиры тут долго не живут, как мы едва не выяснили на своей шкуре. И уж не Гербертом ли?"
Снова вдох, как будто вместо ненужного ей кислорода, внутрь девушки могло проникнуть понимание всей этой ситуации и её принятие.
- ... Стал вампиром и укусил Магду, то я прошу вас за неё, ваша милость, позвольте Магде тоже остаться с нами здесь, - она опустила глаза, а затем, выдержав паузу, просительно взглянула на фон Кролока, в надежде, что уж если нет в её зелёных очах колдовского огня, то хотя бы в графе достанет разумности, ведь втроём легче искать ужин, чем вдвоём. Сара-то с Альфредом уже пытались, и рыжая была уверена, что граф знает, чем дело кончилось.

Отредактировано Sarah Chagal (31-07-2017 23:06:11)

+3

11

Потихоньку исследуя загадочный замок, и с переменным успехом общаясь и знакомясь с его обитателями, Магда немножечко, пусть самую капельку, но успокаивалась. Всё-таки, приятно сознавать, что кем бы ты ни был в этом переменчивом мире, пусть даже лишённым теперь тепла и солнца, ты всё равно не одинок, ибо во мраке ночи скрываются точно такие же, как ты, лю... ну, хорошо, не совсем люди. Впрочем, сейчас это было уже не так важно, коли и сама белокурая стала точно такой же, как все они, обладательницей пары белоснежных клыков. А ещё приятнее было сознавать, что среди всех этих бледных лиц и горящих глаз были две пары очень, очень знакомых. По крайней мере, девушка знала, чего именно от них можно ожидать, а на обладательницу лукавых зелёных - так и вовсе могла положиться. Вместе, как говорится, не врозь, и не так страшно. С присутствием Сары даже вязкая темнота коридоров показалась Магде куда более кроткой и дружелюбной. Но к тому, что эта темнота вдруг бесшумно и, словно по волшебству, обретёт черты высокого и статного мужчины, белокурая готова не была. Потому она расширившимися от удивления глазами наблюдала, как к ним плавно приближается... он.
Тьма мягко обрисовывала контуры его фигуры, и, казалось, усмехалась из складок длинного бархатного плаща. Взгляд выхватил бесстрастное бледное лицо с гордым профилем, длинные, чуть тронутые сединой, тёмные волосы, распущенные по плечам. Призрачный лунный свет на мгновение чиркнул по драгоценным камням, украшающим воротник и застёжки, и испуганно заметался по искусной вышивке камзола, прежде, чем исчезнуть. Мягкий, вкрадчивый голос, тем временем, до краёв заполнил собою сумрачные извивы коридоров. Должно быть, так тёмные воды заполняют какую-нибудь таинственную пещеру, неумолимо не оставляя места для - даже самого маленького - глотка воздуха.
Магда с трудом удержалась от судорожного вздоха, совершенно позабыв, что она уже не дышит двое суток кряду. Сара смотрела на подругу слегка ошалевшими, округлившимися глазами, в которых бился так и не заданный, немой вопрос. Впрочем, спрашивать Магду в этот момент - хоть глазами, хоть языком - было бы бесполезно. Без сомнения, сейчас перед ними стоял хозяин этого замка и всей этой этой... тьмы.
Что-то в лице Сары дрогнуло, на мгновение выдав весь её испуг и растерянность, однако, рыжая быстро (уж гораздо быстрее, чем Магда) взяла себя в руки, явно избрав своей тактикой нападение - к слову сказать, давно и блестяще отработанный в домашних условиях приём. Её серебристый голосок так и зазвенел неугомонным колокольчиком, разбрасывая вокруг искрящиеся брызги слов. И, хотя первоначальный их смысл Магда, увлечённая созерцанием графа, не разобрала, она знала, что сейчас на него пытается воздействовать поистине убийственная комбинация из заискивающе-наивных глаз и умилительного в своей полудетской непосредственности выражения прехорошенькой мордашки. Обычно этот приём работал на всех, кроме, быть может, Ребекки Шагал. Да и то не всегда.  Правда, белокурая как-то забыла уточнить, что приём этот обычно срабатывал на людей...
Чуть придя в себя от неожиданного появления фон Кролока и почувствовав, что снова может двигаться (кажется), Магда бросила на подругу исполненный восхищения и благодарности взгляд. Сара так смело просила за неё! Белокурая вампирша снова перевела взгляд на графа, силясь прочесть на его лице хоть что-нибудь. Хотя бы призрачный намёк на то, каким будет ответ. Сделала маленький, осторожный шажочек поближе к Саре, неловко потеребила складки своей истерзанной ночной рубашки. Ну, да чёрт с нею! В данной ситуации это было совсем не то, о чём стоило бы так уж переживать. Магда глубоко вздохнула, чуть повела круглым плечиком и даже нашла в себе силы изобразить на губах что-то вроде намёка на улыбку. Присела в вежливом и даже вполне изящном реверансе.
- В-ваше Сиятельство. - сказала она.
В следующий момент на фон Кролока уставились сразу две пары просительных зелёных глаз, в которых явно притаились бесенята.

Отредактировано Magda (29-08-2017 23:30:06)

+2


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Анонс "Tanz der Vampire" » Почти Св. Грааль или Особенности трансильванской охоты