В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

17 августа 2017 г. Обновлены игроки месяца.
И обратите внимание, друзья, что до окончания летнего марафона осталось ровно 2 недели! За это время некоторые из вас еще могут успеть пересечь ближайшие рубежи и преодолеть желаемые дистанции.
Мы в вас верим!

14 августа 2017 г. Обновлены посты недели.

1 августа 2017 г. Началась акция "Приведи друга", предназначенная в первую очередь для наших игроков.

21 июля 2017 г. В сегодняшнем объявлении администрации полезная информация
о дополнениях к правилам проекта, два повода для мозгового штурма и немного наград.


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Adalinda Verlage
Адалинда почти физически ощутила нешуточное удивление, охватившее супруга, когда он вскинул брови. Вот так-то! Не ожидали, барон? Погуляйте еще год-полтора вдали от дома — и вовсе найдете свою жену-белоручку вышивающей подушки или увлекшейся разведением ангорских котиков к ужасу бедняги Цицерона. Так что оперная певица в подругах — еще не самое страшное.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



Juliette Capulet
Это было так странно: ведь они навсегда попрощались с ним, больше ни единого раза не виделись и, казалось бы, следуя известной поговорке, девушка должна была бы уже позабыть о Ромео, который, ко всему прочему, еще и являлся вампиром.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Willem von Becker
Суровые земли, такие непривлекательные для людей, тянули к себе существ, неспособных страдать от холода. Только в удовольствие было занять небольшие полуразрушенные развалины, ставшие памятниками прошлых лет, повидавшие не одну войну Шотландии за независимость от Англии. Зато никакой любопытный нос не сможет помешать существованию вампира.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Claudie Richard
- Вы! Вы… Развратник! Из-за Вас я теперь буду гореть в адском пламени и никогда не смогу выйти замуж, потому что никому не нужна испорченная невеста, - и чтобы не смотреть на этот ужас, Клоди закрыла глаза ладонями, разумеется, выпуская только початую бутылку с вином из рук. Прямиком на сюртук молодого человека и подол собственного платья.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Sarah Chagal
Cовременный мир предоставлял массу возможностей для самовыражения: хочешь пой, танцуй, снимайся в кино, играй в театре, веди видеооблог в интернете - если ты поймала волну, то у тебя будет и внимание, и восхищение, и деньги. И, конечно же, свежая кровь.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Tanz der Vampire" » Отворятся двери в сумрачный зал


Отворятся двери в сумрачный зал

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

● Название эпизода: Отворятся двери в сумрачный зал
● Место и время действия: бальный зал в замке графа фон Кролока, ночь 26 декабря.
● Участники: Professor Abronsius, Alfred, Herbert von Krolock, Helen Engelmann, Eloisa Borghese, Theresa Hermann, Graf von Krolock, Sarah Chagal
● Синопсис: Вот-вот пробьет полночь, и начнется ежегодная кровавая месса, от которой вампиры ждут щедрой и вкусной трапезы. Главная жертва уже с нетерпением предвкушает торжество и танцы, а профессор Абронсиус и его ассистент твердо намерены помешать злодеянию свершиться.

+4

2

- Значит так, мой мальчик, будем действовать по обстоятельствам, - уверенно заявил пожилой джентльмен, стоило им спуститься с крыши, на которой они успели замерзнуть. На первый взгляд это место в замке казалось даже пустым. Кому в голову придет из вампиров, что два человека - профессор и его ученик заберутся именно туда? Что место, продуваемое холодными декабрьскими ветрами, станет укрытием для того, чтобы разработать план по спасению Сары из рук вампиров, раз уж попытка научных экспериментов не удалась. Правда, с появлением графа фон Кролока и это не получилось у охотников на вампиров. Абронсиус, конечно, получил  новую информацию для своих путевых заметок, например, каким образом вампиры превращались в летучих мышей. Сам процесс! Интересный, необычный опыт. Где еще такое можно увидеть? К тому же, охотникам на вампиров удалось выяснить примерное количество вампиров, обитающих в этом замке. Уже что-то. Но с поисками дочери Шагала придется явно потрудиться.
- Тшш...! - Несколько лестничных пролетов, где едва ли что-то можно было увидеть. Практически на ощупь спускались в этот раз профессор и его ученик. Это замечательно, что у вампиров хорошо развиты органы чувств, и как следствие, они могут ориентироваться в сплошной темноте. Жаль, что только этим обделены люди.
"А ведь все-таки вампиры и летучие мыши - представители одного рода", - вновь на миг задумался профессор. Какая ни была ситуация, полная опасности или нет, мысли пожилого джентльмена всегда возвращались к науке, к рассуждениям и научным экспериментам над живой природой. Не зря же он столько лет своей жизни потратил на изучение летучих мышей, а после и на собирание информации касательно таких существ, как вампиры, что просто не мог не думать об этом. Особенно сейчас, когда  здесь их было множество, и они действительно существовали! Как же хотелось ткнуть носом в это напыщенных профессоров из университета, не верившим в существование носферату. Вампиры были, есть и будут.
- Кто-то идет, - откуда-то сбоку послышалось кряхтение, намекающее на приближение горбуна. Его шаркающие шаги отдавались в пустых коридорах замка. Не хотелось попасть на глаза верной собаке графа. Вечно путается под ногами, несмотря на то, что замок был просто огромен. Профессор потянул своего ассистента в одну из ниш, до того, как появился горбун. В его руках было два огромных напольных канделябра, которые он начал расставлять возле стены. Видимо, здесь что-то будет. Профессор легко ткнул Альфреда локтем, предупреждая, чтобы он был наготове. Сейчас начнется самое интересное. Жаль, что нельзя это как-то зафиксировать, хотя бы в свой путевой блокнот.

Отредактировано Professor Abronsius (01-05-2017 19:13:30)

+7

3

"Господикошмаркакойчтожеделать?!" - ну что тут скажешь, да, они спустились с крыши. И даже больше - они идут спасать Сару. И что? Может быть, пойди они сюда час назад или два, то Альфред еще был бы спокоен. Ну, или еще лучше, если бы они вот так оказались в замке, когда юный охотник на вампиров со всем решимостью клялся в вечной любви, правда не самой Саре, а только держа в руках подаренную губку, тогда в комнате, то совсем другое дело. Еще был! Тогда еще было вполне светло, вампиры мирно спали в своих гробах и можно было не бояться, что в любой момент кто-то один из этого полчища (а то и не один) выскочит из-за угла и вцепится горе-охотникам в горло. Хотя, почему сразу горе? Горе-охотник тут был только один, в него, наверное, цепляться и будут.
"Но здесь же есть профессор и у него есть саквояж и зонтик", - ох, как же нелепо, должно быть это звучало, хорошо хоть не вслух. Но ведь до этого этим самым зонтиком Абронсиус неплохо так отбился от младшего фон Кролока. Но и об этом вспоминать было стыдно. Сейчас вообще было страшно и несчастный ассистент не знал как же все таки взять себя в руки. Более менее держать в руках получалось только саквояж, да и то вцепившись в него мертвой хваткой. Шнайдер торопливо шел за профессором, слушая то о чем тот говорит и кивая.
"По обстоятельствам..." - от этих слов сердце окончательно ушло в пятки. Как только Альфред еще умудрялся идти за наставником, удивительно. Перед глазами все еще стояла жуткая картинка, как крышки гробов отодвигаются и оттуда вылезают все эти твари, явно собираясь все на тот же бал, про который говорил Герберт. Тот самый бал, где Сара будет главным блюдом, а значит именно на этот бал им нужно обязательно пробраться.
- Бал... он, наверное, здесь будет... - Альфред каким-то чудом отцепившись от ручки саквояжа, перехватил наставника за рукав. - Мне сын графа говорил про какой-то бал, который будет вечером и... - дальше юному охотнику пришлось на время умолкнуть, когда они спрятались в одну из ниш. Но стоило опасности миновать, Шнайдер снова зашептал. - Все эти вампиры, они туда и собираются. И там, там будет Сара, профессор! Они точно собираются... - сказать это вслух он так и не решился, потому что, да, становилось еще более страшно. - Мы должны ее спасти, профессоооор! - это юноша чуть ли не простонал, чувствуя, как отчаяние накрывает его с новой силой. Как же они будут ее спасать, если здесь столько этих тварей, да еще и граф, который явно дал понять, что ничего хорошего им ждать не придется. А еще вернее там будет Герберт, встреча с которым закончилась не на самой приятной ноте. С кем из них Альфред боялся встретиться больше? Это был тот еще вопрос. Стоило еще задуматься, что было страшнее - оскорбленный в лучших чувствах Герберт, продолжающий куда-то заманивать Альфреда граф, или же толпа голодных вампиров, для которых он будет всего лишь маааленьким глоточком крови, если делить его на всех.
Когда горбун прошел мимо, Шнайдер рискнул высунуться, чтобы осмотреться, впрочем, тут же спрятался обратно. И, честно признаться. не так уж много он, к своему стыду, на этой вылазке успел увидеть.

+5

4

Пламя свечей в расставленных Куколем канделябрах едва перестало дрожать, как от легкого сквозняка заволновалось вновь, стоило горбуну потянуть на себя украшенные резьбой створки дверей и распахнуть их, впуская большую группу пугающего вида гостей и впереди них - того, кто жаждал попасть на этот Бал, пожалуй, больше всех. Высокая фигура виконта фон Кролока, от плеч до пят задрапированная в плащ, обманно переливающийся то фиолетовым, то лиловым, то голубым, поплыла по пустому залу с нетерпеливой и величавой грацией. Окинув взглядом обстановку, Герберт довольно сощурился на царивший вокруг интимный полумрак, то тут, то там нарушенный уютным мерцанием. Этому скудному освещению, разумеется, было далеко до балов его юности, когда, помимо подсвечников, здесь сияла огромная люстра на потолке, однако вряд ли такая иллюминация оказалась бы уместна для тех, кто сегодня будет праздновать здесь свое господство над миром тьмы. К тому же, несмотря на то, что по сравнению с прежней роскошью свет свечи из трактира Шагала давали скудный, Куколь явно постарался, подготавливая зал к празднику. Проходя мимо, Герберт с благосклонностью аристократа одарил слугу коротким благодарным кивком, вдобавок еще и одобрительно отметив, что горбун тоже потрудился приодеться к празднику в камзол и черт знает из каких сундуков вынутый парик. На волне радостного предвкушения ему показалось, что Куколь поклонился в ответ, хотя, конечно, как по нему поймешь.

Словно убедившись, что атмосфера вокруг достаточно торжественная и романтичная, Герберт небрежным и размашистым жестом распахнул плащ, предохранявший его парадный костюм от грязи и пыли до появления в зале. Ткань поймала легкое дуновение ветра и призрачный свет огней, на мгновенье заколыхалась в воздухе, а потом вроде задела кого-то сзади, но вампиру было плевать. Это движение, наравне с самоуверенным оскалом и азартным блеском в глазах, вобрало в себя весь его восторг от присутствия здесь, все его наслаждение значимостью момента и красотой ночи, но в первую очередь - бесконечную влюбленность в себя и свой расшитый блестящей нитью наряд. Герберт чувствовал себя как рыба в воде, прекрасным принцем, уверенным в себе хищником, снова. Сейчас уже и нельзя было сказать, что каких-то пару часов назад вампир валялся на пыльном полу и пятился на четвереньках от зонтика и наглого профессора. Да и сам он, признаться, об этом фиаско уже почти не думал. Стоило только последнему волосу на голове Герберта уложиться в изящную мальвинку, как оттуда окончательно выветрились негативные мысли, а те воспоминания об инциденте, что остались, перестроились на более оптимистичный лад. Даже едва уловимо тянущийся откуда-то солоноватый запах человечины, изрядно приглушенный терпкими нотами его парфюма, не вызывал у вампира ассоциаций с противным Абронсиусом, а лишь создавал до жути приятное, уютное ощущение, будто угощение и правда где-то рядом. И занятый самолюбованием, готовый погрузиться с головой в танцы и веселье, предчувствующий свершение чего-то важного, Герберт пока даже не замечал, насколько оно близко.

Плащ упал на его плечи и спину, а затем спокойной волной заструился следом, когда виконт грациозной походкой отошел к стене, давая дорогу гостям. "Неужели, неужели сегодня все правда свершится? Это грандиозно и так волнительно!" - думал он, взволнованно обмахиваясь пальцами обеих рук, будто веером. Природная эмоциональность и вековая привычка брали свое, невзирая на то, что вампира физически не могло бросить в жар. Самодовольная улыбка, скрывающая клыки, почти не сходила с его лица. Даже после досадных неурядиц Герберта не оставила уверенность, что сегодня все пойдет по плану: предсказание отца сбудется, этот Бал принесет ему кратковременное счастье, а Альфред будет принадлежать его сыну, где бы в данный момент ни был. А где юноше еще сейчас быть, как не в замке? Граф наверняка принял меры, чтобы уготованные в жертву смертные не улизнули в лес. Поэтому совершенно не о чем переживать! Неизвестно, кто кого еще будет кусать, но Герберт-то свое получит, хоть и не так, как сначала хотел. Впрочем, это больше потеря Альфреда - ему предлагался романтический вечер при свечах, с музыкой, с вином, глядишь, научился бы танцевать, а то знает, что это такое, хорошо если в теории. Ну и что ж он не явился, как путный кавалер, к началу торжества? Хочет, чтобы Герберт осушил его без предварительных ласк и танцев? Что ж, и это будет вкусной трапезой.
Однако в качестве партнера в танцах Альфред его все же подвел, не приняв приглашение, и следовало найти кого-нибудь более-менее достойного на эту роль. Это тоже не казалось Герберту большой проблемой - кто посмеет отказать, когда ты сын хозяина Бала, силен как лев и просто умопомрачительно выглядишь сегодня? Как будто желая лишний раз напомнить себе об этом, вампир изящно распрямил в воздухе пальцы левой руки, любуясь бликами канделябров на отполированных когтях.

+5

5

Девяносто седьмой бал... Как сильно переменилась Тереза за эти девяносто семь лет, что она прожила в замке графа фон Кролока! Во время ее первого бала, к которому она готовилась вместе с Элоизой Боргезе, она чувствовала невероятное удовольствие от того, что первый раз попадет на бал. Даже, не смотря на то, что уже была вампиром, чувствовала какой-то трепет и волнение. Как сейчас, помнила она как первый раз перед ней отворились эти двери. Память - опасная штука. Тесса с легкостью могла воскресить в памяти любой день из прожитых здесь, в замке, но каждый из них быль лишен хоть какой-либо эмоции, обычная констатация фактов. Тереза помнила каждый из девяносто шести прошедших балов в мельчайших подробностях, и знала одно - бал лишь развивает вечную скуку. Почти, как книги. Нет, все-таки книги лучше. Но с книгами Тереза была каждую ночь, а бал давался лишь раз в год. К тому же, именно этот бал предвещал оказаться самым интересным из всех предыдущих. Наконец-то можно будет поближе разглядеть гостей замка, а, главное, попробовать какие они на вкус. Терезе вспомнился чудаковатый профессор, с которым она разговаривала в библиотеке. Хорошо бы он стал вампиром, тогда бы они часами могли говорить о книгах! К огромному сожалению, Тесса не нашла в замке фон Кролока тех, кто любил книги также, как и она. Даже Элоиза не готова была проводить в библиотеке каждую ночь.
Вся свита графа фон Кролока шла следом за его сыном Гербертом. Тереза пристроилась одной из первых с каким-то долговязым вампиром в костюме по моде 18 века, который именовался, как она вычитала, рококо. Костюм был довольно поношенным, в отличии от плоской шляпы с пером, которая выглядела так, словно добыли ее недавно. Сама Тесса, в отличии от своего первого бала, не предавала особого значения красоте наряда. Ее черное платье, которое она отыскала в одной из многочисленных комнат замка, было порвано в нескольких местах, но зато украшено черной юбкой из гипюра и синими лентами. Там же отыскалась и шляпа с такими же лентами. В целом, Тереза была довольна своим костюмом на бал, считая, что шляпа оказалась как нельзя кстати. К тому же, не было нужны долго "колдовать" над прической, что без отражения в зеркале было сделать не просто.
Когда Герберт фон Кролок прошел в глубь бального зала, все устремились за ним, чтобы встать по периметру. Тесса, вцепившись в своего партнера, дабы не потерять того, с кем она начнет танцевать, Тереза прошла в противоположный угол от Герберта туда, где лучше всего будет видно графа фон Кролока, когда он появиться. Теперь оставалось только ждать. Многие жаждали танцев и, самое главное, вкусного ужина, но до этого, согласно установленным в замке правилам, начало этой кровавой мессы должен положить хозяин замка. Его речь, кровь несчастной жертвы, а потом танцы - хоть какое-то разнообразие в вечной жизни.
Тереза оглянулась на дверь, вереница вампиров уже подходила к концу. Разнообразные наряды времен, народов и эпох пестрели на гостях бала. Все они были такими же, как и у Тессы и ее сегодняшнего кавалера - потрепанные, грязные, поношенные, но, тем не менее, казалось, что вампиры действительно гордятся выбором своих нарядов. Тесса еще раз оглядела свое черное платье, решив, что все-таки не прогадала, выбрав шляпку. Все лучше этих безумных париков, которые некоторые на себя напялили. Мягкий свет от свечей делал присутствующих вампиров в их разнообразных нарядах еще больше пугающими, будь Тереза человеком, она бы давно обомлела от страха. Сейчас она смотрела на них с холодным спокойствием. Кого-то Тереза знала лучше, с кем-то почти не пересекалась. От каждого из них переход к вечной жизни потребовал своих жертв. И если Тесса спасалась от вечной скуки книгами, то как проводили время другие, она не знала. Правда, не очень то и стремилась узнать. Заполненный вампирами зал молчал, все замерли в ожидании начала.

Отредактировано Theresa Hermann (19-06-2017 23:33:45)

+5

6

Когда большая часть гостей во главе с виконтом фон Кролоком, уже благополучно прошла в бальный зал, предвкушая танцы и сытный ужин, оставшиеся вынуждены были несколько задержаться из-за заминки, организованной у самого входа двумя дамами, которым высокая арка оказалась слишком мала, дабы пройти одновременно. На самом деле, в этот огромный проход с легкостью промаршировала бы рота солдат и благополучно бы поместилась, но вот Батори и Боргезе (природное высокомерие одной было равным итальянской гордыне другой), наверное, было бы мало места не то, что в коридоре замка, но и в поле под открытым небом. Когда этим двум особам приходилось встречаться – пикировки на грани конфликта было не избежать, и совсем не важно, что служило причиной спора, обе они всецело упивались сим процессом, развеивая обоюдную скуку и стараясь, не переходя до откровенной потасовки, ибо обе были прекрасно воспитаны, одолеть друг друга при помощи острого языка. А сейчас, так не вовремя столкнувшись в толпе, они никак не могли выяснить, кому полагалось первой уступить дорогу другой и титулы здесь имели лишь формальное значение. Эржбета решительно подступала с тыла, вооружившись настойчивостью, но путь преграждал широкий кринолин Боргезе, которая преграждала дорогу, удерживая заветный вход в зал, словно рыцарь, державший оборону любимого замка и всем видом давая понять, что намерена таки пройти первой, на критическое замечание соперницы о том, что в борделе сегодня, видимо, день открытых дверей (при этом Батори ехидно указала взглядом на низкий вырез платья Элоизы), на что получила ответ, что мнения средневековых инквизиторов никто, собственно, не спрашивал.
Ситуация, понемногу, становилась все более критической, ибо позади них стояли, уже напирая, остальные гости, весьма раздосадованные вынужденной задержкой. Старый рыцарь в ржавых доспехах мрачно хмурил усы, выражая свое нетерпением в голос и с присущей ему прямолинейностью заявляя, что, дескать, в его время «бабы свое место у  ткацкого станка знали», и угрожая разогнать конфликт простым дедовским способом с помощью грубой силы патриархата. Баварский же, наоборот, находил это действо забавным, предлагая остальным сделать ставки и уже после поделить выигрыш. Благо, во время вмешавшийся паж Наполеона, отличавшийся миролюбивым нравом и неизменным стремлением помирить все и вся, увидев происходящее, тут же пришел на помощь, выведя вперед французскую королеву, и предложил уступить дорогу ей. Перед таким весомым аргументом обе фурии таки сдались, ибо все же титулы, прежде всего, когда в ход идет столь важная фигура, как монарх.  Инцидент был исчерпан, и вскоре потерял всякий смысл, а поток гостей вновь принял свое размеренное течение.

Отредактировано Eloisa Borghese (03-07-2017 22:07:55)

+5

7

Огонь и кровь, какая же скука! Каждый год, все одно и то же… Все повторяется опять и опять, нет выхода из этого замкнутого круга. Скука и тоска! Все эти рождественские балы перестали радовать и восхищать Хелен Энгельманн уже давно. Да что там, почти сразу после ее обращения, хотя, по сути были чуть ли не единственным развлечением для детей ночи.
Но, как же невыносимо больно было видеть, что теперь кто-то другой кружится в танце с ее возлюбленным!
Пусть даже эта рыжеволосая «кто-то» и внеочередной ужин, игрушка на пять минут, забава. Да называйте это как пожелаете. Но легче то от этого не становилось!
Зато, одно фролянй Энгельманн поняла очень хорошо, за все эти годы. Сильнее любви, может быть только жгучая обида, приправленная щепоткой ревности.
Вот примерно такие мысли витали в черноволосой голове дочери венского резчика по дереву, когда она заходила в бальный зал, привычно следуя за виконтом фон Кролоком, который казалось от воодушевления еще немного и  порхать по зале начнет, размахивая своим лиловым плащом, словно победным знаменем, не дожидаясь начала танцев.
Ах, да, ей же придется танцевать! Хелен, погрузившаяся в воспоминания о далеком прошлом,  даже не обратила внимания, какой партнер ей достался в этот раз. Та-а-ак… Нечто в длинном кучерявом парике, с огромной шляпой, украшенной порядком облезшим пером. Жуть. Еще и бархатная мушка над губой. Смех, да и только…
Но ведь с другой стороны, и ее платье коричневого цвета и обильно украшенное воланами давным-давно вышло из моды. В общем, Хелен пришла к выводу, что она с ее нынешним кавалером, вполне себе гармонично смотрятся.
«И вообще, в этом году мне, можно сказать повезло. Лучше уж кудри и мушка! Чем вон тот полубезумный старик в доспехах, который достался мне на прошлом балу. Он только и говорит о том, что в его время женщины знали место!» - брезгливо поморщившись, подумала вампирша, и с самой очаровательной улыбкой (а точнее оскалом) подала руку своему, не менее галантно скалящемуся партнеру.
Так-с, кто тут еще из знакомых лиц? Тибо, ну само собой, куда же без него. Милый и светлый юноша, со своими странными идеями о том, что вампиры могут питаться кровью животных… Поодаль стоит маркиза Боргезе. Нарядная и цветущая, ну словно майская роза, собственно, как и всегда.
Вон и Тесса в совершенно чудной шляпке! И как же дивно идет ей эта шляпка. Поймав взгляд дочери католического пастора, Хелен совершенно искренне улыбнулась и кивнула головой, приветствуя свою приятельницу.
Да по сути всех присутствующих Хелен уже видела не раз, и не два. Только вот запоминать всех не слишком то и стремилась. Что же… Всё и все готовы к началу бала. Осталось дождаться появления Его Сиятельства.

+3

8

Обычные люди отсчитывают дни по смене небесного светила: с солнце на луну. День для них - это небольшой отрезок, который начинается с одной и той же утренней церемонии пробуждения, а заканчивается аналогичной церемонией приготовления ко сну. На этот отрезок в своей жизни люди возлагают большие надежды, что смогут что-то важное успеть, чего-то достичь или просто доставить себе несравненное удовольствие. Для вампира днем кажется пролетевший год. А церемонией, которая разделяет один год от другого, является бал в замке Графа фон Кролока. Этого события ждут, этому события рады. Возможно, даже верят, что именно этот бал изменит жизнь его гостей.
Графиня любила эти балы еще и потому, что они хранили порядок, заложенный много лет назад. Ценность этого нельзя было разглядеть с первого взгляда: одно и тоже каждый год с хорошим угощением, если повезет. Но было нечто волнительное в том, что это событие неизменно проходит сквозь века, передавая поколение к поколению кровавый ритуал, являющийся триумфом победы над смертью.

Как обычно в этот день графиня сто раз пожалела, что не отражается в зеркале, двести раз пожаловалась тому самому зеркалу и триста раз прокляла всех хорошеньких девиц, которые наряжаются на балы, вертясь перед своим отражением. Но, несмотря на данную проблему, настроение было приподнятое. Фантазию будоражили попытки угадать, кто будет вкусным ужином, а душу грело желание отдать дань уважения Его Сиятельству за его радушный прием и предоставленный много лет назад новый дом в стенах замка. Коварная довольная улыбка на губах сошла только лишь тогда, когда до заветного входа в зал отделяло пара шагов или вернее пара метров объемного кринолина маркизы Боргезе. Обменявшись любезностями в дверях, Елизавета клятвенно дала себе обещание отбить кавалера маркизы, кем бы он ни был на этом балу. Их соперничество не теряло моду из года в год, ведь стоит только уступить в этой борьбе раз, поражение будет признано на века... нет, больше! На всю оставшуюся жизнь. Безусловно, все-таки пройдя в зал, обе дамы по чистой случайности разошлись
в совершенно разных направлениях. Все бы было ничего, но периметр зала быстро заканчивается, если мерить его шагами в ожидании торжественного часа. Столкновение было бы неизбежно, если бы обеих не отвлек шум неподалеку. Обе дамы устремили свой взгляд на слугу графа, подумав, видимо, что именно Куколь стал причиной грохота. Он точно наткнулся на канделябр, засмотревшись на столь роскошные платья дам. Приняв это как комплимент, графиня Батори сменила траекторию своей прогулки по залу, а позднее и вовсе остановилась неподалеку от того места, где должен был обратиться с торжественной речью Его Сиятельство.
Окинув взглядом собравшихся вампиров, Елизавета хоть и не изменилась в лице, но искренне восхитилась одеянием гостей. Да, они где-то потеряли краску, камни на платьях частично осыпались, туфли стоптались... но разве это портит наряды? Костюмы наполнены историей,  пропитаны кровью многих жертв и эмоциями, которые хлещут через край при заветном укусе. В своем платье графиня чувствовала более чем уютно и совершенно не хотела его менять. Оно было словно вторая кожа, которая давала защиту и уверенность в завтрашнем дне. Такая вот гамма чувств объяла Елизавету, пока минуты ожидания тянулись безмерно долго.

Отредактировано Erzsebet Bathory (04-07-2017 22:48:59)

+3

9

- Мы обязательно спасем Сару! - Тихим голосом заверил своего ученика профессор, тем самым стараясь его успокоить. Вот чего сейчас совершенно не хватало, так это паники. Пока горбун расставлял тяжелые подсвечники, профессор думал. Как спасти дочь Шагала и выбраться из этого замка, не попав вампирам на обед. Или на ужин? Что для обычного человека поздний ужин, то для нежити подобного распорядка дня, скорей всего, завтрак. Профессор на миг задумался о том, а идентичны ли названия приемов пищи у подобных существ с людьми? Скорей всего да, чем нет. Скорей всего, лишь сдвинуты временные рамки.
- Так значит, сегодня будет бал, - пробормотал себе нос Абронсиус, наблюдая за действиями слуги-горбуна. Тот зажег свечи, и в зале стало заметно светлее. Конечно, не сродни тому, как если бы сюда  впустили солнечный свет, но хоть что-то.
"Значит, хоть вампирам и не нужен особо свет, все равно зачем-то они зажигают свечи. Возможно, как имитация поведения живых людей?" - интересное наблюдение, которое стоило бы записать после в дневник наблюдений. Профессор пробыл в замке всего ничего, но уже набрался знаний, касающихся природы этих необычных существ.
- Смотри, смотри, Альфред, - пожилой джентльмен легко ткнул своего ассистента рукой, мол, смотри, сейчас начнется тот самый бал, о котором говорил сын графа Альфреду. Профессору было занимательно увидеть это зрелище. У вампиров - и бал! Видели бы его коллеги! Никто бы не поверил, что такое вообще может быть.
Но распахнулись двери и величаво, словно на какой-то торжественной процессии, появились вампиры. Возглавлял шествие сын хозяина замка. А за ним... Видимо-невидимо вампиров. Сколько их тут было? Не меньше дюжины. И все горды и величавы, несмотря на прорехи в платье, несмотря на изношенность и старомодность нарядов. Что-то подобное Абронсиус видел лишь на картинках в книгах, посвященных искусству. Памятник ушедшим эпохам. Будто время навсегда остановилось здесь, впитавшись в книги и костюмы.
- У меня есть план, Альфред, - вампиры рассыпались по залу, словно горох из стручка. Скорей всего должна скоро появиться Сара, и было бы неплохо, если бы он и его ассистент могли затеряться в толпе, слившись с ней. Но для этого нужны костюмы! А их не было в наличии у охотников на вампиров. Вывод прост. Забрать их у вампиров. - Заберем у вампиров парочку костюмов. Затем переоденемся, но сделать это надо как можно незаметней, а после - сольемся с этой толпой. И как только появится Сара - будем ее спасать! Идем, мой мальчик. Время совсем не ждет.
Действовать нужно было незаметно. Пока вампиры отвлекались друг на друга, профессор храбро выбрался из укрытия, посмотрев на своего ученика. В этот момент нужно действовать решительно. Пожилой джентльмен увидел двух вампиров, весьма хлипких на вид, с которых можно будет позаимствовать одежду, нужную для того, чтобы стать частью этого сборища. Профессор надеялся, что в пылу танцев и веселья, их трудно будет разоблачить. Все-таки вряд ли кто будет прислушиваться к наличию дыхания или сердцебиения, когда такой шум и гам.
- Идем, идем. Кое-кто даже есть на примете, - как замечательно, что саквояж они взяли с собой. Где саквояж, там и колья.

Отредактировано Professor Abronsius (12-07-2017 21:37:49)

+4


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Tanz der Vampire" » Отворятся двери в сумрачный зал