Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Dracula: сцена » Sympathy for the Devil


Sympathy for the Devil

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

http://s8.uploads.ru/t/MCHfY.png
Лучший эпизод сезона: лето 2017

http://s3.uploads.ru/jR5Xf.gif http://sd.uploads.ru/MIJB6.gif
http://s9.uploads.ru/5NIHk.gif http://se.uploads.ru/eTQGy.gif

● Название эпизода: Sympathy for the Devil / Сочувствующий дьяволу
● Место и время действия: 22 октября 1898 года, окрестности Эдинбурга
● Участники: Willem von Becker & Kit Collum
● Синопсис: Продолжение эпизода The Thirst  Только начавшиеся приключения вампира и охотника полны опасностей, причем там, где они даже не ожидают с ними столкнуться.

+1

2

Крики чаек возвестили о том, что корабль начал заходить в морской порт Эдинбурга, а значит, их  небольшому морскому путешествию подходил логический финал. Не сказать, что путешествие пришлось по вкусу вампиру, оно показалось ему достаточно долгим и утомительным, хоть и заняло всего шесть дней. По сравнению с бесконечной бессмертной жизнью, разумеется, это всего лишь секунды, но как долго тянулись эти секунды, когда приходилось сдерживать свою жажду крови. А  она росла в прогрессии, мешая думать, и едва ли не толкала вцепиться какому-нибудь матросу в шею. Как жаль, что еще приходится плавать на подобных корытах, чья узловая скорость уже была слишком низкой для современности. Возможно, тогда бы не пришлось пить кровь охотника, рискуя его жизнью. Благородство и отвага. Или в некоторой степени слабоумие и отвага. Рисковать жизнью ради потрепанных жизнью и соленым морем моряков, действительно глупо. Так считал граф. Вряд ли еще когда-нибудь свидятся, да и благодарности за свой поступок охотник так и не получил. Только недостаток крови в теле, вылившийся в синяки под глазами да жуткой слабостью. Невооруженным глазом это было видно, хоть Кит и пытался бодриться, будто ничего с ним не случилось. Как же. Тяжело признавать свои слабость. Впрочем, где-то он его понимал, но ни за что бы не признал это вслух.
- Какая славная погода в Шотландии, - в последнее время они не очень, чтобы и общались. Точнее, почти не общались. Может из-за той невинной проделки графа? Но это стоило того. Такая реакция позабавила вампира. Шутка удалась на славу. И с тех пор, Кит особо и не разговаривал. Возможно, обдумывал план мести. Но погода в этой части Британской  империи и правда была хороша. Низкие и густые тучи висели над небом, дул по-осеннему холодный ветер. И когда, вампир и охотник начали новый виток своего путешествия, начал накрапывать мелкий дождик. Но  Виллема такая погода устраивала. И нисколько не смущала. Но разве что дождь, который успел накапать ему за воротник, когда пришлось перебираться из морского порта в экипаж. Но это всего лишь мелочи, когда их цель была уже близка. Сколько там до этой славной деревушки ехать? По суше ехать для вампира гораздо удобней, чем по морю. - Вообще, Шотландия в целом тоже славная. Да?
Вампир усмехнулся, посмотрев на охотника. Как обиженный ребенок. Но вампир даже не думал извиняться за свою маленькую шалость. Ничего такого он не сказал. Так что граф прикрыл глаза, слушая, как дождь стучит по крыше кареты, наслаждаясь тишиной. Хоть и, скорей всего, временной. Вряд ли Кит долго продержится в своем молчании. Судя по карте, милях в двадцати расположилась небольшая деревня с гостиницей, там можно и остановиться, чтобы перекусить. И отдохнуть. А со следующим закатом уже отправиться в путь.

+2

3

- Славная. – Отозвался Кит и бросил в карету свою сумку, в которой лежало дополнительное оружие, фляжки со святой водой, распятия, чеснок и прочие полезные вещи для охоты на вампиров. После шутки фон Беккера на корабле он вообще старался с ней не расставаться. – Но Ирландия мне нравится больше. – Добавил он, и сел в карету сам.
Вообще-то Кит был рад ощущать под ногами твердую землю, а не ходящую ходуном деревянную палубу. Их путешествие хоть и недолгое, но оказалось весьма утомительным. Особенно для него. Морская качка, потеря крови… Нет, охотник не жаловался на то, что ему пришлось утолить жажду вампира. Главное - это помогло спасти человеческие жизни. Однако вполне невинная шутка Виллема поразила его. Кит тогда вдруг ясно осознал, к чему могло привести его геройство. Вампир, ведь, и вправду мог увлечься теплой человеческой кровью, пить его чуть дольше. А, учитывая, что охотник ему нужен… «Я ни за что не стал бы вампиром! Сразу же убил бы себя! Вышел на Солнце… или еще что…», - думал Коллум молчаливыми днями и бессонными ночами, бросая в сторону фон Беккера испепеляющие взгляды. Он не сомневался, что если бы Виллему было нужно, он обратил бы его. И даже не задумался, как потом жить охотнику на вампиров, самому став вампиром. А вот Кит думал теперь об этом постоянно. И во многом это было причиной его молчания. За эти дни он многое переосмыслил, в том числе, отношение к жизни и смерти. Разве что вампиров по-прежнему недолюбливал. Мягко говоря.
И если внутренняя рефлексия никак не желала утихать, физически охотник почти восстановился. О недавней кровопотере напоминали разве что редкие головокружения да темные круги под глазами. В целом, силы вернулись к Киту, и это обнадеживало. В случае чего, он сможет постоять за себя. А это, если учитывать цель их путешествия, потребуется ему. И очень скоро.
Что их ждет впереди? Этого, наверное, и сам фон Беккер не знает. Поэтому нужно быть готовым ко всему. Одно Кит знал точно – сейчас они едут до ближайшей деревни, где остановятся в гостинице, и он сможет залить свою рефлексию знаменитым солодовым виски, и, может быть, даже успеет потискать пару местных девиц.
«Если Виллем раньше ими не перекусит», - мысль эта обожгла разум, Кит предпочел отвернуться к окну, чтобы не выдать своих эмоций. Незачем вампиру знать, о чем он думает. Не стоит ему давать лишний повод для насмешек.
- Далеко этот монастырь от деревни? Может, я смогу днем сходить на разведку? – Коллум решил попробовать выстроить план их дальнейших действий. Но виски и девочки опасно туманили разум – не факт, что завтра днем он не будет лежать после такого времяпрепровождения пластом, не в силах подняться.
Прямо как вампир, бодрствующий ночью и спящий днем.
Черт.

+1

4

- Насколько я понял, в нескольких часах езды, так что вряд ли ты можешь сходить днем на разведку. Так что вряд ли ты сможешь это сделать за день, - покачал головой вампир, на миг задумавшись. А смог бы он отпустить охотника, если бы этот монастырь находился совсем рядом возле деревни? Например, всего лишь в  паре часов ходьбы. Охотник наверняка привык проходить немаленькие расстояния, а потому это показалось бы ему сущим пустяком, когда во главе угла стояли великие цели. Такие как уничтожение вампиров. Честно говоря, вот тут бы стоило взвесить все "за" и "против", но вампиру подумалось, что даже сказав "нет", Кит все равно отправился бы в монастырь. Днем, когда  граф не смог бы ему помешать. А со способностью ирландца влипать в неприятности на ровном месте, трудно гарантировать, что и на этот раз охотник на вампиров не вернется назад не помятым. И это в лучшем случае.
Насколько помнил фон Беккер, в этих краях было достаточно представителей нежити. Чем дальше на периферию, тем больше возникала вероятность столкнуться с вампиром, а то и с целым кланом. Суровые земли, такие непривлекательные для людей, тянули к себе существ, неспособных страдать от холода. Только в удовольствие было занять небольшие полуразрушенные развалины, ставшие памятниками прошлых лет, повидавшие не одну войну Шотландии за независимость от Англии. Зато никакой любопытный нос не сможет помешать существованию вампира.
- Дождемся  заката и отправимся сразу туда, - произнес Виллем. Не хотелось задерживаться дольше в гостинице. Пусть лошади отдохнут, наберутся сил. Быстрее только доедут. Да и фон Беккеру нужно было подкрепиться. В любом случае, здесь будет больше и лучше выбор, нежели на этой старой посудине, на которой они плыли из Ирландии. Шотландская кровь была также достаточно вкусна, как и ирландская. - Но тебе придется зайти в монастырь самому.
На самом деле, Виллем сейчас говорил очевидные истины. Ибо понятие церковь и существо без души, явно понятия несовместимые. Когда он последний раз был в одной из так называемых божьих обителей? Кажется, очень и очень давно. Даже при человеческой жизни, он не особо и  часто посещал протестантский храм. Потому что надеялся только на себя.
Неожиданно, карета остановилась. Вампир почувствовал, присутствие другого вампира где-то рядом. И явно не молодого. Как интересно.
- Сэр, мы не можем дальше ехать. Проезд перекрыт упавшим деревом.
- Жди здесь, и не высовывайся, - предупредил охотника граф, услышав голос мистера Флинта. Хотя, где-то в глубине души сомневался, что Кит послушается. Но в этот раз надеялся, что благоразумие просто возьмет вверх над всем остальным  у охотника.
Виллем выбрался наружу, заметив, что съезд с моста был в действительности перекрыт упавшим деревом. Но вот упавшим случайно тот еще был вопрос.

+2

5

Кит не стал спорить с вампиром. Пока что самодеятельность выходила ему боком. А Виллем, действительно, старше и знает больше. Гораздо больше. И к его советам нужно прислушиваться. Даже если гордость велит фыркнуть и все сделать по-своему. В другой ситуации Коллум, может, так бы и сделал, но сейчас не тот случай. Если он не послушает советов фон Беккера, поступит наперекор ему и потерпит неудачу, вамп ему потом будет припоминать это и упражняться в острословии бесконечно. Гад клыкастый. Но дело даже не в подколках вампира, которые, конечно, неизменно последуют. Это дело жизни и смерти. Кто знает, с какими опасностями им еще предстоит столкнуться. Он в случае чего должен суметь защитить себя сам. Не может же Виллем вечно вытаскивать его из переделок.
«Хотя именно из-за него я здесь и оказался!», - подумал Кит, правда, без особой злости. В конце концов, ему тоже есть определенный резон быть здесь. Он хочет убить древнего вампира! Он жаждет этого. И уже давно. Настала пора для большой охоты. И Виллем приведет его к этому волнующему моменту в его биографии охотника на вампиров.
Карету начало ощутимо потряхивать. Похоже и без того не идеальная дорога окончательно испортилась и напоминала теперь один сплошной ухаб. Кит закатил глаза, но от комментариев удержался. Он уже понял одну простую истину: молчи, сойдешь за умного. Однако когда карту в очередной раз прилично тряхнуло, после чего она остановилась, пафосно молчать стало трудно. Практически невозможно.
- Что там? – Кит вытянул шею, пытаясь рассмотреть, что случилось и не может ли он чем-нибудь помочь. – Дерево?
Вот странно. Откуда бы здесь взяться дереву посреди дороги? Конечно, можно предположить, что здесь пронесся ураган разрушительной силы, но это один шанс из ста. Коллум был больше склонен думать о том, что дерево повалил кто-то нарочно, чтоб преградить путь. «Возможно, разбойники?», - мелькнула мысль. Эх. А так хотелось хоть немного отдохнуть перед очередным опасным приключением. И поесть. И отоспаться. Сейчас все это было под угрозой, планы могли рухнуть под натиском неизвестных негодяев с большой дороги в любой момент.
- А чего это я должен ждать здесь? – Кит даже обиделся. Ему не нравилось, что Виллем порой ведет себя с ним, как кавалер при даме. – Я смогу за себя постоять! У меня арбалет есть! – В доказательство охотник вытянул из сумки оружие. Для арбалета у него были как обычные стрелы, так и стрелы для нечисти, с наконечниками из серебра, с выточенными зазубринами. Его мучило обострившееся чувство опасности. Он был почти уверен, что упавшее дерево – совсем не случайность.
- Сам сиди! – Буркнул он вслед вампиру, когда тот вышел из кареты. И, выждав пару минут, бесшумно выскользнул в ночной полумрак, держа наготове заряженный арбалет.

Отредактировано Kit Collum (01-08-2017 23:02:29)

+1

6

Вот какого?!
Если и так дальше пойдет, то придется прикупить толстенную цепь, чтобы привязывать ею строптивого охотника на вампиров. Какого черта ему не сидится в карете? Виллем мысленно фыркнул, услышав позади, как открылась дверца кареты. Кит наверняка подумал, что сделал это бесшумно. Но только не с вампирским слухом. У него есть арбалет, ну и что? Зачем лезть на рожон? Что это за вечное стремление показать себя бравым и лихим охотником, способным одной левой расправиться даже с самым могущественным вампиром на земле. Да еще и тогда, когда просят просто посидеть в карете и не вмешиваться. Чем ценен был мистер Флинт, так это тем, что никогда не путался под ногами и молчаливо выполнял свою работу, так что его никогда не приходилось спасать словно принцессу. Но вот Кит совсем другое дело.
Вампир подошел ближе, чтобы осмотреть упавшее дерево. Переломлено у основания, но достаточно аккуратно, чтобы списать на непогоду. Тем более что дерево было явно молодое, не старое, когда бы достаточно одного сильного сквозняка, чтобы оно смогло свалиться набок. Да еще так аккурат поперек выезда с моста. Так образом, даже объехать его было невозможно. Какие еще нужны доказательства, когда фон Беккер ощутил присутствие другого вампира. Да, прямо позади себя.
- О, сколько лет и столько же тебя не видеть. Решила податься в работники с большой дороги? - Виллем приподнял бровь, успев разглядеть в сумерках свою давнюю знакомую, которую он бы с удовольствием придушил, если б та, конечно, была человеком, а не вампиром.
- Ой, брось, фон Беккер, всего-то решила перехватить парочку-другую себе на обед. Ты никогда не отличался особым радушием. Сам знаешь, как порой нелегко в наше время быть хрупкой девушке.
- Да, особенно той, что так любит присвоить то, что ей совсем не принадлежит, - вампир хмыкнул, недовольно посмотрев на вампиршу. И ведь было за что ее недолюбливать. Клэр, или как там ее на самом деле звали от рождения, умудрилась увести из-под носа фон Беккера ценную вещь, за которой он охотился немало времени.
- Да брось, я просто взяла ее раньше. Кто не успел, тот опоздал, - легкомысленно заявила она, отчего граф нахмурился. - Ой, а кто у тебя там с арбалетиком такой сладенький. Давай так, я тебе верну твое украденное сокровище. А ты мне этого милого человека? Мне кажется, отличная сделка для любителя сделок.
- А знаешь, я тебе предлагаю другую сделку. Ты мне возвращаешь мне мою вещицу, а взамен я не сворачиваю тебе твою тонкую шею. И, как в старые времена, оставляю тебя с руками. Как тебе такой вариант? - фон Беккер встал в этот момент так, чтобы в случае чего он смог защитить человека.

+2

7

Кит старался двигаться бесшумно, хотя его терзали смутные сомнения, что Виллем все равно уже в курсе, что охотник не прислушался к его совету остаться в карете и сбежал. Вампиры не просто слышат, они чувствуют передвижение потенциальной жертвы, ощущают ток ее теплой крови. Поэтому остается только догадываться, что ждет его за непослушание. Хорошо, если граф ограничится лишь парой едких шуток. Впрочем, сейчас ему следует сосредоточиться на другом. На том, кто повалил это чертово дерево, так некстати преградив им дорогу к вкусной пище, вину и здоровому крепкому сну. В том, что дерево было именно повалено, Коллум не сомневался. Только кому это понадобилось.
В этот момент Киту показалось, что он слышит тихие голоса где-то совсем рядом. Охотник замер и прислушался. Ну да, так и есть. Разговаривают двое. Один голос – мужской, совершенно точно он принадлежит графу фон Беккеру. Другой… «Женский», - выдохнул про себя Кит. Женщина, которая уронила дерево? Хрупкое создание, обладающее недюжинной силой. «Упырица», - сделал вывод охотник. Почему-то он сразу решил, что им встретился вампир. И тихий разговор между его спутником и незнакомкой лишь подтверждал эту мысль. Коллум ощутил, как внутри все похолодело, мерзкое чувство, но он так и не смог от него избавиться, даже став охотником на вампиров. Впрочем, оно довольно быстро прошло. Осталась лишь решимость. Если потребуется, он, не колеблясь, выстрелит. Станет метить прямо между глаз упырице. А второй выстрел будет в сердце.
Однако любопытство взяло верх. Кит решил подойти ближе и прислушаться, о чем там так мило беседует граф. Все же здесь не самое лучшее место для того, чтобы вести светские разговоры. Хотя, это же фон Беккер, у него все не как у людей. Коллум усмехнулся, каламбур показался ему забавным. Он приблизился так, что Виллем стоял к нему спиной, и почти сразу увидел девицу. Очень бледная кожа, яркие тонкие губы, волосы уложены в прическу, уже, правда, видавшую виды, со следами роскоши в гардеробе. Кит прищурился, примеряясь – попадет ли он с такого расстояния ей между глаз.
И тут он услышал, как упырица предлагает графу обменять того «сладенького с арбалетиком» на некое сокровище. «Это она про меня что ли?». Кит почувствовал, как горят щеки. Два вампира мило торговались за его жизнь, как будто он – игрушка! Вещь! Возмущение заклокотало в груди, но он сдержался. К счастью, ответ графа был более чем достойным.
- А я тоже хочу предложить тебе сделку. – Охотник вышел из своего укрытия, держа арбалет возведенным. Он обращался к Виллему, на девицу же как будто совсем не обращал внимания. – Давай я пущу ей стрелу в сердце, и у тебя останусь и я, и ее сокровище.

+2

8

Ситуация выходила из-под контроля. Эти два существа, один из которых храбрый охотник на вампиров, а вторая - сумасбродная любительница мужской крови, встретились в тот момент, когда Виллем не хотел, чтобы это произошло. Сейчас у графа была иная цель, добыть этот проклятущий крест и устранить своего конкурента. Но точно не вести переговоры, ни с одним, ни с другим. Вот почему не может все идеально гладко? Да вполне себе обычное путешествие из Ирландии в Шотландию, у множества людей оно протекает без эксцессов. Возможно, что Кит - просто магнит для созданий, чей аппетит просыпается с закатом солнца. И в этот момент, фон Беккер должен принять решение, от которого бы зависело много. Например, жизнь этого самого ирландца, который так самоуверенно рассуждал о том, как бы он мог убить вампира с помощью арбалета.
- Фу, какой гадкий мальчишка, но мне нравятся такие самоуверенные плохиши, - заявила она, кокетливо взмахнув ресницами, устремила свой взгляд на человека. Виллем прекрасно знал ее повадки, и подобное наигранное поведение всего лишь обманка, чтобы ее жертва потеряла бдительности. Кто поверит, что эта глупенькая с виду дамочка смертельно опасное существо? Граф не знал, сколько ей на самом деле лет, но достаточно, чтобы причислить к списку древних вампиров. Возможно, именно таким способом она и прожила столь долго. И честно говоря, даже фон Беккер попался на подобную удочку, от того драгоценность, с таким трудом полученная им, теперь находилась в этих загребущих  ручках. Перстень, украшенный огромным сапфиром, инкрустированный множеством мелких бриллиантов, принадлежал когда-то семьи Борджиа, на черном рынке он стоял бы целое состояние. Мрачные легенды ходили об этом ювелирном изделии, связанные больше с тем самым сапфиром, вставленным в оправу из белого золота. И тем, кому он принадлежал, проживали не самую лучшую жизнь. Точнее, все как один умирали. Только все это сказки, рассчитанные на дурачков. Люди так любят  придумывать всевозможные небылицы для вещиц, чей возраст давно перевалил за сотню.
- Кит, осторожно! - Виллем уже было хотел сказать, что в подобной ситуации излишняя самоуверенность - самый настоящий враг, но не успел. Арбалет громко ударился о булыжники на мосту, и фон Беккер заметил, как хрупкая с виду леди подняла восьмидесяти килограммового охотника на расстоянии вытянутой руки, держа его за горло.
- Я же говорила, что люблю таких сладких, - самодовольно пропела она и Виллем нахмурился.
- Отпусти его.
- Ну, уж нет! Или ты мне дашь уйти. И этого котика я захвачу так, и быть с собой. Потому что ты фон Беккер грубиян!
И в этот момент, фон Беккер и сам поддался эмоциям, бросившись вперед, ударив вампиршу в живот. Возможно, она на это и рассчитывала. Древний вампир настолько силен, что ему не оставит никакого труда отбросить человека на несколько футов вперед. Виллем только и слышал что громкий всплеск воды внизу.
- Ой, какая жалость. У тебя есть выбор, милый, отправиться за мной в погоню или бросаться спасать этого человека из воды. Какой ты сегодня беспощадный или милашка-очаровашка, который всех спасает? Пока, увидимся когда-нибудь еще!
Клэр и след простыл.
Чертыхнувшись, граф естественно не отправился в погоню. Он сбросил с себя сюртук, а после и сам нырнул в воду, которая уже успела стать ледяной. Но, разумеется, холода он не чувствовал. Вода была мутной и чертовски тяжело было в ней отыскать  ирландца.

+2

9

Какая, однако, вышла неприятная история. Кит, безжалостный охотник на вампиров, считавший себя достаточно опытным в этом неблагодарном деле, в последнее время чувствовал себя мальчишкой-неудачником, ничего не знающим о вампирах. С тех пор, как он связался с фон Беккером (вместо того, чтобы попытаться убить его), его преследовали постоянные неудачи. Он падал на ровном месте, промахивался, когда стрелял, опаздывал на сотую долю секунды, терпел досадные фиаско снова и снова. Не говоря  уже о том, что он добровольно позволил вампиру выпить его крови! С точки зрения логики это не лезло уже ни в какие ворота. Но обстоятельства складывались именно так.
Нельзя сказать, чтобы Кит был слабаком или хроническим неудачником. На его счету уже были убитые вампиры, пусть среди них и нет древних, но это лишь вопрос времени. Что до неудач… Раньше охотник, напротив, считал себя в некотором роде баловнем Судьбы, которая до сих пор хранила его от смерти. А ведь он, охотясь на нежить, играл с ней в опасные игры. Но, когда он оказался рядом с существом во много раз сильнее физически, выносливей и мудрее, ситуация изменилась. Теперь Коллум и, правда, чувствовал себя неуверенным в себе неудачником, который только и делает, что влипает в неприятные ситуации. Все потому, что он имел дело с вампирами, а думал и действовал как человек. Первая ошибка охотника на любую дичь. И он совершал ее постоянно. Нынешняя ситуация не была исключением. Кит с одним арбалетом, пусть и со специальными посеребренными болтами, вышел навстречу к недружественному вампиру. К существу, которое быстрее и сильнее его, и настроено убивать, к тому же. Но он совершил еще одну ошибку – поддался эмоциям, услышав, как вампиры торгуются, используя его, точно разменную монету. А ведь Сэм когда-то предупреждал его о том, что нужно сохранять спокойствие на охоте. Что бы ни случилось. «Вампиры – искусные манипуляторы, они сделают все, чтобы выманить тебя из укрытия», - говорил его друг. В какой-то степени сейчас это и произошло.
«Кит, осторожно!». Но было уже слишком поздно. Мощный удар выбил у охотника землю из-под ног, так что он от неожиданности не удержал арбалет. В следующую секунду он будто взлетел над землей, не в силах сделать вдох – упырица крепко держала его за горло, не позволяя коснуться ногами земли. Кажется, ей совсем не тяжело было делать это, во всяком случае, беспечное выражение на ее бледном лице не изменилось. «Если она не убьет меня, это потом сделает фон Беккер», - подумал Коллум, до него только сейчас начал доходить смысл произошедшего. Ну, и кто в этом виноват, конечно, тоже. Он все же пытался сопротивляться, цепляясь за тонкую белую ручку, сжимающую его горло. Но она обладала поистине нечеловеческой силой, так что упырица никак не реагировала на его жалкие попытки освободиться. Она торговалась с Виллемом. Снова.
В какой-то момент не выдержал, видимо, и фон Беккер, рванувшись вперед. Кит инстинктивно зажмурился, задыхаясь, ощутил резкий толчок, потом - что куда-то падает, и в следующую секунду сделал жадный вдох, но начал захлебываться водой.
«Черт, что происходит, что я де…», - мысль оборвалась на половине, потому что ослабевший от удушья Коллум камнем пошел на дно, оставив после себя лишь круги на воде.

+2

10

Как долго обычный человек может прожить в ледяной воде? Минуту, две или три, а может и чуть больше. Вряд ли об этом когда-нибудь задумывался граф, да и не было у него никогда опыта по спасению утопающих из холодной октябрьской воды. Но в любом случае, поторопиться следовало, если он не хотел вытащить уже бездыханную тушку охотника на вампиров. Как назло, даже со всеми своими сверхъестественными способностями трудно отыскать человека в толще мутной воды. Лишь где-то чуть вдалеке слышался тихое, но все-таки различимое биение сердца. На него и поплыл фон Беккер, про себя радуясь, что нисколько не нуждается в воздухе. Иначе бы поиски затянулись. А это время, стремительно сейчас уходившее для ирландца. Сколько он может вот  продержаться под водой? Неизвестно. Оставалось лишь надеяться, что сама судьба сегодня будет благоволить Киту, несмотря на эту неудачу на мосту, в которую он же, по собственной глупости, и ввязался. Если бы просидел в карете, то все бы обошлось. И Виллем бы смог добыть то, что так долго искал. Он даже не знал, что больше его сейчас злило: то, что он вынужден был нырнуть в холодную воду, чтобы в очередной раз спасти охотника или то, что по его же вине, из-под носа в очередной раз ушла драгоценность, стоившая целое состояние на черном рынке.
«Дьявол!» - пронеслось в голове у вампира, но в следующую секунду он схватил человека за плечо. Сердце все еще билось в грудной клетке, но уже не так громко, как раньше, а это значило, что время уходило быстрее, чем он на это рассчитывал. Удерживая охотника за талию обеими руками, граф стремительно начал подниматься вверх, благо силы его позволяли сделать это. Еще несколько секунд и пасмурное небо открылось взору вампира. Столько же ушло на то, чтобы добраться до берега и опустить Коллума на мокрый песок. Человек был без сознания. И не дышал. Наглотался воды, несомненно.
- Да что ж такое, - фыркнул себе нос вампир. Одна неприятность за другой. Возможно, что стоило бы выбрать другого человека, способного уничтожить его конкурента. С которым бы меньше возникло хлопот. После смерти графа Дракулы, охотники на вампиров стали появляться, словно грибы после дождя. Так что выбрать есть из чего. Пришлось бы потрудиться, но нашел бы подходящего кандидата. Наверное. Хотя если посмотреть с другой стороны, именно к этому человеку  Виллем не то, чтобы и привык совсем. Но с гипотетической его смертью, что-то бы исчезло из бесконечной жизни вампира. Нечто такое неуловимое, что еще он в полной мере не смог до конца осознать. Именно поэтому  фон Беккер нырнул в воду. – Не будешь дышать, обращу ведь.
Вряд ли это можно было назвать угрозой, но вряд ли бы Кит одобрил то, что его собрались обращать в то существо, на которое он и охотиться. Тем лучше для него, быстрее придет в себя. Но нужно этому  помочь, совсем чуть-чуть. Выбить воду из легких. Что  фон Беккер и сделал, применив для этого силы, но не в таком объеме, что своими действиями граф бы переломал ребра, а вместе с тем и грудину. Кит должен был задышать.

+2

11

Он даже не успел подумать, что умирает. Это только в книгах пишут, что утопающий барахтался на поверхности воды, махал руками, просил о помощи. На самом же деле, достаточно одного вдоха, чтобы вода хлынула в нос и в рот, мешая дышать, отнимая жизнь. В следующее мгновение темные воды сомкнулись над головой Кита, трагически медленно идущего ко дну. Прежде чем отключиться, он, кажется, даже успел увидеть мутность воды и какой-то темный силуэт, мелькнувший перед глазами. Больше Коллум ничего не помнил. История отважного охотника на вампиров на этом могла бы закончиться, до обидного быстро и как-то совсем уж бесславно. Конечно, Сэм говорил ему, что гибель от лап ночных тварей ждет большинство охотников на вампиров. Но не так же! Какая-то баба с клыками просто столкнула его, мужчину, полного сил и надежд, в реку! Как куклу! Ах, слишком поздно сожалеть об этом, ведь все уже случилось.
Однако Судьбе было угодно и тут сыграть с Китом в кошки-мышки. А, может, его еще не слишком-то ждали на том свете, или что там есть после смерти? Скорее всего, ему просто повезло со спутником. Во всяком случае, именно его бледное сосредоточенное лицо увидел Коллум, когда пришел в себя. Он безуспешно пытался сфокусировать взгляд на фон Беккере, но реальность расплывалась в глазах.
- Мммм… - Вздох ему дался с трудом, он будто вытолкнул его из груди, медленно возвращаясь к жизни, и тут же закашлялся. – Как холодно… - Прохрипел Кит одними губами, чувствуя, как тело в мокрой одежде начинает бить крупная дрожь. Хотя, это скорее пережитый стресс давал себя знать, а, может, и отсутствие какое-то время нормального дыхания.
- Только попробуй…- Засопел Коллум, силясь встать, и это ему почти удалось с какой-то…- надцатой попытки. – Убью!
Кого он убьет – Виллема или себя, ставшего вампиром, охотник не стал уточнять. Мысли его путались, никак не желая сосредотачиваться на чем-то одном. Фон Беккер что, опять спас его? А ведь мог просто бросить. Зачем он ему, ослабший и наглотавшийся воды, доказавший тем свою слабость. Какой из него охотник, если любая вампирша может убить его, просто столкнув в воду? А он еще собирается охотиться на древних. Мда. В эти минуты Кит сам себе был противен. Может, Виллем и зря спас его. Но последующей рефлексии Коллум развиться не дал. Он жив, и все на этом.
- Спасибо, что спас. – Охотник все же нашел в себе силы, чтобы поблагодарить вампира за свое спасение. Похоже, Виллему пришлось нырнуть за ним. Правда, в отличие от Кита, у него нет риска подхватить воспаление легких. Чтобы встать, потребовалось собрать все силы, но Коллуму это все же удалось, хоть он и слегка покачивался, с трудом сохраняя равновесие.
– Едем в гостиницу. – Он сделал шаг, и, ура, не упал, значит, все не так уж и плохо, хотя Кит и догадывался, какое жалкое зрелище представляет в этот момент со стороны. – Здесь чертовски холодно. – Коллум, действительно, ощущал просто адский холод, как будто Виллем его, действительно, уже обратил.

+2

12

- Пф… - фыркнул вампир, нисколько не удивившись ответной реакции охотника. Даже спорить или язвить в этот момент не стал. А уж прочитать нотацию на тему того, что он вроде как спас охотника, фон Беккер и вовсе не собирался. Это самое слово «убью» прозвучало обезличенно, и кого собирался убить Кит, походивший сейчас на осиновый лист на ветру, было не очень понятно. Но скорей всего именно Виллема, раз уж тот озвучил вслух угрозу о превращении человека в вампира. И, на самом деле, это постоянное «убью» уже не раз звучало именно в адрес графа, стоило ему язвительно пошутить над Китом или как-то его поддеть. Так что никаких сомнений на чей счет это прозвучало, у него вовсе не возникало. Так что граф отделался всего лишь одним, но весьма красноречивым «пф». И больше ничем. Потому как спорить в этот момент пустое дело. Особенно, когда одежда неприятно липла к коже, а с волос капала холодная вода. Так себе ощущения. Несмотря на все способности нежити, вроде невозможности замерзнуть в ледяной воде или, допустим, утонить в ней, дискомфорт еще никто не отменял. Особенно сейчас, когда температура воздуха не поднималась выше десяти градусов.
- Всегда, пожалуйста, - отозвался вампир. Со стороны могло показаться, что сказал он это с каким-то смирением в голосе. Мол, что с тобой сделать? Никогда бы не подумал, что придется  еще и возиться с охотником, попадающим по своей дурости во всевозможные приключения, да такие, что если бы не собственное вмешательство, то пришлось бы вновь искать себе нового человека, способного расправиться с древним вампиром. Откровенно говоря, в  нем был потенциал, да и Виллем уже начал привыкать к своему внезапному «напарнику». Было бы жаль, если бы он так и канул в бесконечности, да еще так глупо.
«Интересно, на этом сегодня добрые дела закончатся?» - мысленно озадачился граф, решив для себя, что за каких-то пару недель совершил множество добрых поступков, совершенных едва ли с альтруистичным подтекстом, нежели действительно с каким-то своим хитрым умыслом, что было очень даже нехарактерно для Виллема.
- Да, едем, - на охотника нельзя было без жалости смотреть, ему сейчас было в разы хуже, чем ему. Медлить было нельзя. Еще прицепится к человеку какая-нибудь хворь, вроде пневмонии. Во времена, когда фон Беккер еще был человеком, с такой болезнью люди часто погибали, и вряд ли даже в этом веке местные эскулапы научились сто стопроцентной вероятностью лечить нечто подобное. Так что риск был. Виллем проводил взглядом человека до кареты, а сам направился к тому месту, где лежало упавшее дерево. Мистер Флинт многозначительно почесывал затылок, пытаясь придумать, как с помощью подручных средств убрать с их пути столь тяжелый ствол. Тяжелая задача, но только не для вампира.
- Отойдите, - коротко приказал вампир, и не понадобилось особых усилий, чтобы отшвырнуть дерево подальше от дороги, расчистив путь. Вот теперь можно ехать. Мистер Флинт нисколько не выдал своего удивления, видимо уже привык к сверхъестественному под боком. – Нам нужно добраться до местной гостиницы, как можно быстрее. Рассчитываю на вас.
Сказав это, Виллем несильно хлопнул человека по плечу, после чего отправился назад к карете, попутно захватив свой плащ, единственную оставшуюся сухую вещь.

+2

13

Если дорогу до кареты, жалкий короткий отрезок, Кит еще помнил, то путь до гостиницы прошел как в тумане. Охотник изо всех сил старался бодриться, но фокус в том, что этих самых сил осталось не очень много. Да что там, даже на то, чтобы не закрывались глаза, требовались определенные усилия. Это было странно. Коллум всегда считал себя достаточно выносливым, сильным и здоровым мужчиной. И падение в воду не могло сделать из него ту размазню, которую Кит сейчас собой представлял.
Что-то здесь не так. Он чувствовал, как тело налилось свинцовой тяжестью. Как горит лицо. Как пересохло во рту. Видимо, ледяная вода сделала свое дело. Хоть она и не смогла забрать себе охотника, благодаря стараниям фон Беккера, но здоровье его подорвала. Он ведь не бессмертный, а простой человек. «И хорошо», - упрямо подумал Коллум, пытаясь сфокусировать взгляд на вампире, сидящем напротив. Виллем выглядел невозмутимым. Сквозь сумрак кареты проступало его лицо с благородным профилем. «Интересно, кем он был, когда…? Аристократом, воином?». Кит впервые, наверное, думал не о том, как можно убить вампа, а о нем самом, о его жизни до обращения. Но озвучивать свои вопросы он, конечно, не стал. Фон Беккер вряд ли станет говорить об этом, воспоминания об обращении явно не самые приятные в его жизни. Даже если сейчас он наслаждается преимуществами своего бессмертия. Например, он ведь тоже искупался в ледяной воде, когда нырял за Китом, но в отличие от охотника выглядел как обычно, разве что губы его время от времени кривились от неудобства в виде сырой одежды. Жалеет ли он, что связался с человеком? Не важно! Он сам решил это, никто его не заставлял предлагать сделку охотнику! От этих мыслей Кит засопел и откинулся вглубь кареты. Пусть будет хоть видимость того, что вамп его не видит.
Карету нещадно трясло на ухабах, и Коллуму становилось только хуже. Когда они подъехали, наконец, к гостинице, в груди у охотника появился неприятный булькающий звук, который было слышно при каждом вдохе. Но Кит твердо решил, что до комнаты он дойдет сам. Ему и нужно всего только согреться и отоспаться. И он будет совершенно здоров. Уже завтра сможет заняться делом.
С этими мыслями он проковылял к хозяину, стоявшему у лестницы, ведущей в комнаты наверху.
- Нам нужны две комнаты. – Оглянулся потухшим взглядом на Виллема. - Ужин. Кувшин вина. Ванна. И девочки. – Добавил охотник, из последних сил стараясь выглядеть орлом, хотя тянул сейчас только на побитого жизнью ощипанного воробья. Провожаемый неодобрительным взглядом трактирщика, он кое-как вскарабкался по лестнице, хотя ноги почти не слушались его и заплетались, как будто он пил всю дорогу. Вошел в комнату, на которую указал хозяин, рухнул на кровать – как был, в сырой одежде и почти сразу отключился.

+2

14

Дорога была относительно длинной, всего лишь с десяток миль до приличной по провинциальным меркам гостиницы, в погребе которой  можно было обнаружить вполне себе неплохое вино. Только вот продержится  ли человек все это время? Несмотря на то, что Кит хорохорился, всем своим видом показывал, что холодная вода ему совсем нипочем, Виллем прекрасно видел, что охотнику становится с каждой минутой все хуже и хуже. Дорога была просто отвратительной, межсезонье давало о себе знать месивом из грязи и огромных луж. Удивительно, как они вообще не застряли где-нибудь пока доехали до деревни. Экипаж, правда, то и дело влетал на ухабы, но разве можно было винить в этом кучера, который и так старался избегать подобных препятствий, но не всегда способного различить ухаб в сумерках, да еще и скрытый за мутной осенней водой из лужи.
Вампир прищурился, посмотрев на человека. Сердце гулко билось в его груди, пока что организм боролся с переохлаждением, разгоняя по кровеносным сосудам кровь. Единственной неприятностью для вампира служила мокрая одежда, липнувшая неприятно к коже. Минус, но и не смертельный. Можно и потерпеть. Расстояние до гостиницы стремительно уменьшалось. Еще чуть-чуть можно переодеться. И согреть охотника. И надеяться, что он не подхватит какую-нибудь пневмонию, способную задержать их на некоторое время в этой маленькой деревушке. Или способную и вовсе свалить его в могилу, как это часто бывает с людьми, заболевшими такой тяжелой болезнью. На памяти Виллема был не один случай, когда здоровых и сильных людей забирала на тот свет подобная хворь.
- Приехали, наконец-то, - карета остановилась ровно напротив выхода. Граф даже не заметил, как они приехали, время пролетело в раздумьях о том, выживет ли все-таки охотник после сегодняшнего вечера или нет. Или придется его обращать. Хотя вряд ли эта идея вообще ему понравится.
Гостиница выглядела  приятно снаружи и достаточно уютной и комфортной изнутри. Хозяин без лишний слов выдал им ключи от двух комнат, и уж как-то слишком неодобрительно посмотрел на ирландца. Виллем же только фыркнул от смеха от реплики его так сказать, напарника. Вот, что значит горячая ирландская кровь, о которой ходило немало слухов. Ну, вот кто после нахождения в ледяной воде будет еще требовать себе помимо ванны еще и девочек?
Благо не пришлось поднимать его наверх на руках, но этот псевдобоевой настрой тоже не особо нравился вампиру. Кит слишком переоценивал свои силы или уж слишком сильно старался не показать свою слабину или то и другое. Важно, что  состояние его стало гораздо хуже, чем раньше.
- Я принесу мешки с горячим песком, а моя жена сварит горячий суп, - хозяин гостиницы поднялся вместе с графом. Охотник лежал без сознания. Сердце еле-еле стучало в груди. – И вам стоит согреться. На что Виллем лишь отмахнулся.
- Принесите, ему надо согреться. И камин разожгите сильней. И вина принесите. Да, еще парочку одеял тоже.
- А как же вы?
- Я не настолько промок, - не говорить же, что он всего лишь вампир и не нуждается совсем в тепле.
- Хорошо, хорошо, - кивнул мужчина и спустился вниз. Виллем хмыкнул, оглядев лежащего на кровати человека, но принялся стаскивать с него мокрую одежду. В этот самый момент фон Беккер чувствовал себя послушной женушкой, раздевающей своего пьяного мужа. Но что делать? Отбросив мокрую одежду в сторону, он накрыл его сверху теплым одеялом.

+2

15

Сон был беспокойным, рваным, Кит то бродил по каким-то руинам, то бежал по лесу, то преследовал, то сам был жертвой. Один кошмар сменял другой, и не было этому ни конца, ни края. Охотник хотел, но не мог проснуться. Вновь и вновь скользил в мутной пелене своих сновидений. Как будто он угодил в ловушку, из которой не выбраться.
Такое состояние охотника не было обычным сном здорового человека. Вскоре после того, как они с вампиром поднялись в свои комнаты, у Коллума началась лихорадка. Озноб, жар на грани бреда… Кит метался на постели, вцеплялся пальцами в простынь, так что белели костяшки пальцев. Как он там собирался? Отоспаться и завтра же заняться делом? Ха-ха три раза. Жизнь, как всегда, внесла свои коррективы в его планы. Хорошо, если к утру он сможет победить лихорадку.
Кит, наверное, впервые болел с таким размахом. Прежде он, выросший в деревне, особо не жаловался на свое здоровье. И даже гордился, что болячки к нему не липнут. Даже небольшие раны, полученные на охоте, заживали быстро, практически не оставляя шрамов. И тут так попасть! Казалось бы, что такого? Ну, упал в воду. Да, очень холодная. Да, шел на дно. Но ведь не помер же! Спасибо, Виллему.
Впрочем, вот тут следовало бы призадуматься. В последнее время все его проблемы были связаны именно с именем фон Беккера. Не так уж давно они знакомы, а Кит во что только не влип. Вампир едва успевал вытаскивать человека из очередной переделки. Совпадение? Кто знает. Только это серьезный повод задуматься – к чему может привести столь опасное путешествие. Не обернется ли его жажда потешить самолюбие и убить древнего вампира самыми печальными последствиями для него самого? Может, стоило убить фон Беккера сразу, даже не вступая в диалог? Ну, да поздно уже теперь рассуждать, что было бы, если… Он заключил сделку с этим вампом, и должен ее выполнить.
Впрочем, сейчас Киту было не до моральных принципов. Он продолжал оставаться в полубреду, жар трепал его тело, а грудь как будто разламывалась от невозможности нормально вздохнуть или выдохнуть. Мерзкое чувство. Коллум чувствовал, как его заботливо касаются чьи-то руки. Правда, чашку, которую ему попытались поднести к губам, он решительно оттолкнул, кажется, содержимое ее даже пролилось на того, кто за ним ухаживал.
- Мммм…- Голова была настолько тяжелой, что Киту оказалось тяжело разлепить глаза. – Где я? – Прохрипел охотник, протянул руку и попытался нащупать кружку. Горло горело, его мучила дикая жажда. Но вместо кружки он нащупал тело. – Ммм… Маленькая моя… - Пророкотал Кит, решив, что это одна из прислужниц так старательно ухаживает за ним. Протянул руки. Однако округлых форм у прелестницы он не обнаружил. Как и самой прелестницы, в общем-то. Вместо нее на Коллума пристально смотрел Виллем фон Беккер. Его же охотник, получается, только что и лапал бессовестно, в бреду принимая за девицу.
- Дьявол! – Кит открыл глаза, отдернул руки и откинулся на подушки, словно хотел вжаться в них и раствориться в тонкой ткани. Он был в ужасе и возмущении. Сам на себя. Ну, и на Виллема чуток. – Что ты тут делаешь? Что тут вообще проис… - Договорить охотник не успел, зашелся в приступе кашля.

+2

16

В комнате стало теплее. Причиной тому, конечно, был большой камин, в который хозяин гостиницы подбросил поленьев, так что те сейчас весело трещали, поглощаемые ярким пламенем. С того времени, как они оказались здесь, прошло часа четыре. Виллем успел стащить с себя мокрую одежду и переодеться в сухую. Уж очень некомфортно себя чувствовал вампир в промокшей одежде. И это за минусом того, что подобные ему существа вообще не восприимчивы к холоду. И не могу простыть даже от долго пребывания в ледяной воде. А вот человека все-таки свалила лихорадка.
- У него жар, - сказала жена хозяина гостиницы, принесшая горячий куриный в суп в большой керамической супнице, из которой шел приятный запах. После того, как женщина поставила ее на стол, то решительно направилась к охотнику, потрогав его лоб, тут же  сказав эту фразу. На что Виллем не мог не чертыхнуться. Итак, придется задержаться. Но на сколько дней, неизвестно. Главное, что еще и поправился, а не отправился к праотцам.
- Здесь нужны компрессы с уксусом, они помогут снять жар. И, у меня есть рецепт лечебного отвара, как раз для таких случаев.
- Я буду признателен, если вы все это организуете, - кивнул вампир, подойдя ближе к кровати, на которой лежал охотник. Тут даже и не доктору понятно, что сейчас происходило с телом человеком. Его лихорадило, причем сильно. Сейчас Кит находился в забытье. Легко прикоснувшись к горячечному лбу, граф ощутил, как горит кожа от внутреннего жара. Как жаль, что всех его знаний недостаточно, чтобы хоть как-то помочь сейчас ирландцу. Точнее, он просто забыл, как это делается. Да и сейчас наверняка медицина хоть чуточку, но шагнула вперед. От мракобесия шестнадцатого века с его кровопусканиями и прочей ерундой, от которой вреда было гораздо больше, чем пользы. Виллем сейчас бы уже и не вспомнил, болел ли он когда-нибудь также сильно, будучи человеком? Вполне возможно, но с каждым столетием память на такие события постепенно сходила на нет, и как бы лет так через триста вообще не забыть, каково это вообще быть обычным человеком с горячей кровь и способностью переносить солнечный свет.
Виллем устало потер переносицу пальцами. Все его планы, так или иначе, воплощались в жизнь, но как сложно порой было прийти к конечной цели. Вечно приходилось делать поправку на события, которых и не ожидал вовсе. Как-то выкручиваться из неприятностей, а вместе с тем еще и тратить на это силы и свою энергию. Вот как сейчас. Вряд ли он мог предположить, что по дороге к цели встретит одну неприятную вампирскую особу, которая еще и швырнет человека в холодную воду шотландской реки.
Взяв со стола бокал с вином, фон Беккер сделал большой глоток. Все его мысли  вновь и вновь возвращались к лежащему в лихорадке охотнику. Ладно, возможно, все и обойдется. Тут от него сейчас особо ничего не зависело.
- А вот и то самое снадобье, - жены хозяина гостиницы не было минут сорок, но зато она вернулась со всем необходимым. Вампир кивнул в знак благодарности, после отпустив ее, сказав, что сам разберется. Признаться, у графа не было опыта особого выхаживания больных людей, но когда-нибудь надо начинать. Он отжал воду, ощутив легкий холодок на собственной коже,  а после легко прикоснулся к телу ирландца, легко обтерев его до пояса, предварительно откинув край теплого одеяла в сторону. Где-то в глубине души надеясь, что об этой заботе Кит никогда не узнает. – Так, а теперь снадобье. Интересно, что там?
Виллем поднес кружку к носу, громко фыркнув, ощутив нотки чеснока в смеси из гвоздики, вроде бы мяты и еще чего-то не особо удобоваримого. Такая смесь должна и мертвого на ноги поставить.
- Эй, очнись! – вроде бы охотник начал приходить в себя, раз так яро оттолкнул кружку, отчего некоторое количество выплеснулось на кровать. – Да твою ж мать!
Виллем опешил  на пару секунд. И было с чего. Не припомнится такого, что кто-то его так нагло лапал, да еще и называя «маленькая моя».
- Ну…Не такой я уж и маленький, милый, - фон Беккер хмыкнул, рассмеявшись. Реакция охотника была просто непередаваемая. Кого же представлял на его месте охотник? Наверняка какую-нибудь симпатичную служанку с большой грудью. Или около того. – У тебя жар, как минимум. И я пытаюсь тут тебе скормить средство от лихорадки. И если ты его сейчас не выпьешь, то мне придется тебе влить через другое место. И боюсь, что тебе такой способ совсем не понравится. Он слишком болезненный и неприятный.

+2

17

Как только приступ кашля прошел, Кит немедленно попытался встать с постели. Мысль о том, что он тут лежит беспомощный в бреду, и его жизнь в руках вампира была просто невыносима. Он был слаб, но лихорадка толкала его на необдуманные поступки. Правда, обещание фон Беккера (совершенно возмутительное, между прочим!) заставило сбавить обороты и лечь в постели как положено.
Кит тяжело дышал, кашлял и зло смотрел на вампира. В создавшейся ситуации Виллем демонстрировал просто нордическое спокойствие и выдержку. Он мог бы запросто свернуть ему шею, избавив тем самым Кита от мучений, а себя от забот, но не сделал этого. Ограничился лишь угрозой на грани шутки, намекнул, что не стоит больше испытывать его терпение. Охотник даже в таком состоянии понял это. Он покорно выпил варево. И нашел, что оно совершенно отвратительное на вкус. О чем и сообщил фон Беккеру в красках, причем на родном языке с использованием диалектов и непечатных слов. Если их путешествие продолжится в таком духе, то до решающей схватки с древним врагом Виллема он может и не дожить. Слишком уж опасным оказалось это сотрудничество с вампиром.
Выпив гадость, Кит откинулся на подушки и затих. Ему как будто стало легче дышать. Надолго ли, неизвестно, но пока лихорадка не треплет его тело, можно расслабиться. Охотник прикрыл глаза, успокаиваясь. После того, как в бреду принял Виллема за одну из служанок, он старательно избегал встречаться с вампиром взглядом. Конечно, он не отдавал себе отчета в том, что делает, но все же… И еще эти слова фон Беккера: «Не такой я уж и маленький» лишь подливали масла в огонь, вызывая на щеках Коллума лихорадочный румянец.
С момента их встречи все шло не так. Количество совершенных Китом ошибок давно перевалило за критическую отметку. Сэм, будь он жив, был бы крайне недоволен напарником. Но отступать уже поздно, хотя бы потому, что Коллум сейчас совершенно беспомощен и полностью зависит от вампира.
«А вот и нет! Я докажу это! Я смогу!», - хорохорился охотник, он решил, что утром, как только вамп уснет, он встанет с постели, оденется и уйдет! И конец их договору! С этой мыслью Кит как-то незаметно для себя уснул. Лихорадка отступила, но сны его все равно были тревожными. Они возвращали его то в лес, неподалеку от родной деревушки, где он снова и снова искал пропавшего отца, а потом убивал дикого кабана в последний момент. То во времена их дружбы с Сэмом, когда они охотились на хищника другого рода. Он имел внешность человека, но его клыки были больше и острее, чем у зверя. Сон прерывается неожиданно, и вот Коллум уже обнимает тонкий стан прелестной леди, которую он встретил во время одной охоты и до сих пор не мог забыть, он шепчет: «Пообещай быть со мной рядом всегда» и слышит ее мелодичный смех. Дивный, дивный сон…
Когда Кит открыл глаза, был уже день. Виллема рядом не было, видимо, вампир отправился к себе спать. А, может, и вовсе забрался в винный погреб, чтобы его мертвый сон никто не потревожил до самой ночи. Охотник чувствовал слабость во всем теле и еле смог сползти с кровати. Он сидел совершенно голый на полу и раздумывал о смысле бытия. Точнее, о том, как ему добраться до своей одежды, которая уже успела высохнуть. На то, чтобы дойти до нее и одеться ушло больше часа. И к этому моменту сил почти не осталось. Даже на лбу от слабости выступила испарина, а кашель то и дело принимался терзать грудь.
Кит хотел спуститься вниз, но буквально через пару ступенек понял, что вряд ли сможет дойти сам, слишком слаб еще и болен. Он вернулся в постель как был в одежде, и почти сразу снова уснул, убаюканный мыслью, что как только вернется Виллем, они, наконец, займутся делом.

+2

18

- Кит, ты как маленький ребенок, - вампир фыркнул, стоило ему увидеть реакцию охотника, когда он выпил полностью все лекарство. Правда, маленькие дети не употребляют нецензурную  ирландскую брань,  но сути  это вовсе не отменяло. Еще бы для полного сходства начал бы сучить руками и ногами по постели. Так тоже делают несмышленые детеныши, непонимающие, что все, что ни делают – во имя их блага. И вот еще один «детеныш». Сколько ему там лет? Навскидку, Виллем бы дал охотнику лет тридцать плюс-минус еще пару лет. Но поведением сейчас не дотягивал и до десяти. Видимо, излишки высокой температуры. Хотя порой некоторые поступки у фон Беккера вызывали лишь недоумение. Например, когда он просил не делать что-то, что могло взывать не самые приятные последствия, то ирландец, естественно, в силу своего темперамента поступал абсолютно по-своему. И что в и тоге? Они снова теряли время, получали массу неудобств и слава Богу, еще пока никто не умер ни одной передряги по пути в  Шотландию. А что еще предстоит? Сомнения не покидали вампира, и это было вполне естественно. Привыкшему во всем полагаться только на себя и планировать на два шага вперед, Виллему приходилось постоянно делать поправку на постоянно меняющуюся обстановку. Неизвестно, что выкинет охотник в очередной раз. Как настоящее стихийное бедствие. – Спи давай. И не строй из себя героя, болезный.
Граф бросил взгляд на охотника. Кажется, лекарство начало  действовать, и Кит уснул. Или к этому еще добавилась слабость от болезни. Но главное, что на эту ночь ирландец будет лежать в кровать и  смотреть десятый сон, пока вампир будет охотиться. С этим хлопотами о человеке, он даже и подзабыл, что нужно выйти на охоту. Благо была поздняя осень, и восход солнца начнется еще не скоро. А значится, он еще успеет  выпить человеческой крови и вернуться обратно. Но поторопиться следовало. Вампиру не хотелось выбрать кого-то на закуску из этой гостиницы, скорей, из близлежащей деревни. Что он и сделал.
Виллем вернулся к человеку после заката, когда на улице окончательно стемнело, и солнце полностью исчезло с небосклона. Обнаружил его полностью одетым, притом что, когда уходил, тот был без  одежды.
- Вот что за черт? – фыркнул он, как раз в этот момент появилась хозяйка гостиницы, сообщив, что Кит не выходил из комнаты. «Ни росинки в рот не брал», - запричитала она, добавив, что без еды совсем он зачахнет, потому что в таких случаях нужно есть, хоть и насильно, но есть.
- Я разберусь с этим, - пообещал вампир, забрав новую порцию лечебного отвара и  котелок с едой для человека, поставив все это добро на стол. Женщина ушла, осторожно прикрыв за собой дверь, а граф лишь нахмурился, посмотрев на ирландца.
- Ну и куда наша принцесса намеревалась сбежать? – он слышал, что человек давно проснулся. Дыхание изменилось, став более частым. Да и сердцебиение давно выдало Кита с головой. – Опять решил нести свет и справедливость по всему свету?
Не то, чтобы он был зло, но приятного в этой ситуации тоже было мало. Ищи этого болезного где-нибудь в лесу. В таком состоянии вряд ли куда-то далеко возможно уйти.

+2

19

Кит и сам не знал, сколько находился в плену сновидений. Сны, которые посылала ему лихорадка, вновь трепавшая тело, были пугающе яркими и реальными. Они начинались так же внезапно, как и обрывались. И тянулись, тянулись, тянулись бесконечно, изматывая его совершенно. Словно взбесившееся подсознание прокручивало самые страшные моменты его жизни. Последнее, что он запомнил, было его падение в ледяную воду. Кит снова проживал это мгновение, когда от холода сводит руки и ноги, так что разум требует плыть, а тело не может ничего сделать. Ужас, боль, отчаяние захлестывают сознание. Все это время охотник хотел и не мог проснуться. А когда ему это все-таки удалось, он долго лежал, зажмурившись, как в детстве. Будто боялся, что приснившийся кошмар станет реальностью.
Кит услышал его голос прежде, чем открыл глаза. Вампир был здесь. И он снова называл его принцессой! Ну, что за черт!
- Мммм… - Возмущенно промычал Коллум, пытаясь разлепить глаза. В его снах все же было кое-что общее с явью сейчас. Это чувство беспомощности, которое он испытывал, пока болел. Оно не нравилось ему более всего. Кит не привык быть от кого-то зависимым. Он работал один, жил один, даже спать предпочитал один, не любил, когда красотки, которых он приглашал к себе для утех, оставались с ним до утра. А тут он полностью во власти Виллема. И вампир ухаживает за ним, словно заботливая сиделка. Правда, это значило лишь то, что Коллум еще нужен ему, фон Беккер надеется его руками разобраться с давнишним своим врагом.
Засопев, все еще злясь на вампа за «принцессу», Кит повернулся и посмотрел в окно – на улице, похоже, был вечер. Или даже уже ночь. Значит, Виллем за это время ходил на охоту. Возможно, даже убил кого-то из местных жителей. Охотник как-то не верил в гуманность и альтруизм графа, и был уверен, что он не всегда заботится о том, чтобы его жертва осталась в живых. «Ну, и чем он лучше остальных кровососов?», - прошила сознание мысль. Кит даже заозирался в поисках своего оружия, этого всякий раз требовал инстинкт самосохранения, когда вампир был рядом. «Может быть тем, что не только не убил тебя, но и ухаживает за тобой с терпеливостью сестры милосердия?». От этих мыслей Кит откинулся на подушки.
- Мммм…- Вновь многозначительно отозвался он. – Что плохого в том, чтобы нести свет и справедливость? - Говорить удавалось с трудом, губы пересохли, язык плохо слушался, как будто Коллум был не в лихорадке, а с дикого перепоя. – Не знаю, в курсе ли ты, но именно в этом и заключается моя работа.
«Очищать мир от таких кровососов, как ты». Вслух он, по понятным причинам, этого говорить не стал. Виллему ничего не стоит свернуть ему шею. Это в планы охотника не входило. Причем совершенно.
- Скажи трактирщику, пусть дадут мне вчерашнего гадкого пойла, и я буду готов заняться нашим делом. – Пропыхтел Кит, украдкой стирая пот со лба, видимо, выступивший от слабости. Не смотря на свое состояние, Коллум, действительно, свято верил, что способен продолжать путешествие. Ну, а простуда, что простуда… Подумаешь!
- Я не могу лежать тут вечно! – Закашлялся охотник. - А если ты меня еще раз назовешь принцессой, я…я… Буду называть тебя феей ночного горшка! Да! И заставлю подавать мне ночную вазу. А то… А то!!! – Он произнес эту угрозу низким, с хрипотцой голосом, что говорило об исключительной серьезности намерений мстительного охотника, хотя тусклые и слезящиеся от болезни глаза его смеялись.

+2

20

-  Может быть в том, что в этом нет никакой выгоды? – вампир усмехнулся, при этом внимательно посмотрев на человека, чтобы оценить приблизительное его состояние. Хоть граф и не обладал обширными познаниями в области  медицины, но сразу понял, что охотнику еще далеко до выздоровления. И путешествие придется еще отложить. На пару дней, как минимум. Ехать сейчас совсем не вариант. Кто знает, не станет ему плохо в дальнейшем. По-хорошему, нужно отлежаться неделю. Но это тоже не вариант. Слишком долго. Даже для вампира. Даже он не мог заранее предугадать, какие сложности еще им встретятся на пути к монастырю. А то, что они буду, фон Беккер и не сомневался вовсе. С таким-то непредсказуемым охотником. – Ну и чего ты приобрел? Борец за добро и справедливость. Тебя даже те людишки с той посудины никак не отблагодарили. Они даже и не знали, что ты их спас, герой.
Виллем мог бы еще сказать охотнику. Мол, даже за «спасибо» и моральное удовлетворение еды не купишь. Не говоря о чем-то другом. И все эти пафосные слова о борьбе света и тьмы, рассчитаны, в принципе, на благородных дурачков, которые могут пожертвовать практически абсолютно всем и ради чего? В погоне за  восстановлением призрачной справедливостью, они никогда не поймут, что нет ее, этой справедливости. Лишь только чистый расчет. Все построено на деньгах сейчас, все можно купить.
- Да что вы говорите, моя принцесса, - граф приподнял бровь, подойдя ближе к кровати, на которой лежал охотник. Несмотря на свое состояние, приказы он отдавал умело. И не побоялся, что в ответ на подобную дерзость, Виллем просто свернет ему шею, тем самым избавив от всяческих страданий. А фон Беккер мог бы. Ему ничего не стоит подойти и просто сделать это. Всего пару секунд и легкое усилие. И больше ничего для этого не нужно. – А что еще соизволите? Как вы там говорили, как только въехали в свою опочивальню? Вина и девиц?
Вампир  усмехнулся, пытаясь припомнить, что там еще говорил еще охотник в своей горячке. Что-то вроде этого. А может что-то еще. Главное, что в тоне Виллема можно было легко обнаружить нотки сарказма или злой иронии.
- Будете лежать столько, сколько надо, - ну вот опять очередной приступ кашля. Интересно, как он собрался с такой слабостью ехать дальше? Да еще и с такой высокой температурой. Меньше всего хотелось нянчиться с великовозрастным охотником. – А вот с этим… Принцесса не боится, что ночная ваза потом же окажется у на нее голове, м? Со всем интересным содержимым.
Граф откровенно хмыкнул, сложив руки на груди. Действительно, такой дерзости с ним еще никто не позволял. И что еще удерживало его от фатального поступка. Для Кита, конечно же, фатального.
- Я бы очень хотел посмотреть на эту картину. Написанную маслом.

+2

21

Слушая рассуждения вампа, Кит откинулся на подушки, вид у него был такой, словно он хотел рассмеяться, но вместо этого раскусил лимон. Виллем думает только о собственной выгоде. Конечно, ничего другого от вампира, забирающего жизни других ради собственного существования, он и не ожидал.
- Да что ты знаешь про добро и справедливость. – Буркнул Кит.
Он еще не решил, стоит ли ему тратить силы и объяснять фон Беккеру, что убивать мерзких кровососов – его работа, и он делает ее не ради лаврового венка и слов благодарности от восторженных жителей. Вовсе нет. Даже напротив, охотников порой недолюбливают и боятся не меньше, чем самих вампиров. И хорошо, если за избавление от нечисти заплатят. Бывали случаи, когда Кит спасал мир от кровососов совершенно безвозмездно, на чистом, так сказать, энтузиазме. Но вряд ли Виллему это будет интересно. Разве что появится повод подколоть его лишний раз. Поэтому Кит ограничился возмущенным суровым пыхтением, выражающим несогласие с позицией оппонента.
Он снова назвал его принцессой! «Вот же чертов сукин сын!». Коллум зло прищурился и взглянул на вампира снизу вверх. Виллем был спокоен и насмешлив, должно быть он с точно таким же выражением на красивом лице убивал ни в чем неповинных людей. Он ведь и Кита мог убить за дерзость. Достаточно было пары движений, чтобы свернуть ему шею. Особенно сейчас, когда охотник болен и беспомощен. Но Виллем держал себя в руках. «Потому что я ему еще нужен», - подумал охотник. А раз нужен, можно немного и поездить по нервам вампира, проверить их крепость. Рискованно? Да. Глупо. Наверное. Но просто лежать и слушать, как фон Беккер дразнит его, тоже так себе удовольствие. Ну, а если он все же решит убить Коллума, у охотника появится возможность убить его. Хотя бы попытаться.
- Ночная ваза… на голове? Хм… Из тебя вышла бы отличная горничная. – Кит улыбнулся самой ядовитой из своих улыбок. – Такая строптивая… Острая на язык. Мммм… - Охотник мечтательно закатил глаза, употребив на это все свои силы и артистизм. – Все как я люблю. Если бы не эта проклятущая лихорадка, я бы…ух… - Он рассмеялся, но смех тут же перешел в надрывный кашель.
Надо же было ему так не вовремя слечь.
- В общем, я смогу лежать бревном день. Максимум два. Потом мы продолжим путь, даже если мне придется ползти, потому что лежать тут без дела, это… Это… Неправильно. – Выдохнул Кит. – Мы только теряем драгоценное время. А теперь может, покормишь меня, красавица моя? Я бы поел, с ложечки. Самому пока трудно ложку держать. – Охотник не выдержал и подло хихикнул, правда, как-то осторожно, словно боялся, что снова начнет кашлять.

+2

22

Вампир вновь скептически приподнял бровь, уставившись на обнаглевшего в конец охотника. Тот откровенно играл с огнем. Или, как маленькие дети, дразнящие палками большого соседского пса, придремавшего  на солнцепеке, уверенные, что толстая железная цепь способна удержать животное на привязи. Какое наивное легкомыслие. Стоит ли это списать подобное поведение человека на лихорадку или нет, Виллем не знал. Потому как нечто подобное уже проскакивало в поведении ирландца, но сейчас это достигло  своего апогея. Охотник видимо рассчитывал в своем болезненном мозгу, что из-за нужды, вампир его не тронет. И что даже если нести подобную ерунду, то можно остаться целым и невредимым. Виллем же с легкостью  мог лишить того жизни. И плевать на то, что у них заключен словесный договор. Обозленный вампир мог и не посмотреть на это в пылу своего гнева. Но фон Беккер пока что молчал, с интересом рассматривая охотника. Прикидывал все «за» и «против», убить этого человека или нет. Или как-то по-другому проучить?
- О, кто-то любит острые ощущения, я смотрю, - начал он, сложив руки у себя за спиной, нарушив тишину. Удивительно, но вампир все еще держал себя в руках. Возможно, в другом месте и в другое время он поступил бы иначе. Но фон Беккер лишь сделал шаг вперед, с заинтересованностью в голос добавил, - О, мне даже интересно стало, ваше высочество. Что это вы бы сделали, если бы не эта проклятущая лихорадка, м?
Мысли касательно у вампира были разные. Но предугадать, что имел в виду человек, было совершенно невозможно. Иногда казалось, что Кит – это все-таки нечто иррациональное. Такое же, как и снег выпавший июльским днем. Совершенно непредсказуемое явление. И что он в очередной момент выдаст, известно только ему и собственно Богу.
- Будешь лежать, сколько нужно, я уже говорил, - хмыкнул граф, в следующую секунду оказавшись возле кровати человека, будто поправляя сползшее одеяло, он схватил за его край обеими руками, приподняв выше, накрыв лицо охотника едва ли не по нос, явно намекая, чтобы тот заткнулся. – Мы же не хотим, чтобы наша принцесса, еще не отошедшая от простуды, вновь засопела носиком. И не умерла по дороге от легкого сквозняка. Верно? И еще, сладкий мой, - граф наклонился, едва ли не касаясь губами мочки уха, - боюсь, что я тоже не могу с этим справиться. Кормить с ложечки я тоже не умею. Плохая горничная. Боюсь, что вместо рта эта ложечка окажется совершенно не в том отверстии. Так что придется вам самим, моя прекрасная госпожа. Не вы ли хотите рано отправиться в дорогу? Так что в этом вопросе как раз и  проверите, насколько способны ехать дальше.
А мог бы и убить. Случайным образом придушить ирландца. За такую дерзость. Удивительно, как он вообще сдержался.

+2

23

- Я бы что?.. О, я бы тебя…Кха-кх-ааа… - Кит согнулся в новом приступе кашля. Он чувствовал, как по лбу и вискам скатываются капельки пота.
«Должно быть, у меня снова жар. Чер-р-рт!!!».
Кит играл с огнем, и прекрасно это знал. Так дерзко заигрывать с вампиром – глупый, и даже безрассудный риск, который может стоить ему жизни. Но, то ли Киту так нравилось дразнить вампа в отместку, что тот постоянно драконил его, то ли ему, действительно, становилось легче, когда он отвлекался на эти словесные перепалки… Он не собирался прекращать это опасное занятие, хотя и холодел внутренне от взглядов и усмешек фон Беккера, не суливших ему ничего хорошего.
Вампир, надо отдать ему должное, держался. Да что там! Он демонстрировал просто ангельское терпение, пока спокойно слушая подначки охотника. Может, списывал все на лихорадку. Или его самого забавляло этот странный установившийся между ними союз заклятой дружбы. Только вот чем дальше, тем меньше Коллум был уверен, что он настолько нужен вампиру, чтобы тот долго все это терпел. Он сам может сколько угодно обманываться на этот счет, но вампир – хищник, и у него свои инстинкты, резоны и мотивы. И действовать он будет по-своему. А не так, как рассчитывает человеческая логика.
- У тебя странная зацикленность на моей ж… Кха-кх-кх! – Приступы кашля как будто участились, и совсем замучили охотника. - И что ты, привяжешь меня к постели, может? – Спросил Кит после того, как закончил кашлять и немного отдышался. Теперь его знобило, но пот по лбу тек так же. – Посадишь под замок, как принцессу? А сам станешь, как злой дракон охранять? – Коллум рассмеялся, но как-то не особо весело.
Самочувствие его, кажется, только ухудшалось, вместо того, чтобы под воздействием местного волшебного пойла начать улучшаться. Мда. Что-то эта черная полоса в его жизни никак не кончится. Сам виноват. Связался с вампом, добра не жди. Как он вообще еще жив до сих пор. Не успел Кит подумать об этом, как ему стало совсем тяжело дышать. Да и говорить – тоже. Вампир накрыл его одеялом, видимо, рассчитывая, что он замолчит и перестанет его провоцировать.
- Мммм… - Ответил он Виллему, весьма красноречиво вращая глазами. – Ммм! – Собрал все оставшиеся силы Кит, извернулся и попытался лягнуть вампира, но у него это не получилось. Хватка у фон Беккера была железная. Нечеловеческая. А охотник уже почти не мог дышать. Воздуха, который он успевал вдохнуть через полузаложенный нос, катастрофически не хватало. Еще несколько секунд и все поплывет перед глазами, а легкие просто разорвет от нехватки кислорода. Кит перестал сопротивляться, потому что это лишь ухудшало его положение, просто закрыл глаза и постарался по максимуму расслабиться. В конце концов, он сам довел до этого вампира. Пришло время за все ответить.

Отредактировано Kit Collum (20-11-2017 09:46:51)

+2

24

- Если нужно, то придется и привязать, - хмыкнул вампир, удерживая одеяло. Надо же какой строптивец! Даже в такой ситуации, как сейчас, он умудряется еще и лягаться. Не говоря уже и том, чтобы язвить и пускать остроты, определенно кажущиеся ему едкими, способными хоть как-то зацепить фон Беккера. Словно неразумное дитя, критически не оценивающее сейчас своего истинного положения. И честно говоря, сам граф не понимал своего столь своего терпеливого отношения к человеку. Было ведь что-то такое, что останавливало его от совершения необдуманного поступка, результатом которого стала смерть ирландца. Насильственная смерть. И дело было вовсе не в их сделке. Что уж там, в конце концов, природа людей  по сути меркантильная, так что если поискать, то можно будет найти охотника, способного за энную сумму денег извести своего соперника, и даже не одного. Возможно, целую группу. Главное, в этой ситуации как преподать нужную им информацию, щедро сдобренную золотыми монетами. Или вообще с таким подходом не мог бы  за ним ухаживать, словно какая-то заправская сиделка, сложив свои полномочия на естественный отбор.
- Дьявол! – выругался граф, заметив, что человеку стало хуже. Тот «волшебный» отвар, расхваливаемый хозяйкой гостиницы, помог, но лишь на короткий срок. Температура опять поднялась, и,  судя по всему, была весьма высокой. Виллем не знал, что и делать. Он слышал, как биение сердце становилось все медленней, вместо того, чтобы отчаянно биться в груди, справляясь с лихорадкой. Да и вид самого охотника был отвратный. Кожа бледная, покрытая испариной. Кит находился на грани, не в ясном сознании. Вновь ушел в себя, как это было в первый день, когда они только-только приехали в эту гостиницу. А теперь, кажется, жизнь постепенно уходила из этого красивого и молодого тела. Виллем в очередной раз забыл, как хрупка человеческая жизнь. Привыкший к своему бессмертию, он и позабыл, что так легко лишить даже столь сильное, энергичное существо жизни.
В какой-то момент, когда граф обдумывал, как поступить дальше, где-то на задворках сознания возникла мысль, по своей природе несколько безумная, но вполне имевшую место быть. Особенно сейчас. А что если…? Это все, конечно, слухи, не подкрепленные никакими доказательствами. Но сейчас можно попробовать.
Граф поставил большой стакан с тем самым отваром, что еще осталось для охотника на стол. Затем, расстегнув манжет рубашки, с нажимом провел по своей бледной коже острым кончиком ножа, разрезав ее до крови. Густая, темно-бордовая кровь пролилась в стакан, смешавшись с темно-зеленым отваром. Наверное, этого было достаточно. Жидкость стала грязно-серого цвета. Но она вполне могла спасти жизнь человеку.
- Давай, пей, иначе умрешь, - в проблесках сознания, фон Беккер все-таки заставил выпить это «лекарство», правда, не без недовольного сморщивания лица со стороны Кита. Но все же через четверть часа стакан был пуст. И граф надеялся, что ничего плохого из его решения не выйдет.

+2

25

Пытаясь высвободиться из железной хватки вампира, Кит сам не заметил, как скользнул во тьму, отключаясь. Он был уверен, что это конец. Вновь начавшаяся лихорадка при содействии фон Беккера добила его. Но пожалеть о столь глупой смерти он не успел, внезапно стало тихо и спокойно. Последнее, что ощутил охотник – вкус горечи на губах, похожий на тот жуткий отвар, который в него вливали якобы от простуды. После этого все исчезло.
Кит открыл глаза и прищурился от яркого света. Первая мысль была – он умер и попал в райские кущи. Вторая – с его работой вряд ли ему выпишут билет в рай. Охотник вздохнул и попытался пошевелиться. Он  лежал в своей постели, причем, видимо, даже не метался в лихорадке, потому что одеяло по-прежнему закрывало его почти до подбородка. Тело затекло, но в целом Коллум чувствовал себя неплохо, даже, можно сказать, выздоровевшим. Голова ясная, горло не перехватывает, жара точно нет. Хм.
Охотник сел на кровати. Да, это его комната в гостинице, на улице, судя по всему, еще утро или день, снизу доносятся аппетитные ароматы жареного мяса. При мысли о еде, в животе тут же заурчало. У Кита появился аппетит. Что же получается? Он выздоровел за одну ночь? Вот так прямо взял и победил лихорадку, пока спал? Или это зелье подействовало.
Пока он явно ничего не понимал. Но был весьма рад снова ощущать себя здоровым. Кита ужасно угнетало это состояние беспомощности. А теперь все снова как обычно. Или?.. Охотник поднялся с постели, он чувствовал легкость во всем теле, голод, и что-то еще… Что? Коллум почесал в затылке. Это было очень странное чувство, как будто Виллем находился здесь в комнате, хотя на самом деле никого рядом не было. Совершенно точно! Но Кит почему-то ощущал близость вампира, который явно еще спал. Прежде ничего такого не наблюдалось.
«А что если он обратил меня?!». Охотник даже споткнулся от таких мыслей. Внутри все похолодело. Но почти сразу пришло осознание, что он тогда вряд ли смог бы разгуливать белым днем. Значит, тут что-то другое. Но что? Коллум прошел по комнате, взял со стола пустой стакан и принюхался – пахло травами, явно то самое пойло, приготовленное хозяевами гостиницы, которое вливал в него Виллем. Кит присмотрелся к стакану и нахмурился. А потом оделся, вышел из комнаты, довольно бодро спустился вниз и с аппетитом набросился на еду. Война, как говорится, войной, а обед – по расписанию. К тому же, Коллум может сколько угодно гадать и строить версии, но пока не появится фон Беккер, правды о своем чудесном исцелении он так и не узнает.
Отобедав, охотник поднялся наверх и лег на постель, накрывшись одеялом. Он собирался прикинуться больным, чтобы посмотреть на реакцию Виллема и проверить кое-какие свои догадки.

+2

26

Вряд ли Виллем точно знал, чем закончится подобная авантюра с кровью. Потому как та информация, на которой основывался вампир, была из ряда слухов и сплетен, что циркулировала среди вампиров с настойчивой регулярностью. Однако еще никто из тех, с кем разговаривал граф на подобную тему, не давал свою кровь исключительно для того, чтобы излечить человека от неизлечимого недуга или тяжелой травмы, с вариантом излечения – пятьдесят на пятьдесят. Скорей для того, чтобы обратить, с  конечным итогом  в виде создания новой нежити, целью жизни которой будет высасывание крови из шеи обычных людей. Но здесь все обстояло несколько иначе. И Фон Беккер совсем не собирался превращать охотника в представителя своего вида, зная, как к этому отнесется сам ирландец.
И лишь стоило солнцу закатиться за горизонт, а дневному голубому небу смениться на чернильный небосвод, заполненный звездами, как вампир уже направился к охотнику, посмотреть, как он себя чувствует, что в итоге получилось после такого «эксперимента». Когда  Виллем уходил, практически наступило утро, край горизонта окрасился в бледно-фиолетовые цвета, а вампир уже чувствовал непреодолимую тягу ко сну. Но на тот момент ирландец не собирался отходить на тот свет. Температура спала, и можно было облегченно выдохнуть, если бы, конечно, граф мог это делать. Столько лет проведенных в шкуре существа, не нуждающегося в воздухе, давали о себе знать.
- Просыпайся, спящая принцесса, -  фон Беккер бесшумно скользнул внутрь комнаты, направившись к окну. Распахнул створки окна, дав свежему прохладному осеннему воздуху ворваться внутрь. По своим ощущениям, Виллем с точностью мог сказать, что охотник жив. И скорей всего еще и здоров. Удивительное рядом. Так вот значит, как влияет кровь вампира. Или это, возможно, всего лишь совпадение. И рано делать какие-то выводы. Но одно можно сказать точно – Кит пережил эту болезнь. Сердце его билось чуть быстрее, чем нужно, но дыхание было ровным, какое бывает у вполне себе здорового человека.
- Я знаю, что ты не спишь, - хмыкнул вампир. Кит притворялся спящим. Или только-только проснулся. В какой-то момент, фон Беккер осознал, что среди многообразия чувственных реакций на окружающий его мир, появилось какое-то новое ощущение, слишком робкое, чтобы выделяться на фоне других, исходящих ото всех его анализаторов. Но оно было и было  новым, достаточно необычным для самого графа.
«Странно…» - никогда бы не подумал, что именно это подумает после обращение в вампира, но фон Беккер это и подумал. И непонятно, откуда это чувство вообще взялось. А если…? Нет, не может такого просто быть.

+2

27

Кит ждал недолго. Спать больше не хотелось, поэтому охотник думал. Мысли были слишком назойливыми, и буквально роились в голове, заставляя его хмуриться. Все-таки, что произошло, пока он лежал в лихорадке? Нет, то, что он жив - здоров, это прекрасно. Но очень и очень подозрительно. И сделать вид, что все так и должно быть, он не сможет, даже если очень постарается. В конце концов, имеет он право знать, что сделал с ним вампир или нет?! Главное, конечно, что не обратил. Следов укусов на нем вроде тоже не было (вдруг вамп решил полечить его кровопусканием?). И все же Кит не любил недосказанность. Поэтому им следует объясниться. И если Виллем будет юлить… Что ж, ему же хуже!
Внезапно поток мыслей был перекрыт странным ощущением. «Он близко. Скользит бесшумно по коридору. Легко, шаг за шагом. И через пару секунд появится в комнате». Сознание воспринимало это не как догадку, а как данность. Факт. Это значит, что Кит чувствовал приближение фон Беккера! «Что за дьявол?». Охотник вновь покрылся испариной, но уже  не от лихорадки. Злость в нем боролась со страхом, и это было не самое приятное чувство.
«Если он будет присматриваться – прислушиваться, проверять, жив я или умер, значит, у меня просто паранойя разыгралась на фоне болезни. Если же он сделает вид, что ничего не произошло, и будет вести себя со мной как со здоровым человеком, в таком случае он точно что-то сделал». Так решил Кит, закрывая глаза. Вампир был уже совсем близко.
Когда Виллем зашел в комнату, он даже дыхание затаил, усиленно притворяясь спящим. Конечно, это было глупо, вамп явно и так уже знает, что он не спит. Ну, да это его проблемы, Киту бы со своими сейчас разобраться.
Фон Беккер заговорил, сердце Коллума ухнуло вниз. Тон вампира был непринужденный, даже будничный. То есть, о его жизни и здоровье он не переживал. А ведь вчера Кит был едва ли не при смерти. Может, Виллем просто заранее знал, что с ним все хорошо? Подозрения охотника усилились, значит, он был прав.
- Знаешь? – Ирландец встал с кровати, так что вамп мог увидеть – он был полностью одет. – А что еще ты знаешь? Может, как я смог вылечиться от лихорадки за одну ночь? – Он смотрел на фон Беккера в упор. – Ты же слышал, как я кашлял вчера, так что легкие чуть не отвалились. И вдруг… Утром я проснулся и больше не чувствовал ничего такого. – Он подошел к вампиру ближе. – Так не бывает. Чудес не бывает. А что… что произошло?
Кит смотрел на Виллема исподлобья и ждал ответа. Он мысленно готовился к худшему, хотя и догадывался, что вряд ли сможет принять дурные новости со спокойным достоинством. Хотя постараться, конечно, стоит, потому что незнание еще хуже, чем порция новых проблем.

+2

28

Вампир с некоторым удивлением посмотрел на охотника, приподняв бровь. Признаться, он и сам не ожидал, что эффект от смеси вампирской крови с тем лечебным зельем будет таким впечатляющим. И охотник не то, что избавится от своей хвори, но еще и будет предъявлять какие-то претензии в адрес самого фон Беккера. И это, между прочим, тогда, когда еще буквально несколько часов назад тот буквально сгорал от высокой температуры и загибался в тяжелом кашле. От внимания вампира и не ушло еще то, что ирландец был полностью одет. Вполне возможно, что Кит проснулся рано, оделся, спустился вниз, чтобы поесть или что-то в  этом духе. А потом еще и специально притворился спящим. Сейчас Виллем  ни в  какую не мог понять поведение человека, хоть и когда-то давным-давно принадлежал к этой породе. Что ему еще не нравится? Он здоров и полон сил, болезнь отступила и больше не терзает это  стройное, молодое тело. К тому же, судя по всем параметрам, Кит – ни разу не обращенный в вампира. Он абсолютно такой же, что был, когда приехал в эту шотландскую деревушку. За минусом его тяжелой простуды. И все. Кожа обычной окраски, сердце билось в грудной клетке, да и судя по вздымающейся груди, охотник ни разу не потерял способности дышать. Чего ему еще не нравится?
- Ну и что ты хочешь услышать? – Виллем скептически приподнял правую бровь, уставившись на своего так сказать напарника. Весь его вид так и говорил: «скажи мне правду или я тебе что-нибудь сделаю, например, поправлю нос кулаком». Удивительней, что тот лишь только хмурит забавно брови, а не дует губы, как малолетнее дитя. Впрочем, этот жест тоже бы не добавил никакого удивления. От человека ожидать можно было чего угодно. – Что я  тебя обратил? Но как видишь, ты вполне себе жив и здоров. Чего еще нужно?
Как все сложно с этим ирландцем. Очередная трата времени на бесполезные разговоры. Главное конечный результат, а о способах можно и не говорить ничего.
- Но ладно… Как бы я не скрывал правду, хорошо, я тебе скажу, - вампир хмыкнул, потому что даже он не смог вынести это молчаливое неодобрение со стороны охотника. - Это все особое зелье. Мне пришлось зарезать одну девственницу, принести ее в жертву Дьяволу, а потом ту кровь, что стекла с порезанной шеи добавить в отвар из лягушек и саламандр, которых я лично героически ловил на болоте, кстати. Этот отвар прокипятить, и потом уже этой гадостью напоить тебя. Но, как видишь, результат стоил того. Даже вон щечки розовее стали. Прелесть какая.
Граф усмехнулся. Понятное дело, что ирландец не поверит во всю эту чушь, что он сейчас наплел. Но хотя бы можно позабавиться со всей этой ситуации.

+2

29

Кит ждал, очень ждал ответа вампира. Отчего-то это сейчас было крайне важно для него. Фон Беккер что-то сделал с ним, чего охотник не мог понять и осознать. Ему очень не хотелось употреблять слово «исцелил», потому что он привык к мысли о кровожадной сути вампиров, способных только убивать ради собственной вечной жизни. А тут… Кит действительно был исцелен, хочет он того или нет. Потому что как иначе назвать его чудесное выздоровление за одну ночь.
Сейчас он почти жалел, что когда-то поверил Сэму на слово, не пытаясь глубже вникнуть в проблему. Напарник внушал ему о звериной сущности ночных хищников, говорил, что они не люди, и, движимые инстинктом, способны лишь убивать. Кит верил ему и уничтожал вампиров без жалости. Не смотрел им в глаза, не пытался поговорить. Даже не старался больше прочесть научных трудов о вампирах, чтобы почерпнуть из них хоть что-то для себя полезное. И что в итоге? Оказывается, он ничего толком не знал о тех, на кого охотится. Лишь то, что они опасные безжалостные убийцы. Кому-то из охотников этого было достаточно, Киту теперь – нет. Самое поганое, он отчего-то был уверен, что Сэм знал больше, но просто не договаривал. А, может, и не считал нужным посвящать его в это. Когда Коллум думал об этом, у него земля уходила из-под ног.
Сказать по правде, он не сильно-то и рассчитывал на честный ответ вампира. Думал, Виллем или отмолчится, или отшутится, лишь бы поскорее отделаться от его расспросов. Но слова фон Беккера превзошли все его ожидания. Настолько, что Кит мгновенно вскипел, хотел даже нарваться на драку. Но потом представил, как Виллем ловит на болоте лягушек кверху своим графским задом, и закусил губу, чтобы не начать гнусно ржать. Пока он боролся со своей неуемной фантазией, ярость прошла, оставив место лишь любопытству. Хотел того вампир или нет, но главный ответ на вопрос Кита он уже дал – он его чем-то напоил. Но чем? Тем отваром, что приготовила хозяйка гостиницы? Ну, допустим. Но, видимо, было в нем что-то еще, ускорившее выздоровление. Кит вновь нахмурился, кажется, его самые невероятные догадки подтверждались. И это будет покруче отвара из лягушек и саламандр. И пострашнее.
- Охотно верю в то, что тебе ничего не стоит зарезать одну девственницу. – Кивнул он. – И все же я хотел бы знать правду. Если ты не скажешь, что подмешал в мой стакан, я буду считать, что ты исцелили меня наложением рук и стану тебя звать Святой Виллем. – Кит смотрел на вампира с вызовом. Он, как мог, провоцировал его на ответ.
«Ну же, давай, скажи мне правду, Виллем».

+2

30

- Только не смотри на меня вот так, – вампир фыркнул, почувствовав на себе взгляд человека. Этакая смесь из обвинения во всех грехах, стремления всеми силами выведать нужную ему информацию, с капелькой детской обиженности за то, что вампир так и не хотел раскрыть все свои тайные секреты полностью. А нужно ли это было делать? Черт знает, как вообще на это отреагирует охотник? Что его спасла кровь вампира (а в этом фон Беккер ничуть не сомневался, ну может, еще сила молодого и крепкого организма сделало свое, но это как дополнительное условие). Кровь от существ, на которых он, по сути, всю жизнь (или большую часть, если быть точнее) и охотился, истреблял, используя известные средства, вроде огня, святой воды или  осиновых кольев. Интересно, это хоть как-то изменит его внутренние ощущения? Заноет где-то внутри, заколет в таком несуществующем, но довольно значимом органе, как совесть. Или все-таки придет в ярость, как молодой бык, да еще и  в очередной раз проклиная фон Беккера во всех смертных грехах, теперь уже не укоряющим  взглядом, а словами, полных достаточно пафосных фраз.
Он бы сейчас тяжело вздохнул, но вампиру только что и осталось потереть устало переносицу. Как все сложно оказывается с этим людьми. Нет, как все сложно сейчас именно с отдельным индивидуумом, что сейчас стоял непосредственно перед ним. С остальными людьми было как-то проще, на порядок. Виллем манипулировал, как мог, не гнушаясь любых средств, в том числе и подкупы, и какие-то подлоги,  подделка документов и тому подобное. Ведь главное – полученный в итоге результат, а победители всегда пишут истории. Всегда. Там и не самые приятные факты может вытравить или извратить в свою, выгодную сторону.
- Ладно, - в который раз он уже фыркнул за этот вечер? Не один  уж точно. От словосочетания «святой Виллем» его просто покоробило. Никогда бы не подумал, что его когда-нибудь так назовут. Еще бы вручил флакон святой воды и надел митру ему на голову для  полноты образа. О, и распятие на шею, как это носят католики-священники. Тьфу! Ну и гадость. Даже представлять не хотелось, как бы он выглядел в подобном образе. Скорей всего не очень. Даже больше чем «не очень». – Ладно. Как скажешь.  Только без этих святых Виллемов. Мне пришлось добавить в стакан с той отравой…я хотел сказать отваром… своей крови. Слышал, что в небольшом количестве, без непосредственного укуса, может вытащить практически с того света любого человека.
Вампир закончив предложение, несколько напрягся. Не то, чтобы он переживал, как к этой новости отнесется охотник, но все же было крайне любопытно лицезреть его реакцию. Какой она будет? Может, в  пору ставки делать? Если только с самим собой.

+2


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Dracula: сцена » Sympathy for the Devil