В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

21 августа 2017 г. Обновлены посты недели.

17 августа 2017 г. Обновлены игроки месяца.
И обратите внимание, друзья, что до окончания летнего марафона осталось ровно 2 недели! За это время некоторые из вас еще могут успеть пересечь ближайшие рубежи и преодолеть желаемые дистанции.
Мы в вас верим!

1 августа 2017 г. Началась акция "Приведи друга", предназначенная в первую очередь для наших игроков.

21 июля 2017 г. В сегодняшнем объявлении администрации полезная информация
о дополнениях к правилам проекта, два повода для мозгового штурма и немного наград.


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Florenza von Henneberg
Как известно, творческую натуру можно убить одним словом!.. И превратить просто в натуру. Уж кого-кого, а натур в Вене было предостаточно, и становиться одной из них Хеннеберг со всей своей амбициозностью и не желала, и не планировала в ближайшем будущем. Ну разве что только натурщицей… И то при условии получения половины гонорара!
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



Romeo Montaigu
"Вот только куда меня ведет эта Судьба? Что если Джульетты здесь нет? Что если я ошибся?" - вокруг Ромео уже вовсю начинался карнавал. Он медленно шел по улице, незаметный среди толпы. Черный плащ, маска на лице. Не такой яркий, как другие жители и гости прекрасного города Венеция, но все равно как один из них.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Anabel Forest
Иногда баронессе даже казалось, что она забыла свое человеческое имя. Гретхен… Пф! Звучит так, как будто выталкиваешь застрявшую в горле кость. Единственное, что ее еще связывало с миром людей – это память о дочери. И вот эта память не давала ей сейчас просто взять и уничтожить этого младенца.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Christine Daae
Когда вчера они вышли на балкон, и Густав восхищенно оглядывал ночной парк, Кристин было не до того. Страх, всеобъемлющий страх заполнял каждую клеточку ее организма, она едва ли могла дышать от страха за сына. Виконтесса не знала, был ли красив парк развлечений ночью, но сейчас он только пугал ее. Тем не менее, Кристин жадно вглядывалась в пейзаж за окном, словно хотела отыскать там кого-то.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Elsa Geisler
Но как же Гайслер бесило, что из-за детской внешности все это было для нее ограничено дурацкими человеческими правилами! Нет восемнадцати лет – сиди дома после девяти. Дяденька, да мне уже сто сорок семь! Паспорт? Вот он, во рту торчит, а теперь уже в твоей шее. Приятного мне аппетита.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Репетиции "Fantome" » Jouer à cache-cache


Jouer à cache-cache

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sa.uploads.ru/p0JoF.gif
http://s7.uploads.ru/hsxS9.gif

● Название эпизода: Jouer à cache-cache / Игра в прятки
● Место и время действия: 22 января 1870 года, «Опера Популер»
● Участники: Francois de Lonval & Eugénie Verneuil & Le Fantome
● Синопсис: Никто из участников этой истории даже не догадывался, чем может закончиться обычная игра в прятки в стенах «Опера Популер».

0

2

- Раз, два, три, четыре пять. Я иду тебя искать! - Голос Франсуа разлетается по коридору театра, а сам юноша открывает глаза и слегка прищурившись оглядывается по сторонам.
С тех самых пор, как он познакомился с маленькой балериной в репетиционном зале, он ни разу не забывал о ней, когда заезжал сюда. Эжени ему нравилась. Девочка была на редкость смышленой, рассудительной и озорной, словно маленький чертенок, чем-то напоминая самого Франсуа в эти годы. К тому же она вызвалась помочь ему заполучить расположение примы и уже неплохо преуспела, подкидывая Сорелли его подарки и письма.
Не забывал Франсуа и о самой Эжени, каждый раз прихватывая для нее какой-нибудь гостинец. Он уже подарил ей фарфоровую куклу, изящное платьице, которые носили дочки князей и баронов, гребень с серебряными бабочками и щетку для волос, которую безо всякого стыда позаимствовал у Шарлотты. Ему нравилось ее баловать. Будь у Франсуа сестренка, он наверняка бы стал отличным старшим братом, но он всегда был единственным ребенком, да и лица своих родителей видел лишь на портретах.
В "Опера Популер" он появляется почти каждый день. Обыкновенно, перед тем, как отправится в куда более интересные места, в которых человеку его круга появляться не пристало. Благодаря дружбе бабушки и месье Ришара он практически вырос в этих стенах, к тому же теперь, когда его свадьба с Клоди не за горами, он ощущает себя здесь почти по хозяйски.
Клоди. Одно упоминание ее имени до сих пор приводит его в бешенство. Несностная девчонка! Как она могла так жестоко обойтись с его чувствами, обмануть его! А ведь он почти поверил, почти влюбился, почти уверовал, что отыскал в этом бренном мире существо чистое и не испорченное, но все надежды рухнули в одночасье. Клоди оказалась обыкновенной лгуньей и весь его пыл моментально угас, обратившись в привычное брезгливое равнодушие, с коим он относился к большинству окружающих.
А вот Шарлотта приняла ее сторону и теперь Клоди едва ли не каждый день появляется в их доме, который вскоре станет и ее домом. Обыкновенно Франсуа узнавал у лакея ко скольки ждут мадемуазель Ришар и спешил исчезнуть до ее приезда.
Так было и в этот день. Он отобедал в любимом ресторане, прогулялся по Парижским улицам, а потом поймал пролетку и приехал сюда. Ла Сорелли в театре не оказалось, зато Эжени уже ждала его, притаившись в их "секретном месте". В прошлый раз он пообещал ей шоколадные конфеты и малышка явно не забыла. Память для ее возраста у Эжени была просто блестящая.
Получив свою шоколадную "взятку" она охотно пересказала ему сплетни минувшего дня, а затем начала уговаривать поиграть с нею в прятки. Конечно, Франсуа уже давно вырос из возраста для подобных игр, но отказать девочке он не смог, потому, теперь брел по театральным коридорам, заглядывая в комнаты и гримерки.
Да уж, нелегко будет отыскать такую кроху в таком огромном здании...
Правда когда он сам был мальчишкой он тоже любил тут поиграть и кое-какие секреты ему были известны. Так, Франсуа решил начать с тех мест куда бы спрятался сам, но ни в одном из них Эжени не оказалось.
Он начинал думать, что девочка просто дурачит его и тихонько следует за ним, а потом хихикает, глядя на его тщетные попытки.
- Так я тебя никогда не найду! Оставь мне какие-нибудь подсказки! - Крикнул Франсуа нарочно громким голосом, проверяя свою теорию.
И в самом деле, стоило ему завернуть в костюмерную, как на полу нашлась розовая ленточка, коих у девочки всегда было в изобилии.
- Уже теплее! - Словно мальчишка обрадовался Франсуа, отправляясь отыскивать новые ленточки.
Следующая нашлась в коридоре, а следом и на ступенях лестницы, ведущей в подвал.
Вот тут он нахмурился. Подвал это не место для игр, не хватало только чтобы Эжени там потерялась или ударилась в темноте, но сожалеть было поздно. Маленькая проказница без сомнения спустилась вниз и барону не оставалось ничего, кроме как последовать ее примеру.
- Эжени! Это уже не смешно! Давай лучше вернемся на верх... тут пыльно и наверняка есть мыши. - Собственный голос отдавался гулким эхом.
Не то чтобы юноша трусил, совсем нет, но вот испачкать сюртук не хотелось...

+2

3

- Она фкафала, фто бафлет ей офень нрафиться, - умудрившись перепачкать расплавившейся шоколадной конфетой щеки, нос и даже уши, Эжени счастливо улыбнулась своему собеседнику, который слушал ее со всем вниманием.
Сейчас она чувствовала себя очень взрослой, важной и значимой. Даже несмотря на то, что они сидели на полу в одном из полупустынных коридоров театра, и заговорщически шептались.  Но иначе нельзя! И не возьмись она исполнять поручения Франсуа, как бы он смог подружиться с самой Ла Сорелли? Да и поручения были такими простыми! То записку передать, то подарок какой.
– Мне он тоже очень даже понравился, особенно красненькие камушки на нем. Они похожи на капельки крови, это так Ла Сорелли сказала! А еще она очень хотела знать, кто же это прислал ей такой роскошный подарок, все спрашивала, не граф ли это. Но я сказала нет, ведь ты же не граф?
Запустив в рот еще одну конфету, благо, что мадам Жири не видит этого безобразия, девочка удовлетворенно вздохнула. Шоколад с вишнями, ну ведь вкуснее этого ничего не бывает!
- Конечно ты не граф,  - дожидаться ответа от де Лонваля мадемуазель Верной не стала, а собственно говоря зачем, и продолжила болтать. – Потому что ты принц. Принцы они все красивые, я точно это знаю, так оно всегда в сказках написано, а ты очень красивый. Вот уж Ла Сорелли удивится, когда узнает, что подарки ей посылает настоящий принц…
Внезапно девочка замолчала, и как-то задумчиво посмотрела на Франсуа, не забыв, тем не менее, отправить себе в рот сразу две конфеты, отчего стала похожа на хомяка. Но, только прожевав и проглотив шоколад, Эжени вновь заговорила.
- А ты, когда будешь жениться на Сорелли, наденешь свою корону? Мне просто страсть как посмотреть на нее хочется! Она, наверное, очень красивая, и вся в сверкающих камушках! – Пожалуй, этот вопрос сейчас беспокоил малышку больше всего. – Ох, видел бы ты, как Ла Сорелли покраснела, когда увидела твой подарок, сначала ахнула, потом сделала руками вот так,  - Эжени  всплеснула перепачканными ручонками, изображая приму. – А потом стала краснеть… Слушай, а давай поиграем в прятки?
Последняя мысль возникла в маленькой головке совершенно внезапно. Ну, а чем еще себя можно развлечь, если все конфеты съедены, новости рассказаны и делать, по сути, более нечего. Только в прятки играть!
Против таких аргументов у ее друга не было никаких козырей, и он согласился. Вот только играть в прятки видимо Франсуа совсем не умел, так как никак не мог найти ее. А после и вовсе стал требовать подсказок. Что же, ленточек у нее всегда было много, и что может быть лучше розовых ленточек в качестве подсказок! Только если уж подсказывать, то и спрятаться надо было бы достойно. Там где найти ее будет очень сложно!
И выбор само собой пал на подвалы «Опера Популер»… Что может быть веселее? Хотя, ее друг, казалось совсем не разделяет энтузиазма, который просто переполнял мадемуазель Верной.
- Нет тут никакой пыли! И уж тем более мышек, - девочка не выдержала и хихикнула. – Тут есть плесень и мно-о-ого крыс!
После прогулок по подземельям Оперы в компании самого Призрака, Эжени очень хорошо усвоила, что в этих хитросплетенных коридорах, в полной темноте, практически невозможно понять, где именно находился твой собеседник, даже если он вздумает отвечать тебе. Эхо и непроглядный мрак были хорошими помощниками в этом деле…
Вот почему маленькая балерина ответила, не боясь того, что ее найдут.
- Зато тут есть сам Призра-а-а-а-к! Бууу!

+1

4

Пламя свечей, стоявших в изголовье кровати, задрожало от его движения, но они все же не погасли. За годы жизни в подземельях «Опера Популер» Эрик научился двигаться легко и практически бесшумно, для него это было жизненно необходимо. И даже сейчас, когда от всего мира его отделяли толстые стены подземелий, и вокруг нет ни единой живой души, эта привычка его не оставила. Хотя состояние Лакруа оставляло желать лучшего. Он лежал на своей постели, голова его была обмотана полотенцем, смоченным в холодной воде. Призрака уже второй день мучили головные боли. Они сводили с ума, и он совсем не мог ни о чем думать. Не говоря уже о том, чтобы писать Музыку. Один раз он попытался творить, и даже сел за фортепиано, но получилась такая какофония, что голова лишь разболелась еще больше. После этого Эрик оставил всякие попытки что-либо делать. Боль, физическая она или моральная, не способствует созиданию. Поэтому Призрак просто лежал, время от времени смачивая полотенце водой из кувшина, пытаясь сосредоточиться на каких-то приятных воспоминаниях, а их у него не так уж и много. Но думать о стучащей в висках боли тоже не годилось. Она и так прилично вымотала Лакруа.
Призрак был слаб и оттого зол. Он не привык к такой немощи. И приятные воспоминания у него быстро закончились. Мечты… Их он не любил. Так что от них мысли довольно скоро перетекли к планированию новых злодейств. Их мишенями были господа директора, Карлотта и еще пара рабочих сцены, которые проявляли слишком большое любопытство к подвалам «Опера Популер». И хотя думалось у него со скрипом, мысли о том, чтобы искупать рабочих в водах подземного озера, подложить в шкаф примадонны с платьями скелет, составить новое письмо с требованиями и угрозами директорам, несколько облегчили состояние Лакруа. Он даже приободрился, представляя их перекошенные страхом лица.
«Ммм…». Новая волна боли сжала голову так, что Эрика обдало жаром. Он обхватил себя руками и глухо зарычал. «Дьявол, за что ты меня так наказываешь?». Хорошо, что он надежно скрыт от глаз посторонних, и никто не может видеть его слабость. Призрака Оперы все должны бояться. А  эта развалина в постели с полотенцем, намотанным на голову, просто человек, достойный лишь жалости и насмешек.
От этого его будто кто-то толкнул в бок. «Довольно», - сказал сам себе Лакруа и сорвал с себя одеяло. Он – Призрак Оперы, хозяин «Опера Популер», жестокий и коварный. И все насмешки над ним остались в прошлом. Это значит, пора взять себя в руки и подчинить боль, укротить ее, заставить уйти. И вернуться, наконец, к Музыке. Она не любит, когда Ее заставляют ждать.
Эрик снял с головы полотенце, нагрел на горелке вино, добавил в него специи и мед. Отрыл маленьким ключиком один из ящиков шкафа и достал порошок, привезенный из Персии. Когда он добавил небольшую щепотку в вино, оно забурлило, тоненький сизый дымок завился над бокалом. Призрак в несколько глотков осушил его до дна. Кажется, боль притупилась, а силы постепенно возвращались к нему. Эрик улыбнулся. У него получилось. Немного решительности, и он смог обуздать свой досадный недуг. Дух вновь одержал победу над плотью.
Через пол часа Призрак уже чувствовал в себе силы, чтобы сесть за фортепиано и продолжать работу. Он даже знал, с чего начнет. Предвкушал это, проигрывал в голове. Но только лишь пальцы его коснулись клавиш, как тонкий слух уловил… Голос? Тихий, едва различимый. Эрик нахмурился. В его подземельях кто-то есть, кроме него? Он прислушался. Все так. Он слышал голос. Мужской. Вероятно, кто-то из рабочих сцены все-таки проник сюда. «Ну-ну. Кажется, пришло время поиграть в игру, как любопытство погубило кошку», - подумал Лакруа. Он поднялся из-за фортепиано, тонкие пальцы сжали веревку, которую Эрик намеревался при необходимости использовать как удавку. Кроме того, в коридорах незваного гостя ждут еще несколько сюрпризов в виде ловушек, расставленных Призраком на пути к своему логову. Так что чем дальше он будет заходить в подземелья театра, тем больше у него шансов не выбраться из них никогда.
Эрик вышел из своего жилища в один из темных коридоров. Чтобы двигаться, ориентируясь на голос, ему не нужен был свет. Кто-кто сегодня поплатится за свою дерзость и за то, что нарушил покой Призрака Оперы.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Репетиции "Fantome" » Jouer à cache-cache