В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

21 августа 2017 г. Обновлены посты недели.

17 августа 2017 г. Обновлены игроки месяца.
И обратите внимание, друзья, что до окончания летнего марафона осталось ровно 2 недели! За это время некоторые из вас еще могут успеть пересечь ближайшие рубежи и преодолеть желаемые дистанции.
Мы в вас верим!

1 августа 2017 г. Началась акция "Приведи друга", предназначенная в первую очередь для наших игроков.

21 июля 2017 г. В сегодняшнем объявлении администрации полезная информация
о дополнениях к правилам проекта, два повода для мозгового штурма и немного наград.


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Florenza von Henneberg
Как известно, творческую натуру можно убить одним словом!.. И превратить просто в натуру. Уж кого-кого, а натур в Вене было предостаточно, и становиться одной из них Хеннеберг со всей своей амбициозностью и не желала, и не планировала в ближайшем будущем. Ну разве что только натурщицей… И то при условии получения половины гонорара!
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



Romeo Montaigu
"Вот только куда меня ведет эта Судьба? Что если Джульетты здесь нет? Что если я ошибся?" - вокруг Ромео уже вовсю начинался карнавал. Он медленно шел по улице, незаметный среди толпы. Черный плащ, маска на лице. Не такой яркий, как другие жители и гости прекрасного города Венеция, но все равно как один из них.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Anabel Forest
Иногда баронессе даже казалось, что она забыла свое человеческое имя. Гретхен… Пф! Звучит так, как будто выталкиваешь застрявшую в горле кость. Единственное, что ее еще связывало с миром людей – это память о дочери. И вот эта память не давала ей сейчас просто взять и уничтожить этого младенца.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Christine Daae
Когда вчера они вышли на балкон, и Густав восхищенно оглядывал ночной парк, Кристин было не до того. Страх, всеобъемлющий страх заполнял каждую клеточку ее организма, она едва ли могла дышать от страха за сына. Виконтесса не знала, был ли красив парк развлечений ночью, но сейчас он только пугал ее. Тем не менее, Кристин жадно вглядывалась в пейзаж за окном, словно хотела отыскать там кого-то.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Elsa Geisler
Но как же Гайслер бесило, что из-за детской внешности все это было для нее ограничено дурацкими человеческими правилами! Нет восемнадцати лет – сиди дома после девяти. Дяденька, да мне уже сто сорок семь! Паспорт? Вот он, во рту торчит, а теперь уже в твоей шее. Приятного мне аппетита.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Do you see, what I see?

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s0.uploads.ru/hlLOz.gif
http://s0.uploads.ru/Pgznl.gif

● Название эпизода: Do you see, what I see? / Ты видишь то, что вижу я?
● Место и время действия: остров Кони-Айленд, концертный зал в парке развлечений «Phantasma», на следующий день после событий, описанных в Beneath a moonless sky
● Участники: Сhristine Daae & Le Fantome
● Синопсис: Кристин согласилась петь, ради того, чтобы Призрак навсегда оставил ее семью в покое. Но у Эрика свои планы. Он хочет узнать, является ли маленький Густав его сыном. Репетиция перед концертом Кристин должна расставить все точки над «i».

When the dark unfolds its wings,
Do you sense the strangest things?
Things no one would ever guess,
Things mere words cannot express?

+1

2

За что же ей это? Кристин смотрела на Кони-Айленд, который раскинулся под ее окном гостиничного номера. Большую часть занимал парк развлечений «Phantasma», который Кристин казался самым страшным местом на свете. Когда вчера они вышли на балкон, и Густав восхищенно оглядывал ночной парк, Кристин было не до того. Страх, всеобъемлющий страх заполнял каждую клеточку ее организма, она едва ли могла дышать от страха за сына. Виконтесса не знала, был ли красив парк развлечений ночью, но сейчас он только пугал ее. Тем не менее, Кристин жадно вглядывалась в пейзаж за окном, словно хотела отыскать там кого-то.
Ночью Кристин сделалось дурно, поэтому спала она гнусно, то и дело бегая в комнату Густава. Оправдывала она себя тем, что ей слышаться, что он зовет ее, но на самом деле, она проверяла на месте ли он. Слышала она и как вернулся пьяный Рауль. Это было уже под утро, и теперь виконт крепко спал, прижимая руку к щеке. В такие минуты, когда она глядела на своего мужа, спящего после пьянки, сердце виконессы щемило от боли. Неужели она причина тому, что с ним происходит? Что она сделала такого, что ее Рауль так изменился? 
«Милый мой, когда же я потеряла тебя?» - Кристин еще какое-то время неотрывно смотрела в окно, обхватив себя руками. Больше всего ей хотелось оттянуть момент начала репетиции, которая ей предстояла. В окне она видела себя: бледную, уставшую от волнений женщину с собранными вверх волосами. И, тем не менее, она всегда казалась элегантной. 
Кристин потянулась рукой к своей прическе, которую только что сделала, позволяя коричневым волосам свободно упасть на плечи. Они стали короче, и вряд ли бы могли напомнить Кристин о ее прошлой жизни в «Опера Популер», но прошлое так настойчиво стучало в ее дверь, что Кристин на секунду показалось, что она снова в Париже в преддверии репетиции «Ганнибала».
«Именно тогда все и началось…»
- Мама, мы идем? – Голос Густава заставил Кристин вздрогнуть от неожиданности.
- Куда мы идем, мой дорогой? – Ласково спросила Кристин, но сердце ее защемило от волнения.
- Разве у тебя сегодня нет репетиции? – Спросил ее сын, дотрагиваясь до завитков ее коричневых волос, не то гладя, не то играя с ними. – Разве меня не пригласили тоже?
Стало быть, слышал. Конечно, они разговаривали не задумываясь о том, что у них могут быть невольные, или, наоборот, вольные, как Густав, слушатели.
Кристин нахмурилась. Меньше всего ей хотелось впутывать в эту историю ее сына.
- Ты уже видел, как мама репетирует, - проговорила она, садясь на колени так, чтобы ее лицо было напротив лица сына. Порой она даже саму себя пыталась убедить, что отец этого ребенка – Рауль. – Там не будет ничего интересного. Меня будут просить спеть одно и тоже несколько раз, и у меня совсем не будет времени побыть с тобой. Тебе будет скучно. Помнишь, как тебе было скучно, когда я готовилась к благотворительному новогоднему вечеру? 
Конечно, Кристин лукавила. Ни одна репетиция не может сравниться с уроками, которые ей давал ее Учитель, ее Ангел Музыки. Кристин крепко прижала сына к себе. Вот он, ее Ангел, и она никому его не отдаст.
Не оценив такой порыв со стороны матери и, видимо, все же не поверив ее словам, Густав настаивал на своем.
- Я хочу посмотреть, хочу увидеть… Услышать.
Противиться у Кристин больше не было сил, к тому же время репетиции неумолимо приближалось, а ей еще стоило переодеться. Предстать перед ним в таком виде она бы не посмела. Все, Кристин очень хотелось это подчеркнуть, должны видеть в ней респектабельную виконтессу. 
- Только пообещай мне одно, Густав, - сказала Кристин сыну, когда они выходили из гостиницы, - ты никуда не пойдешь, ничего не сделаешь без моего разрешения. Это понятно? 
Густав нехотя кивнул, хотя на Кристин вновь накатилась волна удушающего страха. Только бы Густав не пострадал! Вспомнив то, от какой участи Кристин попыталась спасти Рауля в подвалах «Опера Популер», она вздрогнула. До концертного зала от гостиницы, где жила Кристин, можно было дойти пешком. Кристин шла молча, стараясь внешне казаться спокойной, с высоко поднятой головой. Днем парк казался пустынным, но виконтессе все равно казалось, что с нее не сводят глаз.
«Ах, как бы я хотела оказаться дома, чтобы папа играл на скрипке, а мы с Раулем рассказывали друг другу страшные сказки. Как бы хотела забыть все эти десять лет!»
Боль, страх, обида, противоречия – от всего этого сердце Кристин сжималось.
Крепко держа сына за руку, оправив и без того безупречное платье другой рукой, она вошла в концертный зал.
- Мсье? Вы здесь? – Обратилась она к своему бывшему Учителю, стоя у двери и не решаясь сделать шаг внутрь

Отредактировано Christine Daae (Вчера 14:36:57)

+1

3

Эрик проснулся еще до первых лучей солнца. Не смотря на то, что он спал всего пару часов, это был, наверное, первый за десять лет раз, когда он чувствовал себя бодрым и выспавшимся. Его не мучили кошмары, в голову не лезли тревожные мысли, не душила тоска, с которой он за эти годы практически сроднился. Может, потому что Кристин была рядом, здесь, на Кони-Айленде? Или, может, потому что у него, оказывается, есть сын… Стоп, это же еще не доказано! Но где-то глубоко в душе Лакруа был уверен в том, что Густав – его сын, плоть от плоти, кровь от крови. То чувство, которое он испытал вчера, когда они стояли с мальчиком на балконе… Его ничем не объяснить. Можно только чувствовать и верить своему сердцу. И Эрик верил. Эта репетиция, назначенная на сегодня, нужна была ему для того, чтобы Кристин призналась в том, что скрывала десять лет.
Да, он понимал ее. В виконтессе говорила жгучая обида на него, страх за сына, возможно, нежелание возвращаться в прошлое, где, точно хищная птица, ждал ее Эрик Лакруа. Но этой встречи с прошлым уже не избежать. Хочет она того или нет. У Призрака просто нет другого выхода, чтобы узнать правду.
Мужчина вздохнул и откинулся на спинку кресла. Он сидел в своей комнате перед открытым окном и пил некрепкий чай. На горизонте только разгоралась заря. Подумать только, еще несколько лет назад он и мечтать не мог о том, чтобы вот так, ни от кого не таясь, встречать восход Солнца. Жизнь во мраке была его уделом. Но теперь все изменилось. Он – хозяин империи развлечений, которую он построил с помощью его верных союзников – Колетт и Мэг Жири. С тех пор, как они покинули «Опера Популер», мать и дочь всегда были рядом с ним. Должно быть, они уже тоже узнали, что Кристин с семьей прибыла сюда. Возможно, ему самому стоило предупредить Колетт об этом, но Эрик был поглощен всем произошедшим. Сейчас это занимало все его мысли.
«Я должен узнать правду». И узнать ее можно только из уст виконтессы де Шаньи. Но как? Призрак не хотел давить на Кристин, не хотел шантажировать или угрожать. Такого она точно не заслужила. Но что если она не оставит ему выбора? «Главное, держать себя в руках и слушать разум». Он не должен позволить эмоциям завладеть собой. Он вдруг вспомнил, как боялись его в «Опера Популер», как мадам Жири подливала масла в огонь, напоминая всем и каждому: «Держи руку на уровне глаз». На Кони-Айленде хозяина «Phantasma» не боялись, скорее, уважали, считая загадочной и несколько странной личностью, что Эрика вполне устраивало. За эти годы он так и не смог ни с кем сойтись близко, даже друзей, кроме семейства Жири, у него не было. Правда, Колетт в последнее время вела себя странно, говорила полунамеками, пыталась обратить его внимание на Мэг. Но он не мог смотреть на дочь своей давней подруги иначе, чем на маленькую сестричку. Все мысли его по-прежнему были о Кристин, и сердце осталось далеко в Париже.
В положенное время он покинул свою комнату и отправился в концертный зал. Поступь Эрика была легка, он по привычке передвигался бесшумно. «Интересно, Кристин придет одна или все же с сыном?». Он вошел в зал, здесь царил полумрак и прохлада. Внутри еще никого не было, и Призрак прошел напрямую к фортепиано, стоящему на сцене. Он сел, так, чтобы его не сразу было заметно входящим через главные двери, открыл крышку музыкального инструмента, но клавиш не коснулся, замер, задумавшись. Внешне спокойный, и даже бесстрастный, Лакруа ощущал внутреннее волнение. Вот-вот сюда придет Кристин. И он вновь услышит ее чарующий голос. Все повторится вновь. Как много лет назад. Или он просто обманывает себя, и прошлое не вернуть?
Он не успел ничего решить. Чуткий слух уловил звук шагов, а потом и голос Кристин: «Мсье? Вы здесь?». За него ответила Музыка. В зале раздался знакомый мотив «Музыки ночи». Призрак был готов поклясться, что в памяти виконтессы сами собой всплывают слова, услышанные когда-то от него: «Мягкой тенью ночь тебя укроет, верь ей, дай ей власть над всей собою. Дай своим мечтам обрести свободу там, где густая тьма так манит глубиной, скрывая тайны Музыки ночной…».
- Я здесь, виконтесса. – Он намеренно сделал ударение на последнем слове, поднимаясь из-за фортепиано. – Заходите. Вы пунктуальны, как всегда. Здравствуйте, мой юный друг. Рад видеть вас снова. – Приветствовал Эрик Густава. Мальчик, кажется, был совершенно очарован только что прозвучавшей Музыкой. – Вы готовы, Кристин? – Он снова сел за инструмент. - Спойте для начала, что вам угодно. Дайте своему голову зазвучать в полную силу. Я так давно не слышал, как вы поете.

0