Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Анонс "Tanz der Vampire" » Фамильные ценности


Фамильные ценности

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

● Название эпизода: Фамильные ценности
● Место и время действия: весна 1919 года, замок графа фон Кролока.
● Участники: Sarah Chagal, Herbert von Krolock
● Синопсис: Заскучав и исследуя замок и окрестности, Сара обнаруживает под алтарем заброшенной часовни в замке перстень и запертый ларец. Открыть его самостоятельно не получается, графа нигде не найти, и чисто случайно на пути вампирши Шагал оказывается Герберт. Почему бы не наладить подпорченные отношения, попросив у него помощи?

+1

2

Так привычные графу и свите тишина и мрак ночной, нависающие над Шлоссом три столетия, будто туман, неимоверно тяготили Сару. Со дня её обращения прошло всего-ничего, поэтому рыжая ещё искала себе развлечения, а заодно и тем, кто под горячую руку попадал. Не растратив в холодных стенах человеческой живости и любопытства, она им периодически весьма неплохо заражала и остальных - эта участь не миновала никого в той или иной степени. Даже с тем же Гербертом они уже не пытались придушить друг друга при случае.
Хотя, как думалось дочери Шагала, после каждой её выходки, отправляясь на дневной сон, Герберт картинно закатывал глаза, ложась в гроб и выговаривал отцу: "Па, и зачем мы её только пустили?". Возможно, это были лишь её домыслы, а, может, и была в этом доля правды - как знать. Ведь граф хранил молчание, а Герберта поди спроси. Ага, так он всё и расскажет! Держи карман шире!
Остальные же могли по-разному относиться к ней, но их мнение для Сары не было настолько важным, как мнение сына графа. Конечно, признаваться открыто она бы тоже не стала, но сейчас ей уже казался ужасно глупым их конфликт у ворот после её первого бала. Она даже и припомнить не могла из-за чего конкретно: то ли Альфред был тому причиной,то ли сорванная трапеза, то ли её дерзость и гордыня Герберта. И дело было не в том, что она боялась или благоговела теперь пере графским отпрыском, она и сама не могла толком объяснить, что чувствует по отношению к нему, но знала точно, что случившееся когда-нибудь надо непременно загладить. Кто же знал, что внезапно шанс предоставится именно сейчас?
- Вы графа не видели? - обратилась она к портрету.
Дама в богатом наряде и с постной миной одарила рыжую презрительным взглядом, но, поняв, что Саре наплевать, как на неё смотрят, отрицательно покачала головой.
- А вы? - обратилась дочь Шагала к другому портрету.
Мужчина в чёрных одеждах был менее спесив, но ответ дал тот же.
"Надо же! Ночь началась совсем недавно, а фон Кролока уже никто не видел! Он что, растворился? Или сквозь землю... Ой, нет, что это я?" - вздохнув тяжко и досадно, рыжая пошла дальше. Она, кажется, уже облазила половину замка, где только могла, но графа нигде не было. Оставался только один вариант - самый возможный, но самый... эээ... проблематичный. Подойдя к фамильному склепу ближе, чем на три метра, она рисковала получить по шее от Куколя или же от самого графа за подобную дерзость.
Но срывался такой сюрприз! Сара методично и немного нервно скручивала тонкими пальцами широкую атласную ленту. Дело в том, что несколько дней назад, в старой часовне, забравшись туда после заката и напевшись вволю, Сара обнаружила одну любопытную находку, вернее две, но добралась лишь до одной. Пораскинув мозгами, она решила оставить всё на месте, поскольку знала, что свита в часовню, ну, точно никогда не ходит. Правда почему не ходит - не понимала, ведь там было столько интересного.
И вот сегодня ночью она хотела сделать графу сюрприз и отвести его туда, а он, как назло, куда-то запропастился. Хоть плачь от досады! Правда проверять, умеют ли вампиры плакать, девушке ещё не доводилось.
Она спустилась по лестнице и оказалась в коридоре, ведущем к склепу. Тишина, темнота, сквозняк - всё уже было привычно. Радовало лишь то, что горбуна поблизости не наблюдалось, но вспоминая рассказы Шагала о том, как их с Магдой вытурили из склепа, как прокажённых, войти Сара так и не решалась, хоть и приблизилась к самой двери, в задумчивости разглядывая то ленту в руках, и старую дубовую дверь.

+2

3

Тяжело и неохота просыпаться от глубокого сна, когда реальный мир не может предложить тебе ничего интереснее, чем тишина, мрак ночной, пыль и одни и те же лица - на замшелых портретах, в сумеречных залах и в освещенных окнах противно пахнущих чесноком деревенских домов. Скука, хоть в гроб ложись! Что вполне реально и логично, когда ты и так каждые сутки спишь в склепе.
Предыдущие четыре ночи выдались на редкость нудными, и это запало Герберту в душу. Позавчера, когда Отто Людвиг Баварский позвал его в башню любоваться на звезды, фон Кролоку пришлось раз двадцать изобразить зевоту, манерно прикрываясь пальцами, но всё-таки демонстрируя клыки, чтобы заставить своего венценосного, однако пообносившегося кавалера увлечь его беседой. Тщетно! Все эти стихи и комплименты Герберт уже слышал. Его избалованная душа разверзлась бездной от жажды новизны, однако он потешил ее лишь кровью Отто и провел последние две ночи в аристократически изящном унынии, которое ни у кого не нашло должного сочувствия. А на третью вампиром завладела томная, сонная лень и пригвоздила его светловолосую голову к подушке похлеще осиновых кольев. Не то чтобы воскликнуть "Ой, все!" и почить мертвым сном на несколько лет было в духе Герберта, от тоски его воображение скорее начинало работать в сторону каких-нибудь жестоких игрищ, однако открыв этим вечером глаза, приподнявшись в своей колыбели вечности, потянувшись, искоса бросив взгляд влево и обнаружив ложе отца уже пустым, он со вздохом упал обратно на подушку. Выбираться наружу не было решительно никакого настроения - ночь не обещала увлекательных занятий, и единственное существо, которое могло расшевелить сейчас Герберта, уже покинуло их фамильную усыпальницу. А жаль, он бы сейчас с удовольствием поболтал с графом, поделился бы своими переживаниями и страданиями от скуки и жажды, поулыбался бы с почтительностью в ответ на его флегматичное "хм". Уж это никак не способно ему надоесть!
Но отца рядом не было, и Герберт смежил веки, неторопливо раздумывая, а не полежать ли еще немного. В полудрёме виконту вдруг вспомнилось, как лет триста назад кто-то говорил ему, что крепкий и продолжительный сон улучшает цвет лица и идет на пользу коже, делая ее гладкой и шелковистой. Сон красоты - какое чудное, забавное выражение! Это когда красота спит. Спит в гробу с нежной улыбкой на физиономии от вечерних грез, облаченная в сиреневый сюртук с витиеватым узором и отливающий серебром плащ. Ну разве не загляденье? Правда любоваться на это спящее великолепие сейчас может только Куколь, оставивший крышку гроба открытой на случай, если Герберт соизволит подняться.
Или не только? Тихий, еле слышный звук шагов за дверью заставил фон Кролока резко открыть один глаз, удивлённо приподнять бровь, а затем открыть другой. Уж очень осторожно эта пара шагов звучала и поэтому едва ли принадлежала Куколю. Тот, конечно, старался шаркать потише, но все равно волочил от природы кривоватые ноги с характерным шумом. "Мышь?" - подумал Герберт, садясь в гробу и уютно заворачиваясь в плащ, словно в одеяло. Ну нет, он знал, как топают мыши! И как крадутся темные невоспитанные личности, намеренные нарушить его покой, знал тоже. Герберт через плечо бросил на дверь недовольный взгляд горящих глаз и со свойственной вампиру стремительной ловкостью выпрыгнул из гроба, отпустив плащ струиться вдоль ног. Так же тихо и осторожно, как и таинственный некто, он подкрался к двери с внутренней стороны и резко и неожиданно дернул ее на себя, не оставляя гостю никаких шансов на бегство.
  - Ага! - коварно воскликнул Герберт, давая Саре понять, что она, вообще-то, чуть не ступила на запретную территорию. Входить в спальню хозяев - даже хуже, чем его эфирные масла из ванной воровать. Но преступление, к сожалению, оказалось не совершено, а ведь у Герберта уже родилась в голове парочка злобных идей насчет того, как проучить Сару за непослушание. Злиться на нее за укушенного Альфреда вампиру уже приелось, так почему бы не найти новый повод, который повеселит их обоих?
Изящным жестом пригладив после сна волосы, Герберт сделал шаг из склепа, вынуждая Сару отступить, и потянул дверь за собой, закрывая. Нечего кому попало в графскую усыпальницу совать любопытный нос!
  - Меня ищешь? - спросил он, обаятельно и саркастично оскалившись. Несмотря на самовлюбленный тон, в ухмылке Герберта отчетливо читалось: "Ну конечно, тебе нужно графа! Что я, не знаю тебя, что ли?"

+1

4

Ждать чуда здесь можно было и дальше, пожалуй, до морковкиного заговения, а это явно дольше, чем до рассвета. Хотя до рассвета времени тоже было немало, но в подвале это было не страшно, куда страшнее был Куколь или гнев графа. И ещё неясно, какая из двух зол хуже, потому что Куколь и разбираться не будет, что да как, а ведь он, не смотря на свои увечья, весьма прыток и силён, что давало ему некий шанс совладать с молодым вампиром. Но ни его, ни графа на горизонте не наблюдалось, а Сара стояла там, как... даже не как страж, а скорее влюблённая, которая по странному стечению обстоятельств ожидает милого на свидание. Но милый не явился. Он, видимо, совершенно был не в курсе, что его ждут. Впрочем, его ли это вина, когда Сара не посылала ему уведомления с летучей мышью, что прямо-таки жаждет видеть фон Кролока и немедля.
Если бы дверь склепа открывалась не вовнутрь, а наружу, то благодаря стараниям и сноровке Герберта, рыжая имела бы все шансы поцеловаться с дверью. Да ещё как страстно! С искрами из глаз. Но Саре откровенно повезло, правда не настолько, чтоб перед ней появился тот, кого она так ждала, но и это было везением. Правда Сара ещё сомневалась, что прям уж несказанно большим, когда, слегка вздрогнув от неожиданности, подняла глаза на Герберта. Будь это не фамильный склеп, она, пожалуй, удивилась бы больше. Ну, или если бы папа Шагал её бы здесь "отыскал" таким экстравагантным способом.
- Ку-ку... - выдала Сара. Только "ку-ку" это прозвучало без особого энтузиазма и даже при самом детальном рассмотрении не имело и десятой доли того коварного ликования, что слышалось ей в "ага", звучащем из уст беловолосого.
Оценив обстановку, то есть бросив быстрый взгляд за плечо Герберта, где тишина и мрак ночной, похоже, тоже не скрывали графа фон Кролока, Сара принялась лихорадочно думать. Правда, процесс этот на лице особо не отражался, но вот позаботиться для начала о том, чтоб тебя не растерзали за вторжение было необходимо, поэтому рыжая, с секундной паузой неторопясь перевела взгляд с мрака за спиной виконта на него самого, а затем на свои ноги, как бы проверяя, не зашла ли она за черту дозволенного в прямом и переносном смысле. Нет, не зашла - порог и носки её туфель всё-таки разделяли (пусть и не очень почтительные), но заметные глазу несколько сантиметров. Впрочем, недовольный Герберт мог вполне страдать от воспаления хитрости и не видеть дальше собственного носа. Не даром так его упрекал кое-кто из свиты. На всякий случай Сара, как примерная девочка, сделала шаг назад и воззрилась на виконта своими честными-честными (насколько они могут быть честными у еврейки) глазами. Герберт же как раз приводил мнимый беспорядок своей шевелюры в порядок, но, наверное, скорее по привычке, ведь рисоваться перед Сарой ему совершенно не было смысла.
"Ну, конечно! Я же не Альфред" - с уже приевшимся неудовольствием подумала рыжая.
Но, признаться, эта война всё больше напоминала бессмысленную войну, когда две стороны уже и не помнят, что им делить, но продолжают военные действия как бы по инерции, а Саре и Герберту сейчас уже не было смысла делить Альфреда. И понимание этого, признаться, злило Сару глупостью ситуации и бессилием это изменить. Со стороны же часто казалось, что злит её до сих пор Герберт. И вот этот момент встречи исключением не был - выпад виконта не прошёл мимо. Его ухмылка и саркастический тон снова делали Сару бессильной и злой.
"О, да! Он же у нас прям провидец - всё знает!" - девушка чудом удержалась, чтоб не оскалиться или не закатить глаза. Его вопрос ужасно провоцировал если не на колкость, то на глупость. И, прежде чем хорошо подумать, рыжая выдала.
- А вот представь себе, тебя ищу! - и сложила руки на груди, склонив голову на бок.
Умная мысль пришла с секундной паузой.
"А делать-то с ним что теперь?!" - на секунду ужаснулась девушка, - "Если только не..."

+1


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Анонс "Tanz der Vampire" » Фамильные ценности