В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

22 сентября 2017 г. Лучше поздно, чем никогда: с небольшим опозданием подведены итоги голосования "Звезда сезона". Большое спасибо всем, кто нам в этом помог)

21 сентября 2017 г. Друзья, не забудьте, что у нас на ролевой проходит интересный опрос. Пользуясь случаем, благодарим тех, кто уже принял в нем участие!

18 сентября 2017 г. Обновлены посты недели.

17 сентября 2017 г. Обновлены игроки месяца.

1 сентября 2017 г. Несколько приятных новостей, которые согреют вас в первый день осени, - в объявлении администрации.

1 августа 2017 г. Началась акция "Приведи друга", предназначенная в первую очередь для наших игроков.


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Janusz Orlowski
Янушу нравится смотреть, как, подчиняясь его рукам, веревка соединяет запястье Моцарта и подлокотники, лодыжки и ножки стула. Один подлокотник немного шатается, но Януш уверен, что он справится со своей работой. В конце концов, разве может быть много силы в музыканте? Божественное нынче не так уж часто сочетается с грубой силой, думает Януш.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



La Nourrice
Кормилица отпустила Тибальта и проводила его долгим сочувственным взглядом. Какой несносный и непослушный мальчишка. Но какой родной… Что ж, она хотя бы попыталась достучаться до его рассудка. Оставалось лишь надеяться на то, что хотя бы зерно сомнения она посеяла в его душе. Или что он всё же будет более осторожен во время склок с Монтекки.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Anabel Forest
Бель закусила губу. Винсент будил в ней целый букет из чувств, желаний, ощущений, стоило лишь взглянуть на него. Это было так…странно. Она отвыкла от этого, и считала, что вампир, сердце которого мертво, не может испытать такое. Как же прекрасно, что она ошиблась! Ах, если бы не этот столь ненавистный ей младенец, она бы так обласкала фон Бриза, что он позабыл бы всех, кто у него был до нее.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Francois de Lonval
- Мадемуазель Клоди! Мадемуазель Клоди, да подождите же вы! - Франсуа тщетно пытался отловить проворную девицу, которая продолжала вертеться словно маленький бесенок. Проблема заключалась еще и в том, что поймать ее за руку было совершенно невозможно. Если уж снятый сюртук произвел на нее такое впечатление, то что могло случиться, реши Франсуа подхватить ее, или чего хлеще, обнять, как он поступил бы с той же Жанеттой. Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Henry Cavendish
Она… Боялась? С удивлением понял Генри. Она… боялась за него? Она боялась потерять его? Заполошное сердце радостно рванулось в груди, отбивая бешеный ритм, грозясь выломать клетку из ребер, разорвать ее изнутри, столько радости несло в себе это понимание.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Tanz der Vampire" » Детские игры


Детские игры

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

● Название эпизода: "Детские игры"
● Место и время действия: 25 декабря, поздний вечер перед балом, ванная комната в замке.
● Участники: Sarah Chagal, Elsa Geisler
● Синопсис: как и все в замке, Эльза взбудоражена в ожидании приближающегося бала. Любопытство и нетерпение приводят ее в ванную, только-только покинутую Сарой, и случайно забытая губка становится поводом для знакомства. И неплохим развлечением тоже.

+1

2

- Ты отвернись, встану я... - просила Сара Альфреда, совершенно безобидно подшучивая над бедным юношей, который никак не мог поверить до сих пор, что нашёл свою пропажу, а теперь и вовсе был обескуражен и таким приёмом, и мечтательным настроем Сары. Девушка могла, словно в открытой книге, читать эмоции Альфреда, когда демонстрировала ему подарки от графа.
Ох, как же это гладило её самолюбие, когда она видела удивление Шнайдера при виде губки, а чудесное платье, которым так гордилась Сара, похоже, раздавило последние надежды Альфреда на побег. А ей всё весело, всё забавно! И даже если и кольнуло где-то в глубине души совесть за девичью жестокость, то лишь на миг, а затем умолкла, повинуясь мечтательному настрою рыжей прелестницы. В пору бы высечь было Сару за подобную жестокость, но, право, неужели она так просто расстанется с обворожительным графом и его дарами? Альфред мог лишь обещать манящее и прекрасное "За горизонтом", а подарки графа - вот они - настоящие, роскошные не по-графски, а по-королевски в понимании девушки. И всё это дурманило, кружило голову вместе с обещанием бала, где она будет главной гостьей...
Он отвернулся. И стоило только Альфреду так поступить, как Сара завернулась в полотенце и, спешно подхватив платье, при этом едва сдерживая смех, ретировалась из ванной. Надо признаться, она и подумать не могла, что всё увиденное и услышанное настолько обескуражит студента, что тот будет не настроен играть в прятки с нею в качестве сыщика. он ушёл и, конечно же, не за Сарой. Опьянённая искушением и роскошью, Сара не обращала внимания на то, что так жестоко обходилась со своим поклонником, проделавшим ради неё сложный и опасный путь. Но, увы, даже припорошенная пылью роскошь, приправленная толикой сладких и туманных речей может и застить глаза, и проникать в самую суть человека, взывая к самым потаённым порокам, взращивая их даже из самого мизерного зерна и коверкая даже самую неискушённую душу.
Однако же, подождав буквально несколько минут в одной из двух примыкающих к ванной спален, девушка поняла, что её игра закончилась, так и не начавшись. Она даже подумала обидеться на Альфреда, но, немного подумав, пока накидывала на себя свой привычный домашний халатик, решила, что дуться на Альфреда в отсутствие самого Альфреда - это глупо. Мужчина должен видеть, когда на него обижаются и, желательно знать, за что обижаются, но последнее - это уж как повезёт.
Раздумывая, она любовалась подарком графа, осторожно поглаживая едва влажными кончиками пальцев бордово-красную ткань. Сара практически не замечала, что наряд немного ветхий, но красота его была бесспорна. Она уже даже представляла, как прекрасно будет смотреться в этом платье на балу, стоя рядом с графом, как достойная. И никто не скажет, мол, явилась тут деревенская простушка. Знала бы Сара, что свите совершенно неважно, чью кровь пить, лишь бы каждому досталось хоть немного.
Но тут, оторвавшись от разглядывания платья, Сара опомнилась:
"А где же моя губка?!" - бегло осмотревшись по сторонам, Сара подняла платье, затем даже заглянула под полотенце, под кровать, но тщетно. Как же было досадно вдруг потерять такую роскошную губку!
"Но, постой, Сара! Губка ведь не только мягкая, но и большая, а ты ищешь её, словно иголку в стоге сена!" - отругала она саму себя за излишнюю панику, а дальше уже продолжила вслух.
- Значит, я просто второпях забыла взять её из ванной, - заключила она и бодро направилась по озвученному маршруту.
"К тому же, чего я переживаю? Куколь её не возьмёт, а больше и некому..." - уже почти спокойная, распустив волосы, Сара дёрнула дверную ручку, распахивая дверь в ванной и рисуя перед мысленным взором то, как сиротливо на подушке из ароматной пены, покачиваясь в тёплой водичке лежит её личный подарок от графа и ждёт свою хозяйку. Но кто ж знал, что чаяниям не суждено было сбыться и то, что она увидит, стоя на пороге ванной комнаты, заставит гораздо внимательнее относиться к своим вещам...

+2

3

В замке Шлосс примечательные события выпадали крайне редко, если не считать ежегодного зимнего бала, которого все ждали с нетерпением и воодушевлением. В этом году бал обещал быть особенным. Бродя по коридорам, Эльза несколько раз уже улавливала манящий запах живой человеческой крови, и желудок заходился от голода, а клыки ныли от желания вонзить их в тело жертвы. Ммм, так вкусно, сладко... Но за тридцать лет в замке вампирка твердо усвоила непреложные правила, поэтому на угощение раньше времени не посягала. А вот мечтать никто не запрещал. И, сидя на перилах галереи, свесив ноги в бездну, Гайслер представляла, как целый человек принадлежал бы ей одной без остатка. Наверное, она выбрала бы юношу. Примерно того возраста, на который выглядит Герберт, обязательно темноволосого и обязательно голубоглазого. Чтобы сначала налюбоваться вдоволь, поиграть с ним, может быть, даже в какую-нибудь романтическую историю, о которых Эль читала в книжках. Ну и что, что ей на вид и четырнадцать-то не всякий даст, какая ему, почти укушенному, разница? А как было бы приятно утонуть в чьих-то объятиях, теплых и нежных... впиться клыками в шею, разрывая ритмично бьющуюся жилку, и с наслаждением пить кровь.
Эль сглотнула голодную слюну. Интересно все-таки, а что граф приготовил? Она, конечно, прекрасно понимала, что если что - голову ей оторвут моментально, без предупреждений и объяснений. Но это только добавляло тайне притягательности. Ну что плохого, если она только одним глазком посмотрит на этих людей? И поздоровается с ними. Разве она не сможет себя контролировать? Да запросто! Любопытство, в конце концов, оказалось сильнее голоса разума, и вампирка, соскользнув с перил, тенью шмыгнула в хитросплетение коридоров.
Дверь отворилась бесшумно, явив бессмертному ребенку интимно освещенное помещение, наполненную ароматную ванну и - никого, ни живого, ни мертвого. Видимо, только недавно ушли. Эльза, воровато оглянувшись и прикрыв за собой дверь, прокралась к ванне, погладила пену пальцем. Странная штука. А губка, губка какая огромная! У Гайслер даже дома в Кенигсберге такой не было. Нечестно как-то.
Но только она взяла рассмотреть поближе губку, только собралась испытать ее мягкость на собственной, давно чуждой прикосновениям, коже, как другая дверь, ведущая в комнату, распахнулась, и на пороге нарисовалась причина любопытства собственной персоной. Ух ты. Эль быстрым движением спрятала следы преступления, губку, то есть, за спину.
- Привет, - улыбнулась, не показывая клыков. - А я вот... зашла узнать, свободна ли ванна.

+1

4

Около ванной стояла... Стояла Сара?! Только маленькая: Такие же рыжие кудри, бесенята в глазах, а сам взгляд делано наивный-наивный, что невольно хочется погладить по головке и дать леденец такой маленькой, хорошенькой...
"Стоп! А откуда в замке дети?!" - наконец, мелькнула более здравая мысль в голове Сары, покуда она уже несколько томительных мгновений молча пялилась на рыжую диковинку.
"Вот так-так... Это что получается, у графа дети есть? Всмысле, кроме эээ... Как его бишь там? Гарольд? Гримвольд? Гер... Гур... Забыла. Да и ладно" - хотя как раз-таки в то, что белокурый виконт со странными манерами, которого девушка могла наблюдать лишь на расстоянии, является сыном фон Кролока верилось с трудом. Нет, внешнее сходство у них, конечно, было. Манеры - да, что у графа, что у виконта были в наличии, но что-то неуловимое в Герберте отличало его от отца. То ли тот взгляд, какой рыжая ловила на себе, то ли что-то ещё, чему она не могла подобрать рационального объяснения. "Впрочем, Бог с ним, с этим Гур...? Гер? Ох, виконтом!" - наконец, решила дочка Шагала, понимая, что думает совершенно не о том, ведь перед нею стоит маленькая девочка. Сара даже затруднялась сказать, сколько примерно ей лет. Может, десять, а, может, двенадцать. Ну, или чуть больше.
- Привет, - Сара, наконец, смогла пересилить своё удивление и заговорить, но явно была смущена и в замешательстве, - А ты... "откуда здесь взялась?" - едва не выпалила рыжая, которой в замке-то другие жильцы не встречались, а тут ребёнок.Да ещё и один, да ещё и так похожий на неё. Но благоразумие взяло верх и девушка вовремя спохватилась, - Тыыы... тут живёшь или на бал приехала с родителями?
"Меня бы папенька одну точно не отпустил даже в соседнюю деревню, не говоря уж про бал..." - она уселась на край ванной, абсолютно позабыв, зачем пришла.
- Да, ванна уже свободна, - кивнула девушка, - Тоже любишь понежиться в тёплой водичке? - улыбнулась рыжая, почувствовав себя в своей стихии, ибо про ванну, масла, пену и прочие вкуснопахнущие скляночки девушка могла рассуждать так же долго, как и о собственных грёзах. Нашёлся бы только слушатель.
- Я - Сара. А тебя как зовут? - она взглянула на девочку, но почувствовала, как край платья соскальзывает в воду. Подобрав подол, она обратила внимание на уже почти остывшую воду с куцыми островками пены, которые, расплывались, больше похожие на молочную пенку, но хоть пахли вкуснее.
"Ой, а губка-то где?" - наконец, вспомнила Сара о пропаже. И округлила глаза, глядя на пустую ванную, где не увидеть большую и мягкую губку было невозможно.
"Но она должна была быть здесь! Ей некуда больше деваться, если только..." - Сара резко обернулась к девочке. На мгновение ей показалось (а, может, и не показалось), что у внезапной гостьи за спиной виднеется уголок губки, тем более, что девочка подозрительно держала руки за спиной. Или теперь так принято в приличном обществе? Или там чужое брать принято?
Но поскольку Сара аристократкой не уродилась да и робкой не была, она мгновенно оценила ситуацию по-своему и вместо того, чтоб полчаса выспрашивать, а не видела ли гостья большуууущюю губку и точно-точно ли не видела, Сара встала на ноги и, уперев одну руку в бедро, а вторую протянула к девочке.
- Отдай, - не слишком вежливо, но всё же спокойно и уверенно попросила Сара. Хотя, и просьбой-то это было сложно назвать. Но рыжей почему-то вспомнилась она сама в таком же возрасте, когда на вопрос "Это ты взяла?", она отвечала: "Я же сказала, что не брала, значит, не отдам", поэтому расшаркиваться Сара не собиралась. Тем более, что это был её подарок от графа.

Отредактировано Sarah Chagal (28-08-2017 21:21:25)

+3


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Сцена "Tanz der Vampire" » Детские игры