Дорогие друзья, гости и участники нашего проекта!
Мы рады приветствовать вас на уникальном форуме, посвященном ролевым играм по мотивам мюзиклов. У нас вас ждут интересные приключения, интриги, любовь и ненависть, ревность и настоящая дружба, зависть и раскаяние, словом - вся гамма человеческих взаимоотношений и эмоций в декорациях Европы XIV-XX веков. И, конечно же, множество единомышленников, с которыми так приятно обсудить и сами мюзиклы, и истории, положенные в их основы. Все это - под великолепную музыку, в лучших традициях la comédie musicale.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

La Francophonie: un peu de Paradis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Fantome: репетиции » Acute jealousy


Acute jealousy

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sg.uploads.ru/EZ8rj.gif

● Название эпизода: Acute jealousy / Жгучая ревность
● Место и время действия: 13 января 1870 года, «Опера Популер»
● Участники: Claudie Richard & Jeanette (Game Master) & Francois de Lonval (появляется в финале)
● Синопсис: Жанетта негодует. У ее Франсуа, кажется, новая пассия. Это совсем не входит в планы юной амбициозной балерины. Она не позволит Лонвалю переключиться на другую девицу, и ради этого пойдет на все! Клоди ждут большие неприятности.

+1

2

А все же мадам Шарлотта, бабушка Франсуа, была настоящим ангелом Господним, которые послали ей милостивые Небеса, дабы утешить и подбодрить. Всего полчаса душевной беседы, чашечка ароматного чаю со сластями, и Клоди вновь ожила.
А ведь еще вчера ей казалось, что жизнь кончена!
И из-за чего? Из-за того, что ее возлюбленный, с которым она провела столько приятных часов на чердаке Оперы, с которым «читала псалмы», внезапно оказался ее женихом! Казалось бы, вот удача и счастье, они любят друг друга и по желанию семей должны пожениться. 
Но, вместо того что бы обрадоваться, Франсуа теперь утверждал, что она, Клоди – развратница, если взяла и влюбилась в него, не зная, что им предстоит связать себя узами брака. Сплошной водевиль, одним словом. Ну или какой-то кошмарный сон, который никак не желал заканчиваться.
Уж сколько рыжеволосая мадемуазель плакала и молилась в последние дни! Да она столько за всю свою жизнь не молилась, даже когда жила в пансионе-бастионе. Только вот ее миленький Багетик, а именно так она отчего-то нарекла Франсуа, и не собирался прощать ее. Да что там прощать, он и говорить не желал с нею. А, что самое страшное, поделиться своими огорчениями было решительно не с кем. Ну не матушке же о чтении псалмов на чердаке Оперы рассказывать…
Вот почему разговор с мадам Шарлоттой был просто жизненно необходим. И, несмотря на все свое простодушие, мадемуазель хватило ума рассказать об этой драме лишь поверхностно. Мол де, они с Франсуа виделись в Опере, мило общались и даже один раз прошлись по ручку. И что он ей очень понравился… А после их официального знакомства, мсье Лонваль зол, утверждает что его невеста легкомысленна. Ну,  как-то так.
Милая, добрая, очаровательная мадам дала очень простой совет – не думать про такие глупости, все наладится, мол де она сама лично за этим проследит. А еще настоятельно рекомендовала мадемуазель Ришар хорошенько развлечься в обществе подруг.
Советы мудрых людей надобно исполнять беспрекословно, именно так воспитанниц учили своих воспитанниц монахини, вот почему едва выйдя из дома семейства де Лонваль, Коди решила отправиться прямиком к папеньке.
«Надо бы найти батюшку! Пусть отвезет меня к портнихе, закажу ей самое красивое платье в мире. Хочу, что бы на следующем приеме Багетик смотрел только на меня!».
Полчаса тряски по серым парижским улицам и вот она красавица Опера!
Собственно, где можно найти директора театра? Скорее всего, в кабинете. Но там мьсе Ришара не было. И никто не мог дать внятного ответа, куда же именно подевался господин директор. Одно точно – он где-то в здании «опера Популер».
«Может быть, он пошел смотреть репетицию? Папенька это любит!».
Что же, стало быть, теперь ей надобно вновь отправиться по бесконечным коридорам-лабиринтам театра, что бы дойти до зрительного зала. Но Клоди не успела пройти и двадцати шагов, как столкнулась с одной из балеринок, которые как всегда, куда-то торопились. 
Налетевшая на нее девица была та самая Жанетта, с которой ее Франсуа, ее жених так самозабвенно целовался в день их первой встречи. Но это было так давно, что право слово, Клоди и думать забыла про эти мелочи. И пару раз она даже болтала с этой самой белокурой мадемуазель, которая казалась ей очень даже миленькой.
- Ох, прошу прощения, - рыжеволосая дочь директора заулыбалась. – Надеюсь, ты не ушиблась? Как ваша сегодняшняя репетиция?

+2

3

[AVA]http://s1.uploads.ru/t/RaL0V.jpg[/AVA]
- Нет, это решительно невозможно! – Жанетта отбросила в сторону балетный костюм, которую ей предложили костюмеры, в нем она должна будет выступать в новой постановке, репетиции которой только начинались в «Опера Популер». Костюмы, как обычно, начинали подбирать с кордебалета. – Вы все сговорились что ли? Неужели не видно, что она мне узка в груди!
Не слушая больше квохтания костюмерш, Жанетта вскинула голову (этому она научилась у Ла Сорелли) и гордо удалилась. Хотя внутри все так и клокотало, но девушка сдержалась. Это прима-балерина может позволить себе подобное, а танцовщицу из кордебалета вряд ли вряд ли воспримут всерьез. По сути и трагедии никакой не было. Ну, ошиблись костюмеры, дали ей не тот наряд. Но Жанетта в последнее время во всех видела врагов и постоянно была в плохом настроении. Почему? Просто ее Франсуа совсем перестал уделять ей внимание! А ведь именно с ним она связывала свое будущее, видела в нем покровителя, а потом, может, и мужа (и поэтому никогда не отказывала ему в ласке).
Нет, ну а что? Балеринки между собой любили рассказывать такие истории, и всегда счастливица была одной из близких подруг рассказчицы, правда, больше ее никто не знал. Но все верили! И Жанетта – тоже. Не всегда же она будет танцевать в кордебалете (хоть некоторые и считают, что с талантом у нее проблемы). Настанет и ее звездный час. Она еще покажет всем!
Кроме того, Франсуа был не только богат, но и весьма мил, и искусен в любовной науке. Как билось ее сердечко, когда он целовал ее, а от мысли, что в любой момент их может кто-нибудь увидеть, лишь сильнее закипала кровь. Жанетта была страстной натурой, и это отражалось на всем. Будь то танец, или отношения с мужчинами. И, конечно, она весьма любила подарки от Лонваля, на которые он не скупился за тайные поцелуи. Милые побрякушки тут же становились предметом зависти других балерин, но Жанетту это вполне устраивало.
Все закончилось внезапно. Франсуа сначала стал реже бывать у нее, целуя, как будто был мыслями где-то далеко. Жанетта сначала не придала этому особого значения, списывая то на усталость, то на недостаток времени. Но когда над ней начали посмеиваться другие балеринки, глаза у нее открылись. Все было просто и вместе с тем банально. Франсуа увлекся другой! Эта новость для самолюбивой балерины стала ножом в сердце. От рухнувших планов и от жгучей ревности она потеряла сон и аппетит. Днем и ночью балерина только и думала о вероломстве Лонваля, о мести и о способах вернуть его себе. Потому что хоть он и оказался порядочным подлецом, своих планов относительно его Жаннетта менять не собиралась.
Свою соперницу балерина вычислила быстро. Именно она застала их тогда под лестницей. Как она позже узнала, это дочь одного из директоров театра. Но Жанетта не могла взять в толк, что Франсуа в ней нашел? Да она же как…как… селедка сушеная! К тому же, по слухам, училась в монастыре. А чему там можно учиться? Да ничему хорошему! А что, если ее скромность и привлекла де Лонваля? В общем, Жанетта старательно вынашивала план мести и ждала удобного случая, чтобы воплотить его в жизнь. С Франсуа она решила пока не разговаривать на эту тему, тем более, они теперь виделись гораздо реже. Он свое получит потом, когда с соперницей будет покончено. Вот тогда он ответит и за ее слезы, и за муки ревности, и за насмешки балеринок.
Когда Жанетта фурией вылетела из костюмерной, она собиралась отправиться в репетиционный зал, чтобы заниматься там до седьмого пота, думая о своем светлом будущем. И о мести. Внезапно она споткнулась о кого-то, и уже собиралась затеять ссору, когда увидела кто перед ней.
«Вот он! Тот самый миг для мести!», - мелькнула в белокурой голове мысль. О да, перед ней стояла ее соперница и еще мило улыбалась. Заулыбалась немедленно и Жанетта. Хотя больше всего на свете ей хотелось с визгом вцепиться ей в волосы и несколько проредить прическу.
- Это я прошу меня простить. Я такая неловкая сегодня! – Защебетала она. – Репетиция… Ах, все прошло ужасно! – Жанетта внезапно залилась слезами, так что ей могла позавидовать любая актриса. – Я делала все не так! Меня так ругали, так ругали! – Рыдала она. – А все потому, что мой жених меня бросиииил! – Доверительно сообщила, давясь рыданиями. - Но я… Вы… Вам… Наверное, это все не интересно. Простите. - На этих словах балерина возрыдала с новой силой и сделала вид, что собирается удалиться, спотыкаясь, поскольку слезы застилали ей глаза.

Отредактировано Game Master (07-10-2017 23:40:02)

+2

4

После разговора с мадам Шарлоттой, на сердце у рыжеволосой мадемуазель Ришар было так легко, что право слово, она сейчас могла танцевать не хуже той самой именитой примы-балерины, с которой в театре все носились как с китайской фарфоровой вазой.
Балет Клоди не шибко понимала, да и не силилась разобраться в этом виде искусства, в глубине души считая все это грехом и полнейшим срамом. Ну а как еще можно назвать то, что девицы в полупрозрачных юбчонках, с совершенно голыми ногами, танцуют на глазах у всех?
«Вот как стану женой Франсуа, запрещу ему общаться со всеми этими балетными развратницами! Что бы они его не развращали! Ну, если только с Жанеттой пусть общается, она такая милая и улыбчивая, просто прелесть!».
И тут, вразрез словам рыжеволосой эта самая «улыбчивая прелесть» начала истерично рыдать, не менее истерично заламывая руки, будто случилось нечто непоправимое и страшное.
Вот уж чего-чего, но такого развития событий Клоди никак не ожидала. Жнетта всегда казалась ей  такой веселой и улыбчивой, будто ничто на свете не может опечалить ее, а вот смотрите-ка, рыдает, размазывая слезы и грим по милому личику…
А причина тому была весьма веская, не просто какая-то там репетиция, на которой похвалили других танцовщиц, а вероломный жених.
Как же все это было ей знакомо, просто слов нет. Ведь Клоди и сама пережила нечто подобное, буквально несколько дней назад. Ну, правда, в итоге Франсуа ее не бросил…
«Только пусть попробует так поступить, тогда и мадам Шарлотта, и мой папулечка быстро ему напомнят о том, что настоящий мужчина обязан держать слово. Сказал, что жениться, значит обязан!».
После того, как мадам де Лонваль вселила в нее уверенность в счастливое будущее, Клоди чувствовала необходимость так же помочь и бедняжке танцовщице, которая так страдала, что просто сердце болеть за нее начинало.
- О, Господи, бедняжечка, - воскликнула мадемуазель Ришар, всплеснув руками, и порывисто обняв худенькую балерину за плечи. – Как же так? Что же это… Нет-нет, ты постой, не расстраивайся. Мы что-нибудь непременно придумаем! Он вернется к тебе. Ты только не унывай, потому как это грешно. Хочешь, мы с тобой посидим вместе, в тишине, покое. Помолимся?
Правда, какой покой может быть в оперном театре? Это же просто смешно, а особенно в день репетиций, примерок костюмов. Это самый настоящий хаос, от которого нет спасения. Хотя, как же нет? Знала Клоди одно такое местечко, совершенно волшебное, которое показал ей Франсуа, ее любимый Бегетик. То самое место на чердаке, где они провели так много сладких минут вместе, 
- У меня есть одно местечко, где никто нам не сможет помешать. Посидим, поговорим, расскажешь все о своем женихе. Мне страсть как интересно, как вы познакомились, все-все интересно, - увещевала Клоди, увлекая за собой бедную брошенную невесту за собой. – Там так замечательно и очень тихо.
В том, что Франсуа там нет, мадемуазель даже и не сомневалась. С тех пор как на приеме в доме мадам Шарлотты, бабушки ее Багетика, они узнали свои настоящие имена и то, что им предстоит скорая свадьба, появляться на чердаке он перестал. Да и вообще шарахался от своей будущей жены, как черт от ладана.
«Странно, когда думал, что я хористка, был так ласков со мной, такие речи говорил, так нежно обнимал и любил читать псалмы вместе. А теперь и не смотрит в мою сторону… Ну, ничего. Мадам Шарлотта же сказала, что все будет хорошо, и велела хорошенько мне повеселиться, не думать более о печалях!».
Достигнув наконец чердака, Клоди вздохнула, и с толикой печали взглянула на такое дорогое сердцу местечко. Без любимого оно не казалось таким уж волшебным, если честно, но грешно все время думать о себе. Ведь она тут для того, что бы Жанетту утешить. 
- Как тебе тут? Нравится? По-моему очень мило, и эта софа такая удобная, и плед такой уютный… - не долго думая рыжеволосая плюхнулась на эту самую многострадальную софу, которая была немой свидетельницей «чтения псалмов» Клоди и Франсуа. – Ну, что же ты Жанетта, иди, садись рядом и рассказывай, что у тебя приключилось.

+1

5

[AVA]http://s1.uploads.ru/t/RaL0V.jpg[/AVA]
Сколько себя помнила Жанетта, ей никогда ничего не давалось легко. Есть люди, баловни Судьбы. Им состояние зарабатывать в поте лица не надо – оно у них и так есть от родителей или какого-нибудь богатого дядюшки. И свое место под Солнцем они чуть ли не с колыбели нашли. Да и доказывать им никому ничего не нужно, потому что положение в обществе их достаточно высоко.
У нее все было не так. Родилась в бедной семье. Долго и яростно доказывала родителям, что достойна того, чтобы учиться, а не идти в прачки, или, того хуже, к кому-нибудь в услужение. Потом пробивалась в «Опера Популер», в итоге мадам Жири обратила на нее внимание, взяла в ученицы. Пусть она еще не блистала в сольных партиях, но Жанетта верила, что у нее все впереди. Нужно лишь поймать в свои сети покровителя побогаче. Ну, и чтобы влиятельный был, конечно. И в идеале – молодой и красивый. В общем, такой, как де Лонваль. Конечно, то, что он вроде как уплывает из ее цепких ручек, не очень хорошо. Но Жанетта не собиралась сдаваться без боя. И настроена была весьма решительно. Если все пойдет так, как она задумала, то в ближайшее время она станет успокаивать милого Франсуа, и, может быть, даже позволит ему  искать утешение на своей груди.
«Лишь бы мне хватило сил довести до конца этот спектакль», - думала балерина, когда рыдала, стоя перед соперницей. Нет, все-таки кое-чему она в «Опера Популер» научилась. Жанетта так вошла в роль обманутой страдалицы, что слезы лились из глаз, а тело вздрагивало с каждым новым рыданием. Это было несложно. Достаточно лишь представить, что она так всю жизнь и протанцует в кордебалете, а потом, когда станет непригодной для танца, ее вышвырнут на улицу, и остаток жизни она будет работать прачкой…
- Ой-ой-ой… - Снова залилась слезами девушка. Она едва не поперхнулась, когда директорская дочка предложила ей помолиться. Себя, застывшую в смиренной молитвенной позе, Жанетта ну никак не представляла. Страха перед Богом, который так любят внушать матроны юным девам, она никогда не испытывала. Может, поэтому Франсуа с ней было всегда так весело и приятно? В другой раз она просто фыркнула бы и ушла. Но сегодня у нее другие планы. Поэтому Жаннетта опустила низко голову, всхлипнула и кивнула, соглашаясь. К тому же, балеринке было ну очень интересно, что же это такое у ее соперницы за местечко в «Опера Популер», где ей никто не может помешать.
«Чердак так чердак», - смиренно подумала Жанетта, украдкой осматривая «владения» директорской дочки. Все пока складывалось весьма недурно. Но загадывать наперед не следовало. Балерина внимательно осмотрела девицу, сидящую на софе, словно хотела лишний раз убедиться, что она просто вылита сушеная селедка!
- Дааа, недурно. – Кивнула она, то ли отвечая на вопрос девушки, то ли подтверждая свои собственные мысли. – Только, знаешь… Я хочу напиться! – Выдохнула Жанетта. – Да так и рассказывать будет проще. – Она сделала над собой усилие, будто пытается улыбнуться. – Подожди здесь, я спущусь в театральный буфет и вернусь. Я быстро! Только дождись! – Пропела балерина и пулей вылетела в коридор. На такой же скорости сбежала по лестнице и уже где-то на последней ступени столкнулась с кем-то.
- Вай, осторожней! Мадама Жанет, это ты! – Услышала она над ухом низкий мужской голос.
- Я, Джелани. – Отозвалась она, пытаясь отдышаться от быстрого бега. Джелани был огромным почти двухметровым темнокожим мужчиной, которого официально взяли в театр как рабочего сцены, на деле же его использовали еще и в качестве декорации в постановке «Ганнибал», ему нужно было просто стоять на сцене в массовке и делать устрашающее выражение лица.
– Я бы поболтала с тобой, но очень тороплюсь. Еще увидимся! – Жанетта обошла великана и ринулась в буфет. Там она добыла бутылку абсента, несколько маленьких канапе на тарелке и пару пирожных. Она приложит все усилия, чтобы директорская дочка сегодня словила зеленую фею, эту ядовитую музу богемы. Ха!

Отредактировано Game Master (28-10-2017 18:00:02)

+1

6

- Не дурно?  - голос рыжеволосой прозвучал удивленно, так как это место казалось ей просто райской обителью. Правда хозяина этого самого уголка Рая – Франсуа – тут не было, но ведь как все знают, полного счастья не бывает. Всегда какой-то маленькой детали да не хватает. И в данном случае этой самой деталью был ее возлюбленный, который дулся и обижался на нее вот уже который день подряд. Ну право слово, как маленькая девочка!
«Но ничего, все совсем скоро наладится! Совсем скоро наша свадьба, и мой Франсуа будет только моим! И мы уедем в свадебное путешествие, далеко-далеко, и будем самыми счастливыми!».
Именно это пообещала ей бабушка ее нареченного, и не доверять этой дивной женщине у Клоди не было никакого повода. Голос ее звучал так успокаивающе, так нежно и одновременно властно, что все душевные тревоги утихли и перестали грызть нежную и доверчивую душу единственной дочери господина директора.
- Неужели ты не видишь, Жанетта, что тут просто восхитительно! Нет, тут просто божественно! Тут можно танцевать вальс! – Недолго думая Клоди вскочила с места, и подскочив к балерине, увлекла ее в танец. -  А потом, когда уже ног не чувствуешь от усталости и голова кружится от танцев, упасть на этот диванчик и часами болтать о всяческих пустяках!
Сама того не осознавая, мадемуазель Ришар описывала свое времяпрепровождение с Франсуа на этом самом чердаке и прямо таки сияла от удовольствия. Наконец перестав кружить свою белокурую партнершу, потенциальная мадам де Лонваль, задыхаясь от танцев, упала на диванчик и рассмеялась. Она, казалось и забыла о том, что пришла сюда, что бы подбодрить свою приятельницу, которой сейчас так тяжело и непросто.
Напиться? О таком, признаться честно, Клоди даже и не думала. Да и грешно это – пить! Но с другой стороны, от бокала-другого хорошего вина, ничего такого не будет. Так говорил ее дорогой Багетик, а он знает все на свете, и ему можно смело доверять в таких вот вопросах.
- Нууу, - неуверенно протянула Клоди, посматривая на зареванную Жанетту. – А разве можно танцовщицам пить? Хотя…
Тут же директорской дочери стало стыдно. Ну, вот как она может упрекать бедняжку, когда у той такое лютое горе. Да и потом, упрекать и судить людей это грех еще более большой, нежели выпить пару бокалов вина, что бы подбодрить несчастную и убитую горем Жанетту.
- Да, конечно, давай выпьем вина!
Последние слова прозвучали уже в совершенно пустой комнате, так как юркая балерина выскочила из комнаты, пока медлительная Клоди раздумывала о том, что ответить на такое странное предложение.
Пока Жанетта отсутствовала, рыжеволосая мадемуазель, еще раз, но теперь уже медленно, прошлась по комнатушке, в которой она провела столько волшебных часов наедине со своим возлюбленным.
«Странные все же эти мужчины! Так все хорошо сложилось, мы полюбили друг друга, не зная, что должны пожениться. А теперь он обижается, что я изменила ему с ним же, и вела себя недостойно. Не так, как должна была бы!».
Надо признаться, что очень уж соскучилась Клоди по своему Багетику, и оттого еще сильнее ждала того самого дня, когда их обвенчают. Тогда-то он никуда от нее не денется, и они будут постоянно вместе, и часто будут читать псалмы!
За этими размышлениями рыжеволосая прервал торопливый звук шагов. Кто-то очень торопился, поднимаясь по деревянной лестнице, и это наверняка была Жанетта.
«Как она быстро нашла вино! Надеюсь и пирожных прихватила из буфета, они ведь там просто отменные!».

+1

7

[AVA]http://s1.uploads.ru/t/RaL0V.jpg[/AVA]
Возвращаясь на чердак, Жанетта то и дело прокручивала слова, сказанные ее соперницей. «…танцевать вальс… упасть на диванчик и часами болтать о всяческих пустяках!», - звучал в белокурой голове голосок юной мадемуазель Ришар. И девушка отчего-то не сомневалась, что она рассказывает о своих встречах с Франсуа. Так подсказывало ей отравленное ядом ревности сердце. «Вот, значит, как проводит время мсье Лонваль!», - негодовала про себя балерина. «Интересно, а они уже…?». Зная страстного Франсуа, Жанетта не сомневалась, что да, коварный барон заполучил эту наивную девчонку в свое полное распоряжение, как он один это умеет – легко и даже элегантно. Потому что «упасть на диванчик и часами болтать» - это точно не о нем. Барон не стал бы тратить время на пустые разговоры, «упав на диванчик» с дамой. Жанетта это знала.
«А что, если…?». Что если она ошибается? И Франсуа, действительно, влюбился в эту сушеную воблу? А с ней просто развлекался, не имея серьезных намерений. И она просто не успела узнать его настоящего? Это было бы хуже всего, потому что тогда ее битва за его сердце уже проиграна. Мысль эта причиняла девушке по-настоящему сильную боль. Ощущать себя игрушкой в руках богатенького господина, которую выбросят при первом удобном случае, совсем не весело. Жанетта на мгновение остановилась в пустом коридоре, прислонилась к стене и прикрыла глаза. Из-под длинных прямых ресниц по щеке скользнула слеза. Это были злые слезы, балерина ужасно злилась на то, как красиво, с легкостью карточного домика, рушатся ее планы на будущее. Как она мечтала о них, как любовно выстраивала! И позволить теперь всему этому просто исчезнуть…
«Да что б тебя Призрак Оперы утащил!», - прорычала Жанетта и тут же испуганно оглянулась по сторонам. Ей только еще встречи с этим злодеем не хватало, о котором так любит трепаться Буке в любую свободную от работы минуту. Но в ушах ревнивицы снова зазвучал голосок счастливой соперницы, признающийся в сокровенных тайнах. Это отрезвляло. «Вот бы отвести ее к подземному озеру и столкнуть в него!», - подумала Жанетта, сжимая в руках бутылку с абсентом. Она не раз слышала, что где-то в недрах «Опера Популер» есть такое озеро, говорили, что вода в нем черная-черная, и дна не видно. Может, это, конечно, были и досужие слухи, но балерина всерьез мечтала утопить в нем соперницу. Впрочем, это было бы слишком просто. Да и не стоит марать рук убийством. Жанетта считала, что достаточно умна, чтобы разыграть эту партию более тонко. Она сделает так, что Франсуа на эту рыжую больше не взглянет! Это несколько ободрило отчаянную девушку, так что на чердак она вернулась преисполненной решимости вернуть себе своего дорогого де Лонваля.
- А вот и я! – Жанетта с грациозностью балерины впорхнула в комнату и поставила рядом с Клоди бутылку с абсентом и тарелку с парой пирожных и несколькими кусочками сахара. – И наша маленькая «зеленая фея»! – Девушка подмигнула рыжеволосой. – Ты когда-нибудь пила абсент?
Конечно, балеринам пить алкоголь нельзя. Ну, просто ни капельки, а то можно и вылететь из театра, строгая мадам Жири не станет терпеть такое в своей балетной труппе. Но обниматься под лестницей с мужчиной тоже вроде как неприлично. А Жанетту это никогда не останавливало. Значит, и тут можно от запретов отступить. Они же по чуть-чуть. И во имя благого дела.
Балерина отыскала в комнате две чашки и накапала в них изумрудной жидкости, от крепости которой у непривычной к алкоголю девицы аж в глазах защипало. Положила на ложку кусочек сахара и, держа ее точно над кружкой Клоди, полила на него воды. Она слышала, что такое нехитрое действо ускоряет приход «зеленой феи». А ей именно это и нужно.
- Держи. – Жанетта придвинула к Клоди кружку. – Предлагаю выпить за то, чтобы вероломные мужчины никогда не разбивали нам сердца. – Провозгласила она тост, всхлипнула и снова залилась слезами.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Fantome: репетиции » Acute jealousy