В верх страницы

В низ страницы

La Francophonie: un peu de Paradis

Объявление

18 сентября 2017 г. Обновлены посты недели.

17 сентября 2017 г. Обновлены игроки месяца.

1 сентября 2017 г. Несколько приятных новостей, которые согреют вас в первый день осени, - в объявлении администрации.

1 августа 2017 г. Началась акция "Приведи друга", предназначенная в первую очередь для наших игроков.

21 июля 2017 г. В сегодняшнем объявлении администрации полезная информация
о дополнениях к правилам проекта, два повода для мозгового штурма и немного наград.


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Janusz Orlowski
Янушу нравится смотреть, как, подчиняясь его рукам, веревка соединяет запястье Моцарта и подлокотники, лодыжки и ножки стула. Один подлокотник немного шатается, но Януш уверен, что он справится со своей работой. В конце концов, разве может быть много силы в музыканте? Божественное нынче не так уж часто сочетается с грубой силой, думает Януш.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ



La Nourrice
Кормилица отпустила Тибальта и проводила его долгим сочувственным взглядом. Какой несносный и непослушный мальчишка. Но какой родной… Что ж, она хотя бы попыталась достучаться до его рассудка. Оставалось лишь надеяться на то, что хотя бы зерно сомнения она посеяла в его душе. Или что он всё же будет более осторожен во время склок с Монтекки.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Anabel Forest
Бель закусила губу. Винсент будил в ней целый букет из чувств, желаний, ощущений, стоило лишь взглянуть на него. Это было так…странно. Она отвыкла от этого, и считала, что вампир, сердце которого мертво, не может испытать такое. Как же прекрасно, что она ошиблась! Ах, если бы не этот столь ненавистный ей младенец, она бы так обласкала фон Бриза, что он позабыл бы всех, кто у него был до нее.
Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
МУЗЫКАЛЬНАЯ СПРАВКАИСТОРИЯ МОДЫЭТИКЕТ




Francois de Lonval
- Мадемуазель Клоди! Мадемуазель Клоди, да подождите же вы! - Франсуа тщетно пытался отловить проворную девицу, которая продолжала вертеться словно маленький бесенок. Проблема заключалась еще и в том, что поймать ее за руку было совершенно невозможно. Если уж снятый сюртук произвел на нее такое впечатление, то что могло случиться, реши Франсуа подхватить ее, или чего хлеще, обнять, как он поступил бы с той же Жанеттой. Читать полностью


ИНФОРМАЦИЯПЕРСОНАЖИРАЗЫСКИВАЮТСЯ
ШАБЛОН АНКЕТЫ (упрощенный)




Henry Cavendish
Она… Боялась? С удивлением понял Генри. Она… боялась за него? Она боялась потерять его? Заполошное сердце радостно рванулось в груди, отбивая бешеный ритм, грозясь выломать клетку из ребер, разорвать ее изнутри, столько радости несло в себе это понимание.
Читать полностью

Antonio Salieri / Graf von Krolock
Главный администратор.
Мастер игры "Mozart: l'opera rock".
Dura lex, sed lex.

Franz Rosenberg
Herbert von Krolock
Дипломатичный администратор.
Мастер игры "Tanz der Vampire".
Мастер событий.

Le Fantome
Модератор.
Мастер игры "Le Fantome de l'opera".
Romeo Montaigu
Модератор, влюбленный в канон.
Мастер игры "Romeo et Juliette".

Willem von Becker
Matthias Frey
Мастер игры "Dracula,
l'amour plus fort que la mort".
Модератор игры "Mozart: l'opera rock".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Анонс "Fantome" » Мы говорили бы мало, если бы не говорили о себе.


Мы говорили бы мало, если бы не говорили о себе.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

● Название эпизода: Мы говорили бы мало, если бы не говорили о себе.
● Место и время действия: "Опера Популер", конец октября 1870 года
● Участники: Claudie Richard, Christine Daae
● Синопсис: Юная Клоди, дочь мсье Ришар, приехала в "Опера Поппулер" по вопросу, который не терпел отлагательств. Такая поспешность заставила ее взять с собой и своего маленького ребенка. Увидев Клоди с младенцем, Кристин решает убедить молодую мать, что сейчас в театре "Опера Популер" крайне не спокойно - разговоры о том, что произошло во время оперы "Il Muto", не смолкли. Да и сама Кристин теперь ужасно боится Призрака Оперы. Она считает, что надо помочь Клоди обезопасить себя и ребенка.

0

2

Октябрь в этом году выдался весьма теплым и солнечным, вот почему крошка Шарлотта, или как ее уменьшительно-ласкательно кликали Лотта, сегодня составила компанию своей матушке.
А даже если бы и было холодно… Расставаться со своей новорожденной дочерью Клоди де Лонваль совершенно не хотелось, ни на секундочку. Более всего ей нравилось возиться с малышкой и целовать пухлые щечки своей Шоколадки, мысленно восхищаясь тому, насколько хорошенькая у них с Франсуа доченька. А еще, само собой, много молиться, что бы жизнь ее сокровища сложилась как можно лучше.
Рыжеволосая даже и думать забыла о том, что к этому ребенку ее законный муженек, по сути, не имеет никакого отношения, и собственно говоря, это было видно с первого взгляда. Ведь Клоди и Франсуа, обладателей белоснежной кожи, ну никак не могли произвести на свет такого вот младенца.
Ах, какой мог бы быть скандал! Да что там скандал, просто самая настоящая трагедия, ведь первенец благородной дамы рожден от любовника, да еще и темнокожего! В общем, план Жанетты вполне себе мог сработать, несколько не так, как замышляла эта интриганка, но все же...
Но, благодарение Господу Богу, мадам Шарлотта, бабушка ее супруга все взяла на себя. Сказала, что никто не разлучит Клоди с дочерью, и воспитывать новорожденную будет их семья. Только надобно запомнить, что говорить всем, на удивленные взгляды.
В одном Клоди была твердо уверенна, если мадам сказала, что все будет хорошо, стало быть, так оно и будет. Так оно и вышло. Сейчас, шагая по бесконечным хитросплетенным коридорам «Опера Популер», прижимая к себе недовольно кряхтящую крошку, молодая мадам де Лонваль твердо могла сказать, что она самая счастливая на всем белом свете. У нее есть любимый муж и самая сладкая шоколадная девочка в мире.
"Ох, как же давно я не была в Опере! Кажется целую вечность!".
Так вот, доченьке уже три месяца, и вполне можно устроить прием, для самых родных и близких. Представить Лотту семье. И, само собой, все будут просто в восторге от их шоколадного счастья, которое так славно улыбается, и взирает на мир огромными карими глазами.
Собственно говоря, в Оперу Клоди приехала, что бы лично обсудить грядущее торжество со своим папенькой. Ведь надобно выбрать удобный для всех день… Обсудить, что именно пожелает видеть на столе каждый из членов семьи. Да и еще раз пройтись по списку гостей не мешает. В общем и целом, дел уйма! Все должно быть устроено просто идеально, потому как это первый выход ее дочурки в свет.
Только вот мсье Ришар, смог уделить своей дочери буквально пять минут, так как его позвали по какому-то неотложному делу работники сцены. Лебедка что ли не сработала? Какая лебедка? Клоди не особо вдавалась в подробности, тем более папенька пообещал быстро вернуться и продолжить разговор.
- Располагайся, душечка моя. Располагайся. А я велю тебе чаю пока принести с твоим любимым мармеладом, - и не удержавшись от искушения, мсье Ришар чмокнул в щечку свою внучку, которая хоть и была приемышем (как он считал), но очень быстро сумела покорить его сердце, и выскользнул, тихонько притворив за собою двери.
Прижав к себе хныкающую Лотту, рыжая что-то негромко напевала себе под нос, прохаживаясь туда-сюда по кабинету господ директоров. Непременно следует дождаться папеньку.

+1

3

- Кристин Даэ! - Голос мадам Жири разнесся по коридорам "Опера Популер". В это время дня в опере было довольно тихо. Репетиции уже подходили к концу, а до вечернего спектакля еще оставалось время. К тому же, после того, что произошло во время оперы "Il Muto" большинство старались не показываться в коридорах театра без особой необходимости. Не считая балерин, которых казалось больше заинтриговала история Призрака Оперы, нежели напугала. Разве что, к ним не относилась Кристин. Несчастная и перепуганная последними событиями хористка старалась оставаться одной как можно реже. Вечером к ней приезжал Рауль, который сливаясь с толпой поклонников танцовщиц проходил за кулисы театра, где и находил свою возлюбленную, а днем Кристин старалась держаться поближе к Мэг. Никто, даже Рауль, не знал, какой страх испытала Кристин на той злосчастной премьере оперы, где ей все же пришлось сыграть роль Графини. А ведь она готова была сотню, нет, тысячу раз играть немого Пажа, лишь бы не возвращаться в тот ужасный день! С самого начала все пошло не по плану. Господа директора приняли ультиматум Карлотты Гудичелли и утвердить ее на роль Графини. Впрочем, Кристин была вовсе не против, когда ее назначили на роль Пажа, даже не смотря на то, что от нее требовали знать партии Графини, что после "Ганнибала" можно было бы назвать простым беспокойством со стороны господ директоров.
"Ах, зачем меня позвали петь в "Ганнибале"?" - думала позже Кристин. - "Не пой я в "Ганнибале", не произошло бы ничего, что случилось теперь."
И действительно, теперь Кристин казалась еще более пугливой. Ей везде виделся Призрак Оперы. Ведь теперь она знала, что он может проникнуть везде! Раньше она полагала, что его пристанище - это подземелье театра, но после того, как она услышала его голос на крыше, уже не была ни в чем уверена. Поэтому, даже не смотря на то, что все, включая Рауля, уверяли Кристин в том, что Призрак Оперы куда-то сгинул после событий во время премьеры "Il Muto", сама Кристин была в этом не уверена. Особенно после их разговора на следующий день после премьеры.
- Мадам Жири, - Кристин остановилась в коридоре, оглядываясь. Ей, как можно скорее, хотелось добраться до комнат, которые принадлежали балеринам и где ее ждала Мэг, к тому же в вечерней опере она не участвовала даже в качестве хористки. - Что-то случилось?
Конечно, мадам Жири она доверяла как никому, но все же предпочитала поменьше бродить по коридорам в одиночестве.
- Я не займу много времени, мадемуазель, - голос мадам Жири был спокоен, что означало, что Кристин не противилась ни в чем перед своей наставницей. - Не могли бы вы передать вот это мсье Ришару или мсье Фермину? - Она протянула Кристин сложенный вдвое листок бумаги. - Здесь несколько вопросов касательно сегодняшнего спектакля. Их надо решить немедленно, а у меня самой нет времени, совсем скоро класс перед репетицией. Вы же не танцуете сегодня?
Кристин отрицательно закачала головой, а мадам Жири лишь добавила:
- Тогда в с легкостью справитесь с моей просьбой.
Отказать мадам Жири не представляло никакой возможности. Во-первых, мадам Жири не допустила такой возможности уверенно передавая листок Кристин, а, во-вторых, юная Даэ и не посмела бы перечить мадам Жири. Распрощавшись с желанием поскорее оказаться в своей комнате, Кристин направилась к кабинетам господ директоров.
С появлением мсье Ришара и мсье Фиремена все стало еще сложнее. Если мсье Лефевру еще как-то удавалось договориться с Призраком Оперы, в плоть до того, что он платил ему жалование, то мсье Фирмен и мсье Ришар наоборот всячески отнекивались от негласного хозяина оперы, тем самым еще больше привлекая его внимание.
Кристин постучала в одну из дверей, полагая, что там можно застать мсье Фирмена, но безрезультатно. На стук никто не отозвался, а дверь, которую Кристин попробовала толкнуть, оказалась запертой. Пройдя дальше, она постучала еще в одну дверь, и на сей раз, не дожидаясь ответа, толкнула ее. Но и там господ директоров она не застала, зато увидела дочь мсье Ришара, которую встречала уже и прежде в театре.
- Мадам де Лонваль, если я не ошибаюсь? - Проговорила Кристин. Она с любопытством посмотрела на темненькую малышку, которую держала на руках Клоди, а затем быстро перевела взгляд, чтобы не показаться бестактной. - Я ищу Вашего отца. Мадам Жири просила передать ему вот это.
И Кристин, как оправдание, показала листок бумаги, сложенный вдвое.

0


Вы здесь » La Francophonie: un peu de Paradis » Анонс "Fantome" » Мы говорили бы мало, если бы не говорили о себе.